Владимир Крупин: биография писателя, книги и произведения

Русский писатель и педагог Владимир Николаевич Крупин и его книги

Владимир Николаевич Крупин – русский и советский педагог, публицист и писатель. Он заработал известность своей писательской деятельностью. Его перу принадлежат сборник рассказов «Зерна», а также произведения «Живая вода», «Люби меня, как я тебя», «Прости, прощай…» и многие другие.

Много лет занимался журналистикой, работал редактором в издательстве «Современник», главным редактором журнала «Москва», христианского журнала «Благодатный огонь». Преподавал в Московской духовной академии, является сопредседателем Союза писателей России, председателем жюри фестиваля православного кино «Радонеж». Нашел применение своему таланту в «деревенской прозе»: рассказах и повестях о жизни простых крестьян. Более 30 лет пишет на православные темы.

Детство Крупина

Детство писателя было сложным, как и у многих его сверстников. Он на своем опыте познал, что такое тяжелый крестьянский труд, работая на сенокосе и в огороде.

Происхождение и рождение

Родился писатель 7 сентября 1941 года в небольшом поселке под названием Кильмезь, расположенном в Кировской области.

Семья писателя

Владимир был сыном лесника. Семья его была верующей. Родители, Николай Яковлевич и Варвара Семеновна Крупины, никогда не пропускали церковных праздников и воспитывали сына в православных традициях. В советские времена власти пытались запретить веру. В связи с этим семья Крупина не могла посещать храм: в их селе большевики одну церковь превратили в дом культуры, другую — сожгли.

В нашей семье всегда была икона. Думаю, что молитва матери и бабушек нас и сохранила. Мама никогда даже голос не повышала. Как ей это удавалось? Для меня до сих пор – загадка. Она окончила всего 4 класса, но была величайшим педагогом.

Писатель всю жизнь помнит совет матери для преодоление обид и несправедливостей, обращенный к обидчикам: «Дай Бог вам здоровья, а нам терпения». «Будь сам хорош, все хорошими будут».

Отец научил своего сына главному — жизненному поведению. Владимир Крупин в одном из последних интервью рассказывает о своем родителе так:

— Я уходил в армию, он сказал на прощание два завета, оба очень жизненные. «От службы не бегай, на службу не напрашивайся». И: «Вперед не суйся, сзади не оставайся». Так и живу. Он никогда не гнался за деньгами, был до изумления неприхотлив. Честен до последней копейки. В одежде был скромен. Очень радовался, когда мы, его сыновья, дарили ему свои рубашки. Много, своим единственным глазом, читал. Знал наизусть русскую поэтическую классику. За всех нас переживал, хотя иногда не знал, кто в какой класс перешел. Очень ответственно подписывал дневники за неделю. И за мои трояки и пары никогда не ругал. «Это, Владимир, надо подтянуть», — только и всего.

У всех в семье Крупиных были свои обязанности. Владимир выпускал домашнюю стенгазету «Семья», потому что писал с детства. В школу он пошел с 5 лет. Володя был третьим ребенком в семье, и когда старшие брат и сестра пошли на занятия, ему тоже захотелось отправиться с ними. Он так плакал, что родителям ничего не оставалось, как отвести его в школу. Это произошло 3 сентября.

Владимир очень любил читать, за это в школе его прозвали «запечным тараканом». У него была единственная мечта — стать писателем. Об этом он в девять лет написал в своем дневнике, а в четырнадцать, когда ночью по радио звучал гимн СССР, встал и поклялся, что будет русским народным писателем.

После окончания обучения в сельской школе в 1957 году Владимир работал грузчиком, слесарем, а также корреспондентом в Кильмезьской газете.

Юношеские годы и молодость

Писатель отслужил три года в армии (в ракетных войсках), а после подал документы в Литературный институт имени Горького, но не прошел по конкурсу. Вскоре был зачислен на филологический факультет Московского областного педагогического института, где проучился до 1967 года. О своих студенческих годах писатель с чувством и теплом рассказал в произведениях «Прости, прощай…» и «Курс молодого бойца».

На последнем курсе института Крупин уже был женат на московской писательнице Надежде Леонидовне Крупиной. Время тогда было тяжелое: супруги жили на коммунальной квартире, а Владимиру приходилось много работать, чтобы прокормить семью. Он преподавал в школе, трудился на Центральном телевидении, а также в различных литературно-художественных организациях.

Зрелые годы

В зрелом возрасте Крупин также продолжал работать в редакциях различных журналов («Современник», «Новый мир», «Москва», «Благодатный огонь»), занимался писательской деятельностью. Он давно писал стихи, репортажи и очерки, но лишь в зрелости смог приобщиться к близкой ему «деревенской прозе».

За ранние работы его причислили к писателям-деревенщикам. В 1974 году состоялся его писательский дебют, мир увидел произведения «Варвара» и «Ямщицкая повесть», а также известный сборник рассказов «Зерна». Через три года была издана книга «Живая вода», которая принесла автору большую известность.

Последние 37 лет Владимир Крупин пишет на православную тему. В 2011 году стал лауреатом Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Он был первым, кому была вручена такая премия.

Полная биография писателя будет изложена в книге «Вятский жаворонок», над которой в данный момент работает биограф известного писателя Инна Воронова (Воскобойникова).

Творческий путь писателя

Писатель не знает, что такое муки творчества, потому что никогда их не испытывал. По его словам, главное – дождаться состояния, при котором можно писать. Любит работать в уединении, чтобы никто не отвлекал.

Дебютная книга «Зерна»

Это одна из первых книг, опубликованных писателем в 1974 году. В сборник включены простые истории из уст обыкновенных крестьян, повествующих о трагических событиях на вятской земле во время Гражданской войны, с мечтой о «соборном» равенстве.

Благодаря своему первому сборнику рассказов «Зерна» писатель получил широкую известность. После выхода этой книги был принят в Союз писателей СССР.

По отзывам критиков, проза Крупина своим символизмом напоминает притчу, тем более, что автор активно использовал эзопов язык. Крупин — православный христианин, и он указывает на основные, религиозные проблемы человеческого существования, поэтому в его главном герое есть что-то от мудрости старого деревенского юродивого. Для прозы типично полное отсутствие авторского комментария.

В этом видео автор говорит об отношениях власти и церкви.

Популярность «Живой воды»

«Живая вода», изданная в 1977 году, принесла писателю большую популярность. В этом произведении присутствует и фантазия, и юмор, и грусть. Автор повествует о необычном целебном источнике, который способен излечить от весьма распространенного в России недуга – алкоголизма. Главным героем является философствующий в простоте своего неизысканного ума Кирпиков.

Простой мужик, конюх, любящий выпить, вдруг становится трезвенником и в его мыслях появляется глубокая тоска по обретению смысла жизни, а в граничащих с безумием поступках — обличение пустоты, лживости «пьяного» и лицемерного окружающего мира. Писатель провидчески указал на опасность «перестроек», обещающих каждому сомнительные источники дармового благоденствия.

Повесть разоблачает отвлекающие средства, меняющие внешнюю, но не духовную жизнь человека. Их символом выступает чудесно забивший из-под земли фонтан якобы живой воды. По повести был снят кинофильм «Сам я — вятский уроженец». Режиссер — Виталий Кольцов. В главных ролях снимались Михаил Ульянов, Евгений Лебедев, Сергей Гармаш.

Посмотрите отрывок из кинофильма «Сам я — вятский уроженец» (1992 год).

