Целомудрие в православии: определение и значение, как достичь и сохранить, мнение святых отцов и священников

Целомудрие

Целому́дрие – 1) добродетель; непорочность, нравственная и телесная чистота; 2) девственность; 3) благоразумие.

Это внутренняя чистота, цельность помыслов и поступков, которая не обусловливается внешними факторами. Отождествление целомудрия с девственностью – сужение понятия.

Целомудрие и благородство – две аксиологические категории, составляющие понятие чести.

Можно ли достичь подлинного целомудрия вне Церкви?

Целомудрие, в высшем значении этого слова, признаётся в христианстве одной из важнейших личностных добродетелей. Как следует из самого наименования, целомудрие сопряжено с внутренней целостностью, цельностью. Что же это за цельность, в чём она состоит?

Как известно, только что созданный человек, до того, как дерзнул согрешить, не испытывал ни малейших внутренних противоречий в душе. Все его душевные силы действовали слаженно и гармонично, плоть всецело и ненасильственно подчинялась душе. Пребывая в таком состоянии, человек жил и действовал в соответствии со своим естеством, наслаждался естественной для него радостью богопознания, богообщения.

Омрачившись скверной греха, человек подверг себя не только внешнему отлучению от Бога, но и внутреннему разладу: разладились его душевные способности и силы (волевая, разумная, желательная, чувственная), разладились отношения плоти с душой (см.: Грехопадение). Естественная для него склонность к общению с Богом и следованию нравственному закону, звучащему в голосе совести, изменилась до неузнаваемости. Вместо этого человек подвергся противоестественному для него стремлению ко злу.

Для того, чтобы возвратить человека в достойное его званию состояние нравственной чистоты, необходимо было вернуть ему прежнюю цельность. Собственно, это и явилось одной из ближайших целей Пришествия Христа. Само слово «спасение» — греч. «σωτηρία» — имеет одним из переводов значение «целение», «приведение в цельность».

Целомудрие как один из аспектов личностной цельности вообще, обнаруживается, помимо прочего, в точном соответствии деятельности человека побуждениям голоса совести. Ведь в случае противоречия мыслей и желаний голосу совести ни о какой внутренней цельности душевных сил и движений не может быть речи.

Ввиду того, что совесть является выразительницей естественного нравственного закона, вкорененного в человеческое естество Самим Богом, понимаем, что подлинное целомудрие возможно не иначе как при соблюдении требований Божьего закона, при послушании Богу.

Поскольку понятие целомудрия, как добродетели, подразумевает, что голосу совести должны быть созвучны не только душевные побуждения человека, но и телесные, постольку очевидно, что оно достижимо лишь в случае освобождения человека от плотских страстей, через отвержение от мирских похотей и нечестия ( Тит.2:12 )

О том, что целомудрие достигается не иначе как путем стяжания праведности, человеку было возвещено ещё во времена Ветхого Завета ( Прем.8:7 ). Но Ветхозаветная Церковь не обладала той полнотой благодатных спасительных средств, которыми наделена Церковь Христова, и конечно же, праведность ветхозаветного человека отличалась от праведности, свойственной христианским святым.

Праведность как норма жизни, а значит и связанное с ней (подлинное) целомудрие достижимы лишь во Христе. Об этом хорошо сказал Сам Господь: «без Меня не можете делать ничего» ( Ин.15:5 ).

Не бойтесь оттолкнуть жениха строгостью. Многие мужчины считают, что сначала надо пожить в т.н. «гражданском браке», а потом уже жениться. Правда, до женитьбы дело часто не доходит. Начинать отношения с плотской близости – неправильно. Существует определенная последовательность в развитии отношений мужа и жены: сначала – дружба, понимание, узнавание этого человека. Ведь вам жить с этим человеком, разговаривать, делиться впечатлениями, смотреть вместе на мир, воспитывать детей, помогать друг другу, переживать скорби, болезни, трудности – это же самое главное и именно к этому надо готовиться!
Вы себе ищите не «партнера», а спутника жизни, отца ваших детей. Не бойтесь совершенно внятно и определенно сказать ему о том, что для вас до брака близкие отношения невозможны. Это хорошая проверка того, насколько человек готов уважать ваше мнение и идти вам навстречу. Надо выбрать человека, который умеет держать в узде свои желания, иначе потом они просто могут выйти из-под контроля и все может кончиться трагедией. Если начинать строить отношения на плотских потребностях, это неизбежно исказит сознательность вашего выбора — помешает ваша влюбленность, увлеченность, страстность, зависимость от приятного вам человека. И вы не сможете оценить его трезво.
Епископ Пантелеимон (Шатов)

Дьявол слабее Бога, но его тактика — раздробить, размельчить внутреннее состояние человека. Поэтому если читаешь молитву — заключай ум в слова молитвы, и не отвлекайся, не блуждай мыслями. Точно так же и в миру: слушаешь лекцию — слушай, а не мечтай о вещах более приятных. Всякая небрежность, разболтанность — и в работе, и в одежде — это умаление духовной сущности. Добродетель целомудрия, которая очень ценится в Церкви — это не столько сохранение девичьей чистоты или юношеской свежести — это именно целеустремленность, целенаправленность, цельность личности. Целомудренный человек не разменивает себя на мишуру.

Какие средства для духовного восхождения? Средств много, но смысл один — преодоление «плюрализма». Жизнь наша многообразна: делаешь одно, думаешь другое, отвечаешь третье. Быть совершенным во всех сферах деятельности — удел единиц. Поэтому человек, который концентрирует свои силы в одном направлении, достигает большего. Очень важна цельность, сосредоточенность внутренних усилий.
митрополит Питирим (Нечаев)

Мудрость целомудрия

Беседа с академиком РАО, доктором психологических наук Виктором Слободчиковым

Сегодня наиболее трудным для родителя является воспитание целомудрия. Ведь даже само это слово выпало из школьного лексикона: мы знаем, что такое половое воспитание, пол, а «целомудрие» — как понятие и как явление — не обозначено для современного подростка. О воспитании целомудренного чувства в детях мы беседуем с академиком РАО, доктором психологических наук Виктором Ивановичем Слободчиковым.

— Виктор Иванович, чтобы приблизиться к правде воспитания целомудрия в ребенке, расскажите в общих чертах, врожденное ли это качество или приобретенное? Где искать основания целомудрия? Целомудрен ли новорожденный ребенок?

— В этом вопросе я бы сознательно хотел уйти от отождествления этого понятия с девственностью. «Целомудрие» человека необходимо рассматривать в широком смысле: гармоничности и иерархичности его в целом. К сожалению, понятное как будто бы всем слово, прямо означающее «цело» и «целостность», в бытовой трактовке рассматривается именно как целостность тела, а разрушение целомудрия воспринимается как утрата невинности. Целомудрие в самом широком понимании было в человеке единственный раз на белом свете — в момент Сотворения Адама: все в нем было совершенно, гармонично, иерархично. В результате грехопадения в человеке сразу же разрушилась гармоничность и
иерархия: каждая инстанция стала бороться за власть, тело фактически оккупировало душу, поставив ее на службу себе, а вместе они начали противостоять духу, блокировать его, навязывая свои смыслы и цели. Хотя современный человек входит в этот мир с заложенной способностью к целомудрию, это качество должно когда‑то проявиться в человеке, по аналогии с фотографическим изображением, проступающим на фотобумаге, и постепенно наращиваться.

Создав мужчину и женщину, Господь сразу создал и дом целомудрия — семью. И если мы говорим о воспитании целомудрия в наши дни, прежде всего надо обратить внимание на то, как устроена наша семья, каков отец и какова мать, в каких отношениях они находятся между собой, к детям, что они детям предлагают и предъявляют? Целомудрие развивается в детях только благодаря примеру родителей, то есть все начинается с нас — это не злобная среда корежит и уничтожает целомудрие в ребенке, а в первую очередь неправильное его воспитание! Целомудрие не записано в генотипе, не «живет» оно и в моральных предписаниях. Никакие поучения, предписания и призывы «будь хорошим, будь воспитанным, будь вежливым, будь таким‑то», как в песне «стань таким, как я хочу», — ничего не дают! Целомудрие — это Божий замысел о человеке и существует в устройстве совместной жизни детей и взрослых. Как взрослые без детей — бессмысленные существа, так ребенок без взрослых — существо невозможное. Потому первая заповедь родителя, первая задача взрослых людей — посмотреть на свое собственное жизнеустройство: правильно ли мы живем. Действия ребенка определяются той объемной картиной мира, которая складывается у него в родительском доме! Следовательно, целомудрие, как внутреннее фундаментальное качество человека, усваивается (заметим, не присваивается!) ребенком через совместное бытие взрослых и детей.

