Ребенок не хочет идти в церковь: что сделать и как рассказать о пользе службы и церкви, полезные советы родителям

Дети не хотят ходить в храм: что делать?

Наступает момент, когда воскресным утром оторвать ребенка от подушки нереально. А если у вас это и получается, то в храме он такое начинает вытворять во время службы, что хоть беги, захватив его в охапку.

Нет, речь не о ясельнике или младенце. Это наши взрослеющие дети делают все, чтобы только не идти на службу. Их аргументы, мол, молиться можно в любом месте, обескураживают любого… Порой мы сами даже ловимся на их просьбы типа «давай сегодня не пойдем на службу». Ведь нам тоже бывает лень, или мы устали. А почему бы не пропустить одну службу?

Что ж, через это (когда дети начинают бунтовать против походов в церковь) проходят не только миряне, а и священники. Кто-то говорит даже, что это естественный процесс. Но нас, родителей, это не устраивает. Что делать, если дети не ходят идти в церковь? Можно ли сделать так, чтобы у детей церковная жизнь была регулярной? Как ответить на их простые вопросы, которые частенько ставят нас впросак?

Прежде всего, нам самим надо понять некоторые вещи. За чем мы идем в храм по воскресеньям? Чего мы не будем получать, оставаясь дома? Как научить детей любить Господа? Ну и получить ответы на важные вопросы о Церкви тоже не мешало бы. Итак…

Советы

Вы, читающий сейчас эти строки, не единственный, кто стремится исправить ситуацию. Ведь не только вы думаете, как сделать, чтобы дети, которым уже не хочется бывать на службе, не спорили с нами, а с удовольствием шли с нами вместе в храм. Давайте же вместе решим, что предпринять. Благо, есть варианты решений.

  1. Помогите понять ребенку особенности богослужения.Для этого сначала сами изучите вопрос, а потом купите книгу, где бы было выложено объяснение, скажем, литургии. Важно, чтобы язык книги был адаптирован к его возрасту. Проговаривая каждый раз новые моменты, вы поймете, что литургия и молитва стала и для вас более значимой, и для ребенка более понятной.
  2. Занятие в храме. Какое занятие в храме может приблизить ребенка к храму? Можно в алтаре помогать (мальчикам), петь в хоре, учиться звонарному делу, ухаживать за свечами и др. Как правило, дети, занявшись реальными делами в церкви, посещают службы регулярно. Даже если чадо, проснувшись, и спросит, зачем идти снова в храм, можно ответить, что батюшка удивится, если ты не появишься в алтаре, в хоре и т.д. Детям надо почувствовать себя не захожанами, а прихожанами своей церкви, чтобы понимали, что там точно их будет не хватать.
  3. Дружба в храме. На приходе есть друзья? Это не просто замечательный повод повидаться с ними. Ведь можно соединиться семьями и после службы заглянуть в кафе или приготовить что-то необычное дома, сходить на каток или в цирк. Хорошо бы завести традицию с детьми-прихожанами и их семьями дни рождения вместе отмечать, праздники и т.д. Если на приходе есть какие-то мероприятия, старайтесь вместе с ребенком их посещать. Помогите молодежной группе, которая точно есть в вашем храме, активизироваться. Видя, что люди, любящие друг друга, не только на службу собираются вместе, а и по разным поводам, ребенок получит навык посещать богослужения.
  4. Последовательность. Нельзя в воскресное утро даже мысли допускать – идти в храм или нет. Мол, не пойти ли на тренировку, не поспать бы еще, а потом, мол, нагоним. Помните — для вас только что-то неординарное может стать причиной для откладывания визита в храм. Чтобы ваше чадо не могло находить веские поводы для того, чтобы еще понежиться в кровати утром. Регулярно ходить на службу в воскресные и праздничные дни – это полуспеха.
  5. Режим. Да, вовремя всем лечь спать накануне – это тоже должно стать правилом. Вставать утром невыспавшимся – это и нам, взрослым, нелегко. Кстати, речь и об уроках. Их бы в субботу сделать!

Если ребенок отстаивает свою свободу?

Просто поговорите с ним об отношениях с Богом и Церковью. Это потом у него будет взрослая жизнь, и он потом сможет сам выстраивать свои отношения с Богом. А сейчас, пока он живет в семье, надо жить по ее правилам, в т.ч. ходить в храм. И это не обсуждается. Ведь Бог на родителей возложил обязанность за воспитание. Вот и надо задание это выполнить, наставляя чад своих, чтобы на Страшном Суде нам не было стыдно…

Зачем ходить в храм? – что ответить на это

Богу не так важно, где я молюсь – в кровати, на спортплощадке или в церкви, зачем я на службу должен идти. Ребенок вполне может говорить и так. Ведь так и вы рассуждаете, постепенно отходя от церковной жизни, и поступаете так же — оставаясь дома, включая телевизор, когда в храме идет служба, непринужденно болтая с друзьями…

Да, молиться можно везде — Бог всегда и везде нас слышит. Но и вы, и ваше чадо должны понять, что есть в совместной молитве на литургии, например, нечто особенное. Ведь мы на службе не пассивными зрителями выступаем. Мы — участники общей молитвы, очень значимого события для всего мира!

Понятное дело, что томление и скука во время службы одолевает и взрослых. Дети тем более с трудом переносят затянутые, на их взгляд, изматывающие службы. Вот тут важно объяснить, что все мы в Церкви важны, каждый – ребенок, взрослый, мирянин и священник – имеет свою задачу и роль в этом общем деле. В одиночку его совершить нелегко. Поэтому мы и собираемся вместе. Напомните ребенку, как дьякон провозглашает в молитве «О мире всего мира… Господу помолимся». Он призывает НАС всех помолиться. И если нас тут не будет, важной для всего мира и нас самих молитвы не состоится…

Мы становимся частью Церкви, участвуя в богослужении, молясь совместно в храме, где поются молитвы в ответ на возгласы священнослужителей. Ведь и хор, и мы присоединяемся к хору славословящих Бога ангелов. Это возможно только в храме, где нам, собравшимся тут, Господь всегда являет чудо в виде причастия и других Таинств. Он входит в нас, и это возможно только в случае, если мы придем сюда, на службу. Дома невозможно преобразиться, как это обычно бывает после принятия Таин Христовых. И никто другой, как Христос, установил нам собираться вместе на литургию. Это произошло на Тайной Вечери.

Выйти из зоны комфорта, встав в воскресенье из теплой постели, нас побуждает и то, к чему призывает нас Спаситель. Любить врагов. Служить Христу (читайте — людям). Да, у нас нет возможности омыть Его ноги, накормить Его или подать воды. Но мы это можем сделать другим, служа им тем или иным образом. Так вот, молитва в храме – это тоже вид служения Господу через других.

Да, молитесь, сколько можете, гуляя, идя на работу, слушая музыку и т.д. Но служба в храме – это святое. И ваш ребенок должен это не на словах слушать, а видеть пример перед глазами.

Аргументы и доводы: не переборщить бы…

Да, они не должны становиться нашим оружием в борьбе за любовь ребенка к службе и молитве в храме. Сколько угодно говорите ребенку, как это хорошо – ходить в церковь, рассказывайте о сути литургических процессов. Знания мало. Да и риск оттолкнуть чрезмерными увещаниями велик. Веру, истинную любовь ко Господу надо будить и разбудить в детском сердечке

Здесь в помощь надо призвать молитву. Упорную, с великой верой и упованием на Бога. Помолимся коленопреклоненно ко Господу, чтобы зажег в душе ребенка огонек веры. А еще… Если мы будем любить Христа и церковную жизнь, дети тоже будут приносить добрые плоды. Заразительны не только плохие примеры. Видя, что вы ходите на службу не ради норм и правил, а по зову души, и дети станут искренними!

