Иосиф Исихаст: житие и биография старца, книги и письма

преподобный Иосиф Исихаст

преподобный Иосиф Исихаст (1899–1959)

Биография

Ранний период, молодые годы

Иосиф Исихаст (Молчальник, мирское имя — Франгискос Коттис) родился на острове Парос, в деревне Лефке, 2 ноября 1897 года.

Родители Франгискоса, Георгиос и Мария, были простыми тружениками, но жили праведной жизнью. К благочестию они приучали всех своих детей. После смерти Георгиоса, наступившей в 1907 году, попечение по их воспитанию взяла на себя овдовевшая супруга, Мария.

Детей было шестеро и по утрате кормильца семье пришлось столкнуться с многочисленными трудностями.

Когда Франгискос был ещё малым дитятей, Бог возвестил Марии о его будущей славе посредством Откровения: явившийся ей тогда Небесный вестник начертал в каком-то таинственном списке имя её сына, после чего взял его с собой, объяснив, что так угодно Небесному Царю.

В связи со смертью отца и необходимостью помощи семье Франгискос не успел завершить начальный курс обучения в школе.

В 1914 году он отбыл в Пирей в поисках заработка.

Затем он был призван на воинскую службу. Демобилизовавшись, устроился на работу в Афинах. По одним источникам, он трудился там поваром, а через некоторое время — кондуктором трамвая. Другие данные свидетельствуют, что в Афинах он занимался торговыми делами.

Когда Франгискос достиг двадцатитрехлетнего возраста, он проявил живой интерес к духовной литературе. Вдохновляясь жизнью угодников Божьих, стал подражать им по мере возможностей.

В этот период, в 1921 году, он встретил старца, который преподал ему ряд добрых советов. Благодаря этому знакомству сердце Франгискоса склонилось к выбору монашеского пути.

Вскоре, подражая примеру отцов и расположению собственного сердца, он раздал имение беднякам и отбыл на Афон.

Жизнь на Афоне

Прибыв на Святую Гору, он ожидал встретить здесь множество славных подвижников, о которых читал в Житиях, но вместо этого встретил разочарование. Отчасти оно было связано с заведомо преувеличенным ожиданием, но отчасти — с упадком общего уровня нравственного состояния афонских монахов, далеко отстоявшим от уровня благочестия богомольцев прежних веков. Согласно воспоминаниям самого Иосифа Исихаста, эта ситуация привела его в состояние скорбного плача.

Поначалу Франгискос примкнул к сторонникам старца Даниила Катунакийского, и какое-то время подвизался в их братстве, однако некоторое время спустя пожелал найти для себя более уединенного жительства и удалился из братства.

Долгое время ему не удавалось отдать себя в послушание к опытному духовнику. После множества неудачных попыток, положившись на Божий Промысл, Франгискос предался отшельничеству. Пристанищем ему служили местные пещеры. На пропитание он зарабатывал трудом: в частности, занимаясь изготовлением метел.

В ходе путешествия по землям Афона Франгискос встретился, а затем и сдружился с единомышленником, монахом Арсением. Вскоре, воспользовавшись рекомендацией Даниила Катунакийского, напомнившего друзьям о роли послушания и отсечении своеволия в монашеском делании, они перешли под учительство и послушание к старцу-албанцу, Ефрему Катунакийскому.

Монашеский подвиг

В 1925 году Франгискос, преодолев испытания искушениями и трудом, удостоился пострижения в великую схиму с наречением в новое имя: Иосиф.

Последние дни перед своей кончиной старец Ефрем подвизался в скиту святителя Василия Великого. Там же он и преставился. По смерти Ефрема, обязанности по руководству и управлению деятельностью общины принял Иосиф.

Оставшись без старца-наставника, братия во Христе, Арсений и Иосиф, продолжили скитаться по территории Святой Горы. В каливу они возвращались только к зиме, но впоследствии выбрали её в качестве места своего постоянного жительства.

Как следует из признания Иосифа Исихаста, на данном этапе подвижничества он испытывал очень сильные искушения со стороны падших духов.

Однажды он созерцал в видении строй монахов: воинов Христовых, готовившихся вступить в бой с демоническими полчищами. Предводительствовавший монахами военачальник предложил Иосифу занять место среди передовых бойцов, что он и исполнил. После этого случая диавол возвёл против Иосифа лютую, непримиримую брань: строил козни, подстерегая в засадах; бесстыдным обманом заманивал в путы и сети. Но помощью Божьей Иосиф успешно преодолевал вражеские нападения. Этот период борьбы длился около 8 лет.

Одним из наиболее значимых событий на этом этапе его монашеской жизни стало обретение нового наставника, смиренного и мудрого безмолвника, Даниила, подвизавшегося близ Великой Лавры, в келье святого Петра Афонского.

Иосиф перенял от него множество положительных черт. Подражая его аскетическим подвигам, он приучил себя к ещё большей строгости жизни, например, ограничению потребления пищи одним разом в день (рацион Иосифа составлял тогда меру хлеба и немного овощей). С ещё большим стремлением он стал бороться с собственной леностью.

В то время как Иосиф Исихаст подвизался в скиту святого Василия Великого, вокруг его личности сплотилось множество подвижников и образовалось монашеское братство. Среди прочих участников этого братства был и его кровный брат, Афанасий.

Постепенно имя Иосифа становилось всё более известным. Многие обращались к нему за советами и увещеваниями. Иосиф же охотно делился богатыми знаниями, но связанная с непрестанными посещениями многолюдность нарушала уединенный характер его личной жизни и жизни братий. В результате он вынужден был задуматься о поисках нового места.

В 1929-30 годах старец Иосиф отлучался с Афона. Необходимость отлучки была связана с пострижением в монашество его родной матери и основанием женской обители в районе Драма.

Вернувшись на Святую гору, он не прервал связь с постриженными им монахинями, продолжал наставлять их посредством регулярной переписки.

В 1938 году Иосиф Исихаст, совместно с монахом Арсением обратил внимание на одну заброшенную каливу и выбрал её очередным местом для аскетических подвигов. Калива располагалась в Малом скиту святой Анны, в пещерах, под горным обрывом.

Из подручного материала, глины и дерева, братия воздвигли себе скромную хижину, включавшую три небольших помещения, кельи. Одна из них предназначалась для Иосифа, другая — для его соратника, Арсения. Третья же использовалась посещавшим их иеромонахом. Кроме того, братия восстановили на том месте церковь святого Иоанна Крестителя.

В каливе они подвизались на протяжении 30 лет. Первоначально молились и трудились вдвоём. Сказывалась как нехватка места для жилых помещений, так и не совсем удобное расположение каливы. Впоследствии к ним всё же стали присоединяться другие подвижники, главным образом — молодые монахи.

Со временем старец Иосиф принял решение перебраться ближе к береговой черте. В качестве альтернативного местожительства была выбрана калива святых Бессребреников, располагавшаяся в Новом скиту.

В 1958 году отец Иосиф подвергся тяжелой болезни. Сперва на его шее образовался опасный нарыв. Затем он страдал от сердечной недостаточности. Поначалу больной не соглашался на прохождение курса лечения — не желал отрывать себя от монашеских подвигов, — но затем, уступив уговорам духовных воспитанников, согласился.

Приближение смерти он почувствовал заблаговременно. Незадолго до своей кончины, в День Успения Божьей Матери, он причастился Святых Христовых Тайн.

15 августа 1959 года сердце подвижника остановилось.

Тропарь преподобному Иосифу Исихасту, глас 5

Преподобне отче Иосифе, / Господу и Богородице свято послужив, / в Богом обетованную в Рай / новую землю под Небом новым возшел еси, / и нам, недостойным вселения в сих, // письмены твоими и молитвами спастися помози.

Кондак преподобному Иосифу Исихасту, глас 8

Избранный Господом Иисусом в подобныя древним ученики, / Духом Животворящим Святым осолился еси, / ещеже и братию самоотверженную и смиренномудрую возрастив, / деланию молитвенному непрестанному обучил еси, / и ради обретения ими совершенных даров, / даже до смерти пощением, бдением и трезвением подвизался еси, / ныне же о Господе утешаешися, / со Ангелы и святыми блаженствуеши и слышиши: / Радуйся, Исихасте Великий Иосифе, // Новый Афонский пустынниче и монахов Наставниче.

