Православие и ЭКО: отношение церкви и мнение священников, тонкости и нюансы

Епископ Пантелеимон (Шатов) об ЭКО: Люди попирают Божий Промысл

Москва, 28 сентября 2013 г.

–> Русская Православная Церковь не принимает технологии иску сственного оплодотворения (ЭКО) и предохранения от беременности не потому, что Церковь против технологий как таковых и не только из-за их возможного абортивного эффекта. Его может и не быть, но отношение Церкви к таким технологиям не изменится, потому что суть их в том, что «современные люди хотят полностью контролировать все стороны своей жизни», руководствуясь при этом эгоистическими желаниями и не давая воле Божией участвовать в их судьбе. Председатель Синодального отдела по благотворительности епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон на III Общецерковном съезде по социальному служению подробно ответил на вопрос участников съезда об отношении Церкви к процедуре ЭКО, сообщает Благовест-инфо .

«Корень проблемы в том, что современные люди пытаются взять под контроль все стороны своей жизни и подчинить ее своим эгоистическим желаниям: если хочу ребенка, то пойду на все – на ЭКО, на суррогатное материнство… Не хочу – сделаю, чтоб ребенка не было: либо с помощью средств предохранения, либо с помощью аборта. Захочу – поменяю цвет кожи, захочу – изменю пол. Как будто жизнь человеческая – это товар в супермаркете: какую хочу, такую выбираю и за деньги покупаю. Но ведь ясно, что есть некий Божий промысел о человеке, и он узнается из обстоятельств нашей жизни. Нужно быть самим собой и принимать тот крест, который Бог нам дает. Посылает много детей – значит, надо их рожать, растить. Не дает детей – усынови сироту, ведь так много детей живет без родителей, без семьи», — сказал епископ Пантелеимон.

В беседе с «Благовест-инфо» он пояснил: «Технология ЭКО постепенно перестает быть абортивной – врачи научились получать нужное количество эмбрионов, чтобы не убивать «лишних». Но сама технология от этого не стала человечной. Да, эмбрионов не убивают, но очень часто их консервируют – замораживают в жидком азоте, чтобы использовать в случае неудачи цикла ЭКО. Или же создают «банк» эмбрионов, которыми могут воспользоваться и другие родители. Эмбрионы могут пролежать так многие годы. Известны случаи, когда родители умирали, так и не забрав из клиники и не родив зачатого ребенка. Но ведь эмбрион – это уже человек на эмбриональной стадии развития, с уникальным набором генов! Это биологический факт, я сейчас не затрагиваю болезненного вопроса о душах зачатых детей, чьи эмбрионы годами лежат в жидком азоте. Это совершенно бесчеловечное отношение к человеку – с ним обращаются как с чем-то неодушевленным».

Глава Синодального отдела обратил внимание также на то, что последствия применения технологий искусственного оплодотворения еще мало изучены, но даже то, что уже известно, не может не пугать: «Страдает и здоровье женщины, и здоровье искусственно зачатых детей. Главный педиатр России еще в 2009 году публично заявил, что 75% детей, рожденных в результате ЭКО, являются инвалидами, и что российское правительство делает ошибку, оказывая финансовую поддержку технологии ЭКО». Епископ Пантелеимон считает, что тяжелые последствия – закономерный результат применения человеком бесчеловечной технологии.

«Люди попирают Божий Промысл и не понимают, что если его принять, подчинить ему свою жизнь, то Бог даст силы преодолеть жизненные испытания, и даст такую радость, которую человек не способен обрести, ставя исполнение своих желаний выше всего на свете», — заключил епископ Пантелеимон.

Справка. Экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) — вспомогательная репродуктивная технология, используемая в случае бесплодия. Во время процедуры ЭКО яйцеклетку извлекают из организма женщины и оплодотворяют искусственно в условиях «in vitro» («в пробирке»), полученный эмбрион содержат в условиях инкубатора, после чего переносят в полость матки для дальнейшего развития.

Отношение к ЭКО в Церкви. Отвечает протоиерей Максим Обухов

Над процедурой ЭКО начали работать с середины прошлого века. Первым в мире ребёнком из пробирки стала маленькая англичанка в 1978 году. Только по официальным данным, до её рождения было более 600 неудачных случаев переноса эмбрионов в полость матки.

Сегодня многие бездетные пары, которые безуспешно прошли лечение от бесплодия, надеются на ЭКО. Недавно Элладская Церковь разрешила использование подобных технологий родителям. Насколько медицинская процедура соответствует православным взглядам на жизнь, этике?

