Православие и контрацепция: отношение церкви и мнение священников, можно ли православным предохраняться

Клин православный

ХрамБлагочиниеСтатьи Вопросы священнику

Войти через uID

Форма входа

Воскресная школа
Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах

–>

Богослужения
Храм иконы Божией Матери “Всех скорбящих Радость”

Поддержите создание крестильного храма!

Рубрикатор статей
Из церковной жизни
Церковные Таинства
Духовное просвещение
Здоровье душевное и телесное
Литература, искусство
Церковь и общество
Видео

Актуально
  • Свободна ли воля человека?
  • О прейскурантах и пожертвованиях
  • Как для святого может быть приемлемо убийство?
  • О правильном отношении к смерти
  • Жить по воле Божией
  • Бог-Любовь и существование зла в мире
  • Сложные вопросы: супружеские отношения, контрацепция, период беременности
  • Гражданский брак: разве плохо, что мы любим друг друга?
  • Благословляет ли Церковь войну?
  • Является ли грехом обращение к бабушке-целительнице, чтобы снять сглаз, если она снимает его молитвами?
  • Привороты
  • Как отличить ученого от лжеученого, научную работу от псевдонаучной?
  • Что такое святость и достижима ли она?
  • О пастырском окормлении женщин, совершивших аборт
  • Символика цвета богослужебных облачений
  • Имена Божии

Предстоящие события
Главная » Статьи » Семь-я

Какие методы предохранения разрешает Православная Церковь?

Автор: диакон Иоанн Иванов

Существует не вполне правильное представление, что Церковь запрещает любые способы предохранения от рождения детей.

Позиция Русской Православной Церкви по вопросам брака и семьи выражена в документе, принятом юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в 2000 г.: «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» (Издательство Московской Патриархии, 2000 г.). В нем сказано: «Человеческое тело является дивным созданием Божиим и предназначено стать храмом Святого Духа. Осуждая порнографию и блуд, Церковь отнюдь не призывает гнушаться телом или половой близостью как таковыми, ибо телесные отношения мужчины и женщины благословлены Богом в браке, где они становятся источником продолжения человеческого рода и выражают целомудренную любовь, полную общности, «единодушие душ и телес» супругов, о которых Церковь молится в чине брачного венчания… Зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно… Вместе с тем супруги несут ответственность перед Богом за полноценное воспитание детей. Одним из путей реализации ответственного отношения к их рождению является воздержание от половых отношений на определенное время. Впрочем, необходимо памятовать слова апостола Павла, обращенные к христианским супругам: Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим (1 Кор. 7, 5). Очевидно, что решения в этой области супруги должны принимать по обоюдному согласию, прибегая к совету духовника. Последнему же надлежит с пастырской осмотрительностью принимать во внимание конкретные условия жизни супружеской пары, их возраст, здоровье, степень духовной зрелости и многие другие обстоятельства, различая тех, кто может «вместить» высокие требования воздержания, от тех, кому это не дано, и заботясь прежде всего о сохранении и укреплении семьи».

О проблемах контрацепции в представленном документе сказано: «Некоторые из противозачаточных средств фактически обладают абортивным действием, искусственно прерывая на самых ранних стадиях жизнь эмбриона, а посему к их употреблению применимы суждения, относящиеся к аборту. Другие же средства, которые не связаны с пресечением уже зачавшейся жизни, к аборту ни в какой степени приравнять нельзя. Определяя отношение к неабортивным средствам контрацепции, христианским супругам следует понимать, что продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза. Намеренный отказ от рождения детей из эгоистичных побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом».

Таким образом средства контрацепции, связанные с убийством уже зародившейся жизни в чреве матери, являются преступлением и абсолютно недопустимы. Иные формы предохранения, включая и наименее духовно вредные – механические средства неабортивного действия, – в большей или меньшей степени несут элементы греха. Поэтому, если невозможно обойтись без большого греха, надо идти по линии наименьшего греха. При использовании средств контрацепции, не связанных с убийством, важно каждому понимать, что все же это хоть и наименьший, но грех. Поэтому надо молить Бога о прощении своих грехов, совершаемых по телесной немощи, и каяться в этом на исповеди.

Фото: Татьяна Балашова

Сложные вопросы: супружеские отношения, контрацепция, период беременности
Автор: Протоиерей Борис Балашов
В современном обществе очень болезненно стоят вопросы, связанные с семьей. Иногда приходится даже слышать, что сам институт семьи отмирает. Многие люди хотели бы иметь прочные семьи, в которых тепло и уютно, однако ничего не получается. Огромный процент разводов в настоящее время просто удручает.
Большое количество молодых людей рано начинает половую жизнь, но при этом они долго не могут вступить в брак или очень быстро разводятся – всем известно выражение “сбегать замуж”. Да и те семьи, что остались на плаву, тоже не очень радуют. Почему так происходит? Да и возможно ли сейчас строить семьи надолго с доброжелательными взаимными отношениями супругов? Может быть, мы все-таки что-то делаем не так?

Смысл семьи и смысл жизни
Автор: Протоиерей Игорь Гагарин
Самым строгим, самым лучшим экзаменатором здесь становится для человека семейная жизнь… Не так уж трудно совершать добрые дела, говорить слова любви тому, с кем мы встречаемся время от времени. Чем дальше человек находится от нас, тем легче проявлять к нему любовь. Чем человек становится ближе, тем делать это уже сложнее.

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт “КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ”.
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.

Как Церковь относится к средствам контрацепции?

В церковной среде очень распространен взгляд, что самой главой целью взаимоотношений мужа и жены является продолжение рода. И использование контрацепции расценивается многими священниками как прямое нарушение Божьей заповеди плодиться и размножаться. В принципе, такой подход не противоречит библейской традиции, но если попытаться вникнуть в суть учения Церкви, то можно увидеть, что не все так однозначно, как кажется на первый взгляд.

