Николо-Малицкий монастырь в Твери: история и адрес монастыря, архитектурные

ЗАДАЙТЕ НАМ ВОПРОС О ТВЕРИ

ВРЕМЯ ГОДА: ЗИМА 02:07, ЧЕТВЕРГ

ПАСМУРНО

фото недели

фраза дня

Истории дедушки Сережи: Николо-Малицкие чудеса

Вот уже пятое столетие стоит к северо-западу от Твери небольшой, но весьма славный в истории Тверской епархии Николаевский Малицкий монастырь. Он возник в годы правления боголюбивого царя Феодора Иоанновича, при котором, как писал летописец, «все люди в покое, и в любви, и в тишине, и в благоденствии пребывали».

Но вскоре после его смерти обрушилась на Русь Смута. Вот тут-то и сослужили монастырю добрую службу его малость и бедность, а также близость к богатой Твери. Польско-литовско-шведские захватчики, разбойничьи шайки и прочие лихие люди, видимо, жалели тратить время на грабеж нищего монастыря, спеша к домам и лабазом богатых тверитян. Это было первое чудо, позволившее уцелеть малому монастырю, в то время как более крупные и богатые нещадно разорялись.

Второму чуду предшествовал случившийся в начале 1675 года сильный пожар, от которого монастырь сгорел полностью. Сохранился только найденный на пепелище почти неповрежденным образ святителя Николая.

Обгорела только задняя сторона деки. Это несомненное чудо придало всем прознавшим о нем радостную уверенность в том, что обитель вновь воздвигнется из пепла и процветет лучше прежнего. Отметим сразу, что чудотворный образ этот не тронули и многие бедствия последующих столетий. Он и ныне хранится в возрожденном Николо-Малицком монастыре.

Главную заботу о возрождении монастыря взял на себя знатный боярин — стольник Григорий Дмитриевич Овцын, владелец имения в близлежащем селе Ивановском. Нанятые им ярославские мастера уже к празднику Покрова 1676 года построили, как обязывались по договору, «мастерски, твердо и крепко без хитрости» каменную церковь во имя Всемилостивого Спаса.

Третье и едва ли не самое удивительное чудо произошло при посещении монастыря Маврой Егоровной Шуваловой, случившееся в 1742 году.

В начале лета она, будучи беременной, ехала из Санкт-Петербурга в Москву. В дороге ей стала плохо, и она остановилась в Малицкой слободке. Срочно прибывший из Твери доктор нашел положение больной столь серьезным, что полагал невозможным сохранить жизнь не только не родившемуся еще младенцу, но и самой матери. Между тем хозяйка дома, в котором находилась больная, сообщила ей о чудотворном образе святителя Николая, находящемся в Малицкой обители. Мавра Егоровна пожелала видеть образ и отслужить угоднику Божию молебен. Молясь перед образом, больная просила о помощи, обещаясь перестроить в камне весь посвященный святителю монастырь.

Мавра Егоровна скоро выздоровела и благополучно доехала до Москвы, где 14 июня родила сына, который в честь святителя назван был Николаем. Чтобы в полной мере оценить значимость этого посещения и его последствий для малой придорожной обители, надо представить себе то место, какое в России того времени занимала чета Шуваловых.

Мавра 11-летней девочкой в 1719 году была взята ко двору и благодаря веселому нраву и бойкому уму стала любимицей дочерей Петра Анны и Елизаветы. Петр Иванович Шувалов тоже входил в ближнее окружение Елизаветы Петровны и вместе с братом Александром участвовал в дворцовом перевороте 25 ноября 1741 года, приведшем ее к воцарению. Но своим превращением в самого влиятельного, а затем и фактически полновластного правителя страны Петр Шувалов в значительной степени был обязан Мавре Егоровне, ставшей его женой в первые месяцы царствования Елизаветы.

Таким образом, скромная обитель в окрестностях Твери оказалась под покровительством самого могущественного в тогдашней России семейства.

Вскоре для чудотворной иконы святителя Николая передана была украшенная драгоценными камнями риза с надписью, свидетельствующей, что графской четой «вручен сему чудотворному образу сын их большой лейб-гвардии Преображенского полка сержант граф Николай Шувалов». Гвардейскому сержанту было в то время восемь лет.

В 1751 году на месте прежнего каменного храма начали строить новый, больших размеров. Планировалось окружить монастырь каменной оградой с башнями, над святыми вратами построить колокольню с храмом Покрова Пресвятой Богородицы по одну сторону и церковью Петра Афонского по другую. Осуществись эти планы – и вблизи Твери поднялся бы один из богатейших между двумя столицами монастырей, притягательный для многочисленных паломников, в том числе и из высшего света…

Но история повернулась по-другому.

Юный граф Николай Шувалов умер, едва достигнув 12 лет. И похоронен он был в 1754 году там же, где вымолено было его рождение — в Николо-Малицком монастыре. Его могила стала началом семейного захоронения Шуваловых. Смерть первенца обозначила лишь начало ожидавшей их семейной катастрофы. Графиня Мавра Егоровна опасно заболела и 2 июня 1759 года скончалась в Санкт-Петербурге.

Среди драгоценных реликвий, переданных по ее завещанию в монастырь, выделялся золотой крест, в который вложен был ковчежец с частицей Ризы Господней. На задней стороне креста была надпись: «Ее Императорское Величество, всемилостивейшая государыня императрица Елисавета Петровна пожаловала и благословила раба и крестного сына своего лейб-гвардии Преображенского полку прапорщика графа Николая Петровича Шувалова ризой Спасовой, которая лежит в сем кресте».

Вскоре началось царствование Екатерины Великой, оказавшееся весьма печальным временем для русских монастырей. Предпринятая ею реформа почти наполовину сократила число действующих монастырей. Более трехсот из них было упразднено. Оставшиеся были поделены на три класса с определением соответствующего содержания, остальные были объявлены заштатными и должны были существовать исключительно на пожертвования верующих. К их числу был отнесен и Николо-Малицкий монастырь.

Лишь благодаря пригородному расположению и тесным отношениям с архиерейским домом небольшая «семибратская» обитель выживала в эти годы.

Новые трудности для монастыря начались с постройки. Паровые локомотивы проносили большинство путников мимо обители святителя Николая, которую и не видно было из окна вагона за густым лесом. Поток пожертвований с этой стороны заметно сократился. Тверитяне, конечно, по-прежнему поддерживали монастырь, но его благоустройство уже не могло оставаться на прежнем уровне.

Положение изменилось к лучшему после того, как в марте 1880 года настоятелем стал отец Даниил, которого нашел способ решить проблему постоянной нехватки денежных средств. В монастырской роще с вековыми соснами настоятель распорядился построить ряд дач, которые сдавались на лето городским жителям. Дачи пользовались у тверитян большой популярностью и приносили монастырю значительный доход.

