Православие и гражданский брак: отношение церкви и мнение священников, тонкости и нюансы

Гражданский брак – не брак?

Гражданский брак для огромного количества россиян, к сожалению, стал нормой. Люди сходятся на какое-то время, живут вместе, потом расходятся, не считая обязательным скреплять свой союз законными узами. У кого-то за спиной остается целая череда таких вот «браков». Часто можно услышать пренебрежительно брошенное: «А разве что-то значит печать в паспорте?». Что на самом деле стоит за нежеланием людей идти в ЗАГС, а потом в храм для венчания? Бывает ли любовь без обязательств? Так ли безобидны подобные отношения? Об этом наш разговор с настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» города Саратова игуменом Нектарием (Морозовым).

— Сегодня мнение Церкви, выступающей против такого вида сожительства, как гражданский брак, разделяется далеко не всеми. Что на самом деле негативного в этом явлении?

— Сама постановка вопроса: «А что плохого в гражданском браке?», если при этом имеется в виду союз мужчины и женщины, не скрепленный законом и не освященный Церковью, является следствием очень глубокого общественного и личностного разрушения. В наши дни брак не воспринимается как нечто установленное не только Божественными, но и человеческими законами.

Людям даже не приходит в голову мысль, что когда нарушается закон общества — это плохо. Но даже в древнем мире, когда не было юридической регистрации брака, существовал некий обряд, которого все придерживались и который являлся простейшей формой выражения ответственности, которую люди друг за друга брали на себя. Сегодня, когда мужчина и женщина решаются жить вместе, не скрепляя свои отношения законом и тем более в Таинстве венчания, можно говорить о том, что эти два человека имеют очень неясные взаимные обязательства и то ли отвечают друг за друга, то ли нет.

Если же говорить о духовной стороне брака, то не мы, люди, установили, что есть грех, а что есть праведность. Есть те заповеди Божии, которые дают очень ясный ответ. Мы можем игнорировать Божественные законы и жить так, будто их нет. Но если не на Христе основывается семья как малая Церковь, то туда обязательно проникнет дьявол. И тот фундамент, который люди пытаются сами заложить, он обязательно будет раскалывать, начнет ссорить и разделять людей, напускать, образно говоря, холод туда, где раньше было тепло.

Любой священник и тем более Церковь в целом является обладателем богатого опыта наблюдения за различными жизненными ситуациями. И поэтому они могут говорить о том, что всегда в основе гражданского брака лежит либо недоверие, либо пренебрежительное отношение ко второй половине. А с точки зрения христианства в основе брака должна быть любовь и только любовь. И если она есть, то что может людей удерживать от вступления в брак по-настоящему? Может кто-нибудь на этот вопрос ответить? Ведь, согласно христианскому учению, брак — это таинство, некое чудо, в котором два человека становятся одной плотью. И если мужчина и женщина не решаются скрепить свой союз законными узами, я уже не говорю о церковных, то в их жизни этого чуда не произойдет. Они так и останутся друг другу чужими. А страшно прожить всю жизнь с чужим человеком.

— Бывает, начиная жить вместе, молодые люди говорят, что любят друг друга, и это является для них оправданием вот такого сожительства. Но из Ваших слов можно сделать вывод, что любви без обязательств перед любимым человеком быть не может. Это действительно так?

— Когда молодой человек и девушка говорят: «Мы сначала поживем вместе, узнаем друг друга, а потом уже примем решение», о большой любви, конечно, речи не идет. В этом есть элементарный расчет, неуместный в отношениях любящих людей, и даже элемент предательства. Потому что один человек, пожив в таком браке, может относиться к другому уже как к родному. А этот, ставший родным, примет вдруг решение о расставании.

Конечно, нужен здравый смысл, и перед вступлением в брак необходимо понять: мой ли это человек? И вопрос: «А нас ли Господь друг другу судил?» — молодые люди обязательно должны перед собой поставить. Вступлению в брак вообще должен предшествовать довольно длительный период узнавания друг друга. И если люди понимают, что они чужие, а это сразу чувствуется, если они внимательно друг в друга всматриваются, то в брак просто не надо вступать.

— Часто люди говорят, что печать в паспорте не много значит в отношениях мужчины и женщины.

— Я допускаю, что причиной может быть неуважительное отношение к закону. Но дело в том, что любое неуважение разрушает. Когда не уважают нас, это тяжело переносить, но когда не уважаем мы, это разрушает нашу собственную душу. Если у граждан возникает неуважительное отношение к своей стране, в этом нет ничего хорошего. Когда человек в состоянии выполнить требование государства, но этого не делает, то можно говорить о начатках беззакония и хаоса, тех самых, из которых рано или поздно явится Антихрист. Некоторые святые отцы, говоря об Удерживающем, о котором пишет апостол Павел (см.: 2 Фес. 2, 7), склоняются к тому, что это Дух Святой. Но другие считают, что это — закон как видимая форма организации человеческого общества. И Ветхий Завет прежде всего был законом жизни богоизбранного исповедующего единого истинного Бога, но, тем не менее, просто человеческого общества. Была, например, заповедь «Око за око», и человек понимал, что, выкалывая глаз другому, он уже выкалывает его самому себе. Если бы не этот закон, искалеченных людей было бы гораздо больше. И это веский аргумент, почему законы надо исполнять, чтобы зло было ограничено в своих проявлениях.

— Но можно возразить: немало гражданских браков заканчивается вполне благополучными законными и даже порой венчанными союзами.

— Это возражение несостоятельно. Сегодня — огромное количество разводов по всей стране, и странно говорить о том, что гражданские браки благополучно заканчиваются. Счастливых семей сейчас мало как никогда.

— Часто приводится такой довод: что, пожив в гражданском браке, люди имеют возможность лучше узнать друг друга и понять, могут ли они вместе идти по жизни.

— С одной стороны, в этом логика присутствует. Но может ли закончиться добром то, что начинается с греха? Ведь путь от греха к добродетели, к благополучию духовному или жизненному всегда лежит через покаяние, являющееся мучительным трудом. И епитимья как некое наказание за грех может даваться священником, но чаще всего она дается Богом. И те скорби, которые несет человек в течение всей своей жизни,— это и есть епитимья за грехи, которые он совершал. И неурядицы в семейной жизни, трагедии, которые возникают, кажется, на пустом месте, на самом деле являются последствиями грехов в добрачной жизни.

— А можно конкретней сформулировать, какими могут быть последствия союза, не скрепленного законом и, тем более, в Таинстве венчания?

— Их сложно взять и перечислить, они же никем не регламентированы. Последствия такие же, как у любого греха. Это состояние, когда, оказавшись в удалении от Бога, мы лишаемся возможности воспринимать в полной мере Божественную благодать. И начинается умирание человеческой души, она увядает, как цветок, лишенный необходимой ему влаги и света. Человек начинает увядать духовно, а порой и физически.

— В гражданский брак вступают, как правило, люди, далекие от Церкви, или проблема гражданского брака актуальна и в среде церковных людей?