Мы обратились к протоиерею Максиму Обухову, руководителю православного медико-просветительского центра Жизнь.

Экстракорпоральное оплодотворение (от лат. extra — вне и лат. corpus — тело, то есть оплодотворение вне тела, сокр. ЭКО́) — вспомогательная репродуктивная технология, используемая в случае бесплодия. Во время ЭКО яйцеклетку извлекают из организма женщины и оплодотворяют искусственно в условиях «in vitro» («в пробирке»), полученный эмбрион содержат в условиях инкубатора, где он развивается в течение 2—5 дней, после чего эмбрион переносят в полость матки для дальнейшего развития.

— Как верующему человеку относиться к ЭКО?

— Мы исходим из того, что человек является таковым с момента зачатия и обладает таким же достоинством, как и взрослый. Будучи ещё совсем маленьким — одна клетка или несколько, у него уже сформирован генотип, обладающий всеми индивидуальностями человека. Далее будет проходить только развитие заложенного: извне поступают только питательные вещества, кислород, вода, минералы. Малыш в утробе матери увеличивается в размерах, развивается нервная система, органы зрения и так далее. Сущность уже не меняется. Соответственно наше отношение к эмбриону: мы не можем допустить его убийство и куплю-продажу, по сути, обращение как с вещью. Ребёнок имеет право на то, чтобы быть рождённым натуральным путём, поэтому противоестественная ситуация вызывает целый ряд вопросов.

— Сейчас появляются клиники, где подсаживают одного эмбриона, что позволяет избежать резекцию «лишних».

— Есть разные методы, технологии. Действительно, раньше подсаживали несколько эмбрионов, а потом часть умервщляли. Получалось: один-два рождались за счёт убийства братиков и сестричек. Сейчас клиники стараются подсадить меньше, и сам заказчик может выбирать — двух имплантировать, меньше или больше. Но всё равно, это не решает проблему гибели эмбрионов, потому что начинается сама процедура с гиперстимуляции яичников гормонами и это часто сопровождается появлением нескольких зародившихся жизней. Их потом замораживают и ждут имплантации.

Представьте: произошла удачная имплантация, использовали один эмбрион, а что дальше? Что делать с оставшимися? «Лишних» можно подарить, можно продать, можно отдать для опытов. Но дети не саженцы, не растения, которые можно отдать соседу или выбросить. Не котята, не щенки, которых можно раздать, а если не нужны — выпустить на улицу или сдать в приют для животных. Это живой человек. Сейчас нет технологий ЭКО, которые бы не допускали гибели эмбриона. Больше половины всё равно погибает. Мы точно не можем сказать, сколько, потому что все эти расчёты условные. Но такой факт говорит о многом: половина попыток неудачна. А что значит неудачно? Значит гибель эмбрионов. Что делает пара, у которой процедура оказалась неуспешной? Она идёт ещё раз, но и снова вероятность гибели эмбриона составит такой же процент. Очередная неудача, и супруги надеются на третью манипуляцию, и вновь будет 50% гибели. Такой риск летальности уже делает процедуру неприемлемой. Что такое 50% смертей — это как прыгать с 3-его этажа – тоже будет подобная вероятность гибели.

Летальный исход возможен на разных стадиях ЭКО: и во время оплодотворения, и хранения, и имплантации. А также никто не скрывает, что идёт селекция эмбрионов – то есть мы берём несколько и выбираем лучшего, а остальные оказываются «ненужными». Сам факт имплантации одного эмбриона не говорит о том, что остальные не страдают. Если говорить обобщённо, то проблема гибели эмбрионов при ЭКО не решена, и её решение не предвидится.

Но это не единственная проблема, которая сопровождает эту технологию.

— Возможно ли перепутать и будущей маме подсадить чужого ребёнка?

— Есть такие случаи. Там, где применяются сложные технологии, есть вероятность ошибки. Они происходят от порочности самого подхода: взять живых людей и разложить по ящикам, хранить, выдавать, как будто игрушки. Бывает и подмен, и ошибки. Есть вопрос бесконтрольности: сдали родители биоматериалы, они не знают, сколько эмбрионов хранится в морозильнике, никто не может проконтролировать, сколько их было, и какая у них судьба. Могут сказать сколько, а могут не сказать, могут разморозить, могут продать, возможно, и сформирован рынок по продаже эмбрионов.

— Правда ли, что дети из пробирки со слабым здоровьем?