«Живя» между нами, оно становится тем внутренним остовом, той абсолютной ценностью и силой, которая позволяет устоять, защититься подрастающему человеку в любых жизненных ситуациях. Если разрушить эту детско-взрослую общность, то все упования на целомудрие просто бессмысленны, потому что не останется тех самых жизненно необходимых условий.

— Какие угрозы наиболее опасны для целомудрия ребенка?

— Ввиду трехчастности человека удар по целомудрию может прийтись в любое место. Например, телесная чувственность возбуждает у него душевно-духовное, а у кого‑то растление может начаться на душевном уровне — с эмоций, переживаний, картинок и т. д. Известно, что кроме памяти времени существует импринтинг, то есть память-печать, когда картинка из детской жизни отпечатывается в подсознании, а потом всплывает и оказывается провокатором действий человека в дальнейшей его жизни.

Прямая угроза целомудрию — попустительство и безответственность родителей, когда им просто лень думать: все пустяки, «чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало»! В воспитании цельного восприятия мира, то есть целомудрия, важна любая мелочь: например, многие современные игрушки направлены на разрушение, на отчуждение и обособление ребенка от семьи. Вместо того чтобы поиграть с ребенком, современная мамаша нередко сует ему игрушку лишь для того, чтобы он отстал от нее: «Ты с ней повозись, а я пока в это время займусь другими важными делами». А ведь через игрушку ребенку открываются грани мира, в который ему предстоит войти и жить!

Поймите, нам необходимо вернуть самим себе исходные смыслы нашего существования, только тогда может состояться осознание того, что воспитание ребенка — это колоссальная ответственность, колоссальное искусство и труд, предполагающие видение перспективы растущего человека: «Я уже сейчас, пока моему только родившемуся ребеночку дня два, должен задуматься о том, что будет с ним в двадцать или тридцать лет».

Сегодня же родителя ставят в условия, когда он должен, знает он или не знает, умеет или не умеет, озаботиться лишь тем, как профессионально подготовить ребенка сначала к школе, затем младшего школьника профессионально подготовить к старшей школе, далее — профессионально подготовить к вузу. Идет тотальная «профессионализация»: родители озабочены, как максимально вооружить ребенка компетенциями — только в этом случае он будет социально более «успешен». О каком целомудрии может идти речь, когда маленького человека форматируют и специализируют под запросы и ожидания извне? Вот чем заменили задачу нормального взращивания жизнеспособного, жизнестойкого, жизнелюбивого, а значит, целомудренного человека — ее свели, в лучшем случае, к медицинскому обиходу! А это нарушение в воспитании, которое я бы сформулировал в виде свое­образного антропологического закона: «Всякая преждевременность: интеллектуальная, физическая, эмоционально-чувственная, — носит растлительный характер».

Психологи развития знают, что сегодняшнее действие аукнется не завтра, даже не послезавтра, а значительно позднее. Этого чутья времени и отсроченности последствий лишен современный родитель. Слово «растление» означает умертвление (от «тления» — умирания), вызывание того, что является молекулой, причиной смерти. То есть преждевременность — не просто разрушение целомудрия, это его умерщвление.

Нынешнее тотальное физическое нецеломудрие, я уж не говорю о нравственном нецеломудрии, стало результатом того самого ускоряющегося процесса всякой преждевременности в воспитании. Его участниками являются и родители, и общество — все должны понимать свою меру ответственности.

Мы не осознаем даже, что поддаемся какому‑то негласному приказу, непреодолимому импульсу: «надо успеть, надо не опоздать». А что это означает? Это означает: забыть про Бога, семью, отца с матерью — всё потом, они никуда не денутся, главное — «туда» не опоздать, главное — «туда» успеть! А на деле оказывается: «туда» успел, а в руках ничего не осталось. Удивляются, например, почему это вдруг девица поехала на кастинг в Москву, а потом не знает, как вернуться в свою собственную деревню к родителям! Да здесь, на кастинге, они «умерли» в ее сознании, хотя физически живы, — между ребенком и родителями пропасть образовалась!

— Если говорить о воспитании целомудрия в мальчиках и девочках, есть ли разница в подходах?

— Без понимания исходной точки, природы мужчины и женщины в замысле Божьем, мы не сможем всерьез разобраться в том, что творится с нами.

Каждый новорожденный приходит в этот мир с задачей осуществления в нем замысла Божия. К огромному сожалению, многие упрощают задачу воспитания целомудрия в детях: «Дайте рецепт, как это сделать». А задача более глобальна: надо воспитывать не абстрактное целомудрие, а мальчика-мужчину-отца и девочку-женщину-жену! Бессмысленно говорить о целомудрии мальчика, если нет воспитания мальчика-мужчины и отца. Бессмысленно говорить о целомудрии девочки, если нет воспитания девочки-женщины, и не просто женщины, а еще и матери. Дело в том, что «мальчик» — это девичья фамилия «мужчины», как «ребенок» — девичья фамилия человека, а «девочка» — девичья фамилия «женщины».

Целомудрие мальчика и целомудрие девочки связаны с воспитанием, культивированием идеальных мужского и женского образов бытия. Воспитание целомудренного мальчика-мужчины означает создание у него правильного понимания жизни, цельного представления о мире. Его целомудрие заключается, прежде всего, в обладании качествами, которые являются средством защиты от соблазнов, нападений и растлительных ситуаций извне, в умении понять и вовремя избежать их. Мужчина — это глава, но не начальник, он одновременно и муж, и отец для своей жены. Глава — это краеугольный камень, строитель семьи. По­этому в воспитании мальчиков надо исходить из той ответственности и тех жизненных задач, которые им предстоит решать.

Приснопамятный протоиерей Борис Ничипоров, православный священник, психолог, педагог, общественный и научный деятель, впервые всерьез рассмотрел этот вопрос с духовной точки зрения, а не с точки зрения только возрастно-половых особенностей мужчины или женщины. До него в лучшем случае описывали поведенческие особенности мальчиков и девочек: например, почему первым присуще играть в машинки, а вторым — в куклы. А что же за этим стоит, что это значит? Мужчина и женщина, тот и другая имеют свою миссию в совместном строительстве семьи — малой Церкви. Построение семьи зиждется на двух столпах: мужчине и женщине, отце и матери, и весь вопрос в том, как эти столпы растут, то есть как из мальчика и девочки вырастить достойных строителей дома целомудрия!

В своей книге «Введение в христианскую психологию» отец Борис воспитание мальчиков называет краеугольным камнем педагогики и говорит: «Какие воспитываются нынче у нас мальчики — от этого будет зависеть вся судьба державы нашей». Важнейшим моментом воспитания целомудрия у мальчика, по его мнению, должно стать воспитание патриотизма, которое означает осознание родной земли как своей, а себя — ответственным за нее, за ее благосостояние, осознание себя в диалоге с живой историей земли, в ряду поколений, населявших эту землю. Это, наконец, формирование готовности, не осуждая, простить ошибки отцам и дедам и искупить их своей жизнью. Последнее можно назвать выпрямлением пути рода (семьи) и народа в целом. Отмечает он еще два основополагающих мужских качества, которые необходимо воспитывать в мальчиках. Это мужество — фундамент характера мальчика, и жертвенность — вершина его духовного облика.

И далее он перечисляет важные нравственные качества, психологические способности, которые, на его взгляд, актуальны для воспитания сегодняшних мальчиков: понятие о грехе, опыт покаяния в Боге; опыт благодати, радости и покоя после искренней молитвы, близость с природой, жертвенность, чувство стыда и жалости, терпимость к любой другой позиции на фоне спокойного и глубокого осознания своей — и все это должно быть развернуто, по его мнению, во времени, опытно. Отец Борис особенно подчеркивает, что отсутствие духовного воспитания рождает в детях праздность души. «Праздность, пустота, невостребованность души возникает даже и при формальной загруженности детей в различных школах, секциях и кружках. Но свято место никогда не бывает пусто. Чисто энергетически душа ребенка постепенно заполняется энергиями, имеющими безблагодатную, а часто и откровенно демоническую природу. С этим связаны излишняя мечтательность и романтизм, сопряженные нередко с частичной потерей чувства реальности. Глубина депрессивности у многих сегодняшних детей все чаще сочетается с суицидальными тенденциями. Он говорит, что причиной тому являются отсутствие мужества и праздность, отмечая, что у современных мальчиков и девочек есть общий нравственный порок — это праздность души, а механическая занятость в кружках и секциях лишь отчасти решает проблему этой пустоты души.