Произведения Крупина

Главная тема произведений Крупина – это дом. Все творения хранят в себе частичку родной ему вятской земли, где прошло детство писателя. В своих произведениях он затрагивает проблемы простых крестьян и в целом рассказывает о жизни в деревнях и селах. Рассказы отличаются особой народной речью, поговорками, присловьями. Так как Владимир Николаевич человек верующий, тема религии в его произведениях играет большую роль. Его герои – люди ищущие, страдающие, трудно постигающие свое предназначение.

Писателя волнуют такие темы, как судьбы родной страны и простого русского человека. Основными персонажами произведений являются крестьяне, а излюбленные персонажи — деревенские чудаковатые мужики, доморощенные философы. В их, на первый взгляд, наивных, порой, простоязычных суждениях отражается точное и глубокое понимание народом всех событий, происходящих в стране.

  • Евланя («Повесть о том, как. »);
  • Отец («Сороковой день»);
  • Костя («Прощай, Россия, встретимся в раю», 1991);
  • земляки писателя («Во всю Ивановскую», «Боковой ветер», 1985).

В своих произведениях автор рассказывает о горестной судьбе русского села. Каждая из повестей пронизана щемящей болью за разрушаемую, уходящую деревню, сострадательной любовью к сельским жителям.

Автор своей жизнью и творчеством убеждает читателей, что Россию спасет православная вера. Он — великий патриот земли русской, искренне любящий свою Родину — и малую, и большую. Крупин пишет: «Жизнь моя так крепко срослась с жизнью России, что я не могу уже ни о чем писать, кроме как о своем Отечестве». Владимир Николаевич много ездит по территории России и за пределами страны. Своими впечатлениями от поездок и встреч с интересными людьми писатель всегда делится со своими читателями и слушателями.

Автор органично сочетает проблематику «светской» жизни с православной этикой. Писатель убежден, что путь к полноценному, гармоничному существованию пролегает через любовь, добро и обретение истинной веры. Каждый из героев приходит к этому своим собственным, порой, весьма извилистым и причудливым путем.

Видео

Посмотрите интервью с Владимиром Крупиным.

Творчество Владимира Николаевича Крупина

Биография А.Н. Крупина – писателя, автора “деревенской прозы”, тенденциозного белетриста. Начало творчества с публикации стихов, репортажей и очерков. Активное использование в творчестве элементов сказок, пословиц, поговорок, частушек, заговоров.

РубрикаЛитература
Видреферат
Языкрусский
Дата добавления18.03.2009

Реферат на тему:

Творчество Владимира Николаевича Крупина

Крупин Владимир Николаевич (р. 1941), русский прозаик. Родился 7 сентября 1941 в с. Кильмезь Кировской области, сын лесника. Окончив сельскую школу, работал слесарем, грузчиком, рабселькором районной газеты. Служил в армии, учился в Московском областном педагогическом институте им. Н.К.Крупской (окончил факультет литературы и русского языка), о чем с лирическим теплом и живым юмором рассказал в повестях “Прости, прощай. ” (1986) и “Курс молодого бойца” (1990). Работал на Центральном телевидении, в различных литературно-художественных издательствах, преподавал в школе. Был секретарем правления Московского отделения СП РСФСР, СП СССР; членом редколлегии журнала «Новый мир», главным редактором журнала «Москва» (1989-1992). С 1994 преподает в Московской духовной академии; с 1998 главный редактор христианского журнала «Благодатный огонь». Служил в армии, учился в Московском областном педагогическом институте им. Н.К.Крупской (окончил факультет литературы и русского языка), о чем с лирическим теплом и живым юмором рассказал в повестях “Прости, прощай. ” (1986) и “Курс молодого бойца” (1990). Работал на Центральном телевидении, в различных литературно-художественных издательствах, преподавал в школе. Был секретарем правления Московского отделения СП РСФСР, СП СССР; членом редколлегии журнала “Новый мир”, главным редактором журнала “Москва” (1989-1992). С 1994 преподает в Московской духовной академии; с 1998 главный редактор христианского журнала “Благодатный огонь”.

Начал с публикации стихов, репортажей и очерков, однако истинное писательское лицо Крупина – автора «деревенской прозы» – проявилось в рассказах и повестях, в т.ч. в сб. “Зерна”, повести “Варвара”, “Ямщицкая повесть” (все 1974), с их бесхитростными историями, нередко вложенными в уста простых крестьян, с повествованием о трагических событиях на вятской земле в период братоубийственной Гражданской войны, с мечтой о «соборном» равенстве. Широкую известность принесла Крупину повесть “Живая вода” (1980), осуществляющая знакомый мировой литературе конца 19 – начала 20 вв. социально-психологический эксперимент на основе жизнеподобной ситуации: открытия в одной деревне некоего целебного источника, освобождающего население от пагубной русской привычки – алкоголизма, полная гротескной фантазии, юмора, иронии и грусти, оплакивающая нравственную деградацию русского мужика и надеющаяся на сказочное его исцеление «живой водой». Горестным, честным и трудным судьбам людей русского села посвящены повесть в письмах “Сороковой день” (1981; назв. сокращенного подцензурного варианта – “Тринадцать писем”, до 1987), повесть “Боковой ветер” (1982), “Повесть о том, как. ” (1985) и др., проникнутые щемящей болью за разрушаемую, уходящую деревню, сострадательной любовью к сельским жителям. Примечательны постоянные любимые герои Крупина – чудаковатые мужики, доморощенные философы, мудрые юродивые, неуклюже, наивно, косноязычно умеющие выявить подлинную суть событий, сказать правду, мужественно противостоящую «лейтмотивному» для Крупина злу – лжи, пропитавшей современное общественное устройство, провоцирующей и пьянство, и социальную апатию, и нравственный индифферентизм. Тема «малой родины» в широком историческом контексте раскрывается в цикле рассказов “Вятская тетрадь” (1987), где строки летописей соседствуют с преданиями о старообрядцах, а воспоминания о военном детстве – с рассказом о судьбах интересных людей. Сквозная мысль об истинном величии внешне скромного, «нешумного» бытия, родственного в трактовке писателя национальному русскому характеру, в котором самоирония превалирует над тщеславием, а поиск идеала – над поиском материальных благ, проявляется и в повести “На днях или раньше” (1977), посвященной проблемам семейной жизни, и в рассказе “Картинки с выставки” (1979) и в повести “От рубля и выше” (1981), где стремление художника к славе, признание и даже творческий успех трактуются как путь, чреватый опасностью нравственной гибели, саморазрушения личности.

С началом «перестройки» Крупин активно выступает с «государственно-патриотических» позиций – и как тенденциозный беллетрист (роман-завещание о нравах «больной», ущербной, по мнению Крупина, творческой интеллигенции и атмосфере в писательской среде – “Спасение погибших”, 1988; повесть “Прощай, Россия, встретимся в раю”, 1991, показавшая агонию русской деревни конца 20 в., когда в отчизне Крупина установились порядки, отождествляемые писателем с нравами психиатрической больницы, – мысль, питающая повесть “Как только, так сразу”, 1992, составленную в форме записок врача-психиатра), и как публицист (статьи в журналах «духовной оппозиции» «Наш современник» и «Москва» – “Крест и пропасть”, “Горе горькое” – о расстреле парламента в октябре 1993; «До чего, христопродавцы, вы Россию довели. », очерк “Крестный ход” и др.). Сочувственная, умиротворенная тональность большинства произведений Крупина, особый вкус к народной речи, фольклору, насыщению ткани повествования частушками, поговорками, присловьями и т.п., культ смирения и подвижничества создают специфический художественный мир писателя, отталкивающий «западные» ценности – прагматизм, цинизм, сексуальную свободу и «масс-культуру» (рассказ “Янки, гоу хоум!”, 1995, и др.), ведущий к восхвалению традиционных семейных добродетелей (“Свет любви”: Книга прозы, 1990; составление сб. “Мы строим дом”: Книга о молодой семье, 1981), религиозного страстотерпия (повесть “Великорецкая купель”, 1990) и покаяния как пути к православию, которое, по убеждению Крупина, одно только спасет Россию (“Слава Богу за все”: Путевые раздумья, 1995, и др.).