— Все то, о чем мы говорим, к сожалению, имеет отношение не только к нецерковным людям. Придя к Богу, человек не всегда сразу начинает вести праведный образ жизни. И многие люди, ходящие в храм, считают возможным для себя жить гражданским браком. Более того, есть и священники, допускающие таких людей до причастия. Хотя практический опыт говорит о том, что если мужчина или женщина оказываются перед выбором: либо вступление в брак или расставание до принятия решения о создании полноценной семьи, либо отказ от причастия, то в их жизни в итоге все встает на свои места. Происходят перемены, которые уже давно зрели и были неизбежны. Часто «муж», если он был противником законного брака, вдруг понимает, что этот союз, который может распасться, для него важней, чем мнимая независимость.

Порой человек может в таком сожительстве пребывать и пять, и десять лет, а расставание произойдет все равно. Но жизнь строить заново будет уже очень трудно! Тяжело спустя много лет понять, что рядом все эти годы находился человек, который просто использовал такой брак как некую удобную форму существования.

— Что может остановить от вступления в гражданский брак человека, делающего первые шаги навстречу Церкви или еще далекого от нее, для которого понятие греха достаточно абстрактно?

— Если люди в принципе не способны и не готовы поверить в существование духовной реальности, то священнику объяснить им что-либо очень сложно. Тут уж скорее нужна консультация психолога или юриста.

Но, если человек хотя бы немного верит в Бога, в наличие законов духовных, то ему необходимо помочь осознать, что такой союз всегда бьет по детям. Бывает, говоришь людям, что надо что-то изменить в своей жизни, объясняешь, что пострадают дети, но они не прислушиваются. Потом случается беда, рождается, скажем, мертвый ребенок, и человек готов на себе волосы рвать от ужаса, но ничего уже не поделаешь.

Или элементарно представьте себе ситуацию, когда ребенка спрашивают: кто твои папа и мама? И ему порой очень сложно ответить на этот вопрос, когда он знает, что мама у него «настоящая», а вот что касается папы, то тут все сложней.

— Кто от таких браков страдает больше: мужчина или женщина? Исходя из жизненных наблюдений, складывается впечатление, что все-таки женщина.

— В большинстве случаев, это так. Как правило, «виновники» гражданских браков мужчины: женщины чаще хотят иметь полноценную семью. И нередко происходит примерно такой диалог. Священник говорит о том, что, независимо от мнения общества, гражданский брак — это грех, который убивает душу здесь, на земле, и в вечности отлучает ее от Бога. И слышит в ответ: «Я готова к браку, а мой сожитель нет». Что можно на это сказать? ― «Если вы хотите жить церковной жизнью, причащаться, значит, вы должны этот вопрос перед своим супругом поставить. Да и сами задумайтесь: если он не готов вступить в законный брак, то насколько вы ему на самом деле дороги?». И трудно, и страшно этой женщине бывает решиться. А потом, спустя какое-то время, они вместе с супругом приходят в храм и венчаются. Я такие примеры знаю. Как знаю и случаи, когда люди не решались на необходимые перемены в своей жизни, но в итоге все равно расставались.

— После неудачного гражданского брака, тем паче нескольких, человек теряет доверие к потенциальным спутникам жизни. Не является ли это затем препятствием для построения новых отношений?

— Человек на самом деле определенным образом изнашивается внутренне, особенно если в прошлом у него был не один, а несколько гражданских браков. Появляется и внутреннее чувство, что любые новые отношения могут быть «не навсегда». И первая возникшая проблема становится основанием для расставания. Но в браке всегда очень много значит терпение. Если не терпеть друга, если не пытаться взаимно друг друга воспитывать и меняться, то любой брак разрушится, потому что совершенных людей не бывает. А если у человека уже есть внутренняя установка, что всегда, «если что», можно и расстаться, то всякий брак будет распадаться, и так можно остаться ни с чем.

— Гражданский брак — это некая локальная проблема в жизни личности или, все же, чтобы человек увидел и прочувствовал греховную составляющую этого союза, он должен измениться в целом и должны поменяться его жизненные ориентиры?

— Любую болезнь трудно или даже невозможно лечить локально. Если у человека болит голова, можно дать ему таблетку от головной боли. Но завтра она заболит снова, потому что причина в повышенном артериальном давлении. И если человек не принимает в целом систему ценностей христианства, то объяснить ему что-либо о гражданском браке будет достаточно сложно. Человек должен увидеть неправильность своего существования, так сказать, глобально, тогда и частности исправляются. Если человек все происходящее в его жизни расценивает с позиций удобства или неудобства для него, то вряд ли его можно убедить в том, что гражданский брак не может быть формой жизни двух любящих друг друга людей и их детей. Но если он понимает, что жизнь — нечто уникальное, один раз человеку данное, и от того, как он проживет ее здесь, на земле, будет зависеть его жизнь в вечности,— это станет прочным основанием, на котором можно строить всю жизнь.

Вопрос к священнослужителемя: можно ли причащаться, если живешь в гражданском браке?

Гражданские браки в последнее время стали распространены повсеместно, особенно среди молодежи. Но верующие люди часто интересуются: можно ли причащаться, если живешь в гражданском браке?

Да и как вообще православное христианство относится к сожительству, считаются ли такие отношения истинным супружеством?

Православие и гражданский брак

По мнению православной церкви, люди, живущие в незарегистрированном браке, совершают большой грех – прелюбодеяние. Согласно христианству, настоящий брак – это чудесное таинство, в котором супруги как бы становятся единым целым.

ОН должен заключаться по любви. Союз, зарегистрированный в ЗАГСе, пусть даже без обряда венчания, церковь считает истинным и богоугодным.

Сожительство же христиане считают чуть ли не преступлением против общества и Бога, ведь в таких отношениях почти нет никаких обязательств, уверенности в завтрашнем дне. Его даже нельзя назвать семьей. Права детей в гражданских отношениях также зачастую не соблюдены.

Христианские семьи основаны на обоюдной любви, смирении и терпении, люди должны быть честны перед Богом и друг другом. А о какой любви может идти речь, если партнеры не уверены, что будут вместе навсегда, что вдвоем вынесут все тягости и невзгоды, которые могут выпасть на их долю?

Отношение церкви к сожительству

При таком образе жизни человек теряет чистоту отношений, свойственную людям, целомудренным до официального бракосочетания.

Сожительство – это грех, ведь при таком союзе каждый партнер думает только о себе, о своем комфорте и благополучии. Связь с Богом в этом случае утрачена.

Людям, проживающим в неофициальных отношениях, церковь настоятельно рекомендует оформить отношения официально или же прекратить такое сожительство, заменив его на дружеское общение.

Блудное сожительство – это путь в никуда, оно разрушает институт семьи и само государство. Церковь всегда являлась сторонником настоящих ценностей – нравственности, искренней веры в Бога, настоящей семьи.

Можно ли причащаться, если живешь в гражданском браке?

Священнослужители часто не допускают к причастию тех, кто живет в незарегистрированных отношениях, считая, что по всем канонам блудникам причащаться нельзя.

Читайте также:  Грех лени: значение в православии, как бороться и победить праздность, причины и опасность, молитвы

Обычно брак регистрировать не хочет только один партнер, тогда второму, который не против официального бракосочетания, батюшка может посоветовать уйти от ненастоящего мужа или жены с целью спасения своей души.

Живущие в блуде – как животные, ведь у животных не существует настоящих браков, а значит, нет надобности и причащаться. Причастие – это своего рода единение с Богом, но как можно объединиться с ним, нарушая один из главных религиозных запретов?

