Лужецкий монастырь: история и описание, адрес, источник

История

Шесть веков с высокого правого берега реки Москвы на окраине Можайска, из местности, что издревле называлась Лужками, возносится ко Господу монашеская молитва. Шесть веков стоит здесь Лужецкая обитель – одна из жемчужин того духовного ожерелья, которое Промыслом Божиим рассыпано по Русской земле учениками и учениками учеников преподобного Сергия Радонежского и поныне сияет очагами святости, твердынями веры и благочестия.

Кто стоял у истоков монастыря? Что повидали его стены? Каков его нынешний день?

Основание монашеской обители в столице Можайского удельного княжества положено было в 1408 году молитвами и трудами преподобного Ферапонта, собеседника преподобного Сергия Радонежского и попечением удельного Можайского князя Андрея Дмитриевича. Житийная литература и летописные своды довольно подробно описывают события шестивековой давности.

Преподобный Ферапонт родился около 1337 года в Волоке Ламском от благочестивых родителей, бояр Поскочиных, и в крещении получил имя Феодор. Стремясь избежать суеты мира сего, он уже в зрелом возрасте пришел в московский Симонов монастырь. Настоятель монастыря святой Феодор, племянник преподобного Сергия Радонежского, в будущем архиепископ Ростовский († 1394; память – 28 ноября / 11 декабря), благословил постричь его с именем Ферапонт без прохождения предварительного искуса. Произошло это около 1385 года. Преподобному Ферапонту по делам монастырским приходилось бывать на Белом озере. Край Белозерский очень полюбился ему. Как повествует житие святого, «местность эта была очень пустынной и много там было лесов, непроходимых болот, множество вод, озер и рек», – а все это способствовало уединению и безмолвию, которых жаждала его душа. Это стремление инока Ферапонта к пустынножительству не сокрылось от Сердцеведца Господа. Вскоре преподобный удалился из Симонова вместе с другом своим, преподобным Кириллом Белозерским († 1427; память – 9/22 июня). После долгих странствий по Белозерским пределам подвижники нашли место, указанное в чудесном видении преподобному Кириллу Пресвятой Богородицей. Здесь они водрузили крест и, воспевши хвалу Богоматери, вырыли себе землянку для жилья. Это было в 1397 году, который и считается годом основания Кирилло-Белозерского монастыря в честь Успения Пресвятой Богородицы.

Через год преподобный Ферапонт, удалившись на пятнадцать верст от Кирилловой обители, поселился совсем уединенно на красивейшем месте – среди озер Паского и Бородавского, «между которыми полет стрелы или чуть больше». Но недолго пришлось безмолвствовать смиренному отшельнику: собралась братия и в дебрях белозерских лесов появилась еще одна монашеская обитель, которую преподобный Ферапонт посвятил Рождеству Богоматери. Десять лет провел он в посте и молитве в суровом северном краю и так преуспел в монашеском делании, что слава о старце-подвижнике дошла до владетельного князя Белозерской земли – Андрея Дмитриевича Можайского.

Сын святых родителей, благоверного великого князя Димитрия Донского († 1389; память – 19 мая / 1 июня) и великой княгини Евдокии Московской, в монашестве – Евфросинии († 1407; память – 17/30 мая), князь Андрей после смерти отца семилетним отроком получил в удел Можайск и Белоозеро. Окрепнув годами и поселившись в своем стольном городе, благочестивый князь задумал устроить своим иждивением вблизи Можайска особую монашескую обитель. «И искал он, – рассказывается в житии преподобного Ферапонта, – где бы найти ему мужа, совершенного разумом, для осуществления этого дела, и не находил он вокруг себя подходящего для такого предприятия человека. И вот пришел ему на ум блаженный Ферапонт, создавший обитель на Белом озере в его отчине, и понял он, что лучшего человека для начинания такого дела нет». Как ни хотелось преподобному окончить свои дни среди белозерского безмолвия, а все же по уговорам братии ему пришлось подчиниться желанию владетельного князя. Со словами: «Воля Господня да будет!» – семидесятилетний старец отправился в путь. С Божией помощью добрался он до Можайска. Трогательна была встреча князя со святым. Двадцатишестилетний Андрей Дмитриевич издалека увидел приближающегося старца и вышел ему навстречу со словами: «Бог сосчитает все твои шаги и воздаст тебе за труды твои».

Собор Рождества Пресвятой Богородицы. XVI в.

Князь с любовью умолял преподобного создать близ его города обитель для спасения иноков. Подвижник не решался возложить на свои рамена такое большое дело и смиренно просил отпустить его назад, к белозерской братии. Но князь был непреклонен в своем намерении: «Легче мне, отче, всего лишиться, нежели отпустить от себя твою святыню. Так велико мое желание, ради которого я тебя и позвал, ради Божией любви останься здесь с нами и возьмись исполнить желание моей души. Я ведь хочу твоими молитвами с Божией помощью воздвигнуть дом для спасающихся душ, дабы за их спасение и мне Господь Бог оставил грехи моей души и от вечной муки избавил вашими святыми молитвами». Святой вновь повиновался со словами: «Воля Господня да будет», и вскоре над заливными лугами на берегу реки Москвы нашел место, «весьма пригодное для строительства обители и красивое само по себе».

Рождеству Пресвятой Богородицы посвятил преподобный Ферапонт и этот монастырь. Да и князю Андрею первый двунадесятый праздник церковного новолетия был особенно дорог. Именно в празднование Рождества Пречистой Девы Марии 8 сентября (21 сентября по новому стилю) 1380 года его отец, великий князь Московский Димитрий Иоаннович, разгромил на Куликовом поле полчища хана Мамая, а мать, великая княгиня Евдокия, в память о той победе построила в Московском Кремле храм в честь Рождества Богородицы.

Князь Андрей Дмитриевич на благословленном преподобным Ферапонтом месте начал строительство каменного собора в честь Рождества Божией Матери. Дом Пресвятой Богородицы он украсил иконами и снабдил всем необходимым. Вокруг аввы Ферапонта, первоначальника новой обители, вскоре собрались братия. Князь же Андрей выхлопотал сан архимандрита для преподобного и, как сообщает житие святого, «имел постоянное попечение о нем, и хорошо почтил и упокоил его в старости, и ни в чем его не ослушался». Восемнадцать лет настоятельствовал преподобный Ферапонт в Можайске. На девяностом году жизни, в 1426 году от Рождества Христова, он отошел ко Господу. Оплакиваемый князем и его семейством святой старец с почестями был погребен в Лужецком монастыре, у северной стены соборного храма. Шестью годами позже, 2 июня (15 июня по новому стилю) 1432 года, скончался и князь Андрей Дмитриевич, завещав сыновьям своим «пещися о монастырях Белозерских и о Можайском Лужецком». Князь, как член Московского княжеского дома, был похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля.

Можайский Лужецкий Богородицерождественский Ферапонтов мужской монастырь Епархиальный мужской монастырь

История

Основание монашеской обители в столице Можайского удельного княжества положено было в 1408 году молитвами и трудами преподобного Ферапонта, собеседника преподобного Сергия Радонежского и попечением удельного Можайского князя Андрея Дмитриевича. Житийная литература и летописные своды довольно подробно описывают события шестивековой давности.

