Николай Агафонов: биография протоиерея, книги и рассказы, труды

Николай Агафонов: биография протоиерея, книги и рассказы, труды

Священник Николай Агафонов

Непридуманные истории. Рассказы

Допущено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви ИС 12-218-1567

© Агафонов Николай, свящ., 2013

© Издательство «Никея», 2013

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Чудесное всегда с нами рядом, но мы не замечаем его. Оно пытается говорить с нами, но мы не слышим его, потому что оглохли от грохота безбожной цивилизации. Оно идет с нами рядом, дышит нам прямо в затылок. Но мы не чувствуем его, ибо наши чувства притупились бесчисленными соблазнами века сего. Оно забегает вперед и заглядывает прямо в глаза, но мы не видим его. Мы ослеплены своим ложным величием – величием человека, могущего переставлять горы без всякой веры, лишь с помощью бездушного технического прогресса. А если вдруг увидим или услышим, то спешим обойти стороной, сделать вид, что не заметили, не услышали. Ведь в тайнике своего существа мы догадываемся, что, приняв ЧУДО как реальность нашей жизни, мы должны будем изменить свою жизнь. Мы должны стать неприкаянными в мире сем и юродивыми для разумных мира сего. А это уже страшно или, наоборот, так смешно, что хочется плакать.

Погиб при исполнении

Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих.

И когда уже кончит над всеми, тогда возглаголет и нам: «Выходите, – скажет, – и вы! Выходите пьяненькие, выходите слабенькие, выходите соромники!» И мы выйдем все, не стыдясь, и станем. И скажет: «Свиньи вы! Образа звериного и печати его; но приидите и вы!» И возглаголют премудрые, возглаголют разумные: «Господи! Почто сих приемлеши?» И скажет: «Потому их приемлю, премудрые, потому их приемлю, разумные, что ни единый из сих сам не считал себя достойным сего…»

Было уже десять часов вечера, когда в епархиальном управлении раздался резкий звонок. Только что прилегший отдохнуть Степан Семенович, ночной сторож, недовольно ворча: «Кого это нелегкая носит?», шаркая стоптанными домашними тапочками, поплелся к двери. Даже не спрашивая, кто звонит, он раздраженно крикнул, остановившись перед дверью:

– Здесь никого нет, приходите завтра утром!

Но за дверью бесстрастный голос ответил:

– Срочная телеграмма, примите и распишитесь.

Получив телеграмму, сторож принес ее в свою каморку, включил настольную лампу и, нацепив очки, стал читать: «27 июля 1979 года протоиерей Федор Миролюбов трагически погиб при исполнении служебных обязанностей, ждем дальнейших указаний. Церковный совет Никольской церкви села Бузихино».

– Царство Небесное рабу Божьему отцу Федору, – сочувственно произнес Степан Семенович и еще раз перечитал телеграмму вслух. Смущала формулировка: «Погиб при исполнении…» Это совершенно не клеилось со священническим чином.

«Ну там милиционер или пожарный, в крайнем случае сторож, не приведи, конечно, Господи, это еще понятно, но отец Федор?» – пожал в недоумении плечами Степан Семенович.

Отца Федора он знал хорошо, когда тот еще служил в кафедральном соборе. Батюшка отличался от прочих клириков собора простотой в общении и отзывчивым сердцем, за что и был любим прихожанами. Десять лет назад у отца Федора случилось большое горе в семье – убит был его единственный сын Сергей. Произошло это, когда Сергей спешил домой порадовать родителей выдержанным экзаменом в медицинский институт, хотя отец Федор мечтал, что сын будет учиться в семинарии.

– Но раз выбрал путь не духовного, а телесного врача, все равно – дай ему Бог счастья… Меня будет на старости лечить, – говорил отец Федор Степану Семеновичу, когда они сидели за чаем в сторожке собора. Тут-то их и застала эта страшная весть.

По дороге из института увидел Сергей, как четверо парней избивают пятого прямо рядом с остановкой автобуса. Женщины на остановке криками пытались урезонить хулиганов, но те, не обращая внимания, уже лежащего молотили ногами. Мужчины, стоявшие на остановке, стыдливо отворачивались. Сергей, не раздумывая, кинулся на выручку. Кто его ножом пырнул, следствие только через месяц разобралось. Да что от этого проку, сына отцу Федору уже никто вернуть не мог.

Сорок дней после смерти сына отец Федор служил каждый день заупокойные обедни и панихиды. А как сорок дней прошло, стали частенько замечать отца Федора во хмелю. Бывало, и к службе приходил нетрезвым. Но старались не укорять, понимая его состояние, сочувствовали ему. Однако вскоре это стало делать все труднее. Архиерей несколько раз переводил отца Федора на должность псаломщика, для исправления от винопития. Но один случай заставил владыку пойти на крайние меры и уволить отца Федора за штат.