Читайте также:  Храм Рождества Христова в Красноярске: описание и адрес храма, расписание богослужений, праздники, как добраться

Творчество Крупина Владимира Николаевича

Начал с публикации стихов, репортажей и очерков, однако истинное писательское лицо Крупина – автора “деревенской прозы” – проявилось в рассказах и повестях, в т.ч. в сб. “Зерна”, повести “Варвара”, “Ямщицкая повесть” (все 1974), с их бесхитростными историями, нередко вложенными в уста простых крестьян, с повествованием о трагических событиях на вятской земле в период братоубийственной Гражданской войны, с мечтой о “соборном” равенстве. Широкую известность принесла Крупину повесть “Живая вода” (1980), осуществляющая знакомый мировой литературе конца 19 – начала 20 вв. социально-психологический эксперимент на основе жизнеподобной ситуации: открытия в одной деревне некоего целебного источника, освобождающего население от пагубной русской привычки – алкоголизма, полная гротескной фантазии, юмора, иронии и грусти, оплакивающая нравственную деградацию русского мужика и надеющаяся на сказочное его исцеление “живой водой”. Горестным, честным и трудным судьбам людей русского села посвящены повесть в письмах “Сороковой день” (1981; назв. сокращенного подцензурного варианта – “Тринадцать писем”, до 1987), повесть “Боковой ветер” (1982), “Повесть о том, как. ” (1985) и др., проникнутые щемящей болью за разрушаемую, уходящую деревню, сострадательной любовью к сельским жителям. Примечательны постоянные любимые герои Крупина – чудаковатые мужики, доморощенные философы, мудрые юродивые, неуклюже, наивно, косноязычно умеющие выявить подлинную суть событий, сказать правду, мужественно противостоящую “лейтмотивному” для Крупина злу – лжи, пропитавшей современное общественное устройство, провоцирующей и пьянство, и социальную апатию, и нравственный индифферентизм. Тема “малой родины” в широком историческом контексте раскрывается в цикле рассказов “Вятская тетрадь” (1987), где строки летописей соседствуют с преданиями о старообрядцах, а воспоминания о военном детстве – с рассказом о судьбах интересных людей. Сквозная мысль об истинном величии внешне скромного, “нешумного” бытия, родственного в трактовке писателя национальному русскому характеру, в котором самоирония превалирует над тщеславием, а поиск идеала – над поиском материальных благ, проявляется и в повести “На днях или раньше” (1977), посвященной проблемам семейной жизни, и в рассказе “Картинки с выставки” (1979) и в повести “От рубля и выше” (1981), где стремление художника к славе, признание и даже творческий успех трактуются как путь, чреватый опасностью нравственной гибели, саморазрушения личности.

С началом “перестройки” Крупин активно выступает с “государственно-патриотических” позиций – и как тенденциозный беллетрист (роман-завещание о нравах “больной”, ущербной, по мнению Крупина, творческой интеллигенции и атмосфере в писательской среде – “Спасение погибших”, 1988; повесть “Прощай, Россия, встретимся в раю”, 1991, показавшая агонию русской деревни конца 20 в., когда в отчизне Крупина установились порядки, отождествляемые писателем с нравами психиатрической больницы, – мысль, питающая повесть “Как только, так сразу”, 1992, составленную в форме записок врача-психиатра), и как публицист (статьи в журналах “духовной оппозиции” “Наш современник” и “Москва” – “Крест и пропасть”, “Горе горькое” – о расстреле парламента в октябре 1993; “До чего, христопродавцы, вы Россию довели. “, очерк “Крестный ход” и др.). Сочувственная, умиротворенная тональность большинства произведений Крупина, особый вкус к народной речи, фольклору, насыщению ткани повествования частушками, поговорками, присловьями и т.п., культ смирения и подвижничества создают специфический художественный мир писателя, отталкивающий “западные” ценности – прагматизм, цинизм, сексуальную свободу и “масс-культуру” (рассказ “Янки, гоу хоум!”, 1995, и др.), ведущий к восхвалению традиционных семейных добродетелей (“Свет любви”: Книга прозы, 1990; составление сб. “Мы строим дом”: Книга о молодой семье, 1981), религиозного страстотерпия (повесть “Великорецкая купель”, 1990) и покаяния как пути к православию, которое, по убеждению Крупина, одно только спасет Россию (“Слава Богу за все”: Путевые раздумья, 1995, и др.).

Период формирования В.Крупина как писателя пришелся на 1972-1980-е гг. Определяя проблематику писателей своего поколения, В.Крупин по сути говорил о собственных творческих задачах: «. мы шли по трем направлениям: последний поклон ушедшим от нас, воспоминания собственного детства и юности и третье – попытка осмысления современности». Можно сказать, что В. Крупин-художник оставил заметный след на каждом из этих направлений: о первых годах советской власти в вятской деревне – «Ямщицкая повесть» (1974). Все страшные вопросы пореволюционной действительности проживаются в судьбах персонажей как вопросы личностного поведения, собственной оценки и разумения. Вот, например, разговор героев повести о власти старой и новой:

– Вот твоя власть. Сели на глотку.

– Кто тебе сел? – Анатолий встал, вышел из клети. – Кто сел? Царь сидел, его спихнули.

– Царя давно ни во что не ставили. А что ж опять мужику жизни нет? А вот о «революционной ненависти и гуманизме»:

– Всех ненавижу, – вдруг сказал Сенька. – Расшиб бы всех вдребезги, чтобы никого не видеть. – Он ударил кулаком по лавке. – Не верю никому. Себе не верю, не то что!

– Нет в тебе, Семен, жалости, – попрекнул Яков.

– А меня хоть одна собака пожалела? Хоть одна? Яков не выдержал:

– Ты хоть одну собаку накормил?

– В рассказах о детстве, повестях о юности («О войне», «Две доли», «Прости, прощай. »), о современности («Живая вода», «Прощай, Россия, встретимся в раю», «Спасение погибших»), как и в произведениях, связанных с историей России, на первом плане обыкновенные герои, и автор-повествователь рассказывает о них «на удивление просто» (В.Распутин). Почти очерковое повествование в прозе В.Крупина органично сочетается с фольклорной традицией, библейско-мифологическими мотивами и иронической интонацией.

В 1982 г. в Москве была издана книга рассказов и повесть В.Крупина «Живая вода». Критика считает, что это издание стало своеобразным итогом начального этапа творчества прозаика. Этапной, конечно, была повесть «Живая вода». Главный герой ее, шестидесятилетний пенсионер, последний конюх в деревне, за пахоту личных огородов которому жители «платили» бутылками водки, потихоньку спивается, не теряя чувства самоуважения и собственной значимости. Но вот крепко пьяного Кирпикова сняли видеокамерой живущие в городе сын и невестка. Посмотрел на себя со стороны Кирпиков, погрустит, что свои, дети, не пожалели его в глупой слабости, не уважили старость, и принимает решение залезть в погреб и сидеть там до смерти, одному, в размышлениях: «Варя, я должен понять, зачем я жил».

