Усыновление и православие: отношение церкви и мнение священников, мифы и реальность, молитвы на усыновление

Приемный ребенок: выбор сердца и разума

Беседа с епископом Смоленским и Вяземским Пантелеимоном

Первая православная школа приемных родителей при Марфо-Мариинской обители за 11 месяцев своего существования уже подготовила 30 семей-выпускников. Десять из них взяли на воспитание детей. Помимо стандартной программы, разработанной городским Департаментом семейной и молодежной политики, в школе будущие приемные родители могут пройти катехизацию, пообщаться со священником, а также встретиться с теми семьями, которые уже воспитывают приемных детей. По окончании обучения выдается документ государственного образца – с сентября такое свидетельство о прохождении спецкурсов стало обязательным для потенциальных усыновителей.

О том, чему следует научиться будущим приемным родителям и как им справляться с духовными трудностями, порталу «Православие.ру» рассказывает организатор и духовник школы, председатель отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон.

– Какие главные знания должны получить потенциальные усыновители? И действительно ли теоретическая подготовка к родительству реально помогает на практике?

– Конечно, нужно познакомить усыновителей с особенностями детей, которые оказались по каким-то причинам вне семьи. Эти особенности, как правило, общие для всех таких детей: сложная психика, отсутствие телесного здоровья, часто отставание в развитии. Обычные критерии педагогики к этим детям не применимы. Поскольку все время меняются взрослые, которые живут и занимаются с ребятами в детском доме, у ребенка к ним не возникает устойчивой привязанности, и часто он не умеет любить. Травмированные дети легко переключаются с одного на другое, у них нет какой-то стабильности в жизни… В общем, приемный ребенок – не чистый лист, в его душе уже написаны жизнью разные каракули и даже скверные слова.

Кроме психологии, усыновители должны детально выяснить и юридическую сторону вопроса, чтобы знать и свои права, и права кровных родителей.

Но помимо специальных знаний, главное, чему должны учиться будущие родители, – это умение самим любить таких детей. А для этого нужно постоянное обращение к Источнику любви – к Богу. Через молитву, церковные таинства, чтение Священного Писания и соблюдение заповедей Господь дает нам чувство подлинной любви. У человека должно быть понимание, что воспитание ребенка – это подвиг, силы на который дает только Господь. «Кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает» (Мф. 18: 5).

Родители, исполняя слова Христа, должны просить помощи у Того, Кто заповедовал относиться с состраданием и сочувствием к чужому горю, тем более что тут мы имеем дело с детской бедой.

– Какие мотивы чаще всего заставляют задуматься об усыновлении? Как понять, готов ли человек взять на воспитание премного ребенка?

Должны быть нормальные отношения внутри семьи – осознанное стремление иметь детей у всех ее членов. Обязательно согласие мужа, а также кровных детей, если они есть. Одиноких женщин, которые хотят ребенка, мы не рассматриваем в качестве кандидатов в приемные родители. Но, конечно, каждый случай индивидуален, поэтому только духовник конкретной семьи может дать такой совет: брать ребенка или семья еще не готова к этому.

Курсы приемных родителей как раз и нужны, чтобы не скрывать всех трудностей, а честно о них рассказать – а решение остается за семьей. Нужно осознавать, что если в семье есть непонимание, ревность, то все эти проблемы многократно возрастут, если еще появится ребенок из детского дома, который к тому же сразу перетянет все внимание на себя, ведь он не умеет делиться своей любовью и не умеет жить в семье.

Иногда приходится снимать «розовые очки» с родителей, думающих, что ребенок, которого они усыновят, будет теперь до конца жизни благодарен им. Обдуманным решение об усыновлении становится тогда, когда человек понимает, что он идет на подвиг ради ребенка.

Чаще всего трудности не пугают тех, у кого долгое время не получается родить собственных детей. Стремление быть родителем заложено природой в каждом. Несмотря на то, что в наше время люди часто до достижения зрелого и очень зрелого возраста даже и не думают о семье и детях, в результате все равно большинство приходит к такому решению. Но есть и другие случаи, когда люди, уже воспитывающие нескольких детей, понимают, как важно для ребенка жить в семье, и решают взять к себе еще одного – приемного. Бывает, что просто до глубины души трогает чужое горе.

– Когда рождается свой, кровный ребенок, мы, к счастью, не можем выбирать, какой у него будет цвет глаз, характер, болезни и т.д., – родителям приходится любить его таким, какой он есть. А вот как выбрать ребенка в детском доме? И допустим ли сам выбор?

– Я думаю, что выбирать приемного ребенка допустимо: нужно увидеть и понять, полюбишь ли ты его, расположится ли твое сердце к нему. Конечно, этот выбор сердца нужно проверить разумом. Трезво оценить, по силам ли твоей семье взять ребенка, если он тяжело болен, например, или уже достаточно взрослый и успел приобрести какие-то очень плохие привычки – изменить кардинальным образом вы ведь его не сможете. Но голос сердца все равно стоит слушать – ведь и Сам Господь может указать, что это именно тот самый твой ребенок. Да еще и самому ребенку вы должны понравиться.

На практике же бывает так, что не вы выбираете из большого количества детей, а вам самим консультанты советуют – не детей подбирают к родителям, а родителей подбирают к детям. Стоит прислушаться и к этим рекомендациям.

– Многие родители жалуются, что и своих-то, кровных детей, даже в раннем возрасте, не удается привести в Церковь. А как быть с детьми из детского дома? Способны ли они, по вашему опыту, жить в воцерковленной семье?

– Зная опыт православных детских домов, могу сказать, что очень большой процент их выпускников затем не уходят из Церкви. Есть случаи, что некоторые выпускницы становятся женами священников.

Не имея в себе страха Божия, нельзя научить ему и своего ребенка. И наоборот, если таинства имеют большое значение для родителя, этот пример передается детям. Самое главное – нам самим постоянно быть со Христом, быть в поисках главного дара, главной цели – стяжания Духа Святого.

И хотя себя мы можем и должны заставлять любить, выполнять заповеди, да и просто рано утром в выходной день встать и пойти в церковь, то ребенка, конечно, силой не заставишь. Тут творческий подход нужен, ведь семейных традиций благочестивой жизни не сохранилось. Каждой семье нужно найти свой путь. Поэтому еще важно общаться с другими семьями, делиться опытом.

– Есть ли продолжение у школы приемных родителей – клуб для уже усыновивших?

То, что сегодня воспринимается многими как некая экзотика: многодетность, усыновление и так далее, – на самом деле естественно и нормально, а ведь этому можно научиться, только имея перед глазами живой пример.

Более того, со временем мы должны прийти к тому, чтобы такие семейные клубы объединились в родительскую ассоциацию и становились реальной общественной силой – могли бы выражать свое мнение по поводу разных опасных тенденций. В конце концов в связи с тем, что меняется законодательство в области социальной защиты детей, эта ассоциация могла бы участвовать в решении вопросов, забирать ли конкретного ребенка из конкретной семьи или нет.