Чудом это, конечно, не назовешь. Но вот то, что и после большевистской революции, несмотря на все гонения, церковная жизнь в монастыре продолжалось еще долгие годы, можно назвать еще одним чудом. С 1919 года началось изъятие церковных ценностей, сопровождавшееся кощунственными действиями и порой переходящее в откровенный грабеж. Именно в эту пору Николо-Малицкий монастырь лишился большинства своих святынь. Все они, включая и те, что имели немалую историко-художественную ценность (как, например, мозаичная икона Спаса Нерукотворного работы Михаила Ломоновсова), бесследно исчезли. Истинным чудом стало спасение чудотворного образа святителя Николая, после закрытия Николо-Малицкого монастыря попавшего в тверской собор Белая Троица.

Удивительно, но монастырь за все 1920-е годы, ставшие самыми тяжелыми за всю его историю, так и не дал власти повода к окончательному закрытию. Но в самом начале 1930 года против архимандрита Иосифа выдвигается обвинение в систематической антиколхозной агитации. Поводом для его ареста стал поступок крестьянки Прасковьи Беляковой, будто бы бросившей палку в сторону агитировавших за колхоз активистов. При этом она крестилась и произносила молитвы, в чем и усматривалось «вредное» влияние отца Иосифа.

Однако монастырь не вовсе угас и в страшные 30-е годы. Настоятеля не было, но единственный насельник в нем еще оставался. Иеромонах Стефан (Соколов) продолжал служить в Спасской церкви, которая на несколько лет превратилась в кладбищенскую, какое-то время оставаясь к тому же единственной действующей и для Твери (тогда Калинина), поскольку в самом городе незадолго до войны все храмы были закрыты. И потом, даже в годы войны, он жил в почти полностью разрушенном монастыре, оставаясь хранителем молитвенного духа древней обители.

Отец Стефан умер в 1947 году в возрасте 78 лет и похоронен был рядом с монастырем, на Николо-Малицком кладбище. Могилу его удалось отыскать, и нынешняя братия монастыря совершает на ней поминальные службы.

Великая Отечественная война тоже коснулась монастыря самым непосредственным образом. Уже в октябре 1941 года она дошла до его стен. В упорных боях деревня Никола-Малица несколько раз переходила из рук в руки. Постоянные обстрелы, продолжавшиеся до середины декабря, разрушили почти все монастырские постройки. Особенно сильно пострадала церковь Спаса, в которой располагался штаб одной из воинских частей. По воспоминаниям местных жителей, вся территория монастыря и вокруг него была усеяна телами погибших, которых не успевали похоронить. Деревенские дома тоже почти полностью сгорели. Поэтому многие возвращающиеся в Николо-Малицу жители селились в братском корпусе монастыря, превращенном в барак.

Отчасти сохранилась только Покровская церковь, которую использовали как овощехранилище. В 1954 году по распоряжению председателя сельсовета ее взорвали, чтобы получить таким образом необходимый для строительства кирпич. Но все кирпичи от взрыва раскололись на мелкие куски, использовать которые оказалось возможным лишь в качестве бутовой подсыпки для автодороги Москва-Ленинград.

Человека, далекого от жизни Церкви, даже самый беглый обзор истории Николо-Малицкого монастыря должен привести в изумление. За четыре с лишним столетия этой малой обители выпало перенести столько сокрушающих ударов, что уцелеть в силу обычных для всякого человеческого создания обстоятельств она никак не могла. В послевоенные десятилетия все, казалось, шло к тому, чтобы стерлась и сама память о том, что за северо-западной окраиной Твери когда-то находился монастырь…

Почему же и этот, казалось бы, окончательный крах обернулся всего лишь одним, пусть и крайне драматическим эпизодом в истории Николо-Малицкой обители?

История возрождения Николаевского Малицкого монастыря на рубеже второго и третьего тысячелетий от Рождества Христова, несомненно, являет собой пример еще одного чуда. Начало ему положил игумен Юстиниан, ныне архиепископ, ставший первым настоятелем возвращенного верующим в 1992 году храма Вознесения Господня в центре Твери. 1 мая 1994 года, когда, как и в этом году, праздновалось Воскресение Христово, у стен разрушающегося братского корпуса установлен был православный поклонный крест, возле которого игумен Юстиниан отслужил первый молебен.

А вскоре за восстановление ставшего нежилым и совершенно заброшенным братского корпуса взялся Тверской Союз православных мирян, возглавляемый Сергеем Дмитриевым. В 2000 году рукоположенный к тому времени в иереи отец Сергий Дмитриев. Но, не будучи монахом и понимая, что на все дела его сил не хватит, отец Сергий стал задумываться о том, чтобы найти человека, способного увлечься идеей возрождения монастыря.

Таким человеком вскоре стал иеромонах Борис (Тулупов). Рассмотрев на своем заседании 14 июля 2005 года обращение жителей села Николо-Малицы, епархиальный совет определил назначить иеромонаха Бориса, клирика собора Белая Троица, ответственным за восстановление мужского Николо-Малицкого монастыря.

1 июня 2012 года, в день Пресвятой Троицы, Божественная литургия впервые была отслужена в полностью построенном Покровском храме.

Избранный монастырем устав максимально, насколько это возможно в российских условиях приближается к уставу афонских монастырей. Однако продолжительность и суровость монастырских служб не только не отталкивает прихожан, но, напротив, привлекает многих верующих. Древняя обитель по-прежнему служит славе Твери, как одного из центров духовной жизни России.

Николо-Малицкий мужской монастырь

Николаевский Малицкий мужской монастырь (разг. Николо-Малицкий монастырь, Николо-Малица) — православный монастырь в Тверской области.

Содержание

История

  • 1751-1760: Плюсков П. Я. – строительство по собственному проекту
  • 1829: Львов И. Ф. (монастырские корпуса)
  • 1839: Львов И. Ф. (монастырские корпуса)

Монастырь основан между 1584-1598 гг. на пустоши Шевякова. Названа обитель по имени речки Малицы. Сначала обитель была очень бедная. После Смутного времени молитвами и трудами немногочисленной братии жизнь на Малице стала постепенно устраиваться. Сюда потянулись люди, рядом возникла слобода.

В 1675 г., от сильного пожара вся обитель сгорела. Среди пепла и песка была обнаружена икона святителя Николая Чудотворца, чудесным образом уцелевшая в столь сильном пожаре. В 1676 г. на пожертвования тверского дворянина, стольника Григория Дмитриевича Овцына вместо сгоревшей деревянной церкви был построен пятиглавый каменный храм во имя Всемилостивого Спаса с двумя теплыми приделами: святителя Николая и иконы Пресвятой Богородицы Одигитрия. Восстановлены братские келии и службы в монастыре. Во второй половине XVIII в. в монастыре началось капитальное каменное строительство.