Активное использование в повести элементов сказок, пословно поговорок, частушек, заговоров превращает «частный» поиск главного героя в размышления о смысле человеческого существования вообще и российского мужика в частности. Деревенская жизнь, с одной стороны, опоэтизирована, спроецирована на лучшие качества народа, с другой – предстает в чем-то несовпадающей ни с поэтическим, ни с духовным. Неслучайно, напившийся ранней весной Кирпиков, понимая, что сейчас, в дни посадки картофеля, всем будет нужда в нем и его лошади, требует заучивать и исполнять его приказы впредь деревенских называть не «баба», а «женщина», поскольку они-то всегда свой смысл жизни оправдывают – рожают детей, выхаживают новое поколение рода человеческого, за что им должен быть почет. Вторая заповедь Кирпикова – «эстетическая»: «красота есть природа жизни». Третья – этическая – остается недосказанной, но очевидно, что она содержит призыв черпать из общечеловеческого исторического опыта. И хотя действенность заповедей на слушателей Кирпикова (да и на читателей повести) ослаблена самой ситуацией (сидят мужики в пивной) и состоянием героя (он сильно охмелел), но вся повесть доказывает их основательность и открывает сущностное значение их для понимания жизни.

Финал повести – утро, восход солнца, за которым наблюдает старый Кирпиков. Забравшись на крышу, он с благодарностью думает о своей старости, ибо только теперь земля чуть отпускает мужика от себя, перекладывая трудовые заботы на молодые плечи и руки:

Он переберет, не откладывая на последнее озарение, свою жизнь, он постарается понять, почему у него была такая жизнь, а не другая. Он был благодари памяти, своей судьбе и солнышку, всей жизни и новому теплому и ясному дню «Но такие дни посылаются не только для радости, они и для работы. Надо обязательно делать что-то хорошее и нужное, чтобы делом своим, пусть маленькие отблагодарить за такой день.

Вечное желание человека быть счастливым В.Крупиным представлено в чистоте и простоте уже данного человеку природой. Счастье – не цель, но возможность, которую лишь надо использовать: «И было бы тихо. И никто бы не ссорился. И было бы спокойно думать что те, кто был до тебя, видели такие дни, и хорошо бы, чтобы те, кто будет после, увидели бы их тоже».

Конец 80-х – начало 90-х гг. знакомят читателя с новым этапом в творчестве В.Крупина. Во-первых, романтически-ироническая интонация все чаще переходит в трагедийную; во-вторых, усиливаете исповедальность его прозы, внутренний мир человеческого «я» осмысливается в классических приемах психоанализа («диалектика души»). Наконец, усиливается критическое начало его прозы. Особенно выразителен в этом смысле роман «Спасение погибших» (1988). В нем три повествовательных плана и три фабульных линии.

Один план – фарсовый, сатирический – связан с обстоятельствами жизни писателя Залесского, отличившегося при жизни обилием бездарных книжек и безнравственных идей: сделать литературу средством наживы; сделать предательство средством выживания; сделать роман способом утверждения собственной гениальности за счет использования чужих мыслей и сочинений, лишь комментируя эти сочинения. Кроме того, Залесский выдвигает идею планирования смерти писателя, чтобы все успели подготовиться с некрологом, речами и т.д. Благополучно умерев по «календарному плану», Залесский благополучно воскресает под новым именем, с новой женой и новой талантливой рукописью, украденной у молодого писателя.

Второй план – драматический, фабулу его составляет история жизни талантливого молодого писателя, который хочет написать о главном: что мы потеряли в исторической погоне за всеобщим счастьем? Какими мы были? Какими стали? Фабульное повествование перемежается главами – вставными новеллами из черновиков Олега («О бабе Насте», «Пятый угол», «Стенограммы», «Перерыв», «После перерыва»). Олег умирает; вероятно, его отравили, рукопись частично сдают в макулатуру (ее удается найти и спасти его другу-учителю и его ученикам), большую же часть уносит новоиспеченная жена «покойника» Залесского.

Объединяет оба плана романа трагическая судьба учителя, предпринявшего попытку защитить память Олега, его талант и наказать зло. Финал возвращает нас в конец прошлого века, к знаменитой чеховской «Палате № 6». С дачи Залесского учителя увозят в больницу, в палату № 600, где он плачет от унижения, боли, ужаса. Невозможно усилиями одного бороться против столь масштабного зла, которое в современной России превратилось в обыденную жизнь серых и бесталанных, по количеству превышающих талантливых и порядочных.

Однако сам писатель продолжает писать, а значит вести бой за человека, за страну, за жизнь. В 1990 г. выходит его книга «Свет любви», в 1994-1995 гг. – повесть «Крестный ход». И вопреки трагическому исходу XX столетия, в прозе В.Крупина живет вера в то, что не последнее тысячелетие на дворе: «Милые люди, разве не прекрасна жизнь, разве не для нас каждое утро наступает рассвет? Надо идти к нему!»

1. Русская литература 20 века: Учебное пособие. Воронеж, 1999.-800с.

2. Лейдерман Н. Русская литературная классика 20 века. Екатеринбург, 1996.

3. Русская литература: Проза 1980-1990 гг.-Воронеж, 1998

4. История русской литературы 20 века:1920-1990-е гг. М.-1998

Владимир Крупин: биография писателя, книги и произведения

Родился: 7 сентября 1941 года
с. Кильмезь Кировской области

Биография писателя Владимира Николаевича Крупина

Известный русский писатель-прозаик Владимир Николаевич Крупин родился 7 сентября 1941 года в селе Кильмезь Кировской области. Он является выходцем из простой крестьянской семьи, отец Владимира работал лесничим. По окончанию местной сельской школы, юноша работал слесарем, грузчиком, а также сельским корреспондентом районной газеты. Кроме того, Владимир Николаевич некоторое время являлся членом бюро райкома комсомола, его даже выдвигали на должность секретаря райкома комсомола. Как и положено, в течение трех лет, он служил в армии в Москве.

Желание к писательству пробудилось в нем еще в годы юношества, поэтому после прохождения службы в армии, Владимир Крупин решил поступить в Литературный институт, но тогда по конкурсу он не прошел. Вскоре после этого Владимир поступил на филологический факультет Московского областного педагогического института имени Н. К. Крупской, который успешно окончил в 1967 году. Кстати, о своих незабываемых студенческих годах Владимир Крупин с большой теплотой и с легким юмором писал в своих повестях «Прости, прощай. » и «Курс молодого бойца».

Уже в то время писатель работал на Центральном телевидении, в самых разных литературно-художественных издательствах, в частности, в таком известном издательстве, как «Современник», а также преподавал русский язык и литературу в школе. Когда вышла в свет запрещенная повесть Георгия Владимова «Три минуты молчания», Владимир Крупин тут же был уволен из издательства, где он работал в качестве парторга.

Литературное творчество писателя Владимира Николаевича Крупина

Первой известной литературной работой писателя стала повесть под названием «Живая вода», которая была издана в 1974 году. Эта повесть позднее была переведена на несколько иностранных языков. В ироничной манере автор повести переосмысливает легенду о живой воде в святом источнике, которая помогает людям избавиться от вредных привычек, в частности, от алкоголизма, которым страдает большая часть сельского населения. Писатель выражает надежду на возрождение настоящих русских богатырей посредством этой чудодейственной воды.

Также популярность Владимиру Крупину принес и сборник рассказов «Зерна», в котором были собраны рассказы, где очень доступным для читателей языком повествуется о трудной жизни жителей села («Варвара», «Ямщицкая совесть»). Рассказы писателя Крупина представляют собой искренние и правдивые истории из жизни простых крестьян, с повествованием о драматических событиях на Вятской земле в период Гражданской войны и о «соборном» равенстве.