Все-таки, несмотря на все различия и проблемы, с которыми сталкиваются приемные родители, жизнь всех семей развивается по неким общим правилам: есть посты, праздники, общие дела. Родители должны заботиться о воцерковлении ребенка с самого раннего детства, а при том, что многие наши взрослые еще сами мало знают о церковной жизни, им приходится преодолевать много трудностей на этом пути. В этом семьи должны поддерживать друг друга, помогать.

Кстати, поэтому, я считаю, очень желательно, чтобы и в школе приемных родителей занятия вели люди из многодетных семей: родители или их ставшие взрослыми дети. Мы их ищем и приглашаем поделиться опытом – особенно интересно было бы побывать у них дома, послушать какие-то истории из жизни, узнать, как они разрешают разные сложные ситуации. Ведь часто бывает, что даже специалисты-психологи из-за отсутствия собственного опыта семейной жизни не могут до конца понять проблемы подопечных. А после посещения многодетной семьи, в которой есть атмосфера любви, становится понятно, на что нужно равняться и к чему стремиться.

– Преподают ли в православной школе приемных родителей люди с таким опытом?

Но главное, что хотелось бы, – это чтобы те, кто приходят в школу приемных родителей, твердо поняли: без Бога мы не можем ничего, и чтобы они чаще обращались к Нему. Воспитание чужих детей, без преувеличения, подвиг, но важно помнить, что в лице усыновленного ребенка вы можете послужить Христу – Сыну Божиему, Который отдал за нас Свою жизнь и усыновил всех нас Богу. Это тот путь, где будет совсем непросто, но здесь вам будет помогать Сам Господь. «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим, – говорит Христос, – ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11: 29–30).

Православная школа приемных родителей – одно из направлений работы Центра семейного устройства – проекта православной службы помощи «Милосердие».

Длительность курса – два месяца. Обучение проходит по программе, разработанной Департаментом семейной и молодежной политики города Москвы, с добавлением дополнительных занятий. К стандарту добавляются беседы со священником, общение с родителями, имеющими опыт воспитания приемных детей, и со специалистами по возрастной педагогике. Занятия ведут священники, психологи, юристы, педагоги и другие специалисты. По окончании обучения в школе будущим приемным родителям выдается документ государственного образца.

Выпускники школы, которые взяли на воспитание ребенка из детского дома, в любое время могут обратиться за консультациями в школу, а также посещать встречи Клуба православных родителей. Встречи клуба проходят ежемесячно, на них родители могут поделиться опытом и задать интересующие их вопросы. На встречи приглашают не только тех родителей, которые прошли обучение в школе, но и всех желающих.

Записаться на курсы в православную школу приемных родителей можно по телефону справочной службы «Милосердие»: (495) 972-97-02. Также по этому телефону можно присоединиться к Друзьям милосердия – всем тем, кто не остается равнодушным, когда ближнему нужна помощь.

МИФЫ ОБ УСЫНОВЛЕНИИ

Чего не надо бояться приемным родителям

Замужем, имеет двоих взрослых сыновей, двоих внуков, воспитывает приемную дочь Алину.

Трудности усыновителям только на пользу

– Галина Сергеевна, чего, как правило, опасаются приходящие к Вам будущие усыновители?

– Ой, чего-чего, а страхов у наших граждан хватает! Тем более что на тему усыновления существует очень много мифов. Для не от них, а ведь это происходит довольно часто. Какие только трагедии потом не случаются! Особенно если ребенок узнает об этом в подростковом возрасте, скажем, лет в 14-16. В лучшем случае он может просто уйти из семьи, а в худшем… А как страдают сами приемные родители! Ведь они всю жизнь несут груз этой “страшной тайны”. Люди переезжают в другой город, меняют фамилию, имя, отчество – и свои, и ребенка, но ребенок все равно узнает об этом, причем в самом неподходящем возрасте. Либо найдутся “доброжелатели”, которые сообщат ему, что он неродной, либо сами родители проговорятся. Случаи разные бывают. Вот один из нашей практики. Мальчишка в 14 лет узнал о том, что он приемный. Произошло это случайно, причем, по вине самих родителей. Парень что-то набедокурил, лег спать, родители стали выяснять отношения по этому поводу, и он услышал, как отец сказал матери: “Я тебе говорил, не надо было его из детдома брать – вот что из него выросло!”. Парень утром встал, собрал вещички и ушел из дома. Отец его потом два года (!) искал, и надо было видеть, из какой клоаки он его вытащил. А потом прощения просил… Да и вообще, о какой тайне может идти речь, если о факте усыновления знают: орган опеки, суд, ЗАГС, ЖЭК, врачи в поликлинике. Получается, что это тайна только для ребенка. Я считаю, что ему обязательно нужно рассказать реальную историю его появления в семье. Только нужно знать, когда и как это сделать – чтобы не нанести травму. Мы в Школе об этом много говорим.

– Есть ли “очередь” за детьми? И не пугает ли будущих усыновителей необходимость потратить уйму времени, пока удастся найти такого ребенка, какого они хотят?

– Очереди за детьми ни в одном детском учреждении не существует, особенно если усыновители хотят взять мальчика старше трех лет. Вот если они мечтают о девочке, да еще, чтобы ей годика не было, тогда придется подождать. Происходит это оттого, что инициаторами усыновления изначально зачастую являются женщины, мужчины гораздо реже – процентов 20-30 обращений. Ну а женщинам, естественно, хочется дочку, с которой, когда она подрастет, можно будет поделиться своими проблемами и чисто женскими переживаниями, и которая будет ближе к родителям, когда они состарятся. Мальчик вырастает и уходит из семьи, а дочка есть дочка. Поэтому девочки у нас “дефицит”. Да еще все хотят маленьких – чтобы самим воспитывать их с самого начала. С детьми старшего возраста уже приходится что-то корректировать, перестраиваться. А что касается поиска ребенка… Знаете, у всех это происходит по-разному. Кто-то находит своего ребенка сразу, при первом же визите в детский дом, а у кого-то на поиски родного человечка уходят недели и месяцы. Здесь нет ни гарантий, ни статистики, и это ни от кого не зависит. Но очень много случаев, когда люди изначально хотят усыновить, скажем, девочку от годика до трех лет, а попав в детдом, случайно видят мальчика лет десяти, и… напрочь забывают о девочке – этот мальчишка очень скоро становится их сыном. Как это объяснить. Наверное, судьбы наши определяются Кем-то свыше…

К вере нужно приохотить, а не приневолить

– Кстати, о Том, Кто свыше… Ваша Школа – светская, и преподаватели, насколько я понимаю, люди невоцерковленные. Обращаются ли к вам православные усыновители, и как Вы относитесь к вопросу усыновления детей семьями, где мама и папа регулярно ходят в храм?

