Православие и телевизор: отношение церкви и мнение священников, можно ли смотреть или нет

Православие и телевизор: отношение церкви и мнение священников, можно ли смотреть или нет

Грех ли смотреть телевизор?

Отвечает священник Афанасий Гумеров:

По слову св. апостола Иоанна Богослова: «весь мир лежит во зле» (1Ин.5:19). К нашему веку эти слова относятся сугубо. Бывали периоды духовно-нравственного подъема и времена резкого падения нравов. Однако никогда не было такой эпохи, когда бы так грубо и дерзко попирались нормы, которыми веками жили люди. Чтобы убедиться в этом не надо ходить далеко. Достаточно посидеть несколько вечеров у телевизора и просмотреть основные программы. Он увидит людей, которые открыто ведут борьбу с нравственностью. Узнает, с каким упоением показывают убийства, насилия и вообще всякую патологию. Осознанно ведется пропаганда растления, разврата, циничного нецеломудрия. Энергично отстаиваются «права человека» на всякого рода извращения (содомию и проч.). Все это часто подается языком, содержащим непристойности и сквернословие. Довершает все разнузданная, замешанная на соблазне, реклама, которая проникает во все передачи, в том числе и детские. Раньше о человеке аморальном говорили: «ни стыда, ни совести». Сейчас составители некоторых программ хотят освободить людей (особенно молодежь) и от стыда, и от совести.

В защиту телевизора обычно слышишь: «Но ведь не все же так скверно. Бывают и хорошие передачи». В прежних поколениях был решен вопрос: сколько ложек дегтя достаточно, чтобы испортить бочку меда. Сейчас многие, подпавшие под психологическую зависимость от «ящика» (как сами они его презрительно называют), пытаются доказать, что, если даже в бочке дегтя есть некоторое количество меда, то все равно отказываться от такой пищи не стоит.

Но даже, если бы в телевизионных передачах соотношение пагубного для души и нравственно приемлемого было бы иным, чем сейчас, все равно не допустимо решать вопрос на основе количественных показателей. Это поверхностный и упрощенный подход. С древности люди сознавали, что дом должен быть защищен не только от насилия, но и огражден нравственно.

Поэтому говорили «мой дом — моя крепость». Стены ограждали семью от тех страстей и пороков, которыми жил и живет мир. Стены давали возможность создать внутри дома атмосферу душевного тепла, радости, покоя. Телевизор все это отменил. Стены сломаны. Мир, кипящий страстями, ворвался в дом. Все, что происходит в разных странах (конфликты, насилия, аморальные скандальные истории и прочее) наполнило наши жилища. Люди оказались духовно незащищенными. Особая угроза быть нравственно искалеченными нависла над детьми, нежные души которых, как губки, впитывают этот сильнейший нравственный яд. Неокрепшая психика детей и подростков постоянно травмируется ежедневным потоком негативной информации. Рождается нервозность, страх и неуверенность в себе. Болезни психики порождают болезни тела.

Почему же телевизор обрел над нами такую власть? Почему родители, которые боятся оставить сына-подростка одного в доме, опасаясь, что он включит телевизор и наглотается непристойностей, не хотят от него избавиться? Что привязывает к нему людей, у которых совсем не хватает времени выполнять многие серьезные обязанности? Какая сила притягивает пожилых людей с расшатанной нервной системой смотреть передачи о насилиях, жестокостях, уголовных преступлениях, а потом пить удвоенную порцию лекарства, чтобы как-нибудь провести ночь? То, что хотят представить как гипнотическое воздействие телевизора, есть результат особой активности демонических сил. Многолетний хранитель Иверской мироточивой иконы Иосиф Муньос Кортес, человек высокой праведной жизни, в беседе со священником Павлом Ивашевичем в Монреале 24 ноября 1992 г. сказал: «Меня также критикуют за то, что я не хочу участвовать в телевизионных передачах с иконой, а ведь телевизор – это диавольская вещь, которая меняет христианскую культуру на наших глазах. Не о телевидении ли говорил преп. Нил Мvроточивый, подвизавшийся на Святой горе, в своих пророчествах? Да, он говорил о том, что диавол сделает свою коробку, и его поклонники будут поклоняться ему вокруг нее, и что рога диавола будут на крышах всех домов. Многие большие американские телевизионные компании мне предлагали невероятное количество денег за 15 минут передачи. Но мне кажется, что участвовать в таких передачах — это было бы то же самое, что продать Христа, предать Божию Матерь».

Что будет с юным поколением, которое подвергается сейчас столь сильному духовно-нравственному облучению? Страшные последствия уже видны. Стремительно растет алкоголизм, наркомания, курение, половое растление среди подростков. Вина не только на составителях телевизионных программ. Законодатели и политики, взявшие на себя ответственность за жизнь общества, не имеют права быть безучастны. Все оправдания происходящего построены на злоупотреблении словом «свобода». Но уже много веков людям известно, что свобода аморального или преступного человека делает несвободным людей, живущих нравственно. Поэтому была цензура, существовали специальные законы, без которых невозможно сохранить общество здоровым. «Никакое богатство, – писал А.С.Пушкин, – не может пере­купить влияние обнародованной мысли. Никакая власть, никакое правление не может устоять противу всеразрушительного действия типографического снаряда. Уважай­те класс писателей, но не допускайте же его овладеть вами совершенно. Мысль! великое слово! Что же и составляет величие человека, как не мысль? Да будет же она свободна, как должен быть свободен человек: в пределах закона, при полном соблюдении условий, налагаемых обществом. … Разве речь и рукопись не подлежат закону? Всякое правительство вправе не позволять проповедовать на площадях, что кому в голову придет, и может остановить раздачу рукопи­си, хотя строки оной начертаны пером, а не тиснуты станком типографическим. Закон не только наказывает, но и предупреждает. Это даже его благодетельная сторона» (ПСС, М., 1978, с.206-207).

Отдельный человек не может остановить образовавшийся поток антикультуры. Однако удалиться от него может, чтобы мутные, пенящиеся нечистотами, воды не поглотили его. Не всякая прорвавшаяся вода пригодна для употребления. Слово Божие научает нас мудрости. «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1Кор.6:12).

Как убивает телевизор

Жила-была обычная семья – мама, папа и двое детей. Жили они дружно. Каждый вечер они собирались за ужином, включали телевизор и мирно и хорошо проводили свободные часы. Но вот однажды мама, вернувшись с работы, зашла на кухню, полезла в холодильник за замороженными рыбными котлетами и привычным движением руки навела пульт на телевизор, но квадратный ящик почему-то не заговорил, не засветился, а продолжил стоять безучастно, отражая в экране лампу. Мама позвала папу, но и он не справился с техникой. В этот вечер за ужином вся семья недовольно жевала подгоревшие котлеты, сердито поглядывая друг на друга. А на следующий день папа, который никогда не мог даже на час отпроситься с работы, чтобы отвезти ребенка в поликлинику, взял отгул и повез телевизор в мастерскую. Да, это были тяжелые три дня, которые пришлось пережить семье, но вот, наконец, телевизор был возвращен на свое место, и мама, папа и двое их детей вновь зажили мирно. А еще: на семейном совете, проходившем во время рекламы, они решили, что надо обязательно купить второй «телек» – пусть будет.