Отношение к контрацепции нужно рассматривать в ином ключе. Физическая близость играет важную роль в жизни супругов, и лишать их радости телесного общения церковная традиция не советует. Наоборот, апостол Павел пишет: «Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе» (1 Коринф. 7: 5).

Важно помнить, что Бог есть Любовь. И весь акт божественного творения пропитан ею. Господь творит мир, потому что любит его. Более того, эту великую способность любить Он даровал и нам с вами. Именно поэтому человеческие отношения, а особенно – отношения мужа и жены, мыслятся христианством в ключе Любви, а брачный союз всегда понимался, прежде всего, как союз двух любящих людей, которые живут единым сердцем, чувствами, эмоциями, желаниями и мыслями. И дети – это воплощение этой любви, ее продолжение и умножение.

К сожалению, использование контрацепции таит в себе опасность подмены. Зачастую применение противозачаточных средств означает, что пара настроена на «удовольствие без последствий», когда возможная беременность начинает восприниматься как «досадное недоразумение». Именно осознание этой опасности заставляет Церковь очень настороженно относиться к средствам защиты.

Но бывают ситуации, когда женщине вообще нельзя беременеть. Что же делать тогда? Вообще лишить себя радости брака? В таких случаях Православная Церковь допускает использование контрацепции. Главное, чтобы противозачаточные средства не были абортивными и не убивали уже сформировавшийся в женском организме зародыш. Не абортивные средства допускаются, но перед их использованием стоит поговорить с духовником и попытаться разобраться, что движет супругами – эгоизм или все-таки любовь. Или супруги просто не желают быть ответственными за новую жизнь, которая зародится в лоне матери, или же они все-таки не готовы дать ребенку то, что хотели бы дать. Это очень сложный вопрос, но ответить на него очень важно, и чем искреннее будет ответ, тем лучше.

ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ, принятые на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Цекви, проходившем в Москве 13-16.08.2000г

Выдержки из документа, касающиеся планирования семьи:

С древнейших времен Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех. Канонические правила приравнивают аборт к убийству. В основе такой оценки лежит убежденность в том, что зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно. Ответственность за грех убийства нерожденного ребенка, наряду с матерью, несет и отец, в случае его согласия на производство аборта. Если аборт совершен женой без согласия мужа, это может быть основанием для расторжения брака. Грех ложится и на душу врача, производящего аборт. Церковь призывает государство признать право медицинских работников на отказ от совершения аборта по соображениям совести. Нельзя признать нормальным положение, когда юридическая ответственность врача за смерть матери несопоставимо более высока, чем ответственность за погубление плода, что провоцирует медиков, а через них и пациентов на совершение аборта. Врач должен проявлять максимальную ответственность за постановку диагноза, могущего подтолкнуть женщину к прерыванию беременности; при этом верующий медик должен тщательно сопоставлять медицинские показания и веления христианской совести.

Некоторые из противозачаточных средств фактически обладают абортивным действием, искусственно прерывая на самых ранних стадиях жизнь эмбриона, а посему к их употреблению применимы суждения, относящиеся к аборту. Другие же средства, которые не связаны с пресечением уже зачавшейся жизни, к аборту ни в какой степени приравнивать нельзя. Определяя отношение к неабортивным средствам контрацепции, христианским супругам следует помнить, что продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза. Намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом.

Вместе с тем супруги несут ответственность перед Богом за полноценное воспитание детей. Одним из путей реализации ответственного отношения к их рождению является воздержание от половых отношений на определенное время. Впрочем, необходимо памятовать слова апостола Павла, обращенные к христианским супругам: «Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1 Кор. 7. 5). Очевидно, что решения в этой области супруги должны принимать по обоюдному согласию, прибегая к совету духовника. Последнему же надлежит с пастырской осмотрительностью принимать во внимание конкретные условия жизни супружеской пары, их возраст, здоровье, степень духовной зрелости и многие другие обстоятельства, различая тех, кто может «вместить» высокие требования воздержания, от тех, кому это не «дано» (Мф. 19. 11), и заботясь прежде всего о сохранении и укреплении семьи.

(«Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», п. XII.3)

Священник не всегда может давать конкретные советы по тому или иному медицинскому препарату, если не имеет специального медицинского образования. И поэтому очень важно может быть и мнение врача-христианина. Не все контрацептивы обладают абортивным действием, и вопрос применения тех, которые таким действием не обладают, могут решать сами муж и жена.

Церковь не определяет, какие конкретные контрацептивные средства относятся к абортивным, а какие нет, оставляя это в компетенции православных врачей-гинекологов.

Итак, абортивным является средство, препятствующее развитию оплодотворенной яйцеклетки (зиготы), ибо по мнению Церкви жизнь человека начинается с момента оплодотворения (слияния мужской и женской половых клеток).

Исходя из этого, в соответствии с медицинскими данными, абортивными являются средства , препятствующие имплантации оплодотворенной яйцеклетки в эндометрий (ВМС, гормональные ВМС, и чистые гестагены (мини-пили, импланты, инъекционные формы), методы экстренной контрацепции, нарушающие способность эндометрия к имплантации).

Неабортивными являются механический метод (презерватив), химические (фарматекс и тд).

Совместима ли вера с “планированием семьи”?

Один из первых вопросов, который задают новообращенные верующие разных конфессий, — это вопрос о контрацепции. Разрешает ли Бог супружеские отношения без цели зачать ребенка? А если нет, то как быть — становиться многодетными, несмотря на любые жизненные обстоятельства, или жить “как брат и сестра”, позволив себе любовные утехи лишь несколько раз в жизни?

