Миссионерство: история и суть в православии, принципы и понятие, развитие в 21 веке

Обратите внимание

Запрошуємо Вас взяти участь у Третьому Всеукраїнському конкурсі православних педагогів
02.06.2014, 12:10Зміни МОН України до Типових начальних планів щодо викладання курсів духовно-морального спрямування
30.05.2014, 11:38ВНИМАНИЮ РОДИТЕЛЕЙ! Дополнительная информация о курсе “Библейская и стория и христианская этика”
05.04.2013, 10:52ВСЕУКРАЇНСЬКЕ ПРАВОСЛАВНЕ ПЕДАГОГІЧНЕ ТОВАРИСТВО ПРОВОДИТЬ ДУХОВНО-ПРОСВІТНИЦЬКІ ЛЕКЦІЇ-БЕСІДИ НА БАЗІ ПНПУ ІМ. КОРОЛЕНКА
31.10.2012, 10:11Задать интересующий вопрос и поучаствовать в обсуждении актуальных тем мы также можем в социальной сети “В КОНТАКТЕ”
16.03.2012, 13:44РОЗПОЧАВ РОБОТУ КОНСУЛЬТАЦІЙНИЙ ПУНКТ З ПИТАНЬ ВИКЛАДАННЯ ПРЕДМЕТІВ МОРАЛЬНО-ДУХОВНОГО СПРЯМУВАННЯ
15.03.2012, 12:20Православный спортивно-туристический клуб “КРОК”
07.02.2012, 11:26Изменения в работе форума.
30.01.2012, 18:42

Ссылки

Принципы и методы миссионерской деятельности

  • Учебник по миссиологии
  • Формы православной миссии
  • Основные принципы миссионерской деятельности
  • Апостолат мирян и социальное служение
  • Катехизация и евангелизация
  • Благовестие и культура
  • Экуменизм и прозелитизм (искаженное понимание миссии)
  • Евхаристический аспект миссии
  • О радости духовной (Беседа игумена Петра со слушателями Высших миссионерских курсов)
  • Как говорить с молодыми

Основные принципы миссионерской деятельности

1. Принцип использования разных языков.

В день Пятидесятницы под воздействием Св. Духа апостолы «начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещавать» и слышавшие их приходили в смятение «ибо каждый слышал их говорящих его наречием» (Деян. 2; 4 – 6). Господь дал апостолом этот дар для того, чтобы каждый внимающий услышал и понял Евангельскую весть.

Миссионер должен разъяснять церковно – славянские тексты, по возможности переводить богослужебные тексты на язык местной народности (Вспомним примеры свт. Николая Японского, свт. Иннокентия Московского и др.).

2. Принцип универсальности.

Этот принцип утверждает, что христианство не является национальной религией или религией какого либо отдельного класса. Благовестие может принять любой, поэтому наша проповедь обращена ко всем. В этом контексте ясно почему Св. Иоанн Креститель был непонятен иудеям привыкшим считать только свою нацию достойной спасения когда слышали из его уст : «… Агнец Божий вземляет грех мира». Иисус Христос страдает за всех, за грехи всего мира и приносит спасение каждому способному принять это спасение.

Апостол Петр, когда в иерусалимской общине возник вопрос о крещении язычников, вразумленный ведением от Господа, конкретно выражает мысль об универсальности христианства: «Истинно познаю, что Бог нелицеприятен, но во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему» (Рим.2,14-15). Впоследствии апостол Павел, выражая этот миссионерский принцип во всей полноте, скажет: «Во Христе нет ни эллина ни иудея, нет ни раба ни свободного, нет ни мужского пола ни женского…». Христос пришел спасти всякого человека, поэтому наше Благовестие направлено к каждому человеку независимо то его пола, социального уровни, этнической или культурной принадлежности.

3. Принцип церковной рецепции культуры.

Данный принцип предполагает, что миссионерская деятельность должна осуществляться с учетом особенностей различных контекстов: инославном, инорелигиозном, молодежном, городском или сельском и т. д. Апостол Павел выражает этот принцип следующими словами: «Для иудеев я был как иудей, чтобы приобрести иудеев, для подзаконных как подзаконный. Для чуждых закона – как чуждый закона, – не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, – чтобы приобрести чуждых закона. Для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых. Сие же делаю для Евангелия, чтобы быть соучастником его» (1 Кор. 8,20 – 23). Говорить со слушателем на его родном языке еще не значит быть понятым. Поэтому миссионер должен научиться владеть и несколькими «языками» проповеди для разных категорий слушателей. В работе с молодежью, к примеру, уместно выборочное цитирование современных поэтов, музыкантов, если это нужно в контексте проповеди.

4. Принцип свободы во Христе.

Христианское понимание свободы, в том числе свободы религиозной, радикальным образом отличается от секулярного понимания. Спаситель говорит: «Познайте истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8,32). Под Истиной здесь подразумевается не абстрактное гносеологическое понятие, а Личность Богочеловека, т. к. Господь Сам о Себе свидетельствует: «Я есть путь, и истина, и жизнь». Свобода для нас заключена в Самом Христе. И если в понимании секулярного мира т. н. «свобода совести» предполагает религиозный плюрализм, который зачастую используется различными «миссионерами» в их прозелитической деятельности, то для нас это свобода в том, чтобы, не выходить за рамки христианства, т.е. за границы того учения, которое заповедано Христом.

Православная Церковь, оставаясь верной Апостольскому Преданию, содержит Истину, во всей полноте.

Недопустимо при понимании свободы использовать секулярное понятие свободы как равенства религий между собой, еще и потому, что это, как показала практика, ведет к конфликтам и конфронтации между людьми.

5. Принцип канонического основания миссии.

Каждому апостолу, по Преданию, был дан свой удел ( то, что в современном каноническом праве именуется «каноническая территория»). «А мы не без меры хвалиться будем, – говорит апостол Павел, – но по мере удела, какой назначил нам Бог в такую меру, чтобы достигнуть и до вас» (2Кор.10:13). Имея свой удел они возделывали его по мере сил, стараясь проповедовать там, где еще не слышали спасительного имени Иисуса Христа. «Я старался благовествовать не там, где уже было известно имя Христово, дабы не созидать на чужом основании, но как написано: не имевшие о Нем известия увидят, и не слышавшие узнают» (Рим.15:20-21). Эти апостольские слова необходимо помнить всякому миссионеру, дабы его Благовестие не выродилось в примитивный прозелитизм.

© Отдел религиозного образования, катехизации и миссионерства
при Священном Синоде Украинской Православной Церкви

Перепечатка и цитирование находящейся на сайте текстовой и графической
информации допускается только при наличии прямой ссылки.

МИССИОНЕРСТВО

МИССИОНЕРСТВО – рас­про­стра­не­ние ре­лигиозного ве­ро­уче­ния сре­ди лю­дей, его не ис­по­ве­дую­щих; в современной мис­сио­ло­гии (бо­го­сло­вии мис­сии) – осо­з­на­ние и реа­ли­за­ция ро­ли и за­дач ре­лигигиозных об­щин в жиз­ни го­су­дар­ст­ва и об­ще­ст­ва.

Тер­мин «миссионерство» (латинское vo­tum missio­nis) в зна­че­нии рас­про­стра­не­ния хри­сти­ан­ст­ва впер­вые вве­дён в XVI веке И. Лой­о­лой. Миссионерство при­су­ще в основном ми­ро­вым ре­ли­ги­ям (хри­сти­ан­ст­во, буд­дизм, ис­лам). Ор­га­ни­за­ция, стра­те­гия и бо­го­сло­вие миссионерства наи­бо­лее раз­ви­ты в хри­сти­ан­ст­ве.

Мис­сио­нер­ст­во в хри­сти­ан­ст­ве. Хри­сти­ан­ское по­ни­ма­ние мис­сии ос­но­ва­но на при­зы­ве Ии­су­са Хри­ста, об­ра­щён­ном к Его не­по­сред­ст­вен­ным уче­ни­кам – апо­сто­лам, а вслед за ни­ми и ко всем хри­стиа­нам: «Иди­те, нау­чи­те все на­ро­ды, кре­стя их во имя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха…» (Мф. 28:19; ср.: Мк. 16:15).

