Серафим Роуз: биография отца, книги и цитаты, труды

Серафим Роуз: биография отца, книги и цитаты, труды

Биография

Отец Серафим (Юджин Роуз) родился в городке Сан-Диего в Калифорнии 12 августа 1934 года и рос в типично американской протестантской семье. В детстве он посещал протестантский библейский класс, был одаренным мальчиком и часто удивлял родителей тем, что наизусть цитировал Священное Писание. В 12 лет он крестился в методистской церкви. Взрослея, он инстинктивно не принимал идеалов окружающей его молодежи. В то время как его сверстники проводили время в развлечениях, он любил уединение и размышления о том, что такое жизнь и где его место в ней.

В 1952 году он поступил в один из старейших университетов Калифорнии — Помола Колледж. К тому времени его перестал удовлетворять тот вариант христианства, который предлагал протестантизм. Он испытывал отвращение к самодовольному и прагматичному миру, в котором вырос.

В 1956 году, окончив колледж в Помоле со степенью бакалавра, Юджин поступил в Сан-Францисскую академию востоковедения. Он изучал иудаизм, индуизм, суфизм и другие восточные религии. Большое влияние на него оказали труды французского философа Рене Генона, описавшего духовные пути различных традиционных религий, преимущественно индуизма. То, что Генон гораздо менее глубоко излагал древнекитайские религии, побудило Юджина заняться их изучением, и именно в этой области он стал специалистом как ученый. Кроме древнекитайской мудрости были у Юджина и другие интересы, например тибетский буддизм, который поражал его перспективой сверхъестественных способностей.

Как пишет о нем иеромонах Дамаскин (Христенсен), духовный сын отца Серафима и его биограф, Юджин, отвергнув как слабое и бесплодное христианство протестантизм, углубился в изучение восточных религий и философий, говорящих, что Бог абсолютно безличен. Подобно абсурдистским художникам и писателям его времени, он экспериментировал с умопомешательством, ломая процессы логического мышления, для того чтобы «прорваться на ту сторону». В долгих и мучительных поисках истины Юджин стал читать Фридриха Ницше. Тот высмеивал христианство как религию слабых, намеренно упуская из виду элемент аскетического подвига. Этот сумасшедший «пророк» черпал свое вдохновение в новой религии сверхчеловека, антихриста. Тем не менее молодому и горячему Юджину он нравился больше, чем то бесхребетное христианство, которое ему предлагали. Он усердно вчитывался в слова безумного «пророка» нигилизма Фридриха Ницше, пока эти слова не отозвались в его душе с поразительной адской силой. Он дошел до такого отчаяния, что когда позже его просили описать свое состояние, он только и мог сказать: «Я был в аду». Он пил и начинал бороться с Богом, о Котором заявлял, что Его нет: он бился об пол и кричал Богу, чтобы Тот оставил его в покое. Однажды в состоянии опьянения он написал: «Я болен, как болен всякий, пребывающий вне любви Божией». «Атеизм, — писал Евгений [Юджин] позже, — настоящий, экзистенциальный атеизм, горящий ненавистью к якобы несправедливому и немилосердному Богу, — это состояние духовное, реальная попытка бороться против истинного Бога, чьи пути неисповедимы даже для самих верующих людей, и подобная борьба не раз приводила к тому ослепительному представлению о Боге, Которого и ищет в действительности настоящий атеист. Именно в таких душах действует Христос. Антихрист же обретается не только в душах великих отрицателей, но и в душах тех мелких поддакивателей, у которых только на устах имя Христа. Ницше, назвав себя антихристом, тем самым доказал свою неутолимую жажду Христа. »

В таком-то состоянии неутолимой жажды оказался Евгений в конце 1950-х годов. И тогда, как при резком порыве ветра, в его жизнь вошла реальность, которую он прежде не мог и предвидеть. В конце своей жизни он вспоминал: «Долгие годы своих занятий я удовлетворялся тем, что был выше традиций, оставаясь каким-то образом верным им. Я пошел в православную церковь, чтобы посмотреть на еще одну “традицию”. Однако когда я вошел туда — это была русская церковь в Сан-Франциско, — со мной случилось нечто, чего я никогда не испытывал раньше ни в буддистском, ни в каком другом восточном храме, что-то в моем сердце сказало: ты дома, поиски окончены. Я не знал, что это значило, служба была мне абсолютно незнакома и шла на иностранном языке. Я стал посещать православные богослужения, постепенно изучая язык и традиции. Когда я раскрылся для Православия и православных, я начал осознавать, что истина — не просто абстрактная идея, искомая и познаваемая умом, но нечто личностное, даже больше, некая Личность, Которую ищет и любит сердце. Так я встретил Христа».

Как пишет отец Дамаскин, в начале 1960-х годов в одном из подвальных помещений в деловой части Сан-Франциско за столом, заваленным книгами и бумагами, Юджин Роуз, будущий отец Серафим, начал писать монументальную хронику войны человека против Бога, против старого порядка с целью создания нового, без Христа, его стремления отрицать существование Царства Божиего и заменить его собственной земной утопией. Эту книгу предполагалось озаглавить «Царство Божие и царство человеческое».

Работая над ней, Юджин все еще пребывал в брани, осмысливая то, что он нашел. Он нашел истину в неискаженном образе Христа, сохранившемся в Православной Церкви, но он страстно желал войти в «самое сердце» этой Церкви, ее духовное измерение, а не в скучную, мирскую организационную структуру. Он желал Бога, и желал Его всем сердцем. Сочинения того периода были для него своего рода освобождением от неистины, выходом из темноты на свет. Хотя в них гораздо больше философии, чем в позднейших работах, эти ранние произведения были рождены сильным страданием, все еще жившим в его душе. Совершенно естественно, что он больше писал о царстве человеческом, в котором прострадал всю жизнь, чем о Царстве Божием, отблеск которого только упал на него. Царство Божие он все еще воспринимал сквозь призму царства человеческого.

Из четырнадцати глав, которые, по мысли Роуза, должны были войти в книгу, были напечатаны целиком только семь глав, остальные сохранились написанными от руки. Седьмая глава, которую мы приводим здесь, была посвящена философии нигилизма.

«Нигилизм, вера в то, что нет абсолютной истины, что всякая истина относительна, — утверждал Роуз, — является основной философской доктриной ХХ столетия. Нигилизм столь распространен в наше время, он так глубоко проник в умы и сердца сегодняшних людей, что не осталось ни одной сферы, ни одного фронта, на котором с ним можно было бы бороться». Суть этой философии, писал он, лучше всего была выражена Ницше и одним из героев Достоевского: «Бог мертв, потому человек сделался богом и все дозволено».