Если к аборту и абортивным средствам контрацепции православная церковь относится однозначно — считает их применение детоубийством, то относительно неабортивных средств “планирования семьи” среди православных кипят бурные споры и высказываются порой диаметрально противоположные мнения. В “Основах социальной концепции Русской православной церкви” о средствах, не прерывающих жизнь уже зачатого эмбриона, сказано довольно уклончиво, и данная там формулировка оставляет большое пространство для толкований: “Другие же средства, которые не связаны с пресечением уже зачавшейся жизни, к аборту ни в какой степени приравнивать нельзя. Определяя отношение к неабортивным средствам контрацепции, христианским супругам следует помнить, что продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза. Намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом”.

“Вместе с тем супруги несут ответственность перед Богом за полноценное воспитание детей”, — сказано далее в тексте того же документа, и многие видят в этих словах намек на “ответственное родительство” и даже призыв “не плодить нищету”.

Именно на этом фрагменте текста одни православные радостно восклицают: “Вот, вы убедились? Церковь разрешает неабортивную контрацепцию!” А другие тут же спешат им возразить: “Да где же разрешает? В документе лишь сказано, что предохранение от беременности не является таким же тяжелым грехом, как аборт, но ведь там не говорится, что это вовсе не грех!”

Бурные споры на эту тему разгораются потому, что теория здесь категорически не хочет согласовываться с практикой. Взять, к примеру, мнение такого известного отца Церкви, как преподобный Максим Исповедник: “Правильное суждение о совокуплении целью его поставляет деторождение. Но кто имеет при этом в виду одну сласть похотную, тот погрешает в суждении, недоброе почитая добрым. И таковой, совокупляясь с женой, злоупотребляет сим”. Из этого ведь никоим образом не получится сделать вывод о допустимости для христиан контрацепции, не правда ли? Или прислушаться к мнению святого Климента Александрийского: “Поскольку люди, несомненно, участники Божественного Примышления, они не имеют права выбрасывать и оскорблять свое семя. Если даже в браке целью становится наслаждение без естественного последствия — рожать детей, то эта цель и, значит, брак — беззаконный, несправедливый и не имеющий логики. Брак установлен и предназначен для других вещей, законных. Господь хочет, чтобы род человеческий размножался. Но Он нигде не говорит, чтобы люди предавались неистовым страстям с целью избежать появления детей. Ведь даже у бессловесных животных есть определенные периоды размножения, и они “воздерживаются” какое-то время. Но когда в законном браке супружеские отношения не служат рождению детей, такая пара ведет себя нагло и самовольно перед тем, чего требует природа. Ведь брак предполагает желание иметь детей, а не беспорядочное разбрасывание семени, что само по себе нелогично и противозаконно. Вся жизнь тех, кто называет себя христианином, должна быть согласована с природой, как установил Сам Творец”. Тоже не получается увидеть в этом оправдание презерватива?

В чине исповеди из Требника абортивные и неабортивные средства контрацепции перечисляются в одном греховном ряду: “Аще же яде былие, или ино что, и отрави ложесна своя, и ктому дети не раждает, яко убийца запрещается”.

Что же остается делать после подобной тяжелой бомбардировки святоотеческими цитатами? Логика позволяет сделать только один вывод — никакая контрацепция для православных супругов не допустима. Но вот как с этим жить практически? Как перестать предохраняться от беременности не абстрактно-идеальной “православной супруге”, а вполне конкретной тете Мане, которой после третьего кесарева сечения врачи не разрешают больше беременеть? Или тете Тане, у которой муж считает религию “блажью” и ставит условие: “Еще раз забеременеешь — или аборт, или развод”. При этом воздерживаться от исполнения супружеского долга он вовсе не настроен. Или конкретной семье Ивановых, которая живет с тремя детьми в однокомнатной квартире, причем улучшения жилищных условий у них никак не предвидится?

Старец Паисий Святогорец на подобные вопросы отвечал: “Ты меня спрашиваешь о супружеских отношениях женатых священников, а также и мирян. Почему святые отцы не дают совершенно точных определений? Это значит, что существует нечто неопределимое, ибо не могут все люди жить по одному шаблону. Отцы многое предоставляют нашей рассудительности, духовному чутью, возможностям и старанию каждого.

Чтобы быть более понятным, приведу примеры из жизни женатых иереев и мирян, которые и сейчас живы и которых я знаю. Среди них есть такие, кто, заключив брачный союз, родили одного, двоих, троих детей, а затем живут в чистоте. Другие вступают в супружескую близость лишь на время деторождения, а остальное время живут как брат и сестра. Иные воздерживаются от близости лишь в период постов, а в остальное время имеют близкие отношения. Некоторым и того не удается исполнять”.

В то же время, по словам старца, “Бог же видит тщание каждого христианина и знает силу, которую Он дал христианину, и спрашивает соответственно”.

Не случайно Русская церковь в своей соцконцепции советует своим чадам по столь деликатным вопросам советоваться с опытным духовником, а не с анонимными “экспертами” на интернет-форумах. Кроме того, следует иметь в виду, что “уравнение решаемо” и “миссия выполнима” — ведь умудряются же как-то жить на свете, оставаясь при этом православными, миллионы людей, которые приходят каждое воскресенье в храм со своими детьми и супругами.

Быть может, готовый ответ на вопрос о контрацепции имеется в иудаизме, где, как известно, на все случаи жизни есть предписания и правила? “Интимная жизнь в иудаизме имеет собственную ценность, вне зависимости от заповеди “плодитесь и размножайтесь”. Есть отдельная заповедь — доставление мужем интимной радости жене, и это вне зависимости от того, может ли она забеременеть или нет”, — рассказал “Правде.Ру” пресс-секретарь главного раввина России Андрей Глоцер.