Читайте также:  Крещенская вода: свойства и особенности, где набрать и что делать, как использовать и почему не портится

1. В чем состоит целомудрие

Значение слова «целомудрие» по Священному Писанию. Понятие о целомудрии как о чистоте души и тела от плотских грехов и как о непорочности – всеобъемлющем названии всех добродетелей.

В апостольских писаниях и в писаниях святых Отцов под целомудрием подразумевается чаще всего чистота от всякой плотской греховной скверны, а также здравие ума и души 5 . В их писаниях целомудрие обозначается греческим словом (hsw_frosu’vh). Первоначально значение этого слова было: благоразумие ( 2Мак.4:37 ; Деян.26:25 ; 1Пет.4:7 ), здравомыслие, здравомудрие, премудрость в жизни и слове 6 . Целомудрие – это «полная мудрость, сколько умственная, столько же и нравственная» 7 .

«По своему этимологическому составу греческое слово “целомудрие” указывает на здравость, неповрежденносгь, единство и вообще нормальное состояние внутренней духовной жизни христианина, цельность и крепость личности, свежесть духовных сил, духовную устроенность внутреннего человека» 8 .

По определению святого Григория Нисского, «целомудрие вместе с мудростью и благоразумием есть благоустроенное распоряжение всеми душевными движениями, гармоническое действие всех душевных сил» 9 .

Целомудрие – это то, что оберегает дух человека от погружения его в плоть; это самосохранение человеческого духа, без чего человек становится плотяным, животным, теряет все человеческое 10 .

Противоположным целомудрию является состояние развращенности, развороченности души. Целина личности разворочена, наружу вывернуты низменные потребности и похоти плоти, а душа завалена, подавлена плотским, страстным, греховным. Развращенный человек – как бы вывернутый наизнанку, бесстыдно выставляющий наружу постыднейшее. Вместо стыдливости здесь бесстыдство и цинизм. Бесстыдство – указатель испорченности и растленности души 11 . В развращенном человеке остается только личина человека, ибо дух постепенно умирает, угасает.

Ветхий (греховный) человек истлевает в обольстительных похотях ( Еф.4:22 ), т.е. страстях, которыми обычно живет самоугодливый человек. «Эгоистическая жизнь в самоугодии и страстях разлагает, истощает и снедает естество человеческое» 12 . Особенно это касается грехов плотских. «Прочие грехи, – говорит святой Афанасий Великий, – одной душе причиняют вред, а любодей и тело растлевает и разрушает, истощая душевную и жизненную силу» 13 .

По словам преподобного Ефрема Сирина, «греховное растление служит к пагубе, потому что, проникая скрытно в глубину, производит в природе неисцельную гнилость, которая кажется малою, но делается необъятною, потому что распространяет, подобно закваске, действие свое с ног до головы» 14 . Душа человека растлевается не только плотскими грехами, но и сребролюбием, славолюбием (тщеславием), завистью и ненавистью, гневом, дерзостью и жестокосердием, ложью, лихоимством и богозабвением, и всяким другим злом, ненавистным Богу 15 .

Христиане, будучи освящены в животворной купели крещения, очищенные от всякой нечистоты древней заразы, суть храмы Божии ( 1Кор.3:16–17 ), которые никем и ничем не должны быть растлеваемы и оскверняемы. «Мы, – говорит священномученик Киприан, епископ Карфагенский, – искуплены дорогою ценою – кровию пострадавшего за нас Господа Иисуса Христа и призваны повиноваться воле своего Искупителя во всех действиях своего служения Ему, прославляя и нося Господа в чистой душе и неоскверненном теле» 16 .

Обыкновенно добродетель целомудрия противопоставляется плотской и распутной жизни 17 . И тогда называется чистотою целомудрия или чистотою души и тела 18 . Однако под целомудрием подразумевается не одна только нравственная чистота души и тела. «Целомудрие есть воздержание и преодоление (всяких) похотей борьбою» 19 .

Целомудр тот, кто соблюдает себя в чистоте от всякого греха и в мыслях, и в чувствах, и во всех желаниях, намерениях, и в самых действиях 20 . У апостола Павла это названо чистотою ( 1Тим.5:2 ) – когда «при телесном целомудрии сохраняют и душевное и не причиняют себе никакого нравственного вреда посредством зрения или слуха» 21 , а также осязания и проч. Преподобный Ефрем Сирин говорит, что истинно целомудр тот, кто не только все тело хранит от блуда, но когда каждый телесный член (например, глаза, язык) соблюдает целомудрие и во внутреннем человеке душевные помышления не входят в сочетание с порочными мыслями. Поэтому, чтобы быть целомудренным, надо заботиться о преуспеянии во всякой добродетели, чтобы Дух Святой, почив на добрых плодах, присоединил нас к Царству Небесному 22 .

Таким образом, целомудрие в широком смысле слова состоит в том, чтобы «соблюдать целыми все добродетели, наблюдая за собой во всех действиях, словах, делах, помыслах» 23 . Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что собственно целомудрие обнимает все добродетели: «Целомудрие есть всеобъемлющее название всех добродетелей» 24 и есть не что иное, как непорочность 25 . Подобно говорит и святой Иоанн Златоуст: «Целомудрие. состоит не только в том, чтобы воздерживаться от прелюбодеяния, но и в том, чтобы быть свободным и от прочих страстей. Следовательно, и любостяжательный – не целомудрен; как тот (прелюбодей) пристрастен к телесному наслаждению, так этот (любостяжательный) к богатству; даже последний невоздержаннее первого» 26 . «Целомудрие все страсти укрощает, удерживает бессловесные (животные, чувственные) стремления души и тела и управляет их к Богу» 27 . «Целомудрие требует самоотверженной жизни со всесторонним попранием эгоизма и всякого самоугодия, все к себе стягивающего» 28 .

В связи с приведенными определениями целомудрия (в узком и широком смысле) у святых Отцов находим указания на некоторые внутренние и внешние признаки целомудрия.

Священномученик Киприан Карфагенский пишет: «Заповедь о целомудрии относится, во-первых, к телу и вообще к нашей внешности и, во-вторых, к душе и ее внутренним помыслам. Что касается до целомудрия внутреннего, то оно состоит в том, чтобы все доброе мы делали для Бога и пред Богом, а не для людей (по человекоугодию), чтобы подавляли в себе самом зародыши зловредных мыслей и пожеланий; считали всех лучшими себя, никому не завидовали, не предполагали ничего сами от себя, но все относили к воле и расположениям Промысла Божия; памятовали всегда о присутствии Божием, привязаны были к одному Богу, сохраняли свою веру чистой и недоступной никаким ересям и внутреннюю чистоту приписывали не себе, но Спасителю нашему Иисусу Христу, которой Он и есть источник. Внутреннее целомудрие состоит в том, чтобы мы, пока живем, не считали себя завершившими и окончившими подвиг добродетели, но подвизались бы до тех пор, пока смерть не окончит наших дней; чтобы вменяли в тщету труды и печали настоящей жизни, не привязывались и не любили на земле ничего, кроме ближних, и ожидали награды за свои добрые дела не на земле, но от одного Бога на небе» 29 .

По словам преподобного Иоанна Кассиана, признак истинной чистоты внутреннего целомудрия состоит в том, чтобы в бодрственном состоянии не допускать греховного услаждения плотскими чувствами, даже и во сне, в сонных мечтаниях пребывать без страстного движения чувств 30 .

Кто стяжал совершенное целомудрие, говорит преподобный Исаак Сирин, тот не только борьбою уцеломудривает свой помысл, но уже постоянной чистотой, «истинностью своего сердца уцеломудривает зрение ума своего, не позволяя ему простираться к непотребным помыслам», при этом «стыд, как завеса, висит в сокровенном вместилище помыслов и непорочность (души) его, как целомудренная дева, соблюдается Христу верою» 31 .

Внешнее целомудрие, по словам святого Киприана Карфагенского, состоит в том, чтобы избегать всего, что может положить и малейшее пятно на чистоту души, не предаваться неумеренному смеху и не возбуждать его в других, не говорить ничего, что оскверняет приличие и истину, избегать общества людей зазорной жизни, не блуждать взорами и не рассеивать их по сторонам, не выступав горделиво, не принимать кичливого или сладострастного вида, не издеваться над страстями или недостатками других, не говорить, чего не знаем, а равно и не говорить бессмысленно и неуместно всего, что знаем 32 .

К внешним признакам целомудрия относятся скромность поведения и стыдливость. «Стыдливость есть постоянная спутница целомудрия и нравственной чистоты, которые во взаимном своем соединении охраняют нашу нравственность (особенно в юном возрасте). Стыд есть превосходный наставник и руководитель в хранении телесной чистоты» 33 .