Как-то, получив месячную зарплату, отец Федор зашел в рюмочную, что находилась недалеко от собора. Завсегдатаи этого заведения относились к батюшке почтительно, ибо по своей доброте он потчевал их за свой счет. В тот день была годовщина смерти сына, и отец Федор, кинув на прилавок всю зарплату, приказал угощать всех, кто пожелает, весь вечер. Буря восторгов, поднявшаяся в распивочной, вылилась в конце пьянки в торжественную процессию. С соседней строительной площадки были принесены носилки, на них водрузили отца Федора и, объявив его Великим Папой Рюмочной, понесли через весь квартал домой. После этого случая отец Федор и угодил за штат. Два года он был без служения до назначения его в Бузихинский приход.

Степан Семенович в третий раз перечитал телеграмму и, повздыхав, стал набирать номер домашнего телефона владыки. Трубку поднял келейник владыки Слава.

– Его высокопреосвященство занят, зачитайте мне телеграмму, я запишу, потом передам.

Содержание телеграммы Славу озадачило не меньше, чем сторожа. Он стал размышлять: «Трагически погибнуть в наше время – пара пустяков, что весьма часто и происходит. Вот, например, в прошлом году погиб в автомобильной катастрофе протодиакон с женой. Но при чем здесь служебные обязанности? Что может произойти во время богослужения? Наверное, эти бузихинцы что-то напутали».

Слава был родом из тех мест и село Бузихино знал хорошо. Оно было знаменито строптивым характером сельчан. С необузданным нравом бузихинцев пришлось столкнуться и архиерею. Бузихинский приход доставлял ему хлопот более, чем все остальные приходы епархии, вместе взятые. Какого бы священника к ним архиерей ни назначал, долго тот там не задерживался. Прослужит год, ну от силы другой – и начинаются жалобы, письма, угрозы. Никто бузихинцам угодить не мог. За один год трех настоятелей пришлось сменить. Рассердился архиерей, два месяца к ним вообще никого не назначал. Бузихинцы эти два месяца, как беспоповцы, сами читали и пели в церкви. Только от этого мало утешения, обедню-то без батюшки не отслужишь, стали просить священника. Архиерей говорит им:

– Нет у меня для вас священника, к вам на приход уже никто не желает ехать!

Но те не отступают, просят, умоляют:

– Хоть кого-нибудь, хоть на время, а то Пасха приближается! Как в такой великий праздник без батюшки? Грех.

Смилостивился над ними архиерей, вызвал к себе бывшего в то время за штатом протоиерея Федора Миролюбова и говорит ему:

Николай Агафонов – Повести и рассказы

Николай Агафонов – Повести и рассказы краткое содержание

Повести и рассказы читать онлайн бесплатно

Священник Николай Агафонов

Повести и рассказы

Рекомендовано к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви ИС12-218-1567, ИС10-11-0939

Священники, занимающиеся литературным творчеством, были всегда. Наше время – не исключение. К таким «авторам в сане» относится и отец Николай Агафонов. В своих произведениях он с любовью вглядывается в жизнь Церкви, но и приходскую повседневность рисует как наполненную мистической красотой.

Родился Николай Агафонов в уральском селе Усьва в 1955 году. Школа, армия – и вот он студент Московской духовной семинарии, куда поступил в 1976 году. В 1977 году стал диаконом, в 1979 – священником. 1992 год – окончание Ленинградской духовной академии и должность ректора Саратовской духовной семинарии, которую начинает с нуля под руководством архиепископа Пимена (Хмелевского). В 1995–1996 священник Николай Агафонов служил в храме Казанской иконы Божией Матери в с. Вязовка Татищевского района Саратовской области. Затем – в Пензенской области, в Волгограде и Кузнецке.

В настоящее время отец Николай служит в Самарской епархии (настоятель храма во имя Св. Жен Мироносиц г. Самары) и является преподавателем основного богословия Самарской Духовной семинарии.

Вероятно, напрямую из такой «простой» биографии происходит и простой, прозрачный (кому-то даже может показаться наивным) язык о. Николая Агафонова (кстати, члена Союза писателей России). Его повествования лишены «мучительных» поисков философской истины, пути героев ясны. Исповедники и мученики за веру, просто люди, связавшие свою жизнь с Церковью, не пытаются обосновать свой выбор.

Вероятно, это и подсказывает автору книги выбор сюжетов. Герой повести «Красное крещение» Степан, погруженный в патриархальный, православный уклад дореволюционной России, не может принять отречения от Христа, которого требует от него революционное время. Его судьба сливается с судьбами тех, кто остался верен истине, вере, Богу, так же как сливается воедино кровь убитых красноармейцами монахов: «Вскоре звон прекратился так же внезапно, как и начался. Послышался удар упавшего тела. Монахи обернулись и увидели сброшенного с колокольни звонаря Иеронима. Кровь, вытекающая из его разбитой головы, струйкой потекла по ложбинкам каменных плит и, встретившись с ручейком крови, текущей от убитого настоятеля, соединилась, и образовалась лужица, которая на глазах Степана ширилась и росла».