По его словам, “в случае беременности, грудного вскармливания, бесплодия муж должен быть в интимных отношениях со своей женой”. “Более того, у нас не только не запрещена супружеская жизнь во время периодов беременности и грудного вскармливания, но, наоборот, поощряется”, — продолжил Андрей Глоцер.

“Если супруг отказывает другому в интимной жизни — это повод для развода, причем условия развода не в пользу отказывающего (вне зависимости от того, кто отказывает — муж или жена). Воздержание не приветствуется, а попросту запрещено”, — отметил он.

В иудаизме, как рассказал Андрей Глоцер, “супружеская интимная жизнь — это огромное благо, святость и чистота, только она должна осуществляться в чистоте. Контрацепция разрешена, но запрещены средства мужской контрацепции (презерватив, прерванный половой акт, также стерилизация). В вопросах контрацепции принято советоваться с компетентным раввином”.

“Как осуществлять интимную жизнь — это личный выбор супругов, единственное ограничение — семя должно попасть куда должно, согласно природе, и никуда больше. Не должно быть преграды между телами (простыни, одежда)”, — сообщил он.

В исламе отказ от рождения детей из стремления к большему комфорту не приветствуется. Но контрацепция считается допустимой, если у супругов есть веские причины отложить беременность на будущее: например, оба они бедные студенты или жене по состоянию здоровья нужно сделать между родами паузу.

В отличие от христиан, мусульмане считают допустимым аборт на ранних сроках при некоторых обстоятельствах. Женщине, беременной менее сорока дней от законного мужа, сделать аборт порицательно, но не запрещено. Если же плоду более сорока дней, то его убийство уже считается грехом. На более позднем сроке аборт считается допустимым при трех условиях: согласие мужа, согласие жены, разрешение врача.

В одном из хадисов пророка Мухаммеда сказано, что младенец сорок дней пребывает в утробе в виде капли семени, потом еще столько же в виде сгустка крови, “а затем Творец направляет к нему ангела, который вдыхает в него душу”. По мнению исламских богословов, с этого срока уничтожение человеческого эмбриона категорически запрещено (харам) и является преступлением.

Читайте самое интересное в рубрике “Религия

Православие и контрацепция

В православии отсутствует руководящий центр, подобный папе римскому в католичестве, постановления которого были бы обязательными для всех православных. Для православных важным духовным авторитетом в вопросах веры и церковной практики является святоотеческое предание (наставления древних отцов церкви). Некоторые православные, как и официальное католичество, склоняются к мнению, что святоотеческое предание не допускает применения контрацепции. Однако, другие православные считают, что древняя практика церковного осуждения направлена против того, что приводит к абортам, но вопрос контроля рождаемости вне этой темы вообще не рассматривается в период отцов церкви[1]. Среди православных нет консенсуса о контроле рождаемости: некоторая часть православных относится к контрацепции негативно, но другие православные считают приемлемыми неабортивные методы контрацепции.

Примеры сходства с католическим учением

О католическом отношении к контрацепции см. статью: Католичество и контрацепция

В качестве примера неприятия искусственных методов контроля рождаемости можно привести Греческую православную церковь, которая в 1937 году специальным окружным посланием осудила все формы контрацепции, кроме основанных на воздержании[2]. Такая позиция совпадает с учением католической церкви, провозглашенным вначале папой Пием XI в энциклике Casti Connubii в 1930 году. В 1968 году папа Павел VI издал энциклику Humanae Vitae, где подтвердил это учение и заявил, что “каждый супружеский акт должен оставаться открытым для передачи жизни”. После провозглашения этой энциклики патриарх Константинопольский Афинагор отправил папе Павлу VI послание, в котором назвал ее “добрыми шагами” и заявил о своем с ней согласии[3].

Наиболее консервативной части православных оказывается близко католическое различение приемлемых естественных и неприемлемых искусственных методов контрацепции. Так рассуждает, например, священник Русской православной церкви за рубежом Алексий Янг (в настоящее время – иеромонах Амброзий), духовный сын известного американского православного весьма консервативного монаха Серафима Роуза[4]. По мнению Алексия Янга, практика искусственного контроля рождаемости (“таблетки, презервативы или любой другой вид устройства”) осуждена в православии. В подтверждение этого он приводит пример решения церкви Греции 1937 года и утверждает, что аналогичным образом относились к контрацепции православные других церквей.

Янг отмечает, что, хотя в православии дети не считаются основной целью брака, как в католической традиции, они считаются естественным результатом брака и благословением Бога. Бездетность в православной традиции всегда понималась как большое горе, поэтому, если пара не хочет иметь детей, то, по мнению Янга, ей не следует вступать в брак, поскольку она хочет лишь “легализовать блуд”.

В качестве единственного приемлемого способа предотвращения зачатия, если того требует физическое и моральное благополучие семьи, Янг признает сексуальное воздержание, объясняя это тем, что воздержание – “аскетический” метод, основанный на самоотречении и самоконтроле. Янг перечисляет три случая соблюдения воздержания.

1. Полное воздержание: после того, как супруги родили нескольких детей они могут договориться в дальнейшем жить “как брат и сестра”. Такие примеры в православной традиции есть, они основаны на идеале монашества.

2. Ограничение сексуальных контактов. Это в любом случае происходит с теми православными верующими, которые в полной мере соблюдают периоды постов.

3. Метод ритма и современные методы естественного планирования семьи, которые, как утверждает Янг, одобрены православной церковью[5].

РПЦЗ, к которой принадлежит Алексий Янг, никакой официальной позиции о контроле рождаемости не заявила, хотя предположительно там преобладает консервативная позиция по этому вопросу.