Но опять же, не будем давить… С терпением ждем, пока зажжется эта искорка веры – искренней и нелицемерной, и нежно будем поддерживать, пока она не перерастет в пламя. Не бороться с сопротивлением ребенка нам надо. Нам надо, чтобы он всегда стремился ко Христу… Давайте же идти к этому!

Подросток, который не хочет в храм

Ребенок-мечта в воскресенье за час до Литургии выскакивает из-под теплого одеяла, бежит чистить зубы и уже через 15 минут причесанный, одетый и в начищенной обуви томится перед входной дверью в ожидании поскорее выйти в храм.

Ребенок-реальность, с головой укутавшись и зарывшись под подушку, на вот уже 45-минутные уговоры подниматься и идти в церковь отвечает ожесточенной имитацией крепкого сна.

Что делать? Все советуют: лучшее средство — личный пример. Но 13-летние поступают как раз наоборот. Как вести диалог с церковным подростком, если ему вдруг надоело поститься, причащаться, ходить в храм? Уговаривать, приказывать или оставить в покое?

В «профильный» день — Неделю о блудном сыне — на эти и другие вопросы ответил известный киевский духовник, многодетный отец протоиерей Константин Курбанов.

Если ребенок возмущается, это… похвала родителям

— Отче, вот ситуация: ребенок у верующих родителей с рождения причащался каждое воскресенье, но исполнилось ему 11, 12 лет, и вдруг признаётся, что в храм ходить не хочет. Как с ним себя вести? Ведь если ошибиться в тактике, человек может вообще из Церкви уйти, когда появится такая возможность.

Протоиерей Константин Курбанов

— Вопрос этот объемный, и есть множество моментов, на которые стоит обратить внимание, отвечая на него.

Прежде всего, дети бывают разные. Есть такие, которым Бог дал унаследовать от родителей послушный характер. Им легче справиться с собой, чем вступать в конфликт с отцом или матерью.

Но чаще встречается другая ситуация. Кстати, протест по отношению к старшим может говорить и в пользу родителей. Почему? Потому что это означает, что дети состоят с ними в особенных, родных отношениях. Ведь мы не ценим самых близких — это одна из наших слабостей человеческих. Так что если ребенок открыто возмущается, это, с одной стороны, похвала родителям, а с другой — предупреждение.

Ваш ребенок молится или вычитывает правило?

Главная проблема в воспитании, на мой взгляд, в настоящее время заключается вот в чем. Внимательные родители с младенчества учат своих детей молиться утром и вечером, читают с ними детские церковные книжки, всесторонне знакомят с христианской жизнью.

Но вычитывая молитвы, ребенок зачастую так и не приобретает собственного молитвенного опыта, который и делает человека по-настоящему верующим. У него не возникает особых, личных отношений с Господом нашим Иисусом Христом.

Я спрашивал у многих детей, которые молятся утром и вечером, а правильнее сказать — вычитывают правило, исполняют молитвенное послушание: «Когда возникала сложная ситуация, ты в этот момент помолился, обратился к Богу за помощью?» Оказывается, ему это и в голову не пришло! И до сих пор не приходит — именно потому, что у него нет личных взаимоотношений с Богом. А если и существуют, то только через родителей: надо попросить их, и тогда Бог поможет.

Для воспитания нет ни опыта, ни примера

Мы являемся первым поколением, которое после всех запретов имеет возможность открыто (или якобы открыто) растить своих детей в православной вере. Но при этом у нас нет ни опыта, ни примера.

Мы читаем в книгах о том, как воспитывали детей в XIX веке и раньше. Педагогам тогда казалось достаточным просто приучать ребенка к религиозному порядку. Но мы видим, что этого явно было не достаточно, и к какой глобальной религиозной катастрофе затем пришло наше общество. Милость Божья, что Церковь выжила, и в ней нашлись здоровые силы, но, тем не менее, катастрофа произошла.

Поэтому не только приучение к порядку необходимо в деле христианского воспитания. Крайне важно передать ребенку личный опыт встречи с Богом, и тогда в трудный момент он сможет к Богу обратиться, попросить у Него помощи, и, самое главное, он эту помощь получит.

Фото пресс-службы Казанской митрополии

Злой ли человек родитель?

Если у детей будут с Богом личные взаимоотношения, они и на службе будут стоять по-другому.

К сожалению, дети не могут жить в этом обществе и избежать влияния атмосферы, в нем господствующей: им хочется развлечений. В современном мире преобладает представление о том, что жизнь – это одно сплошное развлечение. Мало того, она просто обязана быть этим развлечением.

И тот, кто в удовольствиях ограничивает, тот злой человек, против которого даже законы нужно какие-то принимать.

Вот и представьте, каким особенным должно быть у ребенка отношение к родителям и к Богу, чтобы оно побеждало сильнейший дух, который господствует сейчас в мире. Чтобы в сторону этого духа ему даже внутренне смотреть было стыдно.

Чувствовать момент

Безусловно, мы должны учитывать, что ребенок проходит переходный период, его чувства становятся весьма сильными, и ему нужно их контролировать.

Здесь крайне важна педагогичность. Ни в коем случае она не заключается в попустительстве. Родительская власть существует, сколько бы лет ни исполнилось ребенку, но мы должны четко видеть её границы. Собственно, границы этой власти указаны апостолом, который просил: «Отцы, не раздражайте детей ваших» (Кол. 3, 21).

В педагогике мы должны использовать те средства, которые наиболее подходят к каждому конкретному случаю. Это не решается механически, родитель живо чувствует своего ребенка и должен уловить обстановку того или иного момента.

Иногда нужно более грозно призвать к тому, чтобы сын или дочь встал и быстро собрался в храм. А иногда лучше проявить снисхождение — потерпеть, так сказать, некоторое время, ожидая в будущем исполнения той благой цели, которой хотим достичь: чтобы человек полюбил богослужение, а не ожесточился против него совершенно.

Такой педагогики даже святые не чуждались. Преподобный Антоний Великий, видя духовную переутомленность братии, давал им некоторый душевный отдых.

Познакомить с личностью Христа

Но самое главное – наши дети с раннего возраста должны познакомиться с личностью Господа нашего Иисуса Христа, с личностью Божьей Матери, святых. В наших силах воспитать в ребенке нужду в заступничестве святых, в молитвенной помощи Богородицы. Если они увидят, как мы нуждаемся в общении с Господом, если сами научатся этому, будет очень важно.

Тогда, участвуя в богослужениях, они будут осознавать это как таинственное событие, как личное присутствие при главнейших моментах в истории взаимоотношений Бога и человека, и всего творения. Это нужно уметь детям рассказать. В этом, собственно, залог подлинного христианского базиса, который мы можем им дать.

Фото: Виктор Велин

Канон Андрея Критского в изложении для детей

— Как научить ребенка молитве, если большинство молитвословий носят покаянный характер, а нашим детям ещё и каяться, по сути, не в чем? Они радостны и открыты миру, а мы их в сокрушение о каких-то грехах пытаемся вогнать…

— Начало понимания своей греховности знаете где полагается? — В нашем сострадании чужой ошибке. Когда нам жалко, что человек преткнулся, и мы просим Бога, чтобы Он его простил, и радуемся вместе с этим человеком, когда он получает от Бога и прощение, и оправдание.