— Да, есть такое мнение и данные о том, что дети, рождённые в результате ЭКО более слабые, и отстают по показателям здоровья. Процесс очень тонкий, сложный. Естественным образом от здоровых родителей не всегда дети здоровыми рождаются. А в случае ЭКО: небезопасная стимуляция яичников, вынос из тела матери яйцеклетки, другие разные факторы. А само хранение эмбрионов? Тело человека в течение жизни подвергается мутациям, и мы не можем защитить ни половые клетки, ни эмбрионы, когда они хранятся в замороженном виде, от фонового радиоактивного излучения. Есть данные педиатров об этом. Но заинтересованная сторона в развитии этого рынка, даёт другие данные, отличные от педиатров. Но нас интересует в первую очередь неприемлемость этого метода в силу понимания природы человека, его защиты с момента зачатия.

Читайте также:  Православие и медицина: отношение к современной, нетрадиционной и народной, мнение священников

— Что говорят в Церкви про ЭКО?

«Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов».

— Отношение Церкви к ЭКО пока не является детально разработанным.

Есть две точки зрения среди христиан на процедуру. Одна либеральная: Элладская Церковь, (с которой мы недавно разорвали евхаристическое общение), разрешила ЭКО при соблюдении определённых условий.

Элладская Православная Церковь допускает возможность ЭКО бездетным семьям, если не будет лишних эмбрионов, их элиминации и донорства гамет.

А есть и другая точка зрения. Она предполагает полный отказ от подобного вмешательства. В этом отношении имеется продуманная и обоснованная позиция Римско-католической церкви. Если почитать документы, которые они приводят, увидим результат большой научно-богословской работы, стоит изучить их аргументы. Католики считают ЭКО безнравственным, разрушающим супружескую любовь. В Катехизисе католиков сказано, что воспроизведение людей неразрывно связано с их интимной жизнью в супружеских парах.

Католицизм рассматривает эмбрионы как живых людей, поэтому, как и православные, католики тоже акцентируют внимание на гибели «ненужных» эмбрионов и эмбрионов в маточной полости, если попытка забеременеть оказалась неудачной.

У нас будет продолжение дискуссии, в том числе о неприемлемости ЭКО и недопустимости его финансировании из бюджета. Надеюсь, что позиция Русской Православной Церкви будет ужесточаться и не последует Элладской Церкви, не позволит манипуляции с эмбрионами.

— Сторонники ЭКО порой обвиняют Церковь в том, что она против науки и не хочет помогать людям, в нашем случае стать родителями…

— Главная наша позиция в том, что нет ЭКО без гибели эмбриона, она запланирована даже в самом оптимистическом сценарии. Противоестественность этого процесса приводит к ряду осложнений.

А борьба за ЭКО понятна. Рынок услуг в этой области таков, что речь идёт о миллиардах рублей — огромные, почти астрономические дотации из государственного бюджета.

Из средств налогоплательщиков значительные суммы идут на финансирование абортов и ЭКО. В результате у нас нет денег на спасение жизни. Сколько сейчас в интернете, через соцсети, фонды собирается пожертвований на операцию мальчику или девочке, чтобы сохранить их здоровье или даже жизнь? А в то же время мимо проходят денежные средства на сомнительные процедуры, сопровождающиеся гибелью эмбрионов.

Кроме того, у нас немало семей, у которых нет жилья. Случился пожар, трагедия произошла, неоплаченный кредит, семейная драма и другие ситуации людей выталкивают на улицу. При этом помощь оказывается, но какая: у вас нет жилья, условий, давайте мы вашего ребёнка устроим в приют, из которого детей вернуть назад очень сложно. Вместо расходования миллиардов на ЭКО и аборты лучше было бы создать систему социальной помощи, чтобы ни одна семья, доведённая до крайности жизненными обстоятельствами, не осталась на улице.

— Знакомы мы ли Вам ситуации, когда верующие обращаются к ЭКО?

— Большинство семей, которые считают себя православными, порой бывают не воцерковлёнными и часто не знают об этих правилах. Порой они приходят к священнику и спрашивают:
— Батюшка, что делать с замороженным эмбрионом?
— А что случилось? – удивляется вопросу батюшка.
— Бесплодие, лечились – не помогло, хотели своего ребёнка, пошли на ЭКО, одного подсадили, а что с оставшимися делать?