Преподобный. Ферапонт (в миру Федор) род. ок. 1337 г. в г. Волоколамске от благочестивых родителей бояр Поскочиных. Около 1377 г. он тайно удалился из отеческого дома, пришел в новоустроенный Московский Симонов монастырь, где принял постриг от святителя Феодора, племянника преподобного Сергия Радонежского.

Но вскоре по внушению Божьему прп. Ферапонт отошел в уединенное место (в 15 поприщах от прп. Кирилла) и водворился там. К подвижникам стали приходить ревнители пустынножительства – так было положено начало двум впоследствии знаменитым м-рям: Кирилло-Белозерскому и Ферапонтову. Когда молва об обителях дошла до владевшего Белозерьем кн. Андрея Можайского, он возгорелся желанием устроить обитель в своем стольном граде и умолил прп. Ферапонта стать ее основателем. Здесь, на берегу реки Москвы, в память о северном монастыре, князь поставил деревянный храм, освятив его во имя Рождества Пресвятой Богородицы. По некоторым сведениям, уже 1420 г. на месте деревянного он же возвел каменный собор. 27 мая (9 июня) 1426 г. прп. Ферапонт преставился и был погребен у северной стены соборного храма.

В начале XVI в. игуменом монастыря стал постриженик Пафнутьево-Боровской обители Макарий (Леонтьев), будущий глава Русской Православной Церкви. Перед отъездом из монастыря на Новгородскую кафедру он сделал крупный вклад, на который в период 1526-42 гг. были возведены новый Рождественский собор и трапезная с шатровым Введенским храмом. Около 1547 г. была возведена ц. Преображения Господня над Св. вратами (кон. XV – нач. XVI вв.). В 1549 г. по инициативе митр. Макария и Государя Иоанна IV Собор Русской Православной Церкви причислил прп. Ферапонта к лику святых. В конце XVI в. над могилой преподобного был сооружен каменный храм во имя прп. Иоанна Лествичника (В 1723 г. перестроен и освящен в честь прп. Ферапонта). В это время монастырь выполнял роль крепости-сторожи на зап. рубежах Московского государства. Был укреплен Борисом Годуновым. В период великой Смуты неоднократно разорялся польско-литовскими интервентами.

В 1681-92 гг. обитель обнесли каменной стеной с 6-ю башнями (обновлены в 1761-68 гг.). Тогда же (1673-92 гг.) были возведены 4-х ярусная шатровая колокольня (выс. 35м), Братский корпус и Настоятельские покои, которые, как и Казначейский корпус (1814 г.) были сильно перестроены в XIX-XX вв.

В 1812 г. монастырь был разграблен и опустошен. Вестфальский корпус ген. Жюно устроил казарму в Введенском храме, столярную мастерскую в ц. прп. Ферапонта, а в трапезной и келье конюшни. При отступлении врага служителю храма удалось предотвратить пожар, загасив объятый огнем иконостас соборного храма и убрав разбросанные повсюду мешки с порохом.

Обитель закрыли в 1926 г. В 1928 г. началось разрушение ц. прп. Ферапонта с приделом Усекновения Главы Иоанна Предтечи (храм окончательно разобран в 1960-х гг.). В годы Великой Отечественной войны в монастыре находились фурнитурная фабрика, цех завода медоборудования. Братские кельи были заняты под жилье. В период оккупации здесь устроили лагерь военнопленных.

В 1961-65 гг. были проведены реставрационные работы. В 1992 г. на территории монастыря размещался летний трудовой лагерь Всеправославного молодежного движения, а в 1994 г. Дом Пресвятой Богородицы в Лужках снова стал домом монашеской молитвы. На предполагаемом месте захоронения прп. Ферапонта игум. Борисом (Петрухиным) был утвержден крест и вскоре вокруг него среди зарослей репейника зацвел никем не сеянный розовый и белый клевер. То благоухали святые мощи преподобного, укрепляя малое Христово стадо насельников и прихожан монастыря. В 1997 г. были открыты фундаменты храма прп. Ферапонта. Именно они послужили ориентиром для определения места захоронения прп. Ферапонта. 26 мая 1999 г. его святые мощи были обретены, а 6-го июля того же года к обретенной святыне совершил паломничество Святейший Патриарх Алексий II.

Началась кропотливая работа по восстановлению соборного храма Рождества Пресвятой Богородицы. Пришлось заново реставрировать кровлю, покрывать купола, устанавливать кресты. Воссоздание галереи собора началось с устройства парадного крыльца. Собор был некогда расписан мастерами школы Дионисия, но сохранились и были отреставрированы лишь фрагменты росписи, позволяющие говорить о том, что одной из тем древней настенной живописи собора были сцены из Апокалипсиса. Современные мастера иконописи завершили работу над четырехъярусным иконостасом. Выпускниками Санкт-Петербургской академии художеств написана икона «Преподобный Ферапонт в житии» с шестнадцатью клеймами, на четырех из которых мы видим современников и сомолитвенников святого: святителя Феодора, архиепископа Ростовского, преподобных Сергия Радонежского, Кирилла и Мартиниана Белозерских. Уникальность иконы состоит в том, что на одном из ее житийных клейм впервые изображено событие новейшей церковной истории – обретение святых мощей преподобного Ферапонта. Храмовая икона «Рождество Пресвятой Богородицы», как и весь иконостас, написана заново и тоже имеет свою особенность – клейма со списками наиболее чтимых икон Божией Матери.

К 190-летию Отечественной войны 1812 года в местном ряду иконостаса появилась икона, какой прежде в Можайске не существовало – «Можайские святые». На ней изображены стоящими «на воздусех» над святыми храмами Можайской земли: покровитель города святитель Николай Мирликийский с мечом и градом в руках; святители Макарий, митрополит Московский, и новомученик Димитрий, архиепископ Можайский; новомученик протоиерей Константин; благоверные князья Феодор Смоленский и Димитрий Донской, начинавшие некогда княжить в Можайском уделе; преподобные Ферапонт Можайский и Рахиль Бородинская. Над святыми изображены два ангела, несущие явленную в 1413 году вблизи Можайска Колоцкую икону Божией Матери.

Здесь, в соборе Рождества Пресвятой Богородицы, в резной деревянной раке покоятся теперь мощи основателя монастыря преподобного Ферапонта Белозерского и Можайского чудотворца. Восстановление церкви его имени – дело будущего.

Ни один из старых монастырских колоколов не сохранился, но уже на средства благодетелей отлиты новые колокола, в том числе полутонный и тонный. В нижнем ярусе колокольни устроена часовня для поминовения усопших. Распятие из белого итальянского мрамора для нее подарил народный художник России скульптор Владимир Владимирович Глебов-Вадбольский в память о своем предке, князе Федоре Федоровиче Вадбольском, в иночестве Феодосии, который с 1702 по 1704 год был настоятелем Лужецкого монастыря. Но, как оказалось, и более давний предок дарителя также имеет отношение к монастырской истории. Княжеский род Вадбольских происходит от князей Белозерских, которые в XIV веке стали подчиняться Московскому князю. Интересно, что князь Юрий Васильевич Белозерский-Сугорский был тем самым наместником Можайского князя Андрея Дмитриевича, который и уговаривал преподобного Ферапонта оставить Белоозеро и прийти в Можайск.