Читайте также:  Белгородская епархия: священники, храмы и монастыри, приходы, указы

Простота исповедания веры предполагает, что о Боге может свидетельствовать не только православный и даже не только христианин. В повести «Свет золотой луны» о Боге свидетельствует мусульманин, чеченец, воюющий против федеральных войск. Впрочем, воюет потому, что после гибели жены у него не осталось интереса к этой жизни. О войне же рассуждает: «Порой мне кажется, что люди воюют потому, что не могут по-настоящему любить. Тот, кто любит по-настоящему, уже не может ненавидеть других людей. Ты думаешь, я пошел воевать, чтобы за жену и детей мстить? Кому мстить? Всему русскому народу мстить? Но ведь моя жена тоже русская. Значит, ей мстить, той, которую любишь больше жизни». Именно любовь и вера, как ее источник заставляют чеченского боевика помогать бежать из плена русским. В своей вере иноверец поступает согласно евангельскому принципу «вера без дел мертва».

Впрочем, для православных спутников мусульманина в повести отведено также значительное место. Солдат Сергей отказывается принять ислам и отречься от Христа ради спасения жизни, Патриев, бывший детдомовец, жертвует собой, а Гаврилов открывает для себя молитву.

Есть в этой книге и рассказы-зарисовки церковноприходской жизни. Вот два архиерея, однокашники и друзья, исповедуются друг другу в малодушии по отношению к третьему другу, священнику, судьбу которого могли облегчить, но не сделали этого. Тут и специфичный архиерейский юмор. Один из владык, работающий в ОВЦС, прощаясь, говорит: «… Ты ни разу не видел танец эфиопских епископов под барабан? – Нет, – ответил озадаченный отец Николай. – Счастливый ты человек, хотя, впрочем, зрелище это прелюбопытное».

Мистический опыт приходской жизни зафиксирован в рассказе «Юродивый».

Что пользы человеку от веры? Зачем церковная жизнь? Ответ дается в рассказе. Герой рассказа «Чаю воскресения мертвых», печник Николай Иванович, так отвечает на эти вопросы: «Где только я не был.

Везде, кажись, был и все испытал. А понял одно: с Богом человеку завсегда хорошо жить. Любые беды с Ним не страшны…»

Главное, чем пленяют рассказы о. Николая, – своей искренностью и живым, непосредственным восприятием окружающего мира. Только человек, любящий и ценящий жизнь, способен увидеть ее краски и запечатлеть их в слове.

С высоты птичьего полета открываются живописные окрестности небольшого мужского монастыря. Беленые стены монастырской ограды среди зелени полей и перелесков не портят картины природы, а лишь подчеркивают, как гармонично вписано создание рук человеческих в мироздание Божие. Лучи раннего утреннего солнца уже поблескивают на золоченых куполах величественного собора. Небольшой, чистый, вымощенный камнем дворик между собором и братским корпусом пуст. Лишь возле монастырской калитки, на лавочке, сидит привратник – монах Тихон. Кажется, дремлет, но это обманчивое впечатление. Если присмотреться внимательно, можно заметить, как его старческая костлявая рука медленно перебирает четки, а губы под пышными седыми усами едва шевелятся, беззвучно произнося слова молитвы.

Неожиданно тишину утра нарушает грохот артиллерийского орудия. Старец вздрагивает и, открыв глаза, с недоумением смотрит в небо. По бескрайней лазури безмятежно плывут редкие пушистые облака. Все спокойно, и Тихон вновь прикрывает глаза, и рука, было застывшая, вновь привычным движением пальцев начинает неспешно перебирать четки.

В березовом перелеске на краю поля красные кавалеристы держат под уздцы запряженных лошадей. Лица их встревожены. Они напряженно всматриваются сквозь редкие стволы деревьев, потом поглядывают на своего командира, Артема Крутова, который спокойно покуривает, беспечно поглядывая на птаху, примостившуюся на ветке березы.

Раздается громкое «ура». Птица вспорхнула с ветки и улетела. Крутов проводил ее взглядом и чему-то улыбнулся. Справа от перелеска поднимаются цепи красноармейцев и устремляются вперед с винтовками наперевес.

Кавалеристы нервно переминаются с ноги на ногу и кидают вопросительные взгляды на Крутова: мол, не пора ли нам? Но тот продолжает спокойно покуривать папиросу.

На другом конце поля перед орудийным расчетом полевой пушки стоит прапорщик и кричит:

Выстрел из пушки изрядно проредил ряды красных, но не остановил. Застрочил пулемет. Красные залегли. Тут в атаку поднялись белые.

Крутов, отбросив папиросу, поднес к глазам бинокль и усмехнулся. Отложив бинокль, он повернулся к своим красноармейцам и весело подмигнул. Лицо его словно преобразилось, в нем уже нет былой безмятежности, а в глазах заискрился бесенок азарта.

– Ну что, хлопцы, застоялись? По коням! Зададим перцу белой сволочи!

Ловко вставив ногу в стремя, он легко вскакивает в седло. Красноармейцы проделывают то же самое почти одновременно с командиром. Рука Крутова ложится на эфес сабли, и в тишине леса раздается зловещий звук вытягиваемого из ножен клинка.

«Ввжжик», – пропела сабля Крутова, и эту песню металла подхватывает более сотни сабель.

– За мной! – дико орет Крутов и, вонзив шпоры в коня, выскакивает из леса, увлекая за собой бойцов.