Примеры расхождений с католическим учением

Ряд православных богословов критикует католическую идею деления методов контрацепции на приемлемые естественные и неприемлемые искусственные. В частности, известный православный богослов в Америке протоиерей Иоанн Мейендорф в книге “Брак: православная перспектива” рассуждает об учении католической церкви и задается вопросом, действительно ли воздержание “естественно”, а любой медицинский контроль сексуальной функции должен быть осужден как греховный из-за того, что “искусственный”. Мейендорф напоминает о словах апостола Павла, что сексуальное воздержание может вести к “разжиганию” и спрашивает: “Наука не способна воспроизводить деторождение более гуманно, контролируя его, так же как контролирует питание, среду обитания и здоровье?”.

По мнению Мейендорфа, хотя церковные власти поместных церквей могут иногда делать заявления о контроле рождаемости, идентичные папским, такие заявления никогда не были поддержаны всей полнотой православия. Он также считает, что православной церковной традиции несвойственно давать моральное руководство путем выдачи стандартных формул универсальной значимости, когда в действительности требуется личный акт совести. В заключении рассуждений Мейендорф пишет: “Есть формы контроля рождаемости, которые будут приемлемы и даже неизбежны для некоторых пар, в то время как другие предпочтут избегать их. Это в особенности верно в отношении “таблетки” (то есть гормональных контрацептивов)[6].

Православная церковь в Америке, к которой принадлежал Иоанн Мейендорф, в 1992 году признала допустимым использовать методы контрацепции, не делая различий между естественными и искусственными и единственным условием оставляя непричинение вреда плоду, если он уже зачат. В официальном заявлении церкви об этом сказано: “Супружеские пары могут выразить свою любовь в сексуальном союзе без постоянного намерения зачать ребенка, но только те средства контроля зачатия внутри брака приемлемы, которые не причиняют вред уже зачатому плоду”[7]. В оригинале текста на английском языке употреблено слово fetus (“плод”), которое в научной литературе, как правило, означает зародыш от 8-й (или 9-й) недели после зачатия. Русская православная церковь в “Основах социальной концепции” 2000 года использовала слово “эмбрион”, которое в научной литературе обозначает зачатый зародыш до 8-й недели.

Русская православная церковь различает абортивную и неабортивную контрацепцию. Использование неабортивной контрацепции не приравнивается к аборту. Однако, ее применение, хотя и не запрещается во всех случаях, осуждается, если она используется “из эгоистических побуждений”. В документе РПЦ сказано: “Некоторые из противозачаточных средств фактически обладают абортивным действием, искусственно прерывая на самых ранних стадиях жизнь эмбриона, а посему к их употреблению применимы суждения, относящиеся к аборту. Другие же средства, которые не связаны с пресечением уже зачавшейся жизни, к аборту ни в какой степени приравнивать нельзя. Определяя отношение к неабортивным средствам контрацепции, христианским супругам следует помнить, что продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза. Намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом”[8].

Динамика перемен и распространенность взглядов

В настоящее время есть основания полагать, что в современном православии в целом преобладает признание допустимости использования методов искусственной контрацепции (без абортивного действия). Об этом сообщает, в частности, авторитетный английский православный богослов, епископ Константинопольской православной церкви митрополит Каллист (Уэр). Читая слова митрополита Каллиста о контроле рождаемости в разные годы, можно предположить постепенное изменение взглядов среди православных в мире по этому вопросу.

В раннем издании своей книги “Православная церковь” 1963 года митрополит Каллист категорично утверждал (стр. 302): “Искусственные методы контроля рождаемости запрещены в православной церкви”.

Двадцать лет спустя, в исправленном и дополненном издании 1984 года, митрополит Каллист уже говорит о наличии полярных подходов в православии (стр. 302): “Использование контрацептивов и других способов контроля рождаемости в православной церкви в целом сильно обескураживает. Некоторые епископы и теологи всецело порицают использование таких методов. Другие, однако, недавно начали принимать менее строгие точки зрения и настаивают, что вопрос лучше оставить на усмотрение каждой отдельной пары, в консультации с духовным отцом”.

Спустя еще десять лет, в издании 1993 года, митрополит Каллист уже рассказывает об изменении точки зрения многих православных (стр. 296): “Относительно контрацептивов и других форм контроля рождаемости существуют расходящиеся мнения внутри православной церкви. В прошлом контроль рождаемости был в целом решительно осуждаем, но сегодня стал преобладать менее строгий взгляд, не только на западе, но и в традиционных православных странах. Многие православные теологи и духовные отцы полагают, что ответственное использование контрацепции в браке не греховно само по себе. С их точки зрения, вопрос о том, как много детей иметь паре и с каким интервалом времени, лучше решать самим партнерам, руководствуясь своей собственной совестью”[9].

Существуют споры о том, насколько прав митрополит Каллист, действительно ли большинство православных сейчас принимают искусственную контрацепцию, и произошло ли изменение взгляда в православии в целом. Однако, представляется очевидным, что в современном мире консенсус по поводу контроля рождаемости среди православных отсутствует, и что немалое число православных не отвергает возможность использования в тех или иных обстоятельствах искусственных методов контрацепции, хотя при условии, что эти методы не имеют абортивного эффекта.

Список использованной литературы

[1] Paul Evdokimov. The Sacrament of Love. – Crestwood, NY: SVS Press, 1995. P.174

[2] The Greek Orthodox Church and position regarding birth control. – Contracept Fertil Sex (Paris). 1983 Sep;11(9):1053-5 (at Web site of the US National Library of Medicine National Institutes of Health)

[3] Patriarch Athenagoras telegram to Pope Paul VI, 9 August 1968, reprinted in Towards the Healing of Schism, ed. & trans. E.J. Stormon ,1987, p. 197

[4] Hieromonk Damascene (Christensen). Review of Letters from Father Seraphim, The Orthodox Word #228 (2003), p. 46

[5] Priest Alexey Young. The Orthodox Christian Marriage. – Orthodox America, Issues 154-155 (1998-1999)

[6] John Meyendorff. Marriage: An Orthodox Perspective. – St. Vladimirs Seminary Pr., 1975, p. 62

[7] Synodal Affirmations on Marriage, Family, Sexuality, and the Sanctity of Life. – Orthodox Church in America, 1992

[8] Основы социальной концепции Русской православной церкви, XII.3. Архиерейский собор, 2000

[9] Timothy Ware. The Orthodox Church. – Penguin Books (1963, 1984, 1993)

Основы православной контрацепции

– А давай сегодня без презерватива.