Тропарь иной, глас 1

Пустыни Афонския цвете благоуханный,/ древним единонравный подвижниче,/ пламенный ревнителю молитвы непрестанной,/ благодати истинный послушниче,/ Господа всем сердцем возлюбивый,/ Иосифе преподобне, монахов наставниче,/ моли Христа Бога Спасителя душ наших// от сна лености воздвигнуть нас к покаянию.

Кондак иной, глас 8

Вышния добродетели Богом наученный,/ образ был еси учеником твоим,/ воздержанию, смирению, наипаче же послушанию тех наставляя,/ и, яко пастырь, стаду своему предходя,/ добре шествовати путем жестоким пустыннаго жития научил еси./ Темже ублажаем тя, Иосифе преподобне,/ моли Христа Бога прощение даровати/ чтущим любовию святую память твою.

Книги старца Иосифа Исихаста

Святой Иосиф Исихаст является одним из наиболее значимых христианских подвижников 20 века.

Учение старца Иосифа Исихаста целиком и полностью восходит к святотеческой традиции умного делания – исихазма. Постоянная молитва, лишение себя сна, донельзя скудная пища – все это усмиряло плоть, и возвышало дух.
св. Иосиф Исихаст на пользу подвизающимся монашескому подвигу оставил после себя духовное назидание: “Десятигласная духодвижимая труба” Это аскетическое произведение основанное на собственном духовном опыте – пути достижением монаха своей цели, а именно – спасения и воссоединения со своим Господом. Книгу о жизни старца написал его ученик и сподвижник монах Иосиф, куда и вошло вышеназванное произведение.

Купить книги св. Иосифа Исихаста всегда можно в нашем интернет магазине Псалом. ру с быстрой и недорогой доставкой, как по г. Москве, так и по всей России.

Моя жизнь со Старцем Иосифом. Старец Ефрем Филофейский.
Цена: 625.00 руб

Выход в 2008 году в свет этой книги стало настоящим событием в среде православных греков. Все тиражи раскупались быстрыми темпами. Книга была наиболее читаемой среди мирян и монахов. В обителях ее читали во время трапезы. Эти воспоминания, безусловно, принесут огромную духовную пользу всем радеющим о собственном спасении. А для тех, кто избрал монашеский путь, книга станет пособием подвижнической жизни.

Полное собрание творений. Старец Иосиф Исихаст.
Цена: 625.00 руб

Впервые под одной обложкой выходит все известное на данный момент письменное наследие Старца Иосифа Исихаста (1897-1959) – Его творения — самое значительное явление в православной письменности двадцатого века. Все ранее изданные русские переводы писаний Старца исправлены и отредактированы. Впервые издается перевод Ватопедского собрания писем и стихотворений Старца.

Духовный опыт. Старец Иосиф Исихаст.
Цена: 165.00 руб

Книга монаха Маркелла, насельника святогорской обители Кара-калл, повествует о подвижническом житии его духовного наставника — старца Иосифа Исихаста. В ней также содержится систематическое изложение учения старца, составленное на основании его писем. Аскетический подвиг старца Иосифа, его мужественная брань с бесами и собственными страстями, стремление к очищению сердца от греховных помыслов, дар непрестанной Иисусовой молитвы — все это позволило ему достичь высот духовного трезвения и сподобиться созерцания Божественного нетварного света.

В книге о старце Иосифе показано, насколько созерцательный путь монашеского трезвения и умной молитвы укоренен в святоотеческой традиции. Учение Иосифа Исихаста основано на богомыслии священномученика Дионисия Ареопагита, святителей Григория Паламы, Григория Богослова и Григория Нисского, преподобных Исаака Сирина и Никодима Святогорца и многих других отцов, чьи творения цитируются в этой книге. Аскетическое предание Церкви было воплощено старцем Иосифом в его подвижническом житии и передано его ученикам — современным инокам Святой Горы.

В наше время, когда не только миряне, но и монашествующие нередко ограничиваются внешней формой духовного делания, эта книга напомнит о том, что главное для христианина — забота о своем «внутрением человеке».

Старец Иосиф Исихаст. Монах Иосиф Ватопедский.
Цена: 280.00 руб

Книга ватопедского старца монаха Иосифа повествует о жизни и аскетическом учении его учителя — великого афонского старца Иосифа Исихаста. Она также включает в себя сочинение последнего «Десятигласная духодвижимая труба» и толкование на него, сделанное учеником на основании его бесед с великим старцем.

Книга будет полезна всем интересующимся практикой Иисусовой молитвы. Внимательный читатель поймет, какова глубина, широта и высота святоотеческого предания о молитве.

Послушание и возрождение. Духовный азбуковник. Алфавитный сборник. Старец Иосиф Исихаст.
Старая цена 390.00 руб
Цена: 320.00 руб

В сборник вошли высказывания и поучения известнейшего афонского старца Иосифа Исихаста (1898-1959 гг.). Иосиф Исихаст – одна из основных фигур православного подвижничества XX столетия. Несмотря на отшельнический образ жизни, он имел огромное духовное влияние: на Афоне он был одним из главных возобновителен образа жизни исихастов, делателей Иисусовой молитвы. После его смерти ученики старца распространили его учение на Афоне, а затем и по всей Греции, на Кипре, и вплоть до Северной Америки. Иосиф Исихаст канонизирован как месточтимый святой на Афоне.

Наставник молитвы Иисусовой. Жизнеописание Старца Харалампия Дионисиатского, ученика Старца Иосифа Исихаста. Монах Иосиф Дионисиатис.
Цена: 350.00 руб

Настоящая книга включает в себя жизнеописание и наставления современного афонского подвижника, проведшего всю свою жизнь в молитвах, посте, послушании и самоотречении — отца Харалампия Дионисиатского (1910-2000), ученика великого афонского старца Иосифа Исихаста, одного из столпов святогорского монашества XX века. Написанная монахом Иосифом, насельником афонской обители Дионисиат, одним из лучших современных агиографов и духовным чадом старца Харалампия, она представляет интерес для всех интересующихся святогорскими традициями Иисусовой молитвы, умного делания и старчества.

Выражение монашеского опыта. Старец Иосиф Исихаст.
Цена: 520.00 руб

Греки называли его “человек-львиное сердце”. Абсолютное бесстрашие и мужество, подкрепленное дейставием благодати Божией, было присуще ему с ранней молодости. Господь постоянно открывал ему картины будущего, а также невидимый для глаза обычного человека мир, полный демонской силы. Всю жизнь он до крови сражался с врагом спасения людского рода. Человек этот – старец Иосиф Исихаст, богоносец последних времен, один из малого числа афонских старцев, которых называют избранными. Это сильная личность, учитель, трудами которого была возрождена на Святой Горе традиция исихазма.

Будучи еще совсем молодым человеком, будущий святой приехал на св. гору Афон, и остался там приняв монашество. Проведя много времени в поисках духовных наставниках, св. Иосиф поступил в послушание к старцу албанского происхождения Ефрему. По его смерти было принято решение искать уединенную “каливу” (букв. “хижина”) Найдя ее возле скита св. Анны. Старец решает там остаться со своим со-молитвенником братом Арсением на долгих 30 лет. Несмотря на бытовые трудности и скудность пропитания, подвижники неуклонно следовали избранному ими пути – посвящая все свое время непрестанной молитве и радений в аскетических упражнениях.

Наиболее тяжким душевным недугом старец считал лень и нерадение – только беспрестанное понуждение себя к молитвенному деланию сможет уберечь человека от больших страстей. Проведя десятилетия в беспрестанных духовных подвигах, старец решает вновь сменить место своей кельи. К тому времени вокруг старца создалась община из молодых монахов-послушников, которые считали его своим духовным наставником. Выбор при переезде пал ближе к береговой линии – в каливу св. Бессребреников, что находилась в Новом скиту. Это было последнее пристанище старца.

В 1958г. старец Иосиф тяжело заболел и 15 августа 1959г. святой отошел ко Господу.

«Узнавай истинность слов из образа жизни»

Великий старец Иосиф Исихаст (1897–1959) и его изречения

Великий старец Иосиф Исихаст канонизирован как местночтимый святой на Афоне. Блаженная кончина старца последовала 15/28 августа 1959 года. Светлый образ этого подвижника раскрывается в воспоминаниях его учеников, которые сами уже стали старцами, а также в его духовных наставлениях и советах.

