Ферапонтов монастырь: история и адрес монастыря, фрески

ФЕРАПОНТОВ МОНАСТЫРЬ В БЕЛОЗЕРЬЕ

Ферапонтов-Белозерский монастырь был основан преподобным Ферапонтом в 1398 г. Расположен в 18 км от г. Кириллова, между озерами Паским и Бородаевским. Представляет собой уникальный памятник истории, архитектуры и стенописи XIV–XX вв., дошедший до наших дней в архитектурном комплексе XV–XVII вв. В течение 400 лет был мужским монастырем, в 1798 г. его упразднили, после чего в XIX в. он стал приходом Ферапонтовской волости. В 1904 г. монашеская жизнь в стенах обители возобновилась. Женский монастырь просуществовал до 1925 г. После изгнания насельниц богослужения еще совершались до 1935 г., затем монастырь вошел в состав Кирилловского краеведческого музея. В 1974 г. был открыт Музей фресок Дионисия. С 1989 г. возобновились богослужения Ферапонтовского прихода.

Монастырь имел двух основателей и назывался Ферапонтов-Белозерский Богородице-Рождественский Мартинианов монастырь. Основан в вотчине князя Андрея Дмитриевича Можайского. Первоначально был небольшим и малочисленным, удаленным от селений и дорог. Число братии к началу XV в. составляло 10–15 иноков. Позже вдоль его стен пролег большой тракт на Архангельск через Каргополь, по которому проходил торговый путь на Север, а также шли паломники в Соловецкий монастырь.

Преподобные Ферапонт и Мартиниан Белоезерские

Расцвет духовной культуры начался при игуменах Мартиниане, принесшем сюда “книжное рукоделие”, и его ученике Иоасафе архиепископе Ростовском. Здесь создавалась житийная и философская литература. В числе духовных писателей были митрополит Спиридон-Савва, прп. Кассиан Грек, иноки Паисий и Матфей. Из насельников обители в лике святых были прославлены: преподобные Ферапонт, Мартиниан, Кассиан Грек (в миру Константин князь Мангупский, основатель Угличской Учемской пустыни), местно чтимый блаженный Галактион – юродивый Христа ради. В монастыре также чтилась память архиепископа Ростовского Иоасафа (Оболенского), строителя собора Рождества Богородицы. Среди известных постриженников монастыря был епископ Пермский и Вологодский Филофей.

Расцвет хозяйственной деятельности Ферапонтова монастыря пришелся на время царствования Василия II Темного, Василия III и его сына Иоанна Грозного, которые, побывав в монастыре на богомолье, щедро давали вклады утварью, землями, деньгами, льготами. В XVII и XVIII вв. для монастыря наступила эпоха бедствий: случались пожары и разграбления. Начало этому положили польско-литовские “воровские люди” в 1612–1616 гг. После неудачной осады Кирилло-Белозерского монастыря шайка разбойников занялась грабежом окрестных деревень. В завершение, по указу 1764 г. были отобраны монастырские владения. После этого обитель стала приходить в упадок и в 1798 г. была упразднена.

Вид на Ферапонтов монастырь со стороны Бородаевского озера

В XVII в. Ферапонтову монастырю суждено было сделаться местом заточения низложенного Патриарха Никона, который отбывал здесь 10-летнюю ссылку, начиная с 1666 г. Суровость заточения то ослабевала, то, по наветам недругов, усиливалась. В 1676 г. после смерти царя Алексея Михайловича врагам Никона удалось настоять на переводе его в Кириллов монастырь, где престарелый и больной Патриарх провел последние 5 лет своей жизни в тяжком заключении. Он был освобожден по настоянию своего крестника – царя Федора Алексеевича, но по дороге в Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь скончался под г. Ярославлем. Кроме Патриарха Никона ссыльными монастыря в разные периоды были митрополит Литовский и Киевский Спиридон-Савва, а также святитель Арсений Мацеевич митрополит Ростовский, расправа над которым совершилась по воле Императрицы Екатерины II.

С восстановлением в начале XX в. монашеской жизни к Ферапонтову монастырю было привлечено внимание Императорской Археологической комиссии, после чего начались реставрационные работы под руководством академика архитектуры П.П.Покрышкина. Церковная старина в монастыре была полностью сохранена. Впервые в стране проводились широкомасштабные работы по всему комплексу зданий. Под все церкви и палаты были подведены новые фундаменты, восстановлены своды, позакомарные покрытия собора Рождества Богородицы и церкви Благовещения.

Архитектура монастыря уникальна по своей древности. Пожалуй, это единственный в стране комплекс древних построек дониконовского времени. При этом, среди построек – самый древний каменный храм Русского Севера – собор Рождества Богородицы 1490 г., вся внутренняя поверхность которого имеет столь же древние фрески Дионисия 1502 г. Полная композиционная сохранность росписей составляет непревзойденную ценность этого памятника.

Архитектурный ансамбль Ферапонтова монастыря

Архитектурный ансамбль состоит из 4 церквей (6 престолов), колокольни, Казенной и Трапезной палат. Келейные постройки не сохранились ни от мужской обители, ни от возобновленной женской. Последние были деревянными 2-этажными. Небольшая территория обнесена невысокой оградой с двумя угловыми башенками и тремя воротами. Собор Рождества Богородицы 1490 г. составляет главную достопримечательность Ферапонтова монастыря, поскольку в нем сохранились уникальные фрески 1502 г., созданные прославленным древнерусским иконописцем Дионисием. Его же кисти принадлежат древние иконы из собора. Однако в 1930-е гг. иконостас был изъят “за низкой художественной ценностью”. Иконы находятся в Кирилло-Белозерском музее-заповеднике, в Третьяковской галерее и Русском музее. Кроме главного престола собор имел южный придел, над которым возвышалась малая главка. Придел был освящен во имя святителя Николая архиепископа Мирликийского. С северной стороны была пристроена небольшая звонница, остатки которой стали частью паперти. Фрески Дионисия сделали Ферапонтов монастырь в XX в. всемирно известным. В 2000 г. памятник вошел в список особо охраняемых ЮНЕСКО.

