Детям о монашестве: детские лекции и рассказы о монахах и монашеской жизни

Занятие Монастырь. Монахи
план-конспект на тему

Азбука православной культуры

Скачать:

ВложениеРазмер
Монастырь. Монахи_Конспект31.61 КБ
Монастырь. Монахи_Презентация2.26 МБ
Монастырь. Монахи_Рабочая тетрадь1.19 МБ

Предварительный просмотр:

Тема 1. Кто такие монахи. Монастырь

Сначала вопрос для размышления:

Как вы думаете – когда человек свободнее: когда у него много вещей, имущества, домов, или когда все его имущество может уместиться в одном рюкзаке?

Для людей естественно жить вместе, создавать семьи, давать жизнь детям. Поэтому одна из самых странных и удивительных страниц истории человечества – это появление монахов или иноков.

Монах (иноки) – люди, которые удаляются от мира и стремятся всю свою жизнь посвятить Богу. ( Выписать на доску, чтоб сами вписали в рабочие тетради ).

Монах (монахиня) – это человек, который по своим религиозным убеждениям решил жить без семьи. Он согласился с зовом Бога, который указал ему на его призвание.

Знаете, что такое призвание? Как вы думаете, какое призвание у вас?

Свои призвания ощущают ученый и спортсмен, офицер и врач.

Монахом же становится тот, кто ощутил в себе особое призвание быть всегда только с Богом. Это удел не всех.

Как вы думаете, какое главное правило монашеской жизни?

Главное правило: «трудись и молись». Утро в монастыре начинается рано, иногда даже в 3 – 4 часа, вы еще спите, когда монахи уже совершают утреннюю молитву. Прием пищи происходит только два раза в день, в особенные дни даже один раз в день. В перерывах между молитвами монахи усердно трудятся, выполняют послушания.

Что такое молитва? Молитва – это разговор с Богом. Монахи молятся за мир. Первый христианский монах – святой Антоний Великий ( Слайд 1 ) – жил один вдали от поселений и лишь иногда приходил в село или город для того, чтобы поменять сплетенные им корзины на муку.

Со временем люди заметили в глазах монахов какую-то особую тишину, радость, свет, мир. И стали спрашивать их о том, как же можно жить без злобы, подозрений и зависти.

И горожане стали зазывать монахов к себе: «вы вернитесь из ваших пустынь. Мы построим для вас храмы и дома, вокруг них построим стены, чтобы шум и вид городской суеты не касался вас. Но только разрешите нам приходить к вам, чтоб участвовать в вашей молитве и для того, чтобы получать ваши духовные советы».

Так кроме монахов-пустынников появились городские «монастыри». Монастырь – это место, где монахи живут все вместе, трудятся на общую пользу, подчиняются одним правилам. ( Выписать на доску, чтоб сами вписали в рабочие тетради ). У монастырей появились большие храмы, колокольни, мастерские. В течение многих веков почти все книги (и не только церковные) переписывали именно монахи. Почти все больницы создавали тоже монахи. И даже школы часто создавались именно при монастырях.

Крупный православный монастырь называют лаврой . Скит – небольшой поселок монахов-отшельников в отдалении от монастыря. ( Показать фото Ефремов Скит ).

Русский народ любил монастыри. Когда возникал новый монастырь, то русские люди начинали селиться около него, образовывая поселок, который вырастал иногда в большой город.

Презентация Монастыри России

Слайд 2-4. Троице-Сергиева Лавра. Расположена в городе Сергиев Посад Московской области. Основана в 1337 году преподобным Сергием Радонежским. Большие монастыри, с несколькими сотнями монахов называются лаврами.

Слайд 5. Серафимо-Дивеевский монастырь. Расположен в селе Дивеево Нижегородской области. Основатель и покровитель Дивеевской женской обители – Серафи́м Саро́вский. Монашество могут принимать не только мужчины, но и женщины. С древности существуют женские монастыри.

Слайд 6. Оптина Пустынь. Монастырь расположен около г. Козельска. По преданию, основан в конце XIV века раскаявшимся разбойником по имени Опта.

Слайд 7. Казанская Свято-Амвросиевская женская пустынь. Шамордино. Православный женский монастырь рядом с деревней Шамордино Калужской области. Был основан преподобным Амвросием Оптинским в 1884 году.

Слайд 8. Свято-Тихонова пустынь. Монастырь расположен в селе Льва-Толстое. Обитель основал преподобный Тихон, Калужский чудотворец в XV веке.

Слайд 9, 10. Свято-Никольский Черноостровский монастырь. Расположен в г. Малоярославце Калужской области. В прежние времена возвышенное место, занимаемое монастырем, было окружено с трех сторон рвами и покрыто высоким черным лесом, отчего и именовалось Черным островом. Поэтому и сам монастырь получил название Черноостровского, а по расположенному на нем храму Святителя Николая – Никольского.

Слайд 11, 12. Свято-Георгиевский Мещевский монастырь. Обитель в честь великомученика Георгия Победоносца основана в конце 15 века в 30 км от г. Мещовска.

Слайд 13, 14. Спасо-Преображенский Воротынский женский монастырь. Монастырь основан вскоре после «Стояния на Угре» на средства князя Д.Ф. Воротынского в 1498 г. в низовье р. Угры. Предположительно, первоначальником обители был ученик преподобного Тихона Калужского Никифор.

Слайд 16. В монастырях совершают богослужения – церковная служба в храме.

Слайд 17. Православное Богослужебное пение. Святой Иоанн Златоуст говорил, что земная музыка – лишь подражание небесной.

Слайд 18. В монастырях монахи молятся при полном воздержании во всем. Главная заслуга монастырей состоит в непрестанной молитве о Церкви, Отечестве, живых и умерших. Монахи строят храмы, восстанавливают монастыри.

Слайд 19. Монахи трудятся в монастырских мастерских, учатся колокольному звону, делают свечи. Монахи очень трудолюбивые.

Слайд 20. В течение многих веков почти все книги (и не только церковные) переписывали именно монахи. Писание икон во все времена было и есть самое высокое искусство, святое и Богом благословенное дело.

Слайд 21. Церковь и ее священнослужители делают все, чтобы воспитать высокие духовные качества у людей. Именно в монастырских обителях поддерживалось христианское просвещение, открывая в русских людях самые лучшие чувства: любовь к ближним, к Родине, к Православию.

Слайд 22, 23. При монастырях создаются Воскресные школы. Обучение грамоте – священное дело, т.к. грамота учит чтению и пониманию Божественных писаний и таин Божиих.

Слайд 24, 25, 26. Монахи трудятся на монастырских приусадебных участках, огородах, цветниках.

Слайд 27. Монастырь – это место, где живут монахи – ангелы, посвятившие свою жизнь служению Богу и живущие в уединении.