И получается тупиковая ситуация, потому что в самой процедуре заложены противоречия. Что с эмбрионами происходит? Обычно их размораживают, и они гибнут. У нас пока нет однозначного запрета ЭКО. Он пока такой обтекаемый, потому что концепция Церкви составлялась к Архиерейскому собору 2000 года, и многое было ещё неизвестно. Гарантии того, что эмбрионы не будут гибнуть, данные сотрудниками клиники устно, не являются точными. Нет возможности контроля, что происходит в этих пробирках, это же всё микроскопического размера. Есть работа с клиентами, успокоение их, реклама. Слова, что подсаживаем один эмбрион, не означают, что другие не гибнут.

Текст: Александра Грипас

Считается ли грехом ЭКО

Проблема экстракорпорального или искусственного оплодотворения является актуальной для верующих. Дело в том, что православная церковь во многих случаях считает, что искусственное оплодотворение — это грех. Разберемся, так ли это на самом деле и можно ли верующему человеку применять такой способ зарождения новой жизни.

Как церковь относится к искусственному оплодотворению

Православная церковь рассматривает искусственное и экстракорпоральное оплодотворение со стороны моральности и соответствия основным церковным заповедям. Отношение к искусственному оплодотворению, мягко говоря, является неоднозначным. Если зачатие вне тела делает женщину счастливой, то почему бы не разрешить ей такое зачатие?

Церковь полагает, что зарождение жизни таким образом вполне допустимо. Но вот методы экстракорпорального зачатия она считает нравственно недопустимыми с православной точки зрения, грехом. Допускается только оплодотворение, когда гаметы подсаживаются в матку. Это, как считают духовные проповедники, максимально приближает оплодотворение к природному зачатию и не ломает семейных устоев.

При зачатии экстракорпоральным ЭКО происходит донорство гамет, а поэтому такое оплодотворение церковь считает неправильным, грешным. Дело в том, что это допускает вмешательство третьих лиц, нарушает единство брака, его неповторимость. Более того, мнение отдельных проповедников состоит в том, что ребенок, родившийся от донора, лишен права расти и воспитываться с биологическими отцом, матерью.

По тем же причинам отрицается и суррогатное материнство. Считается, что во время вынашивания ребенку передаются все эмоции суррогатной матери. Малыш переживает чудовищный стресс, когда попадает в руки истинных родителей.

Позиция православной церкви

В концепции Русской православной церкви есть раздел, который прямо относится к искусственному оплодотворению. Считается, что этот грех угрожает духовной целостности человека, сущности взаимоотношений между людьми.

Считается, что возможность иметь детей — это желаемый плод супружества, но далеко не его цель. Некоторые способы зарождения жизни могут считаться несовместимыми с волей Творца. Если случается, что муж или жена не могут иметь детей по каким-либо причинам, а технологии искусственного оплодотворения не приносят ожидаемого результата, то в таком случае надо принять бездетность как жизненное призвание. Пастырь может посоветовать удочерить или усыновить ребенка.

Допустимо оплодотворение гаметами мужа. В первую очередь, речь идет о способе ИКСИ, когда происходит введение сперматозоида в яйцеклетку. Этот способ не нарушает супружеских основ семьи.

Что делать в случае многоплодной беременности? Церковь считает ее нормальной, если при оплодотворении использовались гаметы мужа, а не третьих лиц.

Когда церковь одобряет ЭКО

Многих женщин интересует, когда одобряется ЭКО, не считается грехом и как церковь относится к искусственному оплодотворению, если оно было проведено с помощью такой процедуры. Отношение к экстракорпоральному оплодотворению бывает положительным лишь в том случае, если осеменение не нарушает целостность и моральные нормы брака.

То есть, парам, у которых нет детей, можно применять подобный способ забеременеть только с использованием клеток мужа. В таком случае прикрепление эмбриона к слизистой матки практически ничем не отличается от естественного оплодотворения. Конечно же, если у мужа имеются тяжелые патологии, нарушающие состав спермы, или по каким-либо причинам в ней нет сперматозоидов, то ЭКО не используется.

Когда церковь относится к ЭКО отрицательно

Существует ряд случаев, когда к лечению методом экстракорпорального оплодотворения церковь относится отрицательно.