Миссионерство в не­раз­де­лён­ной Церк­ви. Ран­няя Цер­ковь не име­ла оформ­лен­но­го ин­сти­ту­та миссионерства, од­на­ко уже в Но­вом За­ве­те опи­са­ны пер­вые мис­сио­нер­ские слу­же­ния – апо­сто­лов и «бла­го­ве­ст­ни­ков». Осо­бое зна­че­ние име­ла про­по­ведь апостола Пав­ла, бо­лее все­го спо­соб­ст­во­вав­шая ста­нов­ле­нию хри­сти­ан­ст­ва как ре­ли­гии, об­ра­щён­ной ко всем на­ро­дам. Сим­во­лом уни­вер­саль­но­сти Церк­ви яви­лось со­бы­тие Пя­ти­де­сят­ни­цы, ко­гда Дух Свя­той, со­шед­ший на апо­сто­лов, да­ро­вал им спо­соб­ность го­во­рить «о ве­ли­ких де­лах Бо­жи­их» на язы­ках раз­ных на­ро­дов (Де­яние 2:1-11). Тру­да­ми апо­сто­лов и по­сле­дую­щих мис­сио­не­ров хри­сти­ан­ст­во уже в I веке рас­про­стра­ни­лось по все­му Сре­ди­зем­но­мо­рью, а к IV веку – на всей тер­ри­то­рии Римской им­пе­рии и в не­ко­то­рых стра­нах за её пре­де­ла­ми: в За­кав­ка­зье, северо-восточной Аф­ри­ке; круп­ные хри­сти­ан­ские об­щи­ны су­ще­ст­во­ва­ли в Ме­со­по­та­мии, Пер­сии, воз­мож­но, в Ин­дии. Важ­ную роль в про­по­ве­ди Еван­ге­лия иг­ра­ли куп­цы, а так­же хри­стиа­не, ока­зав­шие­ся на чу­жих тер­ри­то­ри­ях в ка­че­ст­ве плен­ных или из­гнан­ни­ков. Позд­нее, в пе­ри­од су­ще­ст­во­ва­ния хри­сти­ан­ст­ва как официальной ре­ли­гии Римской им­пе­рии, ви­зантийские им­пе­ра­то­ры ор­га­ни­зо­вы­ва­ли по­соль­ст­ва к аб­ха­зам, го­там, ну­бий­цам и другим на­ро­дам, имев­шие це­лью, по­ми­мо про­че­го, про­по­ведь хри­сти­ан­ст­ва. Ус­пех миссионерства был обу­слов­лен ав­то­ри­тетом и мо­гу­ще­ст­вом им­пе­рии. Рас­про­стра­не­ние хри­сти­ан­ст­ва при под­держ­ке го­су­дар­ст­ва про­дол­жа­лось до середины VII века, по­ка мощь Ви­зан­тии не бы­ла по­дор­ва­на во­енными по­ра­же­ния­ми от ара­бов и бул­гар, а так­же глу­бо­ким эко­но­мическим кри­зи­сом.

В Западной Ев­ро­пе в V веке святой Пат­рик и его пре­ем­ни­ки рас­про­стра­ни­ли хри­сти­ан­ст­во в Ир­лан­дии, за­тем на­стоя­щий про­рыв в де­ле об­ра­ще­ния вар­вар­ских на­ро­дов со­вер­ши­ли ирландские мис­сио­не­ры свя­тые Ко­лум­ба, Ай­дан, Ко­лум­бан и другие, по­ло­жив на­ча­ло тра­ди­ции ин­ди­ви­ду­аль­но­го миссионерства. В VI-VII веках уси­лия­ми ирландских и итальянских мис­сио­не­ров бы­ли об­ра­ще­ны в хри­сти­ан­ст­во анг­ло­сак­сон­ские пле­ме­на Бри­та­нии. С VIII века ирландские, анг­ло­сак­сон­ские и франк­ские про­по­вед­ни­ки (Вил­либ­рорд, Бо­ни­фа­ций, Анс­га­рий и др.) на­ча­ли рас­про­стра­не­ние Еван­ге­лия сре­ди сак­сов и других пле­мён Северной и Центральной Гер­ма­нии, а так­же Скан­ди­на­вии. За­вое­ва­тель­ная по­ли­ти­ка императора Кар­ла I Ве­ли­ко­го и его пре­ем­ников пре­ду­смат­ри­ва­ла жё­ст­кие ме­то­ды хри­стиа­ни­за­ции вар­ва­ров: ак­тив­ная про­по­ведь со­про­во­ж­да­лась во­енными ак­ция­ми. В X-XI веках хри­сти­ан­ст­во ут­вер­ди­лось сре­ди венг­ров и час­ти западно-славянских пле­мён.

В VIII веке в Ви­зан­тии поя­вил­ся тип мис­сио­не­ра-оди­ноч­ки, ка­ко­вым был святой Сте­фан Су­рож­ский, про­по­ве­до­вав­ший сре­ди за­вое­вав­ших Крым ха­зар, и др. То­гда же на­ча­лась хри­стиа­ни­за­ция сла­вян, рас­се­лив­ших­ся на Бал­ка­нах. Как и на За­па­де, дея­тель­ность отдельных ви­зантийских мис­сио­не­ров по­рой до­пол­ня­лась при­ну­ди­тель­ной хри­стиа­ни­за­ци­ей, например при об­ра­ще­нии Бол­га­рии. К чис­лу круп­ней­ших дос­ти­же­ний ви­зантийского миссионерства от­но­сит­ся дея­тель­ность в IX веке свя­тых Ки­рил­ла и Ме­фо­дия (ре­зуль­та­том ко­то­рой ста­ло по­яв­ле­ние славянской пись­мен­но­сти), а так­же Кре­ще­ние Ру­си в X веке.

Миссионерство в ка­то­ли­циз­ме. На За­па­де после за­вер­ше­ния хри­стиа­ни­за­ции Западной и Центральной Ев­ро­пы (об­ра­ще­ние в XII-XIV веках балт­ских пле­мён) прак­ти­ка «внеш­не­го» миссионерства на несколько сто­ле­тий поч­ти пре­кра­ти­лась. Отдельные по­пыт­ки рас­про­стра­не­ния хри­сти­ан­ст­ва сре­ди му­суль­ман (Фран­циск Ас­сиз­ский, Р. Лул­лий), на­ро­дов Центральной Азии (мис­сии И. де Пла­но Кар­пи­ни и В. Руб­рука), Ки­тая (Дж. Мон­те­кор­ви­но) не при­нес­ли боль­ших ре­зуль­та­тов. Но­вый подъ­ём миссионерства при­шёл­ся на эпо­ху Ве­ли­ких гео­гра­фических от­кры­тий. Ве­ду­щую роль в ка­то­лическом миссионерстве иг­ра­ли мо­на­хи – пред­ста­ви­те­ли ни­щен­ст­вую­щих ор­де­нов (фран­ци­скан­цы, до­ми­ни­кан­цы, ка­пу­ци­ны, кар­ме­ли­ты и др.) и ие­зуи­ты. Так, в Ин­до­ста­не поя­ви­лись мис­сии пор­тугальских фран­ци­скан­цев (1498 год), ие­зуи­тов (1542 год), кар­ме­ли­тов, итальянских ка­пу­ци­нов (1773 год). В Ки­тае в начале 1580-х годов бы­ла ор­га­ни­зо­ва­на по­сто­ян­ная мис­сия ие­зуи­тов под руководством М. Рич­чи. Мис­сия ие­зуи­тов (Ф. Кса­вье и его по­сле­до­ва­те­ли) дос­тиг­ла оп­ре­де­лён­ных ус­пе­хов в Япо­нии. Ка­то­лические мис­сио­не­ры энер­гич­но дей­ст­во­ва­ли на Ближ­нем Вос­то­ке, в Аф­ри­ке. В Аме­ри­ке пер­вая мис­сия бы­ла уч­ре­ж­де­на на Ан­тиль­ских островах во вре­мя вто­ро­го пу­те­ше­ст­вия Х. Ко­лум­ба (1493-1496 годы). В Мек­си­ке в 1529 году фран­ци­скан­цы за­яв­ля­ли, что ими об­ра­ще­но ко Хри­сту 200 тысяч ин­дей­цев. В Ка­на­де с середине XVII века ак­тив­но дей­ст­во­ва­ли ие­зуи­ты. В Па­ра­гвае в ре­зуль­та­те мис­сио­нер­ской дея­тель­но­сти воз­ник­ло го­су­дар­ст­во Ие­зуи­тов1610-1767 годов. Ко­ор­ди­ни­ро­вать уси­лия по рас­про­стра­не­нию ка­то­ли­циз­ма бы­ла при­зва­на римская Кон­гре­га­ция про­па­ган­ды ве­ры, уч­ре­ж­дён­ная в 1622 году па­пой Рим­ским Гри­го­ри­ем XV (с 1988 года Кон­гре­га­ция еван­ге­ли­за­ции на­ро­дов). В XVIII веке в свя­зи с ан­ти­кле­ри­каль­ной по­ли­ти­кой многих ев­ропейских го­су­дарств ка­то­лическая мис­сио­нер­ская ак­тив­ность сни­зи­лась. Её но­вый подъ­ём на­чал­ся в XIX веке с про­по­ве­ди ка­то­ли­циз­ма в Аф­ри­ке. Воз­ник ряд но­вых мис­сио­нер­ских об­ществ и мо­на­ше­ских ор­де­нов (Кон­гре­га­ция Святого Ду­ха, «Бе­лые от­цы» и др.). На­ря­ду с еван­ге­ли­за­ци­ей ка­то­лические мис­сио­не­ры боль­шое вни­ма­ние уде­ля­ли бла­го­тво­ри­тель­ной и об­ра­зо­ва­тель­ной дея­тель­но­сти. Прин­ци­пы современного ка­то­лического миссионерства сфор­му­ли­ро­ва­ны в дек­ре­те II Ва­ти­кан­ско­го со­бо­ра «Ad Gentes divi­ni­tus» (07.12.1965 года), под­черк­нув­шем не­об­хо­ди­мость по­ни­ма­ния свое­об­ра­зия различных на­ро­дов и куль­тур для ус­пе­ха мис­сио­нер­ст­ва.