Монастырь – это особый мир, там свои законы и правила. Туда приезжают люди, чтобы поклониться святыням, очистить свою душу ( паломники ). Некоторые люди едут за советом в трудной жизненной ситуации, за исцелением от болезни. А некоторые люди связывают свою жизнь с Богом и остаются в монастыре совершать свой подвиг благочестия.

Кто эти люди? Монахи, иноки, послушники.

Скажите, пожалуйста, можно ли по внешнему виду отличить монаха от обычных мирян? Как одеваются монахи и монахини? ( Показать фото с Батюшкой )

Да, монахи одеты по-особенному. Монашеское облачение (Слайд 2).

На голове монахи носят головной убор, который называется « клобук ». Он понимается как подобие воинского шлема и напоминает о том, что монах должен защищать свой ум от плохих мыслей.

Мантия – облачение, окутывающее все тело как знак жизни под Божией защитой.

Чётки – бусинки-узелки; их перебирание помогает монаху сосредоточиться в молитве.

Сами монахи свое облачение воспринимают как воинское: чётки называют «меч веры», клобук – «шлем веры».

Почему монахи считают себя воинами? С кем или с чем они ведут борьбу? Монахи – воины Христовы в борьбе со злом.

Монахом стать трудно. Чтобы отличить призвание от случайного каприза, тому, кто пожелал стать монахом, предлагается несколько лет просто пожить при монастыре «в послушании», то есть стать послушником.

Знаете что такое послушание?

Послушание означает, что человек принимает очень серьезное и мужественное решение: я не буду сам решать, что мне сейчас ко благу или нет, а буду спрашивать об этом у более опытных и мудрых людей .

Когда же послушник лучше присмотрится и к себе, и к жизни монастыря, он просит принять его в монахи. Он приносит «монашеские обеты», то есть обещает жить в послушании, безбрачии и без личных вещей .

После произнесения обетов послушника «постригают». С него и в самом деле состригают несколько прядей волос. Постриг монаха означает, что он сам, свободно, отдает себя в слуги Христу. Для него начинается совсем другая жизнь, он дает обещание посвятить свою жизнь Богу и поэтому при постриге ему дают новое имя . Это очень нелегкий путь – удел избранных.

Как вы думаете, в чем главная заслуга монахов, монастырей?

Но главная заслуга состоит в непрестанной молитве о Церкви, Отечестве, живых и умерших.

К теме сегодняшнего урока мы посмотрим мультфильм О преподобном Серафиме Саровском (7 мин.).

  • старец – пожилой монах, отшельник;
  • мальчик Прохор – монах дает обещание посвятить свою жизнь Богу и поэтому при постриге ему дают новое имя;
  • мать сына в благочестии растила – жизнь по законам Божиим, посвященная трудам и молитвам ;
  • ушел в монастырь в Саров. Молитвой, воздержаньем и терпеньем спасался он – ощутил в себе особое призвание быть всегда только с Богом;
  • дано при постриге монаху имя – Серафим (огненный – пламенеющий любовью к Богу) за пламенную веру и служенье;
  • стал в глуши лесной в пустынной келье жить в уединенье и радоваться пище неземной (духовной) – монах-пустынник, отшельник. Кормился овощами со своего огорода;
  • в трудах, молитвах, чтении Псалтири и Библии он время проводил;
  • молясь на камне 1000 ночей;
  • икона в келье – больше ничего. Келья – отдельная комната или отдельное жилище монаха;
  • простил без гнева;
  • всех на свете пламенно любя;
  • «Христос Воскресе! Радость моя» – говорил при встрече;
  • прозреньем, утешеньем и советом он всем служил, болящих исцелял;
  • и женскую в Дивееве обитель устраивал Саровский попечитель;
  • праведник – человек, строго придерживающийся заповедей, моральных предписаний.

Вопросы после просмотра мультфильма:

  1. Кого мы называем святыми? Людей, угодивших Богу. Святые такие же люди, как и мы с вами, только они победили свои грехи.
  2. Как мы называем святого Серафима Саровского? Преподобный – это святые монахи, которые угодили Богу, пребывая в посте и молитве, живя в благочестии.
  3. Кто знает, почему преподобного Серафима в детстве звали по-другому? Потому что монаху при постриге дают другое имя.
  4. Что такое обитель? Как можно сказать по-другому? Монастырь.
  5. В монастырях живут монахи. Что это за люди? Эти люди уходят в монастыри от обычной жизни, там они молятся за мир.
  6. Настоятель монастыря велел отцу Серафиму вернуться в монастырь. Отец Серафим послушался и поселился в своей келье. Кто такой настоятель и почему преподобный Серафим послушался его? Настоятель – это главный, старший монах в монастыре, поэтому все монахи должны его слушаться.
  7. Объясните, что означает слово монах. Монахи (иноки) – люди, которые удаляются от мира и стремятся всю свою жизнь посвятить Богу.
  8. Как монахи оказались в городах? Со временем люди заметили в глазах монахов какую-то особую тишину, радость, свет, мир. И горожане стали зазывать монахов к себе: «вы вернитесь из ваших пустынь. Мы построим для вас храмы и дома, вокруг них построим стены, чтобы шум и вид городской суеты не касался вас. Но только разрешите нам приходить к вам, чтоб участвовать в вашей молитве и для того, чтобы получать ваши духовные советы». Так кроме монахов-пустынников появились городские «монастыри».
  9. Что такое монастырь? Монастырь – это место, где монахи живут все вместе, трудятся на общую пользу, подчиняются одним правилам.

Если останется время: Слайд 3.

Прочитать рассказ «Слава тебе, Боже» – ДПК Егорушка, стр. 79.

«Исповедь бывшей послушницы»: как живут в монастыре женщины с детьми

История девушки, прожившей несколько лет в одном из известных российских женских монастырей, и ее исповедь совершила переворот в сознании многих людей. Книга написана от первого лица и посвящена, пожалуй, самой закрытой теме — жизни в современном монастыре. В ней много интересных наблюдений, рассуждений о монашестве и сходстве церковных структур с сектой. Но наше внимание привлекла глава, посвященная тем, кто ушел в монастырь… и взял с собой детей.

«Поскольку подъем для нас был в 7, а не в 5 утра, как у сестер монастыря, нам не полагалось днем никакого отдыха, посидеть и отдохнуть мы могли только за столом во время трапезы, которая длилась 20–30 минут.

Весь день паломники должны были быть на послушании, то есть делать то, что говорит специально приставленная к ним сестра. Эту сестру звали послушница Харитина, и она была вторым человеком в монастыре — после матери Космы, — с которым мне довелось общаться. Неизменно вежливая, с очень приятными манерами, с нами она была все время какая-то нарочито бодрая и даже веселая, но на бледно-сером лице с темными кругами у глаз читалась усталость и даже изможденность. На ее лице редко можно было увидеть какую-либо эмоцию, кроме все время одинаковой полуулыбки.