Воспоминания учеников старца Иосифа Исихаста

«На закате мы наконец причалили к пристани святой Анны. Мертвая тишина, нет ни одного человека. Старец (Иосиф Исихаст) не знал, что я должен приплыть. Тогда там не было телефонов, чтобы сообщить об этом. Вдруг вижу, как один батюшка с торбочкой и палочкой спускается вниз. Это был отец Арсений (духовный брат и сотаинник старца Иосифа). Как только я его увидел, так подбежал, положил земной поклон и благоговейно поцеловал его руку. “Благословите, батюшка”. – “Не ты ли Яннакис из Волоса?” – “Да, старче. Но откуда вы меня знаете?” – “Старец Иосиф знает это от честного Предтечи. Он ему явился сегодня ночью и сказал: “Я тебе привел одну овечку. Помести ее в свою ограду””».

Отец Ефрем вспоминал о старце Иосифе Исихасте: «Это был невысокий человек, не полный и не худой, с большими мирными голубыми глазами. Его некогда каштановые волосы стали седыми, ведь ему тогда было уже 50 лет. Несмотря на то, что он не пользовался расческой, не стриг ногтей, его присутствие источало некую благодать, нечто величественное и славное, как если бы это был царь. Поскольку он никогда не мылся, некоторые посетители ожидали дурного запаха и удивлялись, что от него, напротив, исходило тонкое благоухание. Это было чем-то сверхъестественным, поскольку он всегда много трудился и сильно потел…

Внешность его была очень благообразной. Стоило только его увидеть, как сразу успокаивались нервы. Каким он был снаружи, таким был и внутри. Лицо его было приятным, очень приятным. И в церкви он произносил “Господи, помилуй!” сладкозвучно. А как он читал Апостол! Чудо! У него был очень красивый голос. И если мы фальшивили в пении на Литургии, он нам задавал тон. Он его не терял. Когда время от времени он нас звал, чтобы собрать или сказать что-нибудь, я думал про себя: “Неужели этот голос когда-нибудь умолкнет?”…

“Старче, пахнет лилиями и розами”. – “Это от молитвы. Разве ты не понимаешь? Благоухание – это Имя Христово”

У каливы Старца я сидел и тянул четочку, а он мне рассказывал о молитве, об отцах, за которыми ухаживал, когда они состарились. И в этом месте, у его каливы, мир благоухал, как лилия и роза, хотя вокруг была одна сушь и ничего не росло, кроме низкого каменного дуба. Однажды я стал нюхать воздух, и Старец меня спросил: “Что это ты делаешь?” – “Старче, пахнет лилиями и розами”. – “Вот балда! Подойди поближе, к двери”. Я подошел к двери в келлию Старца и вдохнул аромат. Я вошел: вся келлия благоухала так, что даже моя борода и одежда стали источать аромат. Старец мне сказал: “Это от молитвы. Разве ты не понимаешь? Благоухание – это Имя Христово”. Должно быть, он много молился той ночью. От Иисусовой молитвы благоухает не только человек, но и место, где он стоит. Я чувствовал, как аромат его молитвы орошал всё, что его окружало, воздействуя не только на наши внутренние, но и на внешние чувства. Часто и отец Харалампий, когда заходил в келлию Старца во время их ночных встреч, ощущал благоухание».

Отец Ефрем вспоминал еще о том, как готовил еду старец Иосиф Исихаст: «Когда он готовил, из глаз его всё время текли слезы. И так как он непрестанно творил Иисусову молитву, благодать Имени Божия освящала то, что он готовил, и делала эту еду очень вкусной… Там, где совершается дело Божие, еда и вода становятся сладкими как мед. Однажды я спросил Старца: “Как это происходит? Почему так бывает?” – “Это от Бога, от Иисусовой молитвы. Совершается молитва – и благословляется еда”».

Перед смертью старец Иосиф Исихаст сказал о своих учениках: «Видишь этих монашков? Они покорят Святую Гору!» Отец Ефрем говорил по этому поводу: «Так и случилось. Община отца Иосифа Младшего восстановила монастырь Ватопед, отец Харалампий стал игуменом в монастыре святого Дионисия, я – в монастыре Филофей, а мои духовные чада возродили монастыри Ксиропотам, Каракал и Констамонит. А отец Ефрем Катунакский особенно полюбил монастырь Симонопетра и очень помог этой обители. Старец предвидел наше будущее».

«Вообще, когда послушник имеет веру в благословение старца, то может свернуть горы. Часто, взяв груз, превышавший мои силы, я падал на колени. Но, когда я крестился и призывал благословение старца Иосифа, груз начинал уменьшать свой вес, меня как будто кто-то подталкивал, и я взлетал птичкой, непрестанно творя молитву».

По свидетельству отца Арсения, у старца Иосифа была необыкновенно сильная молитва. О силе его молитв ходили легенды. Старец Арсений рассказывал, что, когда однажды они получили скисшую фасоль, Старец «сотворил теплую молитву со слезами» и на следующий день эту фасоль дал всем, кто подвизался рядом с ним, они по послушанию ее ели, и она казалась им сладкой как сахар.

Старец стал молиться: “Прошу Тебя, моя Богородице, дай немного воды”. Внезапно скала покрылась каплями воды

В другой раз старец Иосиф пожалел отца Арсения, который в жаркий день издалека носил воду, так как рядом у них не было никакого источника воды. Старец стал молиться Божией Матери: «Прошу Тебя, моя Богородице, дай немного воды, потому что отцу Арсению очень трудно». Внезапно скала покрылась каплями воды. Когда подвижники подставили таз и собрали воду, ее оказалось достаточное количество.

Отец Арсений вспоминал об одном чудесном случае заботы Пресвятой Богородицы о них, когда они со старцем Иосифом Исихастом, уставшие и изможденные, в зимний холод, с трудом добрались до храма: «Войдя в храм, мы почувствовали благоухание двух свежих яблок, прикрепленных к Ее иконе. Старец был посмелее, говорит мне: “Отец Арсений, эти яблоки мы съедим и протянем четку за того, кто принес их в дар. Он оставил их для нас, потому что мы в нужде”. Они были настолько сладкими, что мы говорили, что они похожи на райские яблоки. Как только мы их съели, открылся наш ум, и мы посмотрели друг на друга. “Какой нынче месяц, отец Арсений?” А был где-то конец февраля. “Откуда в это время года взялись такие свежие яблоки?” Мы тотчас пали ниц пред иконой и со слезами благодарили Божию Матерь за этот небесный дар, в котором проявилась Ее нежная материнская любовь. В те времена не существовало даже холодильников, поэтому нет никаких сомнений в том, что это было небесным даром Богородицы».

Иеросхимонах Ефрем Катунакский свидетельствовал:

«Я не мог насытиться благодатью, которую давал старец Иосиф Исихаст.

Множество раз в церкви, в алтаре, я чувствовал присутствие Бога. Он извещает тебя. Многократно у старца Иосифа я не знал: я ли служу или Старец? Вся церковь была погружена в некую духовную сладость, как в мед: Старец служил, а я ощущал присутствие благодати…

Признаюсь, что ни одного человека я так не любил и не боялся, как этого Старца, который стал и остался для меня на всю мою жизнь предметом подражания и при жизни его, и после его смерти. Он стал моим спасательным кругом, и одна лишь память о нем ограждала меня от ошибок и подвигала к дальнейшему продвижению на протяжении всей моей жизни…

Он видел во мне всего меня. С подробностью он изъяснил мне всё, что случится со мной до конца моей жизни. Теперь, когда я вижу, как это сбывается, я понимаю, что значит человек Божий, что значит святой…

В сем суетном мире дети наследуют родительское имущество в равных долях, которые зависят от количества детей. В духовном бывает иначе. Ты получишь духовную силу соразмерно твоей вере старцу и послушанию ему. Так было и со старцем Иосифом Исихастом. Он беседовал с нами. Он говорил нам на своем уровне. А мы понимали на своем. Сколько у нас было силы, столько мы и понимали. Больше того мы не постигли».

Когда иноки монашеского братства спрашивали старца Ефрема о сверхъестественных извещениях, которые он получал по благодати Божией, он отвечал так: «Действительно, свойства благодати превышают естество, но я получил это от старца Иосифа».