– Чо, просто воду из окна выливать?

«А вот надо не ограничивать аборты, а пропагандировать контрацепцию и вообще бесплатно презервативы раздавать, тогда всё будет хорошо и аборты вообще не нужны будут».

Это вполне стандартный «контраргумент», который всплывает в числе первых в дискуссии об абортах.
Давайте в двух словах, что это такое и с чем это едят. И не надо тут хихикать – тема не такая уж и простая.

Часть первая. Медико-санитарная

По принципу действия контрацептивы можно разделить на следующие группы: стопроцентные, естественные, барьерные, химические, внутриматочные, гормональные, хирургические. Эффективность метода контрацепции определяется индексом Перля, то есть количеством женщин из сотни, которые забеременели в течение года, используя тот или иной метод. Допустим, индекс равен трем – значит у трех из сотни не сработало.

Так вот, по порядку.

1. Стопроцентные. 200–250 мл дигидрогена монооксида и спиодин. Можно сочетать. Индекс Перля нулевой, противопоказаний и побочных эффектов почти нет. Для тех, кто не понял: стакан водички на ночь и спатеньки. Есть анекдот в тему: «Вопрос армянскому радио: “Какой контрацептив лучший?” – “Стакан воды” – “А до или после?” – “Вместо”».

2. Естественные. Различные календари циклов, измерения базальной температуры и оценка состояния цервикальной слизи. Для любителей жанра. Индекс Перля от 0,3 до 40, поэтому не зря называется ватиканской рулеткой. Прерванный половой акт не является методом контрацепции вообще.

3. Барьерные. Наиболее известны, понятное дело, мужские презервативы. Есть еще женские презервативы, диафрагмы, шеечные колпачки и контрацептивная губка (!). Часто сочетаются со спермицидными смазками и т.п. Мужские презервативы – единственный метод контрацепции, который снижает вероятность заразиться ЗППП. Снижает не до нуля, это важно помнить. Индекс Перля от 2 до 15. По моему личному убеждению это связано с тем, что 95% населения идиоты и даже с этой вещью справиться не могут.

4. Химические. Гели, мази, пены, тающие свечи, пенящиеся свечи (только не ржите), пенящиеся таблетки, растворимые пленки, губки. Устраивают локальную атаку на Ипре отдельно взятой порции эякулята. Но всех не перевешаешь, поэтому индекс Перля от 3 до 21.

5. Внутриматочные. Спирали. Которые не спирали, а вполне себе такие Т-образные штуковины. Бывают нейтральные, бывают с гормонами. Устанавливаются на 5-7 лет, за что любимы населением; эффективны – индекс Перля равен 0,2. Но повышают вероятность развития внематочной беременности (по некоторым данным – сильно) и вообще считаются не самым безопасным методом. В отличие от вышеперечисленных не препятствуют зачатию, а мешают имплантации, поэтому считаются абортивным средством контрацепции.

6. Гормональные. Комбинированные оральные контрацептивы (КОК) подавляют овуляцию (то есть препятствуют созреванию и выходу яйцеклетки), кроме того, сгущают цервикальную слизь, делая тем самым шейку матки непроходимой для сперматозоидов, а также изменяют слизистую оболочку матки, так что оплодотворённая яйцеклетка не может к ней прикрепиться. Принцип действия мини-пили (таблетки, содержащие только прогестин в небольших количествах) другой: они не подавляют овуляцию, а лишь воздействуют на цервикальную слизь и препятствуют закреплению оплодотворённой яйцеклетки в матке. Индекс Перля у КОК – 0,1–0,9, у мини-пили 0,3–9,6. Абортивный эффект у вторых единственный, у первых – вероятный.

7. Хирургические. Перевязка маточных труб и вазэктомия у женщин и мужчин соответственно. Фактически необратима. Поэтому у нас разрешена после 35 лет и/или двоих детей, но на соблюдение всем наплевать. Санкций за операцию, сделанную за рубежом, не будет. Супруга ставить в известность не обязательно, согласно закону о врачебной тайне.

Часть вторая. Соборно-религиозная

Вы таки удивитесь об это, но у Русской Православной Церкви есть официальное мнение по поводу контрацепции. И выражено оно в Основах Социальной Концепции Русской Православной Церкви, принятой на Архиерейском Соборе 2000 года. Вот уже 16 лет прошло, а знает о документе процентов 20 православных. А он интересный, между прочим. Так вот:

XII. Проблемы биоэтики

XII.3. Религиозно-нравственной оценки требует также проблема контрацепции. Некоторые из противозачаточных средств фактически обладают абортивным действием, искусственно прерывая на самых ранних стадиях жизнь эмбриона, а посему к их употреблению применимы суждения, относящиеся к аборту. Другие же средства, которые не связаны с пресечением уже зачавшейся жизни, к аборту ни в какой степени приравнивать нельзя. Определяя отношение к неабортивным средствам контрацепции, христианским супругам следует помнить, что продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза (см. Х.4). Намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом.