Думаете, такого не бывает? Бывает. А бывает и так, что мы просто не замечаем в себе элементов такой телевизионной зависимости. Как же наладить отношения с этим техническим достижением? Психолог Людмила Ермакова поделилась своим опытом и как мама, и как специалист.

Невзрослеющие дети

Если раньше чудища на экране появлялись всего на несколько секунд и вызывали у меленьких зрителей страх, то сегодня монстры стали главными героями мультфильмов

Для многих телевизионные программы стали привычным фоном всей жизни. Вроде бы дела делаем, а телевизор что-то там бормочет. И при этом мы говорим: «совершенно нечего смотреть, показывают всякую дрянь, одна реклама целый день». Мы абсолютно уверены, что контролируем свои отношения с «голубым экраном», и считаем, что он никак не влияет на нашу жизнь. А уж тем более на жизнь наших детей, которые еще слишком малы, чтобы понимать, о чем идет речь. «Это ошибочное мнение, – уверена психолог Людмила Ермакова. – Мы просто не всегда можем просчитать, какой вред может нанести такой фоновый режим». Ребенок как будто бы не обращает внимания на телевизор, но многие родители замечают, что во время рекламного блока он бросает все свои игры и поворачивается в сторону телевизора, а иногда даже подходит вплотную и начинает там что-то внимательно рассматривать. «Реклама выстраивается по своим особым законам так, чтобы привлекать внимание и что-то внушать человеку. Она яркая, сделана в игровой форме – это близко ребенку, – поясняет специалист. – И при этом в ней встречается материал, который несет определенный заряд, разрушающий защитные механизмы психики. Он может быть разным – агрессивным, тревожным… И этот заряд проникает в душу, и незаметно для нас может нанести большие разрушения, тем более, если это детская, еще не окрепшая душа».

В то время, когда ребенок должен активно изучать мир, когда он должен самостоятельно познавать окружающую его действительность, учиться воспринимать и сопоставлять, он получает картинки, по определенному сценарию сменяющие друг друга. Ребенок начинает привыкать к «клиповому» типу мышления. А чтобы этого не происходило, желательно, чтобы до 3-х лет ребенок вообще не сталкивался с говорящим и показывающим ящиком даже случайно.

Телеканал “Радость моя” в свою программу включает познавательные, духовно-просветительские, музыкальные и документально-публицистические программы для детей

«Как же так? – удивятся многие родители. – А как же развивающие программы?» Западные специалисты в течение 25 лет собирали материал, чтобы дать ответ на этот вопрос. И их выводы неутешительны: дети, которые начинает смотреть даже так называемые развивающие программы раньше года, чаще, чем лишенные такого обучения малыши, испытывают трудности с развитием речи. Эти экспериментально подтвержденные данные легко объяснимы. Сажая ребенка перед телевизором, мы приучаем его к пассивному образу жизни. «Ведь ребеночек очень активен, он активно осваивает нашу реальность, нашу жизнь, и блокировать эту его деятельность включением телевизора – это просто преступление, – уверена Людмила Ермакова. – Одно дело – иметь перед глазами какой-то визуальный ряд и пассивно воспринимать информацию, и совсем другое – постоянно что-то делать самому. Посмотрите, маленькие дети могут до бесконечности открывать-закрывать дверцу шкафа, могут долго-долго стучать по столу ложкой или какой-нибудь игрушкой. Это их метод исследования, в них развит ориентировочный рефлекс – «что такое?». А мы что делаем? С помощью телевизора этот рефлекс тормозим».

Вот так, неразумно вмешиваясь, взрослые создают проблемы, которые еще проявят себя в будущем. «Потом мы удивляемся, почему выросшее чадо не может никуда «встроиться». Не может найти себе подходящий вид дальнейшего образования, не может вообще как-то самоопределиться с работой, не делает попытки попробовать какую-то деятельность, – продолжает Людмила Ермакова. – Но, если ребенок правильно развивается, то он, как включился в активную деятельность в детстве, так по инерции на большой скорости благополучно «проскакивает» подростковый возраст и входит во взрослую жизнь. А выросшие у телевизора дети не имеют активной жизненной позиции, потому что мы сами приучаем их к пассивности».

Существует даже такой термин «кидалты» – «взрослые дети». Днем они, как положено, ходят на работу, а вечером смотрят мультфильмы, играют в компьютерные игры и читают сказки-фэнтези. Вот такое «застревание» в детстве – попытка уйти от взрослых проблем. Одни психологи говорят, что связано это с тем, что с самого детства такой человек не научился решать вопросы, а привык при возникновении сложностей уходить в нереальные телевизионные миры, которые не заставляют думать и самостоятельно действовать. Другие утверждают, что «синдром Питера Пэна», как еще называется такое инфантильное поведение, возникает оттого, что ребенок недополучил детских развлечений в раннем возрасте и теперь наверстывает упущенное. Людмила Ермакова говорит: «Просто всего должно быть в меру – и когда ребенок растет, и когда он уже вырос». Но как же определить эту меру? Здесь есть два основных критерия – это время и содержание.

Законы дисгармонии
Одного взгляда на программу главных телевизионных каналов достаточно, чтобы понять, современное ТВ не предлагает детям практически ничего. Утром в линейку взрослых программ с трудом вклиниваются мультфильмы, ну, и вечером, как и в нашем с вами детстве, можно посмотреть самую известную детскую передачу «Спокойной ночи, малыши!» Но за 45 лет своего существования и она существенно изменилась. В ней теперь редко можно увидеть те мультфильмы, на которых выросли несколько поколений наших соотечественников. Для современных детей – «современные» мультфильмы. Правда, психологи не всегда одобрительно относятся к таким новинкам. Вообще, рынок современной мультипликации, по крайней мере, той, которая активно распространяется, оставляет желать лучшего. «Если раньше в мультфильмах были живые нормальные образы, то сейчас обязательно какие-то монстры», – вздыхает Людмила Ермакова. Для людей верующих и знающих о существовании рядом с нами духовного мира, такие герои кажутся совсем уж недопустимыми. «Видя искаженные образы, видя каких-то одноглазых фиолетово-треугольных сущностей, дети начинают к ним привыкать и даже ими интересоваться. И темный духовный мир становится для них родным, знакомым и любимым», – поясняет психолог. А дальше – больше: начинается с малого, а потом кажутся нормальными фильмы ужасов, триллеры и кровопролития на экране, и все это с телеэкрана постепенно приходит и в жизнь.

«Да, в старых мультфильмах тоже были чудовища, вот, взять хотя бы «Аленький цветочек», – сравнивает старые и новые анимационные фильмы специалист. – Но там это чудище не главный действующий герой, его показывают всего в нескольких кадрах, и там оно вызывает адекватную реакцию – страх, когда это существо в таком виде, и радость, когда оно превращается в прекрасного принца. А сегодняшние мультипликационные чудовища вызывают иные чувства – они не пугают, но притупляют естественное неприятие безобразного, и дети перестают дистанцироваться от монстров и уродливых существ». Идея Достоевского о спасении мира красотой становится трудноосуществимой, потому что с самого раннего возраста дети привыкают к тем образцам, которые видят на экране, и именно они закладывают основу их представлений о красоте.