Харитина давала нам задания, что нужно было помыть и убрать, обеспечивала нас тряпками и всем необходимым для уборки, следила, чтобы мы все время были заняты. Одежда у нее была довольно странная: вылинявшая серо-синяя юбка, такая старая, как будто ее носили уже целую вечность, не менее ветхая рубашка непонятного фасона с дырявыми рюшечками и серый платок, который когда-то, наверное, был черным. Она была старшая на «детской», то есть была ответственна за гостевую и детскую трапезные, где кормили детей монастырского приюта, гостей, а также устраивали праздники. Харитина постоянно что-то делала, бегала, сама вместе с поваром и трапезником разносила еду, мыла посуду, обслуживала гостей, помогала паломникам.

Жила она прямо на кухне, в маленькой комнатке, похожей на конуру, расположенной за входной дверью. Там же, в этой каморке, рядом со складным диванчиком, где она спала ночью, не раздеваясь, свернувшись калачиком, как зверек, складировались в коробках различные ценные кухонные вещи и хранились все ключи.

«Мамы» — это женщины с детьми, которых их духовники благословили на монашеский подвиг. Поэтому они пришли сюда, в Свято-Никольский Черноостровский монастырь, где есть детский приют «Отрада» и православная гимназия прямо в стенах монастыря. Дети здесь живут на полном пансионе в отдельном здании приюта, учатся, помимо основных школьных дисциплин, музыке, танцам, актерскому мастерству. Хотя приют считается сиротским, чуть ли не треть детей в нем отнюдь не сироты, а дети с «мамами».

«Мамы» находятся у игумении Николаи на особом счету. Они трудятся на самых тяжелых послушаниях (коровник, кухня, уборка) и не имеют, как остальные сестры, часа отдыха в день, то есть трудятся с 7 утра и до 11–12 ночи без отдыха, монашеское молитвенное правило у них также заменено послушанием (работой). Литургию в храме они посещают только по воскресеньям. Воскресенье — единственный день, когда им положено 3 часа свободного времени днем на общение с ребенком или отдых. У некоторых в приюте живут не один, а два, у одной «мамы» было даже три ребенка. На собраниях Матушка часто говорила таким: «Ты должна работать за двоих. Мы растим твоего ребенка. Не будь неблагодарной!»

У Харитины в приюте была дочка Анастасия, совсем маленькая, тогда ей было примерно полтора-два годика. Я не знаю ее истории, в монастыре сестрам запрещено рассказывать о своей жизни «в миру», не знаю, каким образом Харитина попала в монастырь с таким маленьким ребенком. Я даже не знаю ее настоящего имени. От одной сестры я слышала про несчастную любовь, неудавшуюся семейную жизнь и благословение старца Власия на монашество.

Большинство «мам» попали сюда именно так, по благословению старца Боровского монастыря Власия или старца Оптиной пустыни Илия (Ноздрина). Эти женщины не были какими-то особенными, многие до монастыря имели и жилье, и хорошую работу, некоторые были с высшим образованием, просто в сложный период своей жизни они оказались здесь. Целыми днями эти «мамы» трудились на тяжелых послушаниях, расплачиваясь своим здоровьем, пока детей воспитывали чужие люди в казарменной обстановке приюта.

На больших праздниках, когда в монастырь приезжал наш митрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин), или другие важные гости, маленькую дочку Харитины в красивом платьице подводили к ним, фотографировали, она с двумя другими маленькими девочками пела песенки и танцевала. Пухленькая, кудрявая, здоровенькая, она вызывала всеобщее умиление.

Харитине игумения запрещала часто общаться с дочкой: по ее словам, это отвлекало от работы, и к тому же остальные дети могли завидовать.

Истории всех этих «мам» вызывали у меня всегда возмущение. Редко это были какие-то неблагополучные мамы, у которых нужно было забирать детей в приют.

Но ведь духовники и старцы существуют как раз для того, чтобы направлять людей на правильный путь, попросту «вправлять людям мозги». А получается наоборот: женщина, у которой есть дети, возомнив себя будущей монахиней и подвижницей, идет к такому духовнику, а он вместо того, чтобы объяснить ей, что ее подвиг как раз и заключается в воспитании детей, благословляет ее в монастырь. Или, еще хуже, настаивает на таком благословении, объясняя это тем, что в миру трудно спастись.

Как можно отправить туда ребенка, у которого есть мама? Сирот из обычных детских домов могут усыновить, взять в приемную семью или под опеку, особенно маленьких, они находятся в базах данных на усыновление. Дети из монастырских приютов этой надежды лишены — ни в одной базе их нет. Как вообще можно благословлять женщин с детьми в монастыри? Почему нет никакого законодательства, которое бы запрещало это делать горе-духовникам и старцам, а игумениям, как мать Николая, их с удовольствием эксплуатировать? Несколько лет назад вышло какое-то правило, запрещающее постригать в иночество или монашество послушниц, у которых дети не достигли 18 лет. Но это ничего не изменило».

Какая-то антиреклама церкви.

Нормально всё, дети хотя бы вырастут, не голодные, обученные, всегда присмотренные, без побоев, не развращенные. В детских домах гораздо хуже. И сколько случаев, когда мамы от тяжелой жизни спиваются, бьют детей, дети погибают в пожарах или выпадают из окон. Что могут монастыри по своим возможностям и разумению, то и дают.

А автор, получается, сбежала? Почему в послушницы пошла, чтобы потом книгу написать? Думаю, именно по этой причине и не может понять остальных послушниц.

