Церковь и книга “Мастер и Маргарита”: мнение и отношение, можно ли читать или нет

От «Идиота» — к «Мастеру и Маргарите»

«Мастер и Маргарита»: четыре разных прочтения

«Мастер и Маргарита» — очень необычный роман. Как правило, текст литературного произведения становится лучше от черновика к «беловику». Однако это не относится к текстам, которые писались в условиях жёсткого давления. В этом случае автор словно бы «зашифровывает» роман, сознательно делает его сложным и двусмысленным. И только ранние черновики и редакции позволяют выявить мотивы, которые в финальном тексте почти неясны.

Кроме того, надо понимать, что булгаковский роман пришёл совершенно не к тому читателю, для которого писался. Создавая столь непростой текст, который он рассчитывал опубликовать при жизни, автор, очевидно, имел в виду читателей-своих ровесников – поколение начала XX века. А увидели и впервые прочли роман совершенно другие люди – шестидесятники. Как результат – роман Булгакова у нас долго воспринимали неправильно.

Поколение шестидесятых увидело в его тексте те идеи, которые были актуальны для них. Отношения Мастера и Маргариты тогда были прочитаны как история о великой любви, диалоги Иешуа и Пилата – как история отношений поэта и власти, а головокружительная карьера ставшего профессором Ивана Бездомного – как рассказ о тяге к знаниям. Это же поколение приписало Воланду импозантность. В таком прочтении роман пришёл и в 1980-е – в виде комментариев к новым изданиям.

В 1990-е роман воспринимался как эпатаж и вызов – сцены с обнажённой Маргаритой на балу вошли сразу в несколько театральных постановок.

В результате к началу 2000-х роман очень резко оценили несколько отечественных богословов – в частности, Николай Константинович Гаврюшин и Михаил Михайлович Дунаев. В их работах встречались рассуждения о том, что Булгаков – поклонник сатанизма, а его роман – чёрная месса с принесением в жертву барона Майгеля.

Однако, когда были опубликованы черновики романа и письма Булгакова, эта версия быстро начала рассыпаться. Современные трактовки, среди которых можно отметить книгу диакона Андрея Кураева, — это попытки понять зашифрованное христианское послание Булгакова, помещённое во внешне сатанинскую упаковку.

Явное и неявное в «Мастере и Маргарите»

Рассуждая о романе Булгакова, нужно внимательно проследить все авторские оговорки и «говорящие» детали, – сделать неявное явным. В одном из писем 1930 года Михаил Афанасьевич отмечает: «Я пишу роман о дьяволе». То есть, его книга с самого начала не предполагала положительных героев.

Уже на первых страницах, встречаясь с Берлиозом и Бездомным на Патриарших прудах, Воланд произносит фразу: «Так вы – атеисты?» — привизгнув. Эта деталь не только лишает иностранного профессора всякой вальяжности, но прямо относит нас к евангельской истории о гадаринском бесноватом. Там визжит стадо свиней, в которое вселяются бесы.

Более того, Воланд хром и у него разные глаза – медик Булгаков не мог не знать, что сочетание таких симптомов – признак сифилиса.

И Мастер, и Маргарита в романе не улыбаются, а неоднократно «скалят зубы» — это не только говорит об авторском отношении к ним. Такая же улыбка была у колдуна из гоголевской «Страшной мести». Герои не симпатичны, а просто одержимы.

Посмертие Мастера в романе Булгакова также не слишком привлекательно. Там мы видим пейзаж, явно заимствованный из сна Маргариты, который она видела перед встречей с Азазелло – речка, мостик, баня, «кричащее безмолвие». Мастер в этом сне был «человеком с больными глазами». А вечно зацветающие вишни, зацвести которым не суждено, – намёк на бесплодие Маргариты. (Об этом она рассказывает мальчику, мимо окна которого пролетала: «Жила-была тётя, у неё не было детей, и она стала злая»).

Обращаясь к Мастеру, Маргарита здесь произносит фразу: «Прогнать меня ты уже не сможешь», — так не говорят о любимой женщине.

В посмертии звучит музыка Шуберта. В одной из ранних редакций романа этот момент прописан подробнее – там упомянут романс Шуберта «Чёрные скалы – вот мой приют», который басом поёт Воланд.

Не всё в порядке и с хронологией посмертия: Булгаков упоминает, что со времени Иешуа здесь прошло «12000 лун», тогда как на самом деле от времени Христа до первой трети XX века, когда разворачивается московская линия романа, прошло 22000 лун; по этому поводу существуют расчёты самого писателя.

«Фауст», «Книга Иова» и ловушка сатаниста в произведениях Булгакова

Роман Булгакова начинается с эпиграфа из «Фауста» Гёте. Сам же «Фауст» — с «Пролога на небесах», в котором Мефистофель выпрашивает себе подопытного Фауста, и Бог разрешает ему коснуться души и тела героя. Эта ситуация напоминает сюжет ветхозаветной «Книги Иова» с той разницей, что там Бог касаться души праведника дьяволу не разрешал.

В «Книге Иова» есть ключевой момент, ради которого она, возможно, и была включена в канон Писания. В момент, когда мучения праведника достигают наивысшей точки, приходят его друзья и начинают уговаривать его покаяться в каких-то несуществующих грехах, за которые его, якобы наказали. В конце концов, Иов прогоняет их.

По сути, «Книга Иова» – это своеобразная прививка для тех, кто хочет все отношения с Богом строить только на меновой основе, видеть в несчастиях последствия грехов. Отсутствие этой зависимости позволяет и крестную смерть Христа не воспринимать как следствия грехов.

Такая подмена – превращение любящего Бога, который пострадал за человеческие грехи до креста, на мелкого божка, который только и мечтает уловить человека на каком-нибудь грехе и отправить на сковородку, присутствует в логике сатанистов. (Дальше из этой ситуации делается вывод, что, если сковородка неминуема, нужно успеть в нынешнем мире «нагуляться»).

Вариации обмена человеческих дел на посмертную участь встречаются в древнерусском «Прологе», нередко эта зависимость там совсем не прямая. Есть подобный сюжет и у Достоевского – это знаменитый «рассказ о луковке» в «Братьях Карамазовых».

Некая злая баба после смерти попадает в кипящее озеро в аду, её ангел-хранитель пытается вспомнить хоть одно доброе дело за её жизнь и, в конце концов, вспоминает, как некогда она кинула луковицей в надоевшую нищенку. За эту нечаянно поданную луковку бабу почти удаётся вытащить из горячей смолы, однако за неё начинают цепляться и другие грешники. Когда баба их отталкивает, луковка разрывается.

В жизни Фауста Мефистофель появляется не сразу, но лишь после того, как доктор «приглашает» к себе нечистую силу. До этого он занимался изучением природы, но теперь покусился на текст Евангелия. Более того, текст, который правит Фауст у Гёте, — это начало «Евангелия от Иоанна» — строки, читаемые в храме на Пасху.

Под рукой Фауста строка «В начале было Слово» превращается во «В начале было дело». Так из пасхального текста исчезает главное – Бог-Слово, а у героя начинается период дурной дьявольской активности.

Тема художника, одержимого подобной страстью к переустройству мира, есть и в других сочинениях Булгакова. Например, в «Собачьем сердце» его профессор Преображенский экспериментирует с половыми железами обезьян – это аллюзия на советские эксперименты по скрещиванию обезьяны и человека, о которых в 1920-е много писали. Однако в результате этих экспериментов по преображению мира и человека получается даже не новый гомункулус, а Шариков.

Иешуа, князь Мышкин и тюбингенская школа богословия

К моменту написания булгаковского романа более шестидесяти лет развивалась так называемая тюбингенская школа богословия – протестантское течение, сводившее смысл пришествия Христа к простому морализаторству. О деятельности этой школы Михаил Афанасьевич Булгаков был хорошо осведомлён, поскольку его отец в своё время защищал работу по протестантскому богословию.