В Лужецком монастыре на месте разоренного безбожниками некрополя водружен поминальный деревянный крест с надписью: «Блаженной памяти священноиноков, всей братии, строителей и благоукрасителей». Вырезан он за много верст от Можайска, – верст, что были пройдены преподобным Ферапонтом шесть столетий назад. Резали крест на Белом озере, в монастыре его друга и спостника преподобного Кирилла.

В 1686 году патриарх Иоаким сделал богатый вклад в монастырскую ризницу – напрестольное Евангелие, обложенное золоченым серебром. «У сего Евангелия передняя дска серебряная золоченая, хорошей чеканной работы, до 4 фунтов весом, а корешок и задняя дска тоже чеканные, золоченые, но медные; оно в большой лист, печатано в 1681 году», – так описывал в конце XIX века это святое Евангелие летописец монастыря архимандрит Дионисий. После революционных потрясений XX века богатейшая ризница монастыря перестала существовать. Имеется свидетельство о том, как в безбожные годы с богослужебных книг XVI–XVIII веков срывались драгоценные оклады. Святое Евангелие без оклада многие годы пролежало невостребованным и неузнанным в одном из двух незакрывавшихся храмов Можайска – церкви Илии Пророка. Потом, уже на исходе XX века, его переплели и передали в Лужецкий монастырь. 12 января (30 декабря по старому стилю) 2000 года, в день памяти святителя Макария, митрополита Московского, патриарший дар впервые оказался на престоле Преображенского храма. За Божественной литургией при чтении указанного зачала игумен монастыря обратил внимание на написанное старыми чернилами внизу страницы слово. Оно оказалось началом вкладной записи. Вся запись на сорока страницах гласила: «Сию книгу великий Кир Иоаким Патриарх Московский и всея России и северных стран даде во обитель Пресвятыя Богородицы в храм честнаго Ея Рождества в Лужецкой монастырь иже есть во граде Можайске в вечное поминание по родителех своих от мироздания 7104 лета месяца марта и из тоя обители книга сия да не похитится ни кимже во веки. Аминь аминь. Буди сие буди». Крепко первосвятительское слово! Святая книга вернулась туда, где предписано ей пребывать вовеки.

В деревне Исавицы близ монастыря был засыпан землей, завален мусором «источник прозрачной, студеной воды, замечательный по своему обилию и целебной силе». Колодезь этот, вырытый некогда, согласно монастырской летописи, руками преподобного Ферапонта, найден и приведен в порядок.

Можно утверждать, что колодец является если не первым, то одним из первых на Можайской земле. С давних пор сюда, как свидетельствует монастырская летопись, приходили «одержимые всяким недугом больные, вкушали эту воду, твердо уповая, что в ней по молитвам угодника Божия таится некая чудодейственная, врачующая всякие недуги сила». Как и в прежние времена, к колодцу преподобного идут богомольцы.

В апреле 2015 года на колокольне был установлен новый колокол весом более 2,5 тонн. На благовесте изображены иконы особо почитаемых русских святых — Спасителя, Божией Матери, Николая Чудотворца, Ферапонта Можайского.

9 августа 2015 года, после 10-месячной реконструкции, состоялось открытие колокольни, под которой находится усыпальница рода Савёловых.

Поддерживаемые на протяжении прежних столетий и, казалось бы, забытые в безбожные десятилетия XX века традиции начали возобновляться при игумене Борисе (Петрухине), назначенном настоятелем Лужецкой обители в 1994 году. Много и физических, и душевных сил отдал этот достойный пастырь монастырю. Из «охраняемого государством» памятника архитектуры, каким воспринимался монастырь можайцами, он вновь стал местом молитвы. Возрождение монашеской обители повлекло за собой возрождение человеческих душ, очищение их от греха и порока.

«Дом Пречистыя Богородицы честнаго и славнаго Ея Рождества и преподобнаго Ферапонта в Лужках в Можайске», продолжает преображаться, благодаря той посильной помощи, что оказывают ему прихожане, паломники и благодетели. Но дела рук человеческих немощны без молитвенного предстательства сонма святых угодников Божиих, наших святых и благочестивых соотечественников.

Лужецкий монастырь: история и описание, адрес, источник

Преподобный Ферапонт (в миру – волоколамский дворянин Федор Поскочин) принял постриг в 1370-х гг. в возрасте 40 лет в Московском Симоновом монастыре, где часто вел напряженные духовные беседы с другом своим Кириллом (впоследствии Белозерским) и наставником Сергием Радонежским. Ферапонт с Кириллом основали Кирилло-Белозерский монастырь, но в 1398 г. Ферапонт расстался с Кириллом. Подвижник по просьбе блгв. кн. Андрея Димитриевича Можайского, младшего сына св. блгв. кн. Димитрия Иоанновича Донского, выбрал для нового монастыря место на высоком правом берегу Москвы-реки и в 1408 г. заложил здесь деревянный храм Рождества Богородицы. Старец умер в Лужецком монастыре в 1426 г. в возрасте 90 лет от роду. В 1547-м он был причислен к лику святых.

Создание сохранившегося ансамбля монастыря связано с именем свт. Макария, митрополита Московского, до этого архиепископа Новгородского, а в начале XVI в. – игумена Лужецкого монастыря. Уехав в Новгород, Макарий сделал крупный вклад в Лужецкую обитель, на который между 1526 и 1542 гг. были выстроены в камне монументальный собор и трапезная с храмом, Ансамбль монастыря был закончен в последней четверти XVII в.

Монастырь не раз служил боевой крепостью. Его разоряли литовцы, поляки. Осквернили ее в 1812 г. солдаты корпуса генерала Жюно: во Введенской церкви устроили казарму, молотили рожь, в храме прп. Ферапонта сделали столярную мастерскую, в кельях и трапезной держали лошадей, в ограде пробили орудийные амбразуры.

После ухода французов весь монастырь был завален трупами лошадей. Более того, обитель чуть не взлетела на воздух: на прощание наполеоновские солдаты раскидали по ней мешки с порохом и монастырского служителя Ивана Матвеева, который, рискуя жизнью, разбросал мешки с порохом и предотвратил взрыв, спас монастырь от разрушения.

Лужецкий монастырь был вскоре отстроен.

В начале XX в. в монастыре было 4 храма: собор Рождества Богородицы (пер. пол. XVI в.); храм во имя св. Ферапонта (XVI в.); Введенская церковь с трапезной (пер. пол. XVI в.); церковь Преображения (1547 г.) над Святыми вратами. А также колокольня (1673-1692 гг.), с колокольной палаткой – усыпальницей Савеловых, родственников Патриарха Иоакима, на вклад которого и была сооружена колокольня, кельи (1681-1692,1814 г.); ограда с башнями (1681-1692,1761-1768 гг.).