Из своего опыта Юджин знал, что современный человек не может прийти окончательно ко Христу, пока не увидит, как далеко он и его общество оказались от Христа, пока не столкнется с нигилизмом в самом себе. «Нигилизм нашей эпохи существует во всем, — писал он, — и те, кто с помощью Божией не становятся в ряды борцов во имя полноты принадлежности Богу Живому, уже поглощены им. Мы оказались у края бездны, зовущейся ничто, и, признаем мы ее природу или нет, мы будем затянуты в нее без всякой надежды на спасение по сродству с вечно присутствующим “ничто” внутри нас самих, если не прилепимся к полноценной вере во Христа, без Которого мы действительно ничто».

Роуз чувствовал, что его обязанность как писателя состоит в том, чтобы вызволить своих современников из этой бездны. Он писал не только ради собственного стремления к Богу, но и ради тех, других, которые тоже к Нему стремились, и даже для тех, кто, как некогда он сам, отрицали Бога и воевали против Него, потому что на самом деле они также желали Его…

25 февраля 1962 года, в день памяти святого Евгения Александрийского, Роуз принял Православие с именем Евгений. Но он не удовлетворился тем, что нашел ту веру, которая отвечала на его давние поиски, в которой он увидел бесконечную полноту истины. И он решил принять Православие, что называется, «до конца». Так же, как Глеб Подмошенский, Евгений стал стремиться к монашеству, между двумя молодыми людьми завязалась глубокая дружба.

С благословения архиепископа Иоанна (Максимовича), которого можно назвать последним связующим звеном со Святой Русью, два друга основали братство, целью которого было распространение подлинного, традиционного Православия среди американцев. Братство назвали в честь тогда еще малоизвестного монаха Германа, который лет сто до этого жил на Аляске, делом и примером распространяя Православие среди туземцев.

История братства преподобного Германа Аляскинского стала в большой степени жизнеописанием отца Серафима. Братья занялись книжной лавкой рядом с русским собором. Эта лавка станет со временем настоящим центром Православия в Америке.

Каждое утро Евгений и Глеб пели на клиросе Божественную литургию. Вечером они чаще всего тоже были в храме, а днем работали и подготавливали издания миссионерского журнала на английском языке. Но, что еще важнее, они стали жить по-монашески. Их духовником стал сам архиепископ Иоанн.

В 1965 году братство выпустило первый номер своего журнала «The Orthodox Word» («Православное слово»). Первые номера издавались на маленьком печатном станке с ручным набором.

В 1966 году неожиданно для всех скончался архиепископ Иоанн. Братьям было поручено расследование и публикация многочисленных чудес, которые происходили по молитвам владыки Иоанна. Этим они послужили распространению почитания их любимого архипастыря во всем мире и его прославлению в 1994 году.

Незадолго до своей кончины владыка сказал Евгению: «Мне кажется, что в Калифорнии будет миссионерский монастырь».

В 1969 году, на праздник Успения, братья переехали на участок земли в лесу, на холме, в двух милях от поселка Платина и в 250 милях от Сан-Франциско, и организовали скит. Жизнь в лесу была лишена всех удобств, но, по словам Евгения, это было «преимуществом, способствовавшим трезвенной духовной жизни».

Братья вместе совершали по-монашески каждый день полный цикл богослужений, исполняли келейное правило, упражняясь в Иисусовой молитве, изучая святоотеческие писания, духовно укрепляли себя строгим постом и ночными молениями. И несмотря на все трудности, «The Orthodox Word» не только продолжал регулярно выходить, но и количество подписчиков все росло, даже за пределами американского континента. В своем скиту братья установили строгие афонские порядки: женщин не впускали и никого из светского мира не приглашали. В эти первые годы только несколько человек регулярно навещали их и поддерживали. Благодаря большей частью трудам братства, Русская Православная Церковь Заграницей канонизировала в августе 1970 года преподобного Германа Аляскинского.

Через два месяца после этого торжества Евгений был пострижен в монашество и назван в честь преподобного Серафима Саровского. Одновременно его сподвижник был также пострижен и назван в честь новопрославленного преподобного Германа Аляскинского. Руководителями в их монашеской жизни стали епископ Нектарий (Концевич), ученик последнего оптинского старца Нектария, и архимандрит Спиридон (Ефимов), близкий друг владыки Иоанна (Максимовича).

Отец Серафим выстроил себе келью на склоне горы и назвал ее Оптина. Кроме исполнения всех служб, он ежедневно читал святых отцов. Как преданный сын, он старался исполнять их заветы и следовать их боговдохновенной мудрости. Если возникали вопросы, он обращался за разъяснением к своим духовным наставникам, среди которых были отец Михаил Помазанский, Елена Концевич, племянница Сергея Нилуса и духовная дочь Феофана Полтавского, и архиепископ Аверкий, к которому рекомендовал обращаться владыка Иоанн по всем теологическим вопросам.

Со временем деятельность скита приняла более широкий характер. Труды отца Серафима заключались главным образом в переводах и статьях для журнала, а в последние годы отец Серафим стал выступать (по приглашению и послушанию) с лекциями. Кроме бесчисленных отдельных житий святых и различных статей, отец Серафим перевел и составил следующие труды: «Северная Фиваида», «Vita Patrum», «Паисий Величковский», первую часть книги святителя Игнатия (Брянчанинова) «Путь к спасению», «Грех Адама» преподобного Симеона Нового Богослова, труд протопресвитера Михаила Помазанского «Догматическое богословие», «Толкование Апокалипсиса» архиепископа Аверкия (Таушева), большую часть труда «Катакомбные святые России».

Читайте также:  Собор Преображения Господня в Санкт-Петербурге: история и адрес храма, расписание богослужений, святыни и настоятели

Отец Серафим был строгим аскетом-подвижником, человеком совершенно не от мира сего. Он был голосом традиционного святоотеческого Православия, умеренного, лишенного и узколобого фанатизма, и неестественного модернизма. Он считал, что наш век характерен совершенно новыми искушениями против Церкви Христовой и ее членов. С одной стороны, силы зла стараются раздробить Тело Христово на враждующие юрисдикции, а с другой стороны, — переманивают всех ко псевдоэкуменическому объединению. Подлинный экуменизм отец Серафим понимал как обмен мнениями между разными вероисповеданиями в добросовестном поиске полноты единой истины. Участие Православной Церкви как носительницы полноты истины в таких контактах должно носить чисто миссионерский, а не компромиссный характер.

Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Отец Серафим (Роуз). Жизнь и труды

Предисловие к русскому изданию

Иеромонах Дамаскин (Христенсен). Отец Серафим (Роуз). / Пер. с англ. под ред. С. Фонова — М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2009. — 1056 с.: ил.

Удивительна судьба православного миссионера иеромонаха Серафима (Роуза; 1934–1982). Рожденный в протестантской американской семье, он в 1962 году после духовных исканий пришел к Православию, а в 1972 году принял монашество с наречением в честь преподобного Серафима Саровского. Не давая поблажек себе даже в малом, он предпринял беспримерный подвиг служения православным людям. За немногие отпущенные отцу Серафиму годы из-под его пера вышли десятки статей и несколько книг: «Православие и религия будущего» (1975); «Душа после смерти» (1980); «Будущее России и конец мира» (1981); «Святые отцы: верный путь христианства» (1983, опубликована посмертно). Что-то из написанного отцом Серафимом о положении Церкви в атеистической Советской стране могло показаться резким, категоричным, но никогда — безнадежным. Тут он был единомыслен со своим духовным наставником, «апостолом России в рассеянии» святителем Иоанном (Максимовичем; 1896–1966), безгранично верившим в благодатную силу молитв тысяч служителей Христовой веры, считавшим, что «Русская Церковь за пределами России не отделена духовно от своей страждущей Матери. Она молится за нее, хранит ее духовное и материальное богатство и в должное время воссоединится с ней, когда исчезнут причины разделения».

Важнейшим вкладом иеромонаха Серафима был его часто повторяемый призыв православным христианам следовать «царскому пути» — ходить по умеренному, среднему пути, избегая обеих крайностей: справа — неумеренный ригоризм, склоняющийся к фанатизму, и слева — послабление, ведущее к модернизму и экуменизму. Он пишет: «Мы можем сказать, что “царский путь” истинного Православия сегодня — это среднее, которое лежит между крайностями экуменизма и реформаторства с одной стороны и “ревности не по разуму” (Рим 10, 2) с другой. Истинное Православие не идет “в ногу со временем”, с одной стороны, но оно не делает “строгость”, “корректность” или “каноничность” (что все положительно само по себе) оправданием для фарисейского самодовольства, эксклюзивности и недоверия, с другой”. Эту истинно православную умеренность не следует путать с простой теплохладностью, или безразличием, или с каким-либо компромиссом между политическими крайностями».

Четверть века минуло со дня кончины иеромонаха Серафима (Роуза). За это время произошли огромные перемены. Русские люди могут теперь свободно, открыто исповедовать веру отцов. В 2000 году на Поместном Соборе Русской Православной Церкви прославлен сонм новомучеников и исповедников Российских, принявших страдания в годы гонений с именем Христа на устах. А в 2007 году после восьмидесятипятилетнего разделения воссоединились две ветви Русской Православной Церкви — патриаршая и Зарубежная.

В 2005 году Братство прп. Германа Аляскинского (Калифорния, США) выпустило книгу иеромонаха Дамаскина «Отец Серафим (Роуз): его жизнь и труды». Теперь эта книга в переводе Сергея Фонова становится доступной и людям, живущим в России.

Протоиерей Александр Лебедев,
настоятель Спасо-Преображенского собора в Лос-Анджелесе

Введение

В России знают и любят отца Серафима (Роуза), и особенно те, кто не отошел от веры предков, от православного христианства. Говорят, книги его меняют судьбы людей.

Один православный из США, проведя несколько месяцев в России, писал: «Как только узнавали, что я из Америки, сразу спрашивали: “А вы знакомы с отцом Серафимом (Роузом)?”» Поразительно! Похоже, его в России знают все, даже дети. А его работы, равно и самую жизнь, полагают крайне важными для нынешнего возрождения Святой Руси.

Упреждая дух безбожия, охватывающий современный мир, отец Серафим открыто обращался к народу России, призывая не стыдиться своей древней веры, вселяющей силу и отвагу к продолжению борьбы. Он взывал к сердцам и душам, указывая, что не напрасны долгие годы гонений и страданий, что они ведут к очищению.

Более двадцати лет тому назад работы отца Серафима впервые попали из Америки в Россию. Кое-что перевели, и машинописные странички нелегально полетели во все уголки страны. С наступлением более открытых времен его произведения печатают не таясь, немалыми тиражами, как в журналах, так и отдельными книгами; о них рассказывают по радио и телевидению. Их можно купить везде — даже на книжных развалах в метро и в уличных киосках. Как в свое время Россия принесла в Америку полноту истины — Православие, так теперь Америка с помощью отца Серафима делится ею с Россией.

Знают и почитают его и в иных православных странах, до недавнего прош­лого тоже находившихся под духовным гнетом коммунистов. Его работы опубликованы на сербском, румынском, грузинском, латвийском, польском, болгарском, греческом, итальянском, французском языках и на языке малаялам (Южная Индия).

Так кто же этот человек, которого на богатом, плюралистичном Западе знают лишь единицы и который в страждущих государствах Восточной Европы так глубоко впечатляет массы людей? Кто этот проникновенный философ духа, точно вышедший из древнего патерика? Кто этот отшельник, избравший монашескую жизнь в пустыни, чье имя в России овеяно легендами?

Ответ прост: человек, ставший в Православии отцом Серафимом, — обычный, «стопроцентный» и, главное, честный американец. Вырос он в Южной Калифорнии, недалеко от Голливуда и Диснейленда, в семье, где и слыхом не слыхивали о Православии (тем более о русском). Мать желала сыну одного — преуспеяния в жизни, а отец — счастья.

Биография Евгения (так звали его до принятия монашества) — отнюдь не рядовое жизнеописание, а пример того, как может всколыхнуться американская душа, затронь Господь самую трепетную ее струнку — чувство праведности.

Врожденная честность — движитель праведности — и помогла отцу Серафиму пробить брешь во мраке сегодняшней жизни не только для своих сограждан, но и для людей в далеких заморских странах, порабощенных коммунизмом.