Читайте также:  Рецепты кухни второй недели Великого поста: питание, постные блюда и меню на каждый день

Кроме того, оформление мультипликационного фильма влияет не только на развитие у ребенка вкуса, но и на его внутреннее состояние. Вспомните знаменитый тест Люшера, когда человеку предлагают определенный набор цветов, и он выбирает те, которые соответствуют его настроению. «Если по этому набору можно проводить довольно точную диагностику, – рассказывает Людмила Ермакова, – то, соответственно, задавая человеку определенную цветовую гамму, можно ввести его в определенное состояние, например, уныния, апатии, агрессии, саморазрушения…» Слишком быстрая, резкая смена кадров – это, по мнению психолога, тоже не очень хорошо, так как она может нарушать течение естественных ритмов функциональных структур формирующегося мозга и всего организма.

Но вряд ли мультипликаторы прошлых лет, выполняя свою работу, руководствовались данными каких-то исследований и анализов, специально подбирали цветовую гамму и ритм, которые не навредят. Почему же у них получались добрые и полезные мультфильмы, а современные аниматоры далеко не всегда справляются со своими задачами? «Есть определенные законы гармонии, – рассуждает Людмила Ермакова, – и люди, которые делали эти фильмы, были профессиональными художниками. Все эти законы гармонии они знали, они их изучали и воспроизводили в своем творчестве. А сейчас очень многое направлено на дисгармонию, на дисбаланс». Задача родителей – постараться оградить своего ребенка от таких разрушающих его хрупкую психику «произведений» современной культуры.

Лимит

Как ограждать? Некоторые родители вообще не имеют дома «телеящика», некоторые пытаются вывести его из строя. Но при этом мамы и папы забывают, что, если уж ребенок чего-то захотел, то он обязательного этого добьется. Людмила Ермакова рассказывает историю из собственного воспитательного опыта: «Я в свое время пыталась даже ломать телевизор. Представляла так: открою, лампу какую-нибудь вытащу, и все – работать не будет. Развинтила, открыла, а там панель с микросхемами, что вынимать – не понятно. Обнаружила там и проводочки, соединяющие разные блоки, вынула один и спрятала. И была очень довольна где-то в течение месяца, а потом, как-то, придя домой, заметила, что телевизор как будто бы работал. Я была в ужасе – он не должен, в нем нет детали! Развинтила и увидела, что мои дети, взяв какие-то кондовые толстые провода и вместо клемм оснастив их обрезками ластика, починили телевизор. Я тогда пережила шок, поскольку представила, какое там напряжение и как это было опасно. После этого попыток таким образом побороть телевизор больше не было».

Чтобы у ребенка не возникал эффект «запретного плода» вид погасшего экрана, пусть периодически этот экран работает. Но, если учитывать количество и уровень детских программ на ведущих каналах, включать его стоит не для просмотра телепрограмм, а для просмотра дисков из домашней видеотеки – тщательно подобранных мультфильмов, фильмов и образовательных передач. Это во-первых.

Во-вторых, есть несколько телеканалов, которые рассчитаны на детскую аудиторию. Правда, сегодня их передачи можно увидеть только через услуги операторов кабельного телевидения, или же в Интернете – телеканал «Бибигон», часть программ которого включена в сетку вещания некоторых государственных каналов, и детский семейный образовательный телеканал «Радость моя». Но даже хорошее телевидение не должно быть «безлимитным». Конечно, нужно, чтобы качественные, позитивные программы шли в течение всего дня, ведь одни дети учатся в первую смену, другие – во вторую, а бывают ситуации, когда ребенку даже необходимо весь день смотреть телевизор. «Если ребенок болеет, или кто-то близкий умер, или какие-то тяжелые переживания были, вот тут телевизор может сыграть отвлекающую роль, – говорит Людмила Ермакова. – То есть, как лекарство. Но прием лекарства всегда контролирует врач, и здесь необходим контроль. Одному в какой-то ситуации, может, и надо весь день лежать и смотреть, чтобы не плакать и не говорить, какой я весь несчастный, а другому – не больше 15 минут в день». Если же ребенок здоров и ничего экстраординарного не произошло, то после того, как он посмотрел любимую программу, не надо позволять ему дальше сидеть перед экраном, разинув рот: «все, хватит, иди заниматься другими делами». Телевидение быстро затягивает, стоит чуть-чуть расслабиться, и все, что бы ни показывали, кажется важным, полезным, интересным. Легче всего выключить телевизор, если ваш ребенок смотрел программу, в которой учат что-то делать самому – рисовать, мастерить какие-то поделки. У родителей на полке может стоять «ящичек специального назначения», в котором хранится все то, что обычно используют ведущие – бумага, картон, карандаши, ножницы, краски, кисти, клей и так далее. Вместе с телевизионными мастерами ребенок начинает выполнять работу, конечно, он отстает от ведущих, но зато, когда программа подошла к концу, он уже вовлечен в активную деятельность, которой и продолжает заниматься, не обращая внимания на выключенный экран.

В-третьих, надо постараться сделать так, чтобы у ребенка не было такого времени, которое ему надо «как-то убить». Отец Алексий (иеромонах Петр) Василенко, настоятель Свято-Алексиевской пустыни, где сегодня проживает и учится уже около 170 детей, говорит, что если у ребенка вдруг высвобождается полчаса, то именно в эти полчаса может влезть какая-нибудь дурь. Своим воспитанникам фильмы из видеотеки он позволяет смотреть лишь раз в неделю, замечая, что даже если сажать их перед экраном всего лишь на 15 минут несколько раз в неделю, ребята начинают расслабляться. Есть ведь немало других занятий, поощряя и развивая интерес к которым, можно «вырастить активную личность, которая всегда будет при деле, – рекомендует Людмила Ермакова. — Когда человек умеет и одно делать, и другое, и третье, переключаться с деятельности на деятельность – это очень хорошо. Говорят: «ребенок вырастет трудоголиком». Нет, чаще всего трудоголиками становятся люди, которые как раз немногое и умеют, а находят одну деятельность, за которую можно зацепиться. Бойтесь недогрузить своих детей. Большая часть их проблем начинается со свободного времяпрепровождения. А надо организовать жизнь своего чада так, чтобы одна деятельность плавно перетекала в другую».

Ну и, наконец, четвертое и, пожалуй, самое главное. Людмила Ермакова советует: «Ребенок не должен оставаться дома один. Поработав в комиссии по делам несовершеннолетних, я поняла это. Все беды начинаются именно с этого – ребенок остается один, ищет, чем себя занять, и вот эта предоставленность самому себе в раннем возрасте очень опасна. Это не значит, конечно, что надо ходить и следить за ребенком, но надо понимать, что если у вас есть дети, то им надо отдавать довольно много времени и сил». И тогда родителям несложно будет объяснить своему ребенку, почему не стоит включать телевизор без спроса, и какое он имеет влияние. Много слов не надо, чтобы донести до ребенка простую истину – сидя перед телевизором, вместо того, чтобы жить, мы убиваем свое время и бездейственно наблюдаем, как живут другие.