В храме во имя прп. Ферапонта почивали под спудом мощи святого. Рядом с монастырем сохранялся под сенью деревянной часовни «колодезь прп. Ферапонта». Достопримечательностью обители был 85-пудовый «полиелейный» колокол, отлитый в 1648 г. Управлял монастырем архимандрит.
Закрытый в 1926 г., монастырь пережил разорение, запустение. В 1928 г. началось разрушение Ферапонтова храма. В довоенный период в монастыре размещались фурнитурная фабрика и цех по производству медицинского оборудования. На монастырском некрополе находились фабричные гаражи со смотровыми ямами, складские помещения, поэтому до недавнего времени дожди вымывали останки погребенных на монастырском кладбище. В братских кельях были устроены коммунальные квартиры.

Во время фашистской оккупации монастырь использовался как лагерь для военнопленных, а после освобождения Можайска от фашистов для подобных же целей его использовали органы НКВД.

Реставрация монастыря началась лишь в 1961-1965 гг.

Со временем здание церкви преподобного Ферапонта, где под спудом покоились его святые мощи, оказалось так обезображено, что в институте «Роспроектреставрация», обратившем в 60-х годах внимание на Лужецкий монастырь, посчитали невозможным восстановить храм в прежнем виде, и потому было решено разобрать его полуразвалившиеся стены. Рождественский собор, Введенскую и Преображенскую церкви, колокольню, ограду с башнями реставраторы ценой немалых усилий привели в порядок. Но без возрождения молитвенной жизни в монастыре процесс разрушения храмов лишь приостановился на некоторое время. Территория монастыря зарастала бурьяном, фундамент Ферапонтова храма, а с ним и место погребения преподобного оказались под слоем строительного мусора, перемешанного с землей, и под тем же бурьяном.

Но вот пришло время для возрождения древней обители. Лужецкий монастырь был передан Русской Православной Церкви в 1994 году. 23 октября 1994 года в помещении трапезной церкви Введения Богородицы во храм состоялось первое архиерейское богослужение, которое возглавлял митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. Знаменательно, что в тот воскресный день читалось Евангелие о воскрешении сына наинской вдовы (Лк. 7, 11–16). Тогда казалось, что монастырь пробуждается к новой жизни в лоне матери-Церкви, как юноша, воскрешенный Господом и отданный матери его. Но, когда после пятивекового пребывания под спудом были обретены мощи основателя обители, преподобного Ферапонта, евангельская история о пробудившемся от смертного сна юноше приобрела другое звучание.

После возвращения монастыря на предполагаемом месте захоронения преподобного Ферапонта был утвержден крест, и вокруг него зацвел никем не сеянный розовый и белый клевер. Чудом казалось и то, что заросли репейника, заполонившие всю территорию монастыря, не могли заглушить этот душистый ковер. В 1997 году при открытии фундамента Ферапонтова храма обнаружили место, где прежде находилась гробница над могилой преподобного. 26 мая 1999 года по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия состоялось обретение мощей преподобного Ферапонта.

Перед началом работ у фундамента разрушенного храма архиепископом Можайским Григорием в сослужении собора духовенства был отслужен молебен, на котором все присутствовавшие испрашивали у Господа помощи в начинаемом деле и благословения неосужденно касаться грешными и недостойными руками честных мощей Его угодника.

Вскрытие грунта началось справа у фундамента солеи в юго-восточном углу разрушенного храма. Стали разбирать основание, на котором когда-то помещалась рака над гробницей святого. Первые три ряда кирпичей, скрепленные цементным раствором, относились к советскому периоду. Это была площадка для станка, установленного на месте гробницы, ведь церковь преподобного Ферапонта после закрытия монастыря была обращена в мастерскую. Дальше шла кирпичная кладка на известковом растворе, в которой использовались кирпичи XVIII века, уже бывшие в употреблении. На некоторых из них сохранились фрагменты фресок, некоторые имели фигурную форму, что объяснялось многочисленными перестройками храма. После того как был снят пятый ряд этой кладки, у комиссии появились сомнения, на том ли месте ведутся работы? Ряды кирпичей следовали один за другим. Обнажился одиннадцатый ряд. Сделанный по краю кладки шурф (небольшой раскоп) показал еще четыре ряда кирпичей в глубину. Ситуация требовала расширения всего раскопа, и через короткое время левее предполагаемого места захоронения и практически напротив царских врат на глубине около одного метра выявились контуры могильной ямы, заполненной серо-коричневой глиной. Чуть глубже были обнаружены контуры деревянной долбленой колоды антропоморфной формы, характерной для погребального обряда средневековой Руси XV–XVI веков. Произошло это около шести часов вечера. Небольшая погрешность в определении места погребения теперь объяснялась просто. Место расположения раки в храме соответствовало традиции, но надо помнить, что храм возводился над могилой преподобного и фундамент никак не мог быть заложен строителями вплотную к захоронению.

Обратимся к заключению Акта комиссии об обретении: «На основании исторических источников и монастырской традиции, указывающих на размещение могилы преподобного справа у солеи в храме преподобного Ферапонта, а также археологической информации, обретенные останки следует несомненно признать святыми мощами основателя Лужецкой обители – преподобного Ферапонта Можайского».

В официальный документ по понятным причинам не могло войти описание явлений и событий, сопровождавших обретение, которые христианской душе трудно объяснить случайным совпадением. Все время работ непрерывно читались канон с акафистом преподобному Ферапонту и Псалтирь. Обнаружение места захоронения произошло на шестой песни канона при чтении слов: «Устранил есть истление от тела твоего Господь Бог твой, Ему же ты пел еси со гласом хваления и исповедания». Наряду с этим нужно упомянуть о необыкновенно крупных каплях дождя, оросивших место работ, когда обнажилась вся колода, и разнесшемся при этом легком благоухании. Люди решили без передышки копать дальше, но ветер, поднявший клубы известковой пыли, и ливень, обрушившийся на монастырь, заставили всех уйти в Рождественский собор. Духовенством был вновь пропет акафист преподобному. С окончанием акафиста закончился и дождь… Работа на раскопе продолжилась, и совсем скоро святые мощи были обретены. Владыкой Григорием Можайским они были подняты и перенесены в соборный храм.

В то время богослужения совершались в единственном освященном монастырском храме – надвратной церкви Преображения Господня. Именно здесь и покоились после обретения святые мощи преподобного Ферапонта. «Радуйся, верный хранителю обители, в ней же почивает тело твое; радуйся избавляяй обитель сию от разрушения», – поется в акафисте преподобному Ферапонту. Лужецкая обитель, молитвами преподобного Ферапонта сохраненная от многих бед и напастей, от полного разрушения, получив зримое благословение своего основателя в обретении его святых мощей, начала возрождаться. Нашлись и средства, и благодетели. Монастырь постепенно стал подниматься из полуразрушенного состояния. В кратчайшие сроки была очищена от мусора и благоустроена территория обители.

9 июня 1999 года состоялось торжественное празднование памяти преподобного Ферапонта и обретения его святых мощей. Богослужение проводилось под открытым небом, возглавлял его митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. В тот день монастырь был полон молящихся, несмотря на тридцатиградусную жару, от которой плавились свечи, так что их невозможно было поставить на подсвечник. Праздник запомнился радостью сродни пасхальной. И еще радостнее становилось от того, что преподобный Ферапонт теперь пребывал в своей обители и зримо, святыми мощами.