Храмовый комплекс Ферапонтова монастыря

Церковь Благовещения с Трапезной палатой 1530–1531 гг. была построена на вклад царя Василия III в связи с рождением наследника Иоанна IV, после царского богомолья в Белозерье. Подклет Трапезной служил поварней и хлебней. Архитектура трапезной церкви необычна. Особый интерес представляет ныне замурованный ярус звонов над церковью, которая строилась “под колоколы”. Ярус имеет сложно расположенные камеры-резонаторы. После возведения колокольни здесь находилось книгохранилище, куда вела скрытая лестница из алтаря. Церковь Благовещения и собор Рождества Богородицы соединены каменными переходами через 2-й ярус колокольни. Казенная палата 1-й трети XVI в. относится к редким постройкам гражданского назначения. Верхний ярус служил книгописной мастерской, хранилищем казны и книг, а нижний назывался сушилом, и это название перешло на все здание.

Церковь прп. Мартиниана 1641 г. является усыпальницей одного из основателей монастыря, где под спудом покоятся его мощи. Место погребения было украшено деревянной резной золоченой рáкой, с текстами, содержащими фрагменты его Жития. У ног святого ближе к алтарю находится погребение его ученика Иоасафа архиепископа Ростовского. Надвратная церковь Богоявления 1649 г. с приделом во имя прп. Ферапонта на Святых вратах служила домовым храмом опального Патриарха Никона. К храму примыкает каменная келья, в которой, по преданию, жил ссыльный Патриарх, пока строилась его келья в 30 саженях от Святых врат.

Трехъярусная Колокольня XVII в. имеет высокий открытый внутри квадратный шатер, вверху которого сохранился древний часовой механизм 1635 г. Он был отреставрирован в 1990 г. мастером-часовщиком Ю.П.Платоновым, им же восстановлены звоны.

Сохранившиеся святыни: 9 древних антиминсов XV–XVII вв. из собора Рождества Богородицы, рака прп. Мартиниана 1646 г., полотняная риза преподобного, игуменское место, житийная икона прпп. Ферапонта и Мартиниана 1732 г., написанная монахом обители Феодосием. От времени пребывания в ссылке Патриарха Никона сохранилось кресло, изготовленное им в 1668 г. в Ферапонтовом монастыре, его стол и кресло из надвратной кельи. Восстановлен на Бородаевском озере рукотворный остров, сложенный из камней Святейшим изгнанником. В год 600-летия монастыря на острове был установлен Поклонный крест.

Литература: Бриллиантов И. Ферапонтов-Белозерский, ныне упраздненный монастырь, место заточения патриарха Никона: К 500-летию со времени его основания, 1398–1898. СПб., 1899; Покрышкин П.П., Романов К.К. Древние здания Ферапонтова монастыря Новгородской губернии. СПб., 1908. Муравьев А.Н. Преподобные Ферапонт и Мартиниан Белозерские чудотворцы и основанный ими Ферапонтов монастырь. Кириллов, 1913.

(с) Е.Стрельникова, Ферапонтов монастырь, село Ферапонтово

Музей фресок Дионисия. Ферапонтов монастырь

Комплекс памятников Ферапонтова монастыря с росписью Дионисия является редким образцом сохранности и стилевого единства русского северного монастырского ансамбля XV – XVII веков, раскрывающего типичные особенности архитектуры времени формирования Русского централизованного государства.

Рабочее время:
в период с 1 мая по 30 сентября с 09.00 до 18.00 (кассы до 17.30) без выходных;
в период с 1 октября по 30 апреля с 09.00 до 18.00 (кассы до 17.30) выходной − понедельник.

Ферапонтов Белозерский Рождества Богородицы мужской монастырь основан на рубеже XIV−XV веков, в период расширения политического влияния Московского великого княжества, около 400 лет был одним из видных культурных и религиозных просветительных центров в Белозерском крае.

История Ферапонтова Белозерского Рождества Богородицы мужского монастыря, основанного в конце XIV века, тесно связана с историческими событиями XV – XVII веков: пленением и ослеплением великого князя Василия II Темного, утверждением власти первого «государя всея Руси» Ивана III, рождением и правлением первого русского царя Ивана IV, становлением династии Романовых, ссылкой патриарха Никона.

Во второй половине XV − начале XVI века Ферапонтов монастырь стал значительным духовным, культурным и идеологическим центром Белозерья, одним из знаменитых заволжских монастырей, чьи старцы оказывали серьезное влияние на политику Москвы.

Все XVI столетие является периодом расцвета монастыря. Об этом свидетельствуют сохранившиеся вкладные и жалованные грамоты светских и духовных властей, прежде всего Ивана IV. В монастырь на богомолье приезжают Василий III и Елена Глинская, Иван IV. Вкладная книга монастыря, начатая в 1534 г., называет среди вкладчиков «князей Старицких, Кубенских, Лыковых, Бельских, Шуйских, Воротынских … Годуновых, Шереметевых» и других. Здесь же упоминаются владыки Сибирские, Ростовские, Вологодские, Белозерские, Новгородские.

В 1490 году с постройки ростовскими мастерами первого каменного храма Белозерья, собора Рождества Богородицы, началось формирование каменного ансамбля Ферапонтова монастыря XV − XVII вв. В XVI в. в монастыре строятся монументальные церковь Благовещения с трапезной, казенная палата, служебные постройки − каменное сушило, гостевая палата, поваренная палата. Оправившись после литовского разорения, в середине XVII в. монастырь возводит надвратные церкви на Святых вратах, церковь Мартиниана, колокольню.

После разрушения нацистами в годы второй мировой войны прославленных новгородских храмов XII–XV веков (Спаса на Нередице, Успения на Волотовом поле, Спаса на Ковалеве, Архангела Михаила на Сковородке) росписи Дионисия остались единственным полностью уцелевшим фресковым ансамблем Древней Руси московской школы стенописи.

В настоящее время в памятниках Ферапонтова монастыря размещается Музей фресок Дионисия, имеющий статус историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. С 1975 года началось формирование современного музея, превратившегося в научно-исследовательский и просветительский центр, распространяющий знания об уникальных памятниках ансамбля Ферапонтова монастыря через разнообразные формы музейной работы. В конце 2000 года ансамбль Ферапонтова монастыря с росписями Дионисия был включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Фрески Дионисия

Дионисий – выдающийся иконописец, самый почитаемый художник Руси конца XV – начала XVI веков, современник Рафаэля, Леонардо, Ботичелли, Дюрера. Чудом сохранившаяся стенопись Дионисия в соборе Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря (1490 г.) была неизвестна до 1898 года. Дионисий расписал собор в 1502 году вместе с сыновьями Владимиром и Феодосием за 34 дня.