Читайте также:  Епитрахиль священника: что это такое, история и описание, значение в православии

– Обращаются, конечно. Но знаете, мне бы даже хотелось, раз уж Вы пришли из православного журнала, немного развить и заострить эту тему… Дело в том, что я глубоко убеждена: к вере ребенка нужно приохотить, а не приневолить. Любое насилие порождает либо неприязнь и отторжение, либо ломает человека и делает его слабовольным, зависимым, неспокойным. Сомневаюсь, что Церковь хочет ребенка “сломать”, а вот некоторые из православных усыновителей приходят, кажется, с целью не полюбить, принять, воспитать ребенка, а любой ценой его воцерковить. Понимаете, любой ценой!

– Но священники постоянно говорят о том, что ребенка не надо неволить, заставлять его против воли выстаивать долгие службы, соблюдать посты…

– Вот именно! Маленький человек сам должен к этому прийти. Иначе только хуже будет.

– У Вас был только отрицательный опыт, связанный с православными усыновителями?

– Был очень грустный случай… Женщина – абсолютно нормальная, здоровая, адекватная с виду – усыновила девочку четырех лет. Я знала, что она верующая, ходит в храм, причащается. Она была мне очень симпатична. Я сама помогла ей найти приемную дочку. Но, к большому сожалению, я в этом человеке ошиблась … Девочку она вскоре вернула обратно в детский дом – просто подкинула, не оставив ребенку даже его игрушек и личных вещей. А когда я узнала подробности этой истории, я была просто шокирована. Оказалось, что удочерив девочку, приемная мать сразу стала принуждать ее молиться, выполнять послушания, каждый день водила в храм и заставляла выстаивать долгие службы, не разрешая присесть даже на минутку. Конечно, ребенок испугался. Девочка сопротивлялась натиску приемной матери как могла: плакала, убегала, и, в конце концов, та ее вернула.

– И что теперь? Вы избегаете православных усыновителей?

– Нет! Но этот случай, этот опыт надо учесть. Конечно, из этого вовсе не следует, что православные усыновители – религиозные фанатики, и им нельзя доверять детей. Совсем нет. Вот, как раз сейчас я общаюсь с верующей женщиной, православной, которая собирает документы на усыновление девятилетнего мальчика. Пока идет процесс сбора документов, будущая мама берет его на выходные в гости, в свою семью. Они вместе ходят в храм, и, что интересно, ребенок делает это с удовольствием. Он стоит всю службу совершенно спокойно, причащается и даже исповедуется – сам, не по увещеванию взрослых, не потому, что так надо или из страха перед наказанием, а просто, видимо, душа его созрела для веры, есть у него потребность в этом. Вот что значит, когда человек не проявляя насилия над ребенком, просто рассказывает и показывает ему то, что он сам любит и чем живет. Ребенок видит картинку, примеряет ее на себя и делает свой выбор.

Усыновлению нужно учиться

– А на какие вопросы должен сам себе ответить усыновитель, чтобы окончательно убедиться в том, что он действительно готов к этому шагу? Существует ли какой-нибудь “тест на усыновление”?

– Теста как такового нет, но вопросы эти сформулированы давно, и на наших занятиях мы подробно говорим на эту тему. Это очень важно, чтобы с потенциальным усыновителем поработали профессионалы – не тогда, когда он уже взял ребенка, а когда еще только задумался, брать или не брать. Потому что часто, увидев симпатичную мордашку по телевизору или в интернете, люди кидаются собирать документы на усыновление в эмоциональном порыве. Этого делать ни в коем случае нельзя. В этом году мы столкнулись с тремя случаями отказов: через 6 месяцев, через 8 месяцев и через год после усыновления детей вернули в детский дом. Это колоссальный удар по психике и ребенка, и усыновителей. Почему это происходит? Да потому, что мордашка оказалось не такой! Ребенок просто-напросто не оправдал ожиданий родителей, потому что люди были не готовы к усыновлению.

Люди не понимают, что ребенок из детского учреждения – это ребенок с особыми поведением. Они вообще ничего не знают о детях-сиротах. А ведь каждый приемный ребенок проходит несколько стадий психологической адаптации к новой семье, к новой жизни. И это происходит с детьми любого возраста. Но потенциальные усыновители зачастую даже не знают о проблемах адаптации, и когда ребенок начинает капризничать, хулиганить, нецензурно выражаться (и такое бывает), они не понимают, что это вовсе не означает, что он плохой – он просто привыкает к новой жизни. А усыновители не ожидают подобных “сюрпризов”, вот и приходят через две недели после усыновления со словами: “Заберите его назад”. Но когда люди знают, что их ждет, понимают, что это временно, и стараются справиться с этими трудностями – самостоятельно или с помощью специалистов – тогда у них получается нормальная, здоровая семья.

Поэтому я глубоко убеждена: необходимо повсеместно открывать школы приемных родителей, центры усыновления, курсы и тренинги для усыновителей. Причем специалисты должны оказывать поддержку усыновителям не только тогда, когда они еще готовятся взять ребенка, но и после того, как в их семье уже появился приемный ребенок. Именно в этот период у многих усыновителей возникают проблемы, вопросы, новые страхи, и не всегда в ситуации можно разобраться самостоятельно – часто необходима помощь специалиста, будь то вопросы, связанные со здоровьем ребенка, юридические нюансы или необходимая консультация психолога. Многих проблем и трагедий удастся избежать, просто правильно подготовив усыновителей к появлению в их семье ребенка, уж поверьте моему опыту! И справиться со страхами будет проще, когда придет четкое понимание того, чего можно, а чего просто не стоит бояться.

Подробную информацию о Школе приемных родителей можно найти на сайте проекта “К новой семье”

Школа приемных родителей была организована в Москве, в 2002 году некоммерческой организацией “Приют Детства”. Сейчас она является одним из главных направлений проекта “К новой семье”. Эта школа открыта для всех, независимо от вероисповедания и политических взглядов. Ее задача – помочь слушателю разобраться в своих чувствах и намерениях, оценить свою психологическую готовность к этому шагу, подготовиться к нему морально и практически, дать системные знания, необходимые для успешного создания новой семьи. Здесь проходят обучение как потенциальные усыновители, так и уже состоявшиеся. Слушатели школы могут получить полноценную подготовку и поддержку на любом этапе усыновления. Занятия в школе ведут специалисты-практики: юрист (специалист по семейному праву), социальные работники, врачи (педиатр, психиатр-психотерапевт, невропатолог-генетик), педагог, детский психолог, семейные психологи.

Опытные практики-юристы расскажут будущим родителям о том, какие существуют нормы и правила усыновления, что включает в себя необходимый пакет документов на усыновление и как его подготовить, что такое судебный процесс установления усыновления. На занятиях по медицине приемные родители узнают о том, что такое возрастная физиология ребенка, каковы особенности здоровья приемных детей, как провести независимую экспертизу здоровья. Опытный психолог даст профессиональные рекомендации – как подготовить семью к появлению ребенка, пояснит, что такое адаптация ребёнка в семье и в обществе, расскажет, какие существуют приемы воспитания приемных детей, что такое возрастная психология ребенка и проч.

Также любой слушатель школы всегда может получить персональную консультацию у психолога, психотерапевта, педагога и юриста.