Красная кавалерия, аллюром рассыпаясь по полю, устремилась на белую пехоту. Но тут Крутов краем глаза заметил выскочившую из-за оврага кавалерию белых. Не сбавляя бег коня, он повел поводья влево, и красноармейцы устремились за ним. Конница красных, выгибаясь в громадную дугу, проводит сложный маневр и на полном скаку врезается в кавалерийский эскадрон белых. Началась кровавая сеча.

Взрывы, выстрелы, ругань и стоны раненых уносятся в бездонное, казалось, невозмутимо-равнодушное небо…

Негромкое, но торжественное пение мужского монашеского хора наполняло душу спокойствием и умиротворением. Степан, семнадцатилетний юноша в подряснике послушника, стоял на клиросе среди монахов, поглядывая то в ноты, то на регента, и старательно тянул свою теноровую партию.

На амвон вышел настоятель монастыря архимандрит Таврион. Опираясь на посох, он внимательным глубоким взглядом с грустью обвел притихшую братию. Теперь, при полной тишине, в храм глухо, но все же доносятся раскаты выстрелов. Выдержав паузу, он начал свою проповедь:

– Братья мои, здесь, в храме, приносится мирная, бескровная жертва Христова, а за стенами обители льется кровь человеческая в братоубийственной войне.

Агафонов Николай, протоиерей

Протоиерей Николай Агафонов родился в 1955 году на Урале, в семье инженера. Детство провел на Волге. Школу окончил в Тольятти, служил в армии. Окончил Московскую Духовную семинарию и Санкт-Петербургскую Духовную академию, после которой был назначен ректором во вновь открывающуюся Саратовскую Духовную семинарию. С 1997 года возглавлял в Волгоградской епархии миссионерский отдел и построил две плавучие миссионерские церкви, за что был удостоен награждения патриархом Алексием II орденом Святителя Иннокентия III степени. С 2001 года отец Николай серьезно увлекается писательской деятельностью. Уже в 2002 году его два рассказа печатаются в литературно-художественном журнале «Отчий край» г. Волгограда. 18 октября 2004 года отца Николая принимают в Союз писателей России. Лауреат всероссийских литературных премий «Хрустальная роза Виктора Розова» за 2005 год, и «Святого благоверного князя Александра Невского» за 2007 год, автор нескольких сборников рассказов и двух исторических романов. Служил в Самарской епархии, преподавал основное богословие в Самарской Духовной семинарии. Был женат, имел пятерых детей. Скончался 17 июня 2019 года после продолжительной болезни.

Да исправится молитва моя — Агафонов Н.В.

Выстрелы ещё слышались, но уже в отдалении. Анна огляделась. Поле, слегка припорошенное снегом, казалось серым, мертвенным. Таким же мертвенным, как и лицо майора Коновалова. Эту мертвенность подчеркивали багровые пятна, проступившие сквозь бинты, и безучастный взгляд раненого.

Жены-мироносицы — Агафонов Н.В.

Исторический роман протоиерея Николая Агафонова повествует о великом подвиге тихих и скромных женщин, последовавших за Христом. Автор открывает перед читателем те глубинные стремления и переживания святых жен, которые отражены в скупых строчках церковного Предания.

Иоанн Дамаскин — Агафонов Н.В.

Исторический роман прот. Николая Агафонова раскрывает перед нами живой образ великого писателя и замечательного поэта VIII века — преподобного Иоанна Дамаскина. Действие романа разворачивается на драматическом фоне жестокого противостояния двух империй: христианской и мусульманской.

Красное крещение — Агафонов Н.В.

С высоты птичьего полёта открываются живописные окрестности небольшого мужского монастыря. Беленые стены монастырской ограды среди зелени полей и перелесков не портят картины природы, а лишь подчеркивают, как гармонично вписано создание рук человеческих в мироздание Божие.

Непридуманные истории — Агафонов Н.В.

Только что назначенный Синодом на должность ректора Саратовской духовной семинарии, я со всем рвением начал работу по ее возрождению. Дело в том, что еще никакой семинарии не было, все надо было начинать с нуля. Архиепископ Саратовский Пимен, которому и принадлежала идея о возрождении семинарии в его епархии, пригласил меня из Волгограда в Саратов…

Неприкаянное юродство простых историй — Агафонов Н.В.

Игорь Львович Шульман, врач-хирург сорока двух лет, сидел в своей холостяцкой квартире, предаваясь невеселым размышлениям. «Как дальше жить? Его, которого все считали хирургом от Бога, его, спасшего сотни человеческих жизней, сегодня уволили с работы. И кто это сделал? Лучший друг его покойного отца, главный врач Первой городской больницы Марк Яковлевич Марон.

Победа над смертью — Агафонов Н.В.

«Я плачу и смеюсь вместе с героями моих рассказов. Это мои переживания заставляют меня взглянуть по-новому на свою собственную жизнь, дать ей оценку той Правды, которая превыше всех человеческих умствований. И в свете этой оценки изменить свою жизнь. Это, пожалуй, является главным стимулом моего творчества»

Преодоление земного притяжения — Агафонов Н.В.

Чудесное всегда с нами рядом, но мы не замечаем Его. Оно пытается говорить с нами, но мы не слышим, наверное, оттого, что оглохли от грохота безбожной цивилизации. Оно идет с нами рядом, дышит нам прямо в затылок. Но мы не чувствуем Его, ибо наши чувства притупились бесчисленными соблазнами века сего.