Ферапонтовские росписи не являются классической фреской, они выполнены в технике многослойной живописи. Площадь стенописи собора составляет около 600 кв. м. Росписи собора Рождества Богородицы, насчитывающие более 300 сюжетов и изображений отдельных персонажей, занимают все поверхности стен, сводов, столбов, оконных и дверных откосов. Размеры и пропорции композиций Дионисия подчинены архитектурным членениям собора, органично соединены с интерьером храма и поверхностями стен. Изящество и легкость рисунка, удлиненные силуэты, подчеркивающие невесомость как бы «парящих» фигур, а также изысканные, излучающие неземной свет краски и неповторимое тональное богатство цветов и оттенков определяют уникальность ферапонтовской росписи.

Читайте также:  Толгский монастырь в Ярославле: история и адрес монастыря, святыни и настоятельницы, храмы и постройки

Фрески Ферапонтова монастыря объединены общей темой прославления Девы Марии во главе с акафистом Пресвятой Богородице. Это живописное воплощение поэтических гимнов, написанных византийским поэтом Романом Сладкопевцем в VI веке. Стремление восславить подобным образом Богоматерь привнесено было в творчество Дионисия православной традицией. Росписи украшают не только интерьер, но и фасад храма, где изображен сюжет – «Рождество Богородицы». Тема прославления Богородицы не случайно выбрана как основа системы росписей. В конце XV века Богоматерь стала рассматриваться как покровительница Русской земли.

Реставрацией Ферапонтова монастыря была развенчана легенда о том, что Дионисий использовал в росписи собора местные гальки, которыми были усеяны берега местных озер. Микрохимический анализ минерального сырья подлинной живописи показал, что Дионисий, как и все другие художники, писал привозными красками (вероятно, итальянскими и немецкими), закупавшимися оптом на торговых площадках Ростова или Москвы.

Дионисий использовал как искусственные, так и натуральные пигменты: малахит, познякит, атакамит, псевдомалахит. Такого количества зеленых медных пигментов не содержат росписи ни одного из исследованных памятников западноевропейской живописи. Нет подобного разнообразия и в древнерусской иконописи, что является индивидуальным почерком мастера.

Искусство Древней Руси. Мозаики и фрески

← Ctrl пред.

Содержание

след. Ctrl →

Приложение. Мозаики и фрески в памятниках архитектуры


Церковь Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря

¦ Сохранность фресок в целом хорошая. Реставрация 1738 года была произведена довольно осторожно, и фрески не были сплошь записаны, как это обычно практиковалось в XVIII веке, а лишь освежены темперой в тех местах, где роспись особенно пострадала от времени. Имеются потертости и механические повреждения верхнего красочного слоя. Более подробно о состоянии сохранности фресок церкви Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря см. в кн.: Чернышев Н. М. Искусство фрески в Древней Руси. М., 1954, с. 82–84.
¦

Среди росписей Ферапонтова монастыря намечается несколько стилистических групп (не менее четырех). Самым сильным и самым тонким мастером был несомненно тот, который расписал входную стену вокруг западного портала. Его композиции наиболее ритмичны, его стройные фигуры, отличаясь большим изяществом, вместе с тем не имеют в себе ничего манерного, его палитра выделяется мягкостью и особой гармоничностью. Этот мастер еще крепко связан с традициями XV века. Его кисти в самой церкви могут быть приписаны святители в апсиде и полуфигура Николая Чудотворца в диаконнике. Вероятно, этим мастером был сам Дионисий, которому в 1502 году должно было быть около шестидесяти лет. К числу мастеров старшего поколения принадлежал и автор большинства евангельских сцен. Но его работы по своему качеству неизмеримо хуже фресок входной стены. Это, несомненно, другая индивидуальность, менее одаренная и более примитивная по своему жизнеощущению.

Рядом с этими двумя группами росписей самой многочисленной является та, которая включает в себя главные эпизоды богородичного цикла (Покров, О Тебе радуется), Похвалу Богородицы, Благовещение, Встречу Марии с Елизаветой и большинство иллюстраций к Акафисту, Притчу о неключимом рабе, Брак в Кане, лучшие части Страшного суда и Соборы. Стиль этой группы, близкий стилю XVI века, отмечен печатью особой изысканности: тонкие фигуры, преувеличенно вытянутые пропорции, легкая, как бы танцующая поступь, детализированная разделка формы, обилие украшений. Автор фресок, входящих в состав этой группы, был более молодым мастером, чем автор фресок входной стены. Его хочется отождествить с одним из сыновей Дионисия — Феодосием. По-видимому, престарелый Дионисий, хотя он и играл ведущую роль, большую часть работы переуступил сыновьям. Самым слабым мастером был тот, который написал пострадавший от реставрации 1738 года цикл сцен из жития Николая Чудотворца и Беседы трех святителей. В исполненных им жестких, мало ритмичных композициях есть что-то вялое и ремесленное.

Росписи купола, барабана, подпружных арок также обнаруживают не очень искусную руку. Остается еще уточнить, есть ли это работа пятого мастера или одного из только что перечисленных мастеров. Если остановиться на последнем предположении, то тогда речь может идти только о втором либо четвертом мастере (то есть авторе евангельских сцен или авторе жития Николая Чудотворца). Дионисий, возглавлявший артель и корректировавший всю ее работу, поступил, вероятно, следующим образом: себе он взял те росписи, которые занимали наиболее видное место в храме (входная стена, апсида и конха диаконника), одному из своих сыновей (более одаренному) он поручил выполнить главную и самую ответственную часть заказа (фрески стен и столбов), за другим сыном (сильно уступавшим первому в талантливости) и за помощником он закрепил росписи жертвенника, диаконника, сводов, подпружных арок, барабана и купола, считая, что они менее доступны зрителю. Эта стилистическая классификация ферапонтовских фресок нуждается в проверке и уточнении. Но она все же может служить исходной точкой при решении одной из сложных проблем в истории древнерусской живописи.