Читайте также:  Церковь Зосимы и Савватия в Гольяново: история и адрес храма, расписание богослужений, святыни и настоятели

Одним из самых крупных произведений писателя Крупина является сборник рассказов о малой родине автора, который вышел в свет под названием «Вятская тетрадь». В этом сборнике собраны замечательные примеры традиционной деревенской прозы.

Любимыми героями писателя являются причудливые деревенские мужики, мудрые юродивые, доморощенные философы, которые наивно и косноязычно выражают истинную суть событий. Но именно они говорят правду о жизни, противостоящую злой лжи, которая успела пропитать советское общественное устройство. Именно такое устройство, по мнению писателя, провоцирует пьянство, социальную апатию, а также нравственное безразличие к происходящему.

С началом перестроечного периода в нашей стране, писатель Крупин занял позицию государственных патриотов. Именно в это время он пишет роман-завещание «Спасение погибших», повествующий о нравах больной и ущербной, по его мнению, творческой интеллигенции и атмосфере в среде писателей. Спустя три года, в 1991 году была издана его повесть с громогласным названием «Прощай, Россия, встретимся в раю», где необычайно правдиво автором было описано негодование русской деревни конца ХХ века.

Читая произведения Владимира Николаевича Крупина, чувствуешь его огромную и искреннюю любовь к родине, к русскому народу. Писатель явным образом отталкивает такие западные «ценности», как прагматизм, цинизм, сексуальная свобода, а также массовую культуру. Особенно это прекрасно прослеживается в рассказе «Янки, гоу хоум!» Во многочисленных статьях и интервью, Владимир Крупин неоднократно высказывался отрицательно по вопросам отношения полов, употребления иностранных заимствований в русском языке и по другим актуальным проблемам современности. На страницах его произведений нередко можно встретить простонародные выражения, элементы народного фольклора, такие как частушки, поговорки, присловья и т. п.

В более поздний период творчества Владимир Крупин переходит к теме Православия и в своих произведениях выражает мысль о том, что именно православная вера может спасти нашу страну. Данная идея хорошо прослеживается в его повестях «Великорецкая купель», «Крестный ход», «Последние времена», в повести «Слава Богу за все. Путевые раздумья». Тема православной культуры настолько глубоко вошла в сознание автора, что он не только щедро делится своими размышлениями на страницах различных произведений, но и преподает в Московской Духовной академии.

Лучшие книги Владимира Николаевича Крупина

ISBN:978-5-9533-4813-3
Год издания:2011
Издательство:Вече
Серия:Сделано в СССР. Любимая проза
Язык:Русский

В книгу признанного классика русской прозы Владимира Крупина вошли: его знаменитая повесть “Живая вода”, по которой вскоре был снят кинофильм “Сам я – вятский уроженец” (в главных ролях – Михаил Ульянов, Евгений Лебедев, Сергей Гармаш; режиссер Виталий Кольцов), а также блистательно написанная повесть о московских студентах 1960-х годов “Прости, прощай. ” и роман “Спасение погибших” – серьезное и одновременно веселое исследование нравственной атмосферы писательского мира того же времени. Тонкий, исключительно крупинский юмор, образность описаний, живописный язык радуют и восхищают.

В книгу признанного классика русской прозы Владимира Крупина вошли: его знаменитая повесть “Живая вода”, по которой вскоре был снят кинофильм “Сам я – вятский уроженец” (в главных…

ISBN:978-5-699-88982-2
Год издания:2016
Издательство:Эксмо
Серия:Религия. Рассказы о духовной жизни
Язык:Русский

Праздничное издание к 1000-летию русского присутствия на Святой горе Афон. Гора Афон – удел Божией Матери. После храма Гроба Господня в Иерусалиме – это главное место в мире. Почему? Если бы не молитвы Афона, мир давно бы провалился в черные дыры безбожия. В рассказах Владимира Крупина о жизни Святой Горы, ее отшельников, подвижников и монастырей передана исключительная красота этого удивительного места. Во вторую часть книги вошли циклы рассказов: «Неделя в Раю. Великорецкие крестоходцы», «Варвара. Материнские рассказы», «Крупинки». Допущено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви.

Праздничное издание к 1000-летию русского присутствия на Святой горе Афон. Гора Афон – удел Божией Матери. После храма Гроба Господня в Иерусалиме – это главное место в мире.…

Язык:Русский

ISBN:5-235-00154-0
Год издания:1988
Издательство:Молодая гвардия
Язык:Русский

Книгу-размышление известного писателя составляют повесть “Прости, прощай” и короткие рассказы о Родине, о людских судьбах, о нашей современности.

ISBN:978-5-699-66361-3
Год издания:2013
Издательство:Эксмо
Серия:Религия. Рассказы о поиске Бога
Язык:Русский

Знаменитый представитель “деревенской” прозы, Владимир Крупин одним из первых создал жанр, в котором успешно работает Архимандрит Тихон Шевкунов (автор бестселлера “Несвятые святые”). И совсем неслучайно Крупин стал первым лауреатом Патриаршей литературной премии – высокой духовной награды.
Уже четверть века талант Крупина служит спасению людей от засилья массовой культуры, и главное в этом – понимание краткости земной жизни и вечной жизни души.
В книге собраны лучшие рассказы и повесть “Передай по цепи”, главная мысль которой такова: Россия сейчас – центр христианского мира, Россию спасет вера, у России есть высокое предназначение: быть духовным центром современного человечества.

Знаменитый представитель “деревенской” прозы, Владимир Крупин одним из первых создал жанр, в котором успешно работает Архимандрит Тихон Шевкунов (автор бестселлера “Несвятые…

ISBN:978-5-4444-5102-1
Год издания:2016
Язык:Русский

НОМ Крестный ход

Год издания:1989
Издательство:Малыш
Серия:Страницы истории нашей Родины
Язык:Русский

Повесть В Дымковской слободе расскажет о народном промысле, старинной русской игрушке. В слободе Дымково, около города Кирова глиняные свистульки лепили на протяжении многих веков.
Дымковская игрушка – это цветная глиняная лепнина, была для игры, для забавы для сердца.
Автор книги – выходец из этих мест, поэтому вся местная жизнь ему не чужда. Может в детстве автору и не удалось обладать многими игрушка, зато теперь он собрал большую коллекцию дымковской игрушки.

Повесть В Дымковской слободе расскажет о народном промысле, старинной русской игрушке. В слободе Дымково, около города Кирова глиняные свистульки лепили на протяжении многих…

ISBN:978-5-91362-245-7
Год издания:2009
Издательство:Сибирская Благозвонница
Язык:Русский

Творчество писателя Владимира Николаевича Крупина – это “явление чисто русское, национальное, корневое”. Ему принадлежат слова: “Иду с православными, дышу воздухом Родины, страдаю вместе с нею…”. О чем же рассказывается в его произведениях? О Вере, Надежде, Любви. О вечном. И именно этим его повести и рассказы привлекают вдумчивого читателя.
В книгу вошли новые произведения о детях для детей и взрослых.