А встречи с опытными приемными родителями помогут будущим усыновителям разобраться в тех непростых ситуациях, которые возникают как в процессе усыновления, так и уже в состоявшейся новой семье.

Занятия проводятся в форме лекций, семинаров и тренингов. Обучение бесплатное. Слушатели оплачивают только необходимые для обучения методические пособия.

Занятия в Школе приемных родителей проводятся по адресу: г. Москва, ул. Академика Варги, дом 5, офис 10. НОБФ “Приют Детства”.

Усыновление и православие: отношение церкви и мнение священников, мифы и реальность, молитвы на усыновление

Так как же все-таки православная церквь относится к усыновлению детей? Многочисленные вопросы наших радиослушателей с самыми противоречивыми мнениями на эту тему привели нас к мысли о необходимости расставить все точки над «i». Человек, которого мы пригласили в студию, весьма авторитетный и в церковных, и в светских кругах. Разговор, начавшийся с ответа на один конкретный вопрос, получился, на наш взгляд, интересным и… незаконченным, поскольку некоторые суждения нашего гостя, возможно, вызовут у вас желание продолжить дискуссию… У нас в гостях – председатель Отдела Московского Патриархата, протоирей Димитрий Смирнов.

– Отношение церкви к процессу усыновления. Насколько мы поняли, люди оказываются в диаметрально противоположных ситуациях, и либо у церкви нет единого отношения к этому явлению, либо на местах трактуют по-разному. Нам бы хотелось в этом вопросе разобраться. Часть священников, насколько мы поняли, к процессу усыновления относится отрицательно, говоря о том, что это некий крест человека, пусть маленького человека, но это – его крест, и он должен его нести, и не стоит вмешиваться в промысел Божий. Другие, наоборот, говорят, что это благое дело, и дают благословение будущим родителям на усыновление детей. Естественно, возникает вопрос: какова все-таки позиция церкви к процессу усыновления детей?

– Известно, народная мудрость гласит: не тот родитель, кто родил, а тот, кто воспитал. Процесс усыновления благословляется церковью, и, безусловно, это благо, и в последнем обращении Патриарха к Епархиальному собранию, Патриарх об этом говорил и призывал вообще всех, кто имеет такую возможность, брать на воспитание сирот, потому что, необычайный позор нашего народа, помимо четырех миллионов абортов, которые совершаются каждый год, – из-за этого мы вымираем, – у нас миллион сирот, – такого количества не было даже после войны. Это говорит о том, что та советская власть, которая воспитывала человека, превратила его из самого доброго народа в самый жестокий, потому что такого нигде нет в мире – такого отношения к детям. Может быть, в какой-то степени затронуло это и духовенство, потому что они плоть от плоти своего народа.

Действительно, маленький человек – он тоже крест несет, безусловно, но ведь Господь-то призывает нас помогать тому, кто несет крест. Симон Кириянин помог нести крест самому Христу. Этим он прославлен в Евангелии, и две тысячи лет его имя во всех церквах с благодарностью повторяется. И сколько написано с фресок изображений именно с этим – как один человек помогает самому Богу нести крест. Да, он несет крест, само сиротство – это уже крест. Господь говорит: «Я был болен – вы меня посетили, я был голоден – вы меня накормили, я был наг – вы меня одели, я в темнице был – вы меня посетили». Разве это не относится к сироте, который взывает к взрослому человеку: «я сирота, вы меня усыновили?»

Общество обязано для сироты сделать все возможное, чтобы он не чувствовал своего сиротства. В идеале – это только при усыновлении. Ведь у нас огромное количество – каждая пятая супружеская пара бесплодна, потом – огромное количество женщин с нерастраченным материнским чувством, потому что из-за своей малодетности они вмешиваются в супружескую жизнь своих детей и так далее… житья им не дают, вместо того, чтобы –усынови еще одного-двоих и занимайся, и будешь прекрасной бабушкой, и все-таки это хоть неполная семья, но какое-то подобие, можно учить детей каким-то навыкам жизни, потому что 40% детей из госучреждений официально, по официальной статистике, поступают прямо в преступный мир, а потом в тюрьму, поэтому все эти органы, которые у нас занимаются сиротами, они просто куют кадры преступного мира, репродукцией этой занимаются, вместо того, чтобы действительно человеку дать полноценное семейное духовное воспитание.

Наша государственная опека торгует детьми и оборот этой торговли – пятьдесят миллионов долларов в год, – потому что цена ребеночка подскочила сейчас до восьмидесяти тысяч долларов. Если бы наше государство той семье, которая усыновила, оставляло деньги, которые оно тратило на сироту, когда он был в государственном учреждении, у нас бы усыновили всех детей! Но тогда нужно закрывать эту контору, понимаете? А это их бизнес, причем миллионный! Вот такая ситуация. И пусть кто это оспорит! Если я соврал, – подайте на меня в суд! А если он подаст в суд, я назову фамилии! И будем рубиться, и посмотрим, кто кого!

Сам народ должен опомниться, немножко очнуться от своего эгоизма, потому что если это продлится еще 20-30 лет – не будет ни нашего государства, ни нашего народа. Потому что эти огромные территории, которые нам Бог дал – не для того, чтобы мы просто качали нефть и проедали эти дары Божьи, а для того, чтобы устраивать здесь жизнь христианскую. А если мы так относимся к детям, то мы хуже язычников, хуже всяких фашистов. Величайшая христианская цивилизация не знает, как с детьми поступить! Просто это позор такой, что, я, разговаривая с Вами, чувствую, что краснею.

– Отец Дмитрий, если пара приходит в храм и просит благословения у священника на усыновление ребенка, а он не дает этого благословения, что делать в этой ситуации? Ехать в другой храм?

– Что значит «не дает»? Во-первых, он не имеет такого права, и это совершенно не его прерогатива. Другое дело, что некоторые люди, например, больные, или с головой, может, не все в порядке, услышали призыв Патриарха, откликнулись на это по доброте сердечной, но они реально не в состоянии… Ну, тогда священник скажет: «Вы знаете, мне кажется, вам тяжело..».

Тут требуется вот что: люди задумали усыновить маленького человека. Они должны прийти и попросить у священника отслужить молебен на начало доброго дела. Вот это его дело – отслужить молебен. А если они решили взять сироту, как он может этому препятствовать? Как один человек, пусть он даже священник, может властвовать над другими? Это совершенно не его прерогатива!

– Еще один вопрос – тоже был в нашей почте – могут ли приемные родители стать крестными родителями этому ребенку?

– Так часто бывает.

– Конечно. У нас даже есть один человек в храме, который опекает около пятисот сирот, он имеет связь примерно с сотней детских домов. Его там все зовут «папа Юра». Он очень многих крестит, становится им крестным отцом. Он их всех помнит. Поэтому это вполне приемлемо. Но лучше бы, конечно, помимо этого, чтобы ребенок действительно называл «папой» и «мамой», просто забыл, что он сирота, чтобы этот комплекс сироты от него ушел.

