Ипостась в православии: понятие, значение и смысл, история, особенности

Православные иконы и молитвы

Информационный сайт про иконы, молитвы, православные традиции.

Что значит ипостась?

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм Господи, Спаси и Сохрани † – https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ . В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях. Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

Значение этого слова получило немало изменений в связи с развитием общественности, науки и прочих окружающих факторов. Сегодня значение слова ипостась трактуется как «существование». С философской точки зрения – это индивидуальное бытие. В православии его значение не раз пересматривалось и наиболее четко преобразовали его в богословии Великих Каппадокийцев.

Общее понятие

Перед тем как приступить к пониманию религиозного аспекта этого слова стоит разобраться в тех толкованиях которые даны ему изначально. Что значит ипостась? В толковом словаре количество трактовок просто поразит Вас. Само понятие появилось в обиходе в поздней философии и христианском богословии.

Среди наиболее распространенных вариантов перевода его значения с греческого выделяют:

  • отстой, осадок или то, что спустилось вниз;
  • то, что имеется внизу и оказывает сопротивление;
  • скрытое основание, которое проявляет себя в некоторых обстоятельствах;
  • рождение, появление, существование в самом широком смысле.

Первое толкование было найдено еще в трудах Аристотеля и Теофраста. Позже в связи с развитием, начали происходить и некие изменения в трактовке понятия.
Чаще всего с философской точки зрения считается, что человек являет собой отражение нескольких ипостасей. Ведь он не только телесная оболочка, но и духовная составляющая. Все это воедино делает его полноценным представителем всего живого на земле.

Термин в христианстве

Прежде чем он появился в данном учение, этому предшествовало формирование учения о Христе, в котором должно было объединятся сразу несколько компонентов, а он сам в то время выступал как единое целое. Так многие говорят о целостности и неделимости Его человеческого и божественного начала.

Данную точку зрения о единой природе воплощения Сына Божьего еще длительное время поддерживалась последователями свт. Кирилла. На четвертом Вселенском Соборе было принято разделить такие понятие как «ипостась» и «природа».

Понятие Троединства

В христианстве не разделяется Господь на несколько категорий. В нем принято рассматривать три ипостаси Бога. Впервые об этом термине упоминалось Феофилом Антиохийским. Данная догма расположена в центральном месте в служении Богу и выступает главной в христианском богоучении. Суть его заключается в соединении:

  • Бога Отца, который не рождается ни от кого и ни от кого не исходит;
  • Бога Сына, который появляется на свет от Бога Отца;
  • Бог Святой Дух, который исходит от Бога Отца.

Все эти составляющие существуют в полном единстве, которое творит в мире, промышляет в нем, а также старается просвятить всех остальных в вере. В церковном учении есть мнение, что Господь единый в трех лица, невидимый, вездесущий, вечный.

Ипостаси Бога в православии соединены в единое лицо от которого он и выступает. В некоторых церковных источниках высказывается такое предположение, что все ипостаси не соединились воедино в один момент. Некоторые были даны Ему только после того, как Он прошел некоторые жизненные испытания.

Многие священнослужители говорят, что познать суть Троицы для обычных людей практически нереально. Это не под силу даже самым высшим ангелам. Но это не значит, что стоит опускать руки и останавливать свои желания познания. Помните, что Божья помощь Вам в этом может помочь.

Разногласия в христианстве

Основные противоположности западного и восточного верования заключаются в формулировке Символа Веры. Восточные рассматривают как Бога Отца и Святого Духа. Что это значит в разных ипостасях? Подобное соединение говорит о том, что в едином целом собрано несколько вариантов проявления. Как многие говорят, что каждый человек может играть несколько ролей одновременно. Также и в ситуации с ипостасями — все сводится к единому.

Ипостась: значение слова и его понятие в философии и религии

Используемый в основном в философии и христианском богословии термин «ипостась» известен с античных времен. Многие поколения древних греков применяли это слово совсем в других значениях, нежели сейчас. Известные мыслители пробовали слово на вкус и применяли для толкования глобальных вопросов бытия. Оно входит в устоявшееся выражение «три ипостаси Бога», которое известно каждому современному человеку.

Происхождения термина, его основные значения, их эволюция и применение рассматриваются в этой статье.

Что такое ипостась

Этот термин не имеет единого однозначного значения. Для понимания его семантики рассмотрим происхождение и применение в разрезе истории.

Происхождение слова

Значение в религии

Определение философии

В философии это понятие используется для определения какого-либо субстрата, т.е. того, что лежит в основании рассматриваемого явления, состояния или объекта и является неизменной и важной частью. Понятие противопоставляется атрибутам, относящимся к рассматриваемому объекту и имеющим тенденцию меняться.

Также можно встретить употребление в качестве определения какого-то личностного начала наподобие «личности» у персоналистов.

История термина

Первое применение

В античной литературе термин впервые упоминается в медицинских трудах IV века до н. э., обозначая разные виды осадка в жидкостях или отек.

В работах Аристотеля в этот же период понятие употребляется в качестве обозначения опоры, как какое-то основание где-то внизу под ногами или фундамент дома, так и основа или сопротивление нематериального — опора власти или отпор врагу.

В дальнейшем Hypostasis стали называть отправную точку для неких событий. Такое ключевое событие или общее состояние дел, которое являлось опорным, т. е. обязательно необходимым для появления дальнейших фактов.

Развитие и распространение

Дальнейшие изменения в восприятии слова произошли после того, как его начали вводить в философии.

Ранние стоики применяли только глагольную форму «гипостазируется» в отношении к процессу, при котором из невоспринимаемой органами чувств и неопределенной субстанции получается конкретная воспринимаемая материя, как бы проявляясь, получая при этом определенные свойства изначального.

В первом веке до нашей эры Посидоний использовал уже отглагольное Hypostasis в значении первоначальной материи, подразумевая, что она является основой для сущности вещей, и тем самым служит «носителем для их качеств».

Наравне со стоиками, последователи Аристотеля полагали, что в ипостасности вещей неопределенное получает возможность проявиться. Но в отличие от школы стоицизма, перипатетики считали, что «иметь ипостась» — значит быть материей с определенной формой, и одно от другого не отделимо.

У платоников ипостасными в значении «самобытными» чаще стали называть не материальные объекты, а абстрактные понятия. Так, Алкиной писал, что «душа по ипостаси неизменна, умопостигаема, незрима и единовидна», и выше нее и ума находится «ипостась первичного Бога», который является их первопричиной.

Филон же вообще считал, что ипостасным началом обладает только Бог, потому что только он утвержден в бытие, а все после него только кажется существующим. Но ученики Платона в своем понимании бытия приходят к рассуждениям об иерархичности сущностей, ипостасное начало которых также имеет структуру, подчиненную прародителям. Например, бытие души более истинно, чем тела, а ума — чем души. Так рассматривались не только душевные свойства и другие ипостасные состояния, но также время и пространство, действия.

Глубже всех развил эти идеи Плотин. Он является основателем неоплатонизма и Учения о трех ипостасях.

Он выделял три ипостасные категории: Единое, Ум и Душа. Единое он считал прародителем для двух других. Хотя к Единому его отношение было неоднозначным, так как оно не могло являться первопричиной самого себя. Поэтому он подразумевал проявление гипостазирования энергии Единого на нижестоящие уровни, рожденные от него, и ее присутствия в этом сущем одновременно с собственной энергией.

Несмотря на такие глубокие рассуждения, рассматриваемый термин в этот период также продолжал использоваться и как синоним для слов сущность, природа, т. е. в своем общем значении.

Современный статус

Свое нынешнее значение термин приобрел с приходом его в богословие. Он применяется в христианстве для определения особенностей бытия Божьей сущности, триединства Отца, Сына и Святого Духа.