«Слава Богу, что еще одна святыня обретена. К мощам преподобного Ферапонта, основателя Можайского Лужецкого монастыря, почивающим ныне в обители, будут притекать люди Божии, прося молитвенного предстательства и укрепления на своем жизненном пути у подвижника земли Русской», – написал на представленном ему Акте обретения мощей Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. 6 июля 1999 года Его Святейшество одним из первых совершил паломничество к новообретенной святыне.

Закончились торжества по случаю обретения святых мощей, и началась кропотливая работа по восстановлению соборного храма Рождества Пресвятой Богородицы. Пришлось заново реставрировать кровлю, покрывать купола, устанавливать кресты. Воссоздание галереи собора началось с устройства парадного крыльца. Собор был некогда расписан мастерами школы Дионисия, но сохранились и были отреставрированы лишь фрагменты росписи, позволяющие говорить о том, что одной из тем древней настенной живописи собора были сцены из Апокалипсиса. Современные мастера иконописи завершили работу над четырехъярусным иконостасом. Выпускниками Санкт-Петербургской академии художеств написана икона «Преподобный Ферапонт в житии» с шестнадцатью клеймами, на четырех из которых мы видим современников и сомолитвенников святого: святителя Феодора, архиепископа Ростовского, преподобных Сергия Радонежского, Кирилла и Мартиниана Белозерских. Уникальность иконы состоит в том, что на одном из ее житийных клейм впервые изображено событие новейшей церковной истории – обретение святых мощей преподобного Ферапонта. Храмовая икона «Рождество Пресвятой Богородицы», как и весь иконостас, написана заново и тоже имеет свою особенность – клейма со списками наиболее чтимых икон Божией Матери.

К 190-летию Отечественной войны 1812 года в местном ряду иконостаса появилась икона, какой прежде в Можайске не существовало – «Можайские святые». На ней изображены стоящими «на воздусех» над святыми храмами Можайской земли: покровитель города святитель Николай Мирликийский с мечом и градом в руках; святители Макарий, митрополит Московский, и новомученик Димитрий, архиепископ Можайский; новомученик протоиерей Константин; благоверные князья Феодор Смоленский и Димитрий Донской, начинавшие некогда княжить в Можайском уделе; преподобные Ферапонт Можайский и Рахиль Бородинская. Над святыми изображены два ангела, несущие явленную в 1413 году вблизи Можайска Колоцкую икону Божией Матери.

Здесь, в соборе Рождества Пресвятой Богородицы, в резной деревянной раке покоятся теперь мощи основателя монастыря преподобного Ферапонта Белозерского и Можайского чудотворца. Восстановление церкви его имени – дело будущего.

В настоящее время на очереди – реставрация колокольни. Ни один из старых монастырских колоколов не сохранился, но уже на средства благодетелей отлиты новые колокола, в том числе полутонный и тонный. В нижнем ярусе колокольни устроена часовня для поминовения усопших. Распятие из белого итальянского мрамора для нее подарил народный художник России скульптор Владимир Владимирович Глебов-Вадбольский в память о своем предке, князе Федоре Федоровиче Вадбольском, в иночестве Феодосии, который с 1702 по 1704 год был настоятелем Лужецкого монастыря. Но, как оказалось, и более давний предок дарителя также имеет отношение к монастырской истории. Княжеский род Вадбольских происходит от князей Белозерских, которые в XIV веке стали подчиняться Московскому князю. Интересно, что князь Юрий Васильевич Белозерский-Сугорский был тем самым наместником Можайского князя Андрея Дмитриевича, который и уговаривал преподобного Ферапонта оставить Белоозеро и прийти в Можайск.

Невидимой нитью связана и по сей день Можайская земля со столь любезным сердцу преподобного Ферапонта Белозерьем. В Лужецком монастыре на месте разоренного безбожниками некрополя водружен поминальный деревянный крест с надписью: «Блаженной памяти священноиноков, всей братии, строителей и благоукрасителей». Вырезан он за много верст от Можайска, – верст, что были пройдены преподобным Ферапонтом шесть столетий назад. Резали крест на Белом озере, в монастыре его друга и спостника преподобного Кирилла.

Радует то, что не только новыми святынями может гордиться Лужецкий монастырь – сюда чудесно возвращаются и некоторые древние его реликвии. В 1686 году патриарх Иоаким сделал богатый вклад в монастырскую ризницу – напрестольное Евангелие, обложенное золоченым серебром. «У сего Евангелия передняя дска серебряная золоченая, хорошей чеканной работы, до 4 фунтов весом, а корешок и задняя дска тоже чеканные, золоченые, но медные; оно в большой лист, печатано в 1681 году», – так описывал в конце XIX века это святое Евангелие летописец монастыря архимандрит Дионисий. После революционных потрясений XX века богатейшая ризница монастыря перестала существовать. Имеется свидетельство о том, как в безбожные годы с богослужебных книг XVI–XVIII веков срывались драгоценные оклады. Могла ли в тех чудовищных условиях сохраниться святыня? Оказывается, могла. Святое Евангелие без оклада многие годы пролежало невостребованным и неузнанным в одном из двух незакрывавшихся храмов Можайска – церкви Илии Пророка. Потом, уже на исходе XX века, его переплели и передали в Лужецкий монастырь. 12 января (30 декабря по старому стилю) 2000 года, в день памяти святителя Макария, митрополита Московского, патриарший дар впервые оказался на престоле Преображенского храма. За Божественной литургией при чтении указанного зачала игумен монастыря обратил внимание на написанное старыми чернилами внизу страницы слово. Оно оказалось началом вкладной записи. Вся запись на сорока страницах гласила: «Сию / книгу / великий / Кир / Иоаким / Патриарх / Московский / и всея / России / и северных / стран / даде / во обитель / Пресвятыя / Богородицы / в храм / честнаго / Ея Рождества / в Лужецкой / монастырь / иже / есть / во граде / Можайске / в вечное / поминание / по родителех / своих / от мироздания / 7104 / лета / месяца / марта / и из тоя /обители книга сия / да не похитится / ни кимже / во веки. / Аминь аминь. / Буди сие буди». Крепко первосвятительское слово! Святая книга вернулась туда, где предписано ей пребывать вовеки.

Поддерживаемые на протяжении прежних столетий и, казалось бы, забытые в безбожные десятилетия XX века традиции начали возобновляться при игумене Борисе (Петрухине), назначенном настоятелем Лужецкой обители в 1994 году. Много и физических, и душевных сил отдал этот достойный пастырь монастырю. Из «охраняемого государством» памятника архитектуры, каким воспринимался монастырь можайцами, он вновь стал местом молитвы. Возрождение монашеской обители повлекло за собой возрождение человеческих душ, очищение их от греха и порока. Когда 7 июня 2001 года в преддверии дня памяти преподобного Ферапонта над новыми вызолоченными главами собора Рождества Пресвятой Богородицы были установлены кресты, один далеко немолодой человек сказал: «Надо же, красота какая! И не видел, и не предполагал, что у нас здесь рядом такая красота есть. Гляжу, и даже хочется и на себя крест надеть».