Православие и телевизор: отношение церкви и мнение священников, можно ли смотреть или нет

Телевизор – поглотитель времени и энергии

Десять лет назад довелось мне побывать в гостях у пожилой четы в Германии. Меня очень удивило то, что в доме гостеприимных хозяев не было телевизора. Радио они тоже слушали не более десяти минут утром и вечером. Заметила я, что и в других немецких семьях если и был телевизор, то во время встречи гостей его никогда не включали. У нас же, по-моему, во многих семьях телевизор стал настоящим хозяином жизни. Насколько это опасно? Об этом наша беседа со священником кафедрального собора Александра Невского отцом Андреем СУХАНОВЫМ.

– Батюшка, многие наши соотечественники жизни своей не мыслят без телевизора, из которого вместе с газетами получает 90% информации. Насколько, на ваш взгляд, человеку важно поглощать такое количество информации, к тому же непонятно какого качества?

Думается, что для православного человека необходим минимум внешней информации, так как, как правило, любая новая информация, даже положительного характера, выводит его из духовного, молитвенного состояния. Я не говорю уже об отрицательной, экспрессивной информации, которая взвинчивает человека, подталкивает к злому осуждению, к пересудам, сплетням и т.д. Часто новости такого характера могут вызвать не христианское чувство любви и сострадания, а экстремизм и жажду мести. То есть нельзя доверчиво относиться ко всякому, часто навязываемому представлению о происходящем в мире. Лучший вариант – это православная газета или канал телевидения, где информация излагается более спокойно, без излишних эмоций. Должен быть тщательный и осторожный отбор просматриваемых передач.

– Однажды бывший ведущий НТВ в своем интервью признался, что лично он телевизор не смотрит и нам не советует. В какой же мере можно смотреть телевизор православному человеку?

– Мое мнение таково: чем меньше времени вы будете посвящать просмотру телепрограмм, тем лучше. Опасно ведь вот что: постепенно такое времяпрепровождение становится привычкой, пристрастием. У многих в связи с этим появляется чувство некоей удовлетворенности в отрешении от проблем. Часто расслабленное просиживание у телевизора гасит всякое желание помолиться. Поэтому такое увлечение почти всегда происходит в ущерб молитве. Напомню слова апостола Павла о том, что нам многое позволено, но не все полезно. Чем меньше времени вы просиживаете у телевизора, тем больше внимания сможете уделить своим близким, домашним делам, рукоделию, чтению. О телевизоре можно сказать, что он поглотитель энергии и времени.

– Сейчас многие буквально живут жизнью героев телесериалов, не видя в этом ничего вредного для себя. Каково ваше мнение?

– На мой взгляд, это праздное проведение времени. К сожалению, любители телесериалов не осознают праздности как греховного состояния. Здесь присутствует и пристрастие, ведь те, кто смотрят бесконечные сериалы, испытывают зависимость от них. Сколько добрых и полезных дел можно было бы сделать за этот же час, а за неделю, а за месяц.

Страстное переживание, поглощение придуманной жизнью героев, часто приводит к тому, что зрителям уже не интересно, что происходит рядом с ними, в соседней комнате. Каждый замечал, когда в самый интересный момент фильма, кто-то из близких, ребенок, или муж, попросит о чем-либо, это вызывает раздражение и озлобление, дескать, оставьте меня в покое, дайте досмотреть фильм. По замечанию святителя Иоанна Златоуста (в данном случае святитель писал о театре), если мы становимся наблюдателями отнюдь не целомудренной жизни героев, мы грешим соучастием, как бы соглашаемся, разделяем их греховные воззрения.

– Однако же ныне просмотр непотребных сцен не считается даже за грех …

– Существует целый пласт греховных состояний души, с которыми она и пойдет на суд, если не очистится. Услаждение от просмотра нецеломудренных картинок или фотографий – есть совершенный душой грех, который должно исповедывать.

– Однажды рядом со мной в троллейбусе ехала молодая мама с трехлетним ребенком, который бойко произносил тексты телевизионной рекламы. Мама, очевидно, была весьма довольной познаниями своего малыша. Как вы относитесь к проблеме «дети – телевизор – реклама»?

– Ребенок не в состоянии сделать выбор и отличить, что хорошо и что плохо. И если родители, включая телевизор, позволяют ребенку смотреть все подряд, то они полностью несут за это ответственность, ведь он запечатлевает увиденное и услышанное, как норму. Вспомните, как раньше во дворе дрались мальчишки, и сравните с тем, что видите сейчас: дети дерутся, используя движения восточных единоборств и так же жестоко, как они видят это на телеэкране. Недавно промелькнула информация о том, что подростки после просмотра фильма зверски расправились со своим сверстником, при чем следствие установило, что именно увиденный ими фильм послужил указанием к действию.

– Такое ощущение, что через рекламу нам навязывают новые ценности, которые сводятся к наслаждению, деньгам и силе.

– Это опасно, прежде всего, для подрастающего поколения. Юные зрители поддаются единой установке с экрана. Все должны быть, как один. Посмотрите на наших молодых людей. Разве это русские люди? Манера говорить, одеваться – все чужеземное. Уровень культуры современной молодежи заметно снизился: юноши и девушки ходят по улицам с бутылками пива в руке и сигаретой во рту. Такой стиль навязывается им рекламой и фильмами. Можно сказать, что наши дети успешно прошли «обучение». Воспитывается поколение, для которого наслаждения, деньги и сила стали кумирами. Вместо любви к ближнему, поддержки его, терпеливого отношения к людям, – уничижение человека, поскольку те же многочисленные телевизионные игры учат молодого зрителя тому, что слабому среди сильных нет места.

С экрана телевизора идет массированная пропаганда блуда, который возводится в норму. Общество не задумывается над тем, что с помощью тех же фильмов, которые демонстрируются денно и нощно на телеэкране, воспитаются насильники, убийцы, воры и обманщики. Здесь можно провести аналогию с тем, как проводится обучение в войсках спецназа. Солдаты просматривают специальные сюжеты, в которых обыгрываются определенные моменты, помогающие мгновенно смоделировать действия в различных критических ситуациях. Благодаря подобным упражнениям солдат в любой ситуации может безошибочно действовать по заложенной в подсознание схеме. Жизнь становится ничего не стоящей, а люди равнодушными.

Порой рост преступности в стране объясняют озлобленностью людей. Но каковы ее причины? Ведь тяжелые времена наша страна переживала и после войны. Люди страдали тогда не меньше, чем сейчас, но такого разбоя не было. Сейчас же с экрана телевизора уже даже дети слышат о таких извращениях, которые нормальному человеку и в голову не придут. В их незрелом сознании все это отпечатывается и когда-нибудь, всплывет…

Читайте также:  Рецепты кухни третьей недели Великого поста: питание, постные блюда и меню на каждый день

– Газеты пишут, что ученые, дескать, доказали пользу смеха для здоровья человека. Судя по количеству юмористических передач на телевидении, нам не грозят никакие болезни. Насколько состоятельно подобное мнение?