Улыбаясь, Старец сказал: “Сегодня ночью я отправлю тебе небольшую посылочку…”

Схимонах Иосиф Ватопедский рассказывал: «Однажды днем, после обеда, когда я положил перед Старцем поклон, собираясь, как обычно, уйти в свою келлию, он сжал мне руку и, улыбаясь, сказал: “Сегодня ночью я отправлю тебе небольшую посылочку. Смотри не потеряй ее”. Я не понял, что он имел в виду, и удалился. После отдыха я, как всегда, приступил к бдению и собрался начать молитву, удерживая, насколько возможно, ум согласно совету Старца. Я не знаю, с чего начал, но помню, что стоило мне приступить к молитве и произнести несколько раз имя Христово, как сердце мое исполнилось любви к Богу. Внезапно она умножилась настолько, что я уже не молился, но изумлялся и поражался преизбытку этой любви. Я хотел обнять и расцеловать всех людей и всю тварь, но в то же время испытывал такое смирение, что чувствовал себя низшим из всех созданий… И в ту минуту я ясно почувствовал, что это благодать Святого Духа и это Царствие Небесное, о котором Господь наш говорит, что оно находится внутри нас (см.: Лк. 17: 21), и повторял: “Пусть так будет всегда, Господи, и больше мне ничего не надо”. Это продолжалось достаточно долго, а потом я мало-помалу вернулся к прежнему состоянию. Придя в себя, я с нетерпением ждал нужного времени, чтобы пойти к Старцу и спросить его, что это было за явление и как оно произошло.

Было приблизительно 20 августа, полнолуние, когда я бегом прибежал к Старцу и нашел его вне келлии, прогуливающимся по своему небольшому дворику. Едва увидев меня, он заулыбался и, прежде чем я положил поклон, сказал: “Видишь, как сладок Христос? Теперь ты узнал на деле, каково то, о чем ты настойчиво просил? Так потрудись, чтобы сделать эту благодать своею и чтобы ее не похитило у тебя небрежение”».

Когда духовный человек чувствует потребность какой-либо души, чье состояние открыто ему, и говорит: «Иди молись – и получишь то, что я тебе пошлю и что тебе необходимо», когда он знает, что именно посылает и принят ли этот дар, – такое превосходит границы естественного и принадлежит к явлениям «превыше естества».

Отец Иосиф Ватопедский свидетельствовал: «Мы, живя рядом со Старцем, никогда не могли постичь всю высоту, глубину и широту его мыслей, хотя он умалял сам себя, чтобы казаться таким же, как и мы, и почти достигал в своем смирении того, чтобы казаться еще меньше нас. Он тогда лишь открывал свою высокую духовность, когда в нашем поведении проявлялось что-то от эгоизма или нерадения. Тоном, не допускающим возражения, Старец сначала указывал нам на опасность, которую несет наша невнимательность, а затем с математической точностью определял наше внутреннее состояние и называл ту причину или страсть, которая нас привела к ошибке…

Когда я спросил о цели этой епитимии, Старец ответил: “Вместе с покаянием необходимо понести и деятельное злострадание”

В период моей жизни с нашим приснопамятным Старцем я допустил некую погрешность по неведению, и он наложил на меня епитимию – пройти пешком утомительный и длинный путь. Когда я его спросил, какова цель этой епитимии, он с печалью ответил мне: “Вместе с покаянием необходимо понести и деятельное злострадание, для того чтобы загладить вину, иначе на нас обрушится по Промыслу Божию невольное наказание, и, возможно, оно будет гораздо тяжелее и больнее, поэтому мы предотвращаем его вольным удвоенным покаянием, и так устанавливается равновесие.

Старец всегда раскрывал нам до тонкостей смысл духовного закона и так называемого воздаяния, посредством которых осуществляется правда Божия по Его беспредельному человеколюбию. Взаимосвязь и переплетение событий убеждают нас, что нет ничего случайного в нашей жизни, и значит, все ежедневные искушения происходят по Божественному домостроительству, чтобы нам причинить злострадание, которое дает возможность деятельно доказать своё покаяние».

Наставления и советы старца Иосифа Исихаста

«Бог не просто какая-то формальность, Он прежде всего Личность, говори с Ним, полюби Его!»

Если ты хочешь, чтобы твоя молитва была услышана

«Если ты молишься и хочешь, чтобы твоя маленькая молитва была услышана, тогда знай, что и твои маленькие согрешения записываются, и они искажают твое маленькое добро».

«Если ты говоришь, что твое согрешение маленькое – ничего страшного, – тогда и твоя маленькая молитва не доходит до Бога – ничего страшного».

«Имей любовь ко всем и смотри, чтобы не огорчил чем-нибудь и не навредил кому, ибо во время молитвы встанет препятствием скорбь твоего брата».

«Во всех же молитвах ум пусть следит и понимает то, о чем ты молишься и что ты говоришь. Ибо если ты не понимаешь, что говоришь, то как вы договоритесь с Богом, чтобы Он тебе даровал то, о чем ты просишь?»

«У всякого молящегося и не кающегося либо молитва прекратится, либо он, молясь, впадет в прелесть».

Узнавай истинность слов из образа жизни

«Правда – вещь дорогая, и не у каждого в словах ее найдешь. Каждый человек как живет, так и говорит. Узнавай истинность слов из образа жизни».

Колокольчик праведности

«У праведности нет колокольчика, чтоб, позвонив в него, узнать о ней. Колокольчик праведности – это терпимость, долготерпение, выдержка. Всё это – yкpашения монаха и всякого христианина».

«Подчини свои страсти и увидишь, как многие благоговейно будут относиться не только к твоим словам, но и к движению твоих глаз».

Благодать Божия

“Не считай себя человеком, если не получил благодати. И без благодати напрасно мы, люди, родились в мир”

«Не считай себя человеком, если не получил благодати. И без благодати напрасно мы, люди, родились в мир».

«Благодать Божия зависит не от лет, а от образа жизни и милости Господней».

«Сразу, как только воистину покается человек, приближается к нему благодать и ревностью увеличивается. Опыт же требует многолетнего подвига».

«Благодать бывает всегда совершенно мирной, смиренной, безмолвной, очистительной, просвещающей, радостотворной и лишенной всякого мечтания. Нет места никакому сомнению в благословенный миг пришествия благодати в том, что это поистине Божественная благодать, ибо она не вызывает у принимающего ее никакого страха или недоверия».

«Если благодать Божия не просветит человека, сколько бы ты не сказал слов, не будет пользы… Но если тут же вместе со словами действует благодать, тогда в ту же секунду происходит изменение в соответствии со стремлением человека. С этого момента изменяется его жизнь. Но это случается с тем, кто не испортил свой слух и не ожесточил свою совесть».

Благодати сопутствует мир душевный, а прелести – беспокойство

«Мы знаем, что вкyсивший вина и испытавший сладость его, если дадут ему yксyс, тотчас же распознает его и отвращается. То же pазyмей и о Божественной благодати: кто познал и вкусил ее плода, так что благодатию просвещены ум и мысль его, явственно различит приходящего как тать и плод прелести приносящего».

Старец Иосиф объяснял, что благодати сопутствует мир душевный, а прелести всегда сопутствует беспокойство: «Тогда человек надувается, словно мех, воздухом темным и нечистым, так что даже волосы его встают дыбом, и весь он становится смятенным и неспокойным».

Стрелка совести показывает, как мы проводим жизнь

Каждый вечер на бдении Старец совершал проверку своей совести. Этому же он учил своих духовных чад. Он рассказывал об этом своим ученикам так: «Вот я сижу и с молитвой испытываю себя и проверяю: что я сделал нехорошо? какая страсть еще сильна во мне? на что мне надо обратить внимание? Ага, на нерадение. Ага, на то, что не слежу за языком. На то, на другое. И сразу занимаю боевую позицию, чтобы исправиться. А на следующий день смотрю, что у меня получилось. И совесть, словно стрелка, это показывает. Как стрелка термометра показывает температуру, сколько сейчас градусов, жарко сейчас или холодно, так и стрелка совести показывает, как мы проводим жизнь».