Собственно говоря, на этом и построены наши покаянные каноны. Есть личный покаянный канон, и он, действительно, может быть для ребенка пока сложен. Но, например, Великий покаянный канон преподобного Андрея Критского весь состоит из жизненных событий, которые можно изложить ребенку так, чтобы он понял: вот история о том, как человек ошибся, какой вред нанес себе и окружающим, как иногда ожесточался в этих ошибках, а потом всё равно осознавал свою неправоту.

На таких примерах ребенок получает способность анализировать собственные поступки и своё положение и, когда повзрослеет, сможет применить навык этого анализа к своей духовной жизни.

Читайте также:  Секты в России: отношение православия и РПЦ, признаки и виды, список запрещенных

Но за этим инфантилизмом — когда человек не чувствует ответственности перед Богом и внешним миром, пребывает как бы под родительским «покрывалом» — необходимо внимательно следить. Это сейчас в наших детях очень сильно проявляется, по разным причинам. У каждого ребенка своя мера взросления, но нужно употреблять и наше педагогическое чувство, чтобы помочь ему из этого инфантилизма вырасти.

Дети не хотят ходить в храм: что делать?

Когда мы говорим о детях в Церкви, то обычно имеем в виду младенцев и детей ясельного возраста — самых маленьких, которым трудно спокойно сидеть или лежать. Это большое испытание для родителей и всего прихода. Но что происходит с нашими малышами, когда они становятся старше? Мы редко обсуждаем, что делать, когда ваш десятилетний сын заявляет: «Я не понимаю, зачем нужна Церковь», или одиннадцатилетняя дочь больше не хочет ходить в храм. Они говорят, что лучше помолятся дома. «Ведь Бог слышит нас в любом месте, правда?» Что на это ответить?

Друзья часто задают мне такой вопрос, думая, что меня-то эта проблема наверняка не касается — мол, раз я пишу о вопросах веры, значит, мои дети уж точно любят ходить в церковь! Но правда в том, что каждый родитель — будь то священник, психолог, учитель, да кто угодно — проходит через это вместе со своими детьми. И это нормально.

Даже те дети, которые искренне любят Христа и церковь, иногда спрашивают: «А может, сегодня не пойдем на службу?» Но ведь то же самое происходит и со взрослыми — бывает, мы устали или нам просто лень, и мы спрашиваем себя: почему нам каждое воскресенье нужно быть в храме?

Хороший вопрос. Давайте рассмотрим его с разных сторон. Я поделюсь практическими советами, которые помогут сделать регулярную церковную жизнь наших детей чуточку легче, а потом подумаем, что отвечать на те глубокие вопросы о Церкви, которые они порой задают. Почему мы ходим в церковь? Что дает нам присутствие в храме и чего мы не получим, оставшись дома? В чем наше родительское предназначение и как научить ребёнка любить Бога и искать Его присутствия в своей жизни?

Несколько практических советов

Есть несколько «приемов», которые сделают споры с детьми не такими частыми и помогут переубедить ребенка, который больше не хочет ходить в храм:

Найдите ребенку занятие в церкви. Если ваш ребенок помогает в алтаре, поет в хоре или учится звонить в колокола, вероятность того, что он будет регулярно ходить в храм, стремительно возрастает. И если чадо спросит, зачем сегодня идти в церковь, вы сможете сказать: батюшка будет ждать тебя в алтаре. Или: мы так хотим слышать твой голос в хоре. Когда ваши дети чувствуют себя активными прихожанами, они знают, что их присутствие на службе важно, что их там будет не хватать.

Найдите друзей. Когда у ребенка есть на приходе друзья, поход в церковь для него еще и повод с ними повидаться. Водите его на приходские молодежные мероприятия. Позвоните каким-нибудь прихожанам с детьми, пригласите их на ужин. Зовите детей-прихожан на дни рождения. Если в вашем храме не слишком активная молодежная группа, займитесь ее развитием. Чем больше ваши дети будут чувствовать, что церковь — это место, где собираются любящие друг друга люди, тем легче вам будет уговаривать их пойти в храм.

Разберитесь в особенностях богослужения. Купите ребенку книгу с объяснением литургии. Постарайтесь, чтобы книга была адаптирована к возрасту вашего ребенка. Литургия становится для нас более значимой, когда мы ее понимаем.

Будьте последовательны. Если, проснувшись утром в воскресенье, вы каждый раз решаете, идти в церковь или нет, вам, скорее всего, будет намного труднее уговорить ребенка пойти туда, чем тем родителям, которые ходят в храм регулярно. Дети хорошо понимают, когда можно настоять на своем. И если вы сами ходите в храм «каждое воскресенье», кроме тех, когда вы сильно устали, накануне поздно легли или планируете поиграть в футбол, ваши дети знают: если придумать вескую причину (или хорошенько поканючить), вы не будете настаивать. А вот если они в курсе, что только ураган, землетрясение или серьезная болезнь могут вынудить вас остаться дома, они не станут с вами спорить. Вернее, спорить-то они всё равно будут, но уже не так часто, и вы легко уговорите их пойти с вами в храм.

Но что, если дети всё же отстаивают свою Богом данную свободу не посещать богослужения? Что я говорю в таких случаях? «То, как ты построишь свои отношения с Богом и Церковью, когда повзрослеешь, зависит только от тебя. Но пока ты живешь с нами, мы все вместе будем ходить в храм». Это очень разумный, проверенный временем ответ. Я много раз объясняла своим детям, что, раз уж Господь возложил на меня ответственность за их воспитание, я сделаю всё от меня зависящее, чтобы эту задачу выполнить. Их отношения с Богом — это их дело, но за то, какие отношения с Богом у всей нашей семьи, я буду отвечать на Страшном суде. Поэтому я должна по мере сил наставлять их до тех пор, пока они не покинут мой дом и, даст Бог, не создадут собственные семьи.

Когда дети спрашивают: «Зачем ходить в храм?»

Очень часто дети повторяют те же слова, что и взрослые, которые перестали жить церковной жизнью: Бог не нуждается в том, чтобы я ходил в церковь. Я могу молиться Богу где угодно — лёжа на диване, во время прогулки. Я не обязан молиться в храме.

Оставим в стороне тот очевидный факт, что, когда мы в очередной раз, вместо того чтобы пойти в храм, остаемся дома, мы чаще всего не молимся, а часами смотрим телевизор, спим или болтаем с друзьями. Но даже если у вас получается молиться, лёжа на диване, всё равно лучше прийти на литургию и помолиться вместе со всем приходом.

И хотя молиться действительно можно где угодно и Бог всегда нас слышит, в совместной молитве есть что-то особенное. В церкви мы не пассивные зрители, которые пришли посмотреть, как молится священник; мы активно участвуем в литургии. Слово это обычно переводится с греческого как «общее дело», но однажды мне сказали, что более точный перевод — «приношение людей всему миру». Впрочем, неважно, «дело» это или «приношение», важно, что люди собираются вместе, чтобы совершить нечто значимое для всего мира.

Материал по теме

Литургия: общее действие

Человек, который недавно стал ходить в храм, может испытывать во время богослужений какое-то неясное томление и скуку. Многое кажется ему хотя и красивым, но затянутым, странным и чуть ли не изматывающим.

Его невозможно совершить в одиночку. Священник не может прийти в храм и отслужить литургию, если там никого, кроме него, нет. Евхаристия — это когда люди собираются вместе: друг с другом, с ангелами и святыми — и с Богом. И причастие нельзя принять в одиночестве, для этого нужно, чтобы во имя любви собрались хотя бы двое.

Когда дьякон провозглашает: «О мире всего мира… Господу помолимся», он пока еще не молится, он только призывает к этому нас. Но если вы не придёте и не помолитесь, молитва не состоится. Чтобы она произошла, ее в храме должны произносить люди, как можно больше людей, потому что молитва эта важна и приносит плоды.