Под влиянием этого течения находился в своё время Лев Толстой, предлагавший исключить из Евангелия «мистику». Ответом Льву Толстому стал роман Достоевского «Идиот», в котором князь Мышкин – это пародия на Толстого. Несмотря на лучшие свои намерения, он терпит абсолютный крах в финале. Роман Булгакова – ответ морализаторскому богословию уже на новом этапе.

Если внимательно проанализировать текст, у Иешуа найдётся много общих черт с князем Мышкиным. Оба верят в наступление царства Божия на земле, оба названы «философами», обоим по двадцать семь лет», они похожи внешне и изношенной одеждой. Кроме того, и Иешуа, и Мышкин именуются «утопистами» (хотя по отношению к герою Булгакова такое название – явный анахронизм), обоих по приезде вроде бы встречали криками (но Иешуа опровергает это в разговоре с Пилатом, а у Достоевского крики были адресованы Рогожину).

В романе Булгакова есть и другие отсылки к Достоевскому. Например, Левий Матвей несколькими чертами напоминает Рогожина. В начале романа Рогожин неравнодушен к деньгам, тогда как Левий Матвей – сборщик налогов. Рогожин хочет убить Мышкина, Левий – Иешуа. Оба крадут ножи в лавке, оба – в решительный момент неожиданно слегли с лихорадкой.

Некоторыми чертами Иуды у Достоевского обладает Ганя.

Поймите чей текст, или Воланд в романе Булгакова

Проблема интерпретации текста существует ещё в Евангелии. Искушая Христа в пустыне, дьявол, по-видимому, принимает Его за рядового праведника, а потому предлагает несколько цитат из Псалтири, в ответ на которые получает другие цитаты. Так дьявольская интерпретация Писания противопоставляется Божественной.

В романе Булгакова дело обстоит несколько сложнее. Там априори присутствуют несколько видов безбожников, которые заведомо неверно относятся к евангельскому тексту. Бездомный холоден, но Христос в его поэме хотя бы живой. Берлиоз страшнее: он пытается сделать христианство одним из мифов. К ним подходит Воланд со словами: «Имейте в виду, Христос существовал».

Прошедшее время в этой фразе для христиан, в понимании которых Христос жив, — уже однозначное доказательство того, что вся дальнейшая история Иешуа – ложь. Но важно ещё и понять, кому же, собственно, принадлежит версия, рассказанная Воландом.

Дело в том, что ангел в богословском понимании – это только вестник. Самостоятельно творить доносимые им известия он не способен. Для него невозможен даже момент покаяния, так как пересоздание души – это творческий процесс.

На самом деле, на протяжении романа Воланд рассказывает историю, родившуюся в воспалённом сознании мастера, выдавая её за свою. При этом он иногда не отказывает себе в удовольствии «поиграть в бога».

Одну из финальных сцен, в которой, вместо апостола, к Воланду приходит творение мастера – безумный Левий Матвей, — можно было бы принять за «суд Воланда». Однако настораживает, что всесильный консультант, как и его свита, иногда чего-то очень боятся.

Например, в последней экранизации Бортко совершенно потеряла свой смысл сцена с буфетчиком. Выходя из «нехорошей квартиры», тот начинает догадываться, с кем связался, и по привычке крестится. В этот момент берет Воланда, по ошибке поданный ему Геллой, превращается в котёнка и убегает.

Вызвавший восторг присутствующих сеанс в варьете неожиданно заканчивается, когда из ложи раздаётся крик одной из дам, не выдержавшей вида конферансье, над которым издевается свита Воланда: «Ради Бога не мучьте его».

Когда свита на чёрных конях уже покидает Москву, их видит старушка с сельдереем. Стоит ей поднять руку ко лбу – и Азазелло тоже истошно кричит: «Отрежу руку».

Когда вместо просьбы о Мастере Маргарита после бала начинает просить за Фриду, не на шутку встревоженный Воланд и заявляет: «Надо заткнуть щели тряпками – сюда проникло милосердие».

Вообще же нужно заметить, что зло никогда не появляется в романе само по себе – герои должны позвать его. Мастер начинает эксперименты с евангельским текстом, Маргарита думает: «Душу бы отдала, лишь бы узнать, где сейчас мой любовник». Другие герои чертыхаются, либо танцуют фокстрот «Аллилуйя», который звучит в книге несколько раз.

В финале вся свита вместе с героями покидает Москву вечером Страстной Субботы. Герои Булгакова разминулись с воскресшим Христом; понятно, что Иешуа Мастера здесь никого не спасает.

Был ли Булгаков сатанистом?

На фоне всего сказанного выше, решительный приговор писателю, который выносили богословы в начале 2000-х, выглядит несправедливым. Сложно представить, чтобы автор, публично так и не отказавшийся от идей «Белой гвардии», за которую его перестали печатать, в 30-е годы живший очень сложно, ночами писал антихристианский роман. Вести атеистическую или сатанинскую пропаганду в тогдашнем СССР вполне можно было открыто и без подобных сложностей.

Про Булгакова же известно, что роман давался ему довольно мучительно – он продолжал диктовать правку и за две недели до смерти, ослепнув от тяжёлого нефрита. На одной из правок рукописи сохранилась авторская запись: «Господи, помоги мне закончить роман».

До нас дошла также записка последней супруги писателя Елены Сергеевны кухарке Марфуше: за две недели до смерти мужа она подавала на литургию записки о здравии тяжко болящего Михаила и просила взять просфоры. Получается, что гонимая в советское время Церковь молилась о здравии писателя, тогда как нынешняя устами отдельных богословов неожиданно начинает его проклинать.

10 марта – очередная годовщина смерти Михаила Афанасьевича Булгакова. Пусть это станет поводом помолиться за упокой его души.

Стоит ли читать произведение «Мастер и Маргарита»

Классические произведения у большинства ассоциируются со школьной программой, которая навязывает ученикам скучные и длинные книги. Хотя среди классики есть и интересные произведения, например роман М.Булгакова «Мастер и Маргарита». Читателям он нравится сюжетом, персонажами и самой идеей.

Особенности романа

Книга «Мастер и Маргарита» считается главным произведением в творчестве Михаила Булгакова. Писатель годами прорабатывал сюжет и само название. До того, как роман получил свое имя, автор несколько раз переименовывал его:

Автор закончил роман в конце своей жизни. Когда он был при смерти, его жена дописывала финал за него. Долгое время «Мастера и Маргариту» не публиковали, так как в нем критикуются советская власть и устои того времени.

По роману снято несколько фильмов. Самая удачная версия принадлежит Владимиру Бордко. Он полностью повторил сюжет книги, сохранив все его достоинства. Были попытки других экранизаций, но они незакончены либо мало кому известны. На съемках нередко происходили странные вещи (ломалось оборудование, травмировались актеры). Считается, что это связано с особенностью произведения, так как оно наполнено мистикой.

Российские фанаты установили знак на Патриарших прудах с Воландом и его свитой, который предупреждает прохожих об опасности при разговоре с неизвестными. Это доказательство популярности книги.

Почему стоит читать «Мастера и Маргариту»

Сюжет

В романе есть несколько сюжетных линий, которые тесно переплетены. В большинстве классических книг сюжет неинтересен современному читателю, в них много серости и тоски. В «Мастере и Маргарите» же много особенностей, которые заставляют книголюба перелистывать страницу.

Повествование и речь писателя

Автор напрямую обращается к читателю. В книге нет сложных словосочетаний и терминов, которые непонятны современному человеку, или их содержание минимально. Необязательно разбираться в особенностях той эпохи, чтобы понять, что хочет сказать автор.

Писатель создал «роман в романе». По сюжету, герой пишет произведение, которое влияет на весь сюжет истории.

Жанры

В одном романе Михаил Булгаков вместил несколько жанров, благодаря этому каждый сможет найти что-то свое:

  • Мистика.
  • Романтика.
  • Юмор и сатира.
  • История.
  • Философия.
  • Библейская тема.

