Андрей Мазур: биография архидиакона, награды и труды, история службы

Голос Русской Церкви: Светлой памяти архидиакона Андрея Мазура

3 мая 2018 года на 92-м году земной жизни отошёл ко Господу один из самых любимых в церковном народе клириков Русской Церкви — многолетний патриарший архидиакон, отец Андрей Мазур

“Когда умирают люди, поют песни”, — в этих словах поэта Велимира Хлебникова есть толика изумления. Почему уход в мир иной наших ближних у людей православных обычно сопровождается не заунывным плачем, но песнопениями? А в дни пасхальные — песнопениями светлыми и радостными? Ответить на это несложно, куда сложнее принять подлинно христианское отношение к смерти — как к малой Пасхе, а не трагедии. Конечно, и это осознание не избавит нас от скорбной печали и слёз (даже Христос прослезился, узнав о кончине Своего друга Лазаря), но способно уберечь от греха уныния. Ведь самое главное для христианина — осознание того, что на самом деле никакой смерти нет, а земное умирание — это рождение для Вечной жизни.

Так, в одной из своих проповедей тяжёлого послевоенного 1946 года Русский Златоуст XX века, митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич) произнёс очень важные слова:

Смерти нет, но к смерти надо готовиться всю жизнь, потому что смерть — это дверь в вечность. Какое это великое, ни с чем не сравнимое счастье — наше бессмертие! Святой Григорий Богослов, рассуждая о бессмертии в одной из своих проповедей, говорит: «У меня дух замирает, когда я представляю себе то нескончаемое будущее, которое лежит предо мной»”.

Митрополит Николай уже давно встретился с вечностью. Сегодня же уходят в мир иной последние люди, опалённые Великой войной. Среди них архидиакон Андрей Мазур, отошедший ко Господу 3 мая, в один день с приснопамятным Патриархом Пименом с разницей в 28 лет. Именно после кончины Святейшего Владыки Пимена, в 1990 году, отец Андрей стал известен всему церковному народу — всем, кто хотя бы раз побывал на Патриаршем богослужении, кто хотя бы раз видел его телетрансляцию. Не запомнить этого человека было просто невозможно: его уникальный бас, не столько громкий, сколько глубокий, выделялся на любом фоне. И именно поэтому на протяжении десятилетий голос архидиакона Андрея был самым настоящим “голосом Русской Церкви”. Гласом не проповедническим и не общественным, отец Андрей всегда был очень скромен, сторонясь известности и славы, но оттого его звучание было ничуть не менее значимым: это был богослужебный голос всей нашей Церкви.

Сын Почаевской Руси

Если взять карту и посмотреть, где родился отец Андрей, то человек, мало знающий церковную историю, но искушённый в современной политике, удивится: “Так ведь это же Галичина! Самая Западная Украина, рассадник самостийничества и русофобии!”. Так, да не так. Действительно, будущий патриарший архидиакон родился на территории Тернопольщины, входившей в те времена в состав “Второй Речи Посполитой” — Польской республики времён правления Юзефа Пилсудского.

По воспоминаниям отца Андрея, в школе он учился по-польски, а в приходских храмах в те годы заставляли служить по-украински, однако и в те времена Свято-Успенская Почаевская Лавра, близ которой прошли детство и юность будущего архидиакона, оставалась оплотом Русского Православия в западнорусских землях. Вплоть до того, что и сейчас, в условиях крайне агрессивного окружения, здесь твёрдо хранят верность каноническому Православию, не просто не помышляя об антимосковской “автокефалии”, но находясь в авангарде защитников единства Русской Церкви.

Наверное, именно эта близость к Святому Почаеву воспитала в юном Андрее Лазаревиче Мазуре твёрдое стремление служить Церкви Христовой. А потому после службы в рядах Рабоче-крестьянской Красной Армии, недолгой, но героической (будущий архидиакон брал Берлин), он решил стать лаврским послушником, трудился в хлебопекарне, просфорной и трапезной, пел в хоре (именно здесь в полной мере раскрылся его великолепный бас). И если бы не решение поступить в Московскую духовную семинарию (в то время — Богословский институт при Новодевичьем монастыре), быть бы ему почаевским монахом. Но Господь определил иначе. Вот как вспоминал об этом спустя полвека сам отец Андрей:

Это был 1948 год. Я пел в хоре. Учился неплохо. Через два года мой друг пригласил меня к себе в Пермь. В то время там был архиепископ Иоанн (Лаврененко). Когда-то он около Почаевской лавры, в Кременце, был настоятелем. Пришли к нему на приём. Конечно, до этого была служба, мне дали читать Апостол. Вижу, у Владыки лицо весёлое, потом на приёме говорит: «Андрей, идите к нам протодиаконом». Я говорю: «Владыка, я же не женат ещё, учиться надо». — «Ничего». Дали мне денег, поехал к себе на Украину, женился, а через месяц приехал и 17 сентября 1950 года принял сан диакона. А в 1957 году епископ Алексий (Коноплев), впоследствии митрополит Тверской, которого тогда назначили в Петербург восстанавливать Троицкий собор в Александро-Невской лавре, предложил мне поехать с ним: «Отец Андрей, иди в Петербург, служить некому». Так я оказался в Питере”.

Православный ленинградец

О православной жизни в послевоенном Ленинграде сохранилось немало воспоминаний самых разных людей. Именно здесь служили такие столпы Русской Церкви того периода, как митрополиты Григорий (Чуков) и Елевферий (Воронцов), воспитанники ещё дореволюционных духовных школ, в 1961-1963 годах Ленинградскую кафедру возглавлял будущий Патриарх Пимен, а с 1963-го — митрополит Никодим (Ротов), учитель и наставник Святейшего Патриарха Кирилла.

К слову, и наш сегодняшний Предстоятель духовно возрастал именно в те же самые годы, когда отец Андрей Мазур сначала служил протодиаконом и ризничим в Александро-Невской лавре. А затем и в Никольском кафедральном соборе, где митрополичьим иподиаконом в то время уже был юный Володя Гундяев, вскоре постриженный владыкой Никодимом в монашество с именем Кирилл, а затем рукоположенный им в иеродиаконы и иеромонахи. Времена были непростые, хрущёвская “оттепель” обернулась самой настоящей волной гонений. За веру уже не расстреливали, но давление было постоянным и очень сильным. И некоторые ломались, как, например, бывший профессор Ленинградской духовной академии, протоиерей Александр Осипов, который не только отказался от сана, но и присоединился к активной атеистической, а по сути — богоборческой пропаганде.

Отец же Андрей, несмотря на все трудности того времени, верно служил Церкви Христовой. И до последних дней очень тепло отзывался о том, как митрополит Никодим, ушедший из жизни совсем молодым в 1978 году, смог в этих условиях переломить давление местного уполномоченного по делам религий и по-настоящему возродить церковную жизнь Северной столицы.