– К сожалению, уровень такого юмора зачастую низкопробный. Часто в передачах высмеиваются целомудренные устои жизни. В них часто проскальзывают откровенная скабрезность и пошлость, нецензурные выражения и даже богохульство. Смешливость, смех приводят к рассеянию, превозношению и осуждению и тем самым попадают в категорию греховных состояний. Человек, склонный к безудержному осмеянию, часто распущен, не знает никаких рамок. Известно, что старец Амвросий Оптинский любил шуточные выражения, но они всегда были к месту. Духовному старцу были известны рамки, в которых его слово не ранило, но поддерживало и укрепляло, возрождало к духовной жизни.

– А что вы думаете по поводу спортивных передач? Еще недавно внимание всей страны было буквально приковано к экранам телевизоров, где шла страстная борьба за победу в олимпийских играх.

– Дело в том, что спорт не возможен без увлечения, азарта и претензий на лидерство. Человек, который смотрит хоккей, пребывая в сильных эмоциях, буквально забывает себя. После проигранных соревнований может возникнуть раздражение, злость, апатия. Профессиональный спорт не возможен без желания стать первым, быть лучше и сильнее других, а эти стремления в корне противоречат установлениям христианской этики. Другое дело, когда человек для укрепления своего здоровья занимается физкультурой. И все- таки в том, что вся страна сидела ночью у телевизора и болела за свою хоккейную команду, я ничего плохого не вижу. В этом случае людьми владело патриотическое чувство, которое в тот напряженный момент, когда попиралась честь народа, сплотило их. Вспомним и слова апостола Павла: чем мы можем хвалиться? – говорит он. – Только верой! Поэтому в первую очередь мы должны сплотиться вокруг храма.

Мы беседуем с вами накануне Великого поста. Что бы вы посоветовали любителям телевизионных передач ?

– Мне кажется, лучше всего каждому верующему посоветоваться со своим духовником. Некоторые во время поста просмотр телевизора исключают совсем, так как это все же развлечение. Бывает, что священник частично налагает запрет на просмотр программ, понимая, что не всякому это под силу. Я бы сказал, что телевидение для многих такое же пристрастие и болезнь, как курение и алкоголь. Некоторые испытывают что-то наподобие ломки, оказавшись один на один с собой, если, допустим, телевизор сломался.

Нужен ли телевизор в православном доме?

– Сегодня интернет и телевидение стали неотъемлемой частью нашей жизни. Однако существует мнение, что с христианской точки зрения влияние телевидения на сознание крайне неблаготворно и разрушительно. Действительно ли, на Ваш взгляд, воздействие современных средств массовой информации таит в себе опасность духовного опустошения человека?

– До моего рукоположения в священники я занимался литературно-критической и редакционно-издательской деятельностью, а также журналистикой. Кроме этого, в течение десяти лет я был научным сотрудником Института искусствознания, где я изучал “эстетические проблемы средств массовой коммуникации”. На “человеческом” языке это означает, что я вместе с коллегами занимался новыми техническими видами искусств: кино, фотографией, телевидением, радио, грамзаписью и т.д. Мы исходили из того, что плохих “языков” не бывает; “языки” литературы, живописи, музыки и так далее, в том числе и “языки” технических видов искусств, сами по себе нейтральны, а встречаются лишь плохие кинооператоры, бездарные телережиссеры, слабые радиоведущие, безвкусные фотохудожники. В конечном счете, я и до сих пор так думаю.

Тем не менее, есть кое-какие вещи, которые заставляют меня усомниться в некоторых моих прошлых воззрениях – например, относительно “нейтральности” телеязыка. Священник, помимо всего прочего, немного еще и социолог. Прихожане православных храмов для социологического анализа – “материал” отборный. В большинстве своем, это люди трезвые, самокритичные, ответственные, имеющие представление о ценностных приоритетах и нравственных законах, умеющие определить цель своей жизни и предназначение человека в мире.

Так вот, значительная часть православных прихожан к телевидению относятся критически. Специально о нашем телевидении я никого не расспрашивал, но то, что мне приходится иногда слышать во время исповеди и личных пастырских бесед, дает право мне сделать некоторые выводы. И речь здесь даже не идет о тех жанрах, передачах и фильмах, которые по природе своей противоречат христианству: являют всякого рода цинизм, порнографию, пропаганду колдовства и язычества, нравственную беспринципность, политическую ложь, разжигание вражды между людьми, клевету и т.д. Всего этого “добра” на ТВ очень много, и любой человек (не только христианин), соприкоснувшись с этим, чувствует себя оскверненным. А речь идет об огромном количестве как бы нейтральных передач, просмотр которых люди воспринимают как личный грех, иногда они даже стесняются признаться друг другу в том, что вчера сидели у телевизора… Язык ТВ они отнюдь не считают нейтральным. Действие ТВ в любых своих проявлениях (в игровых, новостных, развлекательных, художественных, аналитических и других жанрах) они оценивают как вредное для человеческой души.

Для христиан понятие внутренней свободы является очень важным: быть свободным – значит, быть со Христом, сообразуя свою волю с волей Божией. В этом отношении телевидение ведет себя как агрессор, оно нацелено на то, чтобы превратить человека в своего раба, оторвать его от Бога.

Происходит это так. Телевидение обладает небывалыми доселе средствами воздействия – зрительные образы, подкрепленные словесной вязью, конструируют некую новую реальность, весьма похожую на жизнь. Эта новая реальность ведет себя так, как будто она вполне самодостаточна. Зритель наблюдает ее со стороны, не замечая, что он всецело включен в эту реальность. Тем самым телевидение создает иллюзию личной свободы, иллюзию личной власти, иллюзию личной независимости. ТВ отучает человека думать, быть ответственным за все, что творится в мире. Но спросите тех людей, которые проводят по 4-8 часов в день перед экраном, то есть по сути – настоящих рабов ТВ: их взгляд будет весьма критичным, иногда даже гневным относительно просмотренных ими передач, но они никогда не согласятся с тем, что они “рабы ТВ”, они искренне будут считать себя абсолютно свободными.

Свое недоверие к ТВ христиане основывают именно на этой боязни – сделаться телеманом и потерять истинную свободу. Телемания – одна из форм тяжелейшей болезни современного человека. В ТВ человек убегает, в конечном счете, чтобы не идти за Христом и не нести своего жизненного креста. Для этого он мог бы воспользоваться, кроме ТВ, в лучшем случае – компьютерными играми, детективами и фантастикой, в худшем – алкоголем или наркотиками… Тем не менее, мы не должны упускать из вида то обстоятельство, что и телевидение, и интернет смогут сыграть в наше время решающую роль в миссионерском служении Церкви. Эти каналы воздействия не могут быть оставлены без нашего внимания.

– Как Вы оцениваете государственную политику в отношении телевидения? Что Вы можете сказать о трудностях в трансляции христианских идей на телевизионных каналах?