  1. Манипуляции с эмбрионом, когда предполагается его консервация или заморозка. Такое неодобрительное отношение к ним объясняется тем, что эмбрион в православии — это живое существо. Таким образом, при отборе жизнеспособных зародышей происходит их убийство — а это грех. Более того, при таких манипуляциях обесценивается жизнь человека: она рассматривается как нечто второстепенное.
  2. Применение донорских клеток. Беременность и роды в таких случаях связаны с нарушением целостности и неповторимости брачного союза. Более того, это нарушает достоинство будущего ребенка как личности (так, он теперь не имеет права на единственных и неповторимых родителей).
  3. Приверженцам нетрадиционных семей также надо знать, как церковь относится к искусственной инсеминации. Нетрадиционная семья является грехом, так как подрывает нравственные устои и противоречит основным догматам православия.
  4. Если ЭКО применяется одинокой женщиной и мужчиной.
  5. Если при получении сперматозоидов используется мастурбация. Дело в том, что она рассматривается православной церковью как грех. Для этого существуют медицинские методики.
Читайте также:  Церковь и книга "Мастер и Маргарита": мнение и отношение, можно ли читать или нет

Таким образом, при искусственном оплодотворении существует большое число ограничений, связанных с особенностями учения православной церкви. В большинстве случаев, ЭКО считается греховным деянием, и только некоторые исключения являются основанием для положительного отношения священника к такой процедуре.

Крещение детей рожденных в результате ЭКО

Отдельные служители культа могут отказывать в крещении тех детей, которые были рождены в результате искусственной инсеминации. Но мнение православной церкви относительно этого вопроса едино: дети должны быть крещены, каким бы методом они ни были рождены.

Отказ в проведении обряда крещения таких детей неверен и аморален. Согласно учению православной церкви и Библии, дети не могут нести ответственность за деяния своих родителей. И отказ крестить ребенка рассматривается как угроза православной вере и нарушение прав самого ребенка.

Все это говорит о том, что верующим женщинам надо сознательно подходить к процедуре искусственного оплодотворения. У нее есть возможность поговорить со священником и задать ему все интересующие вопросы.

Рекомендации духовных наставников

Итак, отдельные процедуры искусственного оплодотворения рассматриваются православной церковью как греховные. В первую очередь, это такие методики, которые связаны с вмешательством в таинство зачатия третьих лиц. Речь идет о получении донорской спермы или яйцеклеток. Священнослужители напоминают о том, что подобные манипуляции подрывают целостность и уникальность брачного союза мужчины и женщины.

Искусственное осеменение не рекомендуется и в тех случаях, когда во время получения гамет используется рукоблудие или же предполагается заморозка эмбрионов. Они связаны с нарушением нравственных норм и догматических уставов христианства, а поэтому рассматриваются не только как греховные, но и недопустимые.

Но что же делать, если у женщины бесплодие, не поддающееся терапии? В таком случае следует прибегать к инсеминации, которая не нарушает моральных норм и не противоречат таинству зачатия. Если же и эти меры являются безрезультатными, то необходимо принять бездетность как особенность жизненного призвания. Некоторые священнослужители рекомендуют таким супружеским парам усыновить или удочерить ребенка.

Церковь не против ЭКО, но с двумя условиями

Диакон Андрей Кураев об ЭКО, суррогатном материнстве и целостности семьи.

Отрицательное, в целом, отношение православной церкви к ЭКО известно. Допускаете ли вы, что со временем оно изменится? Как менялось на протяжении веков отношение церкви к различным вопросам социума ― от театра до науки.

Возможно, вы неверно представляете отношение церкви к ЭКО. Церковь не против ЭКО как такового. Она только предлагает учесть два ограничения. Первое ― чтобы оплодотворение происходило без участия банка спермы, то есть – только с использованием биологического материала супругов. Чтобы жизнь семьи, жизнь двух людей оставалась их личной жизнью, и дети были бы их детьми. Это вполне понятное этическое, психологическое ограничение, оно не подлежит пересмотру.

И второе ― чтобы все оплодотворенные яйцеклетки вернулись бы на место. Сейчас из-за того, что процедура очень дорогая, врачи, чтобы не рисковать, отбирают сразу несколько эмбрионов. И оплодотворяют сразу несколько. Затем они наблюдают, как у эмбрионов идет развитие, и один-два из них возвращают назад, а остальные сливают в канализацию. Вот именно это вызывает возражения церкви. Если же все яйцеклетки, которые взяты, будут возвращаться на место, никаких возражений не будет.

Чем, по большому счету, с точки зрения церкви, отличается медицинское вмешательство при разных нарушениях здоровья? Почему рак лечить – не грех, а бесплодие – грех? Ну или с ограничениями… Разве и то, и другое – не замысел божий в отношении больного?

Что именно считать вмешательством… Сейчас уже делают импланты, пересадку органов, даже искусственные органы, почему нет? Повторю, церковь не против вмешательства медицины, церковь говорит только об отношениях людей внутри семьи, о сохранении целостности семьи. Что делают люди, которые не находятся в браке, это другая история.

Бесплодной супружеской паре однозначно нужно смириться с бездетностью?