Миссионерство в про­те­стан­тиз­ме. В различных про­тес­тант­ских церк­вах ор­га­ни­зо­ван­ное миссионерство по­лу­чи­ло ши­ро­кое раз­ви­тие с XVIII века, ко­гда бы­ли ос­но­ва­ны анг­ли­кан­ское Общество про­па­ган­ды Еван­ге­лия (1701 год), Мис­сия общества брать­ев об­щин­ной жиз­ни (Мо­рав­ских брать­ев) (1732 год), ме­то­ди­ст­ское (1786 год) и бап­ти­ст­ское (1792 год) мис­сио­нер­ские об­ще­ст­ва. В XIX веке ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли вне­де­но­ми­на­ци­он­ные мис­сио­нер­ские ор­га­ни­за­ции: Лон­дон­ское мис­сио­нер­ское об-во (1795 год), Ме­ла­не­зий­ская мис­сия (1846 год), Уни­вер­си­тет­ская мис­сия в Центральную Аф­ри­ку (1859 год) и др. Ак­тив­ное уча­стие в миссионерстве при­ни­ма­ли мно­го­численные биб­лей­ские об­ще­ст­ва. Про­тес­тант­ские мис­сио­не­ры до­би­лись зна­чительных ус­пе­хов в Аф­ри­ке, Северной Аме­ри­ке, Ав­ст­ра­лии и Океа­нии, в XX веке – в ря­де стран Латинской Аме­ри­ки и Азии.

Миссионерство в Рус­ской церк­ви. В X-XV веках бы­ло пред­став­ле­но отдельными под­виж­ни­ка­ми, по­сте­пен­но рас­про­стра­няв­ши­ми еван­гель­ское бла­го­вес­тие из центральных рай­онов Ру­си в За­вол­жье, на Русский Се­вер и в Пре­ду­ра­лье (преподобный Ав­ра­а­мий Рос­тов­ский, преподобномученик Кук­ша Пе­чер­ский, про­све­ти­тель вя­ти­чей, святитель Сте­фан Перм­ский, про­све­ти­тель зы­рян, и др.). Ус­пе­ху мис­сии слу­жи­ли ос­но­ван­ные ими мо­на­сты­ри. По­сле при­сое­ди­не­ния в XVI веке к Русскому государству Ка­занско­го, Ас­т­ра­хан­ско­го и Си­бир­ско­го ханств, Но­гай­ской ор­ды в его со­став ока­за­лись вклю­че­ны многие му­сульманские и языческие на­ро­ды. В свя­зи с этим воз­ник­ла не­об­хо­ди­мость ор­га­ни­за­ции мис­сио­нер­ских экс­пе­ди­ций и специальных струк­тур с про­све­ти­тель­ски­ми и об­ра­зо­ва­тель­ны­ми за­да­ча­ми. Боль­шое зна­че­ние для рас­про­стра­не­ния пра­во­сла­вия в По­вол­жье име­ла в середине XVI века дея­тель­ность епископа Ка­зан­ско­го святителя Гу­рия (Ру­го­ти­на); в 1731-1764 годах мис­сио­нер­ской дея­тель­но­стью сре­ди языческих и му­сульманских на­ро­дов Российской им­пе­рии цен­тра­ли­зо­ван­но за­ни­ма­лась Ко­мис­сия (с 1740 года Кон­то­ра) но­во­кре­щен­ских дел. Осо­бые ус­пе­хи бы­ли дос­тиг­ну­ты в де­ле об­ра­ще­ния в пра­во­сла­вие си­бир­ских на­ро­дов. Зна­чим опыт Аля­скин­ской (Кадь­як­ской) мис­сии (1794-1837 годы) в Рус­ской Аме­ри­ке, ко­то­рую осу­ще­ст­в­ля­ли ино­ки Ва­ла­ам­ско­го монастыря. Их мис­сио­нер­ский труд про­дол­жил, поч­ти еди­но­лич­но, «апо­стол русской Аме­ри­ки» ар­хи­еп. Ин­но­кен­тий (По­пов-Ве­ниа­ми­нов), впо­след­ст­вии митрополит Мо­с­ков­ский. Бы­ли от­кры­ты пра­во­слав­ные ду­хов­ные мис­сии для многих языческих на­ро­дов: Ал­тай­ская, Кир­гиз­ская, Ир­кут­ская, За­бай­каль­ская, Кам­чат­ская, Об­дор­ская, Сур­гут­ская, Ени­сей­ская, Якут­ская. Русские мис­сио­не­ры про­по­ве­до­ва­ли и вне Рос­сии. В 1713 году соз­да­на Российская ду­хов­ная мис­сия в Ки­тае, ко­то­рая пер­во­на­чаль­но име­ла так­же функ­ции ди­пло­ма­тического пред­ста­ви­тель­ст­ва Рос­сии в Ки­тае, а с 1863 года за­ни­ма­лась ис­клю­чи­тель­но мис­сио­нер­ской дея­тель­но­стью. В 1870 году бы­ла об­ра­зо­ва­на пра­во­слав­ная мис­сия в Япо­нии, ос­но­ва­те­лем ко­то­рой стал ие­ро­мо­нах (с 1880 года епи­скоп) Ни­ко­лай (Ка­сат­кин), и в 1895 году – Аме­ри­кан­ская мис­сия под управлением Ни­ко­лая (Зио­ро­ва), епископа Але­ут­ско­го и Аля­скин­ско­го. В свя­зи с при­сое­ди­не­ни­ем к пра­во­сла­вию час­ти ас­си­рий­цев-не­сто­ри­ан в 1898 году бы­ла соз­да­на Ур­мий­ская мис­сия (пре­кра­ти­ла су­ще­ст­во­ва­ние в 1946 году). В XIX – начале XX веков де­сят­ки на­ро­дов Российской им­пе­рии по­лу­чи­ли от мис­сио­не­ров пись­мен­ность, шко­лы, хра­мы, книж­ную куль­ту­ру на род­ном язы­ке. В этот же пе­ри­од раз­ви­ва­лось «внут­рен­нее» про­ти­во­сек­тант­ское миссионерство. Для ру­ко­во­дства мис­сио­нер­ской дея­тель­но­стью бы­ло соз­да­но Мис­сио­нер­ское общество для со­дей­ст­вия рас­про­стра­не­нию хри­сти­ан­ст­ва ме­ж­ду языч­ни­ка­ми (1865 год, в 1870 году пе­ре­име­но­ва­но в Пра­во­слав­ное мис­сио­нер­ское общество). В 1897-1917 годах про­шло 5 об­ще­рос­сий­ских и зна­чительное чис­ло епар­хи­аль­ных мис­сио­нер­ских съез­дов. В начале XX века из­да­ва­лось бо­лее 30 мис­сио­нер­ских пе­рио­дических из­да­ний. В 1913 году при Си­но­де был соз­дан Мис­сио­нер­ский со­вет (дей­ст­во­вал до 1918 года и в 1945-1949 годах). По­сле 1917 года от­кры­тая мис­сио­нер­ская дея­тель­ность РПЦ бы­ла пре­се­че­на, ны­не её воз­ро­ж­де­ние про­хо­дит в ко­ор­ди­на­ции с Си­но­даль­ным мис­сио­нер­ским от­де­лом, соз­дан­ным в 1995 году.

Мис­сио­ло­гия. Хо­тя мис­сио­нер­ское рас­про­стра­не­ние хри­сти­ан­ст­ва при­об­ре­ло ор­га­ни­зо­ван­ные фор­мы уже в ран­нее Но­вое вре­мя, бо­го­сло­вие мис­сии сфор­ми­ро­ва­лось толь­ко в XX веке. Миссионерство ис­поль­зу­ет раз­ные фор­мы сви­де­тель­ст­ва о Хри­сте: ке­риг­му (про­по­ведь), ки­но­нию (об­ще­ние), мар­ти­рию (му­че­ни­че­ст­во как сви­де­тель­ст­во), диа­ко­нию (со­ци­аль­ное слу­же­ние) и ли­тур­гию. В современном миссионерстве ши­ро­ко ис­поль­зу­ет­ся тер­мин «ин­куль­ту­ра­ция», поя­вив­ший­ся в 1960-1970-е годы у ие­зуи­тов, а позд­нее при­ня­тый и в про­тес­тант­ской сре­де, обо­зна­чаю­щий диа­лог ме­ж­ду ве­рой и куль­ту­рой, творческое и ди­на­мическое взаи­мо­от­но­ше­ния ме­ж­ду хри­сти­ан­ским бла­го­вес­ти­ем и куль­ту­ра­ми на­ро­дов, в ко­то­рых оно про­воз­гла­ша­ет­ся.