Вот как вспоминает те времена епископ Каскеленский Геннадий (Гоголев), уроженец Ленинграда и выпускник Санкт-Петербургских духовных школ, в эксклюзивном интервью “Царьграду” рассказавший о последних годах служения отца Андрея в ещё советском Ленинграде:

“В 1980-е годы в Ленинграде гремел оперный бас Борис Штоколов, многие были в восторге от, к примеру, его исполнения партии Бориса Годунова в Мариинском театре. И в те же самые годы в кафедральном соборе я впервые услышал отца Андрея Мазура и вдруг понял, что его богослужебное пение и возгласы даются значительно легче, чем прославленному оперному певцу. И для меня, а также моих сверстников, воцерковлявшихся в начале и середине 1980-х, отец Андрей был сродни небожителю, человеку, необыкновенно одарённому, в первую очередь, музыкально, вокально. Но когда я познакомился с ним лично, меня поразила его удивительная скромность.

А познакомились мы при следующих обстоятельствах. Когда я уже заканчивал семинарию, мне довелось несколько раз иподиаконствовать у епископа Ладожского Арсения, сегодняшнего митрополита Истринского, первого викария Святейшего Патриарха. И в те времена протодиакон Андрей Мазур ездил вместе с нами на простом «РАФике», общаясь с нами безо всякого превосходства, по-дружески. И самое замечательное воспоминание связано с нашей совместной поездкой в Петрозаводск в 1990 году, когда из местного музея передавали Церкви мощи преподобного Елисея Сумского. И мы с отцом Андреем ехали в одном купе. И мы, юные иподиаконы, шутили, что если наш громогласный протодиакон захрапит, то перебудит весь вагон. А когда приехали в Петрозаводск, то поняли, что отец Андрей не спал всю ночь, чтобы не доставить неудобство тем, кто с ним ехал.

Что же касается его дальнейшего служения архидиаконом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, то нужно помнить, что он сменил другого выдающегося архидиакона — отца Стефана Гавшева. Нужно сказать, что у отца Стефана была своя манера архидиаконского служения, кому-то она нравилась, а кому-то совсем не нравилась. И богослужения с отцом Андреем Мазуром стали совершенно иными, чем при отце Стефане, они стали намного более молитвенными и спокойными. Ни в коем случае не произнося суд над отцом Стефаном и его богослужебной манерой, факт остаётся фактом. Необыкновенно светлая осталась память об отце Андрее. Царствие ему Небесное!”

Смиренный Патриарх архидиаконского служения

С избранием в 1990 году Первосвятителем Русской Церкви митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Ридигера) отец Андрей Мазур, многолетний протодиакон Ленинградского кафедрального собора, оказался в Третьем Риме, став патриаршим архидиаконом. С этого дня его голос стал постоянно звучать в патриаршем кафедральном Богоявленском соборе в Елохове, а затем и в возрождённом Храме Христа Спасителя.

Не было практически ни одного Патриаршего богослужения (а Святейший Патриарх Алексий II славился своей особой любовью к богослужениям, совершая их намного чаще, чем абсолютное большинство других пастырей и архипастырей), за которым не был бы слышан величественный бас архидиакона Андрея. Именно в это время у отца Андрея появился ученик — молодой выпускник Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета Александр Агейкин. Человек, более десяти лет служивший протодиаконом Храма Христа Спасителя, а сегодня являющийся настоятелем Елоховского собора, штатным клириком которого до своих последних дней оставался отец Андрей. Протоиерей Александр Агейкин также поделился с “Царьградом” своими тёплыми воспоминаниями о новопреставленном отце архидиаконе:

“Для меня отец Андрей — это настоящий духовный отец, человек, который меня родил для служения Церкви. С первых же дней служения в сане диакона, с 1996 года, я всегда был рядом с отцом Андреем. И как он сам говорил после моего назначения настоятелем Елоховского собора: «Я никогда не думал, что ты станешь моим настоятелем», искренне радуясь этому, поскольку относился ко мне, как к сыну.

Удивительно чуткий человек, очень тонкий, очень смиренный. Такие люди редко встречаются. И когда вчера вечером мы получили известие о кончине отца Андрея, оно было радостно-скорбным, и потому что сейчас продолжаются Пасхальные дни, и, конечно, вспомнилось само общение с отцом Андреем, очень переживавшим в последнее время, что уже не может совершать богослужения. Сразу сложилось впечатление, что умер святой человек, потому что по своей преданности, по своей верности и глубокой вере он был самым настоящим Авраамом, Патриархом диаконского служения. И эта его верность Церкви может вмениться ему в праведность.

Всей своей душой он был неразрывной частью Церкви, ничего своего в нём не было. И это — удивительный дар человека, который через глубочайшее смирение воспринимал своё служение, которое было воплощением его мечты служить диаконом. Ещё в Почаеве он, молясь, просил у Бога стать диаконом. Как-то отец Андрей рассказывал, что ему приснилось его священническое рукоположение, и он проснулся в слезах.

Он был настоящим диаконом во всём своём служении и во всей своей жизни, потому что другого для себя не видел. И нам, молодым диаконам, которые столь же искренне хотели служить, он отдавал всего себя без остатка. При этом был настолько смиренным, простым и доступным, никогда никто от него не слышал ни единого грубого слова, и я уверен, что никто не сможет вспомнить о нём ничего негативного”.

Конечно, это лишь малая толика того, что можно сказать об отце Андрее, тело которого уже совсем скоро обретёт вечный покой в стенах столь любимой им Александро-Невской лавры. Душа же его, как говорится в заупокойных молитвах, во благих водворится, и память его в род и род. Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшему рабу Твоему, новопреставленному архидиакону Андрею, и сотвори ему вечную память!

Андрей Мазур, архидиакон

Дата рождения:
8 декабря 1926 г.

Родился в селе Новый Кокорев близ Почаевской лавры в верующей семье крестьян. С малых лет мальчик вместе с родителями посещал Почаевскую лавру, где стал осознавать глубокую сердечную потребность в служении Богу. После демобилизации в 1946 году Андрей Мазур поступил послушником в Почаевскую лавру, где пел в монастырском хоре и был помощником келаря. Через два года он поступил в Московскую духовную семинарию, располагавшуюся тогда в Новодевичьем монастыре.

В 1950 году Андрей принял диаконский сан, а через 3 месяца был поставлен протодиаконом Пермского кафедрального собора. Прослужив в соборе 6 лет, молодой протодиакон переехал в Ленинград, где в Троицком соборе Александро-Невской лавры отец Андрей служил и был регентом будничного хора. При митрополите Никодиме (Ротове) в 1968 году протодиакон Андрей был переведен в Ленинградский кафедральный собор, продолжил свое протодиаконское служение и пел в хоре духовенства под руководством протодиакона Павла Герасимова.