Адрес: 143200, Московская обл., г. Можайск, ул. Герасимова, 1, Можайский Лужецкий Рождества Пресвятой Богородицы Ферапонтов мужской монастырь

Телефон: +7 (496 38) 4 06 73

Как добраться: общественным транспортом из Москвы с Белорусского вокзала электропоездом до станции “Можайск” или междугородним автобусом от станции метро “Белорусская кольцевая” (Грузинский пер., д. 3) до автовокзала г. Можайска. Далее автобусом до остановки “Река Москва”.

Можайское благочиние

ИСТОЧНИК ПРЕПОДОБНОГО ФЕРАПОНТА

В 1408 году был основан Можайский Лужецкий Рождества Богородицы мужской монастырь. Шестьсот четыре года исполнилось и святому источнику, находящемуся неподалеку от обители, по преданию, ископанному руками самого святого старца.

Ни одно дореволюционное издание о монастыре не обходились без упоминания об этой святыне: «При ручейке Исавице, вне монастыря, под горой — с северо-западной его стороны издавна поставлена деревянная часовня над родником, называемым, по преданию, колодезем преподобного Ферапонта. Чистая, чудная на вкус вода привлекает к себе богомольцев и недужных, которые по вере получа­ют здесь исцеления».

Этот колодезь традиционно служил местом паломни­чества и считался чудотворным. «На этот св. источник ежегодно, на память преп. Ферапонта, 27 мая, совершается из оби­тели крестный ход в преднесении чудотворной иконы сего преподоб­ного, при великом стечении молящихся. Молебное пение с чтением акафиста и водоосвящением совершается на открытом воздухе, против сего св. источника».

Согласно указанию автора многих трудов по истории монастыря архимандрита Дионисия (Виноградова)(1847-(1892)), первое существующее упоминание об этом обычае крестных ходов к святому ис­точнику относится к 1810-1811 годам, и известно из записки некоего иеромонаха Гавриила.

Архимандриты Лужецкого монастыря и благочестивые граждане, почитающие память святого, всегда заботи­лись о благоустройстве колодезя преподобного Ферапонта. Часовня, установленная над родником, неоднократно исправлялась и переделывалась.

Например, в 1861 году, при архимандрите Викторе (Саврасове) (1859-1872 гг.), вместо обветшавшей, была устроена новая деревянная брусчатая часовня на 200 рублей серебром, пожертвованных московским купцом и уроженцем г. Можайска Иваном Рыбниковым по случаю его исцеления от воды из источника.

В рукописных сборниках о чудесах преподобного Ферапонта, запись в которых велась настоятелями Лужецкого монастыря, сохранялось известие об этом событии. Оно повествовало о том, как купец с тем, чтобы «увековечить память о своём благодатном исцелении, полученном от этой врачующей по молитвам преподобного Ферапонта всякие недуги святой воды», объявил настоятелю монасты­ря о своем желании построить часовню. «Да не останется в забвении у меня это чудесное событие, совершившееся со мною, но да послужит и для всех истинно верующих к назиданию и в благоговейное прославление сего преславного чудотворца преподобного Ферапонта, а чрез него и Того Великого Бога, который дивно прославляется в угоднике своем». Часовня вскоре была воздвигнута по разреше­нию епархиального начальства. А купец затем на протяжении многих лет раз в год совершал паломничество в Лужецкую обитель и молился преподобному на месте своего исцеления.

Святой колодезь также был исправляем при архиман­дрите Дионисии (Виноградове) в 1875,1882 и 1886 годах.

Вот что сообщает монас­тырская летопись о работах, произведенных на источнике в 1886 году: «Начато изображение (в картинах) жития преподобного Ферапонта, и в сем году сделано таких картин восемь. Из них шесть в паперти соборной и две на стенах св. колодезя преподобнического. Об означенном колодезе получено сведение, что, окрестные жители, водой его лечат детей больных, которые и получают исцеление по молитвам преподобного; вследствие сего, у того колодезя устроен в сем году кирпичный бассейн вместо деревянного, круглый; верхний его край обложен белым камнем, а над ним установлена железная решетка в виде главы; при стоке воды снаружи колодезя — другой, малый бассейн, из которого бы можно было брать воду; исправлен пол в часовне, крыша тесовая гнилая заменена новою, из осиновой стружки, наружные стены расписаны с трех сторон картинами, из коих на восточной — св. животворящий крест с ангелами по сторонам, на северной — изображен преподобный Ферапонт, раскапывающий своими руками сей колодезь, а на южной — тотже преподобный, испрашивающий целебоносную силу воде вырытого им сего колодезя».

В1908 году, и, по-видимому, в последний раз часовня переделывалась архимандритом Вениамином (Аверкиевым)(1904-(1917))при подготовке к празднованию 500-ле­тия Можайского Лужецкого монастыря.

Среди духовенства, при­бывшего на это торжество, были митрополит Московский Владимир (Богоявленский), епископы Дмитровский Трифон (Туркестанов) и Серпуховский Анастасий (Грибановский), с ними благочинный ставропигиальных монастырей архимандрит Новоспасского монастыря Борис. После праздничной литургии к колодцу преподобного Ферапонта направился крестный ход, и, «в устроенной над колодцем часовне, благолепно возобновленной к торжеству заботами архимандрита Вениамина, архимандрит Борис совершал водоосвящение с молебном и акафистом преподобному».

Это последнее известное нам упоминание об источнике преподобного Ферапонта. После революционных потря­сений и закрытия монастыря забылась на многие годы традиция паломничества к святому колодезю. Часовня над ним была уничтожена. Здесь воцарилось такое же запусте­ние, — как и в самом монасты­ре.

Но чудеса по молитвенному предстательству преподобного Ферапонта продолжают совершаться и поныне. Лужецкая обитель обрела святые мощи своего основателя, обретен был и его источник, несмотря на то, что само место, где он находился, отыскать уже было непросто. Но преподобному Ферапонту угодно было, чтобы святой колодезь не остался в забве­нии. Пришлось приложить немного усилий, чтобы расчистить сам родник и территорию, прилегающую к нему. Сейчас это место при помощи Божией всячески благоустраивается, построена купель.

На всем, что совершил праведник на этой земле, осталась печать его святости и его молитвы. Вода в источни­ке преподобного Ферапонта — чистейшая, как и жизнь угодника Божия, и несет в себе исцеление всем, с верою приходящим к ней. Это неиссякаемый дар святого, также как и его любовь к нам, живущим сегодня.

Лужецкий Ферапонтов монастырь в Можайске и древнерусские письмена

Монастырей и храмов на территории России очень много – древних и современных. Как говорят, выезжай на Золотое кольцо и будет тебе счастье. Исторические здания, шепот давно произошедших событий и живших когда-то людей. Русская история богата и щедро делится своими дарами. Но среди них есть совершенно особые места, в которые стоит съездить любому, кто занимается позабытыми страницами истории. Одно из них — Лужецкий Ферапонтов монастырь в городе Можайск, недалеко от Москвы.