С. С. Чураков пытался опознать в сцене Страшный суд портреты известных итальянских зодчих, принимавших участие в постройке Кремля — Аристотеля Фиораванти и Пьетро Антонио Солари (Портреты во фресках Ферапонтова монастыря. — Советская археология, 1959, № 3, с. 99–113). Данная гипотеза представляется мало убедительной, тем более что лица предполагаемых «портретов» совсем не индивидуальны. Другое предположение С. С. Чуракова имеет под собой больше оснований. Он склонен усматривать во фреске, иллюстрирующей XI кондак Акафиста Богоматери (Пение всякое побеждается), групповой портрет семьи Дионисия (сам художник, его жена и двое сыновей). Однако следует заметить, что и здесь лица носят отнюдь не портретный характер.
¦

Георгиевский В. Т. Фрески Ферапонтова монастыря. СПб., 1911.

Georgievskaja-Družinina E. Les fresques du monastère de Thérapon. Etudes de deux thèmes iconographiques. — In: L’art byzantin chez les slaves, II. Paris, 1932, p. 121–134.

Лавров В. А. Фрески Дионисия. — Архитектура СССР, 1939, № 2, с. 80–82.

Михайловский Б. А., Пуришев Б. И. Очерки истории древнерусской монументальной живописи со второй половины XIV в. до начала XVIII в. М.– Л., 1941, с. 40–52.

Недошивин Г. Дионисий. М.–Л., 1947.

Чернышев Н. М. Искусство фрески в Древней Руси. Материалы к изучению древнерусских фресок. М., 1954, с. 61–96.

Чураков С. С. Портреты во фресках Ферапонтова монастыря. — Советская археология, 1959, № 3, с. 99–113.

Данилова И. Е. Иконографический состав фресок Рождественской церкви Ферапонтова монастыря. — В кн.: Из истории русского и западноевропейского искусства. [Сборник статей] к 40-летию научной деятельности В. Н. Лазарева. М., 1960, с. 118–129.

Третьяков Н. Фрески Дионисия. — Творчество, 1962, № 9, с. 13–16.

Михельсон Т. Н. Живописный цикл Ферапонтова монастыря на тему Акафиста. — Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский Дом) Академии наук СССР, XXII. Л., 1966, с. 144–164.

Филатов В. В. К истории техники стенной живописи в России. — В кн.: Древнерусское искусство. Художественная культура Пскова. М., 1968, с. 58, 65, 66–67.

Данилова И. Е. Ферапонтов монастырь. (Фрески Дионисия). — Художник, 1970, № 9, с. 44–56.

Данилова И. Е. Фрески Ферапонтова монастыря. М., 1970.

Danilova I. Dionissi. Dresden, 1970, S. 63–95.

Danilova I. Le schéme iconographique dans la peinture de l’ancienne Russie et son interprétation artistique. — In: Actes du XXII e Congrés international d’histoire de l’art. Budapest, 1969, II. Budapest, 1972, p. 515–518; III. Tables. Budapest, 1972, pl. 442–444.

Рудницкая Л. Фрески портала собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. — Зборник за ликовне уметности, 10. Нови Сад, 1974, с. 71–101.

Бунин А. О ферапонтовских росписях Дионисия. — Искусство, 1974, № 8, с. 59–67.

Попов Г. В. Живопись и миниатюра Москвы середины XV — начала XVI века. М., 1975, с. 100–113.

Хлопин И. Н. К уточнению даты росписи собора Рождества Богородицы в Ферапонтовом монастыре. — Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник, 1975. М., 1976, с. 204–207.

Орлова М. А. Некоторые замечания о творчестве Дионисия, II. Роспись западного фасада Рождественского собора Ферапонтова монастыря. — В кн.: Древнерусское искусство. Проблемы и атрибуции. М., 1977, с. 334–354.

Кочетков И. А. О первоначальном колорите росписей Дионисия. — Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник, 1977. М., 1977, с. 253–258.

Чугунов Г. Дионисий. Л., 1979.

Гусев И. В., Майстров Л. Е. Математика орнаментов Дионисия. — Историко-математические исследования, вып. 24. М.–Л., 1979, с. 331–339.

Гусев H. B. О росписи Рождественского собора Ферапонтова монастыря. — В кн.: Древнерусское искусство. Монументальная живопись XI–XVII вв. М., 1980, с. 317–323.

Михельсон Т. Н. Три композиции на тему «Собор трех святителей» в росписях Ферапонтова монастыря. Истоки иконографии. — В кн.: Древнерусское искусство. Монументальная живопись XI–XVII вв. М., 1980, с. 324–342.

Данилова И. Е. О ферапонтовских росписях Дионисия. К проблеме синтеза искусств. — В кн.: Данилова И. Е. Искусство Средних веков и Возрождения. М., 1984, с. 12–20.

Ферапонтовский сборник, вып. 1. М., 1985 (статьи Н. И. Федышина, И. А. Кочеткова, О. В. Лелековой и М. М. Наумовой, М. С. Серебряковой, М. Г. Малкина, Е. В. Дувакиной).

Рыбаков А. А. О датировке фресок Дионисия в Рождественском соборе Ферапонтова монастыря. — Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник, 1986. Л., 1987, с. 283–289.

Михельсон Т. Н. Фрески западного свода собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря в системе росписи храма. — В кн.: Литература и искусство в системе культуры. М., 1988, с. 310–316.

Ферапонтовский сборник, вып. 2. М., 1988 (статьи В. В. Рыбина, Т. Н. Михельсон, Л. Т. Рудницкой, О. В. Лелековой и М. М. Наумовой).

Михельсон Т. Н. Три сцены «духовных пиров» в системе росписей коробовых сводов собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. — В кн.: Византия и Русь. [Сборник статей] памяти В. Д. Лихачевой. М., 1989, с. 188–193.

Попов Г. В. Поездка Дионисия на Белоозеро. — В кн.: Древнерусское искусство. Художественные памятники русского Севера. М., 1989, с. 30–45.

Орлова М. А. К истории создания росписи собора Ферапонтова монастыря. — В кн.: Древнерусское искусство. Художественные памятники русского Севера. М., 1989, с. 46–55.

Лелекова О. В., Наумова М. М. Росписи Дионисия в соборе Рождества Богородицы в Ферапонтове (по данным реставрационных исследований). — В кн.: Древнерусское искусство. Художественные памятники русского Севера. М., 1989, с. 63–68.