До того времени писатели редко включали в литературу мистические мотивы. Даже если такие и есть, за ними неинтересно наблюдать, они скучны. В «Мастере и Маргарите» эта тема раскрыта интересно для читателя.

Читайте также:  Можно ли поминать раньше даты смерти: мнение церкви

Персонажи

Писатель тщательно подошел к раскрытию героев романа. Они обладают индивидуальными характерами, многие реплики стали фразеологизмами. Каждый персонаж отвечает за определенный жанр: Воланд и его свита — мистика и юмор, Мастер и Маргарита — любовная линия, Понтий Пилат и Иешуа Га-Ноцри — история и библейские темы.

Среди классики редко встречаются веселые произведения. Шуток либо вообще нет, либо они потеряли свою актуальность, и, чтобы понять их смысл, придется разобраться в особенностях того времени. В романе «Мастер и Маргарита» есть отдельные герои, чьи действия и реплики вызывают улыбку — свита Воланда.

Любовная линия

Для литературной классики характерны трагичная любовь, либо попытки отношений, заканчивающиеся крахом. В «Мастере и Маргарите» сюжет строится на уже возникших чувствах. Автор показал сильную женщину, которая готова на все ради возлюбленного. Она выводит его из отчаяния, которое вызвано человеческим предательством и непринятием его книги (М.Булгаков показал, как правительство и советские критики давили на писателей того времени).

Недостатки произведения

Сложное повествование

М.Булгаков использует прием «роман в романе». Реальный сюжет переплетается с библейской линией, которую раскрывает герой. Хоть автор и именует части, разобраться в них сложно при первом прочтении. Лишь ближе к финалу становится понятно, как 2 основные временные линии связаны друг с другом, хотя многим все равно суть непонятна.

Объем

«Мастер и Маргарита» — большой роман. Так как автор подробно раскрывает всех персонажей, описывает локации, исторические места и прочее, объем увеличивается. Это останавливает неопытных читателей, множество глав их пугает. Большая часть классических произведений — толстые романы с большим весом. Хоть «Мастер и Маргарита» не считается таким, книга немаленькая.

Непонятный сюжет

Особенное повествование автора и сплетение двух временных линий сложно воспринимаются при первом чтении. У человека появляется много вопросов. Ответы придется искать при повторном прочтении, либо у литератора. Если произведение не стало любимым у читателя (многие становятся фанатами Михаила Булгакова после чтения), он не захочет возвращаться к нему.

Библейские и исторические мотивы

Данные темы не интересны большинству современного поколения. Хоть произведение и имеет большое разнообразие жанров, главы, посвященные истории и Библии могут быть скучными. Только фанаты смогут оценить все достоинства романа.

Михаил Булгаков подробно описал Москву 30-ых годов, показал человеческие отношения, советскую власть и ее влияние на все сферы жизни. Например, напор критиков, которые не приняли роман героя — отражение того, как самому автору не давали право на публикацию из-за антисоветских тем в произведениях. Если не изучить эпоху, данная тема будет непонятна книголюбу, следовательно, и сама книга потеряет важную часть.

Читать роман «Мастер и Маргарита» или нет

Произведение не подойдет для обычного домашнего чтения, чтобы расслабиться и не задумываться над философскими вопросами. Эта книга многолинейна, она понравится любителям нестандартного повествования. В отличие от других классических произведений, «Мастер и Маргарита» воспринимается легче, благодаря нескучному сюжету, интересным персонажам. Даже люди, не любящие классику, оценивают роман, как хорошую книгу.

Почему все сходят с ума по “Мастеру и Маргарите”? Стыдные вопросы о самом известном романе Булгакова

15 мая исполнилось 125 лет со дня рождения писателя Михаила Булгакова. Его роман «Мастер и Маргарита» — одна из самых известных русских книг XX века. Считается, что это произведение каждый русский человек должен прочесть годам к пятнадцати или, по крайней мере, к восемнадцати. Так ли роман хорош на самом деле? «Медуза» попросила поэта и литературного критика Льва Оборина ответить на стыдные вопросы о «Мастере и Маргарите».

Михаил Булгаков, фото: Wikipedia

Я не читал «Мастера и Маргариту». Это стыдно?

Нестыдно чего-то не прочитать, но стыдно понимать, что есть некое важное культурное явление и при этом не желать о нем ничего знать. «Мастер и Маргарита» — важный роман в истории русской литературы и весьма популярное произведение; со всеми плюсами и минусами такого статуса. Если вы не читали «Мастера и Маргариту», почему бы этого не сделать? Роман очень легко читается. Кстати, ниже будут спойлеры.

«Мастера и Маргариту» считают великим романом. Почему?

У Булгакова и при жизни, и после смерти была репутация одного из лучших русских писателей своего времени — причем при жизни он был скорее известен как драматург. Крупнейшие прозаические произведения Булгакова — «Белая гвардия», «Мольер», «Мастер и Маргарита», «Театральный роман» — впервые опубликованы полностью только в 1960-е и 1970-е годы, «Собачье сердце» ходило в самиздате до 1980-х, но и по «Запискам юного врача», и по «Дьяволиаде» было ясно, что Булгаков — автор виртуозный. Владение самыми разными стилистическими регистрами речи, блестящие переходы между типами повествования, ирония, совмещение смешного и страшного, фирменное использование инверсии, уточняющей самые характерные детали под конец фразы («Филипп Филиппович еще более побледнел, к старухе подошел вплотную и шепнул удушливо: — Сию секунду из кухни вон!» — класс!)… Словом, есть все основания ожидать, что роман, который писатель такого уровня сам считал своим magnum opus, окажется выдающимся.

«Мастер и Маргарита» — большой русский серьезный роман, но он полон юмора и стилистического блеска; все это создает ощущение того, что писатель, сознавая масштаб своего замысла, не собирался становиться в позу пророка. Вместе с тем замечательно, как рифмуется судьба «Мастера и Маргариты» с не имеющим названия романом самого Мастера о Понтии Пилате. «Вот теперь? Это потрясающе! И вы не могли найти другой темы?» — спрашивает Воланд, узнав, о чем писал Мастер; легко вообразить себе какого-нибудь коллегу Булгакова, который, выяснив, о чем сочиняет свою главную книгу известный советский драматург, спросил бы то же самое.

Параллельно с пьесой «Батум» о молодых годах Сталина (которая, как считают биографы, Булгакова свела в могилу: Сталин не захотел разрешать постановку) Булгаков, оказывается, пишет роман о сверхъестественной силе, о Сатане в большевистской Москве, о Христе и Пилате, о гениальном писателе, затравленном соцреалистическими критиками. Роман, в котором классическое, первородное мировое зло, Сатана и его свита — «часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо» — в карнавальной форме противостоит злу новой формации, чисто советскому. Перечитайте московские главы романа и обратите внимание на то, как часто там упоминаются органы госбезопасности, как Булгаков расставляет их агентов по углам и закоулкам, как заражены этим неврозом обитатели Москвы 1930-х. Их испортил не только квартирный вопрос, но и нечто другое.

История создания романа — с сожженным первым вариантом, с последней правкой, которую автор вносил в рукопись прямо перед смертью, с борьбой его вдовы за публикацию, с предсказаниями друзей о том, что «Мастер и Маргарита» будут напечатаны только лет через 50 или 100, — создает вокруг «Мастера и Маргариты» именно ту отчасти трагическую, отчасти мистическую ауру, которая содержится и в книге. Именно эта книга становится уже в позднесоветские годы главным русским бестселлером XX века на Западе. Она повлияла на множество людей, вплоть до рок-музыканта Мика Джаггера и художника Ханса Гигера, породила некоторые популярные произведения позднейшего времени — хотя бы «Альтиста Данилова» Владимира Орлова, — заставила людей разрисовывать стены котами Бегемотами и разлетелась на цитаты. Незначительному произведению такое не под силу.

Первая публикация романа «Мастер и Маргарита», журнал «Москва», №11, 1966. Фото: Wikimedia

Почему все сходят с ума по «Мастеру и Маргарите»? В школе чуть ли не фан-клубы устраивали!