Можайский Лужецкий Ферапонтов монастырь

Лужецкий Ферапонтов монастырь, который находится в Можайске, широко известен за пределами Московской области. Сегодня он является одним из важнейших мест паломничества для верующих. Посмотреть его решили и мы.

Экскурсия в историческое прошлое

Я бывала в Суздале и Владимире, и в Угличе и в Дмитрове, Ярославле, Костроме, в Сергиевом Посаде, в Переславле, Боголюбово и видела знаменитую колокольню на речке Нерль. В некоторых из этих городов я бывала по несколько раз. И все же я могу смело сказать: Лужецкий монастырь в Можайске любопытнее и интереснее всего Золотого кольца, по которому принято проехаться хотя бы раз в жизни, куда привозят даже иностранных туристов, чтобы показать – вот она, история России в камне, во плоти, так сказать.

Но, как многим известно, историю пишут победители, и, разумеется, победители становятся белыми и пушистыми в своей интерпретации действительности. Летописи многократно редактируются, ненужные даже уничтожаются. Это не скрывается даже. Во время Раскола победившие с особым азартом сжигали и книги, и людей. Конечно, и у победителей могут быть свои минусы и слабости, но принято на это закрывать глаза и скорбно произносить: так было нужно Отечеству. А зачем это было нужно? Обычно не принято задавать таких вопросов. Ведь даже теория Дарвина за них – выживает мол сильнейший, значит, так надо. Были бы мол раскольники или другие враги правы, то они бы выиграли войну.

Но кто был прав, мы не знаем, однако выяснить то, что скрыто от глаз, все равно желаем. Ведь чего бояться, если победители правы?

Как добраться в Лужецкий Ферапонтов монастырь в Можайске

А мы любим задавать вопросы, поэтому однажды собрались и отправились в сторону Можайска. Ехать от Москвы совсем не долго (около двух часов), особенно если не попасть в пробку на Минском шоссе. Направление популярное, так что стоит подумать, чтобы всех опередить и выехать пораньше.

В Можайске надо свернуть к реке по указателям, и скоро перед вами предстанут белые стены Лужецкого Ферапонтова монастыря. Казалось бы, все типично: строение на берегу петляющей речки, внутри стоит храм, здание, где жили монахи. Вокруг — мощные стены. Красиво, люди приходят на службу.

Березовая аллея перед входом в Лужецкий Ферапонтов монастырь в Можайске

Но чем же интересен Можайский монастырь?

Особенности Лужецкого монастыря бросаются в глаза сразу же. Даже если глянуть на храм, сразу же хочется спросить: а что с ним случилось? Почему он стоял закопанным в землю почти наполовину? Сейчас храм откопан, и к нему приставили большую лестницу. Очевидно в то время, когда он стоял под землей, нижние помещения, где изначально был вход, и использовался верующими по назначению: для служб и молитв. Но теперь алтарь перенесен наверх.

Мгновенно приходят на ум тысячи подобных зданий, которые до сих пор стоят закопанными, нелепо моргая половинками глаз-окон из-под земли. И ведь речь идет не только о христианских и богоугодных заведениях, в разных городах России можно встретить здания, закопанные в землю, первые этажи которых стали полуподвальными помещениями.

В самом деле, в здравом уме кто-то будет строить и проектировать свои здания подобным образом? Чтобы люди жили внизу? Внизу под жилыми помещениями всегда было принято устраивать погреб для хранения продуктов (если речь идет о простой семье) и своих богатств и товаров (если мы уже говорим о купцах). А у нас здания закопаны! И выглядят нелепо. А вот если их откопать, они сразу становятся красивыми и логично спроектированными, законченными.

Значит, какой первый вопрос, который задает Лужецкий Можайский монастырь? Да, верно: что же такое случилось совсем недавно, что были погребены здания? Потоп, цунами? Это, конечно, из ряда фантастики, но других версий сразу в голову и не приходит. Многодневный дождь с ветром? А главное, почему после бедствия не стали откапывать? К примеру, в Европе – стали. На многих картинах изображены люди с лопатами, откапывающие Рим и другие города. И речь там не идет о восстановлении исключительно объектов Римской империи.

Странные захоронения и письмена в Лужецком монастыре в Можайске

Сразу за церквушкой можно увидеть странные белые камни, поваленные, как говорят, «мордой в салат». Поскольку не все лежат именно в таком положении, то можно их осмотреть. И при пристальном внимании мы вдруг видим письмена и понимаем – это надгробные камни. Это камни, стоявшие у чьих-то могил.

А чуть подальше видим и само кладбище. Где подобные камни – самые легкие из представленных – лежат на привычном для себя месте. Однако стоит подойти и сразу становится ясно, что надгробия не принадлежат могилам. Они просто положены сверху. Так, для красоты. Валялись кругом, а после похорон братьев на их могилы были сверху поставлены камни. Их украшают совсем не христианские символы – свастика, коловрат и другие. Следующий вопрос, следовательно, откуда взялись эти камни в христианском можайском монастыре?

А вот камни поваленные на заднем дворе, уже гораздо интереснее. Когда-то они послужили фундаментом для строительства. То есть пришли люди на место захоронения, посмотрели, что надгробные камни очень даже ничего и использовали их для строительства. Сейчас, когда храм уже откопали и восстановили, надгробия бесполезным грузом лежат рядом. Убрать их – задача не из легких, тяжелые они очень. Да и не мешаются особенно. Письмена не везде видны. А где видны, то удивление просто зашкаливает.

Я не могу не сказать, что в принципе удивляет поведение тех, кто строил из надгробий фундамент. То есть совсем уважения не было? А ведь язык там – русский, древнерусский точнее, свой. Что это за неуважение тотальное? Разграбить чужую могилу и построить из нее храм! Никакой религиозной войной это не объяснить. Это просто бесчеловечно.

Но вернемся к надписям на камнях в Лужецком Ферапонтовом монастыре. Были попытки расшифровки, которыми занимались сторонники альтернативной истории, поэтому я не буду повторяться. Скажу лишь одно – здесь, на территории монастыря в Можайске, лежат свидетельства истории страны. Ведь стиль и способ нанесения букв совершенно разный, это несколько временных пластов.

Эта версия события никого уже не интересует. Так как мы слишком привыкли верить в официальную версию. Но как мне кажется, стоит присмотреться и для себя понять хотя бы одно – наши победители не всегда белые и пушистые. Не значит это автоматически ведь, что проигравшие безвинны. Кто знает? Но честно ли то, что нам не предоставляют выбор самим разобраться, что это была за борьба, за что и какие ставки были сделаны?

Фотографии надгробных камней в Можайском Лужецком Феропонтовом монастыре в Можайске

Кладбище при Можайском Лужецком Феропонтовом монастыре

Читайте также

1.Частный сектор в Небуге
2.Поездка к дольменам в Краснодарском крае
3.Пирамида в Подмосковье — описание и фото
4.Город Калязин — экскурсия и фото, отзывы
5.Город Сыктывкар
6.Кимры — что посмотреть за 1 день
7.Эксперимент в Печоро-Илычском заповеднике
8.Информация о городе Ульяновск и фото
9.Зеленоградск Куршская коса
10.Зеленый Светлогорск на берегу Балтийского моря
11.Поездка в Витебск на выходные — что посмотреть
  • Stribor к 23.11.2015 в 09:24
  • #
  • Ответить

Вообще, все эти резные камни в Лужецком Ферапонтовом монастыре хранят какую-то загадку. Если уровень земли стал выше, а потом его понизили, то почему камни на заднем дворе так ровненько лежат, будто их только поставили? А если они там были изначально, то почему их не стали убирать? В общем, для меня наличие этих странных древних камней и входа в храм на уровне второго этажа так и осталось загадочным.