С «младых ногтей» восстал он против главенства в западной жизни сугубо мирских, материальных ценностей, сухой расчетливости, против бездушного, неглубокого и невнимательного отношения к человеку. Его протест совпал с бунтарскими настроениями передовой интеллигенции, богемы и битников, то есть тех, кого впоследствии прозвали поколением «сердитых молодых людей». Он тоже изведал и неприкаянность, и отчаяние, и нигилизм, и неприятие существующих законов. Но, в отличие от других, не впал в жалость к самому себе и не стал бежать от действительности — этому воспрепятствовали его честность, прямодушие, готовность поступиться своим благополучием, то есть черты, свойственные простому американскому парню. Они же не дали найти ему духовное пристанище в экзотическом буддистском «просветлении». Страждущая душа не утолилась этим, но лишь когда Господь явил Себя будущему отцу Серафиму, в чутком сердце того произошел поворот от новомодных бунтарских настроений к древнему, апостольскому Православию. Придя же к нему окончательно, он, не задумываясь, порвал все связи с внешним, суетным миром. И все ради того, чтобы познать и почувствовать суть истинного, не от мира сего, христианства. Он проторил путь и для других американцев, внемлющих исконно американскому зову к праведности.

Но есть и еще одна черта отца Серафима, особенно дорогая сердцу православных христиан, томившихся за железным занавесом. Он знал, что означает страдание, и, по свидетельству его многолетнего сотаинника в монашестве, умел страдать. Познав силу искупительного страдания, явленную на примерах современных мучеников и исповедников, он сознательно избирает тот же путь, и не только внешне, через тяготы монаха-отшельника, но и внутренне, «болезнованием сердца» — вот отличительный признак христианской любви. Прежде он страдал, не в силах обрести Истину. Теперь же — во имя Истины.

Я, автор этих строк, — духовное чадо отца Серафима. Его стараниями я возвратился в лоно Христовой любви. Мои первые впечатления о нем сводились, во-первых, к тому, что это самый мудрый человек, которого я когда-либо встречал; и во-вторых, что он был как один из мертвых: как человек, который умер себе и всему в мире сем, ибо вперил свой взор к горнему Царству. Я благоговел перед ним. Во время моих неоднократных посещений монастыря и бесед с ним я мало-помалу все глубже познавал Обитавшего в нем. Но я не знал его: я не ведал всей истории того, как он стал таким человеком. И лишь после его упокоения я узнал о его предыдущей жизни, о той тьме, из которой он встал и вышел. И еще большее благоговение я испытывал перед Христом, преобразившим его в существо новое, а также перед самим отцом Серафимом, позволившим свою ветхую самость предать смерти столь совершенно и, наряду с апостолом Павлом, каждый день умирать (ср.: 1 Кор 15, 31). Я убедился, что не только мое первое впечатление о нем было верным, но и что я лишь только прикоснулся к оболочке той глубокой тайны, которую мир никогда не сможет познать: к воссозданию души благодатью Иисуса Христа.

В скромной монастырской церкви у гроба отца Серафима, глядя на излучающее свет и покой лицо почившего, я не сдерживал благодарных слез: ведь это он открыл мне Истину — бесценное сокровище, ради которого стоит отказаться от всего мирского сребра и злата.

Больше двадцати лет прошло после его кончины. Как много успел сделать отец Серафим за столь короткую (всего сорок восемь лет) жизнь, которая повлияла на жизнь миллионов людей, в том числе и на мою!

Моя непременная цель — донести до людей учение отца Серафима, поделиться тем, что стало моим достоянием. Благодаря отцу Серафиму — одному из столпов американской совести — на здешней почве взращен плод древнего, высокодуховного христианства, глубин которого Америка ранее не ведала. Оно родилось в безмолвном сердце катакомб, вдали от суеты и гордыни человеческой, и по природе своей оно — не от мира сего, оно пребывает в общении с Царством горним, Божиим.

Содержание

  • Предисловие к русскому изданию
  • Предисловие к американскому изданию
  • Введение
  • Истоки
  • Зачатки бунта
  • «Белые вороны»
  • В поисках сущего
  • Под маской
  • От Бога не скрыться
  • «Прощай, о бренный мир!»
  • Привкус ада
  • Истина превыше всего
  • Два наставника
  • Мелькнут вдали огни родного дома
  • В тупике
  • Воплощенная Истина
  • Прощай
  • Истина или мода?
  • Влияния ранней поры
  • Конец мира неизбежен
  • Путь философа
  • Замысел созрел
  • Царство человеческое и Царство Божие
  • Перелом
  • Откровение Православия в Новом Свете
  • Святая Русь в Америке
  • На пороге
  • В объятиях Отчих
  • Добрая земля
  • Чудотворец последних времен
  • Живые звенья святоотечества
  • О звездах и музыке
  • Суд над святым
  • Томас Мертон, хилиазм и «новое христианство»
  • Связь с прошлым
  • Знакомство с Россией в Монтерее
  • «Доверяю тебе»
  • Братство
  • Богословское обучение
  • Книжная лавка
  • «Православное слово»
  • Подвиг
  • Американская душа
  • Апостольское видение архиепископа Иоанна
  • Успение святого
  • Видение скита
  • Перед решающим шагом
  • Земля от владыки Иоанна
  • Вспашка новины
  • Исход из мира
  • На диком Западе
  • На дальних рубежах
  • По стопам блаженного Паисия
  • Природа
  • Ревнители Православия
  • Апогей Братства
  • Постриг
  • Конфликт и примирение
  • Устремляя взор горе
  • Сотаинник владыки Иоанна
  • Рай в пустыни
  • Святоотеческая мудрость
  • Современное академическое богословие
  • Пустынь на задворках
  • О средстве нашего искупления
  • «Сверхправильность»
  • Книга Бытия. Творение и первый человек
  • Дети
  • Новые братия
  • Пустынь для американок
  • Меньшие братья
  • Православный уголок Америки
  • Новые американские паломники
  • Курс православного выживания
  • «Духовное» самомнение
  • Уже позже, чем вы думаете
  • Страдалица-Россия
  • Путь к возрождению Оптиной
  • Монастырские издания
  • Православие и религия будущего
  • Православное наследие Запада
  • Наследие Сербского епископа Саввы
  • Пророк страждущего Православия
  • Царский путь
  • Рукоположение
  • Православные миссии
  • Пастырские наставления
  • Человек сердца
  • Православие сердца
  • Простота
  • Новообращенные
  • По стране
  • Сестры блаженной Ксении
  • Душа после смерти
  • Богословие превыше моды
  • Воскрешение Святой Руси
  • Сегодня — в России, завтра — в Америке
  • Санта-Круз
  • Воспитание младых душ
  • Небесные гости
  • «Гигант старшего поколения»
  • Надежда
  • Погребальный звон
  • К звездам!
  • Упокоение
  • Сорок дней
  • Со святыми
  • Эпилог. Царство Божие
  • Примечания автора и выражение признательности
  • Библиография
  • Содержание
Читайте также:  Преображенский мужской монастырь в Крыму: история и адрес монастыря, архитектурные памятники

ЛИТЕРАТУРА / АВТОРЫ

ИмяСерафим Роуз
Оригинал имениSeraphim Rose
Имя при рожденииЮджин Дэнис Роуз
Дата рождения12.8.1934
Место рожденияСан-Диего, Калифорния
Дата смерти2.9.1982
Место смертиПлатина, Калифорния
Род деятельностииеромонах, духовный писатель

Иеромонах Серафим (Hieromonk Seraphim, в миру Ю́джин Дэ́ннис Ро́уз, Eugene Dennis Rose; 12 августа 1934, Сан-Диего, Калифорния — 2 сентября 1982, Platina, California, Калифорния) — священнослужитель Русской православной церкви за рубежом, иеромонах; духовный писатель, автор многочисленных трудов, оказавших большое влияние на православную жизнь в Америке, вызвавших большой интерес в России.