К сожалению, в мире много детей, которые для кого-то оказываются лишними. Поэтому можно посвятить свою жизнь заботе об этих детишках.

Если бы население планеты было на грани глобальной демографической катастрофы, на грани вымирания, вы бы одобрили ЭКО без соблюдения условий, о которых вы сказали? Или лучше роду человеческому исчезнуть без греха?

Демографическая ситуация в стране не имеет ни малейшего отношения к ЭКО. Увеличение рождаемости с помощью ЭКО ― это незначительный процент от общей рождаемости.

При этом я вполне приветствую, если государство будет принимать меры по снижению стоимости операции по ЭКО. По крайней мере, я бы не возражал. При условии, что будут соблюдаться ограничения, о которых я говорил. Сохранять целостность семьи ― это значимо. И значимо, чтобы ребенок был зачат в минуту высшей радости и наслаждения. Роды у женщины и так связаны с болью, так пусть хотя бы зачатие будет связано с радостью.

Вы думаете, радость женщины, которая много лет мечтала о материнстве и наконец познала его с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, не компенсирует ей отсутствие радости во время зачатия?

Это очень тонко. Это надо наблюдать на очень большом материале и на нескольких поколениях. Все это крайне непросто психологически, и не нам, мужикам, судить. Должна измениться в целом социальная оценка ЭКО, должны уйти мифы, которые окружают эту тему, чтобы сама женщина и ее окружение не считали ее исчадием. Пока еще рано делать выводы. Несколько поколений должны пройти, чтобы можно было спокойно оценить все риски, в том числе психологические.

Чтобы ушли мифы, нужно информировать, просвещать. В целом вы за популяризацию темы ЭКО?

Было бы легко ответить, если можно было бы развести две темы ― ЭКО и суррогатное материнство. А они, к сожалению, часто идут паровозом. В случае суррогатного материнства, как и в случае со спермой донора, нарушается связь внутри семьи. А дальше подцепляется третий вагончик ― права гомосексуальных пар. А это уже путь к катастрофе.

ЭКО: отношение церкви к искусственному оплодотворению

Сегодня настолько часто звучит диагноз «бесплодие», что этим уже никого не удивишь. По данным Минздрава Украины до 20% пар в нашей стране являются бесплодными, т.е. каждая пятая!

Бесплодный брак – это брак, в котором отсутствует беременность дольше 12 месяцев при регулярной половой жизни без контрацепции. Простое определение, а лечение может быть очень сложным и длительным. И все чаще современная медицина для решения этих проблем предлагает экстракорпоральное (т.е. искусственное) оплодотворение – «ЭКО».

Что такое ЭКО

Эта аббревиатура знакома очень многим, но ее подлинное содержание часто оказывается скрытым от взгляда уже отчаявшихся стать родителями «бесплодных» мужчин и женщин. Хотелось бы написать «семейных пар», но, к сожалению, современные люди по разным причинам, забыли, что такое настоящая семья.

Об этом говорит и статистика разводов, и открытая пропаганда порочного образа жизни под разными маскирующими словами («ЛГБТ движение», «гендерный вопрос» и т.п.) и многое другое, что является, наверное, отдельной темой для большой статьи или даже книги.

Отношение церкви к искусственному оплодотворению (ЭКО)

Сегодня мы поговорим только об «ЭКО». Технология, действительно, современная и достаточно эффективная. О ней много говорят, ее рекламируют и показывают в кино.

Процедура стоит больших денег, но есть различные программы даже государственной помощи, которые привлекают и небогатых людей. Уже есть много счастливых родителей в нашей стране, в нашей области и даже городе, детки которых появились на свет благодаря «ЭКО».

То есть, вроде бы, все выглядит хорошо и даже очень. Но, когда эти родители приходят в православный храм, рассказывают историю своего «счастья» и просят крестить свое чадо, они могут столкнуться со «странными» словами священника, который не только не может разделить с ними радость, но всеми силами пытается призвать к покаянию.

Т.е. к искреннему сожалению о содеянном и обещанием самому Богу никогда так больше не делать, и только после этого крестить ребенка.

Это, вовсе не от того, что у батюшки плохое настроение или он особенно строг. Такова позиция нашей Православной Церкви, отображенная в ее социальной концепции отдельным пунктом. Что ж такое? Давайте разбираться.

Что такое ЭКО и нюансы православного видения такого зачатия

Сначала об особенностях технологии. Для «ЭКО» требуются половые клетки мужчины и женщины (сперматозоиды и яйцеклетка).