Я очень внимательно прочитала все, что написала эта женщина. Создается впечатление что книга заказная, т.к. упущены важные моменты, а главные акценты на чудовищном рабском труде и иных несправедливых вещах. Главное – назвали имена очень хороших людей, Илию, который огромному количеству людей помогает, не отдыхает почти в свои года, ему вроде 80. Почему ни слова не сказано о том, что каждая из этих послушниц может собрать вещи и уйти в любой момент, оставив даже детей там, их не сдадут в приют. Там, в отличие от сект, людей не держат. Деньги не трясут. Это даже правильно, живешь, ешь пьешь, работай, лекарство от плохих мыслей. Везде есть перегибы, и каждая настоятельница свои порядки назначает. А сколько женщин добровольно себя приносят в жертву мужчинам, которые их не любят, не уважают. А тут за труд автор ругает. Часто в монастырях назначают не препараты, которые овоща из человека делают, а труд как лекарство от суицида. Вот умеем мы русские хаить свое родное. 100% у меня уверенность в том что книга заказная, а женщина засланный казачок, посмотрела накатала. Чтобы очернить, опорочить. Есть такая русская актриса, она играла в фильме Чародеи. Ее муж перед смертью оставил ей видео, на котором говорил “Любимая, ты губишь себя, и не твои многие аборты, пьянки и гулянки, главное это то что ты искренне ненавидишь людей и издеваешься над ними”. Эта актриса ходит в платке она старая уже. И представить что на ум человеку вспомнятся все эти вещи, так не только на 10 часовую смену, вообще спать не сможешь. Единственный институт, который принимает беж условий мам брошенных одиноких, молодых, которым их матери запрещали рожать, говорили иди аборт делай, не буду помогать тебе. И они там обретают семью, о таких девочках и их детках заботятся даже кружки организованы. Да, надо работать, но это же полезно бывает. А автор наверное никогда не стояла у станка в две смены чтобы на хлеб хватало. И ей поэтому не понравилось, что цветочки стричь заставляют по 10 часов в сутки.

Такой темп, чтобы человек с собой не покончил, задают вместо препаратов, которые овощем сделают. Выдернутые из контекста вещи и акценты на несчастных замученных затравленных и о ужас, в одной юбке зрящих женщин)) Спрашивается почему автор пошла в монастырь и для чего, все ведь знают что там строго и мини юбок не носят а трудятся и думают о душе. А у той женщины может 10 абортов за спиной, поэтому она синюшного цвета что помнит и раскаивается а детей нет, гулянки счастья не принесли, и один выход чтобы не думать упахаться. Я знаю семейных женщин которые так делают и не по 10 а почти сутки на пролет, что бы не думать о своем несчастье. Охаила единственное место где людям, мамам помогают бесплатно не забирая детей, да это правильно, трудиться это благодарность называется, если детям есть нечего и на улицу выкинули. А тут и дом и теплая постель и даже учеба и воспитание и мама может прийти. Да эти женщины счастливы такой жизни, иначе собрала вещи и иди никто же не держит. Работай живи у себя дома, или снимай, или в другую организацию обращайся, но женщины в храм идут когда душе плохо, они там не о селфи думают а о своих ошибках так часто бывает что там лучше чем в семье относятся, и правильно что к труду приучают, сейчас всем нравится разбогатеть или умереть пытаясь. И мужики на диванах лежат потому что не приучены к труду, за компами играют взрослые мужчины, пока жена как белка в колесе. Или женщины ждущие богатого и готовит пусть прислуга, ребенка только если няня, и вообще где мое кольцо картье, а то Тиффани уже надоело.

А знаете, девочки, что самое интересное. Упоминается имя иероманаха Илии. Это добрейшей души человек. Он православными почитается как самоотверженный добрый дедушка. Огромное количество фильмов о нем есть, кому интересно, посмотрите. Ему около 80 а день начинается рано с того что приходит люди с которыми он разговаривает, по голове гладит успокаивает, и так до глубокого вечера. Статья рядом о девушке которая выбросилась в день рождения, вот он таким помогает, отчаявшимся, на которых родственники забили. Он вместо них гладит по голове молится утешает, слова подбирает. И монастыри нерезиновые. Они физически не вместят всех желающих, советуют прожить там только некоторым кому это жизненно важно, не суицидом заканчивать а упахаться. Режим дня наладить. Коллектив там, труд совместный. Оох какого человека охаили. Так грустно и обидно. И ради чего? Ради бумажек. В непростое время. Почему автор не написала в каком огромном количестве монастырей мамам разрешают ложиться спать с маленькими детками на одну кровать?! Ну что же так несправедливо.

Ну осталось неприятное послевкусие от книги. вернее той части что здесь предоставлена. Может вырвано что-то из контекста и такое ощущение. Понять можно только прочитав полностью книгу, НО как-то желания нет. Никого осуждать не буду да и не имею право – каждый вершитель своей судьбы. Раз пошли в монастырь, значит что-то толкнуло. Вспомнилось. Дюжев рассказывал как ему вера помогла пережить очень и очень тяжёлый промежуток жизни, когда один за другим умирали родные. Вера, труд при монастыре помогли ему . а ведь часто такое не выдерживают или спиваются. или руки на себя накладывают и пр. Так он сам говорил задумывался о монашечестве, но его в том же монастыре отговорили сказав что ему будет лучше жить в “миру”, в чем оказались правы, все у него сложилось – и карьера, и семья. Так что не надо всех под одну гребёнку. Человеческий фактор никто не отменял. Верю ли я. Ответ – да. но это пришло со временем и естественно непростыми обстоятельствами. Да, жизнь бьёт и не слабо. и если человек находит хоть малейшее утешение от религии – почему нет. Конечно без вреда окружающим. Фанатизм и вера – это разные вещи. если для кого-то это одно, то это уже не вера. Ну и конечно поговорка “На Бога надейся,а сам не плошай” тоже никто не отменял. Принимаем решения, ищем выходы. входы. живём, а не складыванием ручки, что все утрясется само собой.

Я не думаю, что книга заказная, но не верю и в эту скромность “написана не для печати”. ага. И не понимаю автора. Вроде известно, что это тяжелый труд. Не готова – не иди, вот и вся проблема. Или надо и монастыри переделать для комфорта, чтобы можно было спасаться в удовольствие? Да, есть недостатки. Где у нас их нет. Но нечего на себя брать не по силам, значит. А Власий, кстати, очень серьезный товарищ, кого попало не благословит в монахи. Имела честь пообщаться. Значит, такая ситуация и желание было у этих мам с детьми. Может, автор горя в жизни не видела, не знаю.Кто ей сказал, что это не алкоголички и не наркоманки бывшие, что, клеймо на них не стояло соответствующее? Как раз для таких женщин, пусть и с детьми, монастырь чаще всего – почти единственный выход. В общем не нравится мне такая позиция автора, хоть я и не особо верующий человек.

Детей жаль. Матери сами решили, как им жить, а дети то за что провинились. Или кто-то считает жизнь в приюте, а не вместе с любящей мамой благом для ребенка. Зачем надо заставлять так много работать тех же матерей, вместо того чтобы больше уделять времени своему ребенку. Какое-то немилосердное отношение к людям. Как будто люди – сор, и их основное предназначение – это уборка скотного двора. Бог – у нас должен быть прежде всего в душе. Это наша совесть и ориентир в жизни.