Целомудренная скромность христианина проявляется не только в словах и поступках, но и в самых телодвижениях, в походке, в умении скромно вести себя в обществе. В наружности человека, во всех его телодвижениях отражается душа, как в зеркале, и все это служит для нас как бы отголоском или вывескою души, так что из внешних действий нашей телесной природы, по тесной связи души с телом, мы заключаем и о внутренних свойствах нашей духовной природы. Наглая походка, с разными кривляниями, нескромными позами и телодвижениями, служит выражением легкомыслия и нескромности 34 . «Ноги, идущие бодро (бесчинно), ненадежные свидетели целомудрия и обличают болезнь, ибо и в самой походке бывает нечто наглое», – говорит святой Григорий Богослов 35 . Скромное положение тела и вообще внешнее поведение – живое отображение благочестивого духа, благонравия и скромности христианина Кротость ваша да будет известна всем человекам , – говорит Апостол ( Флп.4:5 ; срав.: 2Кор.10:1 )

«Целомудрие, – говорит священномученик Киприан, епископ Карфагенский, – состоит не в одной только непорочности тела, но и в скромности и благопристойности одеяния», в скромном убранстве волос и др. 36

Целомудрие является и в слове – в чистоте нашего языка. Взор и слух целомудренного христианина отвращается от всякой нескромности (соблазнительных зрелищ, картин, книг, рассказов, нескромных плясок и веселья и т.п.). «Много срамного изрыгает язык (людей) похотливых (и развратных), много сокровенного и соблазнительного извергает он в уши слушающих» 37 , повреждая души целомудренных.

Целомудренный христианин смотрит на все чистым оком ( Тит.1:15 ). «Как неповрежденный глаз все видит чисто, действительно так определяя, как что есть. так и чистая душа все видит неукоризненно и чисто, а душа возмущенная (оскверненная грехами) имея око, покрытое тьмою греха, и хорошего не может видеть хорошим» 38 , и (человека) чистого, целомудренного подозревает в лицемерии и скрытых пороках. Преподобный Исаак Сирин говорит, что «когда (христианин) видит всех людей хорошими, и никто не представляется ему нечистым и оскверненным, тогда подлинно чист он сердцем» 39 .

Красота человеческого тела не вызывает в целомудренном страстных чувств, но побуждает к прославлению Создателя. Так, из житий святых известно, что подвижники, прославившиеся целомудрием и святостью, когда встречали прекрасную лицом женщину или юношу, не прельщались телесной красотой, но своими помыслами возносились к верховной святейшей красоте, виновнице всякой красоты земной и небесной, т.е. к Богу, прославляя Его за то, что Он из земли делает такую красоту, удивляясь красоте образа Божия, сияющего даже в поврежденном грехом естестве человеческом. Они мысленно созерцали неизреченную доброту лица Божия, красоту святых Божиих, святых Ангелов и Божией Матери, и тем более возгревали в себе чистую любовь к единому Господу Богу, «создавшему всякую красоту Себе ради» 40 . «Поведал мне некто, – пишет преподобный Иоанн Лествичник, – об удивительной и высочайшей степени чистоты. Некто, увидев обыкновенную женскую красоту, весьма прославил о ней Творца, и от одного этого видения возгорелся любовью к Богу и пролил источник слез. Поистине удивительное зрелище! Что иному могло быть рвом погибели, то ему сверхъестественно послужило к получению венца славы» 41 .

Чистое целомудрие является источником внутренней духовной радости и мира. Это неизменные спутники чистой непомраченной совести; вовне оно проявляется в некоторой скромной веселости 42 . Целомудренный человек отличается воздержанием, терпением и мужеством в скорбях и напастях 43 .

Целомудрие – особенный дар Божий. Человек не может своими только силами и старанием приобрести чистоту: только по милости и благодати Божией подается подвизающемуся освобождение «от брани плоти и господства преобладающих страстей» 44 .

Истинное целомудрие возможно только в христианстве. В древности некоторые лучшие из язычников – языческие философы могли приобрести только некоторую частицу целомудрия – воздержание от блудных дел, но «внутреннюю, совершенную и постоянную чистоту духа и тела они не только делом не могли приобрести, но и думать о ней не могли; добродетель истинного целомудрия невозможно иметь иначе, как по благодати Божией, и ее имеют только те христиане, которые служат Богу с сокрушенным духом» 45 .

Иоанн Златоуст, свт. Беседа 1-я на Второе послание к Тимофею; Беседа 4-я на Послание к Титу. Прп. Исидор Пелусиот понимает целомудрие как супружескую верность, “всякое безгрешное состояние”, “состояние невинности”, “здравый смысл”, здравый ум (Письма 266 и 356); свт. Василий Великий – “противление сладострастию” (Слово об отречении от мира); свт. Иоанн Златоуст – “супружескую верность” (Беседа 3-я на Послание к Евреям); свт. Афанасий Великий – “сохранение тела от скверны” (Об определениях. 2, 4).

Феофан (Говоров), еп. Толкование пастырских Посланий святого апостола Павла. С. 282, 488.

Федоров Н.Ф. Философия общего дела. С. 314–315.

Как восстановить целомудрие?

В апостольских писаниях и в писаниях святых Отцов под целомудрием подразумевается чаще всего чистота от всякой плотской греховной скверны, а также здравие ума и души (свят. Иоанн Златоуст). В их писаниях целомудрие обозначается греческим словом (sophrosune). Первоначально значение этого слова было: благоразумие (2 Мак. 4:37; Деян. 26:25; 1 Пет. 4:7), здравомыслие, здравомудрие, премудрость в жизни и слове
Целомудрие – это «полная мудрость, сколько умственная, столько же и нравственная» (Федоров Н.Ф.). Отец Павел Флоренский писал — «По своему этимологическому составу греческое слово «целомудрие» указывает на здравость, неповрежденность, единство и вообще нормальное состояние внутренней духовной жизни христианина, цельность и крепость личности, свежесть духовных сил, духовную устроенность внутреннего человека»

По определению святого Григория Нисского, «целомудрие вместе с мудростью и благоразумием есть благоустроенное распоряжение всеми душевными движениями, гармоническое действие всех душевных сил».

Целомудрие – это то, что оберегает дух человека от погружения его в плоть; это самосохранение человеческого у духа, без чего человек становится плотяным, животным, теряет все человеческое (св. Ефрем Сирин).

Противоположным целомудрию является состояние развращенности, развороченности души. Целина личности разворочена, наружу вывернуты низменные потребности и похоти плоти, а душа завалена, подавлена плотским, страстным, греховным. Развращенный человек – как бы вывернутый наизнанку, бесстыдно выставляющий наружу постыднейшее. Вместо стыдливости здесь бесстыдство и цинизм Бесстыдство – указатель испорченности и растленности души. (Слово растление происходит от славянского тло, означающего дно, пол, основание. Говорят: «Его обокрали дотла», то есть дочиста, до основания; «хлеб сгнил дотла», то есть весь, сколько было. Очевидно, что глаголы «тлеть» и «тлить» относятся к процессу гниения, разрушения, происходящему до основания строения, до земли. В таком случае по отношению к человеку растление обозначает или совершенное нетление, т.е. уничтожение души до конца, дотла, или же, что правильнее, как и развращенность, – порчу основания существа человека, его души, развращение до дна, последнюю степень испорченности, развинченности, распад личности, расшатанность, разброд, развал духовной жизни, ее раздробленность, состояние мучительной неустойчивости; одним словом, это – «начинающееся еще до геенны разложение личности, ее рассечение грехом» (Мф. 24:51; Лк. 12:46) (свящ. П. Флоренский). В развращенном человеке остается только личина человека, ибо дух постепенно умирает, угасает.

Ветхий (греховный) человек истлевает в обольстительных похотях (Еф. 4:22), т.е. страстях, которыми обычно живет самоугодливый человек. «Эгоистическая жизнь в самоугодии и страстях разлагает, истощает и снедает естество человеческое» (свят. Феофан Затворник). Особенно это касается грехов плотских.

«Прочие грехи, – говорит святой Афанасий Великий, – одной душе причиняют вред, а любодей и тело растлевает и разрушает, истощая душевную и жизненную силу».

По словам преподобного Ефрема Сирина, «греховное растление служит к пагубе, потому что, проникая скрытно в глубину, производит в природе неисцельную гнилость, которая кажется малою, но делается необъятною, потому что распространяет, подобно закваске, действие свое с ног до головы». Душа человека растлевается не только плотскими грехами, но и сребролюбием, славолюбием (тщеславием), завистью и ненавистью, гневом, дерзостью и жестокосердием, ложью, лихоимством и богозабвением, и всяким другим злом, ненавистным Богу (преп. Ефрем Сирин).