Кроме того, в быту часто можно слышать это слово в значении «роль».

Три Ипостаси Бога

Триединство — основа христианского вероучения. Понять его и объяснить суть пытались разные философы и христианские теологи, основываясь на Священных Писаниях.

Учение о Святой Троице рассматривает такие вопросы:

  • в чем единая составляющая божественных воплощений;
  • кто первичен;
  • как выражается уникальность каждого лица.

История выражения

Понятие ипостасности появилось в текстах христианских авторов в период арианских споров. В 315-320 годы в Александрии арианцы отрицали единобожие, основывая свои умозаключения на том, что Бог Отец и Бог сын — разные сущности. Для того, чтобы противостоять этой ереси, церковники прибегли к следующему объяснению. Они взяли как основу пару понятий «общая сущность» и «частная сущность». Чтобы избежать сложностей восприятия и тавтологии, для первого было выбрано слово «сущность», а для второго — «ипостась».

Таким образом, ипостасность указывала на различия между лицами Святой Троицы. Понимая под бытием Троицы их общую сущность, ипостаси указывают на отличительные особенности каждого лица Бога.

Сегодня существуют различные подходы в объяснении одновременной тройственности и единства Бога, но в большинстве из них главную роль имеет понятие «ипостась».

Значение и описание

Во многих руководствах церковникам дается наставление, что когда церковь учит человека веровать в троичность Божества, то она указывает прежде всего на необходимость иметь уверенность в бытии трех Лиц в Боге. Это обозначает, что рассматривать Бога в разных ипостасях — значит принимать, что Отец, Сын и Святой Дух — это не три свойства или силы, или явления, или действия одного и того же Божественного Лица, а три между собой различные Лица Божества.

Один и тот же Бог есть три по ипостасям и един по единости существа и естества. Признавая каждого из Троицы не за имя или образ, или проявление одного и того же Бога, а за три самостоятельных Лица. Поскольку каждое из них, обладая единым Божеским умом, волей и прочими свойствами, имеет свое особенное, личное свойство.

Видео об ипостасности Божественных лиц

Мнение об особенностях восприятия Святой Троицы и понимания ипостасности Божественных лиц в видео ниже.


Личность и ее природа

Клирик Казанского храма в Вырице иеромонах Мефодий (Зинковский) недавно выпустил монографию, посвященную православному учению о личности. Он считает, что личностью является всякий человек и что настоящий личностный рост возможен только в Боге.

Иеромонах Мефодий (Зинковский) родился в 1969 г. в Ленинграде в семье педагогов. Вместе со своим братом-близнецом иеромонахом Кириллом (Зинковским) относится к «ученому» монашеству. До принятия пострига братья окончили Политехнический институт с отличием и защитили кандидатские диссертации. После получения светского образования за три года прошли программу духовной семинарии, и в 2001 г. были отправлены на теологический курс в Оксфорд для работы в знаменитой Бодлианской библиотеке. В 2002–2011 гг. преподавали в СПБДА. В 2011 г. направлены на служение в Казанский храм в поселке Вырица. В мае 2015 г. братья Зинковские защитили докторские диссертации при Общецерковной аспирантуре и докторантуре имени святых Кирилла и Мефодия.

Личностный потенциал

— Отец Мефодий, в психологии есть понятие «личностного потенциала». Насколько оно связано с христианским представлением о личности? Ведь человек может стремиться к раскрытию личностного потенциала, но жить совершенно не по-христиански. Приходит на ум фраза святителя Иринея Лионского, что слава Божия — это полностью раскрывшийся человек.

— Слова святого Иринея, как и многих других святых отцов, подчеркивают, что человек — образ Божий, как личность. Что такое потенциал личности? С точки зрения богословия, всякий человек, будучи образом Божиим, имеет в себе бесконечный личностный потенциал. Можно сказать, что человек — потенциально бесконечная личность. Через это понятие мы можем ответить на вопрос, что такое рай. Некоторые люди спрашивают: «Что в раю делать?». Вечная жизнь начинает даже кого-то пугать пресыщением благ. Ведь что такое вечность? Она представляется бесконечно длящимся временем. И люди боятся, что будет занудно и неинтересно. Как Бог сделает это интересным? И ответ такой: поскольку человек — потенциально бесконечная личность, он не может перестать быть личностью даже в раю, он будет продолжать развиваться и там. Мы, бывает, говорим: «Ну наконец-то ты стал личностью!», но, с точки зрения богословской, человек всегда ею является, другой вопрос — насколько она развита. Это зависит от самого человека, от его участия в церковной жизни, в таинствах.

— Часто талантливые люди (конечно, далеко не все) несчастны в своем таланте: они не знают, что с этим талантом делать. Это можно назвать дисгармоничным развитием личности. Они раскрыли какой-то один из потенциалов: голос, способность рисовать или воспринимать мир в красках, но другие способности своей души, которые они не имеют права не развивать, они не развили. Например, умение общаться со своими близкими и не смотреть на людей свысока. Так начинается гипертрофия одной из составляющих личности, и человек страдает.

— Если личностный потенциал бесконечен, то осуждение не имеет смысла? Потому что грех — это всего лишь точка на бесконечной прямой, и человек может в следующий момент спастись?

— Ну, не то чтобы сразу и только спастись… Как говорил Владимир Лосский, во многом вдохновивший меня на написание работы о богословии личности, спасение человека — это, с одной стороны, выход из «минуса», то есть в человеке, как в личности, преодолевается какой-то негатив, но выход из негатива — это «еще только» спасение, а дальше есть еще вхождение в плюс, то есть в обожение. А движение в плюс бесконечно. Когда человек на исповеди говорит: «Я ничего плохого не сделал», то можно спросить: «А что вы успели хорошего сделать»? Если вы не успели сделать ничего хорошего, это тоже причина пересмотреть свою жизнь и ориентиры. Еще, не надо путать личность и душу. Некоторые богословские тексты этим погрешают. Душа — это духовная составляющая личности. Человек — целостное существо: тело, душа, ум, и в этом целостном существе есть как позитивные стороны, так и негативные. Поэтому тема осуждения достаточно сложная. Как сравнить сад, в котором засохла одна яблоня, с садом, в одном из углов которого слишком влажно? В одном два растения засохли, но он прекрасен, а в другом мокро, и там не походишь. Ясно, что в каждом из этих объемов пространства есть какие-то минусы, но сравнивать их так же бессмысленно, как сравнивать огурцы с помидорами.

— Можно ли сказать, что святой является полноценной личностью?

— Полноценной личностью является Христос, а святой — максимально реализованная на земле личность, которая всё равно будет развиваться в вечности. Преподобный Максим Исповедник (великий православный богослов VII в. — Прим. ред.) говорит, что в Боге наступает покой (στάσις). Человек достигает некой стабильности, но в этом στάσις’е продолжается κίνησις, движение. Например, собачка бегает вокруг хозяина: так она выражает свою радость, и поэтому бегает. Максим Исповедник говорит, что сферическое движение ангелов вокруг Бога — это радость, которую они реализуют в круговом или спиральном движении. Они не удаляются от Бога, но как тварным существам, им надо как-то это движение реализовать в многогранном кружении вокруг, при этом постепенно приближающем их к Богу. Здесь работают символы точки и бесконечности. Либо мы бесконечно движемся к бесконечности, либо бесконечно приближаемся к точке. Но если мы увеличим масштаб, то расстояние до точки снова будет большим.

Читайте также:  Сайты знакомств для православных: популярные сайты, правила и особенности общения, отношение верующих и священников

Христианская революция

— Термины «ипостась» (ὑπόστᾰσις) и «лицо» (πρόσωπον) в православном богословии описывают всё индивидуальное. Но подходят ли они для описания личности?