Читайте также:  Обожение: что такое и что значит в православии, учение, особенности

Вот здесь первый нюанс. Чьи это будут клетки? Одно дело если мужа и жены, а если они привнесены в семью от других людей – это совершенно другое. Все-таки придется сказать несколько слов о семье, в православном ее понимании.

Семьей Церковь признает свободно заключенный союз мужчины и женщины со взаимным обещанием верности перед Богом и людьми. Хорошо, конечно же, если еще и просят Божиего благословения в таинстве венчания, но даже только зарегистрированные государством браки Церковь признает и грехом не считает.

Зачатие ребенка – это глубокая семейная тайна, и появление «биоматериала» третьей стороны в качестве участника немыслимо с духовной и даже нравственной точки зрения.

Такое же отношение Церкви и к «суррогатному» материнству (когда ребенок зачат от родителей, но вынашивает «другая мать»). Подобные манипуляции разрушают сами основы семьи – и духовные и физические. А Церковь всегда стоит на страже их целостности и правильности.

Значит, остается вариант, когда оплодотворенные родительские клетки вынашивает сама мать. Но и здесь не все так просто. Т.к. процедура затратная и финансово, и по здоровью будущей матери (требуется очень серьезная гормональная подготовка), то для ее «успеха» стараются оплодотворить несколько яйцеклеток и вырастить эмбрионов с «запасом».

Далее, наиболее жизнеспособных «подсаживают» в матку, и через время оценивают, кто как они прижились. А «лишних» убирают. Не подсаженные эмбрионы могут сохраняться в специальных условиях достаточно длительное время. Вот так, вкратце, технически, можно описать эту часть «ЭКО».

И в таком контексте, вроде бы, ничего страшного и нет. Но Церковь учит, что с самого момента зачатия Господь дает жизнь новому ЧЕЛОВЕКУ!

Т.е. эмбрион не есть что-то до человека, он уже является человеком с душой и телом, которые, естественно будут претерпевать изменения в процессе развития (впрочем, как и в любом другом возрасте). И, соответственно, все манипуляции при «ЭКО» происходят уже с маленьким, но человеком!

Как же тогда относиться к хранению его в специальных условиях (заморозке), отбору «лучших» и намеренному уничтожению «лишних»? Ответ простой, но резкий и тяжелый – это грех. И этот грех не проходит бесследно для всех участников процесса.

Искусственное оплодотворение и грех

Любой грех наносит душе рану, и душа начинает болеть. Если не лечить телесную рану, то она воспаляется, начинает гнить и расползаться во все стороны, и может стать причиной гибели организма. Те же закономерности действительны и для духовных ран.

Теперь понятно, почему скорбит священник и призывает к покаянию. Ведь только Господь может исцелять раны, нанесенные грехом, но лишь при осознанном и искреннем обращении самого человека. Поэтому, если семья решается на «ЭКО», то вопрос о количестве «эмбрионов» должен быть на уровне высочайшего приоритета.

Современный мир, который по слову апостола Иоанна Богослова «во зле лежит», всячески старается каждого человека вовлечь в грех. И не всегда при этом грех выглядит явным злом. Часто он маскируется под «благо», стараясь выглядеть привлекательно, а иногда просто идет подмена понятий или скрытие их истинного смысла под различными терминами и неологизмами.

Но грех остается тем злом, которое отрывает человека от Бога и калечит его. Какое тут может быть счастье? Поэтому сегодня мы постарались сорвать маску с нескольких «умных» слов и разобрать некоторые опасные моменты в современных медицинских технологиях.

Да будет благословение Господне со всеми семьями, которые не только хотят исполнения своих заветных желаний, но и стараются жить по-Божьему.

Делился с нами своими знаниями и православным видением вопроса

священник и врач, клирик храма «Целительница» г. Новомосковск,

Отношение церкви к ЭКО

Бездетность уже давно не является приговором. Современная медицина с помощью разнообразных технологий ВРТ приходит на помощь семьям, не способным самостоятельно зачать малыша. Прежде, чем решится на родительство с помощью ЭКО или другой медицинской манипуляции, супруги решают множество вопросов – как материальных, так и нравственных. И если финансовые аспекты – вопрос решаемый, то душевные сомнения могут сопровождать будущих родителей долго, особенно, если семья верующая.

Отношение церкви к ЭКО неоднозначно – нельзя сказать, что эко с точки зрения православия является безусловным грехом, но и активно процедура не приветствуется. Разбираемся почему.