Христиане, будучи освящены в животворной купели крещения, очищенные от всякой нечистоты древней заразы, суть храмы Божий (1Кор. 3:16-17), которые никем и ничем не должны быть растлеваемы и оскверняемы. «Мы, – говорит священномученик Киприан, епископ Карфагенский, – искуплены дорогою ценою – кровию пострадавшего за нас Господа Иисуса Христа и призваны повиноваться воле своего Искупителя во всех действиях своего служения Ему, прославляя и нося Господа в чистой душе и неоскверненном теле» (сщмч. Киприан Карфагенский).

Читайте также:  Православные похороны: правила и особенности обряда погребения у православных, традиции и обычаи

Обыкновенно добродетель целомудрия противопоставляется плотской и распутной жизни (преп. Симеон Новый Богослов), и тогда называется чистотою целомудрия или чистотою души и тела (преп. Иоанн Лествичник). Однако, под целомудрием подразумевается не одна только нравственная чистота души и тела. «Целомудрие есть воздержание и преодоление (всяких) похотей борьбою» (свят. Иоанн Златоуст).

Целомудр тот, кто соблюдает себя в чистоте от всякого греха и в мыслях, и в чувствах, и во всех желаниях, намерениях, и в самых действиях (иеросхим. Мордарий). У апостола Павла это названо чистотою (1Тим. 5:2) – когда «при телесном целомудрии сохраняют и душевное и не причиняют себе никакого нравственного вреда посредством зрения или слуха» (свят. Феофан Затворник). По словам митрополита Филарета Московского, «жить целомудренно., означает жить под управлением целого, неповрежденного, здравого мудрования, не позволять себе никакого удовольствия, которое не одобряется здравым рассуждением, соблюдать ум от осквернений нечистыми мыслями, сердце не зараженным нечистыми желаниями, тело не растленное нечистыми делами», а также осязания и проч. Преподобный Ефрем Сирин говорит, что истинно целомудр тот, кто не только все тело хранит от блуда, но когда каждый телесный член (например, глаза, язык) соблюдает целомудрие и во внутреннем человеке душевные помышления не входят в сочетание с порочными мыслями. Поэтому, чтобы быть целомудренным, надо заботиться о преуспеянии во всякой добродетели, чтобы Дух Святой, почив на добрых плодах, присоединил нас к Царству Небесному (преп.Ефрем Сирин).

Таким образом, целомудрие в широком смысле слова состоит в том, чтобы «соблюдать целыми все добродетели, наблюдая за собой во всех действиях, словах, делах, помыслах» (преп. Амвросий Оптинский). Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что собственно целомудрие обнимает все добродетели: «Целомудрие есть всеобъемлющее название всех добродетелей» и есть не что иное, как непорочность (свят. Феофан Затворник). Подобно говорит и святой Иоанн Златоуст: «Целомудрие состоит не только в том, чтобы воздерживаться от прелюбодеяния, но и в том, чтобы быть свободным и от прочих страстей. Следовательно, и любостяжательный – не целомудрен; как тот (прелюбодей) пристрастен к телесному наслаждению, так этот (любостяжательный) к богатству; даже последний невоздержаннее первого». «Целомудрие все страсти укрощает, удерживает бессловесные (животные, чувственные) стремления души и тела и управляет их к Богу» (преп.Петр Дамаскин). «Целомудрие требует самоотверженной жизни со всесторонним попранием эгоизма и всякого самоугодия, все к себе стягивающего» (свят. Феофан Затворник).

В связи с приведенными определениями целомудрия (в узком и широком смысле) у святых Отцов находим указания на некоторые внутренние и внешние признаки целомудрия.

Священномученик Киприан Карфагенский пишет: «Заповедь о целомудрии относится, во-первых, к телу и вообще к нашей внешности и, во-вторых, к душе и ее внутренним помыслам. Что касается до целомудрия внутреннего, то оно состоит в том, чтобы все доброе мы делали для Бога и пред Богом, а не для людей (по человекоугодию), чтобы подавляли в себе самом зародыши зловредных мыслей и пожеланий; считали всех лучшими себя, никому не завидовали, не предполагали ничего сами от себя, но все относили к воле и расположениям Промысла Божия; памятовали всегда о присутствии Божием, привязаны были к одному Богу, сохраняли свою веру чистой и недоступной никаким ересям и внутреннюю чистоту приписывали не себе, но Спасителю нашему Иисусу Христу, которой Он и есть источник. Внутреннее целомудрие состоит в том, чтобы мы, пока живем, не считали себя завершившими и окончившими подвиг добродетели, но подвизались бы до тех пор, пока смерть не окончит наших дней; чтобы вменяли в тщету труды и печали настоящей жизни, не привязывались и не любили на земле ничего, кроме ближних, и ожидали награды за свои добрые дела не на земле, но от одного Бога на небе» (сщмч. Киприан Карфагенский).

По словам преподобного Иоанна Кассиана, признак истинной чистоты внутреннего целомудрия состоит в том, чтобы в бодрственном состоянии не допускать греховного услаждения плотскими чувствами, даже и во сне, в сонных мечтаниях пребывать без страстного движения чувств.

Кто стяжал совершенное целомудрие, говорит преподобный Исаак; Сирин, тот не только борьбою уцеломудривает свой помысл, но уже постоянной чистотой, «истинностью своего сердца уцеломудривает зрение ума своего, не позволяя ему простираться к непотребным помыслам», при этом «стыд, как завеса, висит в сокровенном вместилище помыслов и непорочность (души) его, как целомудренная дева, соблюдается Христу верою» (преп. Исаак Сирин).

Внешнее целомудрие, по словам святого Киприана Карфагенского, состоит в том, чтобы избегать всего, что может положить и малейшее пятно на чистоту души, не предаваться неумеренному смеху и не возбуждать его в других, не говорить ничего, что оскверняет приличие и истину, избегать общества людей зазорной жизни, не блуждать взорами и не рассеивать их по сторонам, не выступать горделиво, не принимать кичливого или сладострастного вида, не издеваться над страстями или недостатками других, не говорить, чего не знаем, а равно и не говорить бессмысленно и неуместно всего, что знаем (сщмч. Киприан Карфагенский).

К внешним признакам целомудрия относятся скромность поведения и стыдливость. «Стыдливость есть постоянная спутница целомудрия и нравственной чистоты, которые во взаимном своем соединении охраняют нашу нравственность (особенно в юном возрасте)… Стыд есть превосходный наставник и руководитель в хранении телесной чистоты» (свят. Амвросий Медиоланский).

Целомудренная скромность христианина проявляется не только в словах и поступках, но и в самых телодвижениях, в походке, в умении скромно вести себя в обществе. В наружности человека, во всех его телодвижениях отражается душа, как в зеркале, и все это служит для нас как бы отголоском или вывескою души, так что из внешних действий нашей телесной природы, по тесной связи души с телом, мы заключаем и о внутренних свойствах нашей духовной природы. Наглая походка, с разными кривляниями, нескромными позами и телодвижениями, служит выражением легкомыслия и нескромности (свят.Амвросий Медиоланский). «Ноги, идущие бодро (бесчинно), ненадежные свидетели целомудрия и обличают болезнь, ибо и в самой походке бывает нечто наглое», — говорит святой Григорий Богослов. Скромнoe положение тела, и вообще внешнее поведение – живое отображение благочестивого духа, благонравия и скромности христианина. Кротость ваша да будет известна всем человекам, – говорит Апостол (Флп. 4:5; срав.: 2 Кор. 10:1).

«Целомудрие, – говорит священномученик Киприан, епископ Карфагенский, – состоит не в одной только непорочности тела, но и в скромности и благопристойности одеяния», в скромном убранстве волос и др.

Целомудрие является и в слове – в чистоте нашего языка. Взор и слух целомудренного христианина отвращается от всякой нескромности (соблазнительных зрелищ, картин, книг, рассказов, нескромных плясок и веселья и т.п.). «Много срамного изрыгает язык (людей) похотливых (и развратных), много сокровенного и соблазнительного извергает он в уши слушающих» (свят. Григорий Богослов), повреждая души целомудренных.

Целомудренный христианин смотрит на все чистым оком (Тит. 1:15). «Как неповрежденный глаз все видит чисто, действительно так определяя, как что есть… так и чистая душа все видит неукоризненно и чисто, а душа возмущенная (оскверненная грехами), имея око, покрытое тьмою греха, и хорошего не может видеть хорошим» (преп.Ефрем Сирин), и (человека) чистого, целомудренного подозревает в лицемерии и скрытых пороках. Преподобный Исаак Сирин говорит, что «когда (христианин) видит всех людей хорошими, и никто не представляется ему нечистым и оскверненным, тогда подлинно чист он сердцем».