Творчество писателя Владимира Николаевича Крупина – это “явление чисто русское, национальное, корневое”. Ему принадлежат слова: “Иду с православными, дышу воздухом Родины, страдаю…

ISBN:978-5-699-69918-6
Год издания:2014
Издательство:Эксмо
Серия:Религия. Рассказы о духовной жизни
Язык:Русский

История России неразрывно связана с историей русской святости. Читая эти рассказы о святых, мы невольно прикасаемся и к русской истории и понимаем, что святые живы, они рядом с нами, они наши современники.
В этой книге писатель представил нам наиболее известных русских святых: равноапостольную княгиню Ольгу, блаженную Ксению Петербургскую, праведного Иоанна Кронштадтского, патриарха Тихона (Белавина) и других.
Книга рекомендована Издательским Советом Русской Православной Церкви.

История России неразрывно связана с историей русской святости. Читая эти рассказы о святых, мы невольно прикасаемся и к русской истории и понимаем, что святые живы, они рядом с…

Год издания:1987
Издательство:Современник
Серия:Новинки “Современника”
Язык:Русский

Сборник «Вятская тетрадь» задумывался автором как повествование о родном крае, исследование характера его жителей.
«Кто мы, откуда мы, куда идем» — вот что пытается осознать Владимир Крупин в новых повестях «Прости, прощай. », «Сороковой день», «Вятская тетрадь», «Боковой ветер».

Сборник «Вятская тетрадь» задумывался автором как повествование о родном крае, исследование характера его жителей.
«Кто мы, откуда мы, куда идем» — вот что пытается осознать…

Год издания:1987
Издательство:Малыш
Язык:Русский

Вашему вниманию предлагается издание РОДНИК.

Для дошкольного возраста.

ISBN:978-5-9533-4240-7
Год издания:2009
Издательство:Вече
Серия:Православие. Традиции. Люди
Язык:Русский

Невозможно переоценить роль Святой Земли в духовной жизни верующего человека. Во все времена со всех концов света в Землю Обетованную стремились паломники, чтобы прикоснуться к ее святыням. Известный русский православный писатель и публицист Владимир Николаевич Крупин, неоднократно совершавший паломничества на Святую Землю, в своей книге пытается выразить впечатления о месте, освященном пребыванием Спасителя. Поклонение последнему земному ложу Иисуса, Гробу Господню; восхождение на Голгофу; прикосновение к Камню Помазания; молитва у места, где стояла Божия Матерь и смотрела на казнь Своего Сына. Ради чего мы стремимся к святым местам? – “Ради молитв, ради устремления от Иерусалима земного к Иерусалиму Небесному, в то жилище, в котором обитает Христос и куда мы стремимся всей душой”.

Невозможно переоценить роль Святой Земли в духовной жизни верующего человека. Во все времена со всех концов света в Землю Обетованную стремились паломники, чтобы прикоснуться к ее…

Год издания:2006
Издательство:Роман-газета
Серия:роман-газета
Язык:Русский

Повести и рассказы-крохотки, писанные В.Крупиным на протяжении долгого времени для православной газеты Севера России «Вера».

ISBN:5-280-01331-5
Год издания:1989
Издательство:Художественная литература
Язык:Русский

Книга Владимира Крупина “Будем как дети” составлена из наиболее актуальных, острых по своей тематике, произведений.
Писатель находит как бы свое нравственное пространство (“пятый угол”), где естественно чувствуют себя его главные герои, сумевшие увидеть и объяснить нашу жизнь нетрадиционно. Они дают нам еще одну возможность пристальней взглянуть на самих себя и свою жизнь.

Книга Владимира Крупина “Будем как дети” составлена из наиболее актуальных, острых по своей тематике, произведений.
Писатель находит как бы свое нравственное пространство…

ISBN:978-5-7533-1285-3
Год издания:2016
Издательство:Издательство Сретенского монастыря
Серия:Зеленая серия надежды
Язык:Русский

«Владимир Крупин необычайно близок к читателю, и достигается подобная близость, соседствующая с прямым собеседованием, редкой откровенностью и открытостью, живой обращенностью к столь же заинтересованному в их общем деле человеку», — писал великий русский писатель Валентин Распутин. В новой книге Владимира Крупина «”Возвращение родника” и другие рассказы» — произведения разных лет, объединенные в циклы: «Где-то далеко», «Бумажные цепи», «Бессловесные спутники», «По местам стоять!», «У бездны на краю», «С наступающим!», «Неделя в раю. Великорецкие крестоходцы».

Владимир Николаевич Крупин — выходец из Вятской земли, 1941 года рождения. После школы работал в редакции районной газеты, окончил Московский областной пединститут. Был сценаристом Центрального телевидения, редактором книжного издательства, журналов. Первая книга — «Зёрна» (1974). Преподавал в Московской духовной академии. Много писал для детей. Первый лауреат Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия (2011). Член президиума Академии российской словесности, академик Славянской академии наук, образования, искусств и культуры, сопредседатель Правления Союза писателей России.

«Владимир Крупин необычайно близок к читателю, и достигается подобная близость, соседствующая с прямым собеседованием, редкой откровенностью и открытостью, живой обращенностью к…

Русский писатель Владимир Крупин (+ видео)

Писатель Владимир Крупин – лауреат Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Имя стало известно сегодня, 26 мая 2011 года, на церемонии награждения в рамках празднования Дней славянской письменности и культуры в Храме Христа Спасителя.

Автор повестей «Живая вода», «Сороковой день», «Вятская тетрадь» рассказывает читателям «Правмира» о том, в чем истинное назначение литературы, как государство зарабатывало на книгах, почему он не стал московским интеллигентом и о многом другом…

Владимир Крупин

Родился 7 сентября 1941 в с. Кильмезь Кировской области, сын лесника. Окончив сельскую школу, работал слесарем, грузчиком, рабселькором районной газеты. Служил в армии, учился в Московском областном педагогическом институте им. Н.К.Крупской. Работал на Центральном телевидении, в различных литературно-художественных издательствах, преподавал в школе. «Писатель-деревенщик». Был секретарем правления Московского отделения Союза писателей РСФСР, Союза писателей СССР; членом редколлегии журнала «Новый мир», главным редактором журнала «Москва» (1989-1992). С 1994 преподает в Московской духовной академии.

Русский писатель

Обычно я отказываюсь от премий. Так, отказался от премии Льва Толстого, поскольку думаю про него то же, что святой праведный Иоанн Кронштадтский. Вообще я хочу, чтобы обо мне говорили, когда умру: «Ушел русский писатель», а то когда на похоронах стоишь и слышишь перечисление регалий (лауреат премии такой-то, лауреат другой), чуть ли не забываешь, о ком идет речь.

Но в данном случае – другое дело. Патриаршая премия для меня почетно, ведь это своего рода оценка мои литературных заслуг Церковью. Не мог я отказаться и от премии святого Александра Невского. Кстати, она была безо всякого денежного вознаграждения.

Бесполезная литература

Мне кажется – литература, которая не говорит о Боге – бесполезна. Литература должна вводить если не в храм, то хотя бы в церковную ограду.

Русская литература всегда была на стороне униженных и оскорбленных и всегда была народной.

Когда в 60-е годы возникла литература духовных народных исканий, критики немного свысока обозвали ее «деревенской прозой». «Деревенщиков» — Василия Шукшина, Федора Абрамова, Василия Белова и других замечательных писателей — как бы противопоставляли городской литературе. Прошло не так много времени и принадлежать к «деревенщикам» стало очень почетно. Хотя я давно живу в Москве и у меня много работ, не посвященных деревне, но когда меня причислили к «деревенщикам» — это было большой честью…

Современная литература — внутреннее

Да, мы говорим о том, что тиражи упали, что литература дорожает, стала менее доступной, читателей стало меньше. Но, кроме внешних причин, вызвавших это, существуют и внутренние. В нашу жизнь стало входить много духовной литературы. И никакой Союз писателей не заменит писания Феофана Затворника, Игнатия Брянчанинова, работы Константина Леонтьева… И духовная литература не то чтобы стала соперничать со светской, она просто взяла на себя огромное число читателей. Поэтому жаловаться на то, что нас стали меньше читать – не нужно. Люди не перестали читать, у них появились другие магниты в книжном мире. Но литература жива и за счет этого соседства с духовными сочинениями улучшится и будет с себя строже спрашивать.