+7 (499) 288-73-46;
8 (800) 600-36-19

Это быстро и бесплатно!

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефону:

+7 (499) 288-73-46;
8 (800) 600-36-19

Это быстро и бесплатно!

Зачем заключать церковный брак?

Обязательным условием для венчания является предварительная официальная регистрация в государственных органах, так как христианские супруги являются не только гражданами царства небесного, но и своей страны со всеми вытекающими из этого правами и обязанностями.

Люди, которые венчаются даже через несколько лет после росписи в ЗАГСе, отмечают, что их семейная жизнь после этого меняется в лучшую сторону, так как Бог благословляет такую семью.

Те, кто решил заключить церковный брак, должны быть оба истинно верующими, а также соблюдать все религиозные заповеди, касающиеся брачных отношений, иначе это не будет иметь смысла. Также невозможно заключить церковный брак с иноверцем – он сначала должен принять христианство. Оба супруга должны быть крещеными.

Церковь не приветствует гражданских отношений, считая их греховными и не богоугодными. А живя во грехе, человек отделяется от Бога и не имеет шансов после смерти попасть в рай.

Но если искренне покаяться, исповедаться, а потом заключить настоящий брак с церковным венчанием, то супруги имеют все шансы прожить долгую и счастливую семейную жизнь в гармонии с Богом и друг другом.

+7 (499) 288-73-46 , Санкт-Петербург +7 (812) 317-70-86 или задайте вопрос юристу через форму обратной связи, расположенную ниже.

Жить не вхолостую.Современные браки- мнение священника

Сегодня широкое распространение получило сожительство без регистрации в загсе, которое принято называть термином «гражданский брак». Нередко приходится слышать, что молодые люди с неприязнью говорят о брачном штампе в паспорте как о пустой формальности. О проблемах, связанных с этим вопросом, и его духовных аспектах мы говорим со священником Павлом Гумеровым.

— Отец Павел, почему так называемый «гражданский брак» нельзя назвать браком или семьей? Каково отношение Церкви к этому явлению и что такое по‑настоящему брак?

— По всей видимости, некоторые люди, пытаясь как‑то оправдать себя, стали называть так сожительство, которое вовсе не стоит называть браком, гражданским или не гражданским. Церковь, веками хранящая Истину, всегда называла и называет сожительство тем, чем оно является, — блудом, одним из семи смертных грехов. Соответственно, живущие в так называемом «гражданском браке» находятся в состоянии перманентного блуда — греха, ведущего к смерти души.

Изначально же мужеский пол и пол женский были созданы как единое целое. «Да будут два в плоть едину», «плодитесь, размножайтесь», «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает». Всё, что сказано в первой — третьей главах Книги Бытия про мужчину и женщину, — сказано о браке, а не просто о свободных плотских отношениях между мужчиной и женщиной.

Отношения между мужчиной и женщиной в браке являются телесным выражением любви… Они оба — перед Богом, перед людьми, друг перед другом свидетельствуют свою верность, взяв государство в свидетели и заключив законный союз. До этого были два абсолютно разных человека: по крови, по воспитанию, по образованию, по всему, а тут стали «плотью единой». Почему и апостол Павел говорит: «Тайна сия великая есть». Брак — это как рождение нового существа. Когда в государстве рождается ребенок, страна записывает его в граждане, регистрирует и берет под защиту. Нечто подобное происходит и с новым супружеским союзом. Даже в браке невенчанном, светском, но заключенном законно, совершается нечто таинственное — два человека становятся единым целым , соответственно, со всеми вытекающими последствиями, любя друг друга, они несут взаимную ответственность, живут по законам, которые приняты в этом сообществе.

Конечно, брак православных людей должен быть венчанным, но и перед этим необходимо «расписаться», без этого мы не можем повенчать пару. Церковь в современной России, к сожалению, не может дать браку законный статус, как это было до 1917 года.

— Почему так важен законный союз?

— Любое цивилизованное государство также называет свободную связь между мужчиной и женщиной своим именем — сожительство. Если мы наберем в поисковике Интернета «гражданский брак», он предложит большой список юридических, адвокатских сайтов, в которых разбирается примерно такая ситуация: «Я жила с парнем, он меня бросил, у меня ребенок, теперь я осталась ни с чем — что делать?» Ответы примерно одни и те же: «Юридически ничего не сделать, потому что это не брак, государство вас защищать не будет. Если ваш сожитель отказался от отцовства, очень мало шансов привлечь его к ответственности». Это попросту означает: надо было думать об этом раньше. Говоря языком права, такой союз находится вне правового поля, вне рамок закона. Даже светские законы объявляют законных мужа и жену самыми близкими родственниками, ближе, чем даже дети и родители. Это, например, касается имущественных дел, наследства в случае смерти одного из супругов. И каждая новая семья начинает жить по тем законам, которые приняты в государстве, супруги имеют права и обязанности, в охране которых государство обязуется быть гарантом.

Мы знаем, что жизнь — штука сложная: сначала люди думают так, потом по‑другому, могут начаться расхождения, и тогда они вспоминают, что союз у них свободный: открыты двери широко — собрался, ушел, а в законном браке уже сто раз подумают, прежде чем расстаться!

Какая же это любовь, если ты не хочешь брать ответственность за другого? Значит, нет у тебя уверенности ни в себе, ни в другом, а ты только и ждешь, чтоб сбежать от него — дорога свободна.

— Но даже в церковной среде встречаются сейчас пары, которые не прочь пожить без регистрации и венчания до свадьбы. Почему это происходит?

— Потому что люди не живут духовной жизнью, а заменили ее церковной атрибутикой и живут «как все», то есть ни о чем не думая. Для многих людей брак, настоящая традиционная семья перестали сейчас быть высшей ценностью.. .Современная молодежь еще потому боится брака, что видит очень мало примеров настоящих крепких семей, где люди не скандалят, не ссорятся, а живут мирно и в согласии, строят домашний очаг, любят друг друга. Таких семей осталось, к сожалению, очень немного. И, соответственно, люди стали бояться семьи. Они считают, что для того, чтобы лучше узнать друг друга, нужно пожить, узнать, попробовать, проверить свои отношения, проверить друг друга в качестве бытовых и сексуальных партнеров, а потом «сойтись по‑настоящему». Но благими намерениями, как известно, выстлана дорога в ад. Почему отношения в сожительстве бесплодны? Потому что человек, расписываясь или венчаясь, не просто заключает брак, ставит штамп, он берет на себя целый комплекс обязательств, понимает, что это очень ответственный шаг. А люди, находящиеся в таком безответственном состоянии, отношения свои по‑настоящему не выстраивают. Они сходятся для безответственных удовольствий, а не для «ношения тягот друг друга». Никто никому ничего не должен.

Люди, которые считают, что нужно до брака пожить вместе, должны понять, что самое главное — не просто привыкнуть друг к другу в быту, это не так сложно, а на­учиться строить отношения, взаимодействовать. Заключая же брак по‑настоящему, люди действительно понимают, что это уже серьезно, что дверь закрыта и дальше нужно учиться жить вместе, искать согласие. В свободном состоянии люди могут жить годами, а глубины любви, по‑настоящему крепких чувств не будет. Не исключено, что им будет хорошо и легко в общении, но задача‑то наша совершенно другая: стать единой плотью в браке.