Биография

Родился 12 августа 1934 года в Калифорнии, в курортном городке Сан-Диего в протестантской семье. Окончив школу с отличием, в 1952 году он поступил в колледж в Помоне, недалеко от Лос-Анджелеса. В 1956 году, закончив колледж, поступил в Академию востоковедения в Сан-Франциско, где занимался изучением сравнительного анализа религий, который давал возможность попробовать себя в различных духовных школах: в индуизме, буддизме, иудаизме, суфизме и др. Каждую религию он изучал на её родном языке. Например, конфуцианские тексты он читал на древнекитайском. В университете за работу о древних наречиях китайского языка он получил степень магистра. В совершенстве знал французский язык и латынь. Здесь он впервые познакомился с трудами Рене Генона, и, вслед за ним, встал на стезю поисков аутентичной духовной традиции. Из-за дружбы с Йоном Грегсоном, сокурсником по Академии Востоковедения, и после посещения русского православного собора Всех скорбящих Радости в Сан-Франциско порвал с буддизмом и начал посещать православные богослужения, учить русский язык, изучать книги о Православии.

В 1961 году, завершив подготовку диссертации на звание бакалавра, и, несмотря на то, что в университете ему прочили блестящую карьеру, он оставляет учёбу на время, необходимое для написания книги — исследования духовного состояния современного человека.

15 февраля 1962 года в Сан Францисско был принят в Русскую Православную Церковь Заграницей через таинство миропомазания, был духовным чадом святителя Иоанна Шанхайского. После крещения он познакомился с русским эмигрантом выпускником Свято-Троицкой духовной семинарии в Джорджанвилле Глебом Подмошенским. Вместе они начали издавать бюллетень «Православный вестник», затем открыли при храме лавку «Православные иконы и книги» — одну из первых в США, ставшую одним из духовных центров русского православия в Америке. Юджин интенсивно изучал русский и церковнославянский языки, был чтецом в храме, окончил теологическую школу в Сан-Франциско.

В середине 1960-х годов Юджин и Глеб решают основать православное братство. В 1967 году на севере Калифорнии в лесу недалеко от городка Платина был приобретён участок земли, на котором был возведён скит. В 1969 году они переезжают в скит, а в 1970 году постригаются в монахи: Юджин под именем Серафим в честь Серафима Саровского, а Глеб под именем Германа в честь Германа Аляскинского. В монастыре они продолжают издавать «Православный вестник», пишут и издают труды духовно-просветительного и богословского содержания, ведут активную миссионерскую деятельность.

В 1977 году отец Серафим рукоположён в священники.

Умер 2 сентября 1982 году в возрасте 48 лет от болезни. Архиепископ Хризостом. «Воспоминания об о. Серафиме (Orthodox America, Aug.-Sep. 1982)»

Книгу об о. Серафиме («Жизнь и труды. Отец Серафим (Роуз)») написал иеромонах Дамаскин (Христенсен). Среди богословов стран бывшего СССР похвальный отзыв о Серафиме Роузе оставил, например, архим. Рафаил (Карелин)

Православные многих стран мира почитают Серафима Роуза как подвижника. Написан ряд его икон, верующими ведется подготовка к канонизации.

Цитаты

Основные труды

  • «Православие и религия будущего» (1975),
  • «Вкус истинного православия» (1978),
  • «Православный взгляд на эволюцию» (1978),
  • «Знамения времени» (1980),
  • «Как сегодня быть православным» (1980),
  • «Душа после смерти» (1980),
  • «Тайны книги Апокалипсис» (1980),
  • «Будущее России и конец мира» (1981),
  • «Православное понимание книги Бытия» (1981),
  • «Когда Бог открывается сердцу» (1981),
  • «Святые отцы: верный путь христианства» (1983),
  • «Совет современникам» (1984),
  • «Аще забуду тебе, Иерусалиме»,
  • «Православное монашество в Галлии V—VI веков»,
  • «Святые Отцы Православия»,
  • «Божие откровение человеческому сердцу» Аудиокнига. Даниловский благовестник, (2008). (MP3),
  • «Путь ко спасению в современном мире» Электронный ресурс. Перевод. Даниловский благовестник, (2008). ISBN 5891012596, ISBN 9785891012592,
  • «Современное недочеловечество: о смысле нашего существования» Электронный ресурс. Перевод. Даниловский благовестник, (2008). ISBN 5891012715, ISBN 9785891012714,
  • «Человек против Бога» Электронный ресурс. Перевод. Даниловский благовестник, (2009). ISBN 5891013460, ISBN 9785891013469,
  • «Американский просветитель русского народа: из неизданного» Cборник трудов. Никея, (2010). ISBN 5917610207, ISBN 9785917610207.
  • «Приношение православного американца» Cборник трудов. Русский паломник, (2011). ISBN 978-5-98644-021-7.
  • «Отец Серафим (Роуз). Жизнь и труды» Иеромонах Дамаскин (Христенсен). Сретенский монастырь, (2009). ISBN 978-5-7533-0345-5.

Серафим (Роуз): биография

Православные многих стран мира почитают Серафима Роуза как подвижника. Написан ряд его икон, верующими ведется подготовка к канонизации.