Читайте также:  Севастопольское благочиние: храмы и монастыри, отделы, духовенство, святыни

В 1751-1760 на средства графини М. Г. Шуваловой монастырь почти полностью отстроен заново, руководил строительными работами арх. П. Я. Плюсков.

В 1829 по проекту И. Ф. Львова был перестроен братский корпус.

Все это благолепие после революционных бурь ХХ в. оказалось утрачено. В 1920-е гг. новые власти поставили вопрос о закрытии монастыря, началось его расхищение и медленное уничтожение. Судьба большинства братии сегодня неизвестна.

В боях октября-декабря 1941 г. монастырь был почти полностью разрушен. После войны стала налаживаться мирная жизнь, вот только места для монашеской молитвы в ней уже не нашлось. При начавшемся восстановлении жилья стали использовать кирпичи монастырских строений: так погиб монастырь. Стерты с лица земли и все монастырские захоронения.

В 2005 году по благословению Архиепископа Тверского и Кашинского Виктора начались восстановительные работы. К настоящему времени восстановлен братский корпус, домовой храм, благоустроена территория, построен Покровский храм, колокольня, подсобные помещения, трапезная и др. Регулярно совершаются богослужения по монастырскому чину.

С 2008 г. возобновлена монашеская жизнь.

Современное состояние

Решением Священного Синода от 23 июня 2008 года монастырь в д. Николо-Малица Калининского района был воссоздан, наместником монастыря назначен иеромонах Борис (Тулупов).

В настоящее время монастырский комплекс находится в стадии завершения строительства. Его архитектура решена в греческом стиле, который просматривается в узорах, созданных сочетанием кирпичей светло-желтого и коричневого цветов в облицовке стен строений, в их конфигурации. В планах монастыря – строительство гостиницы для паломников.

Службы проводятся в Покровском храме. Монастырь живет по строгому афонскому уставу, в отличие от монастырей, действующих в согласии с русской традицией, с единственным отступлением – сюда разрешено приходить женщинам. Службы здесь проводятся по святогорскому чину, берущему истоки в древних византийских церковных традициях. Для них характерны мелодичные греческие распевы, сильно отличающиеся от русских яркими интонационными красками. Молитвенное предстояние монахов обычно начинается в пять часов утра. В монастыре действует лекторий, работают христианские воскресные школы для детей и взрослых.

Храмы

  • Соборная Всемилостивого Спаса. По правую сторону устроен придел Святителя Николая, а по левую ризница. (Разрушена)
  • Покровская теплая церковь, престола два: правый Архистратига Михаила, левый – Покрова Пресвятой Богородицы. (Вновь отстроена)
  • Церковь преподобного Петра Афонского. (Разрушена)
  • Церковь Святителя Николая.

– Покровский Отмицкий монастырь;

– Димитрия Солунского Черкасский монастырь;

– Вознесенский Тутанский монастырь;

– Введенская Нектарьева пустынь;

– Тверской Успенский Желтиков монастырь.

Святыни

Святынями монастыря являются икона Николая Угодника, уцелевшая в пожаре 1675 (найдена среди пепла частично обожжённой, с сохранившимся ликом), почитаемая чудотворной, а также частица мощей святого Арсения Тверского. Мощи святителя очень значимы для братии и прихожан Малицкого монастыря, поскольку cвятой Арсений не только является покровителем города Твери, но и особым заступником всех монашествующих на Тверской земле. Святой основал множество монастырей вокруг Твери. Кроме того святитель основал на реке Тьмаке близ Твери Желтиков монастырь.

Престольные праздники

Покровская церковь (14 октября).

Церковь Святителя Николая (22 мая).

Ктиторская икона Свт. Николая

Перед пасхальной службой

Видео



Как добраться

Адрес: Тверская обл., Калининский р., д. Николо-Малица, ул. Школьная, д. 17.

Добраться до Твери можно на самолете, поезде или автобусе.

Николо-Малицкий монастырь находится в 9 км. от г. Тверь.

До монастыря ходят маршрутки № 4 ( остановка – Спортивная база “Динамо” ) и № 23 (конечная остановка в д. Николо-Малица).

Паломнику

Николаевский Малицкий мужской монастырь приглашает православных паломников принять участие в монастырских богослужениях, поклониться святыням, познакомиться с древней историей монастыря и его духовным наследием.

Монастырь может принять организованные паломнические группы, накормить паломников, провести экскурсию по территории и храмам обители. Для паломничества многочисленных групп (25-60 чел. и более) требуется обязательная договорённость по телефону. Руководителям паломнических групп необходимо заблаговременно позвонить в монастырь по телефону, для получения благословения на посещение обители.

К сожалению, в монастыре нет гостиницы.

Телефон: 8-915-728-95-31 (эконом)

Телефон: 8-980-635-07-58 (с 10.30 до 12.30)

Николаевский Малицкий монастырь

Контактная информация

Основание обители, XVII век

История монастыря уходит своими корнями в XVI век. Основанный на пустоши Шевякова между 1584 и 1595 гг. во времена царствования Федора Ивановича, он получил свое название от речки Малицы, впадавшей в Межурку, приток Волги, и огибавшей обитель с севера. Со всех сторон монастырь был окружен сосновым лесом, частично сохранившимся до наших дней.

Первое время обитель была бедна. В смутное время она подверглась разорению от поляков, но постепенно трудами и молитвами немногочисленной братии начала возрождаться. Согласно данным тверских писцовых книг за 1627, 1628, 1685 гг., хранящихся в Государственном архиве Тверской области, владения Николаевского Малицкого монастыря в XVII веке заметно расширились – вероятно, к нему были приписаны монашеские обители и земли, запустевшие в Смутное время. Тогда же рядом с монастырем возникла Малицкая слобода.

Изначально монастырь был посвящен святителю и чудотворцу Николаю, что имело для всей его истории важнейшее значение. В архиепископе Мир Ликийских, которого на Руси называли Угодником Божиим, видели само воплощение святости. Близость к Большой Московской дороге, пролегавшей южнее монастыря, привлекала к нему купцов, заезжавших сюда помолиться Николаю Угоднику, покровительствующему путешественникам, и порой делавших ценные вклады.

В 1675 г. во время сильного пожара монастырь сгорел дотла, спасти не удалось почти ничего. Но на пепелище монахи нашли неповрежденный образ небесного покровителя обители – Николая Угодника. Обгорела только задняя сторона иконы, лик святого остался нетронутым. Чудо, по сообщению летописца, обрадовало всех жителей Твери, было решено всем миром возродить обитель.