Красота человеческого тела не вызывает в целомудренном страстных чувств, но побуждает к прославлению Создателя. Так, из житий святых известно, что подвижники, прославившиеся целомудрием и святостью, когда встречали прекрасную лицом женщину или юношу, не прельщались телесной красотой, но своими помыслами возносились к верховной святейшей красоте, виновнице всякой красоты земной и небесной, т.е. к Богу, прославляя Его за то, что Он из земли делает такую красоту, удивляясь красоте образа Божия, сияющего даже в поврежденном грехом естестве человеческом Они мысленно созерцали неизреченную доброту лица Божия, красоту святых Божиих, святых Ангелов и Божией Матери, и тем более возгревали в себе чистую любовь к единому Господу Богу, «создавшему всякую красоту Себе ради» (св. прав. Иоанн Кронштадский).

«Поведал мне некто, – пишет преподобный Иоанн Лествичник, – об удивительной и высочайшей степени чистоты. Некто, увидев обыкновенную женскую красоту, весьма прославил о ней Творца, и от одного этого видения возгорелся любовью к Богу и пролил источник слез. Поистине удивительное зрелище! Что иному могло быть рвом погибели, то ему сверхъестественно послужило к получению венца славы» (преп. Иоанн Лествичник). Чистое целомудрие является источником внутренней духовной радости и мира. Это неизменные спутники чистой непомраченной совести; вовне оно проявляется в некоторой скромной веселости (свят. Гриорий Богослов пишет: к признакам целомудрия принадлежит и некоторая веселость). Целомудренный человек отличается воздержанием, терпением и мужеством в скорбях и напастях (свят. Григорий Богослов). Целомудрие – особенный дар Божий Человек не может своими только силами и старанием приобрести чистоту: только по милости и благодати Божией подается подвизаюшемуся освобождение «от брани плоти и господства обладающих страстей» (преп.Иоанн Кассиан Римлянин).

Истинное целомудрие возможно только в христианстве. В древности некоторые лучшие из язычников – языческие философы могли приобрести только некоторую частицу целомудрия – воздержание от блудных дел, но «внутреннюю, совершенную и постоянную чистоту духа и тела они не только делом не могли приобрести, но и думать о ней не могли; добродетель истинного целомудрия невозможно иметь иначе, как по благодати Божией, и ее имеют только те христиане, которые служат Богу с сокрушенным духом» (преп. Иоанн Кассиан Римлянин).

Высказывания Святых Отцов — почему они так важны в Православии

Кто такие “Святые Отцы”

В Православии Святыми Отцами называют людей, которые посвятили жизнь церковной деятельности и через которых Святой Дух открывал божественные истины. История жизни Святых Отцов и их богословского творчества изучается наукой патрологией. А их вероучительные труды и воззрения относятся к богословской дисциплине патристике. Высказывания Святых Отцов носят характер правил. Их авторитет считается незыблемым и их мнение стало ориентиром для Церкви. Святость жизни их и верность церковному учению не вызывает сомнения.

Они сформировали основные вероучительные положения и богословские тексты христианства, утвердили список священных книг, входящих в Библию. Также Отцы истолковали Священное Писание, не допустив распространение многих еретических учений.

Русская Православная Церковь условно выделяет святоотеческий временной период, который длился от первых веков от Рождества Христова и закончился около 780 года. В это время почил Иоанн Дамаскин – последний из особо почитаемых Святых Отцов. Также к Святым Отцам причисляются некоторые христианские подвижники, жившие в средние века. Такие, например, как Симеон Новый Богослов (949 – 1022) и Григорий Палама (1296 – 1359).

Кого считать Святыми Отцами, а кого нет?

В первые века христианства не было четких критериев, кто из христианских писателей и богословов является или не является Святыми Отцами. Поэтому верующие люди, опираясь на святость жизни и мудрость учителей Церкви, относили их труды к вероучительным догматам. И лишь в 434 году пресвитером Викентием Леринским было сформулировано определение, который называл Святыми Отцами

“только тех отцов, которые живя, уча и пребывая в вере и в кафолическом общении свято, мудро, постоянно, сподобились или с верою почить о Христе, или блаженно умереть за Христа”.

К наиболее известным и почитаемым Святым Отцам можно отнести Вселенских святителей Иоанна Златоуста, Василия Великого и Григория Богослова.

Иоанн Златоуст (347 – 407)

Происхождение, детство, образование

Происходил из знатного рода, проживающего в Антиохии (территория древней Сирии). Его отец Секунд был военачальником и умер, когда Иоанну не исполнилось 3-х лет. Его воспитала мать Анфуса, дав исключительное по тем временам образование. Учителя признавали в нем особую одаренность и умудренность, не свойственную юношам его возраста.

Христианский путь

По окончанию светского образования, Иоанн увлекся глубоким изучением христианского вероучения. В 20 лет был крещен епископом Антиохийским Мелетием. К этому времени, несмотря на ожидаемую блистательную карьеру, Иоанн окончательно принял решение посвятить свою жизнь Богу. После смерти матери, когда будущему святителю было около 30 лет, он удалился в пустынную монашескую обитель, где провел 4 года в посте и молитве. А затем удалился в уединенные места и еще несколько лет прожил отшельником.

В 381 году был рукоположен в дьякона, а спустя 5 лет в священника. Тогда он и проявил себя как непревзойденный проповедник, ревностный служитель Церкви Христовой, любящий свою паству.

В 397 году был избран архиепископом Константинопольским. Иоанн Златоуст открыто обличал знать в развращенности, лишал сана священников, запятнавших свою репутацию, обличал нерадивых монахов. Сам вел скромный образ жизни, а все сэкономленные деньги раздавал нуждающимся. Но святителя всегда преследовали завистники и предатели. Многим не нравились его прямые, обличительные речи.

Святитель был лишен сана и взят под стражу в 404 году во время пасхального богослужения. В 407 году он умер в ссылке.

Богословские труды

Иоанном Златоустом было составлено огромное количество нравоучительных трудов. Особое место среди них занимает чин Божественной Литургии, которая служится и по настоящее время в Православной Церкви, не претерпев значительных изменений. Святителем были записаны многие молитвы, они входят в состав утреннего и вечернего молитвенного правила и многие другие молитвословия. Иоанн Златоуст истолковал книги Ветхого и Нового Завета. Его вклад в святоотеческое Предание Церкви сложно переоценить. В наши дни среди духовной литературы широкое распространение имеет собрание сочинений Иоанна Златоуста, состоящее из 24 томов.

Василий Великий (330 – 379)

Происхождение. Детство. Образование

Святитель Василий Великий родился в Каппадокии (современная Турция) в знатной и благочестивой семье. Его бабушка Макрина и дед были очень верующими людьми. Они пережили времена гонений на христиан, но не утратили искренней и горячей веры в Иисуса Христа. Отец Василий Старший был известным адвокатом и учителем риторики Мать Емелия была дочерью христианского мученика. В семье родилось пять дочерей и четверо сыновей: Василий, Навкратий, Григорий и Пётр. Навкратий умер в молодости, Григорий вел благочестивую жизнь и стал святителем Нисским, а Пётр – епископом Севастийским. Мать Емелия, по смерти любимого мужа, посвятила жизнь монашескому подвигу. Её дочь, Макрина Младшая, сестра Василия Великого, тоже избрала монашеский путь. Василий получил лучшее светское образование, окончил которое в Афинах. Там же он познакомился и с Григорием Богословом. Их дружба длилась всю жизнь.

Христианский путь

Василий Великий избрал для себя аскетичный образ жизни и много времени провел в путешествиях по Египту, Сирии, Палестине. В этих местах он искал духовного руководства. По возвращению в Кесарию Василий Великий поселился на берегу реки Ирис, куда прибыл и Григорий Богослов. В строгом воздержании и молитве они проводили многие дни изучая Священное Писание. Но в связи с распространением ереси арианства Церковь призвала обоих великих Отцов на борьбу с ними.

Так в 362 году Василий Великий стал дьяконом, а спустя 2 года был рукоположен в сан пресвитера. В сложные годы борьбы с арианской ересью к Василию перешла Кесарийская кафедра. Он поражал всех исключительным знанием христианского вероучения, острым умом, глубокой умудренностью и святостью жизни. Все свои богатства он раздавал бедным. Ничто не сломило в нем огонь веры, но тяжелые испытания подорвали слабое физическое здоровье. 1 января 379 года Василий Великий умер.

Богословские труды

Василием Великим был составлен Литургический чин и коленопреклоненные молитвы, читаемые на Троицу. Среди его произведений выделяются сочинения аскетического и духовно-нравственного, полемического и догматического характера. Значительную часть творческих трудов составляют беседы и письма.