Читайте также:  Православные детские школы: особенности и отличия от обычных школ, преимущества и недостатки, поступать или нет

– Отец Дмитрий, среди нашей аудитории, наверняка, найдется хотя бы одна женщина, которая совершила в своей жизни этот поступок, отдав ребенка в детский дом в силу ряда обстоятельств. Вероятно, у нее были какие-то мотивы…

–Я перед каждой женщиной, которая отдала ребенка в детский дом, готов встать на колени и поклониться, потому что десятки миллионов ее соотечественниц просто прикончили ребенка, сделав аборт, а эта дала ему жизнь.

– Бросить – это лучше, чем убить, понимаете? Мы нация убийц, потому что через аборты прошло большинство наших женщин. Мы вполне можем говорить, что мы нация убийц. С попустительства отцов. Говорить о «той, которая бросила», какая она плохая – у меня язык не повернется ее осуждать. Ну мало ли: она голодная, или несчастная, или брошенная. Но все-таки она не убила человека!

– Женщина, пришедшая в храм, бросившая ребенка, имеет возможность получить, если не поддержку священника, то, по крайней мере, некое сострадание и понимание?

– Да, естественно! Мы все понимаем…

– Отец Дмитрий, а женщина, как Вы говорите, убившая ребенка, может искупить свой грех, усыновив ребенка?

– Искупил наши грехи Господь наш, Иисус Христос. Усыновив сотню детей, убитого не воскресишь. Чтобы как-то показать Богу, что действительно опомнилась, конечно, это надо сделать! Совершив одно зло, постараться компенсировать это другим добром. Но это – не искупить!

– А почему мужчины боятся усыновлять детей, на Ваш взгляд? Почему они не принимают чужих детей?

– Потому что они жалкие трусы, наши мужчины, потому что все они вышли из малодетных и однодетных семей, потому что они маменькины сынки. Современные мужчины получили только женское воспитание. Треть мужчин у нас рождается вообще без отцов. Они не знают, что такое мужское воспитание. А остальные до пятидесяти лет… ко мне приходит женщина, семидесяти восьми лет, в храм: «Что мне делать с моим сыном? Вот он у меня и это, и это» … Я говорю: «Да ему уже за пятьдесят! До каких же пор можно нянчить?» Все потому, что он единственный. Если бы у нее было пятеро, она бы такими глупостями не занималась. Только бы в люди вывести, подвести к ВУЗу или к профессионально-техническому училищу, а дальше, парень, давай сам. А что такое современные мужчины? Вы что, не знаете, что такое современные мужчины? Да это кисель! Я могу это сейчас Вам доказать. Пойдемте, сейчас спустимся вниз, подойдем к остановке, я сниму свой подрясник и начну приставать к женщине. Хоть один заступится? Да никогда в жизни! Вот, почему! Но причина эта – от малодетности. В этом виноваты и мужчины, и женщины. Замкнутый круг получается. Нам нужно его разорвать.

– Спасибо Вам большое. Я думаю, что наша беседа будет очень полезна…

– Рады стараться. С Богом!

(материал с сайта программы “Детский вопрос” Радио России)

Клин православный

ХрамБлагочиниеСтатьи Вопросы священнику

Войти через uID

Форма входа

Воскресная школа
Занятия в воскресной школе
и на Библейско-богословских курсах

–>

Богослужения
Храм иконы Божией Матери “Всех скорбящих Радость”

Поддержите создание крестильного храма!

Рубрикатор статей
Из церковной жизни
Церковные Таинства
Духовное просвещение
Здоровье душевное и телесное
Литература, искусство
Церковь и общество
Видео

Актуально
  • Свободна ли воля человека?
  • О прейскурантах и пожертвованиях
  • Как для святого может быть приемлемо убийство?
  • О правильном отношении к смерти
  • Жить по воле Божией
  • Бог-Любовь и существование зла в мире
  • Сложные вопросы: супружеские отношения, контрацепция, период беременности
  • Гражданский брак: разве плохо, что мы любим друг друга?
  • Благословляет ли Церковь войну?
  • Является ли грехом обращение к бабушке-целительнице, чтобы снять сглаз, если она снимает его молитвами?
  • Привороты
  • Как отличить ученого от лжеученого, научную работу от псевдонаучной?
  • Что такое святость и достижима ли она?
  • О пастырском окормлении женщин, совершивших аборт
  • Символика цвета богослужебных облачений
  • Имена Божии

Предстоящие события
Главная » Статьи » Семь-я

Не бойтесь брать приемных детей

Автор: Ирина Филиппова

“И вот о детях хотелось бы особенно сказать в эти дни. У нас много детей, которые не имеют родителей, даже при живых родителях. И как важно, чтобы наш народ с радостью, с особым чувством благодарности Богу принимал в свои семьи сирот, давая им не только кров и воспитание, но и отдавая им свою любовь. “Не мешайте детям приходить ко Мне”, – говорит Господь (Мф. 19:14). И ведь это слово в каком-то смысле всех нас должно вооружить пониманием того, насколько значимы в глазах Божиих дети… Я хотел бы обратиться с просьбой ко всем, кто может сделать важный шаг в жизни, направленный на усыновление детей, на поддержание сирот, – сделайте этот шаг. В нашей стране не должно быть сирот. Те, кто не имеет родителей, должны обретать их среди добрых, честных и отзывчивых людей”.

Беседа со священником Александром Горовским,
отцом шестерых детей, в том числе двоих приемных

Чем должны руководствоваться православные христиане, которые хотят взять в свою семью чужого ребенка?

– Ну, наверное, притчей о Страшном Суде, прежде всего. Господь сказал: “Если вы не сделали доброго дела ближнему, нуждающемуся человеку, то это не сделали Мне”. Можно вспомнить следующие евангельские слова: И кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает (Мф. 18,5), так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф. 25, 40). Я думаю, что взять ребенка из детского дома – это доброе дело. Соответственно, это доброе дело сделано Христу. Здесь надо обязательно перенести акцент. Верующий человек должен так поступать не ради себя, и даже не ради ребенка, а именно ради Христа. Тогда это действительно принесет пользу и этой семье, и ребенку.

Сейчас в СМИ много говорят о детских домах, о детях-инвалидах, брошенных родителями. Некоторые взрослые, поддавшись эмоциям, спешат в отделы опеки с желанием помочь этим детям, но, как показывает практика, не всегда рассчитывают свои силы.

– Да, много есть случаев, когда детей возвращают. Но сейчас появляется и дополнительное искушение – деньгами. Государство готово существенно увеличить выплаты приемным родителям. И человек, поддавшись искушению, может скрыть свои истинные мотивы и намерения. Поэтому органы опеки должны очень серьезно подходить к выбору приемных семей.

Вот такая ситуация: верующая семья взяла на воспитание ребенка, который не только ничего не слышал о Церкви, но даже и не крещен. У родителей благое намерение скорее его воцерковить. Как в этом вопросе правильно поступить?