Когда люди собираются вместе, поют молитвы, отвечают на возгласы священнослужителей, они присоединяются к хору ангелов, которые славословят Господа. Ведь ангелы тоже совершают литургию, и мы становимся ее частью. Но только если находимся в храме. Домашняя молитва совсем другая — ее хор ангелов не сопровождает. А вот каждая Божественная литургия — возможность войти в эту удивительную общность.

Именно когда мы участвуем в литургии, мы являемся Церковью.

Мы приходим в храм, чтобы стать свидетелями чуда — оно обещано нам каждый раз, когда мы собираемся вместе. Во время Евхаристии Христос на самом деле оказывается внутри чаши; Он приходит к нам и призывает нас принять Его, чтобы мы могли жить во Христе, а Он — в нас. Но это происходит, только если кроме священника в храме есть еще кто-то. Христос может войти в нас через Святое Причастие, только если мы сами придём к Нему — если мы останемся дома, нам будет недоступно то преображение, которое дарит причащение Тела и Крови Христовой. А ведь Святое Причастие действительно может нас изменить.

Кстати, это не мы сами придумали — собираться вместе на литургию. Христос установил Причастие на Тайной Вечере; зная, кто мы и как устроены, Он показал: чтобы принять Его, мы должны собраться вместе и стать единым целым.

Я иногда рассказываю, как в начале моей церковной жизни мне казалось, что я уже достаточно знаю о святых, Священном Писании и смысле вероучения, но обязательно появлялся кто-то, кто приносил новый «кусочек» знания, о котором я никогда не слышала.

Меня ужасно расстраивало, что я никак не могла узнать всё. А наш батюшка посмеялся и сказал, что Бог специально так устроил: Он дает каждому из нас свою частичку пазла, чтобы мы сложили его все вместе. Он устраивает всё для нашего единения, специально призывает нас быть вместе. И мы должны соединиться в любви друг с другом, чтобы соединиться с Богом.

Общность — это очень важно. Недаром говорят: «один христианин — не христианин», потому что только через единение через Причастие мы возрастаем в любви и становимся похожими на Христа. Но это не значит, что надо общаться только со своими друзьями, найти группу единомышленников и всё время проводить с ними. Христос призывает нас любить врагов, преломить хлеб с теми, кто на нас не похож, кто ставит нас в неловкое положение. И тот факт, что другие люди могут нас раздражать, что ходить в храм значит вставать с теплой постели и выходить из своей зоны комфорта — только подтверждает, как важно посещать церковь.

Нас призывают выйти из обычной зацикленности на самих себе. Есть только один способ служить Христу — это служить другим людям. Мы не можем омыть Его ноги или накормить Его, но если мы сделаем это для самой меньшей овцы Его стада — мы сделаем это для Него. Если мы хотим найти Христа, мы должны искать Его в других людях, найти Его в них и служить Ему через них.

Мы спасаемся вместе, нравится вам это или нет.

Как ни странно, вера — это не что-то сугубо личное, индивидуальное. Да, у меня своя вера, у тебя — своя; возможно, у каждого из нас свои отношения с Богом. Но в конечном итоге мы призваны любить друг друга и вместе славить Его. И слова молитвы, которую завещал нам Христос — «Отче наш», а не «Отче мой». Более того, Христос говорит нам: где двое или трое соберутся во Имя Его, там будет и Он.

Так что есть большая разница между молитвой дома и в храме. Мы не можем молиться и славословить, как в церкви, когда сидим на диване или гуляем — какой бы потрясающий вид нам ни открывался и какое бы вдохновение мы ни ощущали. Молитесь дома, гуляйте по красивым местам, но не забывайте ходить в храм — это очень важно. Одно не заменит другое.

Собираться вместе необходимо и по другим, более «земным» причинам: нам нужны любовь и поддержка, мы не можем без них, мы нужны друг другу.

Есть одна история, ее рассказывают по-разному, и я не знаю, как она звучала в оригинале, но история эта замечательная.

Участник группы психологической поддержки (или просто прихожанин храма — это могло быть любое сообщество, члены которого полагаются друг на друга) вдруг перестал ходить на собрания своей группы. Через пару недель наставник решил его навестить. Был холодный вечер, его ученик был дома один — сидел у камина.

Пытаясь угадать, зачем пришел наставник, он пригласил его пройти в комнату, усадил в кресло рядом с камином и стал ждать. Тот уселся поудобнее, но так ничего и не сказал — молча смотрел, как горят поленья, потом взял в руки кочергу, вытащил из пламени горящий уголёк, положил рядом с очагом и снова вернулся на свое место, не сказав ни слова. Ученик заворожено наблюдал за происходящим. Уголёк горел уже не так сильно, и вдруг, ярко вспыхнув, совсем погас.

Так они и просидели молча. А перед тем, как уйти, наставник поднял холодный, мертвый уголёк и бросил его обратно в огонь. И он тут же снова разгорелся вместе с другими угольками.

Провожая наставника, ученик сказал: «Спасибо, что пришли, и особенно — за вашу пламенную проповедь. Увидимся завтра на собрании».

Мы нужны друг другу, чтобы поддерживать друг в друге огонь — как во время крестного хода на Пасху: батюшка выносит нам из алтаря Свет Христова Воскресения, и мы передаем его друг другу из рук в руки. Этот огонь мы получаем в общине и выходим с ним на улицу. Иногда там спокойно и тепло, иногда — ветрено и холодно. Порой ветры жизни задувают наше пламя, и, если рядом никого нет, некому снова его зажечь. Как трудно бывает не дать погасить в себе искру веры и надежды!

У наших увещеваний всегда есть границы

Но если мы хотим вырастить детей, которые любят Бога и литургию, аргументы и доводы — не самое сильное наше оружие.

Мы можем часами говорить, почему нужно ходить в церковь, но очень важно помнить: никакими доводами человека в рай не приведешь. Глубокое понимание того, что такое литургия, прекрасно, но это сфера интеллекта. А настоящая вера рождается в сердце. Преподобный Максим Исповедник говорил: «Как воспоминание об огне не согревает тела, так вера без любви не производит в душе света ведения».

Мысль об огне не согреет мое тело, это правда. Знание о вере не преобразит наши души, если только оно не наполнено истинной любовью к Богу. И нашим детям мы хотим не просто передать знания о литургии, а привить любовь к литургии и ко Христу. Наша единственная цель — чтобы они всем сердцем возлюбили Бога. Но этого невозможно добиться с помощью увещеваний.

Святые советуют нам меньше говорить и больше молиться; мы должны просить Господа, чтобы Он зажег в их сердцах пламя любви, чтобы они каждый по-своему жаждали присутствия Божия и искали Его на протяжении всей жизни.

Кроме того, исследования показывают, что у родителей, которые любят Христа, полноценно участвуют в жизни Церкви и приносят добрые плоды, дети стараются подражать их примеру. А если у них перед глазами родители, которых не особенно занимает литургия и они ходят в церковь только потому что так положено, дети это запоминают и потом говорят, что люди в Церкви «поверхностные» и «неискренние». Самое сложное — это вырастить святых, ведь для того, чтобы их воспитать, нужно самому стать святым.

Думаю, с этого и надо начать: давайте опустимся на колени и попросим Бога зажечь огонь любви в наших сердцах и в сердцах наших детей. Давайте попросим научить нас любить Его и стать к Нему ближе, чтобы мы все вместе стремились на литургию и могли ощутить преображающую силу Святого Причастия.