Я не чувствую благодати в современной православной церкви.Во всяком случае у нас в городе как-то так все устроено. Моя подруга ходила на исповедь, у нее батюшка такие грязные подробности выпытывал, что она потом в шоке была долго. Когда я дочек крестила, батюшка был какой-то рассеянный, все быстро, скомканно. Когда мы уже из церкви выходили, он нас буквально обогнал уже переодетый, на ходу бросив кому-то “мне еще дом сегодня освящать” – а у нас в городе это бизнес реальный, дома освящать и машины. Опять же смотрю на наших патриархов, люди не то, что не бедствуют, а откровенно жируют. Хотя, есть пример, когда церковь, возможно, и помогает. Бывшая жена моего мужа бросила его, очень сильно полюбив другого мужчину. А как потом оказалось, тот был крепко завязан с криминалом. Она много с ним ездила по региону, часто возвращалась в синяках, пару раз с переломами, сын рассказывал, что у этого мужчины было оружие с собой постоянно. И в итоге неизвестно, что там произошло такое, но они разошлись, и теперь она из церкви не вылезает. И ребенка в воскресную школу водит. Возможно, случилось нечто ужасное, а церковь ей помогает забыться. Но мне бы не помогла. Я верю в Бога. Но вот это посредничество в виде церкви никакого доверия не вызывает – мне кажется, в нем многое перевернуто с ног на голову.

Азбука монашеской жизни

Аскетика. Это слово пришло в христианство из древнегреческого спортивного мира и буквально означает «искусство упражнения». В христианском контексте аскетика – комплекс мер, упорядочивающих разные стороны монашеской жизни, с целью борьбы со страстями.

Подвижник. Корень это слова – «подвиг». Подвижник – человек, постоянно исполняющий те или иные аскетические действия, подвизающийся (то есть берущий на себя подвиг борьбы) против той или иной страсти.

Смирение. Ни одно другое слово не понимается нецерковными людьми так неверно, как это. Под смирением часто имеют в виду забитость, унижение, чувство вины, неумение и нежелание отстоять, где это необходимо, достоинство человека и христианина. А значение глагола «смирить» обычно понимают как синоним слова «унизить». Но в духовной жизни христианина ни одна другая добродетель не значит так много и, одновременно, не дается так трудно, как эта.

Смирение – это трезвое видение самого себя. Человека, у которого нет смирения, действительно можно сравнить с пьяным. Как тот находится в эйфории, думая, что «море по колено», не видит себя со стороны и поэтому бывает не в состоянии правильно оценить многие трудные ситуации, так и отсутствие смирения приводит к духовной эйфории – человек абсолютно не видит себя со стороны и не может адекватно оценить ситуацию, в которой он находится по отношению к Богу, людям и самому себе. Разделить смирение на эти три категории можно лишь условно, теоретически, для удобства восприятия, но по сути – это одно качество.

Смирение по отношению к Богу – это видение своих грехов, надежда только на Божие милосердие, но не на собственные заслуги, любовь к нему, соединенная с безропотным перенесением жизненных невзгод и трудностей. По отношению к другим людям – отсутствие гнева и раздражения даже на тех, кто, казалось бы, вполне заслуживает этого. Эта искренняя незлобивость основана на том, что Господь любит человека, с которым произошло разногласие, так же, как и тебя. Человек, обладающий смирением по отношению к самому себе, не смотрит за недостатками других, зато прекрасно видит собственные. Более того, в любом конфликте он винит только себя, и на любое обвинение или даже оскорбление в свой адрес такой человек готов происзнести искреннее «прости». Вся святоотеческая монашеская литература говорит о том, что без смирения не может быть совершено ни одно действительно доброе дело, а многие святые говорили, что можно не иметь никакой другой добродетели, кроме смирения, и все равно оказаться рядом с Богом.

Безусловно, то, о чем сказано – это идеал, но идеал, к которому должен постепенно идти каждый христианин, а не только монах, иначе жизнь в церкви, а значит – путь к Богу – окажется бесплодным. Не случайно корнем слова «смирение» является «мир». Наличие в сердце смирения действительно свидетельствуется глубоким и прочным душевным миром, любовью к Богу и людям, состраданием ко всем, духовной тишиной и радостью, умением слышать и понимать волю Божию и различные точки зрения и позицию других людей.

Скит. Это слово, которое пришло к нам из географии. «Скитос» – название пустынного места в Нижнем Египте. В египетской пустыне оно располагалось намного дальше и глубже, чем обычные монашеские поселения. Там жили анахореты (греч. – отшельники), которые специально уходили как можно дальше от мира и людей, чтобы целиком посвятить свою жизнь богообщению. В современных обителях скит – это тоже место уединения. Обычно он находится в юрисдикции монастыря, но располагается за его пределами. Там селятся самые опытные иноки. В русских монастырях скит часто владеет и землей, ведет хозяйственную деятельность, обсепечивая монастырь продовольствием.

Правило. Это ежедневные утренние и вечерние молитвы, которые должен совершать не только монах, но и любой христианин. Однако монашеское правило обычно длиннее, чем у мирян. Правило бывает общим – обязательным для всех или индивидуальным, подбираемым для каждого монаха духовником с учетом его духовного состояния, сил и занятости. Для мирян предпочтительнее второй путь совершения ежедневного правила.

Беседа с детьми о монашеской жизни

Беседа с детьми о монашеской жизни

Здравствуйте дорогие дети и родители!

Мы вновь рады приветствовать Вас на православном сайта «Семья и Вера»!

Сегодня мы побеседуем с Вами о монахах и монашестве.

Монахи, это те люди, которые посвятили себя Богу! Они отреклись от земной жизни, от радостей мира, даже от своих мыслей, и всецело предались к духовному деланию. Они много молятся, много постятся, читают духовные книги и устремляют свои мысли в Райские обители – к Богу!

Для того, чтобы лучше понять монашество, лучше всего поговорить с самим монахом.

Ниже мы прилагаем замечательную беседу детей с монахом и старцем Силуаном Афонским, из которой мы с Вами много чего интересного для себя поймем.

Из книги архимандрита Софрония (Сахарова) «Старец Силуан Афонский»

«Милые дети бегают по лугам, рвут цветы, поют и радуются, потому что их веселит благодать Божия. Но вот увидели они монаха и говорят ему:

— Смотри: Господь украсил небо звездами и землю реками и садами; орлы высоко под облаками летают и наслаждаются красотою природы; птицы весело поют в рощах и полях, а ты, монах, сидишь в келий и не видишь всей Красоты Божией. Сидишь и плачешь. О чем ты плачешь в своей маленькой келий, когда солнце светит, весь мир в красоте, и всюду радость на земле?

Так спрашивали дети монаха, но он отвечал им:

— Дети, вы не понимаете моего плача. Душа моя плачет о вас, что вы не знаете Бога, Который создал всю эту красоту. Душа моя знает Его, и всем вам я хочу этого знания, и поэтому скорблю и слезно молю Бога о вас, чтобы и вы познали Господа Духом Святым.