– Это все очень индивидуально. Многое зависит от родителей, насколько они воцерковленные, насколько они понимающие. Есть, к сожалению, люди, которые себя считают православными, воцерковленными, но во многих вопросах воспитания в вере делают очень серьезные ошибки. И потом, смотря какой ребенок: может, у него возникнет отторжение, если на него будут сильно давить. Конечно, надо стараться привести человека к Богу – для нас это очевидный факт. Христианский философ II века Тертуллиан говорил, что душа человека по природе христианка, а значит, для человека естественно по природе творить добро, нести любовь – это все нормальные человеческие ценности. То есть христианство и человечность – это синонимы нравственной жизни. Ими и надо руководствоваться при воспитании и своих детей, и приемных.

Возможно, приемным родителям в таких вопросах на первых порах нужно советоваться со священником, а не только на свои силы и опыт рассчитывать?

– Конечно, и советоваться нужно не только со священником, но и проходить специальную школу приемных родителей – такие школы организованы в настоящее время во всех муниципальных образованиях. Я сам и моя жена проходили это обучение. Там с родителями работают педагоги и психологи, готовые помочь в любую минуту, ответить на самый трудный вопрос. Мы вот, несмотря на то, что имеем своих четверых детей, много нового и полезного почерпнули для себя в этой школе. И это нам очень помогает сейчас в воспитании приемных детей. Ведь в воспитании приемного ребенка очень много особенностей, есть свои сложности, в том числе и во взаимоотношениях в семье.

Как бы ты ни старался относиться к приемным детям так же как к своим, все равно в полной мере на первых порах это не получится. Свой будет ближе, родней. Это свойство родительской психологии. И воспитательные санкции к родному ребенку будут применяться иные, чем к приемному. А вот когда и насколько он станет своим, зависит уже от каждого родителя в отдельности.

Ваши пожелания как священнослужителя родителям, раздумывающим: брать или не брать приемного ребенка?

– Как-то раз в центре Москвы я увидел на улице огромный плакат: “Родители, не бойтесь брать приемных детей в семью”. Этот плакат содержал в себе информацию, которая развенчивала мифы о том, почему не стоит брать детей: якобы у них плохая наследственность, они все больные и т.д. Когда я этот плакат прочитал, для себя сразу решил – надо брать. Поэтому всем тоже советую – не надо бояться страшилок. Но, конечно, отнестись к этому решению надо ответственно, об этом я уже говорил. Для России позор такое огромное количество детских домов. Не должно быть в такой огромной стране, с такой богатой духовной историей столько брошенных, никому не нужных детей!

Фото: Татьяна Левина

Подарить свое сердце
Автор: Ирина Филиппова
Когда начинаются проблемы со своим собственным ребенком, родители, чувствуя с ним кровную связь, прощают ему многие вещи. Когда же вы берете чужого ребенка, то вот этой связи – “плоть от плоти” – нет, и при возникновении каких-то критических ситуаций появляются соблазны, вплоть до возвращения ребенка. Поэтому шаг усыновления очень сложен, и священники, предостерегающие, наставляющие потенциальных приемных родителей, опираются как раз на такой вот опыт

Приемный – родной?
Автор: Антонина Лазорцева
Этот разговор был начат в статье протоиерея Алексия Тюкова “Усыновленный ребенок: что ему говорить?”
Сегодня мы приводим советы директора реабилитационного центра для детей и подростков “Радуга” Антонины Лазорцевой.

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт “КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ”.
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.

Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Главные новости

Святейший Патриарх Кирилл: В Антарктиде мы видим некий отблеск Божиего Царства

В одиннадцатую годовщину интронизации Святейшего Патриарха Кирилла в Храме Христа Спасителя состоялся торжественный прием

Святейший Патриарх Кирилл предложил добавить в Конституцию РФ упоминание о Боге

Председатель Государственной Думы России В.В. Володин поздравил Святейшего Патриарха Кирилла с годовщиной интронизации

Заместитель председателя Совета Безопасности РФ Д.А. Медведев поздравил Святейшего Патриарха Кирилла с годовщиной интронизации

Архив

Приемный ребенок: выбор сердца и разума. Беседа с епископом Смоленским и Вяземским Пантелеимоном

Первая православная школа приемных родителей при Марфо-Мариинской обители за 11 месяцев своего существования уже подготовила 30 семей-выпускников. Десять из них взяли на воспитание детей. Помимо стандартной программы, разработанной Департаментом семейной и молодежной политики г. Москвы, в школе будущие приемные родители могут пройти катехизацию, пообщаться со священником, а также встретиться с теми семьями, которые уже воспитывают приемных детей. По окончании обучения выдается документ государственного образца — с сентября такое свидетельство о прохождении спецкурсов стало обязательным для потенциальных усыновителей.

О том, чему следует научиться будущим приемным родителям и как им справляться с духовными трудностями, порталу Православие. ru рассказал организатор и духовник школы, председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон.

— Какие главные знания должны получить потенциальные усыновители? И действительно ли теоретическая подготовка к родительству реально помогает на практике?

— Конечно, нужно познакомить усыновителей с особенностями детей, которые оказались по каким-то причинам вне семьи. Эти особенности, как правило, общие для всех таких детей: сложная психика, отсутствие телесного здоровья, часто отставание в развитии. Обычные критерии педагогики к этим детям не применимы. Поскольку все время меняются взрослые, которые живут и занимаются с ребятами в детском доме, у ребенка к ним не возникает устойчивой привязанности, и часто он не умеет любить. Травмированные дети легко переключаются с одного на другое, у них нет какой-то стабильности в жизни… В общем, приемный ребенок — не чистый лист, в его душе уже написаны жизнью разные каракули и даже скверные слова.

Кроме психологии, усыновители должны детально выяснить и юридическую сторону вопроса, чтобы знать и свои права, и права кровных родителей.

Но, помимо специальных знаний, главное, чему должны учиться будущие родители — это умение самим любить таких детей. А для этого нужно постоянное обращение к Источнику любви, к Богу. Через молитву, церковные Таинства, чтение Священного Писания и соблюдение заповедей Господь дает нам чувство подлинной любви. У человека должно быть понимание, что воспитание ребенка — это подвиг, силы на который дает только Господь. «Кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает» (Мф. 18:5).

Родители, исполняя слова Христа, должны просить помощи у Того, Кто заповедовал относиться с состраданием и сочувствием к чужому горю, тем более что тут мы имеем дело с детской бедой.

— Какие мотивы чаще всего заставляют задуматься об усыновлении? Как понять, готов ли человек взять на воспитание премного ребенка?

— Прежде всего, мы работаем не с желанием какого-то человека, а с семьей. Нет цели обучить как можно больше семей. Мы стараемся находить индивидуальный подход. Важно, чтобы решение усыновить ребенка было взвешенным.

Должны быть нормальные отношения внутри семьи — осознанное стремление иметь детей у всех ее членов. Обязательно согласие мужа, а также кровных детей, если они есть. Одиноких женщин, которые хотят ребенка, мы не рассматриваем в качестве кандидатов в приемные родители. Но, конечно, каждый случай индивидуален, поэтому только духовник конкретной семьи может дать такой совет: брать ребенка или семья еще не готова к этому.

