Икона Елизаветы Федоровны: история, значение, в чем помогает и как молиться

Икона Святой Елизаветы — одна из любимых и почитаемых православными верующими святых

В настоящее время из всех новомучеников икона жены брата последнего императора России, который и сам прославлен вместе с семьей как страстотерпец, наиболее популярна среди народа. Икона мученицы Елизаветы обязательно присутствует в квартире любой благочестивой семьи.

Историческая справка

Святая Елисавета Федоровна была рождена в немецком Дармштадте 20 октября (ныне – 1 ноября) 1864 года. Она стала вторым ребенком в семье герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV и дочери английской Королевы Виктории — принцессы Алисы. Благодаря традициям старой Англии, дети воспитывались в строгости – они носили простую одежду и вкушали обычную еду.

Их мать воспитывала их на основе христианских заповедей и вкладывала в их сердца сострадание и любовь к своим ближним. Оттого, Елизавета с детства отличалась своей религиозностью и отдавала свое почтение ее дальней родственнице – Елизавете Тюрингенской.

К сожалению, семья Елизаветы потеряла ребенка – в 1873 году их покинул ее трехлетний брат – Фридрих. А в 1876 году дифтерит унес из жизни одну из сестер Елизаветы, а после – ее мать Алису. Тогда Святая Елисавета стала поддержкой своему отцу и оставшимся в живых брату и сестрам.

В свои 20 лет, Елизавета вышла замуж за великого князя Сергея Александровича. Они оба жили духовным браком, так как оба дали тайный обет хранить девственность всю жизнь.

Супруг являлся очень религиозным человеком, а княгиня поддерживала его в этом. Являясь протестанткой, Елизавета твердо решила принять православие, и отправила телеграмму своему отцу с надеждой на его благословение. Однако отец отправил дочери ответное письмо со строками о боли и страдании о ее мыслях. Несмотря на отказ отца, Елизавета, проявив мужество, тайно приняла православие.

Деятельность преподобномученицы великой княгини Елизаветы Федоровны, Гессен-дармштатдской принцессы, принявшей Православие и основавшей в Москве Марфо-Мариинскую обитель милосердия, была многообразна. Отличала ее всегда личная вовлеченность.

Икона Елизаветы существует в разных вариациях и иконописных исполнениях. Это неслучайно, так как история самой преподобной ученицы Христа, а именно так называют тех, кто отдал за Него свою жизнь, необычна.

  1. До замужества — Луиза-Алиса принцесса Дармштадтская.
  2. Внучка знаменитой королевы английской Виктории и младшая сестра императрицы Александры Федоровны, также принявшей мученическую смерть.
  3. Вышла замуж за великого князя Сергея Александровича в 1884 году, еще будучи лютеранкой, и сознательно приняла православие в 1891 году.
  4. Отличалась довольно жестким отношениям к тем, кто совершает террористические акты, но простила убийцу своего мужа и, продав личные драгоценности, купила на Большой Ордынке усадьбу, где в 1909 году разместилась Марфо-Мариинская обитель.

На заметку! Это была необычная для православия монашеская община, поступившие в нее не давали монашеских обетов, да и сама Елизавета Федоровна никогда их не принимала. Но каждая из сестер обязывалась ухаживать за больными, сирыми и убогими. Таким образом, социально-благотворительная функция данной обители неукоснительно исполнялась.

Она лично посещала Хитровку — «дно» Москвы, где жили беднота и «преступный элемент» и куда боялись заходить даже мужчины.
Она лично ассистировала при операциях, которые проводились в госпитале Марфо-Мариинской обители.

Читайте также:  Икона Рафаила: в чем помогает и как молиться, история и описание, значение

При всей своей активной вовлеченности в дела, великая княгиня Елизавета Федоровна сохраняла молитвенный настрой. Далеко не во всех монастырях того времени занимались Иисусовой молитвой. Святая Елизавета была ее «делательницей» и даже — сохранилось по крайней мере одно письмо — советовала своим родным молиться этой молитвой.

Написала устав принципиально новой обители милосердия. Преподобномученица Елизавета Федоровна с большим уважением относилась к русским православным монашеским традициям. Но в монастыре она, прежде всего, видела уход от мира, от деятельной жизни ради молитвы.

В большом городе, таком, как вторая столица Российской империи, Москва, по мнению вел. кн. Елизаветы Федоровны, нужна была обитель, которая откликается на самые разные нужды людей, где человеку могут помочь и словом, и делом. И куда мог бы прийти любой нуждающийся, независимо от вероисповедания и национальности.

Поэтому она стала создавать новые институты сестер. В Марфо-Мариинской обители могли жить как сестры, принявшие обет послушания, девства и нестяжания на время их служения в обители, так и сестры, принявшие или готовящиеся к монашескому постригу.

Создавая Марфо-Мариинскую обитель, вл. кн. Елизавета руководствовалась древними монашескими уставами и советами духовных авторитетов, которых едва ли можно было назвать модернистами — Московского митрополита, свщм. Владимира (Богоявленского), епископа Трифона (Туркестанова), старцев подмосковной Зосимовой пустыни.