В 1676 г. на пожертвования Григория Дмитриевича Овцына, тверского дворянина и царского стольника, вместо уничтоженной пожаром деревянной церкви был выстроен каменный пятиглавый храм в честь Всемилостивого Спаса с теплыми приделами: святого Николая Чудотворца и иконы Пресвятой Богородицы «Одигитрия». Остальные строения были возведены из дерева, вокруг монастыря построили деревянную ограду. В монастыре возобновились службы. В 1683 г. скончался Г. Д. Овцын и, согласно завещанию, был погребен в Николо-Малицком монастыре рядом с Соборной церковью напротив придела иконы Богородицы «Одигитрия».

Монастырь в XVIII–XIX веках

В 1742 г., в дни торжеств по случаю коронации Елизаветы Петровны, ближайшая подруга императрицы, статс-дама ее двора графиня Мавра Егоровна Шувалова, серьезно заболела во время следования по дороге из Петербурга в Москву и была вынуждена сделать остановку в Малицкой слободе. Доктор, знавший о том, что графиня ждет ребенка, не находил действенных средств лечения и опасался за жизнь обоих. Узнав о находившемся в Николо-Малицком монастыре чудотворном образе Святителя, графиня попросила, чтобы святыню доставили к ее постели и отслужили молебен. Она молила Николая Чудотворца о помощи и обещала перестроить деревянный монастырь в каменный. Вскоре после молебна наступило выздоровление, графиня благополучно доехала до Москвы, где родила сына, назвав его в честь Угодника Христова Николаем.

Николаевский Малицкий монастырь с тех пор приобрел особое покровительство, ведь ставший его ктитором Петр Иванович Шувалов, супруг Мавры Егоровны, был генералом-фельдмаршалом, сенатором, президентом военной коллегии, являясь фактическим руководителем правительства императрицы.

Во исполнение обета, данного графиней Шуваловой, с 1751 г. в монастыре началось каменное строительство в стиле «петровского» барокко, все работы велись на средства Петра Ивановича и Мавры Егоровны Шуваловых.

После реконструкции территория Малицкого монастыря приобрела вид четырехугольника 138,5 x 85 метров, обнесенного каменной оградой с башнями по углам, завершенными восьмиугольными деревянными куполами, увенчанными шпилями. К началу ХХ века ограду, башни и остальные каменные постройки обители покрыли железом. В одной из башен в восточной части монастырской стены была устроена келья. В центре монастыря стоял перестроенный Спасский собор, в плане имевший вид усложненного греческого креста, с двумя приделами – святителя Николая Чудотворца и святых праведных Захарии и Елизаветы. Восточнее соборного храма появился братский корпус. В южной части монастырской территории располагались настоятельские покои. Святые врата были надстроены двухъярусной колокольней, по сторонам от них построены церкви преподобного Петра Афонского и Покрова Пресвятой Богородицы. На колокольне было шесть колоколов, самый древний из которых датировался 1687 годом и весил 14 пудов, самый тяжелый колокол весом 126 пудов был отлит в 1743 г. и пожертвован обители графом и графиней Шуваловыми. В 1891 г. на монастырскую колокольню подняли новый колокол, отлитый на колокольном заводе Самгина в Москве и имевший вес 293 пуда.

В целом именно во второй половине XVII в. Николо-Малицкий монастырь превратился в цельный архитектурный ансамбль. В первой половине XVIII в. здесь был посажен фруктовый сад.

Мавра Егоровна Шувалова скончалась 9 (20) июня 1759 г. и по завещанию была похоронена в склепе под южным приделом Спасского собора, в храме у святых ворот погребены ее сын и другие родственники. Среди семейных реликвий, переданных Шуваловыми в дар монастырю, были предметы большой культурной и исторической ценности разного времени.

Ежегодно с 1862 г. 9 мая (по старому стилю) проходил крестный ход с иконой святого Николая Чудотворца в память избавления Твери от свирепствовавшей в 1860–1861 гг. эпидемии холеры, в котором участвовали жители ближайших деревень и города Твери. Чудотворную икону переносили из Николо-Малицкого монастыря в Знаменскую церковь Твери, а с 1901 г. – в церковь Николая Чудотворца в Капустниках.

За пределами основной монастырской территории также имелись постройки, принадлежавшие обители. На северной стороне к теплому храму была пристроена каменная часовня, где стоял старинный иконостас с «древними» иконами. Еще одна часовня была выстроена в 800 м от монастыря, вблизи дороги на Санкт-Петербург, при ней имелись монашеская келья и деревянный сарай.

В 1886 г. открылась Николо-Малицкая церковно-приходская школа с четырехгодичным курсом обучения, где преподавали два учителя. По данным на декабрь 1916 г., в школе проходили обучение 38 мальчиков и 38 девочек из Николо-Малицкой слободы и деревень Старое Каликино, Новое Каликино, Брянцево, Сакулино, Черкассы. Деревянное, крытое железом здание школы отапливалось двумя голландскими и одной русской печами. Закон Божий преподавал настоятель Николаевского Малицкого монастыря архимандрит Даниил.

В 1901 г. рядом с обителью и на ее средства было построено здание церковно-приходского училища.

В начале XX века

К началу ХХ столетия монастырь располагал многочисленными хозяйственными постройками, на его территории размещались изба для рабочих, баня, хлебный амбар, погреб, два сарая для лесоматериалов и дров, конюшня, сарай для телег, каретный сарай. За монастырской оградой также располагались принадлежавшие монастырю постройки: скотный двор с двумя избами, сараи для соломы и сена, рига с крытым гумном. Во владении обители находились мукомольная двухпоставная мельница на реке Малица в 2-х верстах от монастыря, свыше 520 десятин сенокосных, пахотных и лесных угодий. Только лесная дача монастыря имела площадь более 290 десятин. Кроме того, владения монастыря находились в пустошах: Рогачеве и Предтеченской (вблизи Предтеченской церкви Твери). Пахотную землю обрабатывали наемные рабочие. Мельница, пустоши и сенокосы сдавались в аренду.

Из вышеперечисленного видно, что Николо-Малицкий монастырь вел активную хозяйственную деятельность, что было обусловлено его статусом. Обитель принадлежала к числу заштатных особножительных монастырей, поэтому была более зависима от изменений в экономической и общественной жизни России.

Перемены в Тверской губернии, произошедшие с началом Первой мировой войны не обошли стороной и Малицкий монастырь. С сентября 1915 по август 1917 гг. в конюшнях и помещениях обители размещалось четвертое отделение Рижского общего конского запаса. На постое находилось от 40 до 240 человек ежедневно, за месяц здесь содержалось до 4 800 человек.