Курсы приемных родителей как раз и нужны, чтобы не скрывать всех трудностей, а честно о них рассказать — а решение остается за семьей. Нужно осознавать, что если в семье есть непонимание, ревность, то все эти проблемы многократно возрастут, если еще появится ребенок из детского дома, который к тому же сразу перетянет все внимание на себя, ведь он не умеет делиться своей любовью и не умеет жить в семье.

Иногда приходится снимать «розовые очки» с родителей, думающих, что ребенок, которого они усыновят, будет теперь до конца жизни благодарен им. Обдуманным решение об усыновлении становится тогда, когда человек понимает, что он идет на подвиг ради ребенка.

Чаще всего трудности не пугают тех, у кого долгое время не получается родить собственных детей. Стремление быть родителем заложено природой в каждом. Несмотря на то, что в наше время люди часто до достижения зрелого и очень зрелого возраста даже и не думают о семье и детях, в результате все равно большинство приходит к такому решению. Но есть и другие случаи, когда люди, уже воспитывающие нескольких детей, понимают, как важно для ребенка жить в семье, и решают взять к себе еще одного — приемного. Бывает, что просто до глубины души трогает чужое горе.

— Когда рождается свой, кровный ребенок, мы, к счастью, не можем выбирать, какой у него будет цвет глаз, характер, болезни и т.д. — родителям приходится любить его таким, какой он есть. А вот как выбрать ребенка в детском доме? И допустим ли сам выбор?

— Я думаю, что выбирать приемного ребенка допустимо: нужно увидеть и понять, полюбишь ли ты его, расположится ли твое сердце к нему. Конечно, этот выбор сердца нужно проверить разумом. Трезво оценить, по силам ли твоей семье взять ребенка, если он тяжело болен, например, или уже достаточно взрослый и успел приобрести какие-то очень плохие привычки — изменить кардинальным образом вы ведь его не сможете. Но голос сердца все равно стоит слушать, ведь и Сам Господь может указать, что это именно тот самый твой ребенок. Да еще и самому ребенку вы должны понравиться.

На практике же бывает так, что не вы выбираете из большого количества детей, а вам самим консультанты советуют — не детей подбирают к родителям, а родителей подбирают к детям. Стоит прислушаться и к этим рекомендациям.

— Многие родители жалуются, что и своих-то, кровных детей, даже в раннем возрасте, не удается привести в Церковь. А как быть с детьми из детского дома? Способны ли они, по Вашему опыту, жить в воцерковленной семье?

— Зная опыт православных детских домов, могу сказать, что очень большой процент их выпускников затем не уходят из Церкви. Есть случаи, что некоторые выпускницы становятся женами священников.

Не имея в себе страха Божия, нельзя научить ему и своего ребенка. И наоборот, если Таинства имеют большое значение для родителя, этот пример передается детям. Самое главное, нам самим постоянно быть со Христом, быть в поисках главного дара, главной цели — стяжания Духа Святого.

И хотя себя мы можем и должны заставлять любить, выполнять заповеди, да и просто рано утром в выходной день встать и пойти в церковь, то ребенка, конечно, силой не заставишь. Тут творческий подход нужен, ведь семейных традиций благочестивой жизни не сохранилось. Каждой семье нужно найти свой путь. Поэтому еще важно общаться с другими семьями, делиться опытом.

— Есть ли продолжение у школы приемных родителей — клуб для уже усыновивших?

— Чтобы оказать реальную помощь, необходимо сохранять с нашими подопечными семьями отношения и после усыновления. У нас уже есть такой клуб, а в дальнейшем наша цель — создать ассоциацию православных родителей, которая помогала бы семьям в воспитании детей, в том числе и приемных. Ведь Церковь это семья, и все общины в идеале должны быть такими дружными семьями, где помогают друг другу, и в воспитании детей тоже.

То, что сегодня воспринимается многими как некая экзотика: многодетность, усыновление и так далее, — на самом деле естественно и нормально, а ведь этому можно научиться, только имея перед глазами живой пример.

Более того, со временем мы должны прийти к тому, чтобы такие семейные клубы объединились в родительскую ассоциацию и становились реальной общественной силой, могли бы выражать свое мнение по поводу разных опасных тенденций. В конце концов, в связи с тем, что меняется законодательство в области социальной защиты детей, эта ассоциация могла бы участвовать в решении вопросов, забирать ли конкретного ребенка из конкретной семьи или нет.

Все-таки, несмотря на все различия и проблемы, с которыми сталкиваются приемные родители, жизнь всех семей развивается по неким общим правилам: есть посты, праздники, общие дела. Родители должны заботиться о воцерковлении ребенка с самого раннего детства, а при том, что многие наши взрослые еще сами мало знают о церковной жизни, им приходится преодолевать много трудностей на этом пути. В этом семьи должны поддерживать друг друга, помогать.

Кстати, поэтому, я считаю, очень желательно, чтобы и в школе приемных родителей занятия вели люди из многодетных семей: родители или их ставшие взрослыми дети. Мы их ищем и приглашаем поделиться опытом. Особенно интересно было бы побывать у них дома, послушать какие-то истории из жизни, узнать, как они разрешают разные сложные ситуации. Ведь часто бывает, что даже специалисты-психологи из-за отсутствия собственного опыта семейной жизни не могут до конца понять проблемы подопечных. А после посещения многодетной семьи, в которой есть атмосфера любви, становится понятно, на что нужно равняться и к чему стремиться.

— Преподают ли в православной школе приемных родителей люди с таким опытом?

— Да, на курсах преподают священник и послушница Марфо-Мариинской обители — оба сами выросли в семьях, где было много детей. Или, например, некоторые занятия ведет женщина, которая десять лет работала директором в православном детском доме, воспитывала детей, лишенных родителей, — можно сказать, жила с ними одной семьей.

Но главное, что хотелось бы, — это чтобы те, кто приходят в школу приемных родителей, твердо поняли: без Бога мы не можем ничего, и чтобы они чаще обращались к Нему. Воспитание чужих детей, без преувеличения, подвиг, но важно помнить, что в лице усыновленного ребенка вы можете послужить Христу — Сыну Божиему, Который отдал за нас Свою жизнь и усыновил всех нас Богу. Это тот путь, где будет совсем непросто, но здесь вам будет помогать Сам Господь. «Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим, — говорит Христос, — ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11: 29-30).

Православная школа приемных родителей — одно из направлений работы Центра семейного устройства — проекта православной службы помощи «Милосердие».

Длительность курса — два месяца. Обучение проходит по программе, разработанной Департаментом семейной и молодежной политики г. Москвы, с добавлением дополнительных занятий. К стандарту добавляются беседы со священником, общение с родителями, имеющими опыт воспитания приемных детей, и со специалистами по возрастной педагогике. Занятия ведут священники, психологи, юристы, педагоги и другие специалисты. По окончании обучения в школе будущим приемным родителям выдается документ государственного образца.