Читайте также:  Протоиерей Дмитрий Смирнов: биография священника, беседы и проповеди, семья

В 1990 году он был назначен архидиаконом Его Святейшества Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. С этого времени он служит со Святейшим Владыкой и сопровождает его во всех архипастырских поездках.
Место работы:

Богоявленский кафедральный собор
(Патриарший архидиакон)

орден князя Владимира III степ.
орден преп. Серафима Саровского III степ.

7 декабря 1996 года исполнилось семьдесят лет замечательному человеку – архидиакону Андрею Мазуру. Вся его жизнь связана с Церковью, которой отец Андрей преданно служит почти полвека.
В день своего юбилея он участвовал в Божественной литургии, совершавшейся Святейшим Патриархом Алексием в храме великомученицы Екатерины на подворье Православной Церкви Америки в Москве. По окончании богослужения Предстоятель Русской Православной Церкви наградил архидиакона Андрея Мазура орденом князя Владимира II степени.
Предлагаем читателям беседу нашего корреспондента с отцом Андреем.

– Родился я на Украине, на Волыни, близ великой святыни – Почаевской Успенской лавры. Тогда Западная Украина входила в состав Польши. Отец мой был старостой в церкви, верующий был очень, да и мать тоже, правда, она умерла рано, когда мне было четыре года. В Почаевской лавре тогда служил замечательный протодиакон – отец Стратоник, бас сильнейший, правда, дикция у него была плохая, но гудел, как колокол. Учился я в польской школе, там преподавали Закон Божий. Преподаватель, отец Алексий Масловский, Царство ему Небесное, любил меня, был очень требовательным. В школе мы учили тропари, кондаки, молитвы на церковнославянском языке. Спрашивали с нас очень строго, хотя само обучение велось на польском, так что и по-польски я понимаю. Ходили в храм все, на первой седмице Великого поста ходила вся школа, стояли в храме всю службу, причащались, так же и на Страстной седмице. В школе у нас все были верующие, неверующих не было. Так я учился всего пять лет, потому что в 1940 году Западная Украина вошла в состав СССР, советская власть пришла.
Работал в хозяйстве, отец мой был крестьянин, у нас было 8 гектаров земли (лес и сенокос). Я и косил, и пахал, и был пастухом. В детстве я пел в церковном хоре, после работы в поле всегда пели. Детство прошло очень хорошо, правда, поменялась власть, но ничего – все было хорошо. Потом два года я учился при советской власти. А когда исполнилось 18 лет, призвали меня в армию, тогда уже была война, шел 1943 год.
– Вы попали на фронт?
– Да, но сначала долгое время был в запасе. Почему-то нас несколько месяцев держали в землянках, кормили очень плохо. В конце концов в начале 1945 года повезли нас в Берлин, но только приехали – и через неделю кончилась война.
– А в каких войсках Вы были?
– В артиллерии. Я минометчик, был командиром отделения.
– С таким голосом?
– Конечно, тогда я был запевалой.
– А когда Вы почувствовали, что у вас такой замечательный голос?
– После войны от плохого питания я заболел, и меня отпустили из армии досрочно. Приехал домой, побыл немножко дома. Тогда у нас неспокойно было на Западной Украине, и меня как бывшего советского воина приглашали на работу в милицию. Но еще раньше я мечтал о Почаевской лавре. Поехал в обитель и стал послушником. Регент меня прослушал и определил в лаврский хор. Оказалось, что у меня бас, я пел октавой даже.
– Какое у Вас было послушание?
– Я был заведующим хлебопекарней, просфорней и трапезным храмом. Было 2000 человек братии в Почаевской лавре – ведь тогда закрыли Киево-Печерскую лавру и всех монахов перевели к нам. И еще я пел в хоре.
– А у Вас не было желания остаться в лавре?
– Я в то время даже и не думал об этом. Пробыл там два года, а затем поступил в Московскую Духовную семинарию (тогда еще Богословский институт). В то время она находилась в Новодевичьем монастыре. Это был 1948 год. Я пел в хоре. Учился неплохо. Через два года мой друг пригласил меня к себе в Пермь. В то время там был архиепископ Иоанн (Лаврененко). Когда-то он около Почаевской лавры, в Кременце, был настоятелем. Пришли к нему на прием. Конечно, до этого была служба, мне дали читать Апостол. Вижу, у Владыки лицо веселое, потом на приеме говорит: “Андрей, идите к нам протодиаконом”. Я говорю: “Владыка, я же не женат еще, учиться надо”. – “Ничего”. Дали мне денег, поехал к себе на Украину, женился, а через месяц приехал и 17 сентября 1950 года принял сан диакона. И вот служу уже 46 лет.
В 1957 году епископ Алексий (Коноплев), впоследствии митрополит Тверской, которого тогда назначили в Петербург восстанавливать Троицкий собор в Александро-Невской лавре, предложил мне поехать с ним: “Отец Андрей, иди в Петербург, служить некому”. Так я оказался в Питере.
Начался питерский период моей жизни. С 1957-го до 1968 года я служил в Александро-Невской лавре протодиаконом. Был ризничим, собрал ризницу, много трудов было. В 1968 году митрополит Никодим (Ротов) взял меня в Никольский кафедральный собор, хотя я лавру очень любил и люблю. Служил в Никольском соборе при митрополитах Елевферии, Питириме, Гурии, Никодиме, Антонии, Алексии. И вот Алексий, нынешний Святейший Патриарх, когда впервые был в Петербурге после интронизации, возвел меня в сан архидиакона.
– Теперь Вы всегда служите с Патриархом?
– Служу я с Патриархом, хотя живу в Петербурге. Там семья: трое детей, шесть внуков – три внука и три внучки. Я, наверное, не смог бы жить без внуков.
– Не тяжело?
– Ничего, что же делать. Надо служить – послушание выше поста и молитвы. Диаконское служение очень важное – ведь как диакон молится, так и весь храм молится. Он все возгласы должен произносить не просто громко и певуче, но и молитвенно, тогда он помогает молиться всем пришедшим в храм. Я всегда служу без служебника. Все знаю наизусть, все помню.
– Вы были во многих странах, и, наверное, все удивляются: откуда такой голос?
– Откуда берется голос? Божия Матерь помогает мне. Я же сказал вначале, что в детстве слушал в Почаевской лавре протодиакона Стратоника и мне очень нравилось. Я мечтал быть пусть не таким, как он, но все-таки протодиаконом. Слава Богу, моя мечта сбылась. При Святейшем Патриархе Алексии я побывал во многих странах, в Иерусалиме был 3 раза.
– Семьдесят лет все-таки возраст немалый, большую часть жизни Вы служите в Церкви с полной отдачей, с любовью. Вы счастливый человек?
– Очень! Очень счастливый. Как поет Борис Годунов в опере, “достиг я высшей власти” – диаконской.
– Вы поете какие-нибудь арии?
– Пою: и арию Сусанина, и монолог Пимена, да много всего.
– Вы специально занимались вокалом?
– Немножко. Когда я поступил в семинарию, пел в хоре Успенского храма Новодевичьего монастыря, там меня одна женщина из театра пригласила в консерваторию, к профессору Казакову. Он меня прослушал и говорит: “Берем в консерваторию”.
Я ничего ему не рассказал, ходил на лекции, потом вызывают меня и спрашивают: “Вы в семинарии учитесь?” – “Да”. – “Так нельзя: или там, или здесь”.
Я выбрал семинарию. Я всегда мечтал быть протодиаконом, даже не протодиаконом, а диаконом, а вот стал архидиаконом. Такой титул есть для протодиакона, который служит со Святейшим Патриархом. Еще святитель Тихон дал такой титул Константину Розову, после него Антоненко был, Прокимнов, Стефан Гавшев и я, грешный.
– Вы продолжаете их славные традиции?
– Стараюсь. С нашим Святейшим не посидишь – много ездим. Так что труд нелегкий, особенно в моем возрасте.
– Дети пошли по Вашим стопам?
– Нет, к сожалению. У меня два сына, но время, когда они росли, было тяжелое, в школе ругали, что они “дети попа”, заставляли в комсомол вступать. Они не вступили. Один окончил торговый институт, другой – художественное училище. Еще любимая дочь есть, Лариса, теперь она матушка. Вышла замуж за своего одноклассника, теперь он священник и служит недалеко от нашего дома, в храме Пророка Илии. Очень хороший батюшка, я доволен им очень. Люди его любят, он скромный, тихий. Внуки у меня любимые, дети моей дочери, три мальчика: Саша, Андрей, который родился в день моего рождения, и Сима – любимый мой мальчик, ему четыре с половиной года. Вся надежда теперь на них. Девочки тоже есть, одной – 21 год, другой 16, а третья еще маленькая – во 2-м классе. Вот вся моя судьба.
– Когда Вы на службе, все знают, что служба будет на высшем уровне.
– Так и должно быть. Патриаршая служба должна быть красивой, торжественной, чтобы диаконы были хорошие, чтобы пели иподиаконы.
– Отец Андрей, хотелось бы сердечно поздравить Вас с семидесятилетием и пожелать, чтобы Вы еще много-много лет украшали богослужения, чтобы были первым среди диаконского чина и чтобы Ваш голос всегда звучал так же молитвенно и красиво.
– Спасибо. Стараюсь. И буду петь Богу моему “дондеже есмь”.