С конца XIX в. до 1918 г. численность монастырской братии составляла от 8 до 10 человек. На начало 1918 г. штат монастыря состоял из настоятеля, четырех иеромонахов (один из которых исполнял должность казначея), двух иеродиаконов, одного монаха и двух послушников.

В советские годы

В первые месяцы после Октябрьской революции 1917 г. монастырь продолжал вести хозяйство.

20 июля 1918 г. игумен Николо-Малицкого монастыря был уведомлен Брянцевским волостным исполкомом о том, что монастырь обязан уплатить в семидневный срок единый чрезвычайный продовольственный налог в сумме 1 000 рублей. Менее чем через полгода, 5 декабря 1918 г. от властей поступило еще одно уведомление об уплате налога в сумме 4 000 рублей.

Читайте также:  Храм Параскевы Пятницы в Бутово: история и описание церкви, адрес, святыни и праздники, как доехать

Братия предпринимала попытки реорганизовать обитель в сельхозартель, однако разрешения на это не получила. Монахи не сразу оставили монастырь, какое-то время они проживали здесь как частные лица. Собор и другие постройки были отобраны, до 1929 г. действующей оставалась только Покровская церковь.

Точная дата полного закрытия монастыря на данный момент остается неизвестной, это случилось, предположительно, в период 1929–1933 гг. Неизвестной остается и судьба большинства братии. Ясно только, что обитель пополнила число новомучеников и исповедников российских.

После завершения церковной жизни помещения монастыря использовали под склады, общежития, Дом культуры. На его территории даже стали хоронить мирских людей.

Во время Великой Отечественной войны по деревне Николо-Малица проходила линия фронта, здесь шли кровопролитные бои за Октябрьскую железную дорогу. Большая часть архитектурного ансамбля Николаевского Малицкого монастыря была уничтожена немецкой бомбежкой: разрушены два храма, трапезная, колокольня, настоятельский корпус, большие повреждения получил собор. Сгорело и большинство малицких домов. Многие из вернувшихся сюда жителей остались без крова. Некоторые члены расположенного рядом колхоза «Нива» заняли кельи уцелевшего братского корпуса. В чудом сохранившихся стенах собора хранили рожь. Для обустройства своих домов люди использовали доски, двери, рамы – все, что было можно разобрать из монастырских строений.

В 1954 г. был взорван последний храм на территории монастыря – Покровский. От некогда величественного монастырского ансамбля остался только братский корпус, в нем располагалось общежитие для местных колхозников. В 1980-е гг., после того, как колхозникам было предоставлено жилье, здание пустовало, с крыши сняли черепицу, вынесли окна и двери. К началу 1990-х гг. от братского корпуса остался лишь кирпичный остов. Землю исторической территории бывшего Николо-Малицкого монастыря стали раздавать под индивидуальное жилищное строительство.

Начало возрождению монастыря положил игумен Юстиниан, первый настоятель возвращенной верующим в 1992 г. церкви Вознесения Господня в центре города Твери, ныне архиепископ, взявшийся вместе с прихожанами наводить порядок на монастырской территории. В Светлое Христово Воскресение 1 мая 1994 г. у стен полуразрушенного братского корпуса установили поклонный крест, игумен Юстиниан отслужил возле него молебен – первый после полувекового перерыва.

В конце 1990-х гг. Тверской Союз православных мирян под руководством Сергея Дмитриева, являвшегося в ту пору депутатом Тверской Гордумы, приступил к восстановлению совершенно заброшенного братского корпуса. Сначала восстановили северную часть здания, в 2001 г. здесь была устроена часовня, освященная во имя святителя Николая.

На заседании епархиального совета 14 июля 2005 г. было рассмотрено обращение жителей Николо-Малицы к архиерею и принято решение назначить клирика собора Белая Троица иеромонаха Бориса ответственным за восстановление Николо-Малицкого монастыря.

Первым делом часовня была преобразована в домовую церковь. Уже 20 августа в ней была совершена первая Божественная литургия. С тех пор богослужения в домовой церкви стали совершаться каждую субботу. В октябре 2005 г. силами неравнодушных людей территория монастыря была обнесена забором, к весне 2006 г. на территорию провели электричество. В том же году была зарегистрирована церковная община, благодаря статусу юридического лица появилась возможность организовать целенаправленный сбор средств и работы по воссозданию обители.

От идеи восстановления монастыря в прежнем виде пришлось отказаться. По мнению искусствоведов и историков, архитектурный ансамбль Николаевского Малицкого монастыря ко времени его упразднения включал в себя разностильные строения, складывавшиеся с конца XVII до начала ХХ вв. Полного описания и результатов обмера большинства разрушенных зданий не сохранилось.

В ту пору будущий настоятель монастыря побывал на Афоне и его не оставляло желание перенести частичку святогорского благочестия на тверскую землю. После долгих размышлений за основу первого монастырского храма было решено взять храм Святого Пояса Богородицы Ватопедского монастыря, размеры которого примерно совпадали с размерами церкви Покрова Пресвятой Богородицы Николо-Малицкого монастыря.

К середине 2008 г. архитектором Михаилом Будкиным был разработан проект будущего храма с использованием опубликованных планов церкви в Ватопеде. 4 сентября того же года состоялась торжественная закладка церкви в присутствии архиепископа Тверского и Кашинского Виктора, который совершил молебен.

В конце 2008 г. игумен Борис, ставший к тому времени наместником действующего Николаевского Малицкого монастыря, поселился в обители. Богослужения в монастыре с тех пор стали проводиться ежедневно. К этому времени был восстановлен братский корпус, построено здание трапезной, на втором этаже которой устроены кельи. В ноябре 2009 г. над куполом Покровской церкви был установлен крест. В мае 2010 г. завершилось строительство колокольни, вскоре была построена каменная ограда с четырьмя башнями. На средства благоустроителей в городе Бежецке были отлиты 15 колоколов.

1 июня 2012 г., в день Святой Троицы, в полностью построенной Покровской церкви была отслужена божественная литургия. Ранее, в 2010 г., по благословению архиепископа Виктора, из собора Белая Троица в Николо-Малицкий монастырь была возвращена главная святыня – чудотворный образ Святителя Николая.

Из Твери на маршрутном такси № 23 (233) – до монастыря.
Из Твери на маршрутном такси № 4 (204) – до остановки «Спортбаза Динамо», перейти на противоположную сторону Петербургского шоссе и идти пешком 1 км по дороге вдоль леса.

Николо-Малицкий монастырь в Твери: история и адрес монастыря, архитектурные

Святые ворота, церковь Покрова Пресвятой Богородицы и колокольня.