— Нередко случается, что девушка, влюбившись, вступает в связь с молодым человеком, уступая его домогательствам из‑за боязни потерять его, опасения остаться в старых девах. Что бы вы посоветовали в таком случае?

— Ничтожно малый процент сожительств, по статистике, заканчивается созданием настоящей семьи, те же статистические данные свидетельствуют, что браки, заключенные после сожительства, очень непрочны, в них в два раза больше разводов, не говоря уже о других семейных проблемах: изменах, конфликтах и т. д. Эти факты говорят сами за себя.

Одна из основных причин ужасного положения семьи в России — повальная сексуальная распущенность и полная свобода в интимных отношениях до брака. Это мое глубокое убеждение. Виноваты в этом как мужчины, так и женщины. Если бы наши девушки не были бы столь уступчивы — ситуация с браком в целом была бы иной.

Ни в коем случае нельзя соглашаться на унизительный «гражданский брак», он, по сути дела, ничего не дает, особенно женщине, а только отнимает и уж тем более не способствует созданию крепкой законной семьи. Для любой нормальной женщины стоит задача найти настоящего, хорошего мужа, а не временного любовника, который «поматросит и бросит». С помощью греха свои проблемы не решишь и счастья не найдешь. Есть вещи, через которые переступать нельзя. Нельзя бросить своего ребенка или убить его, сделав аборт, чтобы он не стеснял нашу свободу. Нельзя изменить своему мужу или жене, поддавшись страсти к другому человеку (кстати, интересный факт: уровень разводов в браках, заключенных между бывшими любовниками, разрушившими законную семью, составляет 80 %). Нельзя пойти на грех, чтобы вый­ти замуж любой ценой, потому что цена будет очень высока.

Еще одна причина, по которой женщина, желающая создать семью, не должна соглашаться на сожительство, состоит в том, что у мужчины гораздо меньше стимулов для того, чтобы узаконить свои отношения с сожительницей, ведь для него в «гражданском браке» плюсов гораздо больше, чем для женщин.

Давайте посмотрим правде в глаза. Как выглядит обычно «гражданский брак»? Мужчина имеет в лице сожительницы бесплатную домохозяйку: она ему готовит, стирает, убирает, и это все, как правило, помимо ее основной работы. Она удовлетворяет его интимные потребности (тоже бесплатно), а иногда даже сама содержит его. Она годами пользуется контрацептивами, боясь забеременеть, а порой и делает аборты. Он же обещает ей, что женится, а сам не хочет брать на себя никакой ответственности и считает себя свободным, холостым человеком. В случае если вдруг родится ребенок, не ему его растить в одиночку.

Если для человека телесные отношения на первом месте и он не может без них обойтись до брака, лучше с ним расстаться сразу, в браке он не будет хранить верность. Это очень хороший тест: любит вас человек по‑настоящему, уважает или только хочет вами временно попользоваться. Так что если после вашего отказа в интиме ваш знакомый или знакомая вас бросит — не расстраивайтесь, «значит, рядом с тобой чужой, ты его не брани — гони».

А чтобы узнать будущего избранника, нужно сначала выстроить с ним дружеские отношения, увидеть его как человека, как личность, как друга, а сделать это лучше как раз на дистанции: все большое и настоящее видится на расстоянии. (. )Сожительство мешает сделать правильный выбор, так как совершается под влиянием эротического влечения и буйства гормонов, а выбор спутника жизни нужно делать очень благоразумно и взвешенно.

Церковь признает брак законным, если брак зарегистрирован в загсе, даже если супруги не венчались. В таком случае греха нет и причащаться можно. Но насильно тащить другого под венец нельзя, потому что таинство совершается по вере человека — нужно о нем молиться.

Если же речь идет о внебрачном сожительстве, то это тяжкий грех, который называется блудом, — человека нельзя допускать до причастия. В этом грехе надо каяться, а отношения либо узаконить, либо прекратить их. О возможности причастия необходимо спросить у священника, который принимает вашу исповедь.

— Как воспитать у ребенка правильное отношение к другому полу и браку?

— Во-первых, не следует уповать в этом вопросе ни на образовательную, ни на воскресную школу, думаю, что с детьми там никто не будет говорить о половом воспитании, это задача только родителей. Считаю, что с подростками говорить об этом просто необходимо, однако здесь важно соблюсти меру, найти золотую середину, стараться не увлекаться лишними подробностями полового вопроса, а также помнить, что устрашения плохо действуют на подростков, им нужны объяснения грамотные, четко аргументированные.

Надо обязательно донести до них: не всё, что говорят по телевизору или в школе, является правдой, иногда это прямая ложь, неосознанная или злонамеренная. Мы прекрасно знаем, как нам коммунистическую идеологию навязывали и атеизм, сейчас вызов времени — разврат, распущенность и потребительство. Это надо детям объяснить. Доводить до них, что все, чем пестрит Интернет или что написано в бульварных журналах о вреде воздержания, — мифы и вранье в рекламных целях. Приводите данные из серьезных научных публикаций авторитетных психиатров и психологов, например о том, что потеря стыда — это симптом психического расстройства: для молодых это серьезный аргумент.

Сумейте убедить подростка, что свобода — это не вседозволенность и распущенность, а умение быть сильным, контролировать, обуздывать свои инстинкты, не быть порабощенными ими, выбирать в жизни правильный путь, а не стремиться быть «как все».

Недостаточно просто говорить, что интимные отношения до брака — это плохо, надо объяснять, что эти данные согласуются с голосом Церкви: блуд — смертный грех, потому что он приводит к смерти души и затем, как следствие, к болезням, весьма опасным и тяжелым, к невозможности создать потом нормальную семью, к скорбям в браке. Что любовь телесная благословляется, но человек должен хранить себя для брака. Обязательно нужно говорить о семье, о браке как пути счастливой жизни. Что задача человека — найти свою половинку, найти семейное счастье, которое наполняет жизнь смыслом!

Думаю, что в разговоре с детьми можно использовать все те данные и факты, которые я приводил в нашей беседе. Кстати, в том же Интернете можно найти не только вредную информацию, но много хороших материалов о целомудрии и воздержании.

Помните, что родитель — это самый авторитетный для ребенка, самый мудрый, самый умный человек на свете!

И конечно, в первую очередь необходимо следить за собой: начиная с того, какие слова и как ты произносишь, и заканчивая фильмами, которые смотришь, и журналами, какие читаешь. Что такое хорошо (норма) и что такое плохо (грех), формируется под влиянием примера родителей.

Читайте также:  Поминки 40 дней после смерти: что значит, правила и особенности проведения, как и где поминать, что происходит с душой

«Гражданский брак»

Из книги священника Павла Гумерова «Малая Церковь», изданной Сретенским монастырем в 2008 г.

Сразу же оговорюсь, что речь идет не о браке, зарегистрированном в загсе (который признается Церковью как брак, хотя и невенчанный), а о сожительстве без регистрации и венчания, именуемом почему-то “гражданским браком». Поэтому я беру это выражение в кавычки и далее для удобства буду называть это явление так. Такое словосочетание получило очень широкое распространение. Новомодные психологи рекомендуют пожить в таком “браке», кинозвезды и другие публичные люди не стесняются рассказывать на страницах журналов о своих свободных, “без штампа» отношениях. Почему людей привлекает жизнь в таком “браке»? Ответ очень прост. Все атрибуты настоящего брака есть, а ответственности никакой. “Гражданский брак» иногда называют пробным, то есть молодые люди хотят проверить свои чувства и пожить как муж и жена “понарошку», а потом зарегистрироваться. Хотя иногда о регистрации речь вообще не идет. Муж и жена — самые близкие друг другу люди, даже ближе, чем дети родителям. Спрашивается, а можно ли быть пробным отцом или матерью? То есть родить ребенка, а если не понравится, отдать в детский дом? Мало кто будет спорить, что это безнравственно.