Гусев Н. В. О начальных этапах работы мастеров ферапонтовской росписи. — В кн.: Древнерусское искусство. Художественные памятники русского Севера М., 1989, с. 69–73.

Ферапонтовский сборник, вып. 3. М., 1991 (статьи В. Д. Сарабьянова, В. В. Рыбина, С. С. Подъяпольского, М. С. Серебряковой, архим. Макария, И. П. Ярославцева, О. В. Лелековой, Н. М. Тарабукина).

Лифшиц Л. И. Тема «Вход в дом Премудрости» в росписи Рождественского собора Ферапонтова монастыря. — Гос. историко-культурный музей-заповедник Московский Кремль. Материалы и исследования, XI. Русская художественная культура XV–XVI веков. М., 1998, с. 174–195.

Вздорнов Г. И. Роспись собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря (перечень композиций). М. — Ферапонтово, 1998.

Бугровский В. В., Долбилкин Н. П., Рольник И. А. Дионисий. Культура Московской Руси. Уроки истории. М. — Кызыл, 1998, с. 111–148 (глава 3: «Роспись собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря»).

Наумова М. М. Краски средневековья. М., 1998, с. 47–53 (Краски росписей собора Рождества Богородицы в Ферапонтове).

Ферапонтов монастырь

Ферапонтов Богородице-Рождественский монастырь основан в 1398 году преподобным Ферапонтом. Около 400 лет он был одним из видных культурных и религиозных просветительных центров в Белозерском крае. История монастыря в некоторых узловых моментах соприкасается с важными историческими событиями эпохи становления Русского централизованного государства. Широкую известность обитель приобрела благодаря деятельности учению Кирилла Белозерского, преподобного Мартиниана.

Наряду с Кирилло-Белозерским монастырем Ферапонтово становится традиционным местом поклонения и вкладов многих представителей русской феодальной знати (Андрей и Михаил Можайские, Василий III, Иван IV и другие). На рубеже XV-XVI вв. из его стен вышли видные иерархи русской церкви, активно участвовавшие во внутренней жизни страны, – архиепископ Ростовский и Ярославский Иоасаф (Оболенский), епископ Пермский и Вологодский Филофей, епископ Суздальский Ферапонт. В то же время сюда ссылали крупных церковных деятелей, боровшихся за приоритет церковной власти в государстве (митрополит Спиридон-Савва, патриарх Никон). Здесь работали книгописцы Мартиниан, Спиридон, Филофей, Паисий, Матфей, Ефросин, иконописец Дионисий.

Формирование каменного ансамбля Ферапонтова монастыря XV-XVH вв. началось в 1490 г. с постройки ростовскими мастерами первого каменного храма Белозерья – собора Рождества Богородицы. Из шести сохранившихся каменных построек Ферапонтова монастыря собор имеет особую значимость. Согласно тексту летописи на откосе северной двери он расписан Дионисием и его сыновьями с 6 августа по 8 сентября 1502 года. Это единственная сохранившаяся роспись выдающегося древнерусского художника Дионисия, прямого наследника Андрея Рублева и последнего представителя русского национального искусства в период его расцвета и становления единого русского государства.

После разрушения немецкими фашистами в годы Второй мировой войны прославленных стенных росписей XII-XV вв. в Новгороде (Нередица, Волотово, Ковалеве, Сковородка) фрески Дионисия в Ферапонтове остались единственным полностью уцелевшим ансамблем фресок Древней Руси. Их ценность тем более велика, что они не подвергались позднейшим поновлениям и расчисткам и сохранили свою неповторимую красоту, цвет, фактуру.

Площадь стенописи собора 600 кв.м. Она является единственной документально подтвержденной росписью мастера. Индивидуальность настенной живописи Дионисия – в необыкновенном тональном богатстве мягких цветов, ритмической гармонии многочисленных сюжетов в сочетании с архитектурными членениями собора. Особенности взаимосвязи между сюжетными циклами (Акафист Богородице, Вселенские соборы, Страшный суд и другие) и отдельными композициями как внутри собора, так и снаружи, колористическое многообразие и философская глубина определяют значение стенописи собора Рождества Богородицы для мировой культуры как выдающегося памятника русского искусства и культуры, особо значимого уникального художественного достижения. Среди памятников православного круга стенопись собора выделяет полная сохранность никогда не поновлявшейся авторской живописи.

XVI век – период расцвета монастыря. Об этом свидетельствуют сохранившиеся вкладные и жалованные грамоты светских и духовных властей, прежде всего Ивана IV. В монастырь на богомолье приезжают Василий III и Елена Глинская, Иван IV. Вкладная книга монастыря, начатая в 1534 году, называет среди вкладчиков князей Старицких, Кубенских, Лыковых, Вельских, Шуйских, Воротынских, Годуновых, Шереметевых и других. Здесь же упоминаются владыки Сибирские, Ростовские, Вологодские, Белозерские, Новгородские. В XVI в. в монастыре строятся монументальные церковь Благовещения с трапезной, казенная палата, служебные постройки -каменное сушило, гоственная и поваренная палаты.

Ферапонтов монастырь был одним из богатейших вотчинником Белозерья. Ему в начале XVII в. принадлежали несколько сел, около 60 деревень, 100 пустошей, более 300 крестьян.

Придя в упадок, он был закрыт в 1798 году и обращен в приходскую церковь. В начале XX в. монастырь приобретает известность и привлекает внимание любителей отечественной старины, как памятник древнерусского зодчества с единственной в России росписью, исполненной московским иконником Дионисием. В 1904 году монастырь был возобновлен как женский, закрыт вновь в 1924-м.

В сочетании с мало изменившейся природной средой, Ферапонтов монастырь уже в начале XX в. стал привлекать внимание архитекторов, художников, ученых, музейных деятелей, всех любителей старины. Книга почетных посетителей Ферапонтова, начатая в 1911 году, фиксирует посещения и впечатления многих известных лиц: автора первой монографии по истории Ферапонтова и его окрестностей, местного уроженца И.И. Бриллиантова, автора первой монографии о фресках Дионисия В.Т. георгиевского, художников А. Маковского, Н. Тырсы, К. Петрова-Водкина, Л. Стеллецкого, реставраторов и ученых И. Грабаря, А. Анисимова, Г. Чирикова, В. Лазарева, М. Алпатова, И. Даниловой, духовных лиц, начиная с просвещенного новгородского архиепископа Арсения Стадницкого и кончая здравствующим святейшим патриархом Московским и всея Руси Алексием II.