— Что значит познать Господа Духом Святым?

— Умом, дети, познать Господа нельзя. Но вы читайте Божественное Писание, в нем живет благодать, которая будет услаждать вас, и так вы познаете Господа и будете с радостью работать Ему день и ночь. Когда же познаете Господа, тогда уйдет желание смотреть на этот мир, но душа будет стремиться видеть славу Господню на небесах.

— А нам нравятся цветы, и мы любим гулять и веселиться.

— Вы любите гулять по полям и рвать цветы; вы любите петь и слушать пение птиц, но есть на небе прекраснее всего этого — рай, где живет Господь со ангелами и святыми. Там тоже есть веселие и поются песни, но иные, лучшие, и когда душа услышит те песни, то не может забыть их никогда и уже не влекут ее песни земные.

— Но мы любим петь.

— Пойте, дети, Господу Духом Святым; пойте во смирении и любви.

— А почему ты плачешь, мы не понимаем?

— Я плачу о вас, детки. Глядя на вас, жалею вас и прошу Господа, чтобы хранил Он вас, чтобы познали вы Творца и Господа своего. Я смотрю на вас, и вот, вы похожи на отрока Христа, и хочу, чтобы вы не потеряли благодать Божию и не стали бы, когда вырастете, похожи на врага за плохие мысли. Я хочу, чтобы вы всегда были похожи на Сына Пречистой Матери Божией. Этого желает душа моя вам. Об этом я и молюсь. Мне жалко всех детей на земле, и потому я плачу за всех невинных детей и сирот. Я плачу, дети, за мир и сетую о всем народе Божием: «Господи, пошли милость Твою на детей земли, которых Ты любишь, и дай им познать Тебя Духом Святым, и научи их славить Тебя. Слезно прошу Тебя, услышь молитву мою, и всем дай познать славу Твою Духом Святым». Дети, любите Бога, как любят Его Ангелы на небесах.

— Мы никогда не видали Бога, как можем мы Его любить?

— Детки мои возлюбленные, вы думайте о Боге всегда, что Он вас любит, и дал вам жизнь для того, чтобы вы вечно с Ним жили и наслаждались Его любовью.

— Как можем мы знать, что Бог нас любит?

— По плодам, детки, познается любовь: когда мы в любви Божией, то боимся греха, и на душе покойно и весело, и хочется помнить Бога все время, и хочется молиться, и в душе хорошие мысли.

— Как узнать, какие мысли в нас живут, и какие из них хорошие или плохие?

— Чтобы распознать мысли добрые от злых, нужно держать ум свой чистым в Боге.

— Не понимаем, как можем мы держать ум в Боге, когда мы не видели Бога и не знаем Его; и что значит – чистый ум?

— Детки, вы помышляйте, что Бог вас видит, хотя вы Его не видите. Так вы будете ходить всегда пред лицом Господа. Хотя это малая любовь, но если сохраните слово мое, то оно приведет вас к большой любви, и тогда Духом Святым вы познаете все то, что я вам говорю и чего сейчас вы еще не разумеете».

Некоторым из Вас, дорогие дети, действительно, будет сложно понять слова старца-монаха Силуана Афонского. Но если мы будем следовать его советам, читать духовные книги, чаще молиться, обязательно ходить с родителями в храм, тогда нам будет намного радостнее жить! И мы будем чувствовать Господа еще сильнее и понимать тех людей, которые посвятили себя монашеству.

Читайте также другие интересные беседы:

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

«Монастырское детство»

Продолжаем разговор с насельниками Сретенского монастыря, отмечающего в этом году 20-летие возобновления монашеского общежития. Наш собеседник – один из старейших насельников обители нового времени иеромонах Клеопа (Данелян). Сегодня мы узнаем об истории монастырского сада, экономских послушаниях и «монастырском детстве».

– Отец Клеопа, расскажите, пожалуйста, как вы избрали монашеский путь.

– Читая Евангелие, я встретил слова Спасителя о том, кто такие монахи, – хотя собственно о монашестве там ничего не говорилось. Слова эти следующие: «Есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного» (Мф. 19: 12). И у меня в голове возник образ монашества. Я сразу понял, что это мое.

Сначала я читал только Евангелие, больше никакой духовной литературы не читал. Оно открыло для меня духовную жизнь. Какое-то время я просто жил Евангелием; как говорил преподобный Серафим: плавал в Евангелии. И потом мне просто опостылел этот мир, мир товарно-денежных отношений, я уже не знал, куда девать себя, – и в конечном итоге поступил в Сретенский монастырь.

Конец 1990-х
– Но почему именно в Сретенский? Каким был монастырь, когда вы только пришли сюда?

– Только одно могу сказать: Десница Божия меня привела в нашу обитель.

Я пришел сюда в 1996 году, в марте, Великим постом. В целом, конечно, монастырь был таким же, как сейчас. В то же время люди, которые приходили тогда в обитель, – это были еще «советские граждане», много было незаурядных личностей, из которых кто-то уже отошел в мир иной, кто-то ушел в мир.

Когда я впервые увидел отца Тихона, он мне почему-то тут же показался похожим на какого-то католического кардинала. Конечно, это представление впоследствии развеялось – но первое впечатление было именно таким.

Мы, пришедшие в монастырь в 1990-е годы, как-то не задумывались над тем, исполнять послушание или нет. Сказано сделать – значит, надо сделать. И неважно, большое послушание или нет, грязное или нет, сложное или легкое, ночью или днем, – это послушание, и его надо выполнить. По нынешним молодым насельникам этого как-то не замечаешь. У людей, пришедших в те годы, было больше искренней ревности. Послушаний тогда было больше, но больше было и душевной работы.

– Каким было ваше первое послушание?

– Когда я только пришел в обитель, я послушался в саду, под начальством инока Аркадия. Я отдаю должное этому человеку: он самоотверженно трудился над благоустройством территории. Он и ко мне, и ко всем был довольно строг, и я с ним долго не находил общего языка. И вот как-то раз нам пришлось поехать за рассадой. И я ему купил килограмм бананов. После этого отношения у нас наладились, он стал называть меня «сыночка».

Больше всего мне запомнилось просеивание старой земли на территории монастыря. Десятки людей, просто зашедших в храм, были буквально схвачены Аркадием по дороге туда или оттуда: кто бы они ни были, он хватал их и настоятельно просил, вернее сказать – заставлял помогать просеивать эту землю. Был даже такой случай: один человек шел на какие-то бандитские разборки, решил перед этим зайти в храм – но тут его поймал отец Аркадий и посадил просеивать землю. Тот человек принял это как действие Промысла Божиего, оказал послушание отцу Аркадию, не пошел на эти разборки и таким образом, быть может, спасся от смерти.