Цитаты

Было бы слишком поверхностным заключением сказать, что прославление Новомучеников и Царской Семьи приведёт к восстановлению Святой Руси. Но православные русские люди и в России, и в рассеянии, если воспримут это событие всем своим сердцем, то оно сможет послужить поводом к раскаянию в грехах, а влияние его на самую Россию и измерить нельзя… Иеромонах Серафим (Роуз). Будущее России и конец мира.
«Нет большего сродства и близости чем у Бога с душой и у души с Богом, — писал святой Макарий Великий. — Когда душа лишена Бога, она принимается искать». Она не находит его в католичестве, потому что католичество — это провинциальный извод подлинного христианства, засорённый человеческими домыслами. Не встретит она Бога и в протестантстве, потому что для протестантов Бог — это что-то чрезвычайно личное, сокрытое в глубине души, да в такой глубине, что уж и непонятно, есть ли Бог для протестантов. И не будет встречи в так называемых восточных религиях, потому что в некоторых из них Бога просто-напросто нет, в других на место Бога встают кумиры, а в иных Бог как будто бы есть, но о нём ничего неизвестно.

Но вот — православие. Религия, которая покоряет многих, вначале лишь величавой, неземной красотой богослужебного обряда. «Не знаем, где мы были — на земле или на небе, где поют ангелы», — говорили святому князю Владимиру русские послы, побывавшие на богослужениях в Константинополе. Душа, уже почти отчаявшаяся найти Бога, вдруг встречает Его: неожиданно, непредсказуемо и подлинно. У неё начинается совсем другая жизнь, прежде как будто неизвестная ей, всегда желанная и радостно узнаваемая. Это и есть православие — подлинное христианство, свободное от человеческих помыслов.

Одна из цитат иеромонаха гласит — «Сейчас позже, чем мы думаем. Апокалипсис уже совершается!». Цитата оказала огромное влияние на лидера группы Алиса Константина Кинчева, который высказал свое виденье цитаты — «Полезно задумываться о том, что сейчас уже поздней, чем мы думаем, поскольку смерть, она настигает каждого из нас. И зачастую, как правило, внезапно». Слова иеромонаха легли в основу названия альбома группы Алиса — «Сейчас позднее, чем ты думаешь» (2003).

Основные труды

  • «Православие и религия будущего» (1975);
  • «Вкус истинного православия» (1978);
  • «Православный взгляд на эволюцию» (1978);
  • «Знамения времени» (1980);
  • «Как сегодня быть православным» (1980);
  • «Душа после смерти» (1980);
  • «Тайны книги Апокалипсис» (1980);
  • «Будущее России и конец мира» (1981);
  • «Православное понимание книги Бытия» (1981);
  • «Когда Бог открывается сердцу» (1981);
  • «Святые отцы: верный путь христианства» (1983);
  • «Совет современникам» (1984);
  • «Аще забуду тебе, Иерусалиме»;
  • «Православное монашество в Галлии V—VI веков»;
  • «Святые Отцы Православия»;
  • «Божие откровение человеческому сердцу» (аудиокнига). — Даниловский благовестник, (2008). (MP3);
  • «Путь ко спасению в современном мире» (электронный ресурс, перевод). — Даниловский благовестник, (2008). — ISBN 5891012596, ISBN 9785891012592;
  • «Современное недочеловечество: о смысле нашего существования» (электронный ресурс, перевод). — Даниловский благовестник, (2008). — ISBN 5891012715, ISBN 9785891012714;
  • «Человек против Бога» (электронный ресурс, перевод). — Даниловский благовестник, (2009). — ISBN 5891013460, ISBN 9785891013469;
  • «Американский просветитель русского народа: из неизданного» (сборник трудов). — Никея, (2010). — ISBN 517610207, ISBN 9785917610207;
  • «Приношение православного американца» (сборник трудов). — Русский паломник, (2011). — ISBN 978-5-98644-021-7;
  • Иеромонах Дамаскин (Христенсен). Отец Серафим (Роуз). Жизнь и труды. — Сретенский монастырь, (2009). — ISBN 978-5-7533-0345-5.

ЭТО ИНТЕРЕСНО Топ 10 Шокирующих Вещей, Найденных Подо Льдом ТОП 10 НЕВЕРОЯТНЫХ СЛУЧАЕВ СПАСЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА ЖИВОТНЫМИ 10 САМЫХ БЕЗУМНЫХ БАССЕЙНОВ В МИРЕ (ТОП10 НЕОБЫЧНЫХ БАССЕЙНОВ) ТОП 10 ЖУТКИХ секретов ДИСНЕЙЛЕНДА ТОП-10 футболистов, променявших карьеру на ночные клубы Всё видео

Об авторе

Информация

Биография

Иеромонах Серафим, в миру Юджин Роуз, рос в типичной американской протестантской семье. Ещё в детстве он обращал на себя внимание учителей своей чрезвычайной одаренностью.
С отличием окончил школу и в 1952 году поступает в колледж в Помоне, недалеко от Лос-Анджелеса. К тому времени Юджина перестает удовлетворять тот вариант христианства, который предлагает протестантизм.
По окончании колледжа в 1956 году, Юджин поступил в Академию по изучению Азии в Сан-Франциско, а ещё через полтора года в Калифорнийский университет в Беркли. Курс сравнительной религии при академии давал возможность попробовать себя в различных духовных школах: в индуизме, буддизме, иудаизме, суфизме и др. Юджин изучил их…