– К сожалению, четко выраженной концепции телевещания у государства, по всей видимости, нет. Телевидение развивается стихийно, большинство «рейтинговых» передач у нас заимствовано из европейского и американского телевидения. Копируются не только шоу и игры, не только темы и жанры, но даже интонации и одежды ведущих. Российские сериалы нацелены на интерес зрителей к острым сюжетам, отсюда – бесконечные бандиты, киллеры, «менты», «братки» и т.д. Экранизация «Идиота», с феноменальным успехом прошедшая на государственном канале, выглядела подкидышем на фоне других сериалов, программ и передач.

На фестивале православных СМИ «Вера и слово» (16-18 ноября 2004 г.) говорилось, что пора нам не только заимствовать на Западе телепрограммы, но и систему, при которой телезрители контролировали бы телеэфир. На Би-би-си, например, работает более 50 комиссий и советов зрителей, от чьего мнения зависит продление лицензии для телекомпании. Говорилось также о том, что нам следовало бы обязать каждое СМИ выработать свой этический кодекс, который бы был гласным для каждого читателя или зрителя. Невыполнение этого кодекса телекомпанией могло бы служить поводом к лишению лицензии. Этический кодекс журналистов Би-би-си – это толстенная книга, подробно регламентирующая работу ее сотрудников. Может быть, таким образом мы бы поставили заслон потоку крови и безнравственности на нашем телеэкране.

Что же касается присутствия на нашем ТВ православных программ, то в этой области у нас творится что-то непотребное. Даже во Франции, в которой православных насчитывается меньше 1%, государство финансирует православную телепрограмму, которая транслируется по воскресениям. У нас же в стране, где православные составляют большинство населения, на государственном телеканале нет ни одной христианской программы. На других, частных телеканалах православные передачи есть, но количество их неадекватно потребности зрителей. Отечественные либералы страшатся какой-либо цензуры, но сами устанавливают такую цензуру, с какой можно срвнить только цензуру советских времен. Большинство заявлений Патриарха, Священного Синода, Архиерейского собора вообще игнорируются телевидением. В лучшем случае – пересказываются в искаженном виде. И это при том, что наш Патриарх в рейтинге 100 отечественных политиков и общественных деятелей, влияющих на события в стране, на протяжении многих лет стоит в первой десятке. Информационная блокада вокруг Русской Православной Церкви наталкивает на мысль, что мы живем в государстве, оккупированном его врагами.

– Сегодня официальный образ Церкви, представленный средствами массовой информации, несомненно, подвержен сильному искажению, что, в свою очередь, влечет за собой неадекватное восприятие Православия и ложное отношение к Церкви. Возможно, в сложившейся ситуации Церкви необходим независимый православный канал? Или же, на Ваш взгляд, православная миссионерская деятельность должна осуществляться косвенно, скажем, путем участия талантливых православных людей в общекультурных телевизионных проектах?

– Вопрос о православном телеканале распадается на несколь-ко проблем. Первая: есть ли профессиональные силы – журналисты, сценаристы, режиссеры, актеры, ведущие, – способные наполнить этот канал фильмами и передачами, уровень которых был бы, как минимум, не хуже, чем существующие программы? Я уверен, что такие силы есть. На ТВ работает большое количество православных людей, многие из них ходят в церковь. В ежегодном фестивале «Православие на телевидении» участвуют православные фильмы и передачи очень высокого уровня. Вторая проблема – это финансирование канала. Вот тут – главная загвоздка. Церковь никаким образом не может содержать такое дорогое производство. За 70 лет безбожной власти Церковь в финансовом отношении совершенно обескровлена. Все средства, полученные за последние 10-15 лет, уходили и уходят на строительство и восстановление разрушенных советским государством храмов и монастырей. До революции 1917 года в Российской империи было более 60 тысяч церквей. Сейчас в России их менее 15 тысяч. Без помощи государства Церковь не может осуществить никакие дорогостоящие информационные проекты – ни открытие православного телевидения, ни организацию ежедневной общественно-политической и культурно-просветительской газеты, ни содержание круглосуточного православного радиовещания, ни даже финансовое обеспечение православного интернет-портала.

Отсутствие православного мировоззрения в нынешних телепрограммах – это еще и вина самих носителей этого мировоззрения. Православные люди сегодня очень инертны и безынициативны. Они почему-то стесняются, даже когда их спрашивают, своего православия. А если даже они пытаются что-то сказать, их тут же останавливают ведущие: «Вера – это дело интимное, личное; не будем об этом говорить». И они сразу замолкают, как будто были уличены в чем-то противоестественном. Есть некоторые ведущие, которые, как только услышат слова «Церковь», «Православие», «вера в Бога» – например, Владимир Познер, – начинают строить гримасы, как будто съели целый лимон, и махать интенсивно кистями рук, как будто испытывают боль в животе.

– Хотелось бы поговорить о конкретных проблемах современного телевидения. Каково Ваше отношение к сегодняшней практике новостных программ? Какой, на Ваш взгляд, должна быть подача новостей, связанных с жизнью Церкви?

– «Новости» в последнее десятилетие – это одно из главных достижений отечественного ТВ. Они стали разнообразнее, интереснее, тексты и картинка сопрягаются не по принципу прямой иллюстрации, а по принципу образного сопоставления. И это правильно. Однако когда показывается официальная хроника, она подается очень прямолинейно. То же самое касается и новостей, связанных с жизнью Церкви. Беда в том, что церковные сюжеты делаются людьми абсолютно равнодушными к религии. Отсюда – отсутствие трепета, возвышенности, глубины, которых так много в Православии. Пора на ТВ принимать в свой штат журналистов, свободно ориентирующихся в церковных вопросах, как это делается сейчас во многих газетах и журналах. Кроме того, к церковной теме новостные программы чаще всего обращаются тогда, когда есть какой-то скандальчик.

Есть еще одна тема, связанная с новостными программами. Это наличие в них видеоматериалов, показывающих страдание и гибель людей по всему миру. Конечно же, я не призываю отказываться от подобного рода новостей. И даже дело не в том, что количество их иногда превышает «критическую массу». Но подаются эти новости без должного нравственного осмысления. Смерть и страдания людей становятся для сознания зрителей, в том числе и детей, обыденным, повседневным делом. Жизнь человека, судя по телевизионным картинкам, теряет смысл неповторимого бесценного дара Божьего.

– Особенной популярностью сегодня пользуются всевозможные ток-шоу, ориентированные на широкого зрителя. Как Вы относитесь к этому жанру? Часто на ток-шоу приглашают и православных священников. Не снижает ли их участие в подобных передачах образ священнослужителя и Церкви? Возможен ли выход в общехристианский контекст подобных, зачастую “кухонных” посиделок?

Читайте также:  Православное милосердие: что такое и что значит, темы и примеры, проблемы

– Популярность ток-шоу объясняется тем, что темы, поднимаемые этими программами, хотя и житейские, но очень важные. Меня как раз поражает, что православных священников, сталкивающихся ежедневно в своей пастырской деятельности с проблемами и конфликтами, обсуждаемыми на ток-шоу, очень редко приглашают в телестудии. Поверьте, им есть, что сказать людям. В Москве, да и в других городах, живут прекрасные священнослужители, умеющие хорошо формулировать свои мысли, знающие, как и чем заинтересовать зрителей. Впрочем, на последнем (декабрь 2004 года) Епархиальном собрании Патриарх предупредил священников, что если они не умеют отстаивать интересы Церкви в телепрограммах, то лучше не соглашаться на приглашение в них участвовать, что если их высказывания во время интервью могут послужить соблазном для других, то лучше промолчать.