В XIX веке поя­ви­лось по­ни­ма­ние не­об­хо­ди­мо­сти со­труд­ни­че­ст­ва в миссионерстве различных хри­сти­ан­ских кон­фес­сий, ко­то­рое ста­ло реа­ли­зо­вы­вать­ся в дея­тель­но­сти биб­лей­ских об­ществ, в мо­ло­дёж­ных дви­же­ни­ях и др. Воз­ник­шее в начале XX века по­ня­тие эку­ме­низм трак­то­ва­лось как со­труд­ни­че­ст­во в де­ле все­мир­ной хри­сти­ан­ской мис­сии и во­шло в ши­ро­кое упот­реб­ле­ние по­сле Все­мир­ной мис­сио­нер­ской кон­фе­рен­ции в Эдин­бур­ге (1910 год). В 1921 году соз­дан Ме­ж­ду­народный мис­сио­нер­ский со­вет, ко­то­рый в 1961 году во­шёл в со­став Все­мир­но­го со­ве­та церк­вей. Современная стра­те­гия мис­сии пред­по­ла­га­ет от­каз от про­зе­ли­тиз­ма.

Мис­сио­нер­ст­во в дру­гих ре­ли­ги­ях. В буд­диз­ме с III века до н. э. про­по­ведь уче­ния не­ред­ко осу­щест­вля­лась стран­ст­вую­щи­ми мо­на­ха­ми. Раз­ви­тым миссионерством ха­рак­те­ри­зу­ет­ся ис­лам, в ко­то­ром миссионерство по­ни­ма­ет­ся как ис­лам­ский при­зыв (да­ва), на­ча­тый про­ро­ком Му­хам­ме­дом и имею­щий це­лью рас­про­стра­не­ние ис­ла­ма и зна­ний о нём сре­ди ино­вер­цев и му­суль­ман. Му­сульманское миссионерство ве­дёт­ся в ме­че­тях, мед­ре­се, в Но­вей­шее вре­мя – так­же че­рез прес­су, Ин­тер­нет и ме­ж­ду­народные ор­га­ни­за­ции (Организация ис­лам­ско­го со­труд­ни­че­ст­ва, Ли­га ис­лам­ско­го ми­ра, Ис­лам­ский со­вет Ев­ро­пы) при под­держ­ке му­сульманских фон­дов. На­ря­ду с ре­гио­на­ми тра­диционного рас­про­стра­не­ния ис­ла­ма му­сульманское миссионерство при­сут­ст­ву­ет в США и Западной Ев­ро­пе. Миссионерство свой­ст­вен­но и ря­ду от­ко­лов­ших­ся от ис­ла­ма дви­же­ний, пре­ж­де все­го ис­маи­ли­там, соз­дав­шим для про­па­ган­ды сво­его ве­ро­уче­ния цен­тра­ли­зованную сеть про­по­вед­ни­ков (даи). Ак­тив­ной про­по­ве­дью сво­их уче­ний за­ни­ма­ют­ся пред­ста­ви­те­ли но­вых ре­ли­ги­оз­ных дви­же­ний.

Православное миссионерство: история, современность, проблематика, методика

Недавно мы отметили День славянской письменности. По этому поводу решили собрать материалы о православном миссионерстве, но сначала пара общих слов.

— Проблемы перевода в христианстве вообще не должно стоять: ведь наше Священное Писание как бы изначально «переведено». Господь говорил на арамейском, Евангелия написаны по-гречески. Более того, Евангелия суть тексты учеников Господа, а не Его Самого. У нас есть четыре свидетельства о Его жизни, учении и смерти, написанные не Им, не на Его языке, а на том, который тогда использовался для межнационального общения. Евангелия создавались сразу для всех, изначально, так сказать, как «перевод», а не «оригинал». Сейчас бы их написали по-английски.

— Кирилл и Мефодий боролись с ересью трехъязычия, учением, утверждавшим, что в христианстве есть священные языки (еврейский, греческий, латынь). Братья так не считали и спокойно переводили на язык славянских варваров.

— Относительно дела Кирилла и Мефодия надо упомянуть тот простой факт, что это дело «предано» изначально: придуманная ими глаголица была отвергнута первым же поколением их учеников. То, что известно как «кириллица», — изобретение не равноапостольных братьев, а их учеников.

— Что во всем этом хороводе переводов важно, так это то, что у нас нет «священного языка». Благая Весть рассчитана на все человечество и поэтому переводима на все мыслимые языки.

— Благая Весть не «брезгует» носить любые языковые одежды, так же как Бог не «побрезговал» стать сыном плотника и взойти на Крест.

Для начала — исследование выдающегося филолога Топорова о «дебюте славянской поэзии» — «Прогласе» равноапостольного Кирилла: апостол славян «ставит в центр «Прогласа» три мотива: приход Слова к «словенам», сопоставляемый с приходом Христа, возвещенным древними пророками; софийность Слова, убежденным апологетом которой рисуют Константина и другие источники; письменное (« букъвеное») воплощение Слова, снова отсылающее к теме «словенского» слова, «своего», а не «чужого». Без слова («своего») — греховная тьма, тление плоти, опадание души. С помощью слова решаются три основные задачи, связанные с тремя космическими сферами. Оно делает возможным «греховьную / тъму отъгнати // и мира сего / тьл’я отъложити, // и раиское / житие приобрести». Оно же выполняет три духовных задания — питает человеческие души, укрепляет сердце и ум, готовит к познанию Бога. Слово подобно свету, и, как свет, оно открывает красоту и дает радость».

«Византийское миссионерство: Можно ли сделать из “варвара” христианина?» — книга блистательного современного ученого Сергея Иванова о том, почему жителям Византии не были интересны даже самые значительные миссионерские успехи. Самыми «долгоиграющими» достижениями Византии в мировой истории по справедливости считаются создание славянской азбуки и крещение Руси. И то и другое — плоды византийского миссионерства.

Но парадоксальным образом ни об одном из этих великих свершений не упомянуто в современных им византийских источниках ни единым словом! О чем же говорит нам это красноречивое молчание? Чтобы понять это, нужно углубиться в мироощущение самих византийцев.

Мы записывали лекцию Иванова, которая представляет собой как бы краткий конспект его книги.

Всем, думаю, известно о Николае Японском, основателе японского православия, — вот его книги. Менее известно, что будущий патриарх Сергий (Страгородский) по окончании Духовной академии служил в Японии миссионером под руководством Николая Японского. Этому периоду его жизни посвящены книги «По Японии (записки миссионера)» и «На Дальнем Востоке. Письма японского миссионера». Православие в Японии: вот символ того, что Православие — не «русское», не «греческое»; Православие — апостольское учение, рассчитанное на все человечество во всем его разнообразии.

«Апостолы Алтая. Сборник рассказов из жизни алтайских миссионеров». Книга описывает жизнь и труды священников Алтайской духовной миссии, учрежденной в 30-х гг. XIX в. для проповеди Евангелия среди коренного населения Алтайской возвышенности. Книга вышла в свет в 1909 г. в память 25-летия архиерейского служения святителя Макария (Парвицкого-Невского). О нем и его сподвижниках с любовью рассказывается на ее страницах. Произведения сборника отличает сочетание достоверности собственных воспоминаний с высокой поэтичностью в изображении нетронутой природы дикого Алтая. Книга красочно описывает жизнь и обычаи алтайцев, повествует о чудесной помощи Божией в трудах их просветителей, в простоте и смирении совершающих великий апостольский подвиг.

«Записки миссионера» священника Алексея Ионова — воспоминания одного из участников Псковской православной миссии, действовавшей на территории, оккупированной нацистами.

Собрание лекций, выступлений и аудиозаписей профессора Андрея Ефимова (заместителя декана миссионерского факультета Православного Свято-Тихоновского университета, заведующего кафедрой миссиологии) об истории миссий (палестинской, урмийской), выдающихся миссионерах (архиепископ Николай Японский, протоиерей Всеволод Шпиллер и другие), распространении христианства на Руси, православных братствах, принципах и основных периодах русского миссионерства, миссионерстве в советское время, трудностях, с которыми сталкиваются проповедники, и о многом другом.

«Миссиология» — лекции игумена Сергия (Данкова): византийская миссия, Кирилл и Мефодий, Макарий (Глухарев) и алтайская миссия, Н. И. Ильинский и лингвистические принципы миссионерства, апостол Сибири и Америки Иннокентий (Вениаминов), миссионерский подвиг Николая Японского.

«Миссия возможна» — практический курс для организаторов и актива православного молодежного служения, сборник методических материалов. Курс «Миссия возможна» рассчитан на различные аудитории, объединенные единым духом веры и желанием всем сердцем послужить деятельному исполнению Христовых заповедей. Основой всего курса является совместное изучение Священного Писания в традициях Православной Церкви и овладение навыками миссионерско-социального служения в нашем обществе. Вместе с навыками и знаниями, необходимыми в работе миссионера, данное пособие поможет избежать ошибок и недоразумений, возникающих в процессе воплощения в реальных жизненных условиях евангельских идеалов. Очень важно поэтому и умение работать с группами и в группах, где при правильном духовном подходе исполняются слова Христа «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я среди них». Цель курса — «формирование, оснащение и поддержка команд для миссионерского и социального служения молодежи различным целевым аудиториям».

«Миссионерский кризис православия» — книга, вероятно, лучшего современного русского миссионера протодиакона Андрея Кураева:

Миссиология — это размышления о том, как мы смотримся в глазах нехристиан. В чем правда и в чем неправда этих ненаших представлений о нас. Как можно изменить эти представления.