В силе романа «Мастер и Маргарита» заключается и его слабость. Можно сказать, что он слишком эффектный. Это идеальный материал для фэндома (так называют субкультуру, выстраиваемую вокруг какого-то произведения искусства), его легко растащить на афоризмы: «Рукописи не горят», «Никогда и ничего не просите», «Не шалю, никого не трогаю, починяю примус». Очень «объемные» герои так и просятся в фанфикшн, комиксы, граффити и так далее. Иешуа Га-Ноцри — это, при всей разнице в характере персонажей, Иисус Христос Суперзвезда за 30 лет до рок-оперы Эндрю Ллойда Уэббера. Словом, главное произведение Булгакова так и хочется назвать романом для юношества.

С другой стороны, что в этом дурного? Множество писателей многое бы отдали за способность создавать таких персонажей и так продумывать композицию. Да, это роман, будто нарочно созданный для того, чтобы им восторгались. В глазах школьников — оправдание школьной программы по литературе, особенно после петербургских трущоб «Преступления и наказания» и 100-страничного эпилога «Войны и мира». Для всех остальных — знакомство с важнейшей частью мировой культуры, евангельским контекстом, пусть даже он у Булгакова неканоничен. Это шаг в мир того, что умеет русская проза помимо проповедей и описаний природы. Но из-за неимоверной притягательности романа, цепкости его спецэффектов, велик риск на этом шаге и застрять.

В «Мастере и Маргарите» фигурируют Ершалаим, Иешуа, Понтий Пилат. Какое отношение они имеют к Иерусалиму, Иисусу Христу и новозаветному Понтию Пилату?

Очевидно, что Булгаков пишет «Иешуа» и «Ершалаим», а не «Иисус» и «Иерусалим» не просто так. Ему важно отойти от канонического евангельского текста, показать даже ошибочность догмы. Мы помним, что Иешуа, увидев, что пишет о нем Левий Матвей (прозрачная аллюзия на апостола Матфея, автора первого из евангелий), пришел в ужас и умолял сжечь пергамент. Иешуа в «Мастере и Маргарите» не воскресает — воскресение если и происходит, то остается за рамками романа. О том, что этот Иешуа — не просто «философ с мирною проповедью», напрямую свидетельствует, может быть, только появление Левия Матвея в Москве перед Воландом: Воланд разговаривает с ним как с посланцем высшей силы, Света. Употребляя еврейское имя Иисуса — Иешуа — Булгаков подчеркивает расстояние между евангельским Иисусом и своим персонажем. В Библии Иисус — это Бог, ставший человеком; подвергаясь унижениям, страдая на кресте, умирая, он остается Богом. Иешуа страдает и умирает как человек — и только; в век, видевший ужасные смерти людей в невообразимых количествах, такое новое умаление Бога до страдающего человека, как ни странно, по-особому трогает. За фигурой Иешуа нет историй чуда в Кане Галилейской, Нагорной проповеди, хождения по водам. Есть только обрывки, дистиллят его учения: «рухнет храм старой веры и создастся новый храм истины», «злых людей нет на свете», «всякая власть является насилием над людьми и… настанет время, когда не будет власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти». И есть огромное сострадание, которым Иешуа изумляет человека, в чьей власти, казалось бы, он находится.

О настоящем Пилате мы мало что знаем — кроме Евангелий, его упоминают новозаветные апокрифы (и эти сведения вполне легендарны), кратко описывают римские и иудейские историки; его имя есть на известняковой плите, найденной в 1961 году на территории современного Израиля. Пилат Булгакова отличается и от исторического, и от библейского прокуратора. Выбор Пилата в качестве главного героя романа Мастера неслучаен: это «негероический» герой, человек, подверженный сомнениям, рефлексии, проклинающий себя за минуту трусости и конформизма — персонаж, очень понятный свидетелю тоталитарных режимов XX века. Мастер в точности угадал своего Пилата — и это, разумеется, психоисторический анахронизм, но встраивающийся в логику булгаковского романа.

Ну хорошо, а «московские персонажи» — выдуманные? Кто такие Бездомный, Берлиоз, критик Латунский, сам Мастер, наконец?

У персонажей Булгакова есть прототипы — реальные люди, на образах которых во многом строится описание литературных героев. Часто говорят, что в «Мастере и Маргарите» Булгаков изобразил самого себя и свою жену Елену. Конечно, биографии автора и героя радикально различаются, но самоощущение писателя, который работает над главной своей вещью, неадекватной требованиям современного ему общества, Булгакову было известно лучше других.

Советским литераторам в романе досталось по полной программе. Псевдоним «Иван Бездомный» обыгрывает такие реальные «пролетарские» псевдонимы, как Демьян Бедный, Иван Приблудный, Михаил Голодный (а то и Максим Горький). Демьян Бедный, кстати, написал антирелигиозную и нарочито богохульную поэму «Новый завет без изъяна евангелиста Демьяна» — то есть ровно то, чего от Бездомного требовал Берлиоз. На этом, впрочем, сходство заканчивается: никакого духовного перерождения с Бедным не случилось. Еще один прототип, на которого указывают исследователи, — комсомольский поэт Александр Безыменский (фамилия настоящая). Прототипом Бездомного до встречи с Воландом мог, в принципе, стать и просто обобщенный официозно-пролетарский поэт, сочинявший «взвейтесь да развейтесь»; после встречи, психбольницы и знакомства с Мастером Бездомный включается в не слишком жесткую, но все же ощутимую систему двойничества, «отзеркаливая» ощущения Мастера, а через него — и самого Булгакова. В свою очередь, мнимый друг и тайный ненавистник Бездомного, поэт Рюхин, как считается, списан с Владимира Маяковского. Маяковский не просто ругался с Безыменским — он еще и соперничал с Булгаковым, как писательски, так и идеологически, и жизнетворчески; отношения у них были крайне непростые. Внезапные нападки Рюхина на памятник Пушкину — отзвук стихотворения Маяковского «Юбилейное».

В фигуре Берлиоза читаются намеки на председателя Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП) Леонида Авербаха; в фигуре критика Латунского — отсылка к «прорабатывавшему» Булгакова в печати критику Осафу Литовскому. Даже у Арчибальда Арчибальдовича, писательницы Штурман Жорж и прочих посетителей Дома Грибоедова есть свои прототипы — в определении таковых хорошо помогает «Булгаковская энциклопедия».

Книжку читать нет сил. Есть какая-нибудь хорошая экранизация, из которой все понятно?

«Мастера и Маргариту» экранизировали как минимум четыре раза. Наиболее известны у нас фильм Юрия Кары, который вышел в прокат только через 17 лет после съемок (из-за чего мистически настроенная публика, разумеется, заговорила о «проклятии „Мастера и Маргариты“»), и сериал Владимира Бортко (после которого о «проклятии» заговорили снова, потому что в течение нескольких лет умерли несколько актеров, занятых в сериале).

Артисты Александр Галибин (Мастер) и Анна Ковальчук (Маргарита) в 10-серийном фильме Владимира Бортко. Скриншот видео

Произведение Бортко ругали и за неслаженный кастинг, и за операторскую работу, и за неубедительность компьютерных эффектов, но, скорее всего, больше всего ему досталось за то, что это не «Собачье сердце» того же режиссера — признанный шедевр конца 1980-х. То, что Кара снимал не для современного телевидения, позволило ему включить в фильм смелые сцены в достаточно вольной трактовке (Великий бал у Сатаны в сериале Бортко по сравнению с фильмом Кары выглядит прямо-таки пуританским).

Кроме того, есть фильм Анджея Вайды «Пилат и другие», экранизация ершалаимских глав романа. Вайда — большой художник, и этот камерный, вписанный в современные ландшафты фильм стоит посмотреть, но и он не заменит чтения книги.