Андрей Мазур — известный Архидиакон патриарха Кирилла

Отец Андрей Мазур — один из самых скромных и уважаемых клириков Русской Православной Церкви. Он прослужил ей целую эпоху, начав свое диаконское служение с времен, когда русская Церковь была гонима, и закончив свое земное служение в эпоху ее расцвета. Голос и манера служения архидиакона Андрея Мазура придавал патриаршим богослужениям особую торжественность и привлекал внимание верующих, настраивая их на молитву и помогая забыть о своих мирских проблемах. Он всю свою жизнь старался с достоинством соблюдать традиции диаконского служения. Но, несмотря на свой высокий статус, отец Андрей был очень простым и добрым человеком.

Детство Андрея Лазаревича

Будучи родом с Украины, Андрей рос в простой крестьянской семье. Ему нравилось трудиться. А источником вдохновения христианского богослужения была Почаевская Лавра.

Происхождение

Андрей Лазаревич Мазур родился в 1926 году в селе Новый Кокорев на Западной Украине, которая до 1939 года входила в состав Польши. Рос он в христианской семье. Отец Лазарь Прокопьевич Мазур был церковным старостой. Мать, Агафья Филипповна, умерла, когда Андрею было четыре года. С молодых лет он прислуживал в сельском храме и пел в хоре.

Близ села находится Почаевская Лавра которую посещал будущий архидиакон. Служба в Лавре вдохновляла его своей красотой. Именно там, у еще маленького мальчика, зародилось желание стать диаконом. Особым примером послужил протодиакон Стратоник, у которого был сильный бас.

Школа

Первые пять лет, в сельской школе, где учился Андрей, преподавали на польском языке, а украинский учили, как иностранный. На русском он стал учиться только после поступления в семинарию. Работать ему нравилось. Еще до школы помогал отцу по хозяйству, косил, пас коров и т. п.

Юношеские годы и молодость

Свою молодость о. Андрей прожил в тяжелые годы Великой Отечественной войны. Но ни война, ни гонения на Церковь со стороны государства не препятствовали в его становлении.

Воинская служба

В ряды Красной Армии Мазур был призван в 1943 году. Службу проходил в запасном полку, дислоцированном на территории Марийской АССР. В армии был ротным запевалой. В начале 1945 года его отправили на фронт. В должности командира отделения минометчиков участвовал в боевых действиях под Берлином. Служил он не долго, из-за того что заболел.

  • орден Отечественной войны второй степени;
  • медаль «За взятие Берлина»;
  • медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941— 1945 гг.»;

Поступление в Лавру

Когда призвали в армию, Андрей обещал Богу, что если он вернется живым, будет служить Церкви. После возвращения из армии он поступил послушником в Почаевскую Лавру, где два года пел в хоре, заведовал хлебопекарней и трапезным храмом.

Семинарские годы

В 1948 будущий патриарший протодиакон поступил в Московскую Духовную Семинарию, которая в то время располагалась в Новодевечьем Монастыре и имела статус Богословского Института.

Во время учебы в семинарии о. Андрей учился и в Московской консерватории, но не долго. Он ушел, потому что его поставили перед выбором: либо семинария, либо консерватория. Выбор, конечно, был очевиден.

В семинарии Андрей Лазаревич учился только два года. На его досрочную хиротонию (посвящение в диаконы) повлияла поездка с другом на каникулы в Пермь.

Диаконство

Тогда пермскую кафедру возглавлял Архиепископ Иоанн Лавриненко, который пригласил юного семинариста к себе на прием, после того, как тот прочел апостол за литургией. Владыка предложил ему стать диаконом, и даже дал ему денег, чтобы вернуться на родину и жениться. Послушав архиерея, Мазур вернулся в родное село, где женился. Приехав в Пермь, он принял в 1950 году рукоположение во диакона. С архиепископом Иоанном служил шесть лет, после чего переехал в Ленинград.