— Откровение, которое получила Церковь и человечество с приходом христианства, настолько глубоко, что осмыслить его быстро невозможно. Это процесс длительный и соборный. То есть не отдельный человек, гений, что-то вдруг открыл, но целый собор отцов, причем исторически взаимосвязанных между собой, работал над осмыслением: что же все-таки сказано в Священном Писании о том, каков Бог? И термины, которые использовались, имели некоторую историю. «Ипостась» — это изначально был бытовой термин — подставка или осадок в бутылке. Постепенно он стал использоваться в христианском богословии и неоплатонической философии. Здесь мне пришлось поработать и доказать, что термин «ипостась» именно в христианском богословии начал использоваться совершенно по-новому.

— И в чем же заключается христианская новация?

— До христианского богословского и философского прорыва даже в самых высоких достижениях древнегреческой мысли нельзя было соединить два аспекта бытия высшего начала Бога — бесконечность и отличие. У неоплатоников Бог бесконечен и мыслится максимально освобожденным от человеческих ограничений, от того, как человек может думать о Нем. Но в результате Он становится Единым, о Котором и сказать фактически ничего нельзя. Когда читаешь Плотина, приходишь к мысли, а есть ли для него это Единое вообще? Почти как ноль, как небытие. А святые отцы воспользовались словом «ипостась», которое всегда означало что-то конденсированное, что можно потрогать, твердое в бытии, чтобы ввести понятие «отличия». И теперь мы говорим о Боге, как об утвержденном в бытии. Конечно, уже у Филона Александрийского (иудейский философ I в. — Прим. ред.) есть фраза, что Бог утвержден (ὑφίστημι) в бытии. Но Филон все-таки придерживается иудейского, строго монотеистического богословия, триадологии у него нет. А святые отцы идут дальше: они прочитывают Священное Писание так, что в Боге есть три утверждения в бытии — три Ипостаси. А значит, проводится разграничение: Отец — не Сын и не Дух, Сын — не Отец и не Дух, Дух — не Сын и не Отец, а с другой стороны, Они едины.

— Это такая математика?

— Даже математическое понятие абсолютной бесконечности возникло благодаря христианству. Греки знали только потенциальную бесконечность. Мне важно было показать, что бесконечный Бог, Который соответствует понятию абсолютной бесконечности, в христианской философии и богословии вдруг оказывается не просто какой-то однородной монадой человеческой мысли. До некой идеальности эту картину доводят каппадокийцы. Они выстраивают симметричное богословие трех ипостасей. Эти три ипостаси одновременно находятся в единосущии и в то же время Они обладают ипостасными или, как мы можем сейчас сказать, личными свойствами. И вот это совершенно парадоксальное мышление для человеческого естественного разума было недостижимо. Если это постулировано, то отсюда вытекают соответствующие выводы и по поводу антропологии, и по поводу христологии.

— Я бы хотела остановиться на самом термине «личность», ведь у святых отцов самого этого термина нет?

— Многие современные мыслители, философы, богословы даже говорят, что мы не имеем права употреблять слово «личность», поскольку его не употребляли святые отцы. Выдающиеся русские богословы XIX века: В.В. Болотов, А.И. Бриллиантов (мы с отцом Кириллом (Зинковским) нашли в Публичной библиотеке неизданные рукописи Бриллиантова, в которых он сравнивал термины «ипостась», πρόσωπον, латинский persona и русский «личность»), святитель Филарет (Дроздов), святитель Филарет (Гумилевский) занимались этим вопросом и находили возможным использовать термин личность как во многом синоним греческих терминов просопон-лицо и ипостась. Они подчеркивали, что наши современные представления о личности, зачастую чисто психологического характера, чаще всего не занимали святых отцов. Их интересовали в первую очередь триадология и христология. Но, например, у святителя Григория Нисского (богослов IV века, младший из великих каппадокийцев. — Прим. ред.) есть мысль, что человеческий род — икона святой Троицы. Болотов, следуя святым отцам, говорит: мы не можем признать во Христе человеческую ипостась. Говоря современным языком, это значит: мы не можем признать во Христе человеческую личность. То есть Он не был просто человеком, но Он был сложенной личностью – личностью в двух природах. И Болотов вслед за преподобным Иоанном Дамаскиным утверждает: Вечная ипостась Логоса воплотилась, восприняв человеческую природу. А ипостась — не часть природы. Символически это можно изобразить, как шар с нулевой поверхностью. Всё, что внутри шара — это природа человека, включая самую тонкую — ум, но даже ум не является личностью, личность — это нулевая поверхность.

— Нельзя ли сказать, что ипостась во Христе — это божественное, а сущность — это наросты человеческие сверху?

— Нет, это будет ересью. Ипостась в человеке создал Бог, как и природу. Просто ипостась, а значит и личность, Христа не человеческая, но божественная, и притом сложная. В результате проделанной мною работы, я могу сказать, что святые отцы исповедовали единство природно-личностной онтологии человека. Западная психология, например Сартр и экзистенциалисты, призывают к уходу от себя: «мне мое тело не нравится, а я — свободная личность, надо выйти из тела, полететь мыслью в другое пространство, в придуманный мною мир». Но это не есть нахождение своей личности. Потому что человек создан вместе со своей природой, и Бог дал это тело, хотя оно имеет некоторые последствия греха, оно страдательно, и душа страдательна, и ум страдателен. Тело, душа, ум — это природа ограниченная, и она будет страдать, пока она находится здесь, на Земле, если неправильно с ней себя вести, если она не выполняет свою функцию. Поэтому людям хочется от нее освободиться, они думают, что они могут стать ангелочками. Личность человека — всё это вместе взятое. Задача человека, как целостной личности, привести всё это в гармонию, насколько возможно. Это удавалось святым, но за счет внедрения в человека, в его жизнь нетварной энергии. В этом смысл обожения.

Личность — это не только ум

— Владимир Лосский говорил, что ум — это своеобразное седалище ипостасного начала в нас. Это в нас от Бога?

— Ум — седалище ипостаси. Эта фраза значит, что наиболее ярко личностное начало отражается в уме человека. Ум отражает человека как личность наиболее ярко. Взять хотя бы Достоевского или любого художника: если телесно на него кто-то может быть похож, то такое сочинение, как Достоевский, он всё равно не напишет. Ум — это средство выражения, но он не тождественен личности. Кстати, еретик IV века Аполлинарий считал, что ум есть личность. Его ересь заключалась в том, что во Христе он признавал тело и душу, но не ум, а ум — это Логос. А во Христе всё человеческое, и, как говорили святые отцы, «что не воспринято, то не уврачевано». «Седалище» значит то, что я сижу на этом стуле. Я — это личность, не надстройка над природой, а «я» нулевой поверхности, но если этого стула нет, я-то остаюсь. Вот так и с умом — если его устранить, сделать человека безумным, то его внутренняя личная жизнь всё равно будет протекать каким-то таинственным образом.

— Конечно. Один старец говорил, что у психических больных есть духовная жизнь, но она сокрыта. Мы же не знаем, что происходит в его сознании. В отличие от многих философских систем, христианство не отождествляет сознание с умом. Личность не сводится к природе, но и неотрывна от нее, значит, если природа как-то повреждена, это не устраняет уникальность личности. Просто такой человек имеет меньше возможностей выразить себя в этой земной жизни. Но, может быть, жизнь такого человека будет гораздо гармоничнее, чем, например, успешного олигарха, к которому не подъедешь ни на какой козе, чье состояние личности хуже, чем состояние какого-нибудь ментального инвалида, о котором никто никогда и знать не будет. Личность неустранима даже грехом. Повреждается функционирование ее природы, но сама она, как данность от Бога, неустранима.

— Лев Карсавин в своей работе «О личности» ввел и понятие «симфоническая личность»? Прав ли он?