Читайте также:  Монастырь Архангела Михаила: история и адрес, описание, святыни и достопримечательности

Свет золотой луны — Агафонов Н.В.

В аул их привезли на рассвете. Сняли с головы мешки и вытолкали из машины. Гаврилов жадно глотал чистый воздух высокогорья. Пока несколько часов тряслись в машине, он чуть не задохнулся в этом невыносимо пыльном мешке. Оглядевшись, увидел, что стоят они возле небольшого двухэтажного каменного дома, прилепившегося к скале.

Сказки-притчи — Агафонов Н.В.

Настя и Никита вышли с родителями из храма, держа в руках красные прутики вербы. — Они похожи на крошечных белых совят, — Никита осторожно погладил вербную почку. — И ещё на пушистые сны, — сказала Настя. — Да нет же! Это молитвы! Это маленькие наши молитвы такие, они потом вырастут и расцветут!

Чаю воскресения мертвых — Агафонов Н.В.

Книжки протоиерея Николая Агафонова полюбились читателям за их мягкую иронию, добросердечную искренность и абсолютную мудрость. Рассказы, вылившиеся в сборник, основаны на реальных событиях; во многих из них автор принимал непосредственное участие. Чудесное, трагическое и забавное переплелось в этих историях неразрывно.

Протоиерей Николай Агафонов. Произведения

Голгофа архимандрита Александра Вишнякова

Архимандрит Александр (Вишняков) родился 10 мая 1890 г. в селе Подголье Лужского уезда Санкт-Петербурга в благочестивой семье священника Василия Вишнякова. Крестили его именем Александр в честь Святого Благоверного князя Александра Невского. В роду Вишняковых насчитывалось 300 лет преемственного священства. Один из предков будущего архимандрита Александра служил священником ещё в войске Иоанна Грозного в его походе на Казань.

Выбор духовной стези Александром Вишняковым был органично предопределён его воспитанием. Он поступает в Санкт-Петербургскую духовную семинарию и здесь проявляется его любовь к наукам и изучению языков. После семинарии он поступает в Петербургскую Духовную академию, которую успешно оканчивает и, женившись, принимает священный сан.

Вскоре отец Александр защищается на учёную степень магистра богословия за сочинение: «Епископ Никанор Херсонский».

Жизнь и подвиг священника Василия Васильковского

Вступление

Святой Георгий на Руси издавна считался покровителем воинов. Идея создания военного ордена имени Святого Георгия принадлежала Петру Великому, но учрежден он был лишь в царствование Екатерины II в 27 ноября 1769 года.

Этим орденом могли награждаться только воинские чины, при этом подчеркивалось, что «ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражениях раны не приемлются в уважение при удостоении к ордену Святого Георгия за воинские подвиги; удостаивается же оного тот, кто не только обязанность свою исполнял во всем по присяге, чести и долгу, но сверх сего ознаменовал себя на пользу и славу Российского оружия особенным отличием». Потому заслужить этот орден стало высшей честью для офицеров и генералов.

«Красный поп» — Василий Островидов

Кроме священников награжденных офицерскими орденами св. Георгия Победоносца, был еще один полковой священник, которого наградили солдатским Георгиевским крестом. Судьба этого полкового священника необыкновенна и удивительна, а потому вполне заслуживает внимание читателей, чтобы о ней рассказать.

Островидов Василий Андреевич родился 10 июля 1864 года в семье сельского дьячка с. Копены Аткарского уезда Саратовской губернии.

По окончании Камышинского духовного училища стал послушником в монастыре, но вскоре откуда сбежал. Вначале работал конторщиком на пристани и певчим в хоре, а затем стал учителем в одном из сел Саратовской губернии. Великолепный бас, которым владел юный Василий Островидов не мог не привлечь к нему внимание и вскоре ему поступило предложение от Саратовского архиерея стать дьяконом кафедрального собора.

Адамант земли русской (главы 1-6)

Смута в России начала XVII века была не только мрачной эпохой кровавых раздоров и религиозно-нравственного развращения. Это было и время небывалого подъема национально-патриотического духа, время соборного согласия всего народа ради спасения Отечества. Благодарные потомки увековечили память гражданина Минина и князя Пожарского на главной площади страны. Имена этих героев, вполне заслужено, знают все — от мала до велика. Но лишь немногие современники вспоминают истинного вдохновителя народного освободительного движения России, ее духовного вождя — патриарха Ермогена. А между тем, борьба святителя за политическую и религиозную независимость нашей Родины достойна всяческого восхищения. Ермоген, как никто другой, понимал, что компромиссы в вопросах веры ведут страну к неминуемой гибели, а потому ни темница, ни голод не смогли сломить его воли.

Победа над смертью

Анастасия Матвеевна, собираясь в церковь ко всенощной, с опаской поглядывала на своего супруга, полковника авиации в отставке, Косицына Михаила Романовича. Михаил Романович сидел перед включенным телевизором с газетой в руках. Но ни на телевизионной передаче, ни на газете сосредоточить своего внимания он не мог. В его душе глухо росло раздражение, некий протест против намерения жены идти в церковь. Раньше, еще в молодые годы, она захаживала в церковь раза два-три в год. Он на это внимания не обращал: мало ли какая блажь у женщины. Но как вышла на пенсию, так зачастила в храм каждое воскресенье, каждый праздник.