Читайте также:  Боголюбский монастырь: история и адрес, архитектура и описание, святыни

В Троицком соборе Александро-Невской лавры Санкт-Петербурга Мазур служил архиерейским диаконом епископа Алексия Коноплева. Там же и руководил хором.

В 1968 году Митрополит Никодим Ротов перевел его в Ленинградский кафедральный собор. Там до 1990 года о. Андрей сослужил семи митрополитам. Во времена, когда он был протодиаконом у митрополита Никодима, патриарх Кирилл, еще молодой семинарист, был учеником владыки Никодима. В одном из интервью, отец Андрей вспоминал, что подсказывал ему иногда, как с посохом ходить.

В 1990 году Патриархом Московским и всея Руси Алексием Мазур был возведен в сан архидиакона. С патриархом Алексием служил до его смерти в 2008 году.

У архидиакона с патриархом были доверительные отношения. Он даже рекомендовал святейшему двух кандидатов в архиереи, своих одноклассников, будущего митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира и митрополита Филарета Денисенко (нынешний раскольник, самопровозглашенный патриарх Украинский). За последнего архидиакон много переживал после его ухода в раскол.

Зрелый возраст

Патриарший архидиакон продолжил свое служение и при патриархе Кирилле. Последние годы своей жизни он из-за слабого здоровья, редко служил на патриарших богослужениях.

  • орден святого равноапостольного Великого князя Владимира первой степени;
  • орден святителя Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского первой степени;
  • орден святого Благоверного Великого князя Димитрия Донского второй степени;
  • орден святого равноапостольного Великого князя Владимира третьей степени;
  • Орден святого преподобного Серафима Саровского третьей степени.

Архидиакон, служа со святейшими патриархами Алексием и Кириллом, объездил весь мир, оставаясь в памяти тысяч православных христиан своим великолепным голосом и своей душевной теплотой и добротой. Жизнь его не была легкой, двое из троих детей (два мальчика и девочка) погибли, но при этом он сумел до конца сохранить эти редкие в наши дни человеческие качества.

Патриарший архидиакон Андрей Мазур скончался 3 мая 2018 года.

Видео

На видео показана выкличка в исполнении протодиакона.

В ролике показано награждение патриаршего архидиакона.

Архидиакон Андрей Мазур

Архидиакон Андрей Мазур многое успел за жизнь: участвовал в Великой отечественной Войне, был ротным запевалой, учился в консерватории, заведовал трапезным храмом и хлебопекарней, много путешествовал и служил с патриархом Алексием II.

Болезнь ног заставила отказаться от службы в храме, но в сане Андрей Мазур оставался до самой смерти в 2008 году.

Андрей Мазур родился в Польше, но позже его родные земли вошли в состав СССР

Андрей Лазаревич Мазур родился 8 декабря 1926 в Новом Кокореве. Это село тогда принадлежало Польской республике, а сегодня оно входит в состав Западной Украины.

Он рос в окружении верующих людей. Отец был церковным старостой. А вот с матерью маленький Андрей толком не успел пообщаться — она умерла, когда ему было около 4-х лет.

Через год мальчик уже учился в польской школе. Русского языка он не знал, зато изучал православие. В 1939 Западная Украина вошла в состав СССР.

«У отца была земля, хозяйство, лошади.

Я пас коров, когда еще даже не ходил в школу.

И в поле работал, и косил, и ездил за дровами.

В школе польский язык учил, и сейчас его хорошо помню.

Польский учили как основной, а украинский ― как иностранный.

По-русски стал учиться только в семинарии».

Забот по дому хватало: 8 гектаров, где требовалось пасти скот, пахать и косить.

Архидиакон Андрей Мазур на службе

Помимо учёбы и труда, юный Андрей уделял время церкви. Ходил в храм отца, где пел в хоре.

Перемены, которые принесла советская власть, не радовали Андрея Лазаревича:

«Раньше все у нас были верующими, до 1939 года я не видел ни одного неверующего человека.

Советская власть пришла ― и началось: гонения, раскулачивания.

Высылали в Сибирь ― родственников моей матушки выслали ни за что: объявляли кулаками за пять гектаров земли, корову и лошадь…

В общем, брали всех, кто был чуть-чуть побогаче, чем бедный.

Вообще у нас ни нищих, ни особо богатых не было, были бедные и средние».

Андрей Лазаревич участвовал в боях за Берлин, но его демобилизовали по здоровью

В 1943 году Андрея Лазаревича призвали в Красную Армию, но к счастью для него, советская власть относилась к полякам настороженно.

«Мне очень мало пришлось воевать.

Нас, «западников», почему-то на фронт не пускали,

держали в Марийской республике ― считали,

что мы ненадежные, бандеровцы, если что,

переметнемся на сторону врага.

Под конец уже послали, когда были бои за Берлин.

Должность, которую получил будущий священник, — командир отделения миномётчиков. Также он был ротным запевалой.

Из-за плохого питания Андрей Лазаревич угодил в госпиталь. И не удивительно: ведь среди солдат считалось удачей угодить в наряд по кухне, чтобы запечь очистки от картошки.

Иногда случились и удачные дни — когда посылки с едой из дома доходили, но так происходило далеко не всегда. Из-за проблем со здоровьем Андрея Мазура демобилизовали.

Что же касается письменности, то в ней он успехов не имел, да и вряд ли мог бы найти время для серьёзного её изучения.

Андрей Лазаревич пел в хоре Почаевской лавры, нёс другие послушания и женился перед получением сана

После госпиталя Андрея Лазаревича хотели направить в школу милиции. Такая участь ему не нравилась, и отец нашёл выход — отвёз сына в Почаевскую лавру.

У него выявили бас и взяли в хор. Одновременно назначили послушания:

  • заведовать хлебопекарней;
  • заведовать просфорней;
  • заведовать трапезным храмом.

Затем, в 1948 году, была Московская духовная семинария (тогда — «Богословский институт») при Новодевичьем монастыре — в ней-то послушник освоил русскую письменность.

Андрей Лазаревич недолго учился в Московской консерватории, но не смог совмещать с семинарией и бросил.

Не всё складывалось благополучно, советская власть напоминала о себе:

во время занятий приходили красноармейцы и брали людей,

сажали в тюрьму, потом отправляли в Казахстан.

В Почаевской лавре прямо во время

службы приходили в шапках в собор и забирали священников.

Брали каждого десятого».

Но Андрей Лазаревич избежал страшной участи.

Однажды друг пригласил его в Пермь.

В те годы православию приходилось тяжело, так что никто особо не выбирал священнослужителей. Один из дьяконов местного архиепископа Иоанна Лаврененко любил выпить. Иногда доходил до такого состояния, что не мог выполнять обязанности.