— В этой концепции потерян баланс между единством и множеством. В Боге такой баланс мы не можем нарушить. Ничто не постулируется вперед, как на равновесных весах. Точно так же и в человечестве есть единый род и есть личность, что надо постулировать вместе, и тогда получается икона Троицы в человечестве. Только у нас не трехипостасность, а многоипостасность. Идея симфонической личности подразумевает, что одна личность включает в себя другие. Но здесь возникает опасность тоталитаризма. Общность людей, с точки зрения святых отцов, это стремящаяся к единству, но раздробленная грехом природа и множество личностей. По святым отцам, есть соборное сознание — совместная мысль разных людей, но нет надсознания. Сознание Бога соприсутствует, но очень деликатно, так, что апостолы могут сказать: «Изволися Духу Святому и нам», а не просто: «Изволися Духу Святому», то есть Дух Святой оставляет место человеческой свободе. Хотя авторитет за Ним, Он бы мог сказать: «Так, всё, ребята, записывайте», а Он говорит: «обсуждайте, а потом посмотрим, что получится».

Что означает слово «ипостась» в православии?

Каждому христианину знакома фраза «Бог явил себя в трех Ипостасях», и все понимают, что это личности Отца, Сына и Святого Духа. В этой статье мы разберем, что означает слово «ипостась», откуда оно появилось в православии.

Что такое ипостась

Этот термин не имеет единого однозначного значения. Для понимания его семантики рассмотрим происхождение и применение в разрезе истории.

Происхождение слова

Теологический энциклопедический словарь дает следующие объяснения о корнях слова. Это транслитерация греческого hypostasis — «субстанция», «сущность», «природа», которое берет начало от древнегреческого hyphistasthai — «находиться под чем-либо»: hypo — приставка «под», histamai — «делать устойчивым».

Значение в религии

Под понятием понимают обычно два значения. Рассматриваемое в общем смысле, оно означает бытие вообще и приравнивается к существованию, ко всему сущему, природе. В узком смысле — это индивид, какой-то уникальный из всей численности. Последнее значение слова используется в христианстве для объяснения сущности Божественного бытия, его тройственности, единства и различий его лиц.

Определение философии

В философии это понятие используется для определения какого-либо субстрата, т.е. того, что лежит в основании рассматриваемого явления, состояния или объекта и является неизменной и важной частью. Понятие противопоставляется атрибутам, относящимся к рассматриваемому объекту и имеющим тенденцию меняться.

Также можно встретить употребление в качестве определения какого-то личностного начала наподобие «личности» у персоналистов.

Смотреть что такое «ИПОСТАСЬ» в других словарях:

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.

Святое Писание

В Ветхом Завете 19 раз упоминается слово «ипостась». В 18 главе книги Бытия описывается встреча Авраама с Богом. Вначале истории говорится о Господе, как о сущности, но далее Авраам встречает посланников в трех лицах. Авраам обращается к Господу в единственном числе, называя Его Владыкой, но перед ним сидело трое странников.

Словом «ипостась» в Ветхом Завете обозначены различные древнееврейские слова, но в тех выражениях трудно найти философский смысл.

Новый Завет содержит 5 значений этого слова, более всего оно встречается в послании к Евреям. Говоря о вере, как об осуществлении невидимого, в слове «осуществление» заложено значение ипостаси. (Евр. 11:1)

В стихе (Евр. 1:3) дана характеристика взаимосвязи Отца и Сына в сиянии славы Спасителя и образа Его Личности. Именно этот стих привлек внимание Святых отцов, став краеугольным камнем учения о богословском термине «ипостась».

В Ветхом Завете слово «ипостась» употребляется 19 раз, а в Новом Завете — 5 раз

Иоанн Дамаскин утверждал, что под ипостасью подразумевается то, что существует самостоятельно, а Фалассий Ливийский видел в нем естество со свойствами личности, каждому индивиду присущи индивидуальные отличительные признаки.

Архимандрит Киприан в каждой Божьей Личности видел способ Бытия Бога.

Три Ипостаси Бога

Триединство — основа христианского вероучения. Понять его и объяснить суть пытались разные философы и христианские теологи, основываясь на Священных Писаниях.

Учение о Святой Троице рассматривает такие вопросы:

  • в чем единая составляющая божественных воплощений;
  • кто первичен;
  • как выражается уникальность каждого лица.

История выражения

Понятие ипостасности появилось в текстах христианских авторов в период арианских споров. В 315-320 годы в Александрии арианцы отрицали единобожие, основывая свои умозаключения на том, что Бог Отец и Бог сын — разные сущности. Для того, чтобы противостоять этой ереси, церковники прибегли к следующему объяснению. Они взяли как основу пару понятий «общая сущность» и «частная сущность». Чтобы избежать сложностей восприятия и тавтологии, для первого было выбрано слово «сущность», а для второго — «ипостась».

Таким образом, ипостасность указывала на различия между лицами Святой Троицы. Понимая под бытием Троицы их общую сущность, ипостаси указывают на отличительные особенности каждого лица Бога.

Сегодня существуют различные подходы в объяснении одновременной тройственности и единства Бога, но в большинстве из них главную роль имеет понятие «ипостась».

Значение и описание

Во многих руководствах церковникам дается наставление, что когда церковь учит человека веровать в троичность Божества, то она указывает прежде всего на необходимость иметь уверенность в бытии трех Лиц в Боге. Это обозначает, что рассматривать Бога в разных ипостасях — значит принимать, что Отец, Сын и Святой Дух — это не три свойства или силы, или явления, или действия одного и того же Божественного Лица, а три между собой различные Лица Божества.

Один и тот же Бог есть три по ипостасям и един по единости существа и естества. Признавая каждого из Троицы не за имя или образ, или проявление одного и того же Бога, а за три самостоятельных Лица. Поскольку каждое из них, обладая единым Божеским умом, волей и прочими свойствами, имеет свое особенное, личное свойство.

Ипостась Сына, Иисуса Христа

Если с природой Бога Отца и Святого Духа вопросов не возникало, то в Лице Сына Бога объединены 2 природные составляющие — Божественная и человеческая.

Иисус Христос объединяет в Себе две природы – Божественную и человеческую

Некоторые священнослужители говорят о сложной Ипостаси именно в отношении Иисуса Христа, и сложность, в данном случае, означает состоящая из двух. До прихода на землю Сущность была простой, одноприродной. После воплощения Божьего Сына в Иисуса она названа сложной, то есть состоящей из Божественного и человеческого. Два естества представлены одной ипостасной природой, но их разделить нельзя, это соединение истинное и нераздельно.

Читайте также:  Освящение квартиры: правила и особенности, способы и суеверия, смысл и значение в православии, молитвы

Две природы составили одну сложную Личность Божьего Сына, при этом сохранив индивидуальные различия. Бог остался бессмертен, а Иисус познал смерть. Ранее сын Божий был простой Ипостасью, не имеющей тела, он сделался Иисусом, сложной личностью с двойственной природой.

По учению языческих философов существует субстанция и природа. Субстанция — что-то общее, а природа имела различия, она может быть разумной и неразумной, смертной и бессмертной. По их выводам все люди, животные каждого вида, ангелы относятся к природе вообще, а ипостаси имеют индивидуальность.

Важно! По учению Святых Отцов Церкви природа названа субстанцией, а индивидуум — лицом.

Ипостась — субстанция, имеющая акциденции, может существовать самостоятельно и осязаться через ощущения.

Видео об ипостасности Божественных лиц

Мнение об особенностях восприятия Святой Троицы и понимания ипостасности Божественных лиц в видео ниже.