Мне не раз приходилось выступать на ток-шоу. Некогда я туда шел с неохотою и чувствовал себя в телестудии «не в своей тарелке», но мой принцип такой: если позвали – иди, надо воспользоваться любым случаем, чтобы поставить современного человека в контекст христианских ценностей, о которых люди, к сожалению, забыли.

– В наше время с небывалым развитием компьютерных технологий все больше и больше православных людей высоко ценят неоспоримую пользу интернета. Однако в некоторых церковных кругах прочно укрепилась и обратная точка зрения. Что можете сказать Вы о сильных и слабых сторонах этого техниче-ского прорыва? Как Вы прокомментируете многочисленные попытки проводить символические параллели между внедрением в человеческую жизнь глобальной информационной сети и апокалипсическими знаками последних времен, прихода антихриста и т. п.?

– Интернет, как и любые технические средства коммуникации, имеет двоякое действие. Его можно использовать для пропаганды безнравственности, а можно – для проповеди евангельских истин. Глобальная сеть сейчас – самое дешевое и самое оперативное средство доставки информации. До 2000 года в российском информационном поле существовали определенные преграды для Церкви. Даже можно было говорить, как уже было мною замечено, об информационной блокаде, не говоря уже о либеральной цензуре. Но за последние несколько лет, после того как стали появляться православные интернет-порталы и сайты, произошел прорыв этой блокады. Сегодня в интернете реально действуют сотни сайтов, с которыми вынуждены считаться все. Сейчас уже невозможно безнаказанно клеветать на Церковь. Православный голос в интернете звучит наравне с любым другим, его невозможно заглушить.

Но интернет, несмотря на уже достигнутые огромные успехи, находится только в начале своего технического развития. В недалеком будущем интернет вберет в себя и объединит почти все средства коммуникации: телефон, радио, кино, ТВ. Он поколеблет существующие ныне приоритеты и иерархии. Но в нем будет еще больше «информационного мусора», чем сегодня. Грех, царствующий в мире, заполонит и глобальную сеть. В этом смысле, безусловно, можно говорить об апокалиптических признаках интернета. Здравомыслящей части человечества предстоит продумывать системы фильтров, просеивающих «черную» информацию.

Православная церковь о телевизоре: отношение, мнение и ответы на частые вопросы

Телевидение магическим образом притягивает внимание мирского человека и надолго удерживает его мышление в своей власти. Поэтому сегодня этот бытовой атрибут занял одно из первых мест, часто осваивая уголок, где должны стоять иконы.

«Можно ли православным смотреть телевизор?» — такой вопрос интересует умы множества последователей христианской религии. При его изучении возникают большие сомнения по поводу полезности этого продукта модернизации.

Что думает церковь о телевидении

Священнослужители и православные прихожане считаются людьми трезвомыслящими, ответственными и имеющими нравственный стержень. Поэтому их позиция отличается критической категоричностью, если иметь в виду проявления безнравственности на ТВ.

  • Многие церковные объединения считают телевидение корнем цинизма, пропаганды язычества и стремления к наживе. Христианство находит здесь нравственный упадок, ложь среди государственных правителей, разжигание вражды.
  • Любой человек испытывает чувство загрязненности, соприкасаясь с проявлениями низости. Православные верующие часто испытывают стыд, если понимают, что провели вчерашний вечер перед телевизором и прихватили негативной энергии. Погружение в игры, новости и аналитические жанры нерелигиозного характера рассматривается как опасность для души.
  • Православие считает, что этот бытовой атрибут способен отнимать свободу, которая есть только рядом с Христом, сообразно божественному провидению. Телевидение со своими циничными выпадами и низкими приоритетами ведет себя агрессивно, оно нацелено на порабощение человечества в сетях неведения.
  • Православные верующие испытывают страх перед возможностью стать зависимым от воздействия ТВ. Отдавшись ему, человек теряет связь с Христом и отказывается нести собственный крест.

Интересно! У Церкви есть определенное мнение по поводу того, как работает механизм порабощения через передачи атеистического характера. Для человека визуальные образы выстраивают новую реальность, которая сильно напоминает настоящую жизнь. ТВ создает иллюзию свободы, власти и отучает людей пользоваться своим умом, который вплетается в безнравственные сюжеты.

Иные мнения на этот счет

Некоторые люди утверждают, что проблема кроется внутри самого человека, а не предмета, показывающего различные передачи. Когда религия предостерегает от губительного воздействия дурных телетрансляций, воля большинства не способна отгородится от этого. Такая слабость сравнима с низким иммунитетом во время сильной простуды.

  • Воля многих истощается под гнетом современности, поощряющей роскошь, обман и удовлетворения заветных желаний. Человеком овладевают призраки похоти, высокомерия и жадности. Апостол Петр упоминал о том, что любую вещь можно приобрести, но не каждая окажется полезной и необходимой.
  • Если рассматривать этот вопрос глубже, приходишь к выводу, что никакое изобретение нельзя причислять ко злу. Последнее возникает от действий существ, подверженных желанию навредить или заполучить что-то любой ценой.
  • Настоящая польза возникает в руках благонравия и рационального разума, подкрепленного христианской верой. Телевидение способно преподнести православным людям правильную информацию. Некоторые священнослужители не воспрещают детям наблюдать мультфильмы, учащие добру и скромности. Однако следует соблюдать меру и отдавать большее количество времени изучению Писаний и молитвенным песнопениям перед иконами.

Важно! ТВ обладает негативной особенностью — оно отталкивает сознание человека от чтения книг, которые учат составлять собственное мнение, расширяют кругозор и повышают качество речи.

Правильная литература (Священные Писания) делает индивидуальную волю намного сильнее, придавая веры в Господа. Чтение религиозных книг развивает воображение и стимулирует творческую активность.

Христианство на ТВ

Российское телевидение имеет тенденцию быстрого роста, на передовые позиции выходят телетрансляции, скопированные с капиталистического Запада, где просматривается влечение к удовлетворению собственного эго. Церковь призывает внести в передачи этический кодекс, исключающий демонстрации непотребства и лицемерия.

Сегодня журналисты, делающие новостные обозрения о жизни Церкви, совершенно равнодушны к религиозности. Поэтому зритель никогда не найдет здесь возвышенности, одухотворенности и единства. В России, где православных людей практически половина, на государственных каналах не показывают ни одной передачи на христианскую тему.

Подобные можно найти только на кабельных сетях. Либерализм, боящийся цензуры, сам расставил ловушки для оппозиционного мнения. Важные заявления Церкви фактически игнорируются и не освящаются, несмотря на то, что Патриарх — важнейший политический деятель страны. Христианство подвергается некоторому искажению на ТВ, что влечет неадекватное восприятие среди светского населения.