Стань добрым, и все станут добрыми с тобой

«Не негодуй на братьев. Переноси их ошибки, чтобы и они переносили твои. Люби, чтобы тебя любили, и терпи, чтобы тебя терпели. Стань добрым, и все станут добрыми с тобой».

«Боящийся познать себя пребывает далеко от знания и ничто другое не любит, как только видеть ошибки у других и их судить. Он не видит у других дарований, а видит только недостатки. Не видит в себе недостатков, а только дарования».

«Никогда не видел я, чтобы совершилось исправление с помощью гнева, но всегда – с помощью любви. Возьми пример с самого себя: когда ты становишься кротким? От оскорблений? Или благодаря любви?»

К тебе приходит помысл осуждения

«К тебе приходит помысл осуждения – не сиди и не рассуждай, так это или не так. Тема закрыта. Если тебе говорится о твоем ближнем что-то нехорошее, значит, это осуждение, значит, это опасность».

“Плотская брань возгорается не столько от пищи, от пития, от вина и от сна, сколько от осуждения”

Старец говорил: «Плотская брань возгорается не столько от пищи, от пития, от вина и от сна, сколько от осуждения». А когда ученики спрашивали: «Почему, старче?», Старец отвечал: «Чтобы мы познали, что и мы той же самой природы. Познали, что и с нами воюет тот же самый диавол и что мы все достойны равного осуждения».

«Если кто не судит своего ближнего, то это – свидетельство, и свойство, и доказательство, и удостоверение спасшегося человека. Тот, кто не судит, не будет судим».

«Сострадай тому, кто не имеет. Не осуждай его за то, что он не имеет, что он грешный, злой, лукавый, болтливый, вор, блудник и лжец. Если приобретешь это познание, никогда не сможешь никого судить, даже если видишь его смертно согрешающим. Ибо сразу говоришь: “Нет у него, Христе мой, благодати Твоей, поэтому он согрешает. Если Ты уйдешь и от меня, то сделаю еще худшее”. Он – нищ. Как же ты требуешь, чтобы он был богат? Дай ему богатство, чтобы оно у него было. Он – слеп. Дай ему глаза, чтобы он видел».

Мера и рассуждение

«И во всем имей меру и рассуждение».

“Более всего другого мы нуждаемся в духовном рассуждении и должны в поте лица просить его у Бога”

«Ибо многие дела некоторое время не удаются из-за препятствий, так как не настал их час: одни – потому что препятствуют люди, поскольку, как говорят святые, люди могут препятствовать воле Господней в течение многих лет, а другие – потому что совершенно нет воли Господней на то, чтобы они совершились».

«…более всего другого мы нуждаемся в духовном рассуждении и должны в поте лица просить его у Бога».

О старце Иосифе Исихасте

Всякий человек растет. С точки зрения православного богословия даже блаженство спасенных в раю не статично, но, как говорил Григорий Нисский, это вечное восхождение от славы в славу.

Точно так мудрые и светлые люди и на земле не находятся в одном состоянии, но существуют в состоянии роста. Это относится и к святым. Так, о святом Иосифе Исихасте вспоминают его ученики, что в первые годы своей аскезы старец не пускал почти никого из них к врачам, считая, что это не подобает афонскому монашеству. Однако, возрастая в мудрости, он изменил свое отношение к медицине. Другой старец, ученик Иосифа, Ефрем Аризонский вспоминал, как Иосиф говорил ему: «Ты – парень болезненный. Тебе нужно будет обращаться к врачам. Не смотри на то, как поступал и относился к этому я. Ты слаб. Если тебе потребуются врач и лекарства, обращайся к врачам. Этот урок я не мог усвоить все эти годы. Лишь теперь, в старости, я его выучил. Сейчас, когда приблизился к концу, я понял, что надо быть снисходительным. Учащийся должен всегда учиться, как говорил мудрый Сократ. Вы – дети и нуждаетесь в медицинской помощи. Поэтому обращайся к врачу, принимай лекарства и всё, что необходимо».

Точно так же менялось отношение старца и к постам. Чем больше он возрастал в мудрости, тем сильнее ослаблял меру поста для своих учеников.

Изначально Иосиф равнял людей по своей мере и считал, что все могут понести то же, что и он, но с годами он понял, что у Бога к каждому свой подход. Когда у Иосифа появились ученики, его друг Арсений Исихаст говорил ему: «Не все такие, как ты, Иосиф!»

Когда кто-нибудь присоединялся к общине старца Иосифа, первым его наставлением была просьба понуждать себя к Иисусовой молитве.

Иосиф говорил, что у нового поколения просто нет сил для такого поста, какой совершали монахи прежних веков. Однако это совсем не страшно, потому что совершенству это никак не препятствует.

Иосиф поучал: «Дитя моё, говори Иисусову молитву – она будет утешением твоей жизни. Держи её – и всё будет идти как часы. Держи Иисусову молитву – и во всём преуспеешь».

Конечно, старец Иосиф постоянно изрекал, что молитва бесполезна без доброты. Как-то, явившись Ефрему Аризонскому уже после смерти из рая, старец Иосиф сказал: «Мои молитвы лучше слышны, и просить мне легче, если я ходатайствую о людях, которые понуждают себя».

Ученик старца Иосифа Ефрем Аризонский как-то разговаривал с неким священником, пришедшим посмотреть на жизнь братства старца Иосифа. Удивившись, что монахи живут в весьма опасном горном районе, священник спросил, почему они не уйдут отсюда. Ефрем отвечал, что они учатся доверять Богу и доверяют Ему свою безопасность. Но священник счёл их ненормальными и ушел. А Ефрем тогда понял, что существуют разные модусы восприятия мира и что если человек не смотрит на жизнь живой верой, он не поймёт, для чего нужна жертвенность и для чего сто́ит терпеть что-то, чтобы стать настоящим.

За несколько часов до смерти на старца Иосифа Исихаста напало сильнейшее искушение неверием, и ему тогда казалось, что всё его живое чувство Бога, все пережитые им чудесные посещения и откровения не более чем иллюзия. Старец потом сказал, что в эти минуты враг выбил у него из сердца веру и вместе с ней пошатнулось всё здание его жизни. Старец с плачем призывал Господа – и тяжелое искушение отступило, а живое знание Бога вернулось. Тогда старец Иосиф сказал, что Господь дал ему ещё пару дней жизни, чтоб рассказать переживающим подобные нападения врага на веру людям, что этот ужас возможно преодолеть, например, молитвой.

В современной Церкви на постсоветском пространстве многочисленные церковные умники всегда норовят уколоть старцев и сам институт старчества как таковой, скажем, написать о значении старчества что-то уничижительное, хотя практика наставничества совечна Церкви и первыми такими святыми наставниками были сами апостолы. Умники же не переносят старцев потому, что первым вообще несносно знать, что их современник может быть прекрасен и светел, ведь подлинность таких людей, как старцы и поэты, перечёркивает всё мнимое значение умников.

Низкий человек и других уверяет, что они низкие. Обычный всех видит обыкновенными и много говорит о том, что и Пётр-де предал, и Матфей имел не лучшую репутацию, и Андерсен писал с орфографическими ошибками, и Конфуция в родной деревне считали кем-то вроде дурачка… И лишь тот, кто подлинно велик, открывает другим то величие, которое в них было изначально вложено Небом.

Так старец Иосиф Исихаст отвечает одной девушке, исповедовавшейся ему в письме: «Ты очень хорошая! Не печалься! Не отчаивайся! Дерзай! Не бойся!».

И пишет он всё это ещё и затем, чтоб с ней произошло то же, что однажды испытал постоянно обижаемый всеми сирота Гарри Поттер, когда «оказалось, что он, так боявшийся, что не умеет ничего, всё-таки что-то может», а потому значим для Бога, умеющего смотреть на нас так, что в этом взгляде мы обретаем силы жить и творить добро.

Во время Второй мировой войны Италия в 1940 году объявила Греции войну, на Афоне наступили тяжелые, голодные времена. Тогда старец Иосиф вместе со своим учеником старцем Арсением Исихастом продали свои подрясники и одежды, чтобы иметь возможность покупать муку и кормить голодных. В это время Иосиф с учениками носил вместо одежды мешки.

Иосифу казалось драгоценным кормить инвалидов. Он говорил: «Здоровым все рады, а больным – нет. Лучше сами умрем, но их накормим». Вместе с Арсением он ухаживал за стариками, выбирая одиноких и больных.