«И сколько этих праздников у церковников — не пересчитать, — с раздражением думал Михаил Романович. — То ли дело «красные» дни гражданского календаря: Новый год, 8 Марта, 1 Мая, 7 ноября и уж совсем святой, особенно для него, фронтовика, День Победы, вот, пожалуй, и все. А тут каждый месяц по несколько, с ума можно сойти».

«На реках Вавилонских. »

В губкоме шло экстренное заседание. Обсуждали директиву ВЦИК об изъятии церковных ценностей. Выступал Иван Исаевич Садомский, первый секретарь губкома. Слушали его внимательно, понимая всю значимость данного вопроса для укрепления власти большевиков в молодой Советской республике. Иван Исаевич был старый большевик-ленинец. Годы подполья, ссылки и тюрем закалили характер этого несгибаемого революционера. Говорил он жестко, короткими фразами, словно гвозди заколачивал:

Красное Крещение

(Рассказ-быль)

Отец Петр встал коленями на половичок, постланный на льду у самого края проруби, и, погрузив в нее большой медный крест, осипшим голосом затянул:

— Во Иордане крещающуся Тебе, Господи.

Тут же молодой звонкий голос пономаря Степана подхватил:

— Троическое явися поклонение.

Вместе с ними запели Крещенский тропарь крестьяне села Покровка, толпившиеся вокруг купели, вырубленной в виде креста. К моменту погружения креста вода успела затянуться тонкой корочкой льда, так как январь 1920 года выдался морозный. Но тяжелый крест, с хрустом проломив хрустальную преграду, продолжая в движении сокрушать хрупкие льдинки, чертил в холодной темной воде себе же подобное изображение.

О писателе

Информация

Биография

Агафонов Николай Викторович родился в 1955г. 13 апреля на Урале в семье инженера.

Дедушка по материнской линии Чащин Николай Трофимович был офицером Белой армии. Расстрелян НКВД в 1937 году. Бабушка Чащина Муза Николаевна была интеллигентной русской женщиной и оказала большое влияние на воспитание внука в русских патриотических традициях.

Его мама Любовь Николаевна привила своему сыну любовь к чтению художественной литературы.

Стихи Николай начал писать с 5 лет. Участвовал в редколлегии настенной школьной газеты. Пробовал в детские годы писать сказки, рассказы и имел твердую уверенность, что когда-нибудь обязательно станет писателем.

В шестом классе, начитавшись романов Жуль Верна, Майн Рида и…

Агафонов Николай Викторович родился в 1955г. 13 апреля на Урале в семье инженера.

Дедушка по материнской линии Чащин Николай Трофимович был офицером Белой армии. Расстрелян НКВД в 1937 году. Бабушка Чащина Муза Николаевна была интеллигентной русской женщиной и оказала большое влияние на воспитание внука в русских патриотических традициях.

Его мама Любовь Николаевна привила своему сыну любовь к чтению художественной литературы.

Стихи Николай начал писать с 5 лет. Участвовал в редколлегии настенной школьной газеты. Пробовал в детские годы писать сказки, рассказы и имел твердую уверенность, что когда-нибудь обязательно станет писателем.

В шестом классе, начитавшись романов Жуль Верна, Майн Рида и Фенимор Купера, сбежал из дома, задумав совершить путешествие в Америку. Его мать, отчаявшись найти сына, впервые в жизни переступила порог храма Казанской иконы Божьей Матери в г. Тольятти. Там она обратилась с молитвой к Божьей Матери о том, что бы Она наставила сына на путь истинный. Через неделю сын нашелся в детском приемнике распределителе г. Куйбышева, куда милиция свозила всех беспризорников.

Молитва матери о своем сыне не прошла бесследно и для самого Николая. Он все чаще стал задумываться о смысле жизни. Когда ему исполнилось 16 лет, он вдруг осознал, что жизнь человеческая скоротечна и придет неизменно конец этой жизни. «И что будет тогда?» ─ размышлял он. Что произойдет за той гранью, которую называют смертью? Неужели только вечный могильный мрак и полное исчезновение личности? Тогда для чего человек живет, если вместе с угасанием сознания исчезает и сама жизнь, как будто ее и не было? Он вдруг воочию увидел себя, как бы со стороны, умирающим старцем. Еще мгновение и весь этот мир, где он любил, творил, страдал и радовался, исчезнет раз и навсегда.

Пораженный этим видением, юноша пришел в школу к классной руководительнице, чтоб узнать, для чего человек живет и есть ли в этой жизни смысл?

Учительница сказала ему, что смысл жизни в труде на благо будущих поколений, которые будут жить при коммунизме. Этот ответ не удовлетворил Николая, так как он не захотел быть «навозом», удобряющим «почву» для блага будущих поколений. Тогда классная руководительница предложила другой вариант смысла жизни: «Когда ты станешь взрослым, – говорила она, – у тебя будут дети. Вот в них-то и есть смысл жизни». «Но ведь я тоже чей-то ребенок, ─ воскликнул Николай, ─ и, значит, это смысл жизни моих родителей, но они тоже чьи-то дети. А может у меня вообще не будет детей? Что же это за смысл в рождении детей, обреченных, как и ты, на смерть? Есть ли у меня собственный смысл?