Современная литература — внешнее

В последние годы русская литература потерпела сильные таранные удары, в том числе от тех средств массовой информации, которые стремятся лишь «развлечь публику»… Но все-таки она живет, причем во всех жанрах. Много интересных поэтов: здесь можно назвать Светлану Сырневу, Диану Кан, Вячеслава Артемова, Николая Рачкова, Геннадия Иванова, Анатолия Гребнева. В прозе – еще и моё поколение, слава Богу, не ушло на покой – это Валентин Распутин, Василий Белов, Виктор Лихоносов… Хорошие вещи создают представители других поколений писателей — Александр Сегень, Михаил Попов, Виталий Богомолов, Евгений Шишкин, Лидия Сычева.

Читайте также:  Храм Всемилостивого Спаса: история и адрес храма, расписание богослужений, святыни и настоятели

Писатели (слева направо) Владимир Крупин, Валентин Распутин и Василий Белов на озере Байкал. РИА Новости

Заработать на книгах

Русские писатели сейчас живут необычайно тяжело. Я не жалуюсь, а просто рассказываю. Издатели иногда могут совсем не заплатить. Так, за книжку «Босиком по небу» мне дали 20 экземпляров книги, за «Россию спасет святость» — 50 и – все.

Почему так происходит? Потому, что издателей грабит книжная торговля… Вот, лежит, скажем, в лавке моя книга «Россию спасет святость» — где-то рублей за 270. И наверняка многие думают: «Вот он какой, православный писатель, наверное, без конца на Канарах отдыхает». И не догадываются, что я ничего не получаю от продаж. Получает та самая книжная торговля.

Раньше было распространение книг, — от Камчатки до Средней Азии, была отлажена система книготорговли. И в государственную казну первая статья доходов была – водка. Вторая – книги. О чем не многие знают.

Если государство будет владеть книготорговлей, вовсе не значит, что оно будет что-либо диктовать писателю. В том числе идеологически. Тем более, что сейчас вообще никакой идеологии нет. Кроме идеологии денег.

От Достоевского до революции?

Я как-то меньше стал читать Достоевского. Он хорош в «Дневнике писателя», в «Записках из мертвого дома», но в «Преступлении и наказании» — он ТАК описывает Петербург, что у читателя возникает только одна мысль: надо срочно делать революцию.

Вообще к творчеству каждого писателя надо подходить с рассуждением. Мы же не можем всецело принять Лермонтова, даже того же Пушкина, Блока или Есенина. Но это не значит, что их вообще не следует читать. Просто нужно отсекать то, что противоречит взглядам читателя-христианина.

Проза, стихи – душа писателя на рентгене. И о вере нужно говорить искренне – или лучше совсем не говорить.

Вообще, если атеист – порядочный человек – это лучше, чем человек лукавый, теплохладный, увиливающий, но считающий себя верующим.

Писатель, который пишет на христианские темы и владеет христианской лексикой, но не живет церковной жизнью — не сможет в полной мере убедить читателя в том, о чём он пишет.

Без слащавости

Писать о вере – сложно, дабы не возникало ноток неестественности, слащавости. Чтобы решиться – надо ждать внутренней готовности, накопить груз опыта — жизненного, творческого и духовного. Державин, Ломоносов – они же не сразу приступили к переложению псалмов? Так же, как и великий Пушкин не сразу, на заре творчества, создал «Отцы пустынники и жены непорочны», «Капитанскую дочку». Из Савла в Павла человек меняется раз в тысячелетие. А путь к Церкви, в том числе и в литературе – длительный, но очень благодатный и единственно необходимый.

Митинг и Крестный ход

Митинг – дело неплохое, ведь люди собираются, чтобы выразить своё мнение власть придержащим. Но все-таки гораздо предпочтительнее Крестный ход. Это пример того, как люди могут единым сердцем, едиными устами говорить об одном – славить Бога. Я очень многие годы ходил на Великорецкий Крестный ход, был на Екатеринбургском Царском Крестном ходе. Какие удивительные лица! Какой заряд спокойствия, молитвенности получаешь!

О деньгах

Деньги – как средство проживания – это нормально. Когда их не хватает – тоже нормально. Я сейчас очень нуждаюсь в деньгах, на старости лет дожил до того, что все время думаю, где их взять. Тем более, у меня сейчас родительский дом сгорел, где прошли мои детство, отрочество, юность. Сейчас мы на его месте с батюшкой, с местной администрацией собираемся строить музей православной культуры.

Деньги – категория нравственная, и, если у кого-то их становится много, значит, у кого-то становится меньше. Такой переливающийся сосуд. Если богатеет олигарх, значит, беднеет одна из губерний России.

Зацикливаться на деньгах не надо. Есть у меня средства на скромную одежду, на картошку – уже слава Богу! Когда человеку немного надо, он более свободен. И пугаться честно заработанных денег тоже не надо.

Как измерить веру?

Народный художник РФ Валерий Балабанов, писатель Владимир Крупин и настоятель Сретенского монастыря отец Тихон перед началом устного выпуска телепередачи «Русский дом» в Центральном доме литераторов. Фото: Юрий Сомов. РИА Новости

Когда слышу: вот, у вас в стране верующих-то всего процента три-четыре, я удивленно пожимаю плечами. Веру процентами не измерить, она может быть проверена одним единственным мерилом – готовностью умереть за Христа. Перед революцией какое было богоотступничество! А когда грянули гонения, сколько людей открыто сказали: «Я — православный» и пошли за это на смерть. Знали ли они в повседневной жизни, что готовы к такому подвигу? Я думаю – нет.

Отыскать тему

Я никогда не думаю, откуда взять тему. Просто хочется о чем-то написать, я и пишу. Жизнь, она дает такие образцы, что все фэнтези кажутся скучной выдумкой. В жизни есть все в гораздо большем количестве, чем можно выдумать. Я никогда ничего не измышлял, сюжеты подсказывала сама жизнь. Например, я решил описать одну историю, когда узнал про мальчика, родители которого хотели разойтись, и, чтоб жить в одном районе, они решили давать объявление о размене квартиры не в газете, а самолично расклеить их по близлежащим улицам. Так этот мальчик ночью бежал за папой и срывал объявления. Ну как об этом не написать? А вот Любочка, о которой я тоже написал. Она жила в хорошем детском доме, с ласковым, заботливым персоналом. Но все время убегала из детского дома к матери, лишенных родительских прав. Мать пила и била эту Любочку, так что обратно в детский дом, где её любили, девочка возвращалась в синяках. Чтобы вновь уйти к матери. «А если мама упадет во дворе, кто её домой приведёт?» — говорила она.

А в последнее время я, может быть, к сожалению, может — к радости, пишу из послушания. Вот решил я оформить какие-то свои мысли, как владыка Климент говорит: «Владимир Николаевич, вам надо написать о преподобном Тихоне Калужском!» И всё, я руки по швам.

Взрослые и дети

Видеоинтервью телеканала Доверие

Мне гораздо тяжелее выступать перед взрослыми, чем перед детьми. Взрослые – закосневшие в своем воспитании, мышлении. Начинаешь им говорить какие-то правдивые вещи о нашей истории, о людях, сделавших революцию, а они – замыкаются или просят: «Не трогайте самого дорогого!»