Бог в трёх ипостасях

Смотреть что такое «Бог в трёх ипостасях» в других словарях:

БОГ — сакральная персонификация Абсолюта в религиях теистского типа: верховная личность, атрибутированная тождеством сущности и существования, высшим разумом, сверхъестественным могуществом и абсолютным совершенством. Персонифицирующая интерпретация… … Новейший философский словарь

БОГ — . Понятие о Боге неразрывно связано с понятием Откровения. Предметом… … Православная энциклопедия

Бог — Библия повествует о деяниях Божьих прошлых, настоящих и будущих. На ее страницах Бог предстает как Творец и Владыка Вселенной, как Повелитель и страждущий Спаситель. I. ТВОРЕЦ И ВЛАДЫКА А. Бог сотворил небо и землю (Быт 1:1) и все, что на них… … Библейская энциклопедия Брокгауза

Бог — (слово, родственное санскритскому «бхага» – «одаряющий») Верховное, Несотворенное (нетварное), Всесовершенное, Бестелесное, Вездесущее и Всемогущее Существо, имеющее личную духовно разумную природу. В православном богословии Бог мыслится как… … Православие. Словарь-справочник

Триединый Бог — ♦ (ENG triune God) (лат. tri три и unus один) христианское воззрение на Бога, существующего как Троица Отца, Сына и Святого Духа; один Бог в трех ипостасях … Вестминстерский словарь теологических терминов

ИПОСТАСЬ — 1) в христианстве (ХРИСТИАНСТВО): название каждого лица Троицы; единый Бог выступает в трех и.: Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой; 2) форма существования. Словарь иностранных слов. Комлев Н.Г., 2006. ИПОСТАСЬ греч … Словарь иностранных слов русского языка

ипостась — и, ж. 1) В христианском вероучении: обозначение одного из лиц христианской Троицы. 2) перен. Качество, роль, статус кого л. Он не в своей ипостаси. Олег Иванович числился в двух ипостасях: директора и главного инженера (Липатов). • Родственные… … Популярный словарь русского языка

Иоанн Скот Эриугена — (ок. 810ок. 877) одна из крупнейших фигур в философии Средневековья. Он был ирландского происхождения и прибыл во Францию для участия в теологическом споре о божественном предопределении. Затем был приглашен в дворцовую школу французского короля… … Великие философы: учебный словарь-справочник

НУМЕНИЙ ИЗ АПАМЕИ — (жил ок. 150 после Р. X.) античный философ, представитель неопифагореизма и среднего платонизма. Стремился доказать, что философия Платона вытекает из философии Пифагора, а последняя – из мудрости Востока. Утверждал, что Бог проявляется в трех… … Философская энциклопедия

Троица — (Trinity), центр, догмат христианства, утверждающий, что единый Бог существует в трех ипостасях: Отец, Сын и Св. Дух. Представление о Т. не нашло отчетливого выражения в Новом завете, хотя отд. высказывания о троичности Бога в нем встречаются. В… … Народы и культуры

Троица — (христ.) – единый христианский бог, представляемый в трех ипостасях: Отец – безначальное первоначало, Сын – Логос, или абсолютный Смысл, воплотившийся в Иисусе Христе, и Дух святой – «животворящее» начало. Все они участвуют в сотворении и бытии… … Мифологический словарь

Личность

Слова «личность» и «ипостась» не являются синонимами.

Понятие «Личность» имеет множество трактовок и смыслов. Личность не является природной частью, это не бытие. Философские спекуляции пытаются изобразить единого Бога безликим, некой абстракцией, не имеющей личных отношений с людьми. Господь выражается в ипостасном существовании, в природе личного существования, которое трудно уразуметь человеческим разумом.

В современной психологии личностью называют акциденции, которые можно отделить или определить. Человек по мере своего развития может быть разной личностью, потеряв рассудок, он уже не личность.

Как было написано выше, Творец не является акциденцией, ибо в Его сущности нет временного, изменяемого или приобретенного.

Часто термином «личность» хотят подчеркнуть уникальную неповторимость того или иного человека, вот в этом случае можно говорить об ипостаси.

В послании преподобного Иустина говорится о том, в Личности Иисуса Христа показано человеколюбие, истинная любовь Бога, она уникальна, неповторима и неизменна. Богочеловеку дано взять под Свой контроль все, все вокруг Божье, но все является Господом.

Православная азбука. Ипостась

Предыстория

Значение термина ипостась менялось на протяжении времени, и оно отличается в разных вероучительных христианских формулах: в Никейском Символе веры, Константинопольском Символе веры, Халкидонском Символе веры.

Применение понятия ипостась в христианском богословии можно отнести к IV веку. До Великих каппадокийцев понятие «ипостась» (др.-греч. ὑπόστασις), как и понятие «сущность» (др.-греч. οὐσία), употреблялись в христианском богословском языке, в том числе, в Никейском Символе веры, а также, впоследствии, у Афанасия Великого, как синонимы. Обоими терминами обозначалось нечто, имеющее самостоятельное бытие, то есть существующее не в чём-то другом, а «само по себе».

Плотин первый перенес термин «три ипостаси» на Божество, определив им взаимное отношение Единого, Ума и Души, и пытался провести, хотя и неясную, границу между др.-греч. οὐσία — сущностью как: др.-греч. τό εἶναι — «бытие» и др.-греч. ὑπόστασις — ипостасью, как: др.-греч. τί εἶναι — «какое (чьё) бытие». Заслуга точно определить оба эти термина в их раздельности принадлежит Порфирию. Бог всего, по мысли Порфирия, один, но его сущность как бы выражается в трех ипостасях: в Боге, как высшем благе и источнике всякого бытия, в Уме, как миростроителе, и Душе оживляющей и освящающей все.

«Сущность» — это первая из десяти категорий у Аристотеля. Аристотель различал первые сущности и вторые сущности. Первые сущности (лат. substantia concreta — сущность конкретная) — это конкретный человек, конкретная лошадь и т. д. Вторые сущности (лат. substantia abstracta — сущность абстрактная) — лошадь вообще, человек вообще и т. д.

Василий Великий определил различие между сущностью и ипостасью, как между общим — др.-греч. κοινὸν и частным —др.-греч. ἲδιον, и закрепляет в христианском богословии, в триадологии, термин «сущность» исключительно за теми сущностями, которые Аристотель называл вторыми, то есть для родовых понятий. Поэтому в патристике термин «сущность» перестал требовать уточнения, первая или вторая сущность имеется в виду (если говорится «сущность» без всяких уточнений, то речь может идти только о второй сущности). Таким образом, понятие «сущность» в христианском богословии остаётся аристотелевским.

Понятие «первой сущности» Василий Великий и Григорий Богослов заменяют понятием «ипостась», но делают это так, что значение христианского термина простирается далеко за рамки аристотелевского определения первой сущности. Когда Василий Великий определяет ипостась через аристотелевское определение первой сущности, то он, на самом деле, не столько определяет это понятие, сколько определяет его место в новой системе категорий:

И сущность и ипостась имеют между собою такое же различие, какое есть между общим и отдельно взятым, например, между живым существом и таким-то человеком.

— «Послание 236 (228), к Амфилохию Иконийскому»

Это определение говорит о том, что в новом категориальном аппарате одна из десяти категорий Аристотеля (а точнее, одна из двух её разновидностей: первая сущность) заменяется новой категорией — ипостась. Можно сказать иначе: вместо аристотелевской «первой сущности» будет введена новая категория, одиннадцатая.

В то же время, как объясняет там же Василий Великий, это определение ипостаси необходимо потому, что для Отца, Сына и Духа недостаточно определение их как «лиц». Для Василия Великого, как и для других отцов-каппадокийцев традиционный для христианского богословия термин «лицо» (др.-греч. πρόσωπον) применительно к Троице представлялся недостаточным, поскольку давал повод к еретическому толкованию как в учении Савеллия (для которого три «лица» были сродни «личинам», то есть маскам). Если же определить «лица» божества как «ипостаси», то отнимется всякий повод считать эти лица каким-то подобием масок на одной и той же реальности: термин «ипостась» однозначно указывает, что реальностей три. Подробное разъяснение содержания понятия «ипостась» Василий Великий даёт, главным образом, в своём сочинении «Против Евномия». В то же время, оппоненты каппадокийцев из никейцев упрекали их самих в тритеизме, поскольку понимали три ипостаси как три самобытных существа.