Тогда архиепископ обращался к Андрею Лазаревичу — просил читать Апостол. Однажды он сказал, что послушнику пора принять сан. Но тот возразил, что ещё не женился.

Архиепископ Иоанн вручил послушнику деньги и сказал, чтобы тот ехал домой жениться.

Архиепископ Иоанн посоветовал Андрею Мазуру жениться

Дочь местного батюшки хотела за меня выйти,

но ее родители не пустили:

ехать же надо было со мной на Урал.

Согласилась только одна —

добровольно поехала в Сибирь».

Затем Андрей Лазаревич закончил учёбу и принял духовный сан.

Андрей Мазур с женой и сыном

Несмотря на гонения отец Андрей служил во многих храмах и пел в хоре

В 1950 отец Андрей стал протодиаконом Пермского кафедрального собора — служил у того самого архиепископа Иоанна, который посоветовал жениться.

В 1957 году понадобилось переехать в Ленинград. Только там стало понятно, насколько действительно тяжело приходилось священникам:

«Я увидел настоящие гонения. Митрополитам разрешали служить только в Никольском соборе, он был кафедральным.

Если митрополит хотел служить в другом храме, требовалось разрешение уполномоченного по делам религий.

Нам тоже запрещено было служить в других храмах.

В Крещение, когда люди стояли в очереди за святой водой, мы иногда выносили воду на улицу, чтобы сократить очередь, но если приходил уполномоченный, вынуждены были возвращаться в храм».

До 1968 года отец Андрей служил протодиаконом Троицкого собора Александро-Невской лавры. Туда его назначил митрополит Никодим. Эту деятельность протодиакон совмещал с другой — был регентом в будничном хоре.

Послушать голос Андрея Мазура можно на видео службы:

Затем его перевели в Ленинградский кафедральный собор, где отец Андрей двадцать два года участвовал в богослужениях и пел в хоре.

В соборе Казанской иконы Божией Матери (г. Санкт-Петербург) отец Мазур прослужил 22 года

Отец Андрей обращал внимания на проблемы Церкви: плохое образование, разрушенные храмы, равнодушие молодёжи

Отец Андрей много рассуждал о проблемах православной Церкви. Особо его занимала тема того, что она не популярна среди молодёжи. Но не забывал он и о других трудностях:

«Далеко не все из тех, кто называет себя православными, воцерковились, молодежь в основном далека от Церкви.

В городах люди жалуются, что много работают, нет времени ходить в храмы.

В селах мало храмов, часто они находятся вдали от деревень, а живут в деревнях в основном пожилые люди, им дойти тяжело.

И священников в деревнях нет богословски образованных: раньше, бывало, если человек знал «Отче наш» и «Верую», его рукополагали.

Много бедных приходов с полуразрушенными храмами. В Москве и в Петербурге этого практически нет, а в провинции многие священники вынуждены работать еще и на светской работе, иначе просто не прожить».

Андрей Мазур : биография

День рождения 08 декабря 1926

священнослужитель Русской православной церкви, архидиакон Патриархов Московских и всея Руси Алексия II и Кирилла

Клирик Богоявленского собора в Елохове в Москве.

Детство и военные годы

Родился в 1926 году в селе Новый Кокорев на Западной Украине (до 1939 года — в составе Польши), расположенном неподалеку от Почаевской лавры. Отец, Лазарь Прокопьевич — церковный староста сельского храма. Мать, Агафья Филипповна, умерла в 1930 году.

Учился около пяти лет в польской школе (где среди прочих предметов изучал Закон Божий), затем, после аннексии Западной Украины в 1939 году — в школе с русским языком обучения. Работал в хозяйстве у отца, имевшего 8 гектаров земли: косил, пахал, был пастухом.

С детства ходил в церковь, в которой работал отец, пел в церковном хоре, посещал также и богослужения в Почаевской лавре.

После освобождения Белоруссии от немецкой оккупации в 1943 году был призван в ряды Красной Армии. Службу проходил в запасном полку, дислоцированном на территории Марийской АССР. В армии был ротным запевалой. В начале 1945 года был отправлен на фронт. В качестве командира отделения миномётчиков участвовал в военных действиях под Берлином.

Тарик – 10 августа ( Paramako prod.)

Протодиаконство

Демобилизовавшись по болезни в 1946 году, некоторое время пробыл дома. Вскоре после этого Мазур поступил послушником в Почаевскую лавру, где впервые и проявились способности диакона: при определении в лаврский хор у него выявили бас.

В лаврском хоре пропел два года, одновременно был заведующим хлебопекарней и трапезным храмом.

В 1948 году поступил в Московскую Духовную семинарию, называвшуюся тогда Богословским институтом (в то время семинария располагалась в Новодевичьем монастыре). Некоторое время учился в Московской консерватории, но затем был вынужден оставить лекции из-за учёбы в семинарии.

После женитьбы и принятия 17 сентября 1950 года диаконского сана шесть лет служил протодиаконом Пермского кафедрального собора (архиерейским диаконом архиепископа Иоанна (Лавриненко), позднее переехал в Ленинград.

С 1957 по 1968 год служил протодиаконом в Троицком соборе Александро-Невской лавры в Ленинграде (архиерейским диаконом у епископа Алексия (Коноплева) и одновременно — регентом будничного хора).

В 1968 году митрополитом Ленинградским и Новгородским Никодимом (Ротовым) был переведён протодиаконом в Ленинградский кафедральный собор. До 1990 года участвовал в богослужениях при митрополитах Елевферии, Питириме, Гурии, Никодиме, Антонии, Алексии. Одновременно пел в хоре духовенства под руководством протодиакона Павла Герасимова.

Архидиаконство

В 1990 году Патриархом Алексием II возведён в сан архидиакона. Прослужил с Патриархом до самой его кончины в 2008 году. Совершая служения с Алексием II и сопровождая его во время всех архипастырских поездок, Мазур побывал во многих странах, в том числе три раза — в Иерусалиме.

Остаётся архидиаконом при Патриархе Кирилле.

Имеет троих детей.