В 1924 году в архитектурном ансамбле памятников Ферапонтова монастыря XV-XIX вв. в селе Ферапонтове основан Музей фресок Дионисия. В 2000-м году ансамбль Ферапонтова монастыря с росписями Дионисия включен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Ферапонтов монастырь. Музей фресок Дионисия

Мне трудно писать о Ферапонтовом монастыре, какие слова подходят, чтобы рассказать о чуде? Уникальный, неповторимый, восхитительный? Да, безусловно. Но Ферапонтов монастырь – место, где остро ощущается присутствие душ тех, кто создавал его, украшал и хранил век за веком.

Более шестисот лет насчитывает история обители, с тех пор как сюда пришёл в поисках уединения её основатель. Величественная красота этого места запала ему в душу раньше, когда Ферапонт по делам Симонова монастыря, послушником которого был, обошёл пешком Белозерье. «И обрете место близ езера Паское зовомо, другое же езеро повыше того Бородавское… весьма красно место то и угодно на жительство паче инех мест».

Со скромной деревянной кельи преподобного Ферапонта началась обитель, которой суждено было на несколько столетий стать центром не только культурно-просветительского, но и политического влияния. Сюда к игумену Мартиниану приезжает за благословением на военный поход за возвращение московского княжеского престола Василий II Тёмный. Впоследствии посещать для богомолья Ферапонтов монастырь становится традицией для великих князей и княгинь, здесь бывали Василий III и Елена Глинская, Иван IV. Их примеру следуют представители знати, церковные владыки.

Пожар уничтожил деревянную церковь Рождества Богородицы, построенную ещё при Ферапонте, в 1408 году. Игумен монастыря, архиепископ ростовский Иоасаф, выделил средства на постройку каменной церкви. Пригласил он для этого ростовских мастеров, которые и возвели собор с главным престолом в честь Рождества Богородицы и приделом святителя Николая.

Расписывать новый храм пригласили знаменитого иконописца Дионисия с сыновьями Владимиром и Феодосием. Об этом свидетельствует надпись, сохранившаяся в софите северной двери: «В лето 7010 месяца августа в 6 на Преображение Господа нашего Исуса Христа начата бысть подписывана церковь. А кончана на 2 лето месяца сентявреа в 8 на Рождество Пресвятыа владычица нашыа Богородица Мариа. При благоверном великом князе Иване Василиевиче всеа Руси, при великом князе Василие Ивановиче всеа Руси и при архиепископе Тихоне. А писци Деонисие иконник с своими чады. О, владыко Христе, все царю, избави их господи мук вечных».

Поразительно, что огромная площадь стен – 600 квадратных метров — была расписана тремя мастерами за 34 дня! Сначала наносился слой специальной штукатурки – левкаса, по разглаженному и высохшему левкасу наносили рисунок древесным углем, затем по контуру рисунок обводили «чернилом».

Многие годы бытовал миф, что краски, которыми работали Дионисий и сыновья, были ими сделаны из гальки, собранной на берегу озера. Но исследования, проведённые учёными, доказали, что это не так. Иконописцы пользовались дорогими привозными красками, они давали чистые и нежные тона. Их названия звучат как журчание воды в ручье: лазорь, червлень, киноварь, белила, празелень…

В росписях храма Рождества Богородицы преобладает синий небесный цвет – «стенописная лазорь», приготовляемая из минерала лазурита. Прозрачный зелёный – празелень — краска из группы натуральных земель (веронская, богемская земля и др.), красящим началом которых является минерал глауконит. Но одно из главных мест в росписи занимает белый цвет, который давали свинцовые белила.

Церковь посвящена событию радостному – рождению Матери Божьей – и утончённые, высокие фигуры святых, их прекрасные лики, светлые краски фресок создают ощущение праздничное и вместе с тем торжественное. Не зря их создатель ещё в молодые годы заслужил репутацию «мастера преизящного»

На представленных в музее изображениях святых очевидна разница в манере письма Дионисия и его сына Феодосия.

Эту работу Дионисий выполнил без оплаты, чудесные фрески были его пожертвованием монастырю на вечное поминание, то есть до тех пор, покуда стоит храм Рождества Богородицы. Впоследствии имя иконописца никогда больше не упоминается в документах, возможно, он вскоре умер. Есть еще мнение, что за какое-то время до кончины Дионисий принял монашеский постриг и остаток дней провел в безмолвии и молитвах.

XVI столетие, когда страна была разорена и опустошена опричиной царя Ивана IV и эпидемией чумы, стало временем расцвета для Ферапонтова монастыря. Многие бояре из страха перед ограблением или конфискацией отдавали своё движимое и недвижимое имущество монастырям. В заклад шли земли и имения, деньги и драгоценности, иконы и богослужебные книги. Вкладчик до конца жизни продолжал пользоваться имуществом, во вкладных записях часто встречается такая формулировка: «А покамест Бог продлит живота, и архимандриту пожаловати меня вон не высылати». Вкладная книга Ферапонтова монастыря, начатая в 1534 году, упоминает среди вкладчиков «князей Старицких, Кубенских, Лыковых, Бельских, Шуйских, Воротынских … Годуновых, Шереметевых» и других.

Монастырь расстраивается, возводится церковь Благовещения с трапезной, каменные служебные постройки. Но о том, чтобы превратить обитель в крепость, обнеся её мощными стенами, монахи не позаботились. Видимо, рассчитывали на заступничество святых и на непроходимые леса и болота, раскинувшиеся вокруг на много вёрст. Однако земля полнилась слухами о богатстве Ферапонтова монастыря, ставшего к началу XVII века крупнейшим вотчинником Белозерья – ему принадлежало несколько сел, около 60 деревень, 100 пустошей, более 300 крестьян. Лакомый кусок для польско-литовских вооружённых отрядов, грабивших русские земли. Из-за отсутствия укреплений Ферапонтов монастырь стал для них лёгкой добычей, был разорён и частично сожжён в 1614 году.