Вообще говоря, экранизация может быть самодостаточным произведением, но не суррогатом книги. В случае с «Мастером и Маргаритой» при замене романа на фильм вы теряете язык повествования, авторские портреты героев, множество деталей, не попавших в экранизацию. Если книгу читать у вас нет сил — ну, не читайте, никто не заставляет.

Если в компании заспорили о «Мастере и Маргарите», какие три умные фразы сказать, чтобы все знали, что я в теме?

Тут вам поможет книга Пьера Байяра «Искусство рассуждать о книгах, которых вы не читали», но лучше все же роман прочитать. Если вы упорствуете в нежелании потратить несколько часов жизни на «Мастера и Маргариту», возьмите произвольные три фразы из текста, который сейчас перед вами, — смею надеяться, они вам пригодятся.

Читайте также:  Таинство Крещения ребенка и взрослого: правила и порядок обряда, что нужно знать родителям и крестным

Православный взгляд на роман «Мастер и Маргарита»

Великий роман «Мастер и Маргарита» никого не оставляет равнодушным. Его хвалят и ругают, любят и ненавидят, о нем пишут книги и статьи. Особенно неоднозначно относятся к главному творению Михаила Булгакова православные читатели. Многих приводит в негодование псевдоевангелие и романтизация нечистой силы. Но с другой стороны, немало атеистов, прочтя этот роман, всерьез задумались о Боге и стали христианами.

Как и все т алантливые произведения, «МиМ» позволяет считывать себя на нескольких уровнях, видеть разные ракурсы и грани. Многие православные священники и миряне увидели лишь негативную его сторону.

– Это утонченная апология сатанизма! – считает иерей Георгий Белодуров. – Дух романа к Воланду и его карнавальной компании негодяев очень даже «мур-мур». Глядя на Мастера и Маргариту кое-кто может решить, что сговор с сатаной вполне допустим. Грех наиболее овладевает миром именно в утонченном виде. Человека коробит от откровенного вида и запаха выгребной ямы, а вот путь к ней через надушенные благовониями коридоры порождает интерес и притупляет бдительность…

– Различия между Священным Писанием и романом столь значительны, что нам помимо воли нашей навязывается выбор, ибо нельзя совместить в сознании и душе оба текста, – говорит священник Михаил Дунаев. – И сатана у Булгакова уже не выступает в роли сеятеля зла и врага человеческого, стремящегося лишь к всеобщей погибели. Напротив, он может показаться эдаким «поборником справедливости». От этого дьявольская ложь становится стократ опаснее. Писатель призвал на помощь всю силу своего дарования, и создаёт новый апокриф, соблазняя внимающих ему.

Мирянин Евгений Лукин высказывается еще более резко: «Мы видим чудовищное глумление над христианским вероучением, изощренное и совершенное с художественной точки зрения. Сатанисты, оскверняющие храмы и убивающие людей у любого нормального человека вызывают презрение и отвращение. А вот «Мастер и Маргарита» с его антигероями – просто завораживает. Проповедуемое в нем талмудическое антихристианство в сочетании с катаро-альбигойской дуалистической ересью может быть принято читателем за чистую монету. Между прочим, лидер « Rolling stones» Мик Джаггер открыто признавался, что на написание сатанинских песен его вдохновил именно этот роман русского писателя Михаила Булгакова».

Если судить о романе, не вникая в скрытые намеки и подтекст – упреки справедливы. Но есть и другие, более глубокие и взвешенные мнения. Ведь на разных читателей книга действует по-разному, каждый поступает в меру своей испорченности. Один о Боге задумывается, а другому на метле полетать охота…

Роман построен на необычном контрасте аристократического образа зла в лице Воланда и его свиты, и зла беспросветного большевистского ада, – полагает священник Пафнутий Жуков. – Здесь мы видим не традиционное противопоставление света и тьмы, а сатанизма «ветхого» и «нового». Причем ученики настолько превзошли своего учителя, что все проделки мессира и его компании предстают на фоне кровавых 30-х годов всего лишь заурядным старомодным шутовством. Большевики превзошли мессира: они создали совершенную бездуховность, уничтожили культуру и человечность. Перед жуткой панорамой их «нового мира», Воланд с подручными выглядят просто бродячим цирком. А « Пилатовы главы» – это по сути тонкая ироничная пародия на глупый исторический роман, на иудаистическо-масонское переосмысление евангельских событий. Именно за надругательство над Евангелием полубезумный Мастер становится ценной добычей для Воланда. Образ писателя становится собирательным для русской интеллигенции, заблудившейся в духовных исканиях. Имя возлюбленной Мастера не случайно заимствованно из «Фауста» Гете. А гетевский эпиграф, звучащий в начале романа – это по сути указующий перст Булгакова в сторону масонствующих интеллигентов…

– Кощунственен не роман Булгакова, а жизнь москвичей и действия сатанистов, изображенных в нем, – убежден дьякон Андрей Кураев. – Сам пафос этого произведения есть прямое доказательство бытия Бога. Потому что если есть Воланд, то должен быть противовес. Вспомним, как дьявол глумится над Христианством, завлекая людей своей таинственностью, а сам боится простого распятия, икон и храмов. Думающий и честный перед самим собой читатель начинает догадываться, что реальный исторический Иисус из Назарета – совсем не тот Иешуа Га-Ноцри, каким его представляют Воланд и Мастер. Но тогда – кто Он? Задавшийся этим вопросом читатель встает на путь богопознания. В советские годы тысячи людей приходили через «Мастера и Маргариту» к подлинному Евангелию. К сожалению в постсоветский период немало людей через эту же книгу пришло к сатанизму. Школьные учебники на эту тему совершенно безобразны. В них Воланд представляется воплощением абсолютной истины, а это уже прямая пропаганда сатанизма. Необходимо максимально вдумчивое отношение к этой книге даже в школьных классах на уроках литературы. Надо уметь правильно читать Булгакова!

Москвичка Елена Ветрова – одна из тех, кого « МиМ» привел к вере: « Я выросла в семье, где мне очень доходчиво и популярно объясняли, что верить в Бога – невежество. Любые мои порывы поглубже вникнуть в эту тему резко пресекались. А тут – казалось бы, всего лишь художественное произведение, школьная программа. Роман произвел на меня такое сильное впечатление, что я впервые взяла в руки Евангелие, пришла в храм. Я поняла, что Бог есть, и ясно почувствовала Его присутствие! Позже мне один священник сказал, что мой приход к вере через книгу Булгакова – это как доказательство от противного. Родители до сих пор не простили мне моего религиозного «мракобесия»…»

Для Николая Степанова из Красноярска «МиМ» был одним из звеньев в цепи событий, приведших его к православной вере: «Булгаков очень исчерпывающе характеризует Воланда, и очень скупо Иешуа – образ есть, но слишком неполный, загадочный. Я почувствовал острую необходимость узнать о Богочеловеке из других, более полных и объективных источников. Роман Булгакова хорош для сомневающихся и неверующих именно как ступенька к Богу. Считаю, что неправы те, кто отвергают его и обвиняют в сатанизме. Почти у каждого человека в душе есть стремление к Господу. Увы, «пастыри сытые», «овец голодных» не разумеют, и когда эти овцы находят клок соломы, выдирают этот клок изо рта, приговаривая: «Не ешь всякую гадость, подожди травки!». Так ведь подохнуть могут овцы, пока дождутся травки, а солома поможет голод перенести какое-то время.

Удар по атеизму

Роман не случайно начинается полемикой Берлиоза и Бездомного. Их разговор – отражение полемики в рамках советского атеизма, которая велась в течение многих десятилетий. Безбожники спорили и пытались переплюнуть друг друга. Одни удовлетворялись тем, что низводили Спасителя до уровня обычного человека, другие и вовсе жаждали вычеркнуть Христа из истории, заявляя, что Его вообще не существовало. Кощунственные шутки советских атеистов, по мнению Булгакова, заходили слишком далеко. Нельзя разрушать чужую веру – даже если ты с ней не согласен. Тем более, когда взамен ничего для души предложить не можешь. Нельзя красть мечту о Небе – иначе душу «пожирает земля». «МиМ» стал завуалированным ответом богоборцам, хорошим ударом по атеизму.