Григорий Богослов (325 – 389)

Происхождение. Детство. Образование

Родился в 325 году в Каппадокии. Вся его семья была глубоко верующей и впоследствии канонизирована. Он получил превосходное образование в лучших школах того времени, был очень умен и начитан. Во время обучения познакомился с Василием Великим и глубоко привязался к нему.

Христианский путь

В 358 году Григорий принял Крещение и вел подвижническую жизнь. В 361 году был рукоположен в священнический сан. А в 372 году Василий Великий поставил Григория епископом в Сасим. Григорий Богослов смиренно принял пастырское служение и прекрасно с ним справлялся, а также боролся с ересью арианства. Но душа его жаждала уединенного образа жизни в безмолвии, молитве и посте. Отказавшись от правления всей Константинопольской Церковью, Григорий вернулся на свою родину. Там святитель окончил свой жизненный путь.

Читайте также:  Православие и праздник Ивана Купала: отношение церкви и мнение священников, можно ли праздновать или нет

Богословские труды

Святитель Григорий Богослов признается самым безупречным богословом среди Святых Отцов. Он оставил после себя множество писем, стихотворений и богословских трудом. Им был составлен Литургический чин. Литургию Григория Богослова также называют Литургией Преждеосвященных Даров, которая служится в дни Великого поста.

Преподобный Иоанн Лествичник (VI–VII вв)

Предположительно родился в Константинополе и получил хорошее образование. В 16 лет он поселился на Синайской горе, где пробыл в послушании у старца 19 лет. В 20-летнем возрасте принял монашеский постриг. После кончины старца Мартирия Иоанн Лествичник вел отшельнический образ жизни. Спустя 40 лет он стал игуменом Синайской обители. “Лествичником” Иоанна назвали по его главному духовному труду – Лествице. Книга представляет собой сборник наставлений нравственного совершенствования.

Высказывания Святых Отцов ориентированы в основном на монахов. Многие аспекты из наставлений не всегда подходят для мирян, живущих в современном мире.

Значение святоотеческого богословия в Православии

“Усвой себе мысли и дух святых Отцов чтением их писаний. Святые Отцы достигли цели: спасения. И ты достигнешь этой цели по естественному ходу вещей. Как единомысленный и единодушный святым Отцам, ты спасешься. Писания святых Отцов все составлены по внушению или под влиянием Святого Духа. Чудное в них согласие, чудное помазание! Руководствующийся ими имеет, без всякого сомнения, руководителем Святого Духа” (святитель Игнатий Брянчанинов).

Авторитет Святых Отцов в догматике непререкаем. Самовольное толкование Священного Писания недопустимо, это может привести к искажению вероучения церкви, соответственно к ереси. Примером тому может служить Протестантизм, разные течения которого не признают Святых Отцов и Священного Церковного Предания. И Библия толкуется ими только на основании своих умозаключений, зачастую ошибочных. Именно поэтому нет единой Протестантской Церкви. Протестанты разделены и продолжают делиться на множество общин, которые значительно отличаются друг от друга в вероучительных аспектах.

“Ничто так не оскорбляет Бога, как разделения в Церкви. Хотя бы мы совершили тысячу добрых дел, подвергнемся осуждению не меньше тех, которые терзали тело Его, если будем расторгать целость Церкви. Первое совершено было для пользы всего мира, хотя и не с тем намерением; а последнее не доставляет никому никакой пользы, напротив, составляет великий вред” (Святитель Иоанн Златоуст).

Поэтому так важно следовать Священному Преданию, которое выражают высказывания Святых Отцов и было составлено под действием Святого Духа .

Отцы правы всегда?

Стоит помнить: Святые Отцы, хоть и были наделены незаурядным умом и вели подвижническую жизнь, всего лишь люди и в некоторых вопросах могли ошибаться. Это не касается основ христианского вероучения, а относится к духовной жизни человека. В этих вопросах, человек, имея свободную волю и разум, не должен слепо полагаться на мнения Святых Отцов. Необходимо уметь анализировать и прислушиваться к своей душе, при этом опираясь на тексты Священного Писания и Предания и мнения разных святых отцов.

“И вот теперь напомним, что догматическая область – это то, о чем можно говорить: «Отцы сказали». А вот область повседневной морали, поведения, отношения к разным видам греха, к «этосу», короче, отцы не могли определить навеки. Совсем не одно и то же жить в христианской или мусульманской стране. Совсем не одно и то же – быть в храме раз в три месяца при том, что храм – через квартал, и быть в храме так же часто (редко) при том, что он – за 500 километров. Приноровиться к жизни, понять ее нюансы, отслоить второстепенное от главного – это вечные вопросы человека. И никто, живший в V веке, не может описать в деталях мой модус поведения в XXI веке, как бы свят он ни был” (протоиерей Андрей Ткачев).

Высказывания Святых Отцов

Некоторые высказывания Святых Отцов о Церкви.

Святитель Иоанн Златоуст.

“Церковь есть духовная лечебница, и приходящие сюда должны получать соответствующие врачевства, прилагать их к своим ранам и с этим уходить отсюда”.

“Церковь устроена не для того, чтобы собирающиеся в ней разделялись, но чтобы разделенные соединялись, как показывает и самое слово собрание”.

Святитель Василий Великий.

«В Церкви содержит и сочетает каждый член в единомыслии с другим единая и истинно единственная Глава, которая есть Христос”.

Святитель Григорий Богослов.

“Не было бы, братия, ничего несправедливее нашей веры, если бы она была уделом одних мудрых и избыточествующих в слове и в умственных доводах, а простому народу надлежало бы… оставаться без приобретения веры…”.

О девстве и целомудрии

В Православной Церкви, с самого начала ее установления, во все времена христианства и доныне существует прекрасный обычай девства. Девство имеет свое особенное значение для тех, которые могут сохранить его в чистоте. Девство – особенный дар Божий и потому дается немногим. Сам Господь наш Иисус Христос говорит: «Не все вмещают слово сие, но кому дано. Кто может вместить, да вместит» (Мф. 19,11–12). Преимущества девственного состояния указывает святой апостол Павел в Первом своем послании к Коринфянам: «Есть разность между замужнею и девицею: незамужняя заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святою и телом и духом; а замужняя заботится о мирском, как угодить мужу. Говорю это для вашей же пользы, не с тем, чтобы наложить на вас узы, но чтобы вы благочинно и непрестанно служили Господу без развлечения. Посему выдающий замуж свою девицу поступает хорошо, а не выдающий поступает лучше» (1 Кор. 7,33,35,38). И святые Отцы Церкви высоко ценили чистоту целомудрия девства и много писали в похвалу девства. По словам Мефодия Тирского или Патарского «девство выше брака. Девство освящено жизнью Господа Иисуса, и тогда когда брак позволен апостолом как мера укротительная против плоти, девство – состояние первого человека, возвышение всего организма человеческого на степень жизни духовной, торжество над материальною жизнью и лучший дар Господу».

Святой Антоний Великий говорит: «Девство есть печать совершенства, подобие Ангелам, духовная и святая жертва; венец, сплетенный из цветов добродетели, благоухающая роза, оживляющая всех, находящихся вблизи ее, приятнейшее благоухание Господу Иисусу Христу, великий дар Божий, залог будущего наследия в Царстве Небесном».

«Девство, – говорит святой Иоанн Златоуст, – есть дело столь великое и чудное, что превосходит все человеческие добродетели. Девство украшало первых людей больше, нежели царей диадима и золотые одежды. Что честнее, сладостнее, светозарнее девства? Ибо оно издает сияние, блистательнейшее самых солнечных лучей, и, отрешив нас от всего житейского, приучает светлыми очами со вниманием созерцать солнце правды. Как драгоценное миро, хотя и в сосуде заключается, наполняя воздух благоуханием, исполняет приятности не только находящихся внутри дома, но и около него стоящих; так и благоухание девственной души, напаяя чувства, показывает сокровенную внутри добродетель».

Тайновидец святой Иоанн Богослов, видевший будущее блаженство, уготованное на небе девственникам, пишет: «И взглянул я, и вот, Агнец стоит на горе Сионе, и с Ним сто сорок четыре тысячи, у которых имя Отца Его написано на челах. ибо они девственники; это те, которые следуют за Агнцем, куда бы Он не пошел. Они искуплены из людей, как первенцы Богу и Агнцу, в устах их нет лукавства; они непорочны пред престолом Божиим» (Апок. 14,1,4,5).

Хотя святые Отцы Церкви жизнь девственную и называют равноангельною, но внушают проводящим такую жизнь не возноситься и не гордиться пред теми, которые вступили в брак. Святой Кирилл Иерусалимский пишет: «И ты, сохраняющий невинность, не от брачных ли рожден? Не презирай серебра потому, что имеешь золото. Да пребудут в благой надежде и брачные, кои живут, как должно в браке, кои вступают в брак по закону, а не по любострастию».