Григорий Богослов в Беседе 31, «О Святом Духе», называет три ипостаси божества τα εν οις θεοτης («то, в чем божественность» или, ещё более буквально, «те, в которых божественность»), определяя, таким образом, ипостаси как, своего рода, «резервуары» сущности. В том же духе Григорий Богослов выражается и в Догматических стихотворениях, 20, «О Св. Духе», говоря, что три ипостаси «обладают божественностью» (то есть сущностью).

Зачем понадобилось искать какие-то особые определения для ипостаси, и почему нельзя было ограничиться аристотелевским определением первой сущности? Аристотелевские первые сущности не годились бы для выражения троичности божества. По мысли христианских богословов IV века, единство трёх ипостасей Троицы — хотя и не такое, чтобы три ипостаси теряли самостоятельность своего бытия (это вопреки модалистам), но и не такое, чтобы они были столь же различными, как, например, три лошади или три человека. Нужно было выразить и особую способность ипостасей к взаимному единству, когда Сын во Отце и Отец в Сыне. Нужно было также выразить способность ипостаси Сына принимать в себя человечество. Поэтому, как при описании внутритроичных отношений, так и при описании вочеловечения Логоса пришлось столкнуться с ипостасью как вместилищем сущности, а не только как некоей «частью» общего целого.

Итак, ипостась — это такое частное, которое, в то же время, является «вместилищем» общего (сущности).

Поворотным событием в истории триадологических споров Христианской Церкви стал Александрийский собор 362 года, на нём присутствовали две партии: «староникейцы» (александрийцы) и «новоникейцы» (антиохийцы). Первые держались мнения, что Бог-Троица это одна сущность или одна ипостась; последние, используя новую терминологию, учили о Боге как об одной сущности в трёх ипостасях. В дальнейшем, под влиянием богословия каппадокийцев, в греческой триадологии возобладало учение «новоникейцев». В латинской терминологии осталась собственно никейская синонимичность сущности (essentia) и ипостаси (substantia), почему римо-католики и поныне признают Троицу как единую сущность-ипостась в трех лицах (реrsōnа) исповедуемую, а исповедание единосущия Сына Отцу в самом Никейском Символе на латыни обозначается как «unius substantiæ cum Patre», т.е. как «единый по ипостаси с Отцом».

Ипостась

Ипоста́сь – (от греч. ὑπόστασις (ипостасис) ипостась) – 1) богословский термин, обозначающий конкретное лицо, индивидуум, предмет, в котором действительным и конкретным образом осуществляется сущность; 2) основа, осуществление ( Евр.11:1 ).

В Новом Завете слово «ипостась» употребляется 5 раз, исключительно в посланиях ап. Павла. Во 2Кор. это слово используется во вспомогательном смысле: «…чтобы, когда придут со мною Македоняне и найдут вас неготовыми, не остались в стыде мы, — не говорю «вы», — похвалившись с такою уверенностью (ἐν τῇ ὑποστάσει ταύτῃ)» ( 2Кор 9:4 ); «Что скажу, то скажу не в Господе, но как бы в неразумии при такой отважности (ἐν ταύτῃ τῇ ὑποστάσει) на похвалу» ( 2Кор.11:17 ).
Трижды слово «ипостась» употреблено в Послании к Eвреям. В одном случае оно используется без особой семантической нагрузки: «Ибо мы сделались причастниками Христу, если только начатую жизнь (τὴν ἀρχὴν τῆς ὑποστάσεως) твердо сохраним до конца» ( Евр.3:14 ). В другом месте Послания слово применяется для определения понятия веры: «Вера же есть осуществление (ὑπόστασις) ожидаемого и уверенность в невидимом» ( Евр.11:1 ). Это же слово употребляется для характеристики отношений Отца и Сына: «Сей, будучи сияние славы и образ ипостаси (χαρακτὴρ τῆς ὑποστάσεως) Его» ( Евр.1:3 ). Это единственное место синодального текста Свящ. Писания, в к-ром слово «ипостась» оставлено без перевода; ему посвящено большое количество святоотеческих толкований, развивавшихся в контексте учения о Св. Троице.

Понятие «ипостась» в обиходном языке означало просто существование. Попадая в философию, оно стало принимать значение индивидуального бытия. Смысл этого понятия был преобразован православным богословием Великих Каппадокийцев: св. Василия Великого, св. Григория Богослова и св. Григория Нисского.

Прежде всего, Великие Каппадокийцы последовательно разграничили смысл понятий «сущность» (природа, естество) и «ипостась». Следуя их пониманию, различие между сущностью и ипостасью есть различие между общим и особенным (частным).
«Во Св. Троице иное есть общее, а иное особенное: общее приписывается существу, а ипостась означает особенность каждого Лица», – учит св. Василий Великий. «Первое, – говорит также св. Григорий Богослов, – означает природу Божества, а последнее – личные свойства Трех». Св. Григорий Нисский разъяснял, что три Ипостаси относятся к отличному в Боге, а Бог есть имя единой и неразличимой сущности.

Отождествив Лицо и Ипостась, Великие Каппадокийцы ввели новое понятие – «личность», которого не знал языческий мир. Следуя их мысли, личность не является частью сущности или природы, не сводится к природному бытию, не мыслится в природных категориях.

Божественные Лица, по словам ученика Великих Каппадокийцев свт. Амфилохия Иконийского, есть способ бытия Божественной природы. Это значит, что единый Бог христианства не является безличной сущностью философских спекуляций, не есть абстракция, лишенная живого личного отношения к человеку. Он имеет конкретное Личное (Ипостасное) существование, Его природа существует лично, она – живое личное бытие. При этом личное существование создавшего мир Бога превышает человеческий разум. Человеческий разум тварен, а создавший его Бог бесконечно превосходит тварное естество, раскрываясь человеку в непостижимом единстве нераздельных Божественных Лиц Троицы, Которая есть Начало всего, Творец мира.

Ипостасью Богочеловека Иисуса Христа в Православии признается Ипостась Сына Божия, Нетварного Божественного Логоса. К Ипостаси Иисуса Христа прилагается наименование единой и сложной.

Как объясняет православное богословие единство Ипостаси Христа и что понимает под сложностью?

В Богочеловеке Иисусе Христе нет двух лиц или ипостасей. В Нем единое Лицо – Лицо Сына Божия. Лицо Сына Божия объединяет в Себе две природы – Божественную и человеческую. Сложной Ипостась Иисуса Христа названа как составленная, сложенная (отсюда – «сложность») из двух природ, то есть как двуприродная Ипостась. Прежде воплощения Ипостась Сына Божьего именуется простой, поскольку Она не пребывала в двух природах, была одноприродной Божественной Ипостасью. После Воплощения Ипостась Сына Божьего названа сложной, поскольку Она усвоила, восприняла человеческое естество, соединила в Себе две природы.

«Соединение совершилось по сочетанию, то есть в единстве Ипостаси, непреложно, неслиянно, неизменно, нераздельно и неразлучно. И в двух естествах, пребывающих совершенными, исповедуем одну Ипостась Сына Божия воплотившегося, признавая в Нем ту же самую Ипостась Божества и человечества Его, и исповедуя, что оба естества остаются в Нем целыми по соединению.
Мы не полагаем каждое естество отдельно и порознь, но признаем их взаимно соединенными в одной сложной Ипостаси. Мы признаем это соединение существенным, то есть истинным, а не воображаемым. Существенным же считаем не в том смысле, что два естества составили одно сложное естество, но в том, что они соединились между собой в одну сложную Ипостась Сына Божьего и сохранили свое существенное различие. Ибо созданное осталось созданным, и не созданное – не созданным; смертное сохранилось смертным и бессмертное – бессмертным; описуемое – описуемым, неописуемое – неописуемым; видимое – видимым и невидимое – невидимым. «Одно блистает чудесами, а другое подверглось оскорблениям».
Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Книга 3. Глава III . О двух естествах (во Христе), против монофизитов.