Инок Аркадий
При работе над садом постоянно находили большое количество костей – тех людей, которые раньше были погребены на монастырском кладбище, разоренном в советское время. Мы все их собирали и потом погребли возле поклонного креста при входе в монастырь.

Отец Аркадий, конечно, родоначальник нашего монастырского сада. Он очень трепетно относился к саду, мог даже грубовато остановить человека, который покушался сорвать или даже понюхать его розу.

Дорогу от входа в монастырь к храму он называл «дорожка Царских мучеников», он посадил там розы и каждую розу назвал именем кого-то из Царственных страстотерпцев: царица Александра, царевич Алексий и так далее.

Такого отношения к послушанию я больше не видел, он мог костьми лечь за него. В чем-то можно было его осуждать, но такая любовь к послушанию – это просто удивительно. Он договаривался с питомниками, кто-то ему приносил эти розы – благоустраивал территорию. Даже когда он уже ходить не мог, его привозили в сад на инвалидной коляске, и он там что-то пытался сделать для своих розочек.

Помню, воплощением ада на земле ему почему-то представлялась Польша – он сам долгое время прожил на Западной Украине и, наверное, натерпелся там от униатов. Поэтому когда кто-то каким-то образом покушался на его сад, отец Аркадий посылал всех в Польшу. «Убирайтесь в свою Польшу!» – это было самое страшное ругательство.

В самом начале я где-то полгода прожил с ним в одной келье. Характер у него был, мягко говоря, непростой – поэтому сейчас я сам удивляюсь, как я мог с ним жить. Наверное, это потому, что тогда у нас было очень много послушаний, и, приходя в келью, мы просто падали. Работать до ночи – это было нормально.

– Какие еще послушания вы проходили за время жизни в монастыре?

– Самые разные, чуть ли не все монастырские дела через меня прошли. Послушался в трапезной, на книжном складе. В ризнице был – это тоже такое тяжелое послушание, особенно перед архиерейскими службами. Перед приездом архиерея мы работали до 4–5 утра и потом еще приходили на службу.

Вместе с отцом Киприаном мы создавали просфорню. Сначала у нас всё было совсем безвидно, первые просфоры пекли ночью на кухне. А сейчас наша просфорня – просто образцовая, к нам приезжают учиться из самых разных мест и даже из-за границы.

Какое-то время был скитоначальником. Мы жили в скиту с отцом Зосимой, каждый день в 5 утра служили литургию: я служил, а отец Зосима, который тогда еще не был священником, пел.

Раньше в монастыре был хороший братский хор. Пели отец Серафим, отец Зосима, отец Лука и я. И нам нравилось петь, и наши прихожане были очень довольны. По воскресным и праздничным дням мы пели на ранней литургии, а потом служили на поздней. И воспринимали это совершенно нормально, даже с радостью. Сил, может быть, и не хватало, но духовно было очень хорошо.

– Повлияло ли на монастырскую жизнь появление семинарии?

– Пожалуй, да. С появлением семинарии как-то стало меньше общения между братией, мы немного разобщились. Возможно, мы просто выросли. Но то «монастырское детство», когда мы были все вместе, мне вспоминается как самое радостное время в моей жизни.

Хотя я очень хотел учиться в семинарии, и как только она появилась, я тут же туда пошел. Мне очень нравилось учиться. Экзамены сдавать не нравилось, а учиться, узнавать новое – очень здорово.

– Отец Клеопа, вы являетесь экономом монастыря. В чем заключается это послушание, и какую роль оно играет в монастырской жизни?

– Эконом отвечает за всю хозяйственную жизнь монастыря – стройки в обители, рабочее состояние монастырских зданий, монастырской техники, благоустройство и чистоту территории. Сейчас у нас в связи с увеличением объема работ это послушание распределено по нескольким нашим насельникам; за стройки, например, отвечает отец Амвросий. А раньше, конечно, было труднее. Работа по монастырю, закупки, строительные моменты – это еще куда ни шло, но вот общаться с городскими властями мне было особенно тяжело. Кто-то умеет строить отношения с властями предержащими, но мне было очень непросто.

Особенность экономского послушания в том, что у него нет ни начала, ни конца. Всё, что связано с экономской, пронизывает монастырь со всех сторон. Поэтому работы – непочатый край, и она никогда не может закончиться. Раньше я работал в просфорне – вот там ты конкретно видишь свои задачи, выполняешь их и, выполнив, получаешь какое-то удовлетворение от своего труда. А здесь никогда ничего не заканчивается, постоянно открываются всё новые и новые дела.

– Не мешает ли такая постоянная забота о земных нуждах монашеской жизни?

– Послушание в принципе не может мешать монашеской жизни. Как пишет святитель Игнатий (Брянчанинов): «Занятие полезное, в особенности занятие служебное, сопряженное с ответственностью, не препятствует к сохранению внимания к себе – оно руководствует к такому вниманию. Тем более руководствуют ко вниманию монастырские послушания, когда они исполняются должным образом». Мешает монашеской жизни – больше всего мешает – развлечение. Фильм посмотреть, музыку послушать – вот это отвлекает от монашеской жизни. Ропот отвлекает, но никак не послушание.

– Часто задают вопрос: «Как может быть монашеская жизнь в центре Москвы, в мегаполисе, где вокруг столько соблазнов?» Как бы вы могли ответить на этот вопрос?

– Честно говоря, я всех этих соблазнов не замечаю. В монастырь суета не проникает – если ты сам себе ее не добавишь.

– Расскажите, пожалуйста, с какими проблемами сейчас обычно приходят люди на исповедь, что наиболее препятствует духовной жизни в наше время.

– Самая главная проблема в наше время, как мне кажется, – это осуждение, перекладывание ответственности с себя на ближних. Когда человек не хочет признать, что он сам виноват в своих грехах, – это самое опасное в духовной жизни.

– У вас, наверное, за время вашего священнического служения появились духовные чада…

– Нет, какие там чада! Есть люди, которые просто приходят ко мне. Как я могу вести людей, если я сам слепой? Только могу что-то сказать, что я прочитал в Евангелии и у святых отцов, – и всё.

Православная Жизнь

30 января Церковь вспоминает основателя отшельнического монашества преподобного Антония Великого. В этой связи мы решили поговорить с митрополитом Антонием (Паканичем) о современном монашестве и путях его развития.

Известно, что преподобный Антоний совсем удалился из обитаемых мест и 20 лет жил в уединении. Подвижник страдал от голода и жажды, от холода и зноя, от множества искушений в своем уединении. Но самое страшное искушение пустынника, по слову самого Антония, – в сердце: это тоска по миру и волнение помыслов.

– Владыко, какое самое страшное искушение современного монаха, на Ваш взгляд?