Читайте также:  Храм Андрея Критского: описание и адрес церкви, история, праздники и святыни, как добраться

Учительница ничего не смогла ответить, а посоветовала меньше думать об этом, а жить как все.

Начало этого богоискательства завершилось в армии (об этом подробно в рассказе «Как я поступал в Духовную семинарию».)

В 16 лет, перейдя на обучение в вечернюю школу, Николай пошел работать на строительство ВАЗа.

1973-1975 года – служба в рядах Советской армии, в ракетных войсках. Вернулся из армии сержантом, отличником боевой и политической подготовки, специалистом 1-го класса.

В 1976 году поступал в Московскую Духовную семинарию. (Об этом подробно в рассказе «Как я поступал в Духовную семинарию»).

В 1977 году женился на дочери Самарского протоиерея Иоанна Державина ─ Иоанне, (Жанне), которая стала его верной спутницей жизни и незаменимой помощницей во всех церковных делах (один эпизод из жизни тестя лег в основу рассказа «Командировка в иную реальность»)

19 августа 1977 года в праздник Преображения, архиепископом Куйбышевским и Сызранским Иоанном (Снычевым) Николай Агафонов был рукоположен в сан диакона в Покровском соборе.

С 1977 по 1979 год служил диаконом Казанской церкви города Тольятти, где создал подпольный религиозный кружок молодежи. Многие ребята из этого кружка в последствии стали священниками, а девушки женами священников или монахинями. Такая бурная деятельность не осталась не замеченной безбожными властями и за семьей диакона устанавилась слежка.

В 1979 году диакон Николай Агафонов переехал в Пензенскую епархию, где архиепископом Пензенским и Саранским Серафимом (Тихоновым) рукоположен в сан пресвитера и направлен настоятелем Михайловской Церкви в с. Вадинск. (Приезд в это село явился мотивом для создания рассказа «От чего курица спятила с ума»). Здесь отец Николай организовал тайную Воскресную школу для детей прихожан. (Одно из событий этого периода легло в основу рассказа «Попутчик»).

В 1982 году его переводят настоятелем в Казанскую Церковь г. Кузнецка, где он служил до 1984 года. (Здесь он разворачивает хозяйственную деятельность, часть которой описана в рассказе «Шутник»).

В 1984 году отец Николай переезжает в Волгоград, где его назначают настоятелем в Никитскую Церковь, а затем в 1985 году переводят священником Казанского кафедрального собора (рассказы: «Чудо в степи», «Историческое событие»).

В 1988 году он поступает в Ленинградскую Духовную Академию («Я отпускаю его с миром», «Собрание»).

В 1992 году, по окончании Академии, Синод Русской Православной Церкви назначил отца Николая ректором Саратовской Духовной Семинарией (рассказ «Штрихи к портрету архиепископа Пимена»).

В 1993 году за труды по возрождению семинарии Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II награждает отца Николая правом ношения наперстного креста с украшениями.

В 1997 году отец Николай переезжает вновь в Волгоград, где его назначают настоятелем церкви св. великомученицы Параскевы и заведующим миссионерским отделом епархии.

В 1998 году он строит первую плавучую Церковь «Святитель Иннокентий», а в 2000 году второй плавучий храм «Святитель Николай» (рассказ «Плавучий храм»).

В 1999 году за строительство плавучего храма протоиерей Николай Агафонов был награжден орденом Русской Православной Церкви «Святитель Иннокентий» III степени.

С 2001 года отец Николай серьезно увлекается писательской деятельностью. Уже в 2002 году его два рассказа печатаются в литературно-художественном журнале «Отчий край» г. Волгограда.

В этом же 2002 году он переезжает в г. Самару, где становится преподавателем богословия в Самарской Духовной Семинарии и первым настоятелем храма св. влм. Георгия на площади Славы

В Самаре один за другим из-под его пера выходят новые рассказы, которые печатаются в литературном журнале «Русское эхо».

Подлинный расцвет литературной деятельности связан с именем Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия, который поддержал начинающего писателя и благословил его издавать свои произведения. В 2002 году выходит в свет его первый сборник рассказов под общим названием «Неприкаянное юродство простых историй» в литературно-художественном альманахе «Малиновый звон», а затем в этом же альманахе в 2004 году выходит второй сборник рассказов «Преодоление земного притяжения». В этом же году издательство «Библиополис» выпускает первую книгу рассказов «Неприкаянное юродство простых историй», 7 тыс. тиражом. Тираж очень быстро расходится по России и изд. «Библиополис» дважды повторяет тираж книги общим количеством 10000 экз. В Самаре в 2004 году также выходит книга рассказов «Преодоление земного притяжения», общим тиражом 9 тыс. экз. В 2005 году в Москве выходит сборник рассказов тиражом 10000 экз., а в Самаре 5000 экз. Ко дню 60-ти летия Победы в 2005 году в С. Петербурге выходит новый сборник рассказов «Мы очень друг другу нужны» тиражом в 11500 экз. Общий тираж книг в настоящее время достиг 51000 экз.