«Итак, мы говорим, что Божеская Ипостась Бога Слова прежде всякого времени и вечно существовала – простая, не сложная, не созданная, бестелесная, невидимая, не осязаемая, неописуемая, имеющая все, что имеет Отец, как единосущная Отцу, отличающаяся от Отчей ипостаси образом рождения и (личным) свойством, совершенная, никогда не отступающая от ипостаси Отчей. Напоследок же Слово, не отступив от недр Отчих, неописуемо, бессеменно и непостижимо, как Оно Само ведает, вселилось в утробу Святой Девы и в самой предвечной Ипостаси восприняло Себе плоть от Святой Девы.

Читайте также:  Православие и алкоголизм: отношение церкви и мнение священников, лечение и истории преодоления зависимости

И находясь во чреве Святой Богородицы, Бог Слово был, конечно, также во всем и выше всего, но в Ней (преимущественнее) действием воплощения. Итак, Бог Слово воплотился, восприняв от Богородицы начаток нашего состава – плоть, оживленную душею мыслящею и разумною, так что сама Ипостась Бога Слова соделалась Ипостасью для плоти, и прежде бывшая простою, Ипостась Слова соделалась сложною – именно сложенною из двух совершенных естеств – Божества и человечества».
Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Книга 3. Глава VII . Глава VII . Об одной сложной ипостаси Бога Слова.

«Тот, Кто ныне человек, а был и несложен, был прост по природе и по Ипостаси; ведь Он был только Бог, не облеченный в тело и в то, что относится к телу, хотя бы ныне приятием плоти, обладающей разумной душой, Он и сделался тем, чем не был – сложной Ипостасью, оставшись тем, чем Он был – простым по природе, дабы спасти тебя, человека».
Св. Григорий Богослов

Что такое сущность, ипостась?

А. М. Леонов
Преподаватель Догматического Богословия (СПб ПИРиЦИ)

Ипостась – догматический термин, обозначающий лицо, индивидуум, предмет (конретный объект), рассматриваемый как представитель того или иного наиболее видового (низшего) вида (то есть вида, не подразделяющегося на другие виды), в котором конкретным действительным образом осуществляется природа (сущность, естество).
Сущность – бытие, характеризуемое определенными сущностными различиями, осуществляющееся в ипостасях того или иного наиболее видового вида.
В свое время известный философ Античности, ученик Платона, Аристотель Стагирит, исследуя общее и частное, характеризующее предметы бытия, мыслил: «Первая сущность – это та, которая своя у каждой вещи, которая не присуща другому, а всеобщее обще: ибо всеобщим называется то, что по своей природе присуще многому. Поэтому, у чего же оно будет сущностью? Или у всех вещей, [которые им объемлются], или у одной. Но у всех оно быть сущностью не может. А если оно [будет ею] у одной, тогда и все остальные будут этой вещью; ведь если у чего-нибудь сущность – одна, и суть бытия – одна, то и сами такие вещи – одно… Ведь все равно всеобщее будет сущностью чего-нибудь, подобно тому как человек есть сущность [того отдельного] человека, в котором он находится.. Всеобщее будет сущностью (возьмем для примера животное) – у того, в чем оно находится как присущее собственно ему» [1, с. 200].
Понимая, что абсолютно у каждого представителя того или иного вида (как то: человек, собака, конь) наряду с общим формирующим началом есть нечто особенное (частное), Аристотель заметил: «невозможно и нелепо, чтобы эта вот вещь и сущность, состоя из чего-нибудь, состояли бы при этом не из сущностей и того, что дается самостоятельно… Не представляется возможным, чтобы сущность состояла из сущностей, которые находились бы в ней [в состоянии] полной осуществленности: то, что в этом состоянии осуществленности образует две вещи, никогда не может представлять собою в том же состоянии одну вещь» [1, с. 200-201]. Выражаясь доступней (и, переходя на пример): если признать что у каждого человека сущность сугубо индивидуальная, свойственная исключительно только ему, то получится, что люди – разносущностны (сколько людей – столько и сущностей), или, другими словами, имеют различные образующие и формирующее «начала», а не одно. Но тогда возникает вопрос: почему все мы – (в равной степени) люди, почему все мы имеем нечто единое, общее, свойственное каждому (из нас) (в силу чего мы, собственно, и называемся людьми)? С другой стороны, если признать, что все мы есть исключительно сущность, и при этом не принять в соображение, что любой человек, наряду с общей и единой для всех человеской сущностью заключает в себе, и являет собой что-то особенное, – как объяснить, почему мы представляем собой множество, а не некий едино-единственный сущностный субстрат, и при этом, каждый – своеобразен? Итак, в любом представителе того или иного вида, будь то человек, собака или конь, есть нечто общее, что, в общем-то, и объединяет их в единый вид; но есть и особенное, отличающее одного индивидуума от другого (других). В силу этого, о каждом человеке, собаке или коне можно сказать как о представителе вида: «тот-то и тот-то – человек; это – собака; это – конь» и, опять же, можно сказать по-другому: «это – Петр, отличающийся тем-то и тем-то от Павла и прочих людей; это – Белка, отличающаяся тем-то и тем-то от Стрелки и прочих собак; это – Буцефал (Βουκεφάλας), отличающийся тем-то и тем-то от прочих коней»…
Позже, с пришествием в мир Искупителя и образованием Церкви, появилась необходимость ответа на куда более возвышенный и востребованный вопрос: каким образом Бог единичен и вместе с тем троичен, ведь «три» – не «один», «единица» – не «три»? Именно эту проблему стремились разрешить Святые Отцы, вводя в обиход богословского словоупотребления понятия «сущность», «природа», «естество», «индивидуум», «лицо», «ипостась». Вот, что по данному поводу пишет прееподобный Иоанн Дамаскин: «Языческие философы… различали субстанцию (сущность – греч. ουσια) и природу (φυσις). Именно, субстанцией они называли бытие вообще, природой же субстанцию, оформленную сущностными различиями и обладающую, наряду с бытием вообще, качественной определенностью бытия: разумную или неразумную, смертную или бессмертную, или, как скажем мы, то, самое неизменное и непреложное начало, причину и силу, вложенную в каждый вид Творцом для движения… Это они назвали природою, то есть самые низшие виды, например: ангела, человека, собаку, вола и т. п., как более общие, чем ипостаси, и охватывающие их, заключаясь в каждой охватываемой ими ипостаси равным и неизменным образом. Так что ипостасью они назвали более частное; более же общее и охватывающее ипостаси они назвали природою, наконец, существование вообще они назвали субстанцией. Но Святые Отцы, отказавшись от пространных словопрений, общее и о многих предметах высказываемое, то есть низший вид, назвали субстанцией (ουσιαν), природою (φυσιν) и формою (μορφην), например, – ангела, человека, собаку и т. п… Единичное же они назвали индивидуумом (άτομον) (прим.: термин «индивиидуум» введен в научный обиход Цицероном в качестве латинского аналога греческого эквивалента [2, с. 404] – А. Л.), лицом, ипостасью, например, Петра, Павла. Ипостась же должна иметь субстанцию с акциденциями, существовать сама по себе и созерцаться через ощущение или актуально (ενεργεια)» [3, с. 84]. К сказанному следует добавить, что понятие «prosopon» – личность, лицо, приложимо не ко всяким ипостасям, а только к разумно-свободным: к Богу, ангелам, людям и бесам.
Итак, общее неизменное «начало», охватывающее индивидуумы, представляющие тот или иной низший вид, и объединяющее их как вид, называется природой, естеством или сущностью. В этом значении «вид» и «природа» – синонимы (ср. преп. Анастасий Синаит: «согласно святым отцам, лицо или ипостась есть нечто особенное по сравнению с общим, ибо природа есть некое общее начало в каждой вещи, а ипостаси суть отдельные особи» [5, с. 225-226], а также: Феодор Абу-Курра: «Всякая вещь, которая определяется, как наиболее видовой вид, после называния вида, зовется природой и сущностью. Поэтому и все, что в равной мере его разделяет, называется единоприродным и единосущным, например, “человек”. Ибо он определяется, как наиболее видовой вид. Поэтому одновременно с тем, как называется вид, называется природа и сущность для того, что ими характеризуется… Отсюда все, кто одинаково принадлежат ему, – единоприродны и единосущны» [4, с. 175].). В данном контексте «начало» – это «сущностный логос» – Божественные идеи о том или ином естестве, созерцаемые Вседержителем от вечности, актуализированные же и осуществляющиеся в конкретных ипостасях (того или иного) наиболее видового вида (так, человеческое естество осуществляется в конкретных индивидуумах-людях, ангельское в ангелах). Ипостась же, как считает святитель Василий Великий: «есть не понятие сущности неопределенное, по общности означаемого ни на чем не останавливающееся, но такое понятие, которое видимыми отличительными свойствами изображает и очертывает в каком-нибудь предмете общее и неопределенное» [6, с. 101].
Из всего вышеизложенного ясно: действительным или реальным бытием природа обладает, осуществляясь в ипостасях, индивидуумах, лицах (см., напр. Преп. Иоанн Дамаскин: «Природа усматривается или одним только умозрением (ибо сама по себе она не существует), или вместе во всех однородных ипостасях, связуя их, и [тогда] называется природой, усматриваемой в роде; или она же целокупно с присоединением привходящих признаков в одной ипостаси и называется природой, усматриваемой в неделимом существе (индивидууме – А. Л)» [3, с. 250].
Индивидуальные ипостасные отличия, характеризующие того или иного представителя вида, называют «акциденциями» (от. лат. «аcc > Чис.23:19 ); «Я – Господь, Я не изменяюсь; посему вы, сыны Иакова, не уничтожились» ( Мал.3:6 ); «Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены» ( Иак.1:17 )). У тварных же существ акциденции не только «присутствуют», но и не постоянны (изменчивы). Так, скажем, на протяжении жизни человек, растет, обогащается знаниями; меняется цвет его кожи (загар) и волос (седина), характер, волевые и моральные качества, и пр.