Чтобы создать независимый канал, прославляющий Христа, необходимо найти колоссальные ресурсы среди журналистов, актеров и режиссеров, и это возможно. Однако при вопросе финансирования возникают особенные трудности, так как церковное объединение не располагает достаточными деньгами. Все средства, сэкономленные после распада СССР, уходят на реставрацию храмов и икон.

Сегодня православные верующие проявляют малую инициативу и не стремятся привнести в культуру страны религиозность, поэтому возникает засилье «грязи» на государственном телевидении. Вопрос вреда просмотра телевидения сегодня чрезвычайно важен.

Важно! Православная Церковь не рекомендует верующим смотреть передачи, в которых идет упор на удовлетворение похоти, распространение лицемерия и другой фальши.

В нашей стране пока нет возможности создавать христианские каналы, рассказывающие о поднятии духовности. Лучшее решение — внимательное изучение Священных Писаний и ежедневные молитвы пред Господом. Это первейшие законы в жизни верующего.


Грех ли смотреть телевизор?

Грех ли смотреть телевизор?

священник Афанасий Гумеров, насельник Сретенского монастыря

По слову св. апостола Иоанна Богослова: «весь мир лежит во зле» (1Ин.5:19). К нашему веку эти слова относятся сугубо. Бывали периоды духовно-нравственного подъема и времена резкого падения нравов. Однако никогда не было такой эпохи, когда бы так грубо и дерзко попирались нормы, которыми веками жили люди. Чтобы убедиться в этом не надо ходить далеко. Достаточно посидеть несколько вечеров у телевизора и просмотреть основные программы. Он увидит людей, которые открыто ведут борьбу с нравственностью. Узнает, с каким упоением показывают убийства, насилия и вообще всякую патологию. Осознанно ведется пропаганда растления, разврата, циничного нецеломудрия. Энергично отстаиваются «права человека» на всякого рода извращения (содомию и проч.). Все это часто подается языком, содержащим непристойности и сквернословие. Довершает все разнузданная, замешанная на соблазне, реклама, которая проникает во все передачи, в том числе и детские. Раньше о человеке аморальном говорили: «ни стыда, ни совести». Сейчас составители некоторых программ хотят освободить людей (особенно молодежь) и от стыда, и от совести.

В защиту телевизора обычно слышишь: «Но ведь не все же так скверно. Бывают и хорошие передачи». В прежних поколениях был решен вопрос: сколько ложек дегтя достаточно, чтобы испортить бочку меда. Сейчас многие, подпавшие под психологическую зависимость от «ящика» (как сами они его презрительно называют), пытаются доказать, что, если даже в бочке дегтя есть некоторое количество меда, то все равно отказываться от такой пищи не стоит.

Но даже, если бы в телевизионных передачах соотношение пагубного для души и нравственно приемлемого было бы иным, чем сейчас, все равно не допустимо решать вопрос на основе количественных показателей. Это поверхностный и упрощенный подход. С древности люди сознавали, что дом должен быть защищен не только от насилия, но и огражден нравственно.

Поэтому говорили «мой дом — моя крепость». Стены ограждали семью от тех страстей и пороков, которыми жил и живет мир. Стены давали возможность создать внутри дома атмосферу душевного тепла, радости, покоя. Телевизор все это отменил. Стены сломаны. Мир, кипящий страстями, ворвался в дом. Все, что происходит в разных странах (конфликты, насилия, аморальные скандальные истории и прочее) наполнило наши жилища. Люди оказались духовно незащищенными. Особая угроза быть нравственно искалеченными нависла над детьми, нежные души которых, как губки, впитывают этот сильнейший нравственный яд. Неокрепшая психика детей и подростков постоянно травмируется ежедневным потоком негативной информации. Рождается нервозность, страх и неуверенность в себе. Болезни психики порождают болезни тела.

Почему же телевизор обрел над нами такую власть? Почему родители, которые боятся оставить сына-подростка одного в доме, опасаясь, что он включит телевизор и наглотается непристойностей, не хотят от него избавиться? Что привязывает к нему людей, у которых совсем не хватает времени выполнять многие серьезные обязанности? Какая сила притягивает пожилых людей с расшатанной нервной системой смотреть передачи о насилиях, жестокостях, уголовных преступлениях, а потом пить удвоенную порцию лекарства, чтобы как-нибудь провести ночь? То, что хотят представить как гипнотическое воздействие телевизора, есть результат особой активности демонических сил. Многолетний хранитель Иверской мироточивой иконы Иосиф Муньос Кортес, человек высокой праведной жизни, в беседе со священником Павлом Ивашевичем в Монреале 24 ноября 1992 г. сказал: «Меня также критикуют за то, что я не хочу участвовать в телевизионных передачах с иконой, а ведь телевизор — это диавольская вещь, которая меняет христианскую культуру на наших глазах. Не о телевидении ли говорил преп. Нил Мvроточивый, подвизавшийся на Святой горе, в своих пророчествах? Да, он говорил о том, что диавол сделает свою коробку, и его поклонники будут поклоняться ему вокруг нее, и что рога диавола будут на крышах всех домов. Многие большие американские телевизионные компании мне предлагали невероятное количество денег за 15 минут передачи. Но мне кажется, что участвовать в таких передачах — это было бы то же самое, что продать Христа, предать Божию Матерь».

Что будет с юным поколением, которое подвергается сейчас столь сильному духовно-нравственному облучению? Страшные последствия уже видны. Стремительно растет алкоголизм, наркомания, курение, половое растление среди подростков. Вина не только на составителях телевизионных программ. Законодатели и политики, взявшие на себя ответственность за жизнь общества, не имеют права быть безучастны. Все оправдания происходящего построены на злоупотреблении словом «свобода». Но уже много веков людям известно, что свобода аморального или преступного человека делает несвободным людей, живущих нравственно. Поэтому была цезура, существовали специальные законы, без которых невозможно сохранить общество здоровым. «Никакое богатство, — писал А.С.Пушкин, — не может перекупить влияние обнародованной мысли. Никакая власть, никакое правление не может устоять противу всеразрушительного действия типографического снаряда. Уважайте класс писателей, но не допускайте же его овладеть вами совершенно. Мысль! великое слово! Что же и составляет величие человека, как не мысль? Да будет же она свободна, как должен быть свободен человек: в пределах закона, при полном соблюдении условий, налагаемых обществом. … Разве речь и рукопись не подлежат закону? Всякое правительство вправе не позволять проповедовать на площадях, что кому в голову придет, и может остановить раздачу рукописи, хотя строки оной начертаны пером, а не тиснуты станком типографическим. Закон не только наказывает, но и предупреждает. Это даже его благодетельная сторона» (ПСС, М., 1978, с. 206–207).

Отдельный человек не может остановить образовавшийся поток антикультуры. Однако удалиться от него может, чтобы мутные, пенящиеся нечистотами, воды не поглотили его. Не всякая прорвавшаяся вода пригодна для употребления. Слово Божие научает нас мудрости. «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1Кор.6:12).

Ссылка на основную публикацию