Школы таких исследований в православии нет. Миссия была и есть, миссиология только зарождается.

В частности, потому, что хотя миссия и была в нашей истории, но традиции миссии в Православии не было.

Миссия, чтобы стать традицией, должна являть себя не разрозненными фактами внехрамовой проповеди, не связанными между собой и разбросанными по разным столетиям и странам, а златой цепью преемственности, передачи опыта и наставничества в миссионерстве. Если даже такая традиция и была, она в XX веке была раздавлена.

Вот ряд вопросов, значимых для исследователя православного миссионерства:

1. Была ли традиция православного миссионерства?

2. Если да, то была ли она зафиксирована?

3. Были ли сохранены конкретные средства миссии, включая аргументы проповедника?

4. Была ли эта традиция самовоспроизводима? Была ли преемственность, предполагающая научение более поздних миссионеров более ранними?

5. Есть ли сегодня возможность войти в эту преемственность?

6. Как Церковь относилась в минувшие века и относится сейчас к миссионерским страницам своей истории и жизни?

7. Как перенести былые миссионерские находки в сегодняшний день? (Простой пример: все православные согласны в том, что свв. Кирилл и Мефодий верно сделали, что перевели Литургию на понятный славянам язык. Но что значит сегодня быть верным заветам славянских апостолов — служить на славянском языке IX века или на языках, понятных современным людям? Являемся ли мы учениками Кирилла и Мефодия тогда, когда храним и воспроизводим их переводы молитв на старославянский язык, или же тогда, когда пробуем приблизить эти молитвы к пониманию современных людей?)

Кому лень читать Кураева, послушайте «Миссиологию» — его семинарский курс лекций, прочитанный в Московской духовной семинарии (Троице-Сергиева лавра) в 2006/07 гг. Аудиозапись любительская, сделана в аудитории МДС слушателями курса:

«Первое, о чем я вас должен предупредить: мы вступаем в terra incognita. Ни вы, ни я не знаем, в чем должен состоять предмет под названием “миссиология”».

Лекции одесского священника Вячеслава Рубского по миссионерским вопросам: атеизм, 8 Марта, православие/протестантизм и многое другое.

«Церковь. Мир. Миссия. Мысли о Православии на Западе» отца Александра Шмемана:

«До самого недавнего времени Православная Церковь считалась на Западе немиссионерской. По общему мнению, мощное миссионерское поветрие, столь характерное для христианского Запада последних столетий, как-то обошло стороной «статичное» христианство Востока. Сегодня это мнение, похоже, поколебалось. Новые исторические исследования доказывают, что достижения православных в области миссионерской деятельности – хотя и иного рода, чем у западных христиан, – были вполне весомыми и впечатляющими».

«Богословие миссии – всегда плод всецелого бытия Церкви, а не какая-то специальная область, актуальная лишь для тех, кому выпало особое миссионерское служение. Православная же Церковь особенно нуждается в уяснении главных мотивов миссии, ибо «немиссионерский» ее характер слишком часто приписывают самому существу, «святая святых» Православия – его «сакраментальному», «литургическому», «мистическому» характеру. Даже и теперь, когда пристальное изучение православной миссии привело к изменению традиционных взглядов, все еще делаются попытки увидеть в ней своеобразный эпифеномен истории Православной Церкви – то, что существует вопреки основным ее путям и тенденциям. Вот почему здесь необходимо именно богословское уяснение. Может ли быть подлинно миссионерской та Церковь, чья жизнь сосредоточена почти исключительно в литургии и таинствах, чья духовность имеет преимущественно мистическую и аскетическую окраску? И если может, то в каких пластах ее веры скрыты истоки миссионерской ревности? Таков, в несколько упрощенной форме, вопрос, который прямо или косвенно задают православным все, для кого термин «экуменический» всегда и всюду означает «миссионерский»».

Рабочий и профессор, монах и журналист, солдат и пенсионерка — количество адресатов «Миссионерских писем» владыки Николая Сербского поражает — как и охват тем: от смысла зажигания лампады перед иконой до самых глубинных вопросов духовной жизни и богословия. Епископ Шабацко-Валевский Лаврентий говорит, что красота и ценность «Миссионерских писем» Николая Сербского

«заключаются в том, что великий знаток человеческой души, православной веры и всех областей земного человеческого бытия объяснял глубочайшие мысли и истины просто и доступно, объяснял их каждому богоискателю, несмотря на его возраст и степень образованности. Его стиль — поэзия, язык чист, как горный родник. Он сам — носитель святоотеческого Православия, золота, переплавленного в семь Вселенских соборов. Ответы на самые разнообразные вопросы, мучающие немощного человека, непосредственность речи, глубокие мысли и убедительная сила языка автора и в наши дни делают эту книгу лучшей духовной хрестоматией сербского народа. «Миссионерские письма» спасли множество сербских душ от блужданий по пустым нивам, где царит духовный голод, от отпадения от святоотеческого Православия, от уныния и отчаяния в тяжелейших условиях рабства и частых войн».

«Молитвы миссионера, или Как молиться за неправославных?» Николая Сербского:

Молитва о детях
Молитва о правителях народов
Молитва о душевнобольных
Молитва о тех, кто не почитает святых
Молитва о безбожниках (атеистах)
Молитва об иудеях
Молитва о мусульманах
Молитва о парсах (зороастрийцах)
Молитва о русском народе
Молитва о китайском народе
Молитва о японском народе

Молитва к Божией Матери об обращении заблудшего, свт. Гавриила Новгородского
Молитва прп. Серапиону Кожеозерскому об обращении неверующих ближних
Молитва сщмч. Андроника (Никольского)
Молитва о миссионерах прп. Макария (Глухарева)

В рамках Миссионерской конференции 20–21 января 2012 г. в залах Государственной Третьяковской галереи прошел смотр-конкурс миссионерско-катехизаторских и социально-миссионерских проектов «Идите, научите все народы…». В качестве целей конференции были заявлены необходимость сбора активных миссионеров и катехизаторов различных регионов страны, чтобы дать им возможность обменяться опытом миссионерско-катехизаторской и социально-миссионерской деятельности.


Святитель Николай Японский с Павлом Накаи, одним из первых японцев, принявших православие

Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Миссионерский отдел московской епархии

Миссионерская деятельность Русской Православной Церкви

Доклад Председателя Миссионерского отдела Московской епархии протоиерея Михаила Егорова на научно-практической конференции, посвященной 1025-летию Крещения Руси.

Город Коломна, 02 декабря 2013 года

В этом сравнительно кратком докладе я попытаюсь дать поверхностный обзор истории и современного положения миссионерской деятельности Русской Православной Церкви. При этом в нем будут отсутствовать многие достойные имена, но не из-за забвения их трудов, сколько вследствие краткости повествования.

Под словом «миссия» мы понимаем просветительское служение Церкви. Живое слово о Живом Боге, направленное к тем, кто его не слышал, либо имеет неполное или искаженное понятие о Нём.

Миссионерское служение Русской Православной Церкви невозможно рассматривать вне изучения миссии знаменитых просветителей славян — святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Она имеет значение для нас в двойном аспекте: с одной стороны — непосредственное влияние на христианизацию Руси, с другой — сам уникальный опыт организации первой славянской Церкви, показанный святыми братьями.

Основными принципами миссии были: перевод Священного Писания и богослужения на местный язык, отсутствие насилия, личный пример миссионеров, основание местной Церкви с местным духовенством.

Плоды миссии равноапостольных братьев для Руси дали свои всходы сначала в лице Великой княгини Ольги, а затем в лице ее внука равноапостольного Великого князя Владимира. Просветительское служение Церкви сразу после Крещения Руси быстро охватило центральные районы, неся с собою свет Христовой веры, приобщение русского народа к мировой христианской культуре.

Значительная активизация проповеди Святого Евангелия произошла благодаря распространению монастырей, основанных преподобным Сергием Радонежским и его учениками в отдаленных землях.

Активное освоение юго-восточных земель в XVI-XVIII веках дало основание для просвещения татар, башкир и других народов Поволжья. Первыми провозвестниками христианства среди инородцев Поволжья были святые Казанские Первосвятители — архиепископ Гурий и его соработники — святые Герман и Варсонофий.

Освоение Сибири, вплоть до берегов Америки, сопровождалось появлением в тех краях церквей и духовенства. Христово Евангелие народам Сибири проповедовали великие миссионеры — святитель Иннокентий (Вениаминов), митрополит Московский и Коломенский (1797-1879), архимандрит Макарий Глухарев (1792-1847), митрополит Алтайский Макарий (Невский) (1835-1926), а также десятки приснопамятных их сподвижников и преемников. Благовестнические труды и подвиги выдающихся сибирских миссионеров, просветительная деятельность их и основанных ими миссионерских училищ и школ, книгопечатание на языках коренных народов Сибири, прежде не имевших письменности, обширнейшая благотворительная деятельность сибирских миссий, — всё это является точными и верными характеристиками миссионерского служения Церкви. Особую роль в этих процессах играла личность митрополита Московского и Коломенского Филарета, который не только словом и личным примером, но и материально поддерживал миссионерские труды многих подвижников. Особое развитие получили зарубежные миссии: Урмийская (Иран и Турция), Пекинская, Японская.