Если любишь, то на 100%. Нельзя любить наполовину, особенно супруга или супругу. Это не любовь, а недоверие, неуверенность в любви, именно она и лежит в основе “гражданского брака». Известен пример, что в подобном союзе живут как бы с открытой дверью, так что всегда можно сбежать. Но если в доме всегда открыта дверь, то жить в нем холодно, неуютно и опасно.

Однажды на исповедь пришла ко мне девушка и сказала, что живет с парнем без штампа. И начала говорить про свободные, неформальные отношения. Я сказал ей: “Да вы же просто не уверены, любите ли его». Она подумала и ответила: “Да, вы правы, я до конца не знаю, смогу ли с ним прожить жизнь». Но если вы не уверены в своих чувствах, просто дружите, общайтесь, но не называйте это браком, не требуйте всего и сразу. То есть самого главного в этом “браке» нет — настоящей любви и доверия друг к другу.

В Интернете есть сайт “Пережить.ru». Он оказывает помощь тем, кто расстался с близким человеком. Автор этого сайта пишет про людей, которые уже несколько лет живут в “гражданском браке»: “В шестнадцать — двадцать лет они начали жить так называемым гражданским браком, и это длится три-четыре, а чаще — пять лет. Потом вдруг приходит понимание, что нужно что-то менять, что это путь в никуда. Начинается подготовка к свадьбе, порой уже покупают кольца. И тут они расстаются навсегда.

Некоторые даже успевают пожениться, но брак практически сразу распадается. И такой финал закономерен. Мы недооцениваем воспитательной роли “гражданского брака”, а ведь его неспроста так пропагандируют психологи столь не любимого мною “глянца”. Такая форма совместной жизни — вовсе не подготовка к браку, а совершенно иной путь. Это школа безответственных наслаждений.

Поэтому люди в “гражданском браке” и живут довольно мирно, потому что бесы их не искушают — зачем сворачивать людей с гибельного пути? И когда после нескольких лет такого лжебрака они решают пожениться и вдруг осознают, насколько резко придется изменить свою жизнь, возложить на себя какие-то обязательства, — это приводит к тяжелым последствиям. Школа безответственных наслаждений не может подготовить к поступлению в академию ответственности и любви».

Любовь — это не вздохи на скамейке, как сказал поэт, а взаимная ответственность. Ее-то как раз (особенно у мужчин) в “гражданском браке» нет. В одном (кстати, совершенно светском) журнале прочел: “Для женщины “гражданский брак” — иллюзия семьи, а для мужчины — иллюзия свободы». Женщины, находясь в подобном сожительстве, чаще всего хотят узаконить отношения. И понятно почему. Каждая женщина — потенциальная мать и не хочет, чтобы ребенок рос без отца и материальной поддержки. Опять же на алименты, наследство, квартиру рассчитывать трудно. Интересно, что женщина, как правило, называет своего сожителя мужем, а мужчина свою “гражданскую жену» любовницей, сожительницей, подругой. И лишь некоторые — женой. Мужики понимают, что ничего не теряют. Ребенка растить матери, деньги взыскать с такого “мужа» тоже дело весьма трудное.

Людям хочется иметь семью, домашний очаг, любить друг друга, но культ распущенности, наслаждений и безответственности засосал многих. Люди пытаются найти счастье в “гражданском браке» и не находят. Это лишь способ уйти от реальности, забыться и забыть то, что настоящее счастье возможно лишь когда супруги полностью верят друг другу, любят и отвечают друг за друга перед Богом и всеми людьми.

Упомяну про духовную сторону этого вопроса. Люди, которые пребывают в сожительстве, ставят себя вне нормальной церковной жизни, и они это чувствуют. На исповеди очень редко кто не осознаёт, что это большой грех (как правило, все в этом каются). Существует мнение: если лиц, находящихся в “гражданском браке», не допускать до причастия, то это их оттолкнет от Церкви и они вообще никогда не придут к Богу. Думаю, что это сущая ерунда. Задача священника не привлекать любой ценой в храм, а указывать путь ко спасению, иногда направляя и вразумляя. Я, например, придерживаюсь строгого правила не допускать живущих в “гражданском браке» до причастия. И не припомню (хотя, может быть, и было такое), чтобы люди потом покидали Церковь. После я их неоднократно видел в храме, а некоторые даже заключали законный брак, но об этом потом. Все зависит от того, как поговорить с людьми.

Обычно я вежливо говорю, почему причащаться пока рано. Сначала нужно разобраться в своих отношениях и либо зарегистрировать брак, либо не жить вместе. (Это не значит, что люди должны полностью порвать все отношения. Они лишь не должны жить плотской жизнью, ведь не все к этому сводится. Может быть, они одумаются и поженятся.)

Но до этого приступать к причастию нельзя. Это все равно что приходит причащаться человек, который два дня назад впал в блуд и говорит, что и завтра сделает то же самое. Запрещение причастия — это не отлучение от Церкви, анафема; это — епитимья. Ясно, что человек немощен, ему нелегко бывает сразу изменить жизнь, он может ходить в храм, молиться, исповедаться, но приступать к чаше в состоянии перманентного греха нельзя, это поругание Таинства. Нельзя говорить человеку, что черное — белое, а его грех — норма. Если Церковь ему не скажет правду, то кто? Сознание того, что “гражданский брак» ставит его вне евхаристического общения, вне чаши, может сильно повлиять на его жизнь. Ко мне пришла как-то раз женщина. Она хотела причаститься, но сказала, что много лет живет в “гражданском браке». Я принял ее исповедь, побеседовал, но сказал, что с причастием придется повременить. Она все поняла, уговорила своего мужчину зарегистрироваться и была потом очень благодарна. Случай этот, слава Богу, не единственный.

Гражданский брак: почему христианство против

Термин “фактический брак” в отношении сожительства без регистрации более уместен, потому что “гражданский” имеет как раз неприемлемое для любителей вольных отношений значение – узаконенный гражданским органом (наряду с церковным).

Еще более они не любят вполне определенного мнения церкви о том, что их сожительство – на самом деле никакой не брак, а некрасивое и обидное слово “блуд”. “Ну как же, – обиженно восклицают они. – Бог же дал человеку право выбора, и мы ведь любим друг друга! Почему же христианство так категорично?”

Людей, ратующих за собственную внутреннюю свободу, стращать догмами бесполезно. Но им, наверное, будет интересно узнать, что есть блуд в христианстве и на каком основании к оному причислили их фактические отношения.

Христианство — прежде всего, религия ответственности. Перед Богом, перед обществом и самим собой. А отвественность во все времена была сопряжена с законом — ветхозаветным или новозаветным.