18 октября 2004 года отца Николая принимают в Союз писателей России.

Православная Церковь Словакии и Чешских земель наградила отца Николая в 2004 году орденом «Св. кн. Ростислава Моравского» III степени.

В этом же году протоиерей Николай Агафонов стал лауреатом областной литературной премией Н. Г. Гарина-Михайловского за книгу прозы «Преодоление земного притяжения» и сохранение духовной составляющей русской литературы.

19 октября 2005 года в Центральном Доме журналиста прошла торжественная церемония награждения лауреатов и дипломантов четвёртого Всероссийского конкурса литературно-театральной премии «Хрустальная роза Виктора Розова», учреждённой интеллектуально-деловым Клубом (Клуб Н. И. Рыжкова) и присуждаемой авторам талантливых, самобытных и ярких произведений литературы и достижений в театральном творчестве, в музыкальном творчестве и изобразительном искусстве, в кинематографе и на телевидении, исполненных высокой гражданственности, художественности и патриотизма. Прот. Николай Агафонов стал лауреатом этой премии в номинации «Художественная проза». подробнее

С января 2005 года отец Николай Агафонов является настоятелем строящегося храма «Св. Жен Мироносиц» г. Самары.

Николай Агафонов Протоиерей, все книги автора

Николай Агафонов Протоиерей

Биографии писателя Николай Агафонов Протоиерей пока нет. Если Вы хорошо знакомы с жизнью и творчеством этого автора, Вы можете помочь проекту, добавив его биографию .

Ниже Вы найдете все книги автора, представленные в нашем каталоге книг. Используя вкладки, Вы можете посмотреть не только книги, но и рецензии участников проекта на книги автора, цитаты из его книг. Вы также можете задействовать сортировку, с помощью которой можно посмотреть самые популярные, читаемые или рецензируемые произведения автора Николай Агафонов Протоиерей.

Непридуманные истории, рассказы

“Непридуманные истории” – это сборник рассказов известного писателя – священника Николая Агафонова. Героями книги стали священнослужители и представители советской интеллигенции, дети и военные, партийные работники и простые деревенские жители, словом, совершенно разные люди, объединенные.

Три повести

Сборник “Три повести” протоиерея Николая Агафонова, известного писателя, члена Союза писателей России, лауреата Патриаршей литературной премии за 2014 год, открывается повестью, посвященной нашумевшему событию зимы 1956 года, которое в народе назовут “Стоянием Зои”. Автор.

Жены-мироносицы

Исторический роман протоиерея Николая Агафонова повествует о великом подвиге тихих и скромных женщин, последовавших за Христом. Автор открывает перед читателем те глубинные стремления и переживания святых жен, которые отражены в скупых строчках церковного Предания. В издание включены иконы, картины.

Ратные подвиги православного духовенства

Православное духовенство не только благословляло на ратный труд воинов, не только молилось о даровании “победы на сопротивныя”, но зачастую и само принимало участие в ратном деле, проявляя при этом беспримерное мужество и удивительную храбрость. Священник на войне ободрял малодушных.

Непридуманные истории

О чём эта книга? “Непридуманные истории” – это сборник рассказов известного писателя – священника Николая Агафонова. Героями книги стали священнослужители и представители советской интеллигенции, дети и военные, партийные работники и простые деревенские жители, словом, совершенно разные.

Иоанн Дамаскин

Исторический роман ярко и живо рассказывает о жизни великого богослова и замечательного поэта VIII века — святого Иоанна Дамаскина. События книги происходят на фоне жестокого противостояния христианской и мусульманской империй. Среди придворных интриг и государственных переворотов, кровавых.

Непридуманные истории. Рассказы

“Непридуманные истории” – это сборник рассказов известного писателя – священника Николая Агафонова. Героями книги стали священнослужители и представители советской интеллигенции, дети и военные, партийные работники и простые деревенские жители, словом, совершенно разные люди, объединенные.

Заступница усердная

“Заступница усердная” – сборник исторических повестей известного православного писателя, лауреата Патриаршей литературной премии протоиерея Николая Агафонова.В основу первой из них легло известное чудесное событие, произошедшее в московском храме перед иконой Божией Матери “Утоли моя.

Стояние

Новая повесть известного прозаика, члена Союза писателей России, лауреата Патриаршей литературной премии за 2014 год протоиерея Николая Агафонова посвящена нашумевшему событию зимы 1956 года, которое в народе назовут «Стоянием Зои».Автор общался с очевидцами чуда, происшедшего в тогдашнем г.

Детство Сережи

Действие повести происходит в конце 60-х годов. У главного героя – мальчика Серёжи – неожиданно умирает мама. Отец снова женится, и у Серёжи появляется мачеха и маленькая сестрёнка. Семья переезжает в небольшое село Знаменское, где Серёжа находит новых друзей: Стёпку и дочь сельского священника .

Лучшее в блогах

Ресторан, оформленный под библиотеку

Artistic space, гастрономический ресторан, lounge, бар & tea room в пространстве. читать далее.

Ссылка на основную публикацию