1. Аристотель. Метафизика. М.: Изд. Эксмо, 2006.
2. Кузнецов С. Большой толковый словарь. СПб.: Изд. Норинт, 1998.
3. Преп. Иоанн Дамаскин. Творения преподобного Иоанна Дамаскина. Источник знания. Изд. Индрик, 2002.
4. Леонтий Иерусалимский. Феодор Абу-Курра. Леонтий Византийский. Полемические сочинения. Краснодар: Изд. Текст, 2011.
5. Преподобный Анастасий Синаит. Избранные творения. М.: Изд. Паломник; Сибирская благозвонница, 2003.
6. Святитель Василий Великий. Письма. М.: Изд. Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2007.

ИПОСТАСЬ

Ипоста́сь (греч. υποστασις) – термин христианского богословия, используемый для обозначения того, что существует само по себе, самостоятельно; является синонимом терминов “лицо” и “личность”.

Происхождение термина

Слово υποστασις происходит от глагола υφιστημι (от υπο + ιστημι), который переводится как “подставлять”, и имеет основное значение – подставка, основание. Кроме того, оно употреблялось в значении слова υποσταθμη – осадок, отстой. При этом, как замечает протоиерей Георгий Флоровский “Суффикс “σις” придает коренному смыслу оттенок статический, но не динамический (не процессуальный)” [1].

Употребление термина в Священном Писании

В канонических книгах Септуагинты слово “ипостась” встречается 19 раз. Один раз оно встречается также в девтероканонической книге Премудрости Соломона и дважды – в апокрифической книге Псалмов Соломона. Посредством слова υποστασις в Септуагинте в различных контекстах переданы значения 13 различных древнееврейских слов, не имеющих выраженного философского смысла.

В Новом Завете слово υποστασις употреблено пять раз.

Во втором послании к коринфянам апостол Павел дважды использует его в обычном нефилософском смысле. Аналогичным образом употреблено это слово в третьей главе Послания к евреям. Кроме того, слово υποστασις используется автором послания к евреям при определении понятия веры: “Вера же есть осуществление (υποστασις) ожидаемого и уверенность в невидимом” (Евр. 11, 1). Здесь данное слово уже приобретает заметное философское наполнение.

Это же слово автор послания к евреям выбирает и для характеристики отношений Отца и Сына: “Сей, будучи сияние славы и образ ипостаси (υποστασεως) Его” (Евр. 1, 3). Это единственное место Синодального текста Священного Писания, в котором слово “ипостась” оставлено без перевода. Святые отцы в своих богословских работах рассмотрению этого стиха уделяли особое внимание. Именно на этот стих они в значительной степени опирались, придавая слову υποστασις статус одного из основных богословских терминов.

Философское и богословское употребление термина

Следует отметить, что до IV века в языческой философии, а также в христианском богословии термины ипостась и сущность использовались как синонимы. Так блаженный Феодорит Кирский, отвечая на вопрос: “Есть ли какое-либо отличие сущности от ипостаси?” утверждает: “Согласно внешней мудрости – нет. Ведь сущность обозначает бытие, а ипостась – существование”. В “Истории Церкви” блаженный Феодорит приводит слова Сардикийского Собора 343 года: “Одна Ипостась. Отца и Сына и Святого Духа”. А блаженный Иероним в 70-х годах IV века писал: «Школа светских наук… не знает иного значения слова ипостась, как только сущность» [2].

Первым, кто различил “сущность” как “бытие вообще” от “ипостаси”, как “определенного бытия”, был Плотин, а неоплатоники даже разграничивали эти термины, однако “на чем основывалось это разграничение и в чем они полагали различие между терминами: неизвестно” [3].

“У Аристотеля он (термин ипостась) означал истинно существующее в противоположность концептам и идеям и часто употреблялся как синоним слова “природа”. Кроме того, он понимался как эквивалент латинского sub-stantia. В нем более определенно, чем в термине “природа”, предполагалось индивидуальное существование” [4].

В IV веке, в самый разгар Тринитарных споров, трудами Великих Каппадокийцев термин υποστασις приобрел самостоятельное значение, отличное от значения термина “сущность”. Произошло это благодаря сближению понятия ипостаси и лица. Так, святитель Василий Великий в 210-м послании “К неокесарийским ученым” пишет: “Ведь недостаточно перечислять различия Лиц, но следует исповедовать, что каждое Лицо пребывает в истинной ипостаси”.

Уточняя троичную терминологию, Великие Каппадокийцы прежде всего разграничили понятия сущности и ипостаси как общего и частного. В 38-м послании святителя Василия Великого “К Григорию брату” он пишет: “Итак, “ипостась” есть не понятие сущности неопределенное, по общности означаемого ни на чем не останавливающееся, но такое понятие, которое видимыми отличительными свойствами изображает и очертывает в каком-нибудь предмете общее и неопределенное” [5].

Определение термина

Известна определенная сложность в дифференциации термина “ипостась”. Так святые Отцы писали:

Ссылка на основную публикацию