Когда всякая власть ветхой буквы упразднилась, Бог все-таки обращается к людям с призывом: “Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди” (Ин. 14:15). Одна из этих заповедей — не просто “плодиться и размножаться” с кем угодно, но предварительно взять на интимные отношения Благословение Божие в святом Таинстве Брака. “Не прелюбодействуй” — значит не имей беззаконной любви. Потому что последняя свидетельствует о том, что человек, игнорируя повеления Бога, и о своей любви к Нему весьма заблуждается…

Почему же “блуд” и что это вообще такое? В древнерусском языке слово “блудить” означало “сбиваться с пути, бродить, не доходя до конечной цели”. “Фактический брак” — это блуждание в личной жизни? вроде бы, начавшееся, но конечного пункта — создания семьи как ячейки общества — так и не достигшее.

Любители такого образа жизни могут активно возражать, говоря об устарелости социальных норм, стабильности без никаких штампов в паспорте, свободе от предрассудков, и далее, и далее. Но многие специалисты по человеческой психологии об искренности этих доводов мнения очень невысокого.

Так, психолог Петр Дмитриевский в одном из интерью подчеркивает: “Существует тенденция протеста: “Это наше личное дело, и государству тут нечего делать”. Но в этом есть доля лукавства.

Вопрос не в участии государства в семейной жизни, а в том, что происходит на сердце у человека. Смысл брака, который часто пытаются обесценить выражением “печать в паспорте”, гораздо глубже, чем некоторое количество чернил в документе.

Заключением брака очерчиваются внешние границы, люди как бы поворачиваются друг к другу. Поэтому я думаю, что ироничные разговоры о печати в паспорте связаны со страхом расставить все точки над “i”, и согласиться, что именно с этим человеком я готов (я готова) двигаться вперед, несмотря на возникающие сложности”.

Кто есть отец лукавства с точки зрения христиан, известно всем. Тот самый, “вдохновивший” людей и на прелюбодейство, и на многие другие грехи.

Свое же отношение к “частичному использованию” друг друга христианская вера четко выразила устами святого апостола Павла: “…воля Божия есть освящение ваше … чтобы вы ни в чем не поступали с братом своим противозаконно и корыстолюбиво: потому что Господь — мститель за все это…” (1-е Фес. 4:3).

Именно поэтому Церковь не благословляет антагонизм с общественной моралью из личных интересов. А любовь доказывается готовностью идти навстречу друг другу, и уже вместе, — навстречу всем возможным проблемам.

Следующая причина нелюбви христианства к фактическому сожительству — прискорбное и частое присутствие в нем греха обмана. Не всегда как откровенной лжи, но и в форме намеренного создания выгодной иллюзии. Статистика свидетельствует о том, что примерно 70 процентов мужчин, живущих в гражданском браке, считают себя холостыми, а 90 процентов женщин в этой ситуации именуют себя замужними.

В обоих случаях это есть не что иное, как банальный (само)обман: можно ли считать холостяком мужчину, де факто живущего полноценной супружеской жизнью, или замужней — женщину, де-юре одинокую? Самарянская грешница, с которой беседовал Спаситель у колодца Иаковлева, по крайней мере, не лгала никому, а, хоть и с позором и горечью, но честно призналась: мужчина, живущий с ней, ее мужем не был…

Кстати, наверное, надо развенчать миф, который нередко можно услышать от людей в качестве примера “диктата” Церкви. Мол, мужем и женой считаются лишь венчаные пары, а те, кто “всего лишь” расписался в ЗАГСе — сожители и живут в блуде. Это не так.

Брак, заключенный в ЗАГСе, считается Церковью полноценным и достаточным для того, чтобы считать мужчину и женщину законными супругами.

А придут они к таинству венчания, попросят ли Божьего благословения на свой союз — уже их личное дело. Тем более, что в храмах и не венчают сейчас без свидетельства о браке из ЗАГСа, иными словами, таинство свершается только над де-юре супругами.

Практикующий психолог, кандидат психологических наук Сергей Саратовский в своей статье Как женщины обманывают себя в “гражданском браке” отмечает, что женщина, достигшая, как ей кажется, основной цели своей жизни, создав “гражданский союз”, приступает к распределению ролей: теперь она — “жена”, а он — “муж”, даже если он все еще формально женат на предыдущей избраннице.

Она мысленно “женит” его на себе и оправдывает незаконное сожительство из-за простой боязни потерять любимого мужчину. При этом, внешне приняв такую форму союза и понимая ненадежность своего статуса, женщина обычно боится быть брошенной. Первое время сожительница действительно получает заботу, ласку и внимание со стороны “гражданского супруга”.

Но спустя несколько месяцев (реже — лет) его интерес к их союзу постепенно гаснет из-за того, что роль “любимого и любящего мужа” изначально была ему навязана. Из всего этого автор делает вполне логичный вывод: даже благодарность со стороны мужчины за налаженный быт и качественный регулярный секс вовсе не означает любовь, а тем более желание исполнять супружеские обеты до гроба, если он их не давал…

Не могут не волновать христианских пастырей проблемы, из-за которых страдают в гражданских браках ни в чем не повинные дети. В таких союзах происходит гораздо больше абортов, и оскорбительное заявление: “Я не уверен, чей это ребенок” беременные “гражданские жены” вынуждены слышать гораздо чаще.

Психолог Сергей Саратовский пишет и о другой опасности: “…даже если женщина и решилась родить, несмотря на возможность неблагоприятного развития супружеских отношений, счастье материнства все равно будет омрачено. Конечно, времена общественного непризнания незаконнорожденных давно миновали. Но общественная оценка этого явления сохраняется. А главное, под угрозу ставится физическое и психическое здоровье малыша”. Может ли одобрять такое Церковь, если для нее Материнство — Божий дар?

Каждый человек вправе сам решать, какой идеал личной жизни для себя выбрать: христианский, целью которого в любом случае является святость, или же “вольно-современный” с его подменой понятий, взаимовыгодным враньем, вечной неопределенностью и потребительским эгоизмом.

Но всегда будет очевидно одно: это два несовместимых образа жизни, и христианство, по крайней мере, ортодоксальное, “фактический брак” не примет никогда. Нужно будет выбирать что-то одно. И дай Бог, чтобы полезное.

Православие и гражданский брак: отношение церкви и мнение священников, тонкости и нюансы

Православная Церковь в отличие от Католической не только допускает, но и поощряет брачное Священство. Безбрачие остается достоянием священнослужителей, принявших на себя иноческие обеты, или овдовевших священников и диаконов. Намеренный отказ от Брака без принятия монашества (целибат) вызывал к себе очень осторожное отношение на протяжении многих веков истории Православной Церкви.

Брак православного духовенства регламентирован особыми каноническими постановлениями, основное из которых требует совершения таинства Брака над кандидатом в священнослужители непременно до совершения над ним таинства Хиротонии.

Читайте также:  Гора Сион: где находится, история, святыни и значение

Ранняя Христианская Церковь в вопросе о Браке священнослужителей не высказала окончательного решения, предоставив каждому кандидату в пастыри решать этот вопрос лично. Так, 51-е правило святых апостолов не объявляет целибат обязательным условием посвящения. В эпоху I Вселенского Собора (325) Церковь в лице аскета Пафнутия (который, казалось бы должен был отстаивать безбрачие) встала на защиту женатого Священства, зная и предвидя искушения и трудности Священства целибатного.