А потом — наберемся терпения и дадим Ему время. Запомните, наша главная цель — не побороть сопротивление наших детей к следующему воскресенью. Наша цель — сделать так, чтобы они стремились ко Христу на протяжении всей жизни и в вечности.

Надеюсь, мы обязательно к этому придем.

Читайте также:  Трезвение: святые отцы о добродетеле, значение в православии, виды и средства

Перевела с английского Дарья Прохорова

Храм святых Косьмы и Дамиана ст. Родниковская

По благословению ИГНАТИЯ епископа Армавирского и Лабинского

Почему дети перестают ходить в церковь? Свящ. Александр Сирин

Почему дети не ходят в церковь

Часто бывает так, что дети верующих родителей подрастают и перестают посещать богослужения, им становится неуютно в церковной ограде и они покидают ее. И тогда встревоженные отцы и матери засыпают батюшку вопросами: «Когда наши дети были маленькими, они любили ходить в храм, так живо на все реагировали, любили причащаться, ставить свечи. А теперь они даже слышать об этом не хотят. У них появились новые друзья, новые интересы и теперь они стесняются наложить крестное знаменье, исповедовать веру, носить крестик. Почему это произошло?».

Увы, на этот вопрос нельзя ответить односложно, потому что причин может быть много, а результат всегда один – охлаждение в вере. Давайте разберем несколько из таких причин.

1. «Чтобы молились дети, нужно, чтобы в них текла кровь молящихся родителей» (Старец Порфирий Кавсокаливит). Дети живут жизнью семьи, и то, что составляет жизнь их родителей, становится естественным и для них. Серьезная ошибка родителей состоит в том, что они сами молятся редко, не стремятся посещать храм Божий, а своих детей желают туда загнать. Но так ничего не получится. Дети всегда идут за родителями.

2. «В этом тайна: будучи хорошим и святым, будем вдохновлять и сиять» (Старец Порфирий Кавсокаливит). Очевидно, что на жизнь детей влияет излучение родителей. Дети видят суть — чем ты живешь, то и излучаешь. Сияет ли в тебе Христос? Или твоя вера давно приобрела лишь внешнюю форму, за которой нет глубины содержания православной жизни? О внешней форме веры точнее всего сказал святой апостол Павел: «И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1Кор. 13, 3). То есть, если в сердце нет любви, то вера неминуемо превращается в имитацию духовной жизни, религиозное лицемерие, фарисейство. Частые посещения храма, усердные молитвы, обильные пожертвования, строжайший пост, соблюдение всех церковных правил и обрядов без исполнения заповедей любви к Богу и ближним лишь наделяют человека личиной праведности и набожности, скрывающей истинное состояние честолюбивого самодовольства. Кроме того, фарисейство всегда соединено с внутренним превозношением над ближними и придирчивым судом над их действительными и кажущимися недостатками. А дети, как самые чуткие психологи, постепенно начинают чувствовать эту ложь, неискренность. Их чистые сердца не обманешь ни какой внешней формой, и они, отвергая лицемерие и фарисейство родителей, могут по неопытности перенести свое негативное отношение и на всю Церковь.

3. «Привести лошадь на водопой может и один человек, но даже сорок не смогут заставить ее пить» (Народная мудрость). Пользуясь родительской властью и авторитетом, можно заставить ребенка ходить на богослужение, держать пост, читать утреннее и вечернее правило, но нельзя заставить его любить это делание. Безусловно, в быту есть вещи, которые необходимо заставлять детей делать «через не хочу» — например, убрать комнату, помыть посуду, вынести мусор и т.д. Но все это они могут делать и без любви к процессу. Вера — это другое. Если навязывать святыню ребенку насильно, то можно выработать отрицательное отношение к ней. В церковной жизни необходимо избегать давления. Когда ребенок развивается в свободе и одновременно имеет перед собой добрый пример взрослых, то вера, посещение храма становится осознанной, радостной потребностью.

4. «Связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям» (Мф. 23,4). Часто так случается, что из ложной религиозной ревности родители заставляют ребенка делать то, что ему не по силам: нагружают молитвенным правилом, заставляют строго поститься, выстаивать полное богослужение. Это совершенно несоизмеримо с его уровнем духовного и физического развития! Устав физически, ребенок, как правило, начинает переминаться с ноги на ногу, приседать на корточки, жаловаться и хныкать, отвлекаться от службы и мешать всем окружающим молиться. И если родители начинают предъявлять строгие требования к его поведению в церкви, то он не выдерживает и в последующем отказывается посещать храм.

5. «И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем» (Еф. 6,4). Однако порой складывается такое впечатление, что над ребенком ставится какой-то духовный эксперимент. Родители не понимают, что если у них самих хватает духовных сил подолгу читать молитвенное правило и Священное Писание, строго поститься, выстаивать долгие службы, то у их детей в душе происходят совсем иные процессы. Не понимая духовного смысла поста, молитвы, посещения храма, ребенок начинает воспринимать религиозную жизнь как игру, придуманную для него взрослыми, и его православное поведение становится имитацией. Казалось бы, внешне он делает все правильно, а внутренне – полное несоответствие. И такое воспитание, которое, к сожалению, часто приходится видеть, в последствии может привести к совершенно неожиданному и нежелательному результату.

6. И еще одной причиной проблем с ребенком является наличие разногласий между родителями в вопросе посещения им храма, особенно если один из родителей категорически против. Поскольку молитва в храме это, конечно же, не только праздник, но еще и труд, ребенку часто хочется избежать, увильнуть от трудностей. Он всегда будет стараться спрятаться за родителя, который дает ему больше свободы и возможность расслабиться. В этом случае от воцерковленного родителя потребуется большая мудрость в воспитании ребенка. Он вовсе не должен потакать лености к хождению в храм, но, если церковь станет для ребенка обременительной обязанностью, то он в какой-то момент может восстать против нее.

Итак, названы самые распространенные причины отказа подростков посещать храм. Становится очевидным, что родители, прежде чем что-либо предпринимать, пытаясь изменить отношение ребенка к Церкви, должны сначала разобраться в причинах такого отношения и понять истинное внутреннее состояние ребенка. Они должны сами следить за взрослением своего ребенка и определять посильное для него участие в богослужении. В обычаях наших благочестивых предков было, чтобы во время богослужения маленькие детки стояли рядом с родителями, ходить по храму им не разрешалось. Если же ребенок устал, с ним надо выйти, дать ему передохнуть. Потом еще зайти, но стараться это делать так, чтобы не мешать молящимся. Когда же силы детские истощились, надо уходить. Так, постепенно, надо увеличивать время пребывания в храме, удерживая ребенка на грани его сил. При этом необходимо объяснять ему: «Нужно учиться терпеть, переносить разные испытания в жизни. Сейчас ты не просто стоишь, тело твое молится, потому что стоит на молитве. Твое присутствие в храме делает тебя единым с Богом».

Нельзя успокаиваться на том, что ребенок ходит в храм и учится в православной гимназии, имеет православных друзей, знает Символ веры, даты церковных праздников, читал Жития святых. Родители должны открывать детям Бога, показать им Христа, Который наполняет Собой церковную жизнь, дать им почувствовать благодать Святого Духа, Который в Церкви живет, это надо обязательно сделать, чтобы дети через это остались в Церкви. В Церкви их можно сохранить тогда, когда в их душе будет огонь веры, когда они почувствуют радость любви, когда они почувствуют радость пребывания в жизни церковной. Поэтому очень важно родителям, прежде всего, в самих себе воспитывать страх Божий, который будет приобретаться детьми через родительский пример. Если родители будут с благоговением, со страхом Божиим приступать к Таинству Покаяния, к Таинству Причащения, то и дети будут так же относиться к этим Таинствам. Если дети будут видеть родительское почтение к Богу, благоговейное отношение к святыням, если в семьях будут царить любовь и уважение, тогда эти чувства они сохранят в себе всю жизнь.