Награды

Удостоен многих государственных и церковных наград, в том числе:

  • Орден святого равноапостольного великого князя Владимира I степени (2 декабря 2011) — «во внимание к уникальному вкладу в богослужебную жизнь Москвы, Санкт-Петербурга и всей Русской Православной Церкви и в связи с 85-летием со дня рождения»
  • Орден святого благоверного великого князя Димитрия Донского II ст. (8 декабря 2006)
  • Орден святого равноапостольного великого князя Владимира III степени (7 декабря 1996)
  • Орден святого преподобного Серафима Саровского III степени (17 сентября 2005)
  • Орден Отечественной войны 2-й степени (1985)
  • Медаль «За взятие Берлина» (1945)
  • Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (1945)
Читайте также:  Храм Владимирской иконы Божией Матери в Куркине: история и адрес храма, расписание богослужений, святыни и настоятели

Голос Русской Церкви: Светлой памяти архидиакона Андрея Мазура

3 мая 2018 года на 92-м году земной жизни отошёл ко Господу один из самых любимых в церковном народе клириков Русской Церкви — многолетний патриарший архидиакон, отец Андрей Мазур

“Когда умирают люди, поют песни”, — в этих словах поэта Велимира Хлебникова есть толика изумления. Почему уход в мир иной наших ближних у людей православных обычно сопровождается не заунывным плачем, но песнопениями? А в дни пасхальные — песнопениями светлыми и радостными? Ответить на это несложно, куда сложнее принять подлинно христианское отношение к смерти — как к малой Пасхе, а не трагедии. Конечно, и это осознание не избавит нас от скорбной печали и слёз (даже Христос прослезился, узнав о кончине Своего друга Лазаря), но способно уберечь от греха уныния. Ведь самое главное для христианина — осознание того, что на самом деле никакой смерти нет, а земное умирание — это рождение для Вечной жизни.

Так, в одной из своих проповедей тяжёлого послевоенного 1946 года Русский Златоуст XX века, митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (Ярушевич) произнёс очень важные слова:

Смерти нет, но к смерти надо готовиться всю жизнь, потому что смерть — это дверь в вечность. Какое это великое, ни с чем не сравнимое счастье — наше бессмертие! Святой Григорий Богослов, рассуждая о бессмертии в одной из своих проповедей, говорит: «У меня дух замирает, когда я представляю себе то нескончаемое будущее, которое лежит предо мной»“.

Митрополит Николай уже давно встретился с вечностью. Сегодня же уходят в мир иной последние люди, опалённые Великой войной. Среди них архидиакон Андрей Мазур, отошедший ко Господу 3 мая, в один день с приснопамятным Патриархом Пименом с разницей в 28 лет. Именно после кончины Святейшего Владыки Пимена, в 1990 году, отец Андрей стал известен всему церковному народу всем, кто хотя бы раз побывал на Патриаршем богослужении, кто хотя бы раз видел его телетрансляцию. Не запомнить этого человека было просто невозможно: его уникальный бас, не столько громкий, сколько глубокий, выделялся на любом фоне. И именно поэтому на протяжении десятилетий голос архидиакона Андрея был самым настоящим “голосом Русской Церкви”. Гласом не проповедническим и не общественным, отец Андрей всегда был очень скромен, сторонясь известности и славы, но оттого его звучание было ничуть не менее значимым: это был богослужебный голос всей нашей Церкви.

Одна из последних официальных фотографий отца Андрея Мазура (справа). Фото: patriarchia.ru

Сын Почаевской Руси

Если взять карту и посмотреть, где родился отец Андрей, то человек, мало знающий церковную историю, но искушённый в современной политике, удивится: “Так ведь это же Галичина! Самая Западная Украина, рассадник самостийничества и русофобии!”. Так, да не так. Действительно, будущий патриарший архидиакон родился на территории Тернопольщины, входившей в те времена в состав “Второй Речи Посполитой” Польской республики времён правления Юзефа Пилсудского.

По воспоминаниям отца Андрея, в школе он учился по-польски, а в приходских храмах в те годы заставляли служить по-украински, однако и в те времена Свято-Успенская Почаевская Лавра, близ которой прошли детство и юность будущего архидиакона, оставалась оплотом Русского Православия в западнорусских землях. Вплоть до того, что и сейчас, в условиях крайне агрессивного окружения, здесь твёрдо хранят верность каноническому Православию, не просто не помышляя об антимосковской “автокефалии”, но находясь в авангарде защитников единства Русской Церкви.

Почаевская Лавра. 1930-е годы. Фото: pravoslavie.ru

Наверное, именно эта близость к Святому Почаеву воспитала в юном Андрее Лазаревиче Мазуре твёрдое стремление служить Церкви Христовой. А потому после службы в рядах Рабоче-крестьянской Красной Армии, недолгой, но героической (будущий архидиакон брал Берлин), он решил стать лаврским послушником, трудился в хлебопекарне, просфорной и трапезной, пел в хоре (именно здесь в полной мере раскрылся его великолепный бас). И если бы не решение поступить в Московскую духовную семинарию (в то время Богословский институт при Новодевичьем монастыре), быть бы ему почаевским монахом. Но Господь определил иначе. Вот как вспоминал об этом спустя полвека сам отец Андрей:

Это был 1948 год. Я пел в хоре. Учился неплохо. Через два года мой друг пригласил меня к себе в Пермь. В то время там был архиепископ Иоанн (Лаврененко). Когда-то он около Почаевской лавры, в Кременце, был настоятелем. Пришли к нему на приём. Конечно, до этого была служба, мне дали читать Апостол. Вижу, у Владыки лицо весёлое, потом на приёме говорит: «Андрей, идите к нам протодиаконом». Я говорю: «Владыка, я же не женат ещё, учиться надо». — «Ничего». Дали мне денег, поехал к себе на Украину, женился, а через месяц приехал и 17 сентября 1950 года принял сан диакона. А в 1957 году епископ Алексий (Коноплев), впоследствии митрополит Тверской, которого тогда назначили в Петербург восстанавливать Троицкий собор в Александро-Невской лавре, предложил мне поехать с ним: «Отец Андрей, иди в Петербург, служить некому». Так я оказался в Питере”.

Православный ленинградец

1957 год. Начало ленинградского служения отца Андрея (на фото слева). Фото: pravoslavie.ru

О православной жизни в послевоенном Ленинграде сохранилось немало воспоминаний самых разных людей. Именно здесь служили такие столпы Русской Церкви того периода, как митрополиты Григорий (Чуков) и Елевферий (Воронцов), воспитанники ещё дореволюционных духовных школ, в 1961-1963 годах Ленинградскую кафедру возглавлял будущий Патриарх Пимен, а с 1963-го митрополит Никодим (Ротов), учитель и наставник Святейшего Патриарха Кирилла.

К слову, и наш сегодняшний Предстоятель духовно возрастал именно в те же самые годы, когда отец Андрей Мазур сначала служил протодиаконом и ризничим в Александро-Невской лавре. А затем и в Никольском кафедральном соборе, где митрополичьим иподиаконом в то время уже был юный Володя Гундяев, вскоре постриженный владыкой Никодимом в монашество с именем Кирилл, а затем рукоположенный им в иеродиаконы и иеромонахи. Времена были непростые, хрущёвская “оттепель” обернулась самой настоящей волной гонений. За веру уже не расстреливали, но давление было постоянным и очень сильным. И некоторые ломались, как, например, бывший профессор Ленинградской духовной академии, протоиерей Александр Осипов, который не только отказался от сана, но и присоединился к активной атеистической, а по сути богоборческой пропаганде.