«Правила святых апостолов» не допускают в клир второбрачных, в тома числе и тех, кто, овдовев, женился во второй раз: «Кто после святого Крещения двумя браками обязан был, или имел наложницу, тот не может быть ни епископом, ни пресвитером, ни диаконом, ни вообще состоять в списке священного чина»[3] (Ап. 17). В правиле сказано «после Крещения». Это значит, что требование его распространяется на тех, кто уже является христианином. В толковании на 17 Апостольское правило Иоанн Зонара уточнял: «Мы веруем, что Божественная баня святого крещения омывает всякую скверну, которою крещенные были осквернены прежде крещения, и никакой грех, соделанный кем-либо прежде крещения, не препятствует крещенному быти произведенным в священство. Но кто после крещения совершит блуд или вступит в два брака, тот признается недостойным никакой степени священства»[4]. Впрочем, надо иметь в виду, что если кто-нибудь был крещен, будучи женат и продолжал жить с женой после крещения, то это и есть его первый брак. Но в целом следует сказать, что не усматривается препятствия к священству у того, кто вступил во второй раз в брак ввиду вдовства до принятия крещения. Правило упоминает еще как препятствие для принятия священства, если кто «наложницу имел». Это означает, что не может стать священником лицо, состоявшее в незаконном, внебрачном сожительстве с женщиной, также и в так называемом гражданском браке.

Но в христианском обществе слышались и другие голоса, отрицающие женатое Священство. Струя известного ригоризма всегда была сильна в церковной среде; и представители этого направления выдвигали требования, несовместимые с благостью и любвеобилием евангельской морали, а также с мудростью и предосторожностью церковного опыта. Постановления Гангрского Собора (между 340—370) явно свидетельствуют о церковных прещениях, направленных против аскетических ригористов в вопросе Брака священнослужителей. Так, например, 10-е правило этого Собора угрожает отлучением тому, кто превозносится своим девством над сочетавшимися Браком. Прещением же угрожает 4-е правило тем, кто считает «недостойным для себя причащаться у женатого священника».

13-м правилом Собор утверждает, что Бракосочетание не должно быть препятствием к рукоположению, ибо брак у всех да будет честен и ложе непорочно (Евр. 13, 4), и соединен ли ты с женой? не ищи развода (I Кор, 7, 27). «Если же диакон или пресвитер под видом благочестия изгоняет жену, да будет анафема».

В 1076 году, при папе ГригорииVII, в Западной Церкви был узаконен целибат как обязательное условие для священнослужителей всех степеней. Восточные Церкви отнеслись к этому нововведенному канону скептически (если не отрицательно), предлагая неженатому или вдовому кандидату в священнослужители принять монашеские обеты перед Рукоположением.

В России законом, изданным в 1869 году, Хиротония целибатов была официально разрешена лишь по достижении кандидатом 40 лет. Знаменательным событием в церковной жизни было рукоположение митрополитом Московским Филаретом (1782—1867) профессора МДА А. В. Горского, не связанного ни узами супружества, ни обетами иночества. Предвосхищая возможные нарекания со стороны Святейшего Синода, митрополит Филарет поручил сначала А. В. Горскому составить историческую справку об отношении Церкви на протяжении се многовековой истории к целибатному Священству, Когда эта в высшей степени исторически документированная справка была составлена, профессору был предложен священный сан, а по прошествии недолгого времени он был возведен в протоиереи и назначен ректором МДА.

После Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917—1918 годов Рукоположения целибатов участились. Однако нормой для кандидата в священный сан, не принявшего монашеских обетов, по-прежнему остается возможность вступить до Рукоположения в освященный Церковью канонический Брак.

Рукоположение представляется православному сознанию неким рубежом, отделяющим мирское поприще от церковного. После прохождения через царские врата и обхождения святого престола священнослужитель уже не может возвращаться в гущу мирской суеты. С этого момента он — служитель Христов и должен шаг за шагом освобождаться от приражений мира сего. Любовные переживания, сватовство, жениховство, свадебные торжества и радости медового месяца, как таковые ни в коей мере не осуждаемые Церковью, представляются несовместимыми с духовным подвигом пастыря, отдавшего себя на служение Богу и своим духовным чадам. Не лишая диакона или иерея радостей семейного очага, уюта и ласки родных и близких ему людей. Церковь ограждает их священный сан от обмирщения и поругания.

Для воспитанника духовной школы, готовящегося принять священный сан, непременно встает проблема устроения своей личной жизни. Очень многих еще неженатых кандидатов эта проблема смущает и даже заставляет откладывать Рукоположение или, наоборот, толкает на необдуманный брак со случайной избранницей, впоследствии оказывающейся неспособной нести особые тяготы жены священника или просто нецерковной, Не найдя себе по сердцу спутницу жизни, которая решилась бы связать с ним свою судьбу и понести крест “матушки” такой кандидат готов, отчаявшись, решиться на целибатное Священство, не представляя всех искушений и тягот этого пути. Поэтому так важно заблаговременно начать поиски верующей, церковной и самоотверженной девушки, готовой на всю жизнь связать себя с будущим диаконом или священником, разделить с ним все испытания его служения, не дать ему почувствовать одиночества ни в собственном доме, ни в приходской среде, быть посредницей, смягчающей или принимающей на себя все острые моменты современного домашнего и приходского быта, избавлять по возможности священника от множества забот мира сего, дабы он как можно полнее отдавал себя служению Богу и пастырству.

Жена священника должна быть подготовлена к материнству, к духовному и нравственному воспитанию своих детей в любви ко Христу и Его Церкви, а также к ближнему, в духе кротости и стойкости, веры и мудрости, в духе надежды и молитвенного дерзновения.

Кандидат в священники должен кроме того помнить о канонических требованиях, предъявляемых церковной дисциплиной к его будущей жене. Священник не может жениться на иноверной (IV Вселенский собор, 14 пр.), все члены его семьи должны быть православно верующими (Карфагенский собор, 45 пр.); его дети не должны сочетаться браком с нецерковными людьми (Лаодикийский собор, 10 пр.; Карфагенский собор. 30 пр.); невеста будущего священника, равно как и он сам, должны сохранить целомудрие до брака, а потому она не может быть вдовой, разведенной или находиться в блудном сожительстве (Апостольское правило 18; VI Вселенский собор, 3 пр.). Ищущий священного сана должен помнить, что в будущем из-за неблаговидного поведения его жены он может быть подвержен прещениям вплоть до лишения сана.

В положении жены священника есть, однако, помимо традиционных ограничений, налагаемых церковной дисциплиной и общественным мнением в приходской среде, еще и особые психологические трудности, вытекающие из специфики пастырского служения ее мужа, и требующие от нее особого такта и терпения. Между священником и его женой, которые в идеальной семье привыкают ничего друг от друга не скрывать, неизбежно возникает и расширяется сфера сокровенного, доступная лишь священнику и его духовным чадам, но полностью закрытая для матушки. Это тайна пастырства, тайна исповеди, тайна чужой жизни. Священник в весьма значительной мере душевно и духовно не принадлежит своей жене, но зато глубоко связан в этом плане с множеством своих исповедников, интересами, страданиями и радостями которых он живет, как своими собственными. С ними он составляет «покаянную семью», жизнь которой в большой мере умаляет его участие в жизни своей собственной естественной семьи. Паства постепенно становится между священником и его женой, и это является главным испытанием чуткости, душевного такта, духовной высоты матушки, пробным камнем ее любви, ее крестом.