Родителям нужно стараться больше участвовать вместе с детьми в жизни прихода, в каких-то делах и мероприятиях, совершать паломничества по святым местам. Хорошо с родителями и тогда, когда с ними благодатно, мирно, радостно, когда родители тебя любят, когда родители тебя понимают. В переходном возрасте для подростков все большую роль в играют сверстники, а не родители. Важно сделать так, чтобы у них с малых лет были верующие друзья, надо так организовать их жизнь, чтобы им было с ними интересно. Нужно приглашать в гости других детей из семей верующих, устраивать с ними экскурсии. Ребенок познает окружающий мир, и этот окружающий мир на самом деле очень интересен. Можно пойти летом за грибами, за земляникой, рассказать, как в лесу поют птички, перевести это пение на язык человеческий, сказать им, что птичка поет славу Богу, и ребенок запомнит это на всю жизнь и воспримет красоту мира как красоту Божиего творения. И тогда ко всему остальному он будет относиться так же, смотреть именно с этой точки зрения и видеть проявление Божественной любви во всем, что его окружает. Найти ее можно и в природе, и в литературе, и в музыке.

Воспитание детей — это вообще подвиг времени. Нужно уделить этому делу много сил, внимания. Оно требует размышлений, чтения специальных книг, бесед с другими родителями, общения со священником, у которого дети исповедуются… Только тогда может что-то получиться.

О церковной жизни маленького христианина

О церковной жизни маленького христианина

Добрый день, дорогие посетители православного островка «Семья и Вера»!

Когда следует начинать приводить маленьких детей на литургию? Как приучить ребенка к церковной службе, как правильно объяснить и донести до него всю красоту церковного богослужения и важность пребывания в храме на литургии, всенощной, и других церковных службах?

Протоиерей Максим Козлов подробно объясняет в данной статье родителям тонкости и нюансы церковного воцерковления не только детей, но и самих родителей, подробно рассказывает о том, как не допустить наиболее распространенных ошибок в церковном воспитании детей и как научить своих детей любить церковные богослужения, понимать их и иметь искреннее желание посещать их вместе с родителями.

«Маленьких детишек лучше приводить не на целую службу, потому что выдержать два с половиной часа богослужения им не под силу, — пишет о. Максим. — Самое лучшее — привести ребенка за некоторое время до Причастия, чтобы пребывание в Церкви было для него светлым, радостным и желанным, а не тяжелым и мучительным, ради которого нужно не есть и долго томиться, ожидая непонятно чего.

Протоиерей Максим Козлов

Думается, разумно было бы ездить в храм в один воскресный день всей семьей, а в следующий пусть кто-нибудь из родителей постоит на пол-ной службе, а другой останется с детьми или приведет их к концу богослужения. Пока дети маленькие и у матери ночные кормления, постоянные домашние хлопоты, так что бывает, дома некогда помолиться, надо ей дать возможность хотя бы раз-два в месяц прийти на Божественную литургию одной, без детей, а муж пусть побудет с ними дома, даже и в воскресенье — Господь примет это как жертву, угодную Ему. Вообще, родителям с маленькими детьми, лучше приходить на службу, отдавая себе отчет в том, что, в такой день они сами не будут иметь возможность причаститься, И те, кто любит службу, те, безусловно, собою пожертвуют.

Но, во-первых, не обязательно водить детей каждое воскресенье, а во-вторых, можно водить их по очереди: когда-то мама, когда-то папа, когда-то, даст Бог, бабушка или дедушка или крестные родители. В-третьих, с маленьким ребенком стоит приходить к такой части богослужения, которую он способен вместить. Пусть сначала это будет десять-пятнадцать минут, потом Евхаристический канон; через какое-то время, когда детки станут постарше (я специально не называю возраста, так как здесь все очень индивидуально), богослужение начиная с чтения Евангелия и до конца, а с какого-то момента, тогда, когда они будут готовы хотя бы некоторым усилием выстаивать литургию сознательно, и вся она целиком. И только потом — всенощная целиком, а сначала тоже только главнейшие ее моменты — то, что вокруг полиелея, и то, что для детей наиболее понятно, — славословие, помазание.

С одной стороны, дети с самого раннего возраста должны привыкать к церкви, с другой — они должны привыкать к церкви именно, как к дому Божию, а не как к игровой площадке для собственного времяпрепровождения. Но в одних приходах им просто этого не дадут, быстренько окоротив и поставив на место не только самих детей, а и мамашу, и папашу. В других приходах, где к этому относятся помягче, такое детское общение может расцвести пышным цветом. Однако в таком случае родители не всегда должны спешить радоваться, что их Маня или Вася в воскресенье так торопятся в церковь, ведь они могут торопиться не к Богу на литургию, а к Дусе, которой нужно передать наклейку, или к Пете, с которым ожидается важное дело: Вася несет танк, а Петя пушку, и у них предстоит репетиция Сталинградской битвы. Если внимательнее присматриваться к нашим детям, то мы увидим, что на службе с ними много чего интересного может происходить.

За маленькими детьми в церкви обязательно нужно следить. Часто бывает, что мамы и бабушки приходят с ними на службу и отпускают их на волю, видимо, считая, что детьми должен заниматься кто-то другой. И они бегают по храму, вокруг церкви, безобразничают, дерутся, а мамы и бабушки молятся. В результате получается самое настоящее атеистическое воспитание. Такие дети могут вырасти не только атеистами, но даже и богоборцами-революционерами, так как у них убито чувство благоговения перед святыней.

По-этому каждый поход с ребенком в церковь — это крест для родителей и своего рода маленький подвиг. И к этому так и нужно относиться. Вы сейчас идете на службу не просто Богу помолиться, а будете заниматься тяжелым трудом серьезного воцерковления своего ребенка. Будете помогать ему правильно вести себя в церкви, учить его молиться, а не отвлекаться. Если вы видите, что он устал, выйдите вместе с ним, чтобы подышать воздухом, только при этом не надо есть мороженое и считать ворон. Если ребенку трудно стоять в духоте и ему ничего не видно за спинами других людей, отойдите с ним в сторону, но обязательно будьте все время рядом с ним, чтобы он не чувствовал себя брошенным в церкви. Немалая проблема встает перед православной семьей, когда дело доходит до приучения отрока, отроковицы к благочестивому и благоговейному поведению в храме. Ее лучше рассматривать применительно к нескольким возрастным этапам.

Первое время — это время младенчества, когда от ребенка еще ничего не зависит, но уже немало зависит от родителей. И здесь нужно пройти средним — царским — путем. С одной стороны, очень важно ребенка с регулярностью приобщать Святых Христовых Таин. Именно с регулярностью, а не то, что на каждойслужбе. Ведь мы же верим, что дети своих личных грехов не имеют, а первородный грех омыт для них в купели Крещения. Значит, мера усвоения ими благодатных даров Евхаристии существенно выше, чем у большинства из взрослых, которые то недоисповедуются, то недоподготовятся, то рассеятся, а то и нагрешат сразу после Причастия, скажем, раздражением или неприятием тех, с кем только что вместе подходили к одной Чаше.