Отец же Андрей, несмотря на все трудности того времени, верно служил Церкви Христовой. И до последних дней очень тепло отзывался о том, как митрополит Никодим, ушедший из жизни совсем молодым в 1978 году, смог в этих условиях переломить давление местного уполномоченного по делам религий и по-настоящему возродить церковную жизнь Северной столицы.

Вот как вспоминает те времена епископ Каскеленский Геннадий (Гоголев), уроженец Ленинграда и выпускник Санкт-Петербургских духовных школ, в эксклюзивном интервью “Царьграду” рассказавший о последних годах служения отца Андрея в ещё советском Ленинграде:

“В 1980-е годы в Ленинграде гремел оперный бас Борис Штоколов, многие были в восторге от, к примеру, его исполнения партии Бориса Годунова в Мариинском театре. И в те же самые годы в кафедральном соборе я впервые услышал отца Андрея Мазура и вдруг понял, что его богослужебное пение и возгласы даются значительно легче, чем прославленному оперному певцу. И для меня, а также моих сверстников, воцерковлявшихся в начале и середине 1980-х, отец Андрей был сродни небожителю, человеку, необыкновенно одарённому, в первую очередь, музыкально, вокально. Но когда я познакомился с ним лично, меня поразила его удивительная скромность.

Протодиакон Андрей Мазур, будущий епископ Антоний (Завгородний) и будущий Святейший Патриарх Кирилл, 1975 год. Фото: pravoslavie.ru

А познакомились мы при следующих обстоятельствах. Когда я уже заканчивал семинарию, мне довелось несколько раз иподиаконствовать у епископа Ладожского Арсения, сегодняшнего митрополита Истринского, первого викария Святейшего Патриарха. И в те времена протодиакон Андрей Мазур ездил вместе с нами на простом «РАФике», общаясь с нами безо всякого превосходства, по-дружески. И самое замечательное воспоминание связано с нашей совместной поездкой в Петрозаводск в 1990 году, когда из местного музея передавали Церкви мощи преподобного Елисея Сумского. И мы с отцом Андреем ехали в одном купе. И мы, юные иподиаконы, шутили, что если наш громогласный протодиакон захрапит, то перебудит весь вагон. А когда приехали в Петрозаводск, то поняли, что отец Андрей не спал всю ночь, чтобы не доставить неудобство тем, кто с ним ехал.

Что же касается его дальнейшего служения архидиаконом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, то нужно помнить, что он сменил другого выдающегося архидиакона — отца Стефана Гавшева. Нужно сказать, что у отца Стефана была своя манера архидиаконского служения, кому-то она нравилась, а кому-то совсем не нравилась. И богослужения с отцом Андреем Мазуром стали совершенно иными, чем при отце Стефане, они стали намного более молитвенными и спокойными. Ни в коем случае не произнося суд над отцом Стефаном и его богослужебной манерой, факт остаётся фактом. Необыкновенно светлая осталась память об отце Андрее. Царствие ему Небесное!”

Смиренный Патриарх архидиаконского служения

С избранием в 1990 году Первосвятителем Русской Церкви митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Ридигера) отец Андрей Мазур, многолетний протодиакон Ленинградского кафедрального собора, оказался в Третьем Риме, став патриаршим архидиаконом. С этого дня его голос стал постоянно звучать в патриаршем кафедральном Богоявленском соборе в Елохове, а затем и в возрождённом Храме Христа Спасителя.

Архидиакон Андрей Мазур. Фото: Алексей Ларионов, Свято-Троицкая Сергиева Лавра.

Не было практически ни одного Патриаршего богослужения (а Святейший Патриарх Алексий II славился своей особой любовью к богослужениям, совершая их намного чаще, чем абсолютное большинство других пастырей и архипастырей), за которым не был бы слышан величественный бас архидиакона Андрея. Именно в это время у отца Андрея появился ученик молодой выпускник Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета Александр Агейкин. Человек, более десяти лет служивший протодиаконом Храма Христа Спасителя, а сегодня являющийся настоятелем Елоховского собора, штатным клириком которого до своих последних дней оставался отец Андрей. Протоиерей Александр Агейкин также поделился с “Царьградом” своими тёплыми воспоминаниями о новопреставленном отце архидиаконе:

“Для меня отец Андрей — это настоящий духовный отец, человек, который меня родил для служения Церкви. С первых же дней служения в сане диакона, с 1996 года, я всегда был рядом с отцом Андреем. И как он сам говорил после моего назначения настоятелем Елоховского собора: «Я никогда не думал, что ты станешь моим настоятелем», искренне радуясь этому, поскольку относился ко мне, как к сыну.

Архидиакон Андрей Мазур. Фото: patriachia.ru

Удивительно чуткий человек, очень тонкий, очень смиренный. Такие люди редко встречаются. И когда вчера вечером мы получили известие о кончине отца Андрея, оно было радостно-скорбным, и потому что сейчас продолжаются Пасхальные дни, и, конечно, вспомнилось само общение с отцом Андреем, очень переживавшим в последнее время, что уже не может совершать богослужения. Сразу сложилось впечатление, что умер святой человек, потому что по своей преданности, по своей верности и глубокой вере он был самым настоящим Авраамом, Патриархом диаконского служения. И эта его верность Церкви может вмениться ему в праведность.

Всей своей душой он был неразрывной частью Церкви, ничего своего в нём не было. И это — удивительный дар человека, который через глубочайшее смирение воспринимал своё служение, которое было воплощением его мечты служить диаконом. Ещё в Почаеве он, молясь, просил у Бога стать диаконом. Как-то отец Андрей рассказывал, что ему приснилось его священническое рукоположение, и он проснулся в слезах.

Он был настоящим диаконом во всём своём служении и во всей своей жизни, потому что другого для себя не видел. И нам, молодым диаконам, которые столь же искренне хотели служить, он отдавал всего себя без остатка. При этом был настолько смиренным, простым и доступным, никогда никто от него не слышал ни единого грубого слова, и я уверен, что никто не сможет вспомнить о нём ничего негативного”.

Декабрь 2016 года. Одно из последних богослужений отца Андрея. Фото: patriarchia.ru

Конечно, это лишь малая толика того, что можно сказать об отце Андрее, тело которого уже совсем скоро обретёт вечный покой в стенах столь любимой им Александро-Невской лавры. Душа же его, как говорится в заупокойных молитвах, во благих водворится, и память его в род и род. Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшему рабу Твоему, новопреставленному архидиакону Андрею, и сотвори ему вечную память!

Ссылка на основную публикацию