  • Ariana к 07.12.2015 в 13:14
    Автор
  • #
  • Ответить

Да, тут сразу две загадки (хотя, быть может, и больше): одна геологическая, а вторая историческая. Что же это за камни с письменами, кому они принадлежали и почему их не постеснялись использовать в качестве фундамента и надгробных плит для повторных захоронений? И что вообще творилось в Европе, раз многие здания оказались погруженными в землю? Многие и до сих пор там находятся, и называется у нас это цокольными этажами. Любопытно!

  • Erwin к 17.12.2015 в 12:33
  • #
  • Ответить

На одном их камней (торец, три строки) явно читается начало — лѣта

ЗРНѲ (7159, т.е. 1651 от Р. Х.) и конец второй строки — ТАТІАНА

  • Erwin к 17.12.2015 в 12:39
  • #
  • Ответить

Простите, что лезу не в своё дело, но причина и время использования камней гуглится легко. Как я и подозревал, камни использовали большевики — «…До конца 1929 года собор был открыт как приходской. 11 ноября 1929 года, согласно протоколу Мособлисполкома и Моссовета, храм был закрыт (…) В довоенный период в монастыре находились фурнитурная фабрика, цех завода медицинского оборудования. На монастырском некрополе находились фабричные гаражи со смотровыми ямами, складские помещения. В братских келиях были устроены коммунальные квартиры…»

  • Ariana к 17.12.2015 в 14:58
    Автор
  • #
  • Ответить

Да, многие слова легко читаются 🙂
С большевиками все ясно, это же обычная практика. Мне больше интересен более давний пласт, что с этими камнями сделали реформаторы Никона. И, конечно, вопрос проседания зданий — не только здесь, а вообще во многих странах — очень любопытен.

  • Evgenij143 к 09.12.2017 в 00:48
  • #
  • Ответить

Еще в 70х годах были проведены исследования некоторых текстов надгробий этого же монастыря и было выявлено, что это восточный готский язык, от которого произошел русский и другие восточные славянские языки, и вообще славянские. Это целая теория. На одной из них был изображен Велес (Один) с двумя воронами.

  • Ariana к 09.12.2017 в 08:15
    Автор
  • #
  • Ответить

Спасибо за ваше мнение и сведения!

  • Ирина к 27.01.2018 в 11:59
  • #
  • Ответить

Вы не поверите, если бы не мой сон, о Можайском колоколе, я бы и не знала о существовании Моностыря. Прочитала заметки в Интернете, очень интересно и даже можно сказать загадочно.
С ув. Ирина. Украина. 27.01.2018

Лужецкий Богородицерождественский Ферапонтов мужской монастырь в Можайске

На окраине Можайска, там, где еще узкая река Москва делает живописный изгиб, стоит скромная обитель. Это Лужецкий Богородицерождественский Ферапонтов мужской монастырь. Сюда едут, чтобы поклониться мощам преподобного Ферапонта, чудотворца и ученика Сергия Радонежского.

Монастырь не отличается роскошным убранством храмов и большой братией. Здесь постоянно живут всего два монаха, которые умудряются поддерживать подворье в чистоте и порядке.

Обитель нуждается в помощи, постоянно идут восстановительные работы. Многие строения пришлось возводить заново. В обители особая строгая атмосфера, которая способствует духовной работе. Здесь всегда рады православным мирянам, желающим помочь как молитвой, так и делом.

Адрес: Можайск, ул. Герасимова, 1

Координаты: 55.5207, 36.0087

Режим работы: ежедневно, 6:00-18:00

Официальный сайт: luzh-mon.ru

Карта намоленных мест Подмосковья

История

Преподобный Ферапонт Белозерский пришел сюда в начале XV века по приглашению князя Андрея Можайского. Предыдущие десять лет Ферапонт посвятил затворничеству в пустыне на Белом озере. А еще раньше он там же основал Белозерский монастырь.

Новую обитель возле Можайска князь посвятил Рождеству Пресвятой Богородицы. В честь этого же события был построен и первый собор на территории новой обители. Спустя сто лет его разобрали, но на том же месте построили большой пятиглавый собор, который сохранился до наших дней.

Во время французского вторжения в 1812 году монахи успели вывезти все ценности в Ярославль. Недвижимое имущество и иконы ждала ужасная участь. На территории монастыря располагался штаб вестфальского корпуса. Четыре тысячи солдат и офицеров разместились на относительно небольшом подворье. Некоторые из них развлекались тем, что забивали гвозди в лики святых. Когда бежали из России, французы подожгли монастырь. Но местные крестьяне смогли его спасти.

Вторая, еще более варварская волна поругания пришла в 20-х годах XX века. Обитель отдали НКВД и превратили в школу для беспризорников. Здания быстро пришли в ужасающее состояние и стали разрушаться. Восстановление идет по сей день.

Интересные факты

  • Лужецкий Богородицерождественский Ферапонтов мужской монастырь — единственный из дошедших до наших дней средневековых монастырей в Можайске. Всего их было 18. В этом районе есть также храмовый комплекс на месте бывшего Якиманского монастыря.
  • Недалеко от монастыря, в деревне Исавицы, находится Колодец святого Ферапонта. Это источник с целебной водой, открытый основателем обители.

Что посмотреть на территории монастыря

Собор Рождества Богородицы

Сейчас в Соборе Рождества Богородицы хранятся мощи преподобного Ферапонта.
Фото: lori.ru

Собор построен в 1520 году. Внутри храма французы устроили столярную мастерскую. При советской власти там были фабричные цеха и склад.

Надвратная церковь Преображения Господня

Надвратная церковь Преображения господня была построена спустя почти 200 лет после основания монастыря.
Фото: Елена СОЛОДОВНИКОВА, lori.ru

Церковь построена в 1603 году.

Колокольня с усыпальницей рода Савеловых

Колокольня (справа) открылась в 2015 году после масштабной реконструкции.
Фото: Юрий КИРСАНОВ, lori.ru

Колокольня строилась в 1673-1692 годах. Тот самый патриарх Иоаким, подаривший обители напрестольное Евангелие, происходит именно из этого рода. Другие представители служили воеводами, были думными дворянами и священнослужителями.

Фундамент храма преподобного Ферапонта

Фундамент храма преподобного Ферапонта состоит из древних надгробных плит.
Фото: Николай ВИНОКУРОВ, lori.ru

Фундамент состоит из белокаменных надгробий со старинными вилообразными крестами. Такие же надгробия нашли на том месте, где было монастырское кладбище. На его месте в первой половине XX века были гаражи со смотровыми ямами.

Читайте также:  Далматовский монастырь: история и адрес, как добраться, святыни и праздники
Ссылка на основную публикацию