Выпускники школы, которые взяли на воспитание ребенка из детского дома, в любое время могут обратиться за консультациями в школу, а также посещать встречи Клуба православных родителей. Встречи клуба проходят ежемесячно, на них родители могут поделиться опытом и задать интересующие их вопросы. На встречи приглашают не только тех родителей, которые прошли обучение в школе, но и всех желающих.

Записаться на курсы в православную школу приемных родителей можно по телефону справочной службы «Милосердие»: (495) 972-97-02. Также по этому телефону можно присоединиться к Друзьям милосердия — всем тем, кто не остается равнодушным, когда ближнему нужна помощь.

Мифы и заблуждения об усыновлении.

На дворе 21 век. Высокие технологии, техника на грани фантастики – что сейчас не доступно человеку? Это и странно. Можно слетать в космос и при этом совершенно невозможно свыкнуться с мыслью, что детей можно не только рожать – их ещё можно… усыновлять! Почему многие не воспринимают всерьёз даже саму мысль? Почему в век декларируемой гуманности усыновление рассматривается как что-то из ряда вон? Почему бездетные пары годами, десятилетиями, пытаются забеременеть, прибегают к ультра новомодным методам, проливают слёзы при неудачах, и в результате….заводят кошку?

Одна из причин, почему граждане не хотят усыновлять детей – материальное неблагополучие. Это, конечно же, едва ли относится к мифам, но тем ни менее, хотелось бы заострить внимание именно на этом вопросе. «Ой, своего бы на ноги поднять» – не единожды приходится такое слышать. Но почему? Ведь

в годы войны усыновление приобрело массовый масштаб. Детей брали, воспитывали, любили, наравне с родными. Стоит ли говорить о материальных благах в послевоенные годы? И ведь ничего… Возможно, конечно, что люди стали другими. Но возможно и то, что финансовое положение лишь ширма, за которой скрывается нечто более серьёзное. Убеждения. Мифические. О них мы и поговорим.

МИФ 1. «Брошенные дети больны». Проблема здоровья.

Много страхов и опасений связано с тем, что родители, бросившие своих детей – алкоголики, наркоманы и просто асоциальные типы. И если ребёнок не получил весь букет заболеваний при рождении, то всё это обязательно проявится позже. Но всё по порядку. Возьмите в регистратуре поликлиники первую попавшуюся карточку. Открываем страничку невропатолога. Что мы видим? Ишемия, перинатальное поражение, пирамидальная недостаточность – это, пожалуй, самое безобидное. Увы, но далеко не все диагнозы правомерны. И если домашнему ребёнку, во многих случаях, диагнозы снимаются одним только посещением грамотного врача, то отказной ребёнок так и живёт с ярлыком – таскать его по врачам просто некому. Конечно, есть случаи, когда существуют определённые проблемы. Но крайне мало случаев, когда эти проблемы нельзя было бы решить до полутора – двух лет. И, в конце концов, коли уж верить современной присказке « здоровых детей не бывает» – то оно относится в равной степени, как к домашним, так и к брошенным малышам.

МИФ 2. « Вырастет из него чёрти что…..». Проблема наследственности.

Фактор наследственности. Генетика – очень тонкая наука. Но у нас в России в ней разбирается каждый второй. При явной «плохой генетике» отказного ребёнка, собственный дедушка-алкоголик или брат с судимостью, как плохая предрасположенность для ребёнка родного, почему-то не рассматривается. Ещё, детдомовский ребёнок имеет все шансы стать алкоголиком, наркоманом, вором и даже убийцей – против генетики не попрёшь! К тому же, так сложилось исторически, но редко кто может похвастаться знанием генеалогического дерева. На сегодняшний день учёные-генетики пришли к мысли, что, несмотря на заложенный генетический код, очень трудно идти против среды воспитания, педагогики и психологии. Не говоря уж о том, что генов « преступника» и « асоциального элемента» попросту не существует.

МИФ 3. « В России очередь за детьми». Проблема бюрократического характера.

Уж неведомо почему, но бытует мнение, что на получение ребёнка существует очередь, как, например, на квартиру. Ничего подобного. К великому сожалению, брошенных детей хватит на всех. Не существует какой-то определённой очереди за детьми – Органы Опеки прислушиваются к пожеланиям усыновителей и, исходя из этого, подыскивают ребёнка. Может отнять какое то время сам процесс поиска ребёнка, но никак не «стояние» в очереди.

МИФ 3. «Оформить документы очень тяжело». Опять же проблема бюрократии.

Что касаемо оформления документов, то абсолютно всё делается бесплатно, и во многих инстанциях, без очередей. Сами по себе документы не требуют каких-либо ухищрений. Многим удавалось собрать документы за пару недель, без особого напряжения. Более того, во многих учреждениях работники идут навстречу, т.е. вполне возможно договориться.

К сожалению, от неграмотности и произвола чиновников никто не застрахован, но это касается далеко не только органов Опеки и Попечительства…

МИФ 4. « А что скажут люди?». Проблема общественного мнения.

Многие опасаются реакции общества (не родственников, о них речь пойдёт чуть позже). Но зачастую общество относится к усыновителям весьма и весьма неплохо. Даже если соседка тётя Клава и против того, чтобы быть приёмной бабушкой, то уж совершенно посторонним человеком восхищаться вполне может. Для неё вы – герой и ваш поступок подвиг. И как ни странно, но чем больше мифов об усыновлении живёт у тёти Клавы в голове, тем благороднее и возвышеннее вы и ваш поступок. Ещё бы, не каждый возьмёт чужого ребёнка, зная, что у него и гены наркомана, и куча болячек, и столько сил это отнимает.

Кроме того, стоит всё таки помнить, что ребёнок ваш, а не соседский. И в случае чего, вы имеете полное моральное право ставить зарвавшихся соседей на место.

МИФ 5. « Тайна усыновления». Я не смогу хранить тайну!

Это само по себе миф. К сожалению, немало страхов потенциальных родителей связано с тайной усыновления. Кто-то не хочет брать малыша старше полугода, ибо не получится скрыть его происхождение. Кто-то боится прожить всю жизнь в страхе, что тайна раскроется. Кто-то опасается, что приёмный ребёнок вырастет с массой комплексов по поводу своей «приёмности». И многое другое.

Существует закон о тайне усыновления. За разглашение тайны предусмотрена ответственность. И это хорошо. На случай появления био родителей.

Но скрывать от ребёнка его истинное происхождение вовсе не обязательно. Например, многие Европейские страны и Америка уже давно относятся к усыновлению довольно просто. Там уже просто не принято скрывать от ребёнка сей факт. И в самом деле, почему можно спокойно жить с отчимом, даже называя его папой и не испытывать по этому поводу комплексов, и почему нельзя жить с приёмными родителями без чувства ущемлённости?

Подражая опыту зарубежных товарищей, и российские усыновители приходят к мысли, что тайна усыновления вовсе не обязательное условие самого усыновления.

Читайте также:  Потеря близкого человека: советы священников и церкви как пережить и смириться
Ссылка на основную публикацию