Ксения Орабей о милосердии Иосифа Исихаста вспоминает так: «Были нищие, которые после того, как их накормили, крали виноград у старца. Винограда было мало, но отец Иосиф успокаивал хозяйственного отца Арсения: ‟Ладно, отец Арсений, людям захотелось фруктов после обеда”.

Однажды на дороге о. Иосиф подобрал послушника, больного туберкулезом, которого выгоняли отовсюду, как только узнавали про его болезнь. Он сам ухаживал за ним, выпрашивал у соседей инжир, маслины. А перед смертью постриг в великую схиму, как принято на Афоне. И ничем не заразился».

Старца Иосифа и его учеников много обижали. Их обвиняли в гордости и прелести, а его знание Бога выставляли на посмешище. Иосиф даже просил своих учеников не говорить другим, что он их старец, чтобы их не унижали другие монахи и люди.

Как-то Иосиф шел с Ефремом Аризонским по какой-то афонской дороге, и навстречу им вышли некий монах с горожанином. Увидев Иосифа, монах закричал ему, что тот прельщённый и мерзкий и вообще оскверняет собой Афон. Иосиф ничего не ответил и прошел мимо, а горожанин сказал злобствующему монаху о старце Иосифе: «Может, этот человек и прельщённый, но зато какой рассудительный. »

Когда старца Иосифа ругали, он говорил своим ученикам: «Мы не будем спорить. Мы будем заботиться о том, чтобы совершать бдение, молитву, и пусть о нас говорят что хотят».

Ведь даже среди ходящих в храмы немного найдётся тех, кто действительно знает Бога. И такие люди столь ужасают своим знанием формалистов, что ещё Григорий Палама говорил по этому поводу, как формалисты готовы обвинить в прелести и безумии всякого светлого человека, имеющего живое чувство Бога и живое отношение к Нему.

Потому-то Христос и учил смотреть на плоды, приносимые людьми, ведь плохое дерево не принесёт хороших плодов, равно как и наоборот.

На страницах Евангелия запечатлены многочисленные обвинения Самого Христа со стороны формалистов фарисеев – в безумии, лжи и т. д. То же самое приходится переносить и Его подлинным ученикам – их знание Бога не принимается формалистами, но оно – это то, чего ищут и чего жаждут все, кто хотел бы прийти домой.

ИОСИФ ИСИХАСТ

Старец Иосиф Исихаст. Фото

Иосиф Исихаст (Молчальник, Пещерник) (греч. ᾿Ιωσὴφ ὁ ῾Ησυχαστής) (1897 – 1959), схимонах, выдающийся подвижник благочестия XX века, местночтимый святой на Афоне и в Румынии, преподобный

Память 16 августа (Афон, Ватопед) [1]

В миру Франгиск Коттис, родился 2 ноября 1897 года в деревне Лефке на острове Парос. Его родители Георгий и Мария были бедными, но благочестивыми людьми. В 1907 году отец умер, и воспитание шестерых детей легло на плечи матери. По её словам, вскоре после рождения Франгиска она узнала о его предстоящей судьбе: явившийся ей во сне ангел записал имя младенца в некий список и забрал его, сказав, что он нужен Царю.

Франгиск не окончил начальную школу, так как после смерти отца должен был помогать матери и братьям. В 1914 году он отправился на заработки в Пирей. После прохождения военной службы поселился в Афинах, где, по одним сведениям, занимался мелкой торговлей, а по другим – работал поваром и затем кондуктором трамвая. В возрасте 23 лет молодой человек увлекся чтением духовной литературы, под влиянием которой стал подражать подвижнической жизни древних отцов на горе Пендели. В том же 1921 году, познакомившись с неким старцем из одной келлии в Карее, Франгиск раздал своё имущество бедным и отправился на Святую Гору, чтобы стать монахом.

На Афоне сперва присоединился к братству старца Даниила Катунакийского, но затем удалился оттуда в поисках более уединённого места для подвижничества. Юноше не удалось сразу найти для себя духовного отца, о чем он с горечью писал впоследствии: “День и ночь я плакал о том, что не нашёл Святую Гору такой, как пишут о ней святые”. В частности, не увенчалась успехом его попытка поступить в ученики к старцу Каллинику Исихасту, поскольку тот отказывался обучать своих послушников умной молитве. Тогда Франгиск начал вести отшельнический образ жизни, обитая в пещерах. Со временем, после многих суровых подвигов, он сподобился дара благодатной непрестанной молитвы.

Прп. Иосиф Исихаст. Греческая икона

Не найдя подходящего пристанища, Франгиск некоторое время путешествовал по Афону, зарабатывая на жизнь изготовлением мётел. В ходе этих странствий он познакомился и сблизился с монахом Арсением. По совету Даниила Катунакийского, указавшего молодым людям на важность послушания для духовной жизни, в конце 1921 года Франгиск и Арсений стали учениками простодушного и незлобивого старца Ефрема Катунакийского, албанца по происхождению, занимавшегося бондарным ремеслом.

В 1925 году Франгиск был пострижен в великую схиму с именем Иосиф.

Незадолго до своей смерти старец Ефрем переселился в скит святителя Василия Великого, где вскоре скончался. После его смерти Иосиф, уступая просьбе собрата, принял на себя обязанности главы общины, хотя отец Арсений был старше и годами, и по времени монашеского пострига. Оставшись вдвоём, Иосиф и Арсений продолжили путешествия по Афону, возвращаясь в свою каливу только на зиму, а затем приняли решение жить там постоянно, занимаясь резьбой по дереву. Согласно воспоминаниям Иосифа Исихаста, этот период жизни был связан для него с особенно тяжёлыми искушениями. Так, однажды старцу явился в видении длинный строй монахов, приготовившихся к сражению с бесами. Высокий и славный военачальник предложил ему встать в первый ряд бойцов, на что Иосиф с радостью согласился. За видением последовала жестокая духовная брань, продолжавшаяся 8 лет, в результате которой Иосиф Исихаст, по его словам, “вошёл во все прибежища врага и после жестокого единоборства вышел из них по благодати Господней”. Важным событием в жизни подвижника стало обретение духовника старца Даниила, безмолвника и почти полного затворника, монашествовавшего в келлии преподобного Петра Афонского в окрестностях Великой Лавры. От своего духовника Иосиф Исихаст перенял правило вкушать пищу (состоявшую из одной меры хлеба и небольшого количества овощей) лишь раз в день, не делая исключения для великих праздников. В период пребывания в скиту святителя Василия Великого вокруг Иосифа Исихаста стало формироваться небольшое монашеское братство. К старцу присоединились его родной брат Афанасий, отец Иоанн из Албании и отец Ефрем (впоследствии иеромонах, возглавивший движение старостильников в городе Волос). Послушником Иосифа Исихаста некоторое время был и известный подвижник монах Герасим (Менайас), который, несмотря на то что здоровье не позволяло ему остаться в братстве надолго, всегда вспоминал о старце с глубоким почтением. С тех пор как подвижники стали постоянно жить в своей каливе, Иосиф Исихаст приобрёл большую известность, и к нему за советом приходило множество посетителей. Это обстоятельство нарушало уединённую обстановку, побуждая основателей братства искать новое место для монашеских подвигов.

Прпп. Паисий Святогорец, Иаков Эвбейский, Порфирий Кавсокаливит и Иосиф Исихаст. Греческая икона

В 1929 и 1930 годах Иосиф Исихаст покидал Святую Гору для пострижения в монахини своей матери и основания в окрестностях города Драма женского монастыря. В 1933 году он возвратился на Афон, продолжая руководить пятью постриженными им монахинями посредством переписки.

В январе 1938 года Иосиф вместе с отцом Арсением присмотрели для себя заброшенную каливу в Малом скиту святой Анны, располагавшуюся в пещерах под скалистым обрывом, где они подвизались в течение следующих 30 лет. Подвижники обновили небольшую церковь святого Иоанна Предтечи и соорудили для себя из дерева, прутьев и глины хижину, разделявшуюся на три кельи, одна из которых предназначалась для Иосифа, другая для Арсения, а третья – для приходящего иеромонаха. Здесь Иосиф и Арсений на некоторое время вновь остались вдвоём. Само расположение каливы и недостаток места для жилых помещений не предполагали присутствия других братий. Тем не менее со временем к подвижникам присоединились новые ученики из числа молодых монахов, в том числе монах Иосиф (впоследствии духовник монастыря Ватопед и биограф старца), иеромонах Харалампий (впоследствии игумен монастыря преподобного Дионисия).