Иеромонах Серафим, в миру Юджин Роуз, рос в типичной американской протестантской семье. Ещё в детстве он обращал на себя внимание учителей своей чрезвычайной одаренностью.
С отличием окончил школу и в 1952 году поступает в колледж в Помоне, недалеко от Лос-Анджелеса. К тому времени Юджина перестает удовлетворять тот вариант христианства, который предлагает протестантизм.
По окончании колледжа в 1956 году, Юджин поступил в Академию по изучению Азии в Сан-Франциско, а ещё через полтора года в Калифорнийский университет в Беркли. Курс сравнительной религии при академии давал возможность попробовать себя в различных духовных школах: в индуизме, буддизме, иудаизме, суфизме и др. Юджин изучил их все, ища, как он сам говорил, “прежде всего истину”, причем каждую религию он изучал на ее родном языке. Например, конфуцианские тексты он читал на древнекитайском языке. В университете за работу о древних наречиях китайского языка он получил степень магистра. Один из академических друзей Юджина, специализировавшийся на восточном христианстве, однажды посоветовал ему посетить православное богослужение. Это произошло в Великую Пятницу на Страстной неделе в Православном Соборе Сан-Франциско. И после этого он начал посещать православные богослужения, учить русский язык, читать книги о Православии. Вскоре он начал писать. В 1961 году, завершив подготовку диссертации на звание бакалавра, и, несмотря на то, что в университете ему прочили блестящую карьеру, он решает оставить учебу на время, необходимое для написания книги-исследования духовного состояния современного человека. Задуманная вещь требовала отдачи всех его душевных сил и энергии. Отказавшись от преподавания в университете, он выбирает для заработка самую грязную, неквалифицированную работу уборщика, дворника, предпочитая любой физический труд умственному, чтобы не мешать ходу своих мыслей. В том же 1961 году Юджин серьезно заболел. Врачи нашли его болезнь неизлечимой и предсказывали близкую смерть. Физические страдания усугублялись мыслью о том, что он не успел свершить своего предназначения. Он горячо молился Богородице и выздоровел.
У него появились русские православные друзья. Моногое из того, что узнал от них о святых местах русской Америки было для Юджина открытием. Он окончательно осознал, что хочет стать православным, и в феврале 1962 года был принят в лоно Православной Церкви.
Юджин много времени проводил в храме, посещая все утренние и вечерние службы, с особенным благоговением взирая на архиепископа Иоанна (Максимовича), о котором было известно, что он ведет аскетическую жизнь и имеет дар чудотворения. Владыка Иоанн предложил ему читать на клиросе. Юджин быстро освоился со сложными церковнославянскими текстами. Когда же Владыка Иоанн учредил в Сан-Франциско теологическую школу, Юджин, отучившись три года, закончил курс с отличием, несмотря на то, что лекции читались на русском языке. По благословению архиепископа Иоанна Юджин пишет статьи в местный православный бюллетень “Православный вестник”.
Ближайший друг Юджина, выпускник Джорданвильской духовной семинарии Глеб Подмошенский (будущий игумен Герман), понимая, каким редким даром обладает Юджин, предлагает ему организовать братство, которое продолжит дело Православной миссии в Америке, начатой ещё монахом Валаамского монастыря Германом Аляскинским, и назвать братство в его честь. Работа должна была начаться с открытия книжной лавки. В то время в Америке ещё не было книжных магазинов, продававших православную литературу. Вскоре рядом с собором в Сан-Франциско открылась книжная лавка “Православные книги и иконы”, ставшая настоящим центром православия в Америке. Через Братство многие американцы пришли к вере.
Братьям все чаще приходила мысль о монашестве. Особенно привлекал их подвиг пустынножительства. Им хотелось отбросить всякую мирскую суету, хотелось жизни, наполненной тишиной и молитвой, жизни среди дикой природы в единении с Богом. В июле 1967 года был начат поиск места для устройства скита. Вскоре найден был участок земли на холме, поросшем лесом, в нескольких милях от небольшого городка Платина в Северной Калифорнии (сейчас здесь находится монастырь преп. Германа Аляскинского). В 1969 году, в праздник Успения Божией Матери братья совершили переезд в свою пустыньку, где в течение года работали в тишине и молчании, продолжая выпускать “Православное слово” и другие издания. В октябре 1970 года они были пострижены в монашество – Юджин – с именем Серафима, в честь Серафима Саровского, а Глеб – с именем Германа, в честь новопрославленного Германа Аляскинского. Благодаря ежедневным Богослужениям, постоянному изучению духовной литературы и отделенности от мира, отец Серафим приобретал все более глубокий духовный опыт. Изучая святоотеческие писания, он успешно передавал дух их в своих работах, окормляя тем самым тысячи читателей. В в 1977 году отцы Серафим и Герман были рукоположены во священники. В 1982 году, накануне праздника Преображения Господня, отец Серафим произнес свою последнюю проповедь.
По смирению он никогда не жаловался на состояние здоровья и, заболев, молча удалился в келью для молитвы. Тем не менее братья скоро поняли, что он серьезно болен, и поместили его в ближайшую больницу. После операции врачи предупредили о возможном летальном исходе. 20 августа (2 сентября) 1982 года отец Серафим отошел ко Господу. Ему было 48 лет.
Книги, написанные отцом Серафимом за годы подвижнической жизни, оказали огромное влияние на развитие Православия в Америке. Они стали духовной классикой XX века. Православная библиотека

иеромонах Серафим (Роуз)

Письма и послания

Священное Писание Ветхого Завета

Священное Писание Нового Завета

Труды на иностранных языках

иеромонах Серафим (Роуз) (12.08.1934–2.09.1982)

Биография

В поисках Истины

Иеромонах Серафим (Роуз) родился на территории США, в Калифорнийском городе Сан-Диего, 12 августа 1934 года. Его предками были выходцы из Европы. В миру будущего отца Серафима звали Юджин Деннис Роуз.

Дед Юджина, Джон, прибывший в США из Норвегии, какое-то время работал бурильщиком в отрасли по добычи алмазов, затем занялся фермерским хозяйством. Его средняя дочь, Эстер, впоследствии стала матерью Юджина. Выросшая в атмосфере умеренной нужды, она умела быть бережливой, считать каждый цент.

Её возлюбленный, Френк Роуз, имел в роду французов и датчан. Отец Френка был владельцем кондитерской, но по высокому счёту не относился к прослойке богатых людей. В детстве Френк прислуживал в храме: так хотела его мать. Повзрослев, он попал в армию, был участником Первой Мировой войны.

Френк встретил Эстер в кондитерской отца (который был её работодателем). Несмотря на одиннадцатилетнюю разницу в возрасте (Френк был старше), они полюбили друг друга и поженились. В 1924 году семья Роузов обосновалась в Калифорнии. В Сан-Диего Френк открыл собственную кондитерскую, но доход от неё не оправдывал ожиданий, и, отказавшись от бизнеса, он устроился на работу уборщиком.

Юджин Деннис был не первым ребёнком в семье и родился во время экономического кризиса в стране (великой депрессии). Не хватало еды, приходилось экономить на всём. Мать Юджина, Эстер, протестантка, была требовательной к детям, держала их в педагогической строгости, не баловала чрезмерной нежностью и лаской, хотя в душе всегда их любила и восторгалась при каждом удобном случае. Старшая дочь, сестра Юджина, помогала матери присматривать за ним.

Юджин был скромным и послушным ребёнком. От отца он заимствовал такие черты как ровность характера, спокойствие, умение довольствоваться тем, что есть, а от матери — практичность, активность и даже деловитость.

В детстве он выделялся из сверстников особенной сдержанностью и задумчивостью. На занятиях в школе схватывал материал на лету. Но это не затмевало в нём такого важного качества как усердие. Достаточно рано он стал учтиться игре на фортепиано. Вместе с тем Юджин не отказывался от возможности поучаствовать в играх с мальчишками. В подростковом возрасте он вступил в ряды скаутов.

Школьный курс закончил с отличием, первым учеником. По решению администрации школы, получил внушительную поощрительную стипендию, чем привел в восторг свою мать. Шёл 1952 год.