Предреволюционные годы сопровождались всплеском научной и просветительской деятельности Церкви – развивалось Миссионерское общество, созданное свт. Иннокентием Московским, издавалось большое количество просветительской литературы. Миссионерство обретало все более системный характер – во многих епархиях проводились миссионерские съезды, открывались миссионерские курсы, появлялись штатные миссионеры.

После революции началась активная борьба с Церковью: закрывались и разрушались храмы, было запрещено религиозное образование, запрещен предмет «Закон Божий». Однако если вначале еще существовали открытые диспуты, то вскоре и они были прекращены. Церковная проповедь стала возможной только внутри храма, доступ в который серьезно ограничивался. Но личный подвиг исповедничества и мученичества никто запретить не мог, поэтому они стали основной формой миссии: святители Тихон Московский, Петр (Полянский), Серафим (Чичагов), Лука (Войно-Ясенецкий) и многие другие из числа духовенства и мирян примером своей жизни и смерти проповедовали Христа.

Официально Церковь смогла вести какую-то деятельность только после 1943 года, но и эта деятельность жестко контролировалась и ограничивалась территорией храма или заграницей. Именно заграничные контакты и деятельность Церкви стали в этот период некоторым гарантом защиты и дали возможность внутреннего развития. Например, с 1946 года возобновила свою деятельность Московская духовная академия, в 1956 году впервые после восстановления патриаршества была издана Библия на русском языке. Церковь, стесненная в своих возможностях, всеми доступными ей средствами стремилась нести Слово Божие человеку. Даже в условиях атеистического государства на этом поприще появлялись и подвизались такие пастыри, как Иоанн (Крестьянкин), Александр Мень, Димитрий Дудко, и многие другие.

Помимо внутреннего, зачастую невидимого со стороны служения, необходимо упомянуть о внешней миссии Русской Церкви, которую она совершала за пределами нашей Родины, свидетельствуя о Православии перед западным миром. Это свидетельство было востребованным, через него многие люди могли узнавать учение Православной Церкви о Христе, о верности Его традиции. Говоря об этом свидетельстве, невозможно не помянуть наставников наших, говоря словами апостола, особо потрудившихся в этом служении. Это и приснопамятные митрополиты Никодим (Ротов) и Антоний (Блюм), протопресвитер Виталий Боровой, и ныне здравствующие Святейший Патриарх Кирилл и митрополит Ювеналий.

Новой страницей жизни Церкви стало празднование 1000-летия Крещения Руси в 1988 году. Многотысячные крестные ходы, официальные визиты делегаций Поместных Церквей, всеобщий духовный подъем, показали, что государственная политика не смогла за десятилетия гонений убить веру в русском народе. Помимо этого, празднование послужило импульсом для возникновения среди людей интереса к православной вере.

Первичными задачами Церкви в этот период стали врачевание церковных расколов, возникавших в связи с распадом СССР, организация приходской жизни, восстановление храмов, воспитание и образование духовенства. Многие люди пришли в Церковь, но не все остались.

В связи с этим хотелось бы привести слова Святейшего Патриарха Кирилла, сказанные им более десяти лет назад: «Второе Крещение Руси не было результатом миссионерской работы Церкви. Это, конечно, действие благодати Божией. Это действительно, трагический, исторический опыт, опыт нашего народа. Вот хотим мы этого или не хотим, дорогие братья, но мы должны сами себе сознаться в том, что вот этот исторический образ в нас сформировал некий стереотип. Мы себя комфортно чувствуем в храме, мы выходим к верующему нашему народу, говорим: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа», начинаем проповедь, чувствуем себя в своей стихии. Как бы мы проповедь не сказали, хорошо или плохо, нам благочестивый народ всегда грянет: «Спаси Господи» и как всегда греет душу такое умиротворение… Но движения здесь нет. Эти люди к нам пришли, потому, что родители их были научены в вере. Они уже были обращены либо в силу традиций, воспитания, либо каких-то собственных поисков. И давайте прямо скажем, что весь феномен второго Крещения Руси не был результатом миссии Церкви. Это был результат самостоятельных поисков людей, которые разочаровались в доминирующей идеологии, в ценности жизни, которые на своем опыте поняли, что без Бога невозможно построить полноту жизни. Это результат их внутреннего поиска, их внутренней борьбы, их исканий. Они к нам пришли, а мы их встретили; кто хорошо, кто плохо; кто с любовью, а кто с прохладцей; кто с ревностью, а кто и с раздражением. И ревность прямо зависела от величины прихода, доходов священника, его занятости и т.д. И мы не можем сказать, что мы все хорошо их встретили, потому, что его первая волна, рожденная 1988-м годом, уже спала, и многие, кто на этой волне пришел в Церковь, в Церкви не остались…»[1]

В настоящее время миссионерская деятельность Русской Православной Церкви ведется в двух направлениях:

  • Внешняя (среди некрещеных и нехристианских народов):
  • Внутренняя (среди крещеных, но недостаточно просвещенных):

Внешняя миссионерская деятельность:

  • Апологетическая миссия (диалог с неверующими, представителями других религий и представителями раскольнических организаций),

Так, например, в Московской епархиив сентябре 2013 года в городе Подольске состоялся Межрегиональный молодежный правозащитный форум по проблемам деструктивных культов. Участниками форума стали 200 студентов и заинтересованных молодых людей из Москвы, Подмосковья и более 15 других регионов России и ближнего зарубежья. Также в течение года в разных благочиниях проводились встречи с проф. А. Л. Дворкиным.

  • Организация миссионерских поездок в труднодоступные регионы России,
  • Организация миссионерских поездок и строительство храмов в странах, традиционно не исповедующих христианство.

Внутриприходская миссионерская деятельность ориентирована на людей, достаточно регулярно участвующих в богослужебной и таинственной жизни Церкви, либо с некоторой периодичностью посещающих храм.

Можно выделить следующие ее формы:

  • Огласительные беседы перед таинствами Крещения и Брака. В храмах Московской епархии стало традиционным проведение огласительных бесед перед Таинствами Крещения и Брака, за 2013 год были проведены беседы с примерно 8000 взрослыми, готовящимися к крещению, 140000 родителями и восприемниками, и около 9000 желающими венчаться.
  • Воскресные школы (церковно-приходские школы),
  • Православные гимназии и школы,
  • Просветительская работа с семьей,
  • Просветительские беседы или лекции различной тематики,
  • Приходские библиотеки. При храмах епархии действуют 900 православные библиотек.
  • Паломничества,
  • Православный семейный отдых. Православный отдых – это воспитательная форма миссионерской деятельности, охватывающая как духовную, так и материальную сферы человеческого бытия, и направленная на распространение Православной веры, воцерковление людей и передачу опыта богообщения посредством личного участия семьи и каждого ее члена в отдельности в таинственной жизни Церкви. На сегодняшний день в Московской епархии активно практикуется несколько видов православного отдыха: стационарные и нестационарные православные семейные и детские лагеря, группы дневного пребывания, слеты православных семей; паломнические поездки, путешествия, зарубежные поездки, однодневные поездки и экскурсии. В 2013 году было организовано 530 объектов православного отдыха, в том числе 69 детских, 8 моложёных, 76 семейных лагерей, 61 экскурсия, 204 паломничества, 74 похода, 38 иные мероприятия в области православного отдыха. Всего в текущем году в организованном православном отдыхе от приходов и монастырей Московской епархии приняло участие более 20000 человек.
  • Внутриприходская информационная деятельность,
    • Приходские листки,
    • Приходской сайт. В целях осуществления миссионерской деятельности и расширения представительства Церкви в сети интернет за 2013 год были созданы интернет-сайты для всех храмов епархии (было создано около 1500 сайтов), на всех сайтах помимо информации о храме содержится миссионерский раздел.
    • Информационные стенды. Приблизительно при 900 храмах установлены информационные стенды с просветительской информацией.
    • Доступность Церкви и приходское консультирование,
    • Миссионерские богослужения,

Внеприходская миссионерская деятельность

Ориентирована, в первую очередь, на людей, считающих себя православными, крещеных, но практически не участвующих в богослужебной и таинственной жизни Церкви. Просветительское приходское служения может реализовываться через все возможные виды вне богослужебного служения Церкви: социальное служение, в молодежной среде, в больничных учреждениях, в вооруженных силах, через взаимодействие со средствами массовой информации, в сети интернет и многих других

В Московской епархии, помимо реализации приходской миссионерской деятельности, ведется работа на епархиальном уровне:

  • Для повышения уровня образования приходских катехизаторов-миссионеров при Коломенской Православной Духовной семинарии организованы Миссионерско-катехизаторские курсы, а для прихожан, желающих повысить уровень своих богословских знаний, действуют Библейско-богословские курсы им. преподобного Сергия Радонежского. Миссионерский отдел подготовил учебное пособие для слушателей курсов «Организация и ведение миссионерской деятельности». В 2013 году более 300 человек закончили обучение на миссионерско-катехизаторских курсах Московской епархии по направлению «катехизатор-миссионер», около 200 человек закончили первый год обучения. На приходах епархии трудится около 400 штатных миссионеров-катехизаторов из числа мирян.
  • В целях обмена опытом и накопления методических материалов действует официальный сайт Миссионерского отдела (http://infomissia.cerkov.ru), два раза в год выпускается журнал «Вестник Миссионерского отдела Московской епархии», ежегодно организуется тематическая епархиальная конференция «Миссия прихода».
  • В помощь настоятелям и их помощникам катехизаторам-миссионерам епархиальными миссионерским отделом совместно с отделом катехизации и религиозного образования были изданы методические указания для настоятелей и катехизаторов-миссионеров «Организация просветительской деятельности на приходах Московской епархии», где был собран положительный опыт и даны рекомендации по ведению просветительской деятельности на приходах. Данное издание бесплатно поступит во все храмы епархии;
  • В помощь катехизаторам-миссионерам и духовенству создан просветительский проект «Незнакомое православие» (http://missionary.su), содержащий ответы на вопросы, характерные для людей с разным отношением к Церкви и разным духовным уровнем, а также функционирует проект «Задай вопрос о своей вере»: справочный телефон и e-mail, по которым можно задать вопрос и получить ответ на интересующие вопросы;
  • В Великую Субботу, в течение трех последних лет, проходит просветительская акция «Пасхальная весть», когда в храмах дарят Евангелие желающим его прочитать и не имеющим дома.
  • В целях противодействия тоталитарным сектам Миссионерский отдел сотрудничает с Центром обеспечения оперативно-служебной деятельности по противодействию экстремизму ГУВД.

Основой миссионерской деятельности должна быть правильная духовная жизнь прихода. Личное, неравнодушное свидетельство о Христе всех членов общины, как священнослужителя, так и прихожан. Именно на церковном опыте, как на фундаменте, нужно основывать наше просветительское служение, которое будет звать ко Христу тех, кто еще не просвещен светом Его учения.

[1] Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Выступление на Втором Всецерковном съезде епархиальных миссионеров (ноябрь 1999 г.)

Введение

Вопросы, связанные с деятельностью Церкви, всегда волновали государство и общество, в особенности те, что касаются социальной сферы. Церковь, несомненно, обладала и обладает особыми способами воздействия на социум, которые позволяют ей влиять на общественные процессы и мнение, как отдельных людей, так и общества в целом. Именно поэтому изучение этой деятельности, названной миссионерством, было, есть и, вероятнее всего, будет актуальным направлением в социологии и других науках.

Таким образом мы определяем следующую цель нашей работы: провести социально-правовой анализ миссионерства. В соответствие цели работы ставим следующие задачи:

Дать определение термину “миссионерство” и сделать краткий экскурс в его историю.

Рассмотреть особенности взаимного влияния миссионерской деятельности, государства и общества.

Рассмотреть перспективы миссионерской деятельности в XXI в.

Для полного понимания данной проблемы была изучена и приведена ниже информация из учебников, справочников, научных статей и Интернет-источников, связанная с проблемами пониманием сути миссионерства и его истории и отношения церкви (в её социальной деятельности) с государством и обществом.

миссионерство правовой социальный россия

Определение понятия “миссионерство” и его история

Миссионерство (от лат. missio – посылка, поручение), одна из форм деятельности религиозных организаций и церквей, имеющая целью обращение инаковерующих и возвращение в лоно церкви отпавших от неё. Фактически миссионерство ставит более широкие задачи, содействуя осуществлению политических целей социальных групп и правительств, на службе у которых миссионеры находятся. В буддизме осуществлялось нередко странствующими монахами и получило распространение с III в. до н.э. Христианское Миссионерство возникло в IV в. н.э. К XIII-XVI вв. относится проникновение христианского миссионерства в Индию, Китай, Японию. Насаждение христианства в католической форме в Восточной Европе было идеологическим прикрытием германской феодальной колониальной экспансии (“Дранг нах Остен”).

Миссионерство католической церкви активизировалось после образования испанских и португальских колониальных империй (XV-XVI вв.) Лаврецкий, И.Р. Тень Ватикана над Латинской Америкой. – М.: Изд-во АН СССР, 1961. . Миссионерство помогало колонизаторам захватывать и “осваивать” новые земли. Для руководства католического миссионерства папа Григорий XV в 1622 г. учредил Конгрегацию пропаганды веры (с 1967 г. – Конгрегация евангелизации народов). Позже в ряде стран были созданы католические миссионерские общества. В XVII-XVIII вв., в связи с вступлением на путь колониальной политики Нидерландов и Великобритании, миссионерскую деятельность стали развивать господствовавшие в этих государствах протестантские церкви. В начале XIX в. возникли миссионерские организации в США. Миссионерство активизировалось в последней трети XIX в. – период борьбы империалистических держав за раздел мира. Развернулась деятельность христианских миссионеров в Африке. Поддерживаемые колониальной администрацией, субсидируемые правительственными органами и монополиями, миссионерские учреждения становились владельцами крупных капиталов и земель и были проводниками колониальной политики правительств своих стран. Подавляющее большинство учебных заведений в странах Африки находилось (а в некоторых и находится) в руках религиозных миссий. Они распространяли свой контроль и на медицинские учреждения, культурные, спортивные и другие общественные организации.

Миссии в Африке (в меньшей степени в Европе в период раннего средневековья) известное место отводили школьному делу. Однако эта их деятельность распространялась на небольшой процент детей местного населения и обычно имела конечной целью подготовку людей для службы в колониальной администрации Шпажников Г.А. Религии стран Африки: Справочник. – М.: Наука. Гл. ред. вост. лит., 1981.

Функции мусульманских миссионеров нередко выполняли купцы-мусульмане, а с развитием суфизма – странствующие монахи – суфии Берзин Э.О. Католическая церковь в Юго-Восточной Азии. АН СССР, – М.: Наука, 1966. .

Миссионерство в России было тесно связано с насильственной христианизацией нерусских народностей, монастырской колонизацией, борьбой с расколом, сектантством. В XIV в. Стефан Пермский распространял христианство среди зырян (коми). В XVI в. усилилась миссионерская деятельность христианских монастырей среди местного населения Поволжья, в XVIII – 1-й половине XIX вв. среди народов Сибири и Кавказа. В 1870 г. в Москве было основано Православное миссионерское общество, объединившее различные сибирские миссии. С 1867 г. насаждением христианства среди татарского населения занималось братство святого Гурия в Казани. Ряд русских православных миссий были создан вне России. Общее руководство миссионерства в Российской империи осуществлял Синод, который разрабатывал уставы миссионерских организации, проводил всероссийские и местные съезды миссионеров.

Православный миссионер в XXI веке

С отцом Андреем КУРАЕВЫМ крайне сложно было договориться о беседе, собственно, у меня на это ушло практически два месяца. Его время на вес золота, он постоянно в разъездах по стране, миру. Ещё буквально пару дней назад совершал паломничество по святым местам в Турции, буквально на день-два заглянул в Первопрестольную, чтобы затем снова окунуться в свой жёсткий график поездок по России. Многочисленные лекции, выступления, беседы с людьми, притом что он автор порядка сорока книг, количество же его статей и брошюр уже практически не поддаётся исчислению. Но лично для меня самое важное – Андрей Кураев, диакон московского храма Иоанна Предтечи на Пресне, профессор Свято-Тихоновского православного богословского института, старший научный сотрудник кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ, – что называется, истинный православный миссионер.

– Отец Андрей, вы человек крайне занятой, вообще на что уходит всё ваше основное время?

– На поездки по стране. Читаю лекции более чем в ста городах, в прошлом году посетил сто девять городов, в этом где-то так же будет. Завтра еду в Петербург, в субботу – в Тверь, в понедельник – в Ростов-на-Дону. У вас в Архангельске я был с лекциями в ноябре 2002 года. Оставшееся же от поездок время уходит на написание книг, различных статей. Из моих книг наиболее важная для меня – “Дары и анафемы” – о том, что христианство привнесло в мир.

– Вас часто называют миссионером. Что такое православное миссионерство в наши дни?

– К сожалению, в начале второго тысячелетия христианской истории русского народа в миссионерстве нуждается сам русский народ. Поэтому миссионер – это тот человек, который не боится обращать своё слово к нецерковным людям, умеет с ними разговаривать, и, что очень важно, его слово ожидаемо этими людьми. В некоторой степени миссионерское измерение жизни есть у любого священника, но есть несколько людей в нашей Церкви, для которых это измерение является главным и преимущественным.

– На мой взгляд, религиозное просвещение людей надо проводить практически с нуля, как во времена Крещения Руси, ведь вера была выкорчевана, стала чем-то реликтовым, малопонятным. В человеке остался только “инстинкт веры”, который и нужно сейчас развивать и стимулировать.

– Я только что вернулся из Турции, ездил по местам Вселенских соборов: Константинополь, Никея, Эфес, Халкидон. У меня было ощущение, что это путешествие в будущее России, а не в прошлое. Очень горько видеть руины великой православной византийской имперской цивилизации, которые стали именно руинами, и ни на одном из мест этих Вселенских соборов нельзя было даже свечку православную востеплить. А там, где взял перекреститься, это приходилось делать с оглядкой на местных жителей, которые чрез бреши в руинах смотрели на это дело.