Белозерье в первой половине XVII века пребывало в запустении: селения разграблены, жители убиты, что отразилось и на Ферапонтовом монастыре. Только 25 лет спустя после «литовского разорения» было возобновлено каменное строительство. В середине XVII в. монастырь возводит надвратные церкви Богоявления и преподобного Ферапонта, церковь Мартиниана, колокольню.

Но этот новый подъём в жизни обители не был долгим, во второй половине XVII века положение опять ухудшилось. Отчасти это было связано с тем, что сюда был сослан опальный патриарх Никон. Общение с братией обители патриарху было запрещено, Богоявленская надвратная церковь стала его домовым храмом. К ней примыкала келья, в которой, по устному преданию, Никон жил некоторое время. Ссылка продлилась десять лет, и всё это время на монастырскую казну ложилось тяжкое бремя содержания не столько самого Никона и его помощников, сколько его охраны: стрельцов и приставов.

Пребывание Никона в Ферапонтове было последним ярким событием в истории монастыря. Его посещало всё меньше паломников, он обеднел. Денег не хватало на первоочерёдные нужды братии, о поновлении храмовой живописи и мечтать не приходилось. Этому обстоятельству мы обязаны тем, что фрески Дионисия избежали поздних записей.

В 1798 году Ферапонтов монастырь был упразднен указом Синода, а церкви стали приходскими. В XIX веке сильно уменьшившуюся в размерах монастырскую территорию обнесли каменной оградой.

В 1904 году монастырь был возобновлен как женский, закрыт вновь в 1924. В 1930-х года здесь возник Музей фресок Дионисия, но долгие десятилетия научная работа в нём не велась. Охрану памятника культуры нёс один сторож, о котором до сих пор тепло вспоминают работники музея. Этому человеку удалось сохранить старинные здания от вандализма, но не от разрушительного действия времени.

По счастью, нашлись учёные -реставраторы, которые сумели разработать методику очистки фресок от скопившейся на них грязи: птичьего помёта, плесени, копоти, пыли. Долгий кропотливый труд по расчистке и закреплению красочного слоя занял тридцать пять лет. Увы, из тех, кто положил жизнь на то, чтобы мы могли любоваться прекрасной стенной росписью храма Рождества Богородицы, в живых осталось лишь двое. Они и сейчас, не смотря на почтенный возраст, приезжают каждый год проверить состояние фресок, но последователей у них нет. Так что экскурсовод настоятельно призывала нас приезжать и любоваться прекрасными творениями Дионисия пока есть такая возможность.

В настоящее время в памятниках Ферапонтова монастыря размещается Музей фресок Дионисия, имеющий статус историко-архитектурного и художественного музея-заповедника.

Ферапонтов монастырь. Музей фресок Дионисия.

Традиционно за дату основания Ферапонтова монастыря принимается 1398 г. В это время на холме между двух озер, Бородаевским и Паским, отдельно поселяется сподвижник преподобного Кирилла Белозерского Ферапонт.

01. Надвратные церкви Богоявления и преподобного Ферапонта. 1650 год.

Во второй половине XV – начале XVI века Ферапонтов монастырь стал значительным духовным, культурным и идеологическим центром Белозерья, одним из знаменитых заволжских монастырей, чьи старцы оказывали серьезное влияние на политику Москвы.

В центре – Трехъярусная, шатровая колокольня (1680 г.) очень редко встречающегося типа с квадратным планом звона и четырехгранным шатром. На ярусе звона висят 17 колоколов. В шатре находится уникальный механизм самых ранних из сохранившихся в России боевых часов 1638 года.

Справа – церковь преподобного Мартиниана. Паперть пристроена в середине XIX века. 1641 год
02

В XVI в. в монастыре строятся монументальные церковь Благовещения с трапезной, казенная палата, служебные постройки — каменное сушило, гоственная палата, поваренная палата. Оправившись после литовского разорения, в середине XVII в. монастырь возводит надвратные церкви на Святых вратах, церковь Мартиниана, колокольню.

Церковь Благовещения (справа) с трапезной палатой. 1530 – 1531 годы.

По предположению историков церковь с трапезной построена на вклад великого князя Василия III в ознаменование рождения вымоленного в Кириллове и Ферапонтове монастырях наследника будущего царя Ивана IV.

04. Северные ворота. Ух и ветер сегодня!

В 1904 году монастырь был возобновлен как женский, закрыт вновь в 1924.

05. Трапезная, за ней церковь Благовещания.

В настоящее время в памятниках Ферапонтова монастыря размещается Музей фресок Дионисия, имеющий статус историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. Музей, возникший в начале XX века, на протяжении 1930-1960-х годов осуществлял охрану памятников с помощью только одного сторожа.
06

А теперь собственно в музей.

07. Фрески, в том числе над мощами Мартиниана Белозерского. Преподобный Мартиниан Белозерский – игумен монастыря. Способствовал расцвету его духовности, ввел переписывание, собирание книг.

08

09

10. В церкви преподобного Мартиниана. Шатровая церковь датируется 1641 г.

11. В церкви с 1838 г. находится двухъярусный иконостас, изготовленный вологодским мещанином Николаем Милавиным. Резные царские врата не сохранили фигурок архангела Гавриила и Марии из сцены Благовещения. Надпись «Бессмертная трапеза» говорит о таинстве превращения хлеба и вина в Святые Дары – Плоть и Кровь Христовы.

12. В колокольне есть вход, проходим в него и поднимаемся на второй этаж. Направо – церковь Благовещения с фресками Дионисия, но мы сначала пройдем по левому коридору до конца, здесь расположена экспозиция музея монашеского быта.

Интерьер Трапезной палаты с центральным массивным столбом и опирающимися на него парусообразными сводами является полностью сохранившимся с середины XVI в.

13. Подризник (XV в.), рака (XVI, XV I I в.) , фелонь (XV в.) преподобного Мартиниана

14. Реконструкция монашеской келии по уставу Кирилла Безозерского
«В келии же не разрешалось никому иметь что-либо, кроме самых необходимых вещей, не разрешалось ничего называть своим, но, по слову апостола, всё было общим… Даже куска хлеба не разрешалось иметь в келии, ни какого-либо питья. Если кто хотел пить, тот шел в трапезную и там с благословения утолял жажду свою. Если кому случилось войти в келию какого-либо брата, то видел ни что иное в ней, как иконы, книги и сосуд с водой, чтобы руки помыть. Так от всяких пристрастий пребывали свободными, одно попечение имея – Богу угодить, друг ко другу смирение и любовь сохранить, и ради общх нужд трудиться…
И всякий неленностно, но по силе своей трудился; не как для людей, но для Бога..»