Госпожа интеллигенция – она всегда, что называется, «вещь в себе». И ведь надо же до чего интеллигенты додумались: назвать человека мерой всех вещей. Наша жизнь – горящая спичка, по сравнению с солнцем.

Помню советские времена – я был партийный и спокойно, никого не боясь, открыто ходил в Церковь. Будучи членом парткома, предлагал брать пример с Польши, где коммунистов венчали, отпевали… И гонений никаких за свои убеждения не испытывал.

Интеллигенция видела оттепель, свободу только в возможности издавать запрещенные книги, слушать зарубежную эстраду – вот уровень понимания свободы. А свобода для христианина – растворение своей воли в воле Божьей.

Конечно, были на кухнях диссидентские разговоры. Но вечером ругавший власть утром выходил на трибуну и говорил то, что ему приказано. Я никогда не обольщался насчет интеллигенции. И рад, что прожив пятьдесят лет в Москве, так и не стал московским интеллигентом.

Где родился

Владимир Крупин. Фото Александра Тягны-Рядно

Место рождения, детства человека играет решающую роль в его жизни. Вот я смотрю на коллег – горожан и думаю, о чём им писать? Асфальт, голуби, дворовый футбол. А дальше? Давящее пространство городских улиц? А ребенку нужно выбежать во двор, чтобы мычала корова, чтобы собака любимая подскочила! Дальше – река лес… И все время что-то приходится делать – то поливать, то с сорняками бороться, то кур покормить. А языковая среда?! У меня писатели – это отец с матерью да деды с бабками. Я просто записываю. У нас вообще такое количество талантов прорезается через изначальную близость к природе, к большой семье. Воспитание, атмосфера в семье – решающее дело.

Я с детства хотел быть писателем и много читал. И ребята из класса стали называть меня «запечный таракан». Я так переживал: ведь какая девочка полюбит мальчика с таким прозвищем?! С другой стороны, эта детская жестокость на самом деле позволяет добиваться большего.

Правильно настроить

Я всю жизнь работаю учителем. И жена тоже. К тому же она уже вот 22 года главный редактор журнала «Литература в школе». Мы с ней и познакомились в Московском Областном Педагогическом Университете.

Где я только ни преподавал – и в школе, и в Литературном институте, и в Московской Духовной академии. Мне очень нравится рассказывать ученикам о русской литературе, только сил уже не остается. Духовник мой сказал: преподавать за тебя смогут, а писать – нет.

Главное, чтоб учитель любил детей. Я забываю, чему учила меня Марина Афанасьевна на уроках математики. Но помню, как она ко мне относилась, помню, как предложила написать пьесу про шар. Я шар и играл, и меня все дразнили толстым, хотя я толстым не был. Это потом детство вспоминается, как золотое сияние, а на самом деле – время довольно жесткое…

Говорят женщине – третий ребенок самый одаренный. А она: «Мне и с одним-то тяжело». Значит того, самого талантливого, не родит.

Тонкая грань между психически здоровыми и больными

Тема психиатрической лечебницы. На самом деле там не психически больные, а душевнобольные. Почувствуйте разницу. Работая над повестью «Как только, так сразу», я занимался изучением ненаследственных психических болезней. Мой друг замечательный поэт Анатолий Гребнев как раз работал в такой клинике. Я приезжал к нему постоянно, много читал соответствующей литературы, наблюдал. И вдруг начинал почти у всех здоровых выделять те или иные призраки «психических отклонений». Мы настолько близки, здоровые и нездоровые, что грань провести трудно.

Легче жить становится, когда ты с Богом живешь. Исчезает брюзжание, недовольство… Слава Богу за всё! За то, что я православный, за то, что родился и живу в самой лучшей стране – в России.

Беседовала Оксана Головко

Вы прочитали статью Владимир Крупин — русский писатель. Читайте также:

Владимир Крупин, все книги автора

Владимир Крупин

Биографии писателя Владимир Крупин пока нет. Если Вы хорошо знакомы с жизнью и творчеством этого автора, Вы можете помочь проекту, добавив его биографию .

Ниже Вы найдете все книги автора, представленные в нашем каталоге книг. Используя вкладки, Вы можете посмотреть не только книги, но и рецензии участников проекта на книги автора, цитаты из его книг. Вы также можете задействовать сортировку, с помощью которой можно посмотреть самые популярные, читаемые или рецензируемые произведения автора Владимир Крупин.

Владимир Крупин. Избранное в двух томах. Том 2

Во второй том избранных произведений писателя входят: рассказы, цикл “Вятская тетрадь”, повести “Боковой ветер”, “Во всю ивановскую”, “Прости, прощай. “, “Великорецкая купель”.

Владимир Крупин. Избранное в двух томах. Том 1

В первый том избранных произведений известного русского писателя В.Н.Крупина вошли повести: “Варвара”, “Ямщицкая повесть”, “Живая вода”, “Повесть о том, как. “, “Сороковой день”, “От рубля и выше” и роман “Спасение погибших”.

Владимир Крупин. Избранное в 2 томах (комплект)

В первый том избранных произведений известного русского писателя В.Н.Крупина вошли повести: “Варвара”, “Ямщицкая повесть”, “Живая вода”, “Повесть о том, как. “, “Сороковой день”, “От рубля и выше” и роман “Спасение погибших”. Во.

Владимир Крупин. Повести и рассказы

Прозаик Владимир Крупин хорошо известен читателям по книгам “Зерна”, “Вербное воскресенье”, “До вечерней звезды”, “Живая вода”, “Сороковый день” и др. География большинства рассказов и повестей – родная автору вятская земля, радости и горести.

Князь Владимир Красное Солнышко

В книге представлено жизнеописание Киевского князя Владимира Красное Солнышко, рассказ о крещении Руси и народные летописные предания того времени, изложенные для детей. Автор произведения – Владимир Николаевич Крупин – первый лауреат Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных.

Живая вода

В книгу признанного классика русской прозы Владимира Крупина вошли: его знаменитая повесть “Живая вода”, по которой вскоре был снят кинофильм “Сам я – вятский уроженец” (в главных ролях – Михаил Ульянов, Евгений Лебедев, Сергей Гармаш; режиссер Виталий Кольцов), а также.

Незакатный свет: Записки паломника

В книге рассказывается о священных для православных верующих местах Палестины, Афона, Греции и христианских святынях других стран и городов. Владимир Николаевич Крупин – русский писатель, автор более 30 книг. Лауреат Патриаршей премии по литературе. Cопредседатель правления Союза писателей России.

Русские святые

Жизнеописания ряда известнейших православных святых от маститого прозаика.

Время горящей спички

Знаменитый представитель “деревенской” прозы, Владимир Крупин одним из первых создал жанр, в котором успешно работает Архимандрит Тихон Шевкунов (автор бестселлера “Несвятые святые”). И совсем неслучайно Крупин стал первым лауреатом Патриаршей литературной премии – высокой.

Будем как дети

Книга Владимира Крупина “Будем как дети” составлена из наиболее актуальных, острых по своей тематике, произведений. Писатель находит как бы свое нравственное пространство (“пятый угол”), где естественно чувствуют себя его главные герои, сумевшие увидеть и объяснить нашу жизнь.

Наиболее популярные темы в книгах автора Владимир Крупин

Здесь представлены темы, наиболее часто упоминаемые в книгах этого автора и интересные пользователям проекта.

Ссылка на основную публикацию