Вместе с тем супруги несут ответственность перед Богом за полноценное воспитание детей. Одним из путей реализации ответственного отношения к их рождению является воздержание от половых отношений на определенное время. Впрочем, необходимо памятовать слова апостола Павла, обращенные к христианским супругам: «Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1 Кор. 7. 5). Очевидно, что решения в этой области супруги должны принимать по обоюдному согласию, прибегая к совету духовника. Последнему же надлежит с пастырской осмотрительностью принимать во внимание конкретные условия жизни супружеской пары, их возраст, здоровье, степень духовной зрелости и многие другие обстоятельства, различая тех, кто может «вместить» высокие требования воздержания, от тех, кому это не «дано» (Мф. 19. 11), и заботясь прежде всего о сохранении и укреплении семьи.

Священный Синод Русской Православной Церкви в определении от 28 декабря 1998 года указал священникам, несущим духовническое служение, на «недопустимость принуждения или склонения пасомых, вопреки их воле, к. отказу от супружеской жизни в браке», а также напомнил пастырям о необходимости «соблюдения особого целомудрия и особой пастырской осторожности при обсуждении с пасомыми вопросов, связанных с теми или иными аспектами их семейной жизни».

Часть третья. Принципиально-неопределенная

А теперь самая интересная часть всего этого марлезонского балета. Несмотря на то, что официальная позиция Церкви по этому вопросу как бы есть, но а) она достаточно размыта; б) кого бы она вообще волновала, в православной среде разговор о контрацепции вызывает или гнев, или обморок. А почему? Потому что нет консенсуса по двум ключевым вопросам: для чего нужен секс в браке и сколько должна женщина рожать детей.

Наши наиболее православные друзья, конечно же, заявляют, что контрацепцией никакой пользоваться нельзя (даже естественной), сексом заниматься надо только ради рождения детей и вообще сексуальные отношения в браке – это такой паллиатив греха. Типа поженились, чтобы хуже не стало. Ну и понятно, воздерживаться надо в однодневные посты, в многодневные посты, во время беременности и кормления грудью. Ну и между делом, чтобы точно. А то выкидыши будут и дети родятся склонными к блуду. Детей, естественно, надо заводить столько, сколько «Бог пошлет». Потому что «раньше рожали по 18 детей и страна процветала». Я даже видел фразу «российскую империю построили беременные женщины». Вопрос «почему?» вызывает у такой публики ступор, слово «презерватив» – обморок, предложение обосновать некое нормативное количество детей богословски – ярость.

Понятно, что это тема отдельного разговора, но просто хочу отметить, что а) со времен Российской империи кое-что изменилось; б) у женщин сто лет назад типа выбор был – рожать или не рожать, ага.

Самое интересное, что последовательное следование такой позиции имеет не только ярко выраженный антимиссионерский эффект, но и все признаки классического танца «гопак на граблях». Ну уже смеются все над миссионерской позой, зачем продолжать-то? Поэтому, в общем-то, Церковь пока инструкцию по пользованию и не написала, а ограничилась общими рекомендациями.

Наши не менее православные, но более близкие к реальности друзья все-таки смотрят на проблему более разносторонним образом и даже пишут по этому поводу толковые книги: например, Александр Боженов «Двое во едину плоть: Любовь, секс и религия» – настоятельно рекомендую. Резюме для тех, кто ленится читать: Церковь не запрещает заниматься сексом. Церковь не регламентирует количество детей. Церковь даже не выпустила православную камасутру со списком рекомендованных практик и поз. Потому что блудить можно и в «миссионерской» позе. Церковь отнюдь не призывает гнушаться телом или половой близостью как таковыми, ибо телесные отношения мужчины и женщины благословлены Богом в браке, где они становятся источником продолжения человеческого рода и выражают целомудренную любовь, полную общность, «единомыслие душ и телес» супругов, о котором Церковь молится в чине брачного венчания (из тех же «Основ…»). Поэтому, все-таки устанавливая определенные рамки и рекомендации, учитывает то, что люди живые и разные и роботизировать их в любом случае не получится.

Не убивайте детей!

Links

Ср, 29 фев, 2012, 14:46
nikotorix : О разрешенной и запрещенной Православной Церковью контрацепции

Часто, на акциях и не только, православным пролайферам задают вопрос: “Как Церковь относится к контрацепции?”. Потому что, к сожалению, иногда за Ее мнение выдаются убеждения отдельных православных, которые отличаются то нездоровым радикализмом (“воспользуешься презервативом, в ад попадешь”), то, наоборот, чуть ли не оправданием явно абортивных средств. Ввиду этого предлагаю посмотреть, что говорится по данной теме в официальном документе – Основах социальной концепции Русской Православной Церкви (ХІІ.3):

“Религиозно-нравственной оценки требует также проблема контрацепции. Некоторые из противозачаточных средств фактически обладают абортивным действием, искусственно прерывая на самых ранних стадиях жизнь эмбриона, а посему к их употреблению применимы суждения, относящиеся к аборту. Другие же средства, которые не связаны с пресечением уже зачавшейся жизни, к аборту ни в какой степени приравнивать нельзя. Определяя отношение к неабортивным средствам контрацепции, христианским супругам следует помнить, что продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза (см. Х.4). Намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом”.

Спаси Господь врачей, которые в первую очередь думают об этической стороне своей работы.

Ср, 29 фев, 2012 14:43 (UTC)
karaul_family

Ср, 29 фев, 2012 14:44 (UTC)
nikotorix

Ср, 29 фев, 2012 18:39 (UTC)
gyaur

Чт, 1 мар, 2012 06:37 (UTC)
nikotorix

Чт, 1 мар, 2012 10:02 (UTC)
gyaur

Чт, 1 мар, 2012 19:27 (UTC)
andrei_vf

Пт, 2 мар, 2012 06:27 (UTC)
nikotorix

Сб, 24 мар, 2012 16:04 (UTC)
n_ev

“Намеренный отказ от рождения детей из эгоистических побуждений обесценивает брак и является несомненным грехом”.