Малицкий Николаевский монастырь, заштатный, при ручье Малице, в 6 верстах от Твери, приписанный к архиерейскому дому. Основан в 1584 — 1595 годах. В монастыре находится образ святого Николая чудотворца, найденный после пожара в 1675 году среди пепла неповрежденным.
(Из книги С.В. Булгакова «Русские монастыри в 1913 году»)

От мысли восстановить монастырь и его главный собор в том виде, в каком он находился до разрушения, пришлось отказаться сразу. По мнению историков-искусствоведов, архитектурный ансамбль Николо-Малицкого монастыря ко времени его разрушения состоял из разностильных построек, сооруженных с конца 17 века и вплоть до начала ХХ века. Полного описания и тем более результатов точного обмера большинства исчезнувших храмов и сооружений не сохранилось. Создание “новодела” вовсе не означало подлинного возвращения прежнего монастыря, который за свою достаточно долгую историю не раз менял свой внешний облик. В ту пору настоятелю монастыря отцу Борису довелось побывать на Афоне и ощутить духовное притяжение и красоту афонских монастырей. С той поры желание перенести хотя бы частичку Святого благочестия на тверскую землю не оставляло его. Поездки на Афон продолжались, и продолжался поиск образца для первого монастырского храма, который и внешним видом и внутренним устройством должен был соответствовать будущему храму. За основу после долгих размышлений был взят храм Святого Пояса Богородицы Ватопедского монастыря. Его размеры примерно совпадали с размерами разрушенной Покровской церкви Николо-Малицкого монастыря. Оставалось найти проектировщика. Им случайно оказался один из прихожан Малицкой обители, директор проектной организации – Михаил Будкин. Узнав о затевающемся строительстве собора, он предложил сделать проект будущего храма, сказав: “Бог мне дал и семью, и ребенка, и достаток. Настало время и мне что-то для него сделать”.

К середине 2008 года Михаил Будкин разработал проект будущего храма, используя план церкви афонского монастыря Ватопед. Когда началась работа по восстановлению обители, от братии было написано множество писем в разные организации с просьбой оказать посильную помощь в этом благом деле. И вдруг неожиданно пришел единственный ответ от директора КСМ-1 Николая Николаевича Митрофаненко. Вскоре в монастырь приехали грузовики, разгрузившие 6000 кирпичей.

В 2009 году началось строительство храма и колокольни. 1 июня 2009 года был завершен нулевой цикл и положен первый кирпич, а в ноябре того же года над куполом Покровского храма был установлен крест. 15 мая 2010 года было завершено строительство колокольни. Через год с восточной стороны церкви выстроили одноэтажную трапезную. Так же быстро была поставлена каменная ограда с четырьмя башнями. Все постройки монастыря выполнены в т.н. “Византийской кладке кирпича”. Основным благодетелем монастыря был все тот же Николай Митрофаненко. Заботами других благоустроителей и на их средства появились в обители 15 колоколов, отлитых в городе Бежецке. Внутреннее убранство и планировку монастырской церкви решили сделать так же, как на Святой горе Афон. Вся церковная утварь заказана и исполнена в России по эскизам, которые делали монахи и послушники с афонских оригиналов. Вдоль стен храма расположились стасидии – деревянные кресла с высокими подлокотниками. В 2012 году храм был полностью обустроен. Оставалось только росписать стены. Было решено применить технологию, которая использовалась при росписи Дворца дожей в Венеции. То есть вести роспись не по штукатурке, а в мастерской на льняных холстах, и потом приклеивать их на специальный клей, замешанный на твороге. Такой клей хорошо скрепляет холст со стеной, но при этом стена “дышит”, пропуская воздух, словно живая фреска. Применение этой технологии значительно сократило сроки росписи: ведь художественные и отделочные работы велись параллельно. Для росписи храма был приглашен известный иконописец из Румынии Руслан Гебя.

1 июня 2012 года в День Пресвятой Троицы в полностью построенном Покровском храме впервые была отслужена Божественная Литургия. Еще раньше, в 2010 году, по благословению владыки Виктора, главная святыня – чудотворная икона Святителя Николая – была возвращена в родной для нее Николо-Малицкий монастырь из собора Белая Троица.

По книге: Полтавцева А. “Николевский Малицкий мужской монастырь. Возрождение”. Тверь, 2016 г.

Ворота и западная башня ограды.

Очередной купол готов к установке.

Галерея трапезного корпуса.

Колокольня и церковь Покрова Пресвятой Богородицы.

Ворота и западная башня ограды.

Угол братского корпуса, церковь Покрова Пресвятой Богородицы с колокольней, галерея трапезного корпуса.

Братский корпус с церковью Николая Чудотворца.

Гордость монастыря – уникальный моноголосный византийский хор.

Николо-Малица. Николаевский Малицкий мужской монастырь. Тверь.

Святые ворота, церковь Покрова Пресвятой Богородицы и колокольня.

Малицкий Николаевский монастырь, заштатный, при ручье Малице, в 6 верстах от Твери, приписанный к архиерейскому дому. Основан в 1584 — 1595 годах. В монастыре находится образ святого Николая чудотворца, найденный после пожара в 1675 году среди пепла неповрежденным.
(Из книги С.В. Булгакова «Русские монастыри в 1913 году»)

От мысли восстановить монастырь и его главный собор в том виде, в каком он находился до разрушения, пришлось отказаться сразу. По мнению историков-искусствоведов, архитектурный ансамбль Николо-Малицкого монастыря ко времени его разрушения состоял из разностильных построек, сооруженных с конца 17 века и вплоть до начала ХХ века. Полного описания и тем более результатов точного обмера большинства исчезнувших храмов и сооружений не сохранилось. Создание “новодела” вовсе не означало подлинного возвращения прежнего монастыря, который за свою достаточно долгую историю не раз менял свой внешний облик. В ту пору настоятелю монастыря отцу Борису довелось побывать на Афоне и ощутить духовное притяжение и красоту афонских монастырей. С той поры желание перенести хотя бы частичку Святого благочестия на тверскую землю не оставляло его. Поездки на Афон продолжались, и продолжался поиск образца для первого монастырского храма, который и внешним видом и внутренним устройством должен был соответствовать будущему храму. За основу после долгих размышлений был взят храм Святого Пояса Богородицы Ватопедского монастыря. Его размеры примерно совпадали с размерами разрушенной Покровской церкви Николо-Малицкого монастыря. Оставалось найти проектировщика. Им случайно оказался один из прихожан Малицкой обители, директор проектной организации – Михаил Будкин. Узнав о затевающемся строительстве собора, он предложил сделать проект будущего храма, сказав: “Бог мне дал и семью, и ребенка, и достаток. Настало время и мне что-то для него сделать”.