Абсурдность идей атеизма – «Бога нет потому, что Его не может быть!» Булгаков демонстрирует советскому читателю, не желающему принимать в расчет потусторонние факторы и наивно верящему, что все события в жизни происходят по воле «слепого случая». Особенно наглядно ограниченный атеистический образ мышления показан в эпилоге. Пытающиеся все «научно» объяснить безбожники сочли Воланда и его свиту опытными гипнотизерами. Все контакты очевидцев с нечистой силой объявлены галлюцинациями, а всё, что не укладывается в материалистические рамки – решительно отметено. Не важно, что сотрудники угрозыска подтвердили факт пребывания Степы Лиходеева в Ялте. Гораздо проще придумать, что это их всех загипнотизировали на расстоянии, и более не ломать мозги над разгадкой этого чуда.

Евангелие от дьявола

Камень преткновения для христиан – «Пилатовы главы». В них реальные исторические события перемешаны с кощунственным вымыслом.

Иисус Христос подменен жалким бродячим философом Иешуа Га-Ноцри. Этот фантом кардинально отличается от Спасителя на всех уровнях: сакральном, богословском, философском, психологическом и физическом. Иешуа не помнит своих родителей, он робок и слаб, простодушен, непрактичен и очень наивен. В нем нет ничего от Богочеловека. Подлинный Сын Божий явил миру высший образец смирения. Имея возможность Своей Божественной силой разметать и уничтожить гонителей и палачей, Он по доброй воле принял поругание и смерть ради искупления падшего человечества. Иешуа же явно положился на волю случая, он находится в полной зависимости от пленивших его людей и не способен, даже если бы захотел, противиться внешней силе. Он излишне говорлив и доходит до абсурда, называя всех «добрыми людьми». У Га-Ноцри всего лишь один ученик, да и то доверие к его записям подорвано самим учителем. И умирает Иешуа с именем наместника римского императора на устах, в то время как Иисус – с именем Отца Небесного.

Сам Михаил Булгаков признавал, что Иешуа – пародия на атеистически-толстовское понимание «сладенького Исусика». Подлинное Распятие Спасителя враги христианства подменяют казнью нищего философа, пытаясь ударить в самое сердце христианства: «А если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера наша» (1 Кор. 15, 14). Догадаться, где находится источник подобных апокрифов – нетрудно. Именно д ьявол жаждет заменить подлинное Святое Писание на фальшивки вроде «Евангелия от Воланда».

Понятно, что подлинный автор романа о Понтии Пилате – вовсе не Мастер. Его отношения с Воландом – классический пример связи творческой личности с демоном: человек вольно или невольно отдает свою душу падшему духу, а взамен получает дары – информацию, видения и энергию. Часто такой писатель не понимает, где именно находится источник его вдохновения, приписывая всё собственной гениальности.

Именно за надругательство над Евангелием полубезумный Мастер становится ценной добычей для Воланда. На его примере Михаил Булгаков наглядно показывает мучения человека, одержимого бесом. Ночами Мастера одолевает холодный спрут, тянущийся щупальцами к сердцу, ему кажется, что осенняя тьма выдавит стекла и он в ней захлебнется. Пытаясь избавиться от душевной муки, он сжигает свое творение. «Я вспомнить не могу без дрожи мой роман, – признается он Ивану Бездомному. – А ваш знакомый с Патриарших прудов сделал бы это лучше меня ».

Страсть к Маргарите – это второй (после выигрыша ста тысяч) спонсорский взнос Воланда в литературную работу Мастера. Его возлюбленная очень много получила от жизни, но мучается от скуки и безделья. Маргарита – инфантильная ветреная дама, неготовая взять на себя ответственность растить и воспитывать детей. Ей хочется окунуться в омут страстей и наслаждений, получив все это даром, или приложив минимальные усилия. Она изменяет с Мастером своему мужу, от которого ничего не видела, кроме добра. И д ушу дьяволу она отдает добровольно и сознательно, не желая думать о последствиях своего рокового шага, и наивно радуется, что стала ведьмой. Маргарита принимает анти-крещение – купается в кровавом бассейне. Во время черной мессы она становится «королевой бала» – сатанинской жрицей.

На Литургии в храме читается Евангелие. Для чёрной мессы анти-Евангелием становится написанное Мастером произведение, в котором оболган и искажён образ Спасителя. И даже гибель Берлиоза оказывается не случайной. В ходе сатанинской мистерии, украденная из гроба голова главного литератора превращается в «потир», из которого «причащаются» Воланд и Маргарита.

Описывая Маргариту, Булгаков не скупится на негативные эпитеты: «ведьмино косоглазие, жестокость и буйность черт», «голая Маргарита скалила зубы». Любовь земная, на силу которой так уповала эта героиня, оборачивается не спасением Мастера, а погибелью для них обоих.

Дьявольская компания заявляется в Москву на Страстной неделе. Бал у сатаны, приходящийся на «Вальпургиеву ночь», идет в ночь с пятницы на субботу . Пасха в этом году приходится на 2 мая (н.с.). Учитывая описание московских пейзажей (уже отсутствует взорванный Храм Христа Спасителя, в городе много ветхих лачуг), и соотнося этот период с церковным календарем получается, что действие романа происходит в 1937 году.

Воланд и свита не могут оставаться в Москве Пасхальной. Вместе с ними в субботу вечером уносятся в преисподнюю и Мастер с Маргаритой.

А конец романа – вовсе не хэппи-энд, каким он может показаться недалекому читателю. Покой одержимая парочка обретает в темном царстве своего «благодетеля». В вечности Мастер и Маргарита зависимы от Воланда и его сомнительных даров. У Мастера больше нет творчества и дерзаний, он погребен в «вечном доме», где нет Бога, обреченный бесконечно жить с ведьмой. И эта пытка безысходным адским покоем будет длиться вечно.

Спор Воланда с Левием Матвеем о свете и тенях некоторым читателям может показаться доказательством учения о единстве и равноправии добра и зла. Логика Воланда ослепила немало интеллигентов, чуждых культуре религиозной мысли. Левий совершенно справедливо называет эти построения софистикой – намеренным искажением фактов с целью получить требуемый вывод. Заметим – Воланда он называет «повелителем теней» в мистическом смысле, как владыку призраков и демонов, а его оппонент все передергивает, и «опровергает» тезис Левия, понимая слово «тень» в физическом смысле – «вот тень от моей шпаги» …

С библейской точки зрения физические свет и тень созданы Богом и управляются Им. Если же под тенью иметь в виду зло, то оно то как раз вовсе не является необходимым условием жизни. Отнюдь не всё познается в сравнении. Чтобы понять красоту произведений Моцарта совсем не нужно слушать для контраста попсу или тяжелый рок. Добро первично и самодостаточно, и обладает достаточной силой убедительности для человеческой совести, чтобы не нуждаться в помощи и рекомендациях зла. Всесильный Бог любые злодеяния сатаны может использовать так, что получится добро. Это никак не оправдывает сатану, но говорит о том, что зло само по себе ничто и над ним Господь властен. Не стоит внимать уловкам старого лукавого софиста. А на его хитрый вопрос: «что бы делало твое добро, если бы не существовало зла?» есть объективный ответ: «оно восходило бы к еще большему Свету и добру!»

На первый взгляд Воланд и его компания что хотят с людьми, то и делают. Но на самом деле, они получают власть над человеком лишь в случае его готовности совершить нечестный, греховный поступок. Это подтверждают многочисленные примеры потерявших честь и совесть героев романа.