Святые Отцы Гангрийского собора пишут: «Мы и девство, со смирением соединенное, чтим, и воздержание, с честностью и благочестием соблюдаемое, приемлем, и смиренное отшельничество от мирских дел одобряем, и брачное честное сожительство почитаем».

Святой Афанасий Великий говорит: «Два пути в жизни. Один обыкновенный и житейский, то есть брак; другой же ангельский, коего нет превосходнее, то есть девство. Если кто избрал мирской путь, то есть брак, то не подлежит порицанию, но не получит толиких даров, хотя, впрочем, получит некии, ибо и он приносит плод тридесятикратный. Аще же кто воспринял честный и премирный путь, хотя путь его скорбнее и труднее первого, но таковый приемлет более чудные дарования: ибо принес плод совершенный, сторичный».

Но если соблюдающие девство ведут жизнь непристойную, преданы мирским удовольствиям: пьянству, играм, роскоши, изнеженности, всевозможным порокам, не следуют правилам Святой Церкви, не бывают сострадательны и милостивы к бедным, – такое девство не принесет им никакой пользы, как тем юродивым евангельским девам, не запасшим елея в сосудах своих и оставшимся вне чертога брачного. «Господи! Господи! – говорили они, – отвори нам. Он же сказал им в ответ: истинно говорю вам: не знаю вас» (Мф. 25,11–12).

Святой Григорий Богослов пишет: «В жизни возможны два состояния – супружество и девство, и одно выше и Богоподобнее, но труднее и опаснее, а другое – ниже, но безопаснее». «Ни девство, ни супружество не соединяют и не разделяют нас всецело с Богом или с миром, так чтобы одно само по себе было достойно отвращения, а другое – безусловной похвалы. Напротив того, ум должен быть хорошим правителем и в супружестве, и в девстве, и из них, как из некоторого вещества, художнически обрабатывать и созидать добродетель». «Хотя супружество имеет земное начало, а безбрачная жизнь уневещивает Всецарю Христу; однако же бывает, что и девство низлагает на тяжелую землю, и супружеская жизнь приводит к Небу. А потому, если бы стали винить, один – супружество, а другой – девство, то оба сказали бы неправду». «Девственная жизнь лучше, подлинно лучше; но если она предана миру и земному, то хуже супружества».

Венец девства есть высшая христианства добродетель, она есть красота и венец Церкви. И все девственницы именуются Святою Церковью невестами Христовыми. Святитель Димитрий Ростовский учит: «Отыми у Ангела крылья, и он будет девица. И дай девице крылья, и она будет ангел» (преп. Анатолий, 7, с. 124).

Таинство странное вижу и преславное: небо – вертеп, престол Херувимский – Деву. И все девы, которые терпят от бесов и от людей за сохранение своей чистоты, тоже, подобно Пресвятой Деве, служат Чистейшему Сыну Девы, Господу Иисусу Христу престолом. Оттого-то враг так и ненавидит девственниц и всячески старается их осквернить (преп. Анатолий, 7, с. 239).

Девство имеет великое значение пред Богом. Святая Дева паче естества сподобилась быть Материю Пресущественного Сына Божия и, оставаясь всегда Девою, называется Пресвятою. Впрочем, не всякое девство хорошо и похвально, как Сам Господь объявил во Евангелии о десяти девах: «Из них пять было мудрых и пять неразумных» (Мф.25, 2), т. е. девы неразумные, которые соблюдали только наружное девство, а внутренно осквернялись нечистыми помышлениями, также побеждены были и другими страстями – сребролюбием и тщеславием, завистью и ненавистью, гневом и памятозлобием, и вообще невоздержанием. Почему Господь и упрекает таковых в Евангелии: «истинно говорю вам, что мытари и блудницы», кающиеся, «вперед вас идут в Царство Божие» (Мф. 21, 31); мнящиеся же быть «сыны царства извержены будут во тьму внешнюю» (Мф. 8, 12) (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 22).

Замуж выйти не возбраняется и не грех, если девица не обручена жениху, а как только заключат контракт, тогда бесчестьем считается бросить данное обещание и нарушить договор. Мы с тобой теперь невесты, обрученные Господу Иисусу, и дали обет блюсти девство. И если нарушим его, то делаемся повинны, как изменники, как прелюбодеи (преп. Анатолий, 7, с. 123).

Я тебе послал книжку «О девстве» святого Иоанна Златоуста, но, видно, ты не получила. А между тем я ничем не надеялся тебя так утешить, как этою книжкою. Ибо и сам до глубины души тронут ею, зная, как многие из вашей сестры томятся неопределенностью своих ожиданий и надежд, не видя пред собою ничего, кроме скорбей, труда, томления, неясных воздаяний в будущем. А тут, как день, ясно представлены невыгоды брачующихся и красота и высота девства. Прочти эту книжку со вниманием и давай другим для прочтения (преп. Анатолий, 7, с.182).

Целомудрие – это добродетель, противоположная страсти любодеяния. Целомудрие – характеристика не только телесного состояния, это характеристика человеческой души. Целомудрие – стремление к чистоте и цельности жизни.

Целомудрие – это цельное мудрование, и заключается оно не только в физической неповрежденности (можно оставаться телом девственником, а в уме совершать страшный разврат, и наоборот – жить в благочестивом браке и сохранять душу от греха), но и в правильном, цельном, незамутненном взгляде на противоположный пол, в чистоте души.

Св. Игнатий (Брянчанинов) так пишет о том, что такое добродетель целомудрия: «Что такое – чистота? Это – добродетель, противоположная блудной страсти; это – отчуждение тела от действительнаго впадения в грех и от всех действий, приводящих ко греху, отчуждение ума от помышлений и мечтаний блудных, а сердца от ощущений и влечений блудных, затем последует и отчуждение тела от плотскаго вожделения».

В момент потери чистоты с человеком невидимо происходят ужасные вещи. Человек теряет направленность, возможность концентрироваться на чем-то, возможность себя посвящать одному человеку. Возникает разбросанность, расколотость, ущербность. Сознание и душа привыкают раздваиваться.

Сохранение чистоты, целомудрия души и тела до брака так важно потому, что брак – это избранничество, посвящение всего себя, души и тела, одному человеку. «Я буду служить его счастью, его благополучию, его здоровью». Когда молодой человек или девушка приходит к моменту создания семьи уже потеряв целомудрие, в браке не происходит этого таинства посвящения, чуда избранничества.

Если человек способен, грубо говоря, лечь с кем-то в постель, не питая к нему глубоких чувств, а просто ради сексуальных наслаждений, это предательство самого себя, это попрание своей нравственной чистоты. В этот момент человек приобретает негативный опыт распоряжения своим телом, когда оно становится средством совершения греха. Но тело – это не просто какой-то мешок, в который вмещается человеческая душа. По определению апостола Павла, тело есть «храм Святого Духа». Если храм осквернён, это трагедия, надо заново его освящать, надо читать особые молитвы на изгнание нечистоты. Осквернение человеческого тела тоже просто так не проходит, необходимо принести покаяние, чтобы в сознании человека зажила эта рана. Поэтому и существует церковная исповедь до брака. Прежде чем люди вступят в церковный брак, приносится исповедь за всю предыдущую жизнь. И если были добрачные связи, нецеломудренное поведение, будущие супруги должны в этом раскаяться, чтобы Господь простил им, и они начали совместную жизнь с чистого листа.

Добрачные отношения приводят к тому, что у девушки повреждается или разрушается потенциал родовой функции. То есть в её детородных органах остается некая отметина, которая не позволяет ей в будущем рожать здоровых детей. Даже когда она нашла своего избранника, полюбила, вышла замуж и хочет от него детей, её добрачный опыт является преградой для рождения потомства. Сейчас много молодых супружеских бездетных, которые хотят детей, но не могут родить, по этой причине.

Следствием добрачных связей часто бывают аборты. Убийства детей в утробе матери приводят к тому, что родовая функция матери оскудевает. Родившийся ребёнок получается ослабленным, болезненным, с неустойчивой психикой, с невротическими проявлениями. Очень часто мы видим, что если ребёнок ведет себя неуправляемо, расторможенный или, наоборот, подавленный, страдающий аутизмом, как правило, за этим стоят ранее сделанные аборты.

Поэтому к девственности надо относиться очень серьёзно. В традициях Церкви всегда воспевалась девственная чистота Богородицы, которая девушкам – высший образец. Высшая добродетель, надёжная основа будущей семейной жизни.

Ссылка на основную публикацию