К середине 2008 года Михаил Будкин разработал проект будущего храма, используя план церкви афонского монастыря Ватопед. Когда началась работа по восстановлению обители, от братии было написано множество писем в разные организации с просьбой оказать посильную помощь в этом благом деле. И вдруг неожиданно пришел единственный ответ от директора КСМ-1 Николая Николаевича Митрофаненко. Вскоре в монастырь приехали грузовики, разгрузившие 6000 кирпичей.

В 2009 году началось строительство храма и колокольни. 1 июня 2009 года был завершен нулевой цикл и положен первый кирпич, а в ноябре того же года над куполом Покровского храма был установлен крест. 15 мая 2010 года было завершено строительство колокольни. Через год с восточной стороны церкви выстроили одноэтажную трапезную. Так же быстро была поставлена каменная ограда с четырьмя башнями. Все постройки монастыря выполнены в т.н. “Византийской кладке кирпича”. Основным благодетелем монастыря был все тот же Николай Митрофаненко. Заботами других благоустроителей и на их средства появились в обители 15 колоколов, отлитых в городе Бежецке. Внутреннее убранство и планировку монастырской церкви решили сделать так же, как на Святой горе Афон. Вся церковная утварь заказана и исполнена в России по эскизам, которые делали монахи и послушники с афонских оригиналов. Вдоль стен храма расположились стасидии – деревянные кресла с высокими подлокотниками. В 2012 году храм был полностью обустроен. Оставалось только росписать стены. Было решено применить технологию, которая использовалась при росписи Дворца дожей в Венеции. То есть вести роспись не по штукатурке, а в мастерской на льняных холстах, и потом приклеивать их на специальный клей, замешанный на твороге. Такой клей хорошо скрепляет холст со стеной, но при этом стена “дышит”, пропуская воздух, словно живая фреска. Применение этой технологии значительно сократило сроки росписи: ведь художественные и отделочные работы велись параллельно. Для росписи храма был приглашен известный иконописец из Румынии Руслан Гебя.

Читайте также:  Колокольня Ивана Великого: история и архитектор, высота и архитектура, как выглядит и где находится

1 июня 2012 года в День Пресвятой Троицы в полностью построенном Покровском храме впервые была отслужена Божественная Литургия. Еще раньше, в 2010 году, по благословению владыки Виктора, главная святыня – чудотворная икона Святителя Николая – была возвращена в родной для нее Николо-Малицкий монастырь из собора Белая Троица.

По книге: Полтавцева А. “Николевский Малицкий мужской монастырь. Возрождение”. Тверь, 2016 г.

Ворота и западная башня ограды.

Очередной купол готов к установке.

Галерея трапезного корпуса.

Колокольня и церковь Покрова Пресвятой Богородицы.

Ворота и западная башня ограды.

Угол братского корпуса, церковь Покрова Пресвятой Богородицы с колокольней, галерея трапезного корпуса.

Братский корпус с церковью Николая Чудотворца.

Гордость монастыря – уникальный моноголосный византийский хор.

Николо-Малицкий монастырь в Твери: история и адрес монастыря, архитектурные

Раннее светлое утро. Метро «Волоколамская», мы радостные, счастливые от встречи и ожидания предстоящей поездки. Вот и Татьяна Алексеевна — наш вдохновитель и организатор, а мы под ее крылом. Сейчас подхватит нас Сережа, всеми любимый и уважаемый наш водитель и экскурсовод в поездках (паломническая служба «Маковец»). Все, кто в первый раз с ним встречается, поражаются его деликатности, воспитанности, вниманию к нам – суетным, беспокойным и жаждущим постоянно что-нибудь жевать, грызть и пить в автобусе, что категорически запрещено в самой корректной форме.

Вот и автобус. Сели. Поехали. Радостно молимся Святителю Николаю, да поможет нам в пути. Время летит быстро, вот мы уже и в Тверской области. В 6 километрах от Твери, у реки Малицы, открывается нам отстроенный заново Николаевский мужской монастырь, основанный в конце XVI века. Обитель была очень бедна. В 1675 году она полностью сгорела. На пепелище уцелел только образ Святителя Николая Чудотворца, который с того времени стал почитаться как чудотворный, к нему стекалось множество богомольцев.

В 1742 году перед образом Святителя исцелилась графиня Мавра Шувалова и в благодарность за исцеление дала обет выстроить в монастыре 6 церквей. Прекрасный собор, несколько храмов, корпуса, окруженные каменными стенами, свидетельствовали о признательности графини.

В 20-ый век монастырь вошел во всем своем благолепии, но в советские годы все было разрушено, и лишь развалины братского корпуса напоминали о былой славе.

В Твери не осталось ни одного мужского монастыря. Тверской Отрочь монастырь, Свято-Успенский Желтиков монастырь… Остались от них одни воспоминания. Хотя сама мысль о восстановлении казалась невозможной, тем не менее, по Божьему благоволению, решено было восстанавливать именно Никольский Малицкий монастырь. Но как, в каком виде его восстанавливать?

По мнению историков-искусствоведов, архитектурный ансамбль Николо-Малицкого монастыря ко времени его ликвидации состоял из разностильных элементов, складывавшихся с конца XVII и вплоть до начала ХХ века. Полного описания и тем более результатов точного обмера большинства исчезнувших зданий и сооружений не сохранилось. Создавать некий приблизительный «новодел» вовсе не значило подлинного возвращения прежнего монастыря, который за свою достаточно долгую историю не раз менял свой внешний облик.

В эту пору будущему настоятелю монастыря довелось побывать на Афоне и ощутить могучую духовную силу, наполняющую афонские монастыри. С той поры желание перенести хотя бы частичку святогорского благочестия на тверскую землю не оставляло его. Поездки на Афон продолжались, и продолжался поиск образца для первого монастырского храма, который и внешним видом, и внутренним устройством должен был соответствовать строю богослужений, характерному для афонских монастырей. За основу после долгих размышлений был взят храм Святого Пояса Богородицы Ватопедского монастыря. Его размеры примерно совпадали с размерами Покровской церкви Николо-Малицкого монастыря.

Время шло, и в 2008 году по благословению митрополита Тверского и Кашинского Виктора монастырь был возобновлен. В возрождающейся обители был введен афонский устав, и богослужения стали совершаться по святогорскому чину. Постепенно восстанавливаются монастырские строения: Покровский храм, трапезная, корпуса. Появляются желающие подвизаться под кровом святителя Николая, а богомольцы снова имеют возможность молиться перед древним чудотворным образом.

Мы, затаив дыхание, входим на территорию монастыря. Тишина, покой, умиротворение. За стенами оставлены разговоры, сомнения, тревоги.

«Когда мы приходим в Храм, пусть нас не одолевают суетные мысли и мечтания, пусть ум будет занят только одним: тайной, сокровенной молитвой, совершаемой в сердце. То есть здесь, в святых храмах Божиих, нам открывается особое присутствие Божие, особое благодатное действие на нас Духа Святого, освящающее и оживотворяющее, дающее нам силы жить и спасаться», — учат святые отцы.