Однако в этом вопросе не следует впадать и в противоположную крайность. Разумеется, пастырская деятельность не освобождает священника от обязанностей главы семьи, ее благоустроения, от забот по воспитанию детей, от бытовых проблем, решаемых его отеческой волей и мудростью в согласии с женой. Но законные притязания матушки не должны вступать в конфликт с пастырским подвигом духовного руководства, преображения душ светом истины, их воспитания и таинственным окормлением.

Здесь и речи быть не может ни о банальном чувстве ревности со стороны матушки к духовным детям несмотря на то, что, как правило, большинство среди них женщины, ни о греховном любопытстве. Лишь в исключительных ситуациях возможно тактичное вмешательство. Речь идет о тех случаях, когда вокруг священника, помимо его воли, образуется окружение экзальтированных женщин-почитательниц («мироносиц», как называют их в церковном просторечии); бесцеремонно вторгаясь под видом удовлетворения духовных нужд или особой «заботливости» в домашнюю жизнь священника, они создают средостение в его отношениях с женой, которое может послужить причиной острого семейного конфликта и соблазном для других верующих. В этом случае только личная интуиция, внутренняя гармония и правильное понимание матушкой своей задачи способны разрядить сгустившуюся, духовно нездоровую атмосферу вокруг священника, которая может иметь для него и его семьи трагические последствия,

«Незаметно незаменимая» — вот, пожалуй, кратчайшее наименование роли «матушки» в ее сотрудничестве с мужем в современной приходской жизни. Это сотрудничество достигает своей полноты, когда матушка деятельно участвует и в литургической жизни своего прихода, подвизаясь в качестве регента, псаломщицы, чтицы или певицы. Именно жена священника призвана явить во всей полноте образ женского служения Церкви.

Однако участие матушки в приходской и богослужебной жизни нельзя считать обязательным. Лишь в том случае, когда у нее есть к тому особые дарования, соответствующая подготовка и опыт (музыкальный слух, певческий голос, умение руководить церковным хором, по большей части состоящим из непрофессиональных певцов), а также если сам священник найдет это участие полезным, нужным и не нарушающим мира и согласия в приходе, — лишь тогда сотрудничество матушки будет плодотворным. Всегда надо помнить, что в первую очередь матушка должна заботиться о своем доме, хозяйстве и семье, быть для мужа нежной и преданной женой, а для детей — любящей матерью. Излишние претензии на роль «помощницы в трудах своего мужа» могут вызвать неверное понимание, а то и соблазн в среде верующих, что лишь повредит положению священника.

БРАК И СВЯЩЕНСТВО.

Христианский Брак и христианское Священство учреждены Господом и совершаются в Его Церкви таинственной благодатью Святого Духа при участии священнослужителей и молитвенно сослужащих им мирян. В таинстве Хиротонии освящается полное единение рукополагаемого с Церковью Христовой и даруется благодать тайносовершения и пастырства в среде Народа Божия.В таинстве Брака освящается единение мужчины и женщины во взаимной любви как необходимая ступень к единству в любви всех верующих и каждого из них с Богом; благодатно освящается деторождение. На земле это единство людей совершается силою Духа Святого в единстве Христа и Его Церкви.

Итак, брачный союз, семья —это образ взаимной любви Христа и Церкви, поэтому полное единство жизни мужа и жены — первый шаг ко всеобщему единству всех в Боге. Семья — это клетка в богочеловеческом организме Церкви, поэтому семью и называют “малой Церковью”. Отцы Церкви видели таинство Брака в самом соединении мужа и жены, освященном Церковью в одно сверхличное существо путем согласия и любви. Поэтому святой Иоанн Златоуст называет взаимную любовь супругов таинством.

Что же касается деторождения, то появление детей — это особое, несомненно желанное благословение Божие супружеской чете, зависящее от таинственного произволения Божия. Нельзя утверждать, что женщина создана единственно как помощница мужчины для деторождения, ведь есть немало бездетных Браков, которые тем не менее нельзя назвать безблагодатными.

В книге Бытия таинственно говорится, что Всеблагий Бог создал из праха земного человека как мужчину и женщину, и, одарив его вечным дыханием жизни, поставил над земным творением. Из второго сказания мы узнаем, что сначала был создан мужчина — Адам, а потом по всеблагому замыслу Своему Господь создал из ребра Адама жену его — Еву, сопроводив это тайнодейственными словами: Не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственно ему (Быт. 2, 18), В этом втором сказании ясно показано некоторое первенство мужчины, которое, как мы видим из дальнейшего свидетельства книги Бытия, есть первенство в ответственности. Кроме того, первозданной человеческой чете еще в раю была дана заповедь плодиться и размножаться.

В раю не было необходимости для людей в приготовлении еды, одежд, крова, так что Еву нельзя было рассматривать как помощницу в хозяйстве. В чем же женщина могла и может быть помощницей мужчине помимо деторождения? Православная Церковь предлагает свой ответ на этот вопрос. Ева — женщина должна была стать помощницей мужу — Адаму в великом деле, которое поручил ему Бог. Господь сотворил Адама как Своего наместника на земле, как вселенского царя и священника. Бог поручил Адаму совершенствовать Эдем, уже и без того прекрасный сад. Сотворив мир, Бог возрадовался. Хорошо весьма, — говорит Он, завершая каждое звено творения. Но Создатель хотел еще большего совершенства; будучи Совершенен, Он поручил дальнейшее бесконечное совершенствование творения человеку, созданному по образу и подобию Божию и потому могущего быть соучастником Божественного созидания. Дело человека — творчество. По учению Православной Церкви, образ Божий в человеке следует понимать динамически, это есть постоянное стремление к совершенству во всем, устремленность к Самому Всевышнему во исполнение заповеди Спасителя: Будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный (Мф. 5, 48). В этом бесконечном устремлении к Богу человек должен был увлечь за собой и всё Творение Божие, Но тварь противостоит Богу—Творцу. Всякое творческое устремление человека требует вдохновения, а высшее вдохновение, порыв к святости — это ответ на веяние Духа Святого.

Для усиления этого творческого вдохновения мужчины Бог и создал ему помощницу—женщину. Она должна быть как бы передатчицей вдохновения Святого Духа и для этого быть чистой и светлой приемницей Его даров.

У многих отцов Церкви брачное торжество в Кане Галилейской есть прообраз литургического собрания, а чудо претворения воды в вино — прообраз еще большего чуда — евхаристического Пресуществления вина в Кровь Христову.

Таинство Брака и Евхаристия тесно связаны. В древности таинство Брака сводилось лишь к благословению епископа и предбрачному совместному Причащению жениха и невесты. Позже развившийся чин Браковенчания совершался во время Божественной литургии в присутствии всей общины.

Таинство Брака, как и евхаристическое общение, длится всю жизнь, поэтому общецерковное и брачное единение пожизненно связаны. На Браке в Кане Галилейской присутствуют, как и всегда в Церкви, как и в любой христианской семье, Сам Господь и Его Пречистая Матерь, В этом собрании явлена церковная полнота, подобно тому, как она устрояется на дискосе во время Проскомидии.

Ссылка на основную публикацию