Есть и оружие, которое дьявольская компания на дух не выносит. Бросившись в погоню за «убийцами» Берлиоза, Иван Бездомный по интуитивному наитию попутно прихватывает и прикалывает себе на грудь иконку в качестве оберега. В более ранней редакции романа сказано, что это иконка Христа. Когда Азазелло уносит души Мастера и Маргариты, увидевшая их кухарка хочет перекреститься, но демон угрожает ей: «Отрежу руку!». Как видим, даже простое крестное знамение крайне неприятно для воландовской нечисти. Проницательный читатель не может не заметить этой неувязочки. Ведь если верить Воланду и атеистам, то на кресте был распят просто философ-неудачник, а значит, бояться его в таком случае нелепо. Но отчего же тогда крестное знамение так корежит сатанистов? Значит, распят был на Кресте, не просто смертный человек.

Читайте также:  Женское священство: возможно или нет, мнение священников, проблемы и споры, особенности

Поняв это, немало людей потянулись в храмы – туда, где крестное знамение не атавизм, иногда пробуждаемый испугом, а норма жизни, веры, любви и надежды.

Философский смысл подтекста «МиМ» можно дополнить замечательными выводами Николая Бердяева. По его мнению, именно из неизмеримого могущества зла в мире следует бытие Бога. Ведь если зла так много, и тем не менее встречаются островки света – значит, есть что-то, не позволяющее тайфуну зла переломить тростинки добра. Есть какая-то более могущественная сила, которая не позволяет океанскому прибою размыть прибрежные пески. У сил добра, столь редких в мире сем, есть тайный стратегический резерв – в мире Ином. А зло вовсе не всесильно – и это есть доказательство существования Бога!

Сталин — фанат, “Мастер и Маргарита” под морфием. Что ещё врут о Булгакове?

Коллаж © L!FE. Фото: © РИА Новости

10 марта 1940 года в квартире Михаила Булгакова раздался звонок из секретариата Иосифа Сталина.

— Что, товарищ Булгаков умер?

И на другом конце провода положили трубку.

Сейчас одного из самых известных писателей XX века знает каждый школьник. А тогда, в 1940 году, он считался едва ли не персоной нон грата. Многие произведения признавали чуть ли не антисоветскими. А читали их, тихонько лёжа под одеялом с фонариком или свечкой, зажжённой у изголовья, — главное, чтобы не заметили.

Булгаков стал, пожалуй, самым мистическим писателем в российской истории со времён Николая Гоголя. Его жизнь до сих пор окутана легендами, тайнами и мифами. Рассмотрим наиболее популярные из них.

Кадр из фильма “Мастер и Маргарита”/kinopoisk.ru

Считается, что писатель любил котов. Такое мнение, конечно, появилось из-за знаменитого персонажа свиты Воланда — кота Бегемота, в уста которого Булгаков вложил одни из самых ярких фраз книги.

По словам второй супруги писателя Любови Белозёрской, его прототипом стал серый котёнок Флюшка, которого кто-то украл. Впрочем, в квартире жили и другие кошки, писатель иногда даже писал от их имени записки супруге. При этом он никогда не брал кошек на руки, так как, по словам второй супруги, брезговал. Если могло случиться так, что кошка запрыгнет на стол, Булгаков непременно подкладывал бумажку.

Дом в Киеве, в котором в 1906–1921 гг. жил Булгаков. Фото: © wikipedia.org/Posterrr

Куда теплее у него были отношения со щенком по кличке Бутон. Вот с ним он мог играться и обниматься. А на стол Бутона пускали, не подкладывая бумажки.

Сжёг один из своих романов в припадке

Да, Михаил Афанасьевич действительно сжёг как минимум одну из своих рукописей. Это был черновик “Мастера и Маргариты”. Только припадки — пример Гоголя и второго тома “Мёртвых душ” — здесь совершенно ни при чём. Дело в том, что незадолго до этого комитет по делам искусств запретил пьесу “Кабала святош”. После, весной 1930 года, Булгаков сжёг первую рукопись, а затем написал письмо цензорам: “И лично я, своими руками, бросил в печку черновик романа о дьяволе”.

После этого он сообщал, что сжёг и второй вариант романа. А мы все знакомы только с третьим. Название “Мастер и Маргарита”, кстати, носил только он.

Церковь резко критикует “Мастера и Маргариту”

Фото: © РИА Новости/Рамиль Ситдиков

Один из самых распространённых мифов связан с тем, что церковь не приемлет “дьявольский роман”. На самом деле позиция РПЦ по данному поводу несколько иная. Её ещё в 2011 году раскрыл в своём интервью патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

— Польза романа в том, что он впервые в послереволюционное время, когда уже в стране не было никакой свободы, реально сказал о господстве тёмной силы в жизни тогдашнего советского общества. Именно поэтому, думаю, его роман стал бессмертным, — отметил тогда патриарх.

Предстоятель РПЦ подчеркнул, что “ужасное падение тогдашнего советского человека, его нравственности, его отношения к добру и злу” можно было выразить только в форме “метафизической притчи”.

Прообразом для профессора Преображенского был сам Булгаков

Кадр из фильма “Собачье сердце”/kinopoisk.ru

Такой миф сложился из-за того, что писатель окончил медицинский факультет Киевского университета, был врачом в селе Никольском Сычёвского уезда. Кроме того, “Записки юного врача” Булгаков создал частично на основе собственного опыта — в них он описывает свою работу врачом в селе под Смоленском.

На самом же деле прообразом Преображенского стал его дядя — известный гинеколог Николай Покровский. Даже квартира булгаковского родственника в деталях совпадает с тем описанием, которое встречается в “Собачьем сердце”.

В 1926 году ОГПУ провело обыск у писателя, и в результате были изъяты рукописи “Собачьего сердца” и дневник. Позже после неоднократных просьб вернуть отобранное повесть и дневник будут возвращены.

Все самые известные произведения были написаны под наркотиками

Фото: © РИА Новости/Владимир Песня

Миф о Булгакове-наркомане, пожалуй, один из самых распространённых. Якобы он написал как минимум “Записки юного врача”, “Собачье сердце” и “Мастера и Маргариту” под воздействием морфия.

Булгаков действительно попробовал кокаин в 1913 году, когда учился на врача. Этот факт не отрицала и его первая жена Татьяна Лаппа. Кроме того, около года он действительно сидел на морфии. Зависимость началась после того, как летом 1917 года к молодому доктору Михаилу, который работал в селе Никольском Сычёвского уезда, привезли больного дифтерией младенца. Булгаков разрезал ему горло и через трубку отсосал дифтерийные плёнки. А после, чтобы обезопасить себя, ввёл себе противодифтерийную вакцину. Когда она подействовала, начался зуд и страшные боли, облегчить которые Булгаков пробовал с помощью инъекции морфина.

В течение 1917 года он пытался отвыкнуть от наркотика, в 1918 году переехал в Киев. Позже Лаппа вспоминала, как разводила его порции наркотика водой, постепенно увеличивая процент последней. Считается, что Булгаков в 1921 году, во время переезда в Москву, уже не был наркоманом. Незадолго до смерти он вновь принимал морфий и даже после инъекций диктовал последний вариант “Мастера и Маргариты”. Однако вещество ему было прописано исключительно в медицинских целях и дозах.

В мемориальной квартире (музее) Михаила Булгакова на улице Большая Садовая, дом 10, в Москве. Фото: © РИА Новости/Михаил Фомичев

В своих мемуарах литературовед Владимир Лакшин цитирует третью супругу писателя и говорит, что якобы тот собирался стреляться в 1929 году, когда его практически объявили вне закона.

— После разговора по теле­фону со Сталиным, когда ему была обещана работа в художественном театре, он бросил револьвер в пруд. Кажется, в пруд у Новодевичьего монастыря, — пишет Лакшин.

Однако позже уже российские СМИ растиражировали версию о том, что писатель даже пытался совершить самоубийство, однако это не получилось сделать. Ещё раз повторяем: таких свидетельств нет.

Сталин 20 раз был на спектакле “Дни Турбиных”

Фото: © РИА Новости/Борис Кауфман

Существует мнение, что советский вождь якобы множество раз был на “Днях Турбиных”. Дело в том, что в 1929 году эту пьесу сняли с репертуара за “буржуазное настроение”. Однако её возобновили спустя три года по личному распоряжению Сталина.