Пахомий Логофет. Житие Кирилла Белозерского.

15. В дальнем углу находится образец братской трапезной.

16

17. В трапезной каждый послушник сидел в соответствии с чином старшенства на своем месте с кротостью и молчанием, и никого не было слышно, только чтеца. Им полагалось по три блюда, кроме постных дней, в которые монахи либо вообще отказывались от еды, либо перебивались хлебом с водой.

18. Рабочее место Игумена.
За этим столом зачитывались грамоты и указы, присылавшиеся в монастырь, объявлялись решения, принятые игуменом и соборными старцами.

19. Торжественное одеяние священников.

20

21. Место старца строителя.

У южной грани находилось место старца-строителя. Круг его обязанностей не совсем понятен. Среди соборных старцев он занимал первое место. По-видимому, главной его обязанностью было духовное окормление братии. В последний период своей жизни Мартиниан был старцем-строителем..

22. Реставраторы проделали огромную работу чтобы сохранить для потомков наследие предшественников.
Инструменты, которыми работали реставраторы.

В главном храме бывшего Ферапонтова мужского монастыря, соборе Рождества Богородицы, находятся росписи, созданные в 1502 году знаменитым московским художником Дионисием и сохранившиеся без поновлений до нашего времени.
23

24. Чудом сохранившаяся, стенопись Дионисия была неизвестна до 1898 года.

Иконописец Дионисий, известный своими иконами и стенописями в Москве и в монастырях Московского княжества, был приглашен со своей артелью для росписи первого каменного собора Ферапонтова монастыря.

Внутри собор разделен на три нефа четырьмя квадратными столбами, на которые опираются повышенные подпружные арки под барабаном. Росписи, насчитывающие почти 300 сюжетов и отдельных персонажей.
25

27. В куполе собора представлен Христос Вседержитель, под ним – архангелы и праотцы, в парусах – евангелисты, на подпружных арках – святые в медальонах,

28. Фреска в барабане – Христос-Вседержитель.

29. В церквях над вратам полностью сохранились все элементы архитектуры.

30

31

32. Другое замечательное собрание Музея образовалось из предметов крестьянского и городского хозяйства и быта, причем с самого начала сотрудники Музея собирали вещи, происходящие из Кирилловского района, а точнее – из ближних и дальних окрестностей Ферапонтова.

33. Жители многих деревень охотно жертвовали Музею сохранившиеся у них предметы XIX и XX века: иконы, книги, гончарные изделия, кросна, снасти для кросен, точила и жернова, весы и безмены, стеклянную и деревянную посуду, прялки и скалки, сундуки и короба, старинные ткани, повседневную и праздничную одежду, старые письма, фотографии и документы и множество других вышедших из употребления предметов.

34. Так формировалась этнографическая коллекция в Музее, дающая хорошее представление о крестьянской культуре Белозерского края. Десятки деревень вокруг Ферапонтова существуют с ХV и ХVI веков и, надо думать, крестьянский быт тех давних времен мало чем отличался от быта XIX или начала XX века, так что этнографическое собрание Музея имеет и историческое значение.

35. Трепало, чесало, прялки и ткацкие станки покрывались сакральными (главным образом, солнечными) узорами, и сотканное на них полотно обладало светлой силой, охраняющей тело человека от враждебных влияний.

Детали прялок.

36
В низенькой светёлке огонёк горит.
Молодая пряха у окна сидит.
Молода, красива, карие глаза,
По плечам развита русая коса.
(русская народная песня)

Прялка сопровождала девушку от рождения до замужества. Прядением, как правило, занимались девушки. К моменту достижения совершеннолетия они полностью осваивали это мастерство и становились искусными прядильщицами, что по народным представлениям, предсказывало счастливую любовь и замужество.

В музее Ферапонтового монастыря находится языческий славянский сиверский идол — символ плодородия и поклонения богу Роду или Яриле. Датируется IV—IX веками, высота — около 1 метра. Найден в деревне Сиверово Суховерховского сельсовета Кирилловского района.
37

38. Сундуки

39

40

Нет, турики, это не туристы, как вы подумали. Турик – ткацкий инструмент выгунытый из осинового или соснового деревя – пустой деревянный цилиндр, укрепленный внутри, сверху на него надевается пряжа. В диаметре вершков 7, длиною вершков 8.

42

43. Традиционное название ткацкого станка в деревнях – кросна. Само слово это древнее и практически все народы индоевропейской языковой группы так называют ткацкий стан.

На выставке можно увидеть кросна трех типов: корневые, задние ноги которых и понебник делались из цельного куска дерева, составные, собираемые из отдельных частей, и смешанные, то есть станки, у которых для понебника использовалась корневая часть дерева, но она не была связана с задними ногами. Основным украшением кросен были набилки и векошки, покрытые резьбой. В коллекции музея сейчас более 20 кросен. На таких станках можно ткать любые узорные ткани, единственным ограничением при этом будет только ширина получаемого полотна.

44. На вологодском наречии: ” Запрячь кросна” – приготовить ручной ткацкий станок для работы.

45

46. Кадушки, коромысла

47. Т ри озера с чистой водой Бородаевское,Спасское и Ильинское расположены неподалеку. Оно из них прямо у стен обители.
Воду можно пить прямо из озера

48

В потемневших лучах горизонта
Я смотрел на окрестности те,
Где узрела душа Ферапонта
Что-то Божье в земной красоте.

И однажы возикло из грезы,
Из молящейсся этой души,
Как трава, как вода, как березы,
Диво дивное в русской глуши!

И небесно-земной Дионисий,
Из соедних явившись земель,
Это дивное диво возвысил
До черты, небывалой досель.

Николай Рубцов
49

Адрес: 161120, Вологодская область, Кирилловский р-н, с. Ферапонтово.

Читайте также:  Христо-Рождественский собор в Липецке: адрес и описание, история, мощи и святыни
Ссылка на основную публикацию