На тот период Юджин не задумывался глубоко, с какой именно профессией следует связать свою будущую жизнь. Он продолжил образование в частном колледже города Помона, близ Лос-Анджелеса. Этот колледж был одним из лучших в Калифорнии.

Юджин поселился в общежитии. К тому времени он несколько отошёл от идей протестантизма в сторону философского осмысления мира и своего места в жизни, охладел к христианству как к системе особого мировоззрения и миросозерцания. По его личному признанию, в тот период он искал Истину, но не находил.

По выпуске из колледжа, в 1956 году, Юджин продолжил обучение в Академии востоковедения, расположенной в Сан-Франциско.

Здесь он вошёл в круг признанных интеллектуалов. Это, конечно, сказалось на образе времяпровождения. Так, на сэкономленные средства он посещал рестораны, оперу, театр, позволял себе курить дорогие сигареты, сделался ценителем вин.

Что касается основной цели его пребывания в Сан-Франциско, образования, об этом он не забывал. Здесь, помимо прочего, он занимался исследованием, анализом и сопоставлением различных религиозных воззрений. Примечательно, что изучая основополагающие религиозные источники, он предпочитал, по мере возможности, пользоваться текстами, составленными на языке оригинала.

В 1957 году Юджин поступил в университет в Беркли. Главным образом, им двигало желание изучать китайскую мудрость, китайский язык.

Православный путь

В то время Юджин увлекался буддизмом. Но однажды, один из студентов обратил его внимание на сокровищницу святоотеческих произведений, Добротолюбие. Для Юджина этот труд стал открытием. В другой раз тот же знакомый пригласил его посетить богослужение в Православном соборе. Он откликнулся. Увиденное в храме тронуло ему душу и сердце.

Пусть не сразу, но постепенно, в конце концов Юджин охладел к буддизму и обратился в сторону Православия. Вместе с тем он стал заниматься изучением русского языка.

Когда Юджин поведал родителям о своём увлечении Православной культурой, те не сразу и поняли, о чём идёт речь, ведь они практически ничего не знали о Православии. Отец Юджина, Френк, воспитывавшийся в духе католицизма, и вовсе подумал, что речь идёт о Католичестве, ведь сын объяснял ему, что проникся уважением к истинной вере. Мать, по неведению, предполагала, что русское Православие сродни коммунизму и поначалу никак не желала поддерживать сына в его начинании.

В 1961 году Юджин, закончив работу на степень магистра, неожиданно для всех оставил университет, предпочтя посвятить ближайшее время работе над книгой по теме исследования проблематики духовного состояния современных людей. И это несмотря на то, что в университете его могла ждать блестящая научная и преподавательская карьера.

В феврале 1962 года он принял Православие. Административно он вошёл в состав общины РПЦЗ (Русской Православной Церкви Заграницей).

Знания, приобретённые прежде, и природная любознательность, способствовали вдумчивому и глубокому осознанию истин вероучения. Духовным же воспитанием Юджин во многом обязан святителю Иоанну Шанхайскому, строгому подвижнику, ставшему для него духовным отцом. В этот период Юджин служил в храме чтецом, повышал знания в области русского языка, изучал церковно-славянский.

Большое влияние на его жизнь оказало и знакомство с Глебом Подмошенским, молодым русским, выпускником Свято-Троицкой Джорданвилльской семинарии. Несмотря на некоторые различия в характерах, они сблизились через общие взгляды и идеи. Постепенно между ними завязалась крепкая дружба.

Через какое-то время друзья стали и «деловыми» партнёрами: начали издавать просветительский бюллетень «Православный вестник», а затем организовали одну из первых на территории США православную лавку по продаже духовной литературы, церковной утвари и святых икон. На вырученные деньги планировали приобрести печатный станок, заложить материальную основу для миссионерской деятельности, помочь Православному братству, а также купить землю для строительства Православного скита.

В этот период Юджин прошёл трехгодичное обучение на богословских курсах, испробовал свои силы в проведении миссионерских бесед, писал статьи. Иногда в свободное от трудов время он спешил в лес: любил уединяться и собирать грибы.

В 1967 году на земельном участке, приобретенном в Калифорнийском лесу, близ городка Платина, был основан скит. Поначалу у основателей возникало множество организационных и технических трудностей, но по мере их поступления, с помощью Божьей трудности разрешались.

Монашеская и священническая жизнь

В 1969 году Юджин и Глеб переехали и поселились в скиту, а на следующий год, в октябре, оба приняли монашеский постриг и новые имена: Глеб получил имя Герман, а Юджин — Серафим, в честь святых Германа Аляскинского и Серафима Саровского соответственно. Предварительно оба друга испросили благословения у родителей, и их матери, смирившись с их выбором, благословили их идти спасительным путём.

Исполняя монашеское делание, они продолжали выпускать «Православный вестник», писали и публиковали работы различной богословской направленности.

В 1977 году отец Серафим был возведён в сан священника. Прежде этого посвящения он несколько лет отказывался от предложений принять иерейское достоинство, желая жить жизнью простого монаха, по примеру многих великих подвижников. В конце концов, церковное начальство настояло и убедило его принять сан иеродиакона, а затем и иеромонаха.

В этом духовном звании отец Серафим продолжал заниматься литературной деятельностью, много трудился как проповедник и миссионер. По воспоминаниям современников, как пастырь он был крайне внимателен и сострадателен к людям.

В конце земной жизни, когда во многих странах социалистического лагеря стали происходить политические перемены, связанные с ослаблением веры в коммунистическую идеологию, отец Серафим обращал особое внимание на Россию, далекую географически, но близкую его православному сердцу. В своих беседах и проповедях он много говорил о будущем возрождении Руси.

Последняя проповедь отца Серафима состоялась накануне дня празднования Преображения Господня. 2 сентября 1982 года отец Серафим почил о Господе. Смерти предшествовала тяжелая болезнь.

Смерть о. Серафима принесла с собой нечто крайне удивительное для нашего времени. Тело его, в жару позднего калифорнийского лета, лежавшее в досчатом гробу посреди монастырской церкви, на взгляд и ощупь оставалось совершенно живым, а вид лица был настолько светлым и утешительным, что мы, вопреки старинному монашескому обычаю, не решились закрыть его. Даже дети стояли кругом гроба, не в силах отойти прочь. Перед нами лежал человек святой жизни, нарушивший природный процесс распада, и наши сердца откликнулись на Божию благодать.

Архиепископ Хризостом. Воспоминания об о. Серафиме

Ссылка на основную публикацию