— Что касается собственно пьесы “Дни Турбиных”, то она не так уж плоха, ибо она даёт больше пользы, чем вреда. Основное впечатление, остающееся у зрителя от этой пьесы, есть впечатление благоприятное для большевиков, — писал вождь.

Решение Сталина отчасти было вызвано тем, что в то время во МХАТе ставили “Страх” по пьесе Александра Афиногенова. И эта постановка советскому руководителю решительно не понравилась.

Однако ни о каких 20 посещениях не шло и речи. В целом сомнения вызывает факт, что Сталин был хоть один раз на постановке. Ну а если смотрел, то у него сложилось очень своеобразное понятие о постановке.

— Если даже такие люди, как Турбины, вынуждены сложить оружие и покориться воле народа, признав своё дело окончательно проигранным, — значит, большевики непобедимы. “Дни Турбиных” есть демонстрация всесокрушающей силы большевизма, — писал он драматургу Владимиру Билль-Белоцерковскому.

5. Ваше отношение к “Мастеру и Маргарите”?

5. Ваше отношение к “Мастеру и Маргарите”?

Вопрос:Книга Булгакова “Мастер и Маргарита” может ли обогатить духовный мир христианина или напротив? Почему выбрана такая необычная форма —“Евангелие от Воланда”?

Отвечает священник Александр Мень:

Никакое это не Евангелие! Это роман, в котором есть лишь намеки на евангельскую историю, там нет Христа, и Пилат там не Пилат, просто взяты некоторые черты. Книга может обогатить любого нормального человека. Она необыкновенная, волнующая, это книга о любви, о вечности, о пошлости нашей жизни, о предательстве самого себя. Она полна остроумия и блеска, построена на контрастах. Вот пришли некие гости из космоса, из духовного мира (какая разница?). Они в маскарадных костюмах, один — под Мефистофеля, другой — под кота, и они провоцируют нас, москвичей, и выявляют нашу пошлость. И даже Воланд, который выступает в маске дьявола, — какой он дьявол? У него нравственные понятия нормальные, он же не Варенуха, не Лиходеев — вот кто дьяволы-то, а он нормальный. Это только маски. У романа необычная форма, но она не является чем-то исключительным в литературе. Соприкосновение с тайной было у многих русских писателей: Гоголь, Лермонтов, Помяловский и многие другие.

Роман имеет к Евангелию весьма отдаленное отношение. Это не трактовка, не интерпретация, а просто другое и о другом. Видимо, Булгаков сделал это сознательно. Его прежде всего интересовала тема человека, “умывающего руки”. Это огромная, трагическая тема всего ХХ века. Никогда еще это невинное занятие не принимало столь зловещего характера и таких широких всемирных масштабов. Мастер, как справедливо замечено, тоже своего рода Пилат. И Булгаков, отождествляя себя с ним, пытается если не оправдать “умывание рук”, то вскрыть всю трагичность его и муки этих людей. Он жалеет их и желает им покоя, покоя от укоров совести. Собственно, Пилат был как бы прижат к стенке, а Мастер — и того более. В этом автор ищет для них снисхождения. И он прав, тысячу раз прав. Куда хуже было бы, если бы он стал обличать “пилатчину” и грозить “умывшим руки” небесными громами. Он хочет видеть их до глубины, как может видеть человека лишь Бог, и быть к ним милосердным, как Бог. Это очень тонкое сочетание апологии с разоблачением, достойное настоящего мастера. Помните “Комедиантов” Грина? Там человек обретает себя только перестав “умывать руки”. Очень по-своему это звучит в весьма странной книге Гессе “Игра в бисер”, ибо чем была жизнь в утонченной Касталии, как не “умыванием рук”? Мастер имел дело с силами куда более могущественными, чем Каиафа. Сказать ему: “Перестань быть Пилатом”, — бесчеловечно. Он весь исковеркан патологией страха. Это особый душевный склад “детей страшных лет России”. С них и спрос иной, чем с Пилата или касталийцев.

Еще раз поставим вопрос: кто такой Иешуа Га-Ноцри? В русской литературе (Тургенев, Щедрин, Блок и другие) издавна сложилась традиция воплощать самые свои заветные идеалы в образе Христа, даже если эти писатели не верили в Него как в Богочеловека. То же самое и в живописи (Крамской, Поленов). Можно было бы думать, что Булгаков следовал по их стопам: хотел связать свои представления о добре, о жизни общества и долге человека со знакомым и светлым обликом Иисуса. Однако Иисус вышел у него в высшей степени странным. Это вызвало самые разноречивые мнения. Владыка Иоанн Сан-Францисский писал, что наконец-то в России всерьез заговорили о Христе. А знаменитый русский писатель-христианин возмущался: как это Булгаков понял, что в пьесе “Последние дни” Пушкина на сцену выводить нельзя, а вот Христа вывел, да еще как! Быть может, не без влияния Булгакова Паустовский в минуту затмения написал о Христе как о “нищем бродяжке”, хотя Христос менее всего “бродил” и никогда нищим не был (Он и Его ученики сами подавали нищим. Вспомним ящик Иуды!).

Я могу сказать о том впечатлении, которое на меня произвела вся псевдоевангельская часть романа (кроме Пилата, который видится мне в истории именно таким). История Иешуа Га-Ноцри и история Иисуса Назарянина — две истории, весьма мало похожие друг на друга. Автор романа как бы нарочно старается сделать их даже в деталях решительно отличающимися. Единственное сходство — это имена: Иешуа Га-Ноцри, Каиафа (и то искаженное), Иуда и Матфей. Осуждение прокуратором и крестная смерть — события обычные в ту эпоху. Достаточно почитать Иосифа Флавия, чтобы убедиться в этом. Одним словом, у Булгакова все находится в противоречии с Евангелием. Это лишает нас возможности говорить о Иешуа Га-Ноцри как о Христе. Христос гностиков, Ария, Спинозы, Штрауса, Ренана — все это искаженный Христос Евангелия. А здесь просто другое лицо, которое и говорит-то по-другому, и учит другому, и облик имеет иной. Где это в Евангелии можно найти такое, например, обращение, как “добрый человек”, столь любезное Га-Ноцри? Это ни в коем случае не Христос Евангелия, а, в лучшем случае, Христос Ге. Этот художник в своих картинах (кроме “Тайной вечери”) как бы заранее проиллюстрировал Булгакова.

Цель и замысел свой автор унес с собой в могилу, это признают все. Мы можем лишь гадать о мотивах его поступка. Быть может, он не хотел изображать подлинного Христа, не решался, а поэтому выдумал другого, чтобы куда-нибудь поместить своего Пилата. Для своего оправдания он мог встать на известную точку зрения, будто о Христе мы ничего не знаем, кроме имени. То, что Иешуа обвиняет Матфея в подлоге, может быть литературным приемом для оправдания точки зрения автора. Любопытно и то, что в конце образ Га-Ноцри как бы двоится. Один — это нищий мечтатель из Гамалы, другой — это Вершитель Судеб. Это тоже нечто вроде намека на то, что Га-Ноцри — не настоящий Христос.

И, наконец, о “московском слое”. Думается, что явление Воланда в Москве 30-х годов имеет тот смысл, что сам дьявол и его компания кажутся порядочными малыми на фоне убогой и мерзкой действительности. Это великолепный сатирический прием.

Тема Маргариты (особенно когда она летела на шабаш) напомнила мне работу Бахтина о Рабле. Подавляющая строгость, унылость и глупая “серьезность” жизни в замкнутом обществе вызывает протест в виде стремления к свободе, насмешке, глумлению, фарсу. Только Бахтин зря сюда приплел Средневековье. В его церковной культуре была не только “серьезность”, но и легкость, шутка (святой Франциск). Озорное высвобождение, полет, разбивание условностей с изумительным мастерством переданы в путешествии Маргариты.

Ссылка на основную публикацию