Да мало ли еще чем. Так что вскорости можно почти все утратить. А как младенец может утратить то, что ему дается в принятии Святых Христовых Таин? Поэтому задача родителей не в том, чтобы обязательно каждое воскресенье приносить своего младенца на Причастие, а в том, чтобы организовать свой новый уклад жизни таким образом, чтобы папа и мама, в особенности мама, не разучились молиться на службе и вообще бывать на богослужении отдельно от ребенка (чаще всего ко второму, третьему своему чаду родители уже этому научаются). Не редкость, когда после рождения ребенка молодая мама, которая до того ходила в храм, любила молиться на службах, сама исповедовалась, причащалась, вдруг обнаруживает, что у нее нет такой возможности, что приезжать в церковь получается только с младенцем, что бывать приходится только на коротком отрезке богослужения, так как не следует отстаивать с новорожденным на руках целую литургию, ведь его естественное гуление, иногда и крики не могут не отвлекать, а иной раз и раздражать, подвергая испытанию терпение стоящих рядом прихожан.

Читайте также:  Архангел Варахиил: молитва и акафист, в чем помогает и как молиться

Первое время кормящая мать из-за всего этого скорбит, но потом начинает привыкать. И хотя формально повторяет сокрушительные слова о том, как давно она по-настоящему не стояла на службе, как давно не могла всерьез подготовиться к исповеди и к Причастию, однако на самом-то деле потихонечку-потихонечку ее начинает все больше и больше устраивать, что на службу можно приезжать не к началу и что если вдруг приехала раньше, то можно вместе с другими мамашами выйти в притвор и повести приятные разговоры о воспитании ребенка, а потом коротенько подойти с ним к Чаше, причастить и вернуться восвояси домой. И хотя всем понятно, что такая практика неполезна для души, тем не менее она, к сожалению, вырабатывается в очень многих семьях.

Каким же тут нужно идти путем молодым родителям? Во-первых, разумной заменой друг друга, а во-вторых, если есть какая-то возможность, прибеганием к помощи бабушек-дедушек, крестных, друзей, няни, которую усердно работающий отец может обеспечить для семьи, чтобы то один, то другой родитель, а иногда и они вместе могли бы постоять на службе, не думая о собственном, здесь же присутствующем младенце. Это первоначальный этап, на котором от ребенка еще ничего не зависит.

Но вот он начинает вырастать, уже не сидит на руках, уже делает первые шаги, издает некоторые звуки, постепенно переходящие в слова, а затем и в членораздельную речь, он начинает жить отчасти самостоятельной, нами не определяемой во всех отношениях жизнью. Как в этот период родители должны вести себя с ним в церкви? Самое главное, понять, каковы должны быть частота и длительность его присутствия на богослужении, чтобы оно воспринималось ребенком с той мерой сознательности и ответственности, которые в этом возрасте ему доступны.

Если он может с помощью побуждающих его к порядку папы и мамы побыть на литургии десять-пятнадцать минут, а дальше начинает либо играть с подсвечниками, либо бегать со сверстниками, либо просто ныть, то значит, десять-пятнадцать минут — это максимальный срок, который маленький ребенок должен присутствовать на богослужении, и не больше. Потому что иначе возникнут два варианта, и оба они нехороши. Или по мере возрастания, если вокруг много сверстников, ребенок начнет воспринимать церковь, как своего рода воскресно-праздничный детский сад, или при строгих родителях, которые побуждают его к более упорядоченному поведению на службе, начнет внешне либо внутренне (последнее даже хуже) протестовать против того, что они с ним делают. И не дай нам Бог воспитать в наших детях такое отношение к церкви. Поэтому, в любом случае, когда ребенок в возрасте от двух до пяти лет, хотя бы один из его родителей непременно во время службы должен быть рядом с ним. Нельзя для себя решить: наконец-то я вырвался (вырвалась), стою молюсь, вроде бы явного беспорядка не происходит, пусть уж тогда мой отпрыск как-нибудь сам в свободном плавании просуществует это время. Это наши дети, и мы за них отвечаем перед Богом, перед приходом, перед общиной, в которую их привели. И чтобы от них не было ни для кого никакого соблазна, отвлечения, беспорядка и шума, к ним надо быть предельно внимательными. Наш прямой долг любви по отношению к тем людям, вместе с которыми мы составляем тот или иной приход, помнить, что нельзя перелагать свои бремена на кого-то другого.

Дальше начинается переходный этап, когда ребенок делает большой скачок в сознательном восприятии действительности. У разных детей он может начинаться в разном возрасте, у кого-то в четыре-пять лет, у кого-то в шесть-семь, это зависит от духовного, и отчасти от психофизического развития ребенка. Поэтому на этом этапе очень важно, что-бы ребенок постепенно переходил от интуитивно-душевного восприятия богослужения к более осознанному. А для этого необходимо начинать учить его тому, что в церкви происходит, учить главнейшим частям богослужения, тому, что такое Причастие.

И никогда, ни в каком возрасте, нельзя детей обманывать, ни в коем случае нельзя говорить: «Батюшка даст тебе медок» или «Тебе с ложечки дадут вкусненького, сладкую водичку». Даже с сильно капризничающим ребенком нельзя себе такого позволять. А ведь не редкость, что буквально у Чаши своему шестилетнему чаду мама говорит: «Иди скорей, батюшка даст тебе в ложечке сладенького». А бывает и так: маленький, непривычный еще к церковной жизни человечек бьется, кричит: «Не хочу, не буду!», а папа и мама ведут его к Причастию, держа за руки и за ноги. Но, если он до такой степени не готов, не лучше ли собственным терпением и личной молитвой раз за разом приучать его к пребыванию в церкви, чтобы оно стало радостной встречей со Христом, а не воспоминанием о насилии, которое над ним было сотворено?

Пусть, не понимая сути, ребенок знает, что идет причащаться, что это потир, а не чашка, что это лжица, а не ложка, и что Причастие — это что-то совершенно особенное, чего в остальной жизни не бывает. Никакая фальшь и никакое сюсюканье со стороны родителей никогда не должны иметь места. Тем более на грани школьного возраста ребенка, когда мера его осознания того, что происходит в церкви, становится значительно большей. И со своей стороны мы должны позаботиться о том, чтобы это время не упустить.

Означает ли это, что дети в шесть-семь лет уже могут оставаться на службе без контроля со стороны близких? Как правило, нет. Поэтому в этот период начинаются иного рода искушения. Уже и хитрость появляется: то почаще выбежать из храма по вдруг образовавшейся той или другой нужде, то ускользнуть в такой уголок, где папа с мамой не увидят и где можно приятно провести время в разговорах с друзьями, пошептать что-то друг другу на ушко или рассмотреть принесенные игрушки. И, конечно же, не для того, чтобы наказать за это, а для того, чтобы помочь с этим искушением справиться, родители должны быть на службе рядом со своими детьми.

Следующий этап — это этап подросткового возраста, когда родителям нужно постепенно отпускать ребенка от себя. В христианском воспитании это вообще очень важный жизненный этап, потому что если до подросткового возраста вера наших детей была по преимуществу определена нашей верой, верой каких-то других авторитетных для них людей (священника, крестных, старших друзей, друзей семьи), то при переходе к отрочеству ребенок должен обрести свою собственную веру. Теперь уже он начинает верить не потому, что мама и папа верят, или батюшка так говорит, или еще что-то, но потому, что сам принимает то, что говорится в «Символе веры», и уже сам осознанно может сказать: «Я верую», а не только «Мы веруем» — как и каждый из нас говорит: «Верую», хотя на литургии мы поем слова этой молитвы все вместе.