Тяготы жизни в Малом скиту святой Анны, связанные прежде всего с необходимостью ежедневно поднимать грузы на большую высоту, плохо сказывались на здоровье молодых послушников, поэтому в июне 1951 года Иосиф принял решение переселиться поближе к морю. Им была выбрана калива святых Бессребреников в Новом скиту. В начале 1958 года здоровье старца резко ухудшилось, на его шее появился болезненный нарыв. Уступая просьбам духовных чад, он согласился принять лечение, хотя и считал усилия медиков ненужными. В 1959 году Иосиф Исихаст страдал от сердечной недостаточности.

Скончался 28 августа 1959 года, в день Успения Пресвятой Богородицы, предсказав свою кончину и предварительно причастившись на праздничной Литургии.

Прп. Иосиф Исихаст. Русская икона

Почитание

Преподобный Иосиф Исихаст почитается как местночтимый святой на Афоне, а также в Румынии. Его мощи находятся в Ватопеде, а честная глава и другая часть мощей – в монастыре преподобного Антония Великого (штат Аризона, США). Известно о посмертных явлениях старца и о чудесах, имевших место при перенесении его мощей.

Молитвословия

Преподо́бне о́тче Ио́сифе,/ Го́споду и Богоро́дице свя́то послужи́в,/ в Бо́гом обетова́нную в Раи́/ но́вую зе́млю под Не́бом но́вым возше́л еси́,/ и на́м, недосто́йным вселе́ния в си́х,// письмены́ твои́ми и моли́твами спасти́ся помози́.

Избра́нный Го́сподом Иису́сом в подо́бныя дре́вним ученики́,/ Ду́хом Животворя́щим Святы́м осоли́лся еси́, / еще́же и братию самоотве́рженную и смиренному́друю возрасти́в,/ де́ланию моли́твенному непреста́нному обучи́л еси́,/ и ра́ди обре́тения и́ми соверше́нных даро́в,/ да́же до сме́рти поще́нием, бде́нием и тре́звением подвиза́лся еси́,/ ны́не же о Го́споде утеша́ешися,/ со А́нгелы и святы́ми блаже́нствуеши и слы́шиши:/ Ра́дуйся, Исиха́сте Вели́кий Ио́сифе,// Но́вый Афо́нский пусты́нниче и мона́хов Наста́вниче.

Сочинения

Сохранилось большое количество писем Иосифа Исихаста к родственникам и духовным чадам, посвящённых различным вопросам духовной жизни. Подборка этих писем была опубликована старцем Ефремом из Филофеева монастыря под заглавием “Выражение монашеского опыта” [2].

Перу старца принадлежит также сочинение “Десятигласная духодвижимая труба” [3], где в образной форме описываются ступени, которые необходимо преодолеть подвижнику по пути к стяжанию благодати. Сочинениям старца свойствен своеобразный стиль, сочетающий архаизацию с простонародными выражениями и с использованием рифмованной прозы.

Литература

  • Ιωσήφ Βατοπαιδινός, γέρων. ῾Ο Γέροντας ᾿Ιωσήφ ὁ ἡσυχαστής. ῞Αγιον ῎Ορος, 1983, 2005 7 (рус. пер.: Иосиф, мон. Старец Иосиф Исихаст / ТСЛ. Серг. П., 2000);
  • idem. Γέροντας ᾿Ιωσήφ ὁ ἡσυχαστής: Βίος – Διδασκαλία – «῾Η Δεκάφωνος Σάλπιγξ» / ῾Ιερά Μεγίστη Μονή Βατοπαιδίου. ῞Αγιον ῎Ορος, 2001 5;
  • idem. ῾Ο Γέρων ᾿Αρσένιος ὁ Σπηλαιώτης, 1886-1983.
  • Συνασκητής Γέροντος ᾿Ιωσήφ τοῦ ῾Ησυχαστού. Λευκωσία, 2002;
  • ᾿Ιωσήφ Μ. Δ. ῾Ο Γέρων ᾿Αρσένιος ὁ Σπηλαιώτης. Θεσσαλονίκη, 2002 2;
  • ᾿Αφιέρωμα εἰς τόν ὅσιον Γέροντα ᾿Ιωσήφ τόν ῾Ησυχαστήν. Κύπρος, ῾Ιερά Μονή Μαχαιρᾶ, 2003;
  • ᾿Εφραίμ (Κουτσού), ἀρχιμ. ῾Η ὑπακοή κατά τόν Γέροντα ᾿Ιωσήφ τόν ῾Ησυχαστή // Σύναξις Εὐχαριστίας, χαριστήρια εἰς τιμήν τοῦ Γέροντος Αἰμιλιανοῦ. ᾿Αθῆναι, 2003. Σ. 247-268;
  • Αἴσθησις ζωῆς ἀθανάτου. ῾Ομιλίες γιά τόν Γέροντα ᾿Ιωσήφ τόν ῾Ησυχαστή. ῾Ιερά Μεγίστη Μονή Βατοπαιδίου, 2005 2;
  • ᾿Αλιπράντης Ν. Χ. Γέρων ᾿Ιωσήφ ὁ ῾Ησυχαστής. ᾿Από τήν Πάρο στίς σπηλιές τοῦ ῎Αθω. ᾿Αθήνα, 2006;
  • Τριαντάφυλλος Γ. ῾Ο Γέροντας ᾿Ιωσήφ ὁ ῾Ησυχαστής. ῾Ο Νηπτικός Πατήρ καί Διδάσκαλος: Ταπεινή ἀναφορά στήν ζωή καί στό ἔργο του. Πάρος, 2007;
  • Γέροντας ᾿Ιωσήφ ὁ ῾Ησυχαστής. ῞Αγιον ῎Ορος, 2007;
  • Ефрем (Кутсу), архим. Личность и труды старца Иосифа Исихаста // Россия – Афон: тысячелетие духовного единства: Междунар. науч.-богосл. конф. Москва. 1-4 окт. 2006 г. М., 2008. С. 31-39;
  • он же. Влияние старца Иосифа Исихаста на аскетическую и литургическую жизнь Святой Горы // Там же. С. 39-42;
  • Каллиакманис В., протопр. Дар различения помыслов в жизни и учении старца Иосифа Исихаста // Там же. С. 42-50;
  • Мандзаридис Г. Чистота ума и сердца по учению старца Иосифа Исихаста // Там же. С. 50-55.

Старец Ефрем Филофейский – Мой старец Иосиф Исихаст и Пещерник

Описание книги “Мой старец Иосиф Исихаст и Пещерник”

Описание и краткое содержание “Мой старец Иосиф Исихаст и Пещерник” читать бесплатно онлайн.

«Вашему вниманию предлагается перевод с греческого фрагментов новой книги «Мой старец Иосиф Исихаст и Пещерник» о. Ефрема Филофейского. Почему мы избрали только часть книги? Цель этого издания – избежать повторений. В книге о. Ефрема много того, что повторяет уже известное Житие или поучения старца Иосифа. Нас интересуют малоизвестные эпизоды жизни и новые, неизвестные поучения Старца…»

Мой старец Иосиф Исихаст и Пещерник

© Издательство «Индрик», 2010

Вашему вниманию предлагается перевод с греческого фрагментов новой книги «Мой старец Иосиф Исихаст и Пещерник» о. Ефрема Филофейского. Почему мы избрали только часть книги? Цель этого издания – избежать повторений. В книге о. Ефрема много того, что повторяет уже известное Житие или поучения старца Иосифа. Нас интересуют малоизвестные эпизоды жизни и новые, неизвестные поучения Старца.

Поэтому избранные части посвящены призванию учеников и теме послушания. Здесь повествуется об о. Иоанникии, Ефреме и Иосифе, точнее – о времени их призвания и обучения (темное место в первом житии), и приводятся поучения Старца, раскрывающие тему послушания. За пределом нашего внимания осталось учение Иосифа Исихаста о молитве, нетварном свете, переходе на новый стиль и т. д. Эти вопросы более систематически раскрыты в других книгах о. Ефрема.