Так вот, Византия погибла из-за своей миссионерской лени. Те, кто мог быть детьми Византийской империи и Церкви, стали её палачами, я имею в виду арабов-мусульман. Дело в том, что арабы веками жили рядом, в приграничье с Византийской империей, платили ей дань. Арабы оказались людьми чрезвычайно религиозно талантливыми, отзывчивыми, и когда у них появился харизматический проповедник – Магомед, то они с готовностью пошли за ним. У православных же такого проповедника, миссионера не нашлось, и то, что за века своего более или менее спокойного возрастания византийская Церковь ни в одном из своих четырёх патриархатов Востока не смогла найти ни Кирилла, ни Мефодия, чтобы послать их к своим соседям-арабам, вот это в конце концов обернулось тем, чем обернулось, то есть её полным крахом. Точно так же и у турок, у них же были ростки христианства, был шанс, пока они не вторглись в мир собственно Византии, встретить их не штыками, не саблями, не копьями, не крепостями, а – словом миссионера в глубине Евразии, но это сделано не было. Я думаю, что Российская империя даёт аналогичный пример. В предреволюционные годы церковное слово к народу обращалось как-то крайне приглушённо. Солженицын в своем “Красном колесе” пишет, что когда он готовился к написанию этого романа, то пролистывал тома подшивок дореволюционных газет. Так вот, его поразила церковная реакция на главные события народной жизни государства в то время. Таковых реакций было только две: это заупокойная панихида и благодарственный молебен. Скажем, не удалось покушение на императора – служится благодарственный молебен, удалось – панихида. Этим всё ограничивалось, а реальной и постоянно обращённой к своему народу проповеди не было. И мы хорошо знаем, чем всё это кончилось. Сейчас точно так же, если Церковь не обратится к молодёжи, к детям, причём к детям не собственно церковным, а из внецерковных семей, то в этом случае через пятьдесят лет здесь будет московский халифат.

– Каковы, на ваш взгляд, основные задачи, которые стоят перед православием сейчас, в контексте того, что вы сказали?

– Я думаю, что очень важно для Церкви научиться не проповедовать, а объясняться. Нужно чёткое понимание того, что наша культура – это сегодня субкультура, язык православия, и я говорю не только о церковно-славянском языке, а вообще о языке православной иконописи, языке православного богословия, евангельском языке – это язык неочевидный для большинства наших соотечественников. Даже для наших же собственных детей – это язык непонятный и неочевидный, и поэтому очень важно иметь такую толику смирения и понимать, что есть нечто недоказуемое и неочевидное в самой сути нашей веры. А раз так, то мы должны не сверху вниз всех назидать и пригибать к нам, к нашим стопам, а уметь объясниться. Сказать хотя бы, что для нас это означает то-то и то-то, для нас это дорого тем-то и тем-то, без какого-то ни было навязывания. И вот сможем ли мы в своих словах, своих делах явить влюблённость в нашу веру, так, чтобы другие люди хотели разделить с нами наш образ мысли, чувства и жизни, – вопрос.

– Но это постепенное понимание и принятие церковного языка всё же происходит. Об этом можно судить хотя бы по тому, что в нашем городе и по стране происходит отрадный процесс – строятся новые православные храмы.

– Да, конечно, это очень хорошо, потому что любой храм строят люди, и они строят свои души вместе с возведением стен. Это и те, кто собственноручно возводит храм, и те, кто жертвует на это деньги, те, с кем вообще священник по ходу дела контактирует, организуя эту стройку, окрестные жители.

– Разделение Церкви и государства, о котором часто говорят как о некоем благе, является ли таковым на самом деле?

– Есть социальная концепция нашей Церкви, в которой написано, что она воспринимает утверждение принципа свободы совести как некую очень важную перспективу нашей общественной и церковной жизни. Лично я полагаю, что исчезновение всех православных монархий в мире – это всё-таки действие Божьего Промысла, то есть Господь нам говорит: вы уже взрослые. Когда ребёнок маленький, ему нужен манеж, который ограждает его от различных вторжений и неприятностей; когда ребёнок вырастает, то ему надо выходить в мир, в котором приходится набивать шишки, нести потери и в то же время обретать опыт самостоятельной жизни. Так же и здесь. Церковь сейчас призывается пережить своё совершеннолетие, и наша задача на XXI век – стать Церковью не государственной, а народной, и причём народной именно по влечению народа, а не по приказу полиции.

– Как вы оцениваете состоявшийся в апреле этого года Русский народный собор и слово митрополита Кирилла, где он говорит о православной точке зрения на современную концепцию прав и свобод человека?

– Следует понимать, что мы не отрицаем права человека, но говорим о том, что этого недостаточно. Как, скажем, я не отрицаю правил грамматики русского языка и стараюсь соблюдать их в своих текстах, но это не означает, что мы всё время должны перепечатывать и переписывать эти самые учебники. Пушкин нам дорог не тем, что он эти правила знал и соблюдал. Точно так же и в жизни человека: его права – это некая азбука, элементарная грамматика. Но вот дальше нужно понять, что подлинное достоинство человека определяется тем, чему он служит. Мало освободить человека “от”, надо освободить его “для”. И вот об этом говорил митрополит Кирилл на Русском народном соборе.

– Что нужно, чтобы стать по-настоящему свободным с православной точки зрения?

– Я бы посоветовал людям полюбопытствовать и найти “Записки военного лётчика” Антуана де Сент-Экзюпери и почитать последние главы этой книги. Там удивительным образом рассказывается, что такое человек с христианской точки зрения, что такое свобода человека, братство человека и так далее. Поскольку Экзюпери не имеет какого-то иерархического сана, человек, уважаемый и любимый большинством, то возможно даже, что эти его размышления, его слова станут гораздо более понятными, чем мои или митрополита Кирилла, а по сути мы говорим одно и то же.

– Каким образом можно привлечь молодёжь в храм?

– Понятия не имею. Я избегаю такого рода слов и задач, я не озвучиваю и не формулирую никаких таких методов. Я терпеть не могу “работать” с молодёжью, ведь есть общение людей, а когда появляются всякие методы работы, то это уже манипуляция человеком, ущемление его свободы, промывка мозгов, в конце концов. Упаси от этого, Господь, нас и нашу Церковь.

– Сейчас в Церковь пришло очень много талантливых людей, много в ней ярких личностей. Возможны ли в России ренессанс веры, подпитка православия новыми токами, новой энергией?

– Конечно, возможны. Во-первых, это и происходит, происходит постоянно. Неожиданными путями неожиданные люди приходят в Церковь. Прийти в Церковь – это отнюдь не всегда означает поступить в семинарию или в монастырь. Это может быть просто принятие христианских мотивов, христианской системы ценностей в свою жизнь, и при этом остаться на своём прежнем профессиональном месте работы. Так что приток новых людей, несомненно, есть. Когда в больших собраниях, где тысяча человек в зале, я, не самый старый человек в этой аудитории, там есть и церковные бабушки, спрашиваю: скажите, кто из вас жил в Церкви двадцать пять лет назад (эту цифру называю, потому как это дата моего собственного вхождения в церковную жизнь)? Жил в Церкви – то есть хотя бы исповедовался, причащался? И вы знаете, из тысячи поднимается семь-восемь рук. Так что на самом деле мы сейчас – Церковь неофитов, Церковь людей, которые не рождены в православии, а вошли туда по слову Андрея Вознесенского: “Расформированное поколение, мы в одиночку к истине бредём”.

– Часто приходится слышать голоса критиков, осуждающих ваши смелые высказывания об Интернете, по еврейскому вопросу или, к примеру, о Гарри Поттере, “Коде да Винчи”. Что вы обычно отвечаете этим людям?

– Выйдем поговорим (смеётся). Только, пожалуйста, господа, сначала предъявите ваши аргументы. Моя реакция зависит опять же от того, с чьей стороны исходит эта критика, насколько она аргументирована или просто эмоциональна. Иногда я, например, напротив, всячески уклоняюсь от дискуссии и не прерываю моего критика, потому что мера его агрессивности и безаргументированности такова, что он лучше меня опровергает в глазах большинства присутствующих свои собственные домыслы.

Моя реакция на того же Гарри Поттера. Но это не я выбираю, это то, о чём люди спрашивают. Я как мог уклонялся от выступления по тому же “Коду да Винчи”. Книга вышла, и меня со всех сторон стали просить дать на неё какую-то реакцию. Я не хотел этого делать, не хотел тратить своё время, ведь после прочтения этой книжки и так было видно её качество. Но когда вышел фильм – стало понятно, что уже этого не избежать.

Вообще ко мне на лекции приходят люди с самыми разными вопросами, но я с самого начала стараюсь предупредить и сказать, с какими вопросами ко мне обращаться не стоит: это вопросы, касающиеся личной духовной жизни, семейной жизни. Я не священник, я не духовник, поэтому какие-то вопросы теоретические, пожалуйста, ко мне, в меру своей компетенции что-то я смогу сказать. Я не даю наставлений, а предлагаю информацию к размышлению.

Читайте также:  Проповедь Иисуса Христа: заповеди и толкование, почему получила такое название, история, место и слушатели
Ссылка на основную публикацию