И по отношению к поведению в храме родителей со своими уже подросшими детьми это общее правило свободы, применимо. Как бы нам ни хотелось по душе, по сердцу обратного, нужно отказаться от тотального контроля за тем, что ребенок делает, как он молится, как крестится, не переминается ли с ноги на ногу, достаточно ли подробно исповедуется. Отказаться от вопросов: куда ты выходил, что ты делал, почему так долго отсутствовал? В этот переходный период максимум, что мы можем сделать — это не помешать. Ну а дальше, когда ребенок становится совсем взрослым, дай Бог, чтобы мы вместе могли стоять с ним в одном приходе на одном богослужении и вместе по своей свободной доброй воле подходить к Чаше. Но, впрочем, если случится такое, что мы станем ходить в один храм, а он — в другой, не надо этому огорчаться. Огорчаться нужно, только если наш ребенок вовсе не окажется в ограде церковной.

— Можно ли как-то помочь детям, которые по возрасту уже начинают выстаивать всю службу и им сначала интересно, но потом довольно быстро становится скучно, они утомляются, так как мало что понимают?

— Мне кажется, что это не то чтобы не существующая проблема, но проблема достаточно несложно решаемая при сколько-то ответственном отношении к ней родителей. И тут можно вспомнить одно из самых ярких произведений русской литературы — «Лето Господне» Ивана Шмелева, повествующее об ощущениях и переживаниях пяти-семилетнего ребенка в церкви. Ну, право же, не скучно было Сереже во время богослужения! А почему? Потому что сама жизнь естественным образом была с этим сопряжена и рядом жили люди, которым, во-первых, самим не тяжело было стоять на всенощной, а во-вторых, охотно и не в тягость рассказывать ему о том, что в церкви происходит, что это за служба, какой праздник.

Но ведь никто этого у нас не отнял, и точно так же, преодолев собственную лень, усталость, желание препоручить крестным родителям, учителям в воскресной школе религиозное обучение своих детей, у нас всегда есть возможность рассказывать о том, что происходит в годовом круге богослужения, какого святого сегодня поминают, пересказать своими словами то место из Евангелия, которое будет читаться в воскресенье. И многое-многое другое.

Семилетний ребенок (мы видим это на примере детей воскресной школы) за полгода без труда усваивает все чинопоследование литургии, прекрасно начинает понимать слова Херувимской песни: «Иже Херувимы тайно образующе…», знать, кто такие Херувимы, кто их тайно изображает, что такое Великий вход. Детям дается это нетрудно, они легко все запоминают, нужно просто им об этом говорить.

Проблема непонимания богослужения возникает у формально воцерковленных, но религиозно безграмотных родителей, которые сами толком не понимают, что на литургии происходит, и отсюда не находят слов, как своему ребенку объяснить, что такое те же ектении, антифоны, и сами из-за этого скучают на богослужениях.

Но скучающий сам не научит и своего ребенка с интересом стоять на воскресной литургии. Вот в чем суть этой проблемы, а вовсе не в трудности восприятия маленькими детьми слов церковной службы. Повторю: детям семи-восьми лет на службе хорошо, и они вполне способны воспринимать главное в литургии. Ну что может быть непонятного в заповедях блаженства, в словах Евхаристического канона, которые можно объяснить на протяжении двух-трех бесед, в словах молитвы Господней или Богородичной молитвы «Достойно есть», которые они и так должны выучить к этому возрасту? Все это только кажется сложным».

Читайте другие публикации по данной теме:

Совет священника: Когда ребенок не хочет ходить в храм

Тема отношений по вектору ребенок – семья – Церковь всегда является интересной и неоднозначной. Как правильно объяснить своему чаду несомненную пользу изучения Слова Божия, обращения к таинствам Церкви?

Каким образом преподать ему всю глубину и важность духовного развития? А главное – с помощью каких аргументов привить ему любовь к посещению храма, молитве, чтению духовной литературы?

Ответам на эти другие вопросы православного воспитания авторы нашей рубрики намерены уделить особое внимание.

Вопрос:

Если ребенок не хочет ходить в храм – заставлять ли его это делать?

Валентина Григорьевна, Измаил

Отвечает священник Олег Самохвалов:

Если ребенок маленький, то нужно объяснять ему и вести в храм. Объяснять не как глупенькому — дети все очень хорошо понимают, но объяснять серьезно и в понятной форме.

К примеру. Человек в воскресный день на службе получает благословение на неделю, на все свои дела. Ты хочешь, чтоб у тебя жизнь была лучше? И Ангел Хранитель тебя хранил?

В храме Бог особо слышит молитву. Ты хочешь здоровья своим родителям и вообще всем родным? Ты хочешь, чтобы Бог помог твоим родителям в работе и их делах? Если Бог поможет твоим родителям, то они смогут больше заботиться и о тебе!

Таких примеров можно привести множество.

Если ребенок уже в подростковом и юношеском возрасте, то с ним уже нужно поступать, исходя из обстоятельств. Но однозначно — не упрекать и не задавливать. В любом случае, разговор должен быть спокойным и рассудительным. И обязательно предваряться Вашей молитвой о дочери или сыне. Ребенок слышит через молитву, а не через крик и давление.

Если родители, выходя из храма, живут другой жизнью, другими интересами, то есть, в храме они одни, а вне храма — другие, то в душе у ребенка появится неприязнь к такой «церковной жизни». Храм ему станет чужд.

Если мы не научимся слушаться Бога, Бог не научит наших детей слушаться нас.

В этом контексте нам всем нужно помнить: погибает не тот, кто падает – мы все падаем, а погибает тот, кто не встает. Прежде всего, надо обратиться к Тому, Кто есть Источник всякого блага. Но что бы Бог нас услышал, нужны и от нас некоторые действия.

Услышал – означает исполнил просимое. Чем более угоднее Богу становится наша жизнь, тем Бог более исполняет наши прошения. Но и просить надо, прежде всего, от сердца, понимая, что мы просим.

Если чадам уже, к примеру, 15-20 и более лет, то такие «детки» уже знают и чувствуют: душе нужно, чтобы мы молились, ходили в храм, постились, причащались, исповедовались. Но они этого не делают СОЗНАТЕЛЬНО.

Напоминать им об этом не нужно. А тем более укорять, иначе они только озлобятся.

Что же необходимо, чтобы к Богу обратились такие люди? Знающие, как правильно жить, но поступающие вопреки совести? Только скорби!

Пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Эта поговорка повествует как раз о таких людях. А значит, когда вы просите у Бога им спасения — вы просите скорби, болезни, то есть, потрясения. Потому что без этих потрясений их совесть проснуться не способна!

Если просим таким людям спасение, а сердце говорит: «Не дай Бог, с них волос упадет!», то Бог, смотрящий не на уста, а на сердце, не будет слушать такую молитву.

Бывает, приходят и говорят: «Батюшка, помолитесь за моих деток, они в храм не ходят!»

Проходит время. Прибегают и говорят: «Батюшка, помолитесь, дети работу потеряли!»

Что же произошло? Бог стучал через совесть, а детки не вняли. А молитва же продолжается за них! И родители просят, и священник. Тогда Бог стучится сильнее. Он лишает их средств на жизнь (пока гром не грянет, мужик не перекрестится). И когда им никто уже не может помочь, только тогда они вспоминают о Боге!

Не нужно просить скорби и болезни, нужно просить спасение, а Бог выберет Сам инструменты для лечения.

Пусть каждый выбирает сам, что он прежде всего хочет своим детям – временное или Вечное!

Дорогие друзья!

Ваши вопросы священнику, интересные примеры духовного опыта, стихи и рассказы на духовные темы можно присылать нам по адресу:

papa@ivasi.news

Телефон для связи с редакцией: 063 227 95 17

Внимание! Если Вы не хотите, чтобы консультация по Вашему вопросу была опубликована на сайте, ставьте в письме пометку «Личное» или информируйте об этом сотрудников редакции по телефону.

Ссылка на основную публикацию