  • Ребенок ЭКО – здоровый малыш?
  • Разбираем нюансы
  • Другое призвание
  • Категорические запреты

Содержание статьи

Ребенок ЭКО – здоровый малыш?

В мае 2015 года в российской прессе активно обсуждалось мнение онколога Давыдова о том, что 70% детей, рожденных в результате ЭКО не здоровы. Считать это утверждение аксиомой, конечно же, нельзя, доктор всего лишь высказал личное мнение, которое не основывалось на результатах научных исследований, т. к. они попросту не проводились.

Убедительным оппонентом Давыдова явился врач – репродуктолог Кузьмичев, который около 30 лет работает с технологиями ВРТ. Он утверждает, что среди 1, 5 тысяч детей ЭКО ему не встречались дети с отклонениями.

У Российской Православной Церкви (рпц) отношение к эко более чем осторожное. Считая, что каждый зародыш имеет бессмертную душу, церковь не может оправдывать возможный риск рождения больных детей. Это обстоятельство и объясняет, почему церковь настроена против ЭКО. Ведь спрогнозировать на 100% рождение абсолютно здорового ребенка невозможно, ни в случае естественного зачатия, ни в случае ЭКО. Только при ЭКО ребенок появляется на свет не только по желанию родителей, но и в результате усилий медиков.

Врачи, работающие в отделениях ВРТ, обязаны считаться с отношением к эко православной церкви, т. к. многие бездетные пары являются искренне верующими людьми, и при нарушении религиозных правил испытывают серьезные нравственные страдания.

Разбираем нюансы

В 2000 году состоялся Архиерейский Собор, на котором были приняты Основы социальной концепции Российской Православной Церкви. Этот документ детально объясняет, как относится церковь к эко, учитывает малейшие нюансы и нравственные аспекты.

В главе XII. 4 документа высказываются опасения, что рождение малыша с помощью ВРТ может стать продуктом, который человек способен выбрать, как и любую другую материальную ценность, в соответствии со своими особенностями характера и предпочтениями. Таким образом, обесценивается само понятие таинства зачатия и рождения.

ЭКО для православной церкви считается вмешательством в зарождение жизни, представляя собой угрозу, как для здоровья всех участников процедуры, так и для духовной целостности родителей и будущего ребенка.

Православие и ЭКО никогда не будут полностью совместимы еще потому, что так называемое « репродуктивное право» человека делает приоритетной личную реализацию над заботой о детях и над нравственной чистотой общества в целом.

Другое призвание

Во время брачного обряда читаются 3 молитвы чина венчания. Священники желают молодой семье рождения здоровых деток и упоминают о том, что стать родителями – не единственная цель брачного союза. Священник испрашивает для молодых душевного и телесного единомыслия, взаимной любви, целомудрия. Становиться понятным отношение к эко православной церкви: ведь никакие другие способы рождения детей, кроме естественного, считаются несогласными с замыслом Творца.

При использовании донорских материалов или суррогатного материнства дети эко и церковь становятся антагонистами: православие не допускает вмешательства третьей стороны в таинство брака.

Бездетность православная вера предлагает принимать смиренно, и видеть в нем не кару, а другое предназначение. К примеру, усыновление или удочерение церковью не возбраняется.

Категорические запреты

  • Если во время процедуры используются анонимные донорские клетки;
  • Если пара прибегает к услугам суррогатной матери;
  • Если путем эко планируют стать родителями люди нетрадиционной сексуальной ориентации;
  • Если для осуществления эко заготавливается и впоследствии разрушается большое количество эмбрионов.

Такие ситуации вынуждают будущего ребенка иметь не только единственных отца и мать, но и биологических родителей. В нетрадиционных семьях наличие двух разнополых родителей не предполагается вовсе. Практика суррогатного материнства формирует безответственное отношение к родным детям даже в том случае, если процедура не имеет коммерческой выгоды.

Ребенок ЭКО с возрастом может узнать об истории своего рождения и будет испытывать нравственные страдания, которые могут привести к изменениям личности.

Однозначного ответа на вопрос, одобряет ли церковь эко, не существует. Православие не запрещает эко лишь в том случае, если для оплодотворения женщины используются донорские сперматозоиды ее супруга. В этом случае целостность брака не нарушается, зачатие происходит в полноценной семье.

Мы постарались разъяснить, как относится православная церковь к эко. Подробнее об этом вы можете прочесть в Основах социальных концепций. Беседа с духовным пастырем тоже лишней не будет. Непростое решение стать родителями с помощью эко должно быть принято осознанно и в контексте семьи. Не забывайте об этом.

Ссылка на основную публикацию