Ну насчёт вообще детей соглашусь, хотя и не верующая. Но если в семье есть двое-трое и тд детей. При этом конечно абортивная контрацепция зло. Мне кажется в ответственной семье пользуются резинкой, прекрасно при этом понимая, что это вовсе не гарантия того, что не появится 3-4-5 ребёнок. 🙂 Скажем, у нас трое. Но при каком-то раскладе может и дальше будут дети.

Пн, 26 мар, 2012 06:40 (UTC)
nikotorix

Пн, 26 мар, 2012 11:08 (UTC)
n_ev

Ср, 31 янв, 2018 11:04 (UTC)
hjrjcjdcrbq

А причем тут ваше согласие или НЕ согласие?))))))))))))))))))
ВЕРА это не демократия и не плюрализм МНЕНИЙ))
это ЛОГИКА))
АКТ ЗАЧАТИЯ(так любимый атеистами секс) это есть прежде всего акт зачатия очередной новой души–которые Бог усмотрел каждой из женщин)))) И не в прерогативе женщин сокращать этот Умысел ))))
За СЛАСТЬ надо ПЛАТИТЬ–это логично))
Не хочешь противных детей–НЕ сношайся)))) благочестивой от этого не стать–так как все таки с умыслом отказываешься от сношения–сознательно НЕ желая допускать зачатия НОВЫМ ДУШАМ)))
но и особо тяжкого греха не будет 😉
будьте логичной вы же атеистка—НЕ БУДЬТЕ ЖИВОТНЫМ и не сношайтесь)))))))

Edited at 2018-01-31 11:05 (UTC)

Ср, 31 янв, 2018 11:10 (UTC)
nikotorix

Ср, 31 янв, 2018 11:06 (UTC)
hjrjcjdcrbq : смертельность для нации вмешивание в УМЫСЕЛ БОЖИЙ В ЧА

УМНО ЛИ ПЛАНИРУЕТ РОЖДАЕМОСТЬ НЕСОМНЕННО ГЕНИАЛЬНАЯ ЧАСТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА?
Предлагаю тему для простого элементарного анализа, с простыми арифметическими подсчетами. Цифры и логика не врут.

Планирование в РИ ввели позже чем в Европе. Повсеместное снижение числа детей с естественного–максимального-то есть православного, до некоего искуственного максимума –который перешагивать планирующие гражданки никак не хотели, произошло к 1955-1960м годам.

С 1960 года у русских гражданок всреднем было 1,8 и меньше детей. Это покажет любой график среднего числа детей на жительницу РСФСР РФ. Учитывая что у советских русских гражданок установилась в СССР самая низкая рождаемость изза большего распространения атеизма среди них, реальная кривая графика индивидуально для русских будет еще ниже.

Берем исходной точкой 1960 год. Произошло ли с тех времен чтото кардинально улучшевшее моральный, умственный, деловой, житейский . физический (здоровье) и тп облик умно планирующего русского гражданина и гражданки? Рост числа разводов? Огромен. Рост числа детдомов при итак зашкаленном предохранении? Огромен. Рост процент алкоголизации, наркомании, доступности гражданок и тп? Огромен. Падение показателей здоровья каждое поколение итак малочисленного потомства? Несомненно.

Но давайте все таки посчитаем что именно приносит планирование?

Статистика для новорожденных всех времен и народов такова: на сто девочек рождается всегда 105-107 мальчиков. Потом от алкоголя , поиска приключений и тп–соотношения меняется в пользу девочек. Но умно планирующие гражданки потом уже не хотят или уже не успевают спалнировать компенсирующие зачатия для компенсации преждвременной убыли мальчишек. да какой то доли девчонок. Потому будем считать убыль на каждые ДВЕСТИ ПЯТЬ граждан и гражданок. Около 20 девочек остаются бесплодными. Либо рано умирают и погибают. Либо от рождения таковы. Либо мужья попадаются бесплодные. Либо поздно начинают не предохраняться–а сроки уже упущены–от анемии матки и раннего климакса до прочих паталогий. Кто то и сознательно как Плисецчкая бездетны.
30 девочек одно дитя к зачатию допускают. Также либо от здоровья. Либо пока вставали типа на ноги упустили время. и тп и тд.
10 девочек три четыре ребенка допускают зачатия. Либо алкашки. Просто забывают почаще чем остальные про предохранение. Либо несоклько мужей было. Либо незапланированая второй беременностью двойня тройня. Либо “боролись” с предохранением до недостающей дочки—когда первые мальчишки идут И тому подобное.
Остальные девочки стандартно советски умно ДВА зачатия .
20*0+30*1+10*3,5+40*2=145 новых граждан. УБЫЛЬ 205 предыщее поколение-145 то что умно спланировали это предыдущее поколение себе на замену=60 граждан. Или более 25% закладываемая убыль умно планирующими поколениями русских советских и нынешних граждан СССР и РФ . Потому сегодня в доле “русской” части населения РФ так огромна доля пенсионеров–последствия умного планирования в СССР. через 20 лет активно начнут выходить на пенсию малочисленные потомки которых планировали в СССР нынешние пенсионеры. Представляете какова будет доля пенсионеров у русских через двадцать лет? Ведь нынешние еще больше предохраняются, и еще меньше планируют чем их советские родители.
Отсюда: ПЛАНИРОВАНИЕ РОЖДАЕМОСТИ У НЕСОМНЕННО ГЕНИАЛЬНОЙ ЧАСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ПОСТАВЛЕНО КАКТО НЕ ТАК. Исходя из этой арифметической прогрессии доля “цивилизованной и умной и образованной” части человечества исчезнет буквально за неполных сто лет .

Читайте также:  Православие и гомеопатия: отношение церкви и мнение священников, тонкости и нюансы
Ссылка на основную публикацию