Вопрос об авторстве книги

Надо сказать, что вопрос об авторстве книги немаловажен и вызывает среди греков на Афоне живой интерес. Вообще-то сам о. Ефрем малограмотный человек и написать такую книгу, скорее всего, не мог. Как считают многие афонские монахи, эту книгу написал протопресвитер Стефан Аногностопулос. Он просто систематизировал записи и рассказы о. Ефрема, изложив все это простым доступным языком. Он же написал вступительную статью к греческому изданию. Не лишним будет добавить, что сам протопресвитер Стефан Аногностопулос является близким духовным чадом о. Ефрема и очень уважаемым старцем.

Хочется заметить о содержании: уже существует житие старца Иосифа, написанное отошедшим ко Господу в этом году о. Иосифом Ватопедским. Естественно, возникает вопрос: чем новое житие отличается от уже существующего?

Похоже, что целью первого жития было дать максимально приглаженный облик Старца, сгладить искусительные подробности его жизни. Это связано с тем, что Старец долгое время считался прельщенным, его не признавал ни Скит, ни Монастырь. При жизни его не признали ни монахи, ни старцы, ни даже прп. Паисий Святогорец. Более того, среди современных афонских старцев до сих пор можно встретить мнения о том, что Иосиф Пещерник находился в прелести. Например, нам об этом говорил старец Августин из скита Василия Великого. Так что вряд ли умолчание оказалось удачным.

Чем больше проходит времени, тем более величественно открывается образ старца Иосифа как одного из величайших святых. Новое житие – это апология Старца, написанная его любимым учеником о. Ефремом, который и «наследовал благодать Старца».

Поэтому новое житие открывает перед нами совершенно иной образ. Отличие можно выразить одним словом: здесь Старец – живой. Кроме известного из первого Жития каноничного образа сурового молчаливого аскета, теперь перед нами кроткий, послушный, остроумный, жизнерадостный человек, гонимый всю жизнь и безропотно переносящий эти гонения.

Масштаб гонений непосвященному человеку понять трудно. Один тот факт, что представители Скита настроили Монастырь против отшельника, указывает на большие смущения. Монастырь – это Великая Лавра прп. Афанасия, которая управляется советом старцев. Именно идиоритмическое устройство Лавры сделало ее самым демократичным монастырем Афона. Чтобы совет старцев Великой Лавры был настроен против какого-то человека – вещь невиданная.

Старец терпел гонения из-за противостояния двух традиций: монастырской и отшельнической. Т. е. он защищал не себя, а забытое Предание Церкви. Это было впервые высказано!

С удивлением мы узнаем о том, что Старец был тонким, очень чутким человеком – поэтом. Он писал стихи! Чуткие люди гораздо глубже переживают ложь, лицемерие, клевету. От этого подвиг Старца открывается для нас с новой глубиной.

Вероятно, кто-то обратил внимание на несоответствие первого жития письмам Старца. Большинство писем направлено к духовным дочерям-монахиням, а в житии даже не упоминается об окормлении женских обителей. Наконец, мы можем узнать, как обстояли дела в действительности: многие чада Старца были монахинями. Мы этот отрывок не переводили, т. к. он мало информативен с точки зрения учения Старца о послушании. Лучше обратиться к письмам Старца.

О. Ефрем подчеркивает связь Старца с русскими. Например, неприступная пещера скита Малая Агиа Анна, в которой поселился Старец, оказывается, принадлежала русским монахам, о которых ничего не известно. Иосиф Исихаст сравнивается с прп. Серафимом Саровским. Он подражает прп. Серафиму в отшельническом образе жизни, так же опирается на женские общины и мирян и точно таким же образом оказывается гоним своими собратьями-монахами, т. е. профессионалами.

Мы сознательно не затронули вопрос о связи Старца с традицией колливадов. Такое умолчание в данном случае оправданно. Это слишком обширная тема для столь краткого введения. Тем более что русскоязычный читатель в силу ряда причин имеет о колливадах весьма смутное представление…

Устное предание о старце Иосифе

Было бы несправедливо утаить от читателей то, что и эта книга – также всего лишь штрих портрета, одно из воспоминаний о Старце. Дело в том, что на Афоне среди пожилых монахов греческих монастырей сохраняется весьма обширное устное предание о старце Иосифе. Например, это рассказы о том, как, будучи молодым, старец Иосиф приходил на келии в Карее и пламенно проповедовал покаяние, чем приводил в большое замешательство старых, видавших виды, келиотов.

– Покайтесь, приблизилось Царство Небесное!

– Отец, тебе что – плохо? Ты перемолился?! Мы, монахи, непрерывно каемся…

– Где же плоды? Почему у вас нет тех плодов, которые были у древних святых?!

– Э… брат, когда поживешь на Афоне с наше, лет сорок, тогда будешь говорить…

– Нет, отцы, Бог – Тот же и благодать та же. Просто мы – другие. У нас нет той целеустремленности, которая была у древних…

Ведь нельзя забывать, что историческая ситуация на Афоне в то время была достаточно сложной: с одной стороны – страшная разруха и нищета, с другой – духовный упадок.

Также на Афоне мы слышали повествование, что в этот малоизвестный период жизни молодой Иосиф мог прийти в гости к какому-то келиоту, закрыться в отведенной ему для сна комнате и не выходить до утра.

– Отец, открой, открой! Давай, вместе почитаем повечерие!

– Господи, помилуй нас…

– Послушай, дорогой, со своим уставом в чужой монастырь не ходят!

– Господи Иисусе Христе, помилуй нас…

Так Иосиф молился всю ночь, не обращая ни малейшего внимания на приглашения хозяина почитать службу, попить чай и обсудить новости… Уже тогда многие обижались на чудаковатого молодого монаха.

Есть и много других повествований о молодых годах Иосифа на Афоне. Всех их объединяет общая особенность, – они показывают, насколько Иосиф был оригинален. Иосиф был чрезвычайно целеустремленным человеком, всячески избегавшим схем и духовной мертвости. Он был именно личностью. И еще одна особенность – он совершенно не имел страха. Он был более всего похож на открытого живого ребенка, который не боится ничего, потому что знает, что его всегда защитит добрый любящий отец. Это хорошо видно по очень редкой фотографии сороковых годов, приведенной в книге.

Другими словами, теперь пред нами живой образ носителя Живой Афонской Традиции. После прочтения этого текста непреодолимо тянет помолиться в Церквушке на Малой Анне.

Замечания о тексте

Текст книги весьма сложен: греческий первоисточник является плохо отредактированным сбивчивым изложением. Возможно, духовные чада о. Ефрема старались избежать редакторской правки, например, из благоговения к старцу. Во всяком случае, существуют три рукописи книги, которые частично дублируют друг друга. Возможно, этим и вызвана путаница.

Главная трудность греческого текста – неправильная или неисправленная пунктуация. В тех редких случаях, когда это затрудняло понимание текста, мы ставили свою пунктуацию.

Главная смысловая трудность – отсутствует четкое обозначение прямой речи и цитат. Часто кавычки открываются и не закрываются (напр. 2, 232) или вообще отсутствуют. В таком случае границы прямой речи приходится определять по смыслу. А это очень важно. Особенно важно выделить собственные слова старца Иосифа. Единственным выходом из этого положения оказалось сохранение в переводе всех отступов и делений текста первоисточника на абзацы, так чтобы читатель сам мог принимать решение. Поэтому текст выглядит немного непривычно для русского языка, особенно в части диалогов.

Цитация книги также оказалась весьма запутанной. Зачастую о. Ефрем берет цитату, потом толкует ее, иногда еще и дополняет молитвой. А ссылка вообще дается на огромный кусок текста, 5–6 страниц сразу. Это не научная книга, и точная цитация здесь не нужна, но она имеет большое значение для того, чтобы выделить собственные слова о. Ефрема и старца Иосифа. Это важно. Пришлось приложить немало усилий, чтобы выделить слова Старца. Некоторые указания на сложности, связанные с цитацией, мне показалось лучше вынести в примечания. Без них можно просто запутаться в прямой речи и цитировании.

Читайте также:  Георгиевский собор в Калуге: история и адрес храма, описание, святыни и настоятели
Ссылка на основную публикацию