В Покровском храме прикладываемся к святым иконам. В храме одна-одинешенька дежурит внимательная старушка-свечница, которая аккуратно приняла от нас требы, помогая все правильно записать.

Помолились перед святыми иконами, подали записки и собираемся ехать дальше. Но святитель Николай не хочет нас отпускать: впереди самое интересное. К нам вышел иеромонах Никодим. Внимательно и осторожно начал он с нами беседу, но с каждой минутой теплели его глаза, появилась легкая улыбка в уголках губ. Он поверил нам, а мы поняли, как дороги ему монастырь и храм, в котором мы находились.

Рассказав историю чудотворной иконы святителя Николая, историю монастыря, о. Никодим обратил наше внимание на то, что за богослужением в монастыре принципиально не используется электричество, и вся служба совершается только при свечах. Это создаёт особый молитвенный настрой.

Первое, что бросается в глаза при входе в церковь, это низко висящие паникадила (церковные люстры). До них можно дотянуться рукой. Так устроено специально. Алтарники, прислуживающие на службах, используя длинные шесты, периодически возжигают и тушат свечи на высоких под-свечниках и паникадилах. На самые важные моменты службы братья вручную приводят в движение паникадила, подвесные лампады и хорос. Горящие свечи, качающиеся паникадила создают торжественное, праздничное настроение у молящихся. Свет от горящих свечей отражается на позолоченных нимбах святых, изображённых на фресках; блики переливаются, играя по всему храму. В этот момент кажется, что святые оживают, приходят в движение и молитвенно соучаствуют нам в церковном торжестве.

Сегодня такой ритуал можно увидеть только на Святой Горе Афон, куда он был перенесён из собора Святой Софии в Константинополе. Вращение церковных светильников имеет глубокий духовный смысл. Одному святому старцу, жившему на Афоне в 9 веке, было видение: во время литургии, когда хор умилительно пел херувимскую песнь, вся церковь наполнилась ярким светом, отверзлись небеса и множество ангелов в ликующем восторге летали по храму и своими крыльями задевали светильники, приводя их в движение. Святой Николай Кавасила, богослов и мистик 14 века, смысл вращающихся под церковными сводами свечей толковал как движение звёзд в космосе, славящих своего создателя Бога.

Есть строгий устав, согласно которому количество зажженных свечей соответствует разряду службы. Чем торжественнее церковный праздник, тем больше свечей возжигается на светильниках.

Всего в храме 190 свечей и 7 видов светильников, каждый из которых бывает задействован за богослужением в свое время. Одни светильники, такие как шарообразные люцерны или святогорские фанарии – большие стеклянные чаши с маслом, подвешенные на цепях – горят на протяжении всей службы, образуя в темноте «дежурное» освещение; другие светильники – металлические маслёнки, драконтии, хорос – зажигают только на особо важные моменты службы. Также под сводами храма подвешены 5 литых крестов. Такую необычную форму лампы в виде креста (Ставрос) в 4 веке придумал Свт. Иоанн Златоуст.

С тех пор и до нынешнего дня, такие «ставросы» составляют неотъемлемую часть любого афонского храма. Во время Утрени, на Полиелее, а также на Литургии специально назначенные братья, с помощью тросов, опускают кресты вниз и зажигают на них керосиновые маслёнки.

По святогорскому уставу на воскресных и праздничных богослужениях возжигаются все светильники, создавая образ Божиего света, который воссияет верным в Царствии Небесном. Множеством огней светильники означают и Небесную Церковь как созвездие, собрание людей, освященных благодатию Святого Духа, горящих огнем любви к Богу.

Мы стояли и представляли этот свет и красоту – тонкий, легкий свет. В это время о. Никодим с помощью длинного шеста с крюком на конце раскачал последовательно хорос (так бывает на полиелейных службах), потом центральное паникадило (на двунадесятых праздниках), а потом и все боковые паникадила (так бывает только на Пасху). Одновременное движение всех светильников создало мистическое ощущение необъятного пространства, неба, отверстого на земле.

Правый придел храма используется сейчас как исповедальня. Это небольшое помещение, на стенах лики святых и большая икона «Не рыдай мене Мати». Роспись придела еще не закончена. Над ней работают художники и наш знакомый О. Никодим (он оказался иконописцем).

Замечательные настенные росписи храма «Ангелы помогают душам взойти по лестнице на небо», на западной стене по традиции – «Страшный Суд» — демоны, грешники, пламя, ужас… Подумалось: «Помоги нам, Господи, помилуй и спаси!»

А вот сюжет с иконой святителя Николая и монахами – живые, современные лица, тут и игумен о. Борис, и братия, и среди них – наш о. Никодим.

«Подождите, еще не все! – говорит о. Никодим и выносит откуда-то сбоку большую доску. Заинтригованные, мы замерли и стоим. Оказалось, что он вынес не доску, а длинный раскладной стол и пытается в одиночку его раскрыть и поставить. Но, несмотря на нашу помощь, что-то не получается. Тогда о. Никодим уносит сломавшийся стол и начинает приносить и ставить в ряд перед главным алтарем тумбочки. А на них из алтаря выносит ковчежцы со святыми мощами.

И вот перед нами стоят в ряд драгоценные сосуды с мощами святого великомученика и Победоносца Георгия, святой равноапостольной Марии Магдалины, преподобных Зосимы и Савватия Соловецких, преподобного Саввы Вишерского и святителя Арсения Тверского. Радость, благодарность и умиление переполняют наши души, мы прикладываемся к мощам и, чтобы хоть как-то выразить свои чувства, просим у о. Никодима разрешения спеть тропарь святителю Николаю как покровителю этого монастыря, где мы получили от Бога столько благих даров. От всей души поем тропарь, кланяемся и уже собираемся прощаться с о. Никодимом, но он напоследок делает нам еще один, последний подарок. Он зовет нашего баса, Николая к аналою, задает тон и велит Коле держать эту ноту, иссон, а сам поет византийским распевом тропарь «Богородице, Дево, радуйся». (В монастыре все службы поют византийским пением).

Выходим из храма. Все преобразились, исчезла усталость от долгого пути, засияли глаза, появились улыбки на лицах. Расстаемся с о. Никодимом друзьями, уезжаем с искренней благодарностью и теплотой.

Помоги Господи и святитель Николай братии этой святой обители!

Паломническая поездка прихожан Иверского Храма по маршруту Тверь – Валдай состоялась в июле 2018 года.

При подготовке рассказа о поездке были использованы материалы с сайта Николаевского Малицкого мужского монастыря.

Ссылка на основную публикацию