– С момента грехопадения прародителей, когда в мир вошли похоть плоти, похоть очес и гордость житейская, враг рода человеческого продолжает действовать при помощи именно этих рычагов. Если мы откроем святоотеческое наследие, то увидим, что методы духовной брани подвижников древности остаются актуальными и в наше время. Ведь главная задача дьявола – оторвать человека от Бога. Поэтому самое опасное искушение для каждого христианина во все времена остается неизменным – это потеря живой связи с Господом. Не случайно преподобный Паисий Святогорец говорит, что «монахи – это радисты Матери Церкви, и, следовательно, если они уходят далеко от мира, то и это делают из любви, ибо уходят от “радиопомех” мира, чтобы иметь лучшую связь и больше и лучше помогать миру».

– Содержанием жизни монахов всегда считалась неустанная молитва, помышление о Боге, подвиг самоотречения и труд. Как изменились задачи и содержание монашеской жизни в сегодняшних реалиях?

– Монашество – это ответ боголюбивой души на призыв Господа оставить все и следовать за Ним (Мф. 19:16–26). И как сказал замечательный персонаж Достоевского Алеша Карамазов, невозможно вместо «всего» отдать два рубля на пожертвование, а вместо «иди за Мной» ходить лишь к обедне один раз в неделю.

Монашество по своему замыслу является подражанием образу жизни Господа нашего Иисуса Христа. Евангельский Христос открывается нам как идеал совершенного монаха: Он не женат, свободен от родственных привязанностей, не имеет крыши над головой, странствует, живет в добровольной нищете, постится, проводит ночи в молитве. Монашество – стремление в максимальной степени приблизиться к этому идеалу. А поскольку «Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр. 13:8), то и содержание монашеской жизни останется неизменным. Как учит святитель Игнатий (Брянчанинов), «монашеская жизнь есть не что иное, как жизнь по Евангельским заповедям, где бы она ни проводилась, – в многолюдстве или в глубочайшей пустыне».

– По византийской традиции стать монахом мог любой человек, достигший десятилетнего возраста. Для состоявшего в браке на вступление в монашество требовалось согласие второго супруга. Какие условия вступления в монашество сегодня? Кто может стать монахом?

– В древних монастырях к постригу готовились очень долго. Прежде чем поступить в монастырь, человек находился в статусе послушника и долго размышлял о своем выборе. И только если человек, проведя много лет в монастыре, понимал, что это его путь, его постригали. Таким образом, постриг был не началом его монашеского пути, а неким итогом долголетнего искуса.

Каждый православный христианин, который почувствовал в себе призвание к монашеской жизни и не имеет в миру семейных обязательств, несомненно, может прийти в монастырь и попробовать свои силы в качестве трудника или послушника. Дальнейший путь укажет Господь.

Монашество, в отличие от брака, является уделом избранных – избранных не в том смысле, что они лучше других, но в том, что они чувствуют призвание и вкус к одиночеству. Если у человека нет потребности в пребывании в одиночестве, если ему скучно наедине с собой и с Богом, если ему постоянно требуется что-то внешнее для заполнения, если он не любит молитву, не способен раствориться в молитвенной стихии, углубиться в нее, приблизиться через молитву к Богу, – в таком случае он не должен принимать монашество. «Если хочешь, чтобы вечное спасение было твоим главным делом, будь в этом мире как странник и пришелец», – пишет святитель Тихон Задонский.

– При вступлении в монастырь человек получает новое имя. Почему?

– Человек, принимая монашеский постриг, умирает для прежней, мирской жизни, и ему в связи с этим дается новое имя, потому что у христианина начинается новая жизнь в духовном смысле.

– В средние века монастыри были важнейшими очагами культуры, прежде всего они являлись центрами письменности. В те далекие времена на фоне почти поголовной неграмотности монахи отличались образованностью и начитанностью. Объяснялось это тем, что по Уставу монах большую часть свободного времени должен был проводить за чтением религиозных книг. Поэтому и первые библиотеки появились именно при монастырях. Каково место монастырей в современном мире? В чем их ценность для современного общества?

– Святитель Иоанн Златоуст говорил, что «монастыри – это тихая пристань; они подобны светочам, которые светят людям, приходящим издалека, привлекая всех к своей тишине». Кроме богослужения, жизнь в монастыре включает в себя также общественную, благотворительную, миссионерскую, катехизическую деятельность, реализацию православных информационно-просветительских проектов. В настоящее время почти каждый монастырь имеет церковно-приходскую школу, электронные ресурсы, возможно, типографию. Из истории мы знаем, что даже в смутные периоды, во время голода, эпидемий, бедствий монастыри оставались для многих страждущих спасительными островами спасения. Обители во все времена врачевали и души, и тела, были религиозной, просветительской, социальной и хозяйственной опорой нашего народа. В наше время монастыри остаются центрами духовного просвещения, светильниками православной веры и благочестия, тихой гаванью для многих душ, ищущих Христова утешения.

– Что самое главное для современного монаха, исходя из Вашего многолетнего опыта?

– Древние подвижники веры покидали мир не из страха не спастись, а из-за непривлекательности мира. Они шли в пустыни не как в темную и сырую могилу, а как в цветущую и радостную страну духа. Преподобный Диадох Фотикийский еще в V веке так сформулировал общее правило для ухода из мира: «Мы добровольно отказываемся от сладостей этой жизни только тогда, когда вкусим сладости Божией в целостном ощущении полноты». Поэтому самое главное для нас – стяжать и сохранить полноту благодати, в которой открывается человеку удивительный покой сердца и радость о Духе Святом.

«Истинная жизнь – это Божия благодать. Земная жизнь с ее постоянной текучестью и временностью – это странный синтез жизни и смерти, это полужизнь, – пишет архимандрит Рафаил (Карелин). – Свет, который стяжал монах в своем сердце, преображает весь мир. Он вдыхает в него жизнь, можно даже сказать, что этот свет реанимирует умирающее человечество, он противостоит разрушительной, центробежной силе греха, и если бы не молитвенники за мир, если бы не носители духовного света, то, может быть, мир уже изжил бы себя».

Победа над злом, которую человек одержит в своем собственном сердце, вносит колоссальный вклад в спасение всего мира. Отцы Церкви понимали, что обновление мира и счастье людей зависит не от внешних обстоятельств, а от внутреннего делания. Подлинное обновление жизни возможно только в духе. Монахи стремятся не улучшать мир, а преображать самих себя, чтобы мир преобразился изнутри. Как говорил преподобный Серафим Саровский: «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся».

Беседовала Наталья Горошкова

Читайте также:  Заповедь "Не создай себе кумира": значение, толкование и объяснение
Ссылка на основную публикацию