С началом Первой мировой войны обитель оказывала помощь как раненным, так и военнопленным, что дало основание подозревать Елизавету Федоровну в симпатиях к немцам. С приходом к власти большевиков в мае 1918 года она была арестована и сначала переправлена в Екатеринбург, а затем в Алапаевск, где ее вместе с другими представителями семьи Романовых и личной служанкой монахиней Варварой сбросили в шахту.

Читайте также:  Феодоровская икона Богородицы: история, значение и в чем помогает

Благотворительность Великой княгини

Открыла санаторий для раненных солдат. Госпитали для раненных солдат открывали многие, в том числе и прмц. Елизавета. Реже встречаются примеры создания реабилитационных центров. Санаторий, оборудованный по последнему слову тогдашней медицинской техники, был организован вл. кн. Елизаветой Федоровной под Новороссийском во время Русско-японской войны (1904–1905 гг).

Организовала пункт сбора помощи фронту во дворце. В залах Большого кремлевского дворца во время Русско-японской войны по инициативе вл. кн. Елизаветы работали мастерские, где шили обмундирование для солдат. Здесь же принимались пожертвования деньгами и вещами. Сама Елизавета Федоровна ежедневно смотрела за общей организацией и ходом работ.

Создала лучшую хирургическую больницу в Москве. Первая операция в клинике при Марфо-Мариинской обители была сделана самой великой княгине Елизавете. Впоследствии сюда привозили самых тяжелых больных, от которых отказывались в других больницах.

Построила здание с дешевыми квартирами для работающих женщин.

Новым для России видом помощи стали дешевые квартиры (общежитие) для работающих женщин, открытое в обители. Это было веяние времени, поскольку все больше молодых женщин начинало работать на фабриках. Обитель помогала им выбраться из мира рабочих поселков и окраин с их пьянством и развратом.

Ориентировала обитель на миссию среди бедняков. В доме священника при Марфо-Мариинской обители находились общественная библиотека. В ней было собрано 1590 томов религиозно-нравственной, светской и детской литературы.

Была и воскресная школа, где в 1913 году обучались 75 девушек и женщин, работавших на фабриках. Если в клинике обители умирал пациент, монахини московских монастырей и незанятые служением больным сестры читали по нему Псалтирь. Настоятельница обители тоже участвовала в молитве. Ее ставили в очередь в ночное время, потому что днем она была занята.

Хотела возродить институт диаконис. В Древней церкви существовали диакониссы — женщины, помогавшие епископу в миссионерском служении и делах милосердия, а также при совершении Таинства Крещения над взрослыми женщинами.

Читайте также:  Икона-заступница: как правильно найти и выбрать свою икону по дате рождения или имени

Так, известны диаконисса Фива, ученица апостола Павла, и св. Олимпиада, собеседница Златоуста. В Средние века институт диаконисс был забыт, но на рубеже XIX–XX вв. в Церкви стали раздаваться голоса в пользу его возрождения.

Усилия вел. кн. Елизаветы Федоровны вызвали поддержку одних иерархов (свщмч. Владимир Богоявленский) и неприятие других (свщмч. Питирим Тобольский). Прмц. Елизавету упрекали в том, что за основу она взяла немецкие лютеранские общины диаконис пастора Флиднера. Однако св. Елизавета Федоровна обращалась к практике именно Древней церкви, в некоторых вопросах основательно позабытой.

В первохристианские времена были диаконисы по одеянию (служению), принесшие обеты, и диаконисы, над которыми совершалось рукоположение. «Я прошу только о первом (разряде), — писала Елизавета Федоровна профессору Санкт-Петербургской Духовной Академии Алексею Афанасьевичу Дмитриевскому. — По правде сказать, я совсем не стою за вторую степень, времена теперь не те, чтобы давать женщинам право участвовать в клире, смирение достигается с трудом и участие женщин в клире может в него внести неустойчивость».

Забирала детей из притонов Хитровки. Описанный Гиляровским район ночлежек в начале XX века представлял собой затерянный в центре Москвы мир, живущий по звериным законам. «Извести» хитрованцев удалось лишь советской власти, применившей, в отличие от царского правительства, всю мощь и жестокость репрессивной машины.

До революции же с существованием Хитровки власти мирились. Считалось, что приток безработных, бездомных и опустившихся людей не остановить, а в центре города район ночлежек будет под большим контролем полиции, чем на окраине.

Хитровку посещали различные благотворители. Так известно, что епископ Арсений (Жадановский) вызволил с Хитровки многих бывших певчих. Пропивших все до нитки людей одевали в новую одежду и давали им шанс вновь устроиться на работу в храмы.

Особенностью служения св. Елизаветы Федоровны было то, что она забирала из ночлежек детей и отправляла их в специальную школу при обители. Так она спасала их от неминуемой участи — для мальчиков воровства, для девочек — панели, а в итоге каторги или ранней смерти. Если семья еще не совсем опустилась, то дети могли остаться с родителями и только посещали занятия в обители, получать там одежду и еду.

«Как бы я хотела быть погребенной здесь». Памяти великой княгини Елизаветы Федоровны

О мощах преподобной Елисаветы на Святой земле, о русском монастыре Марии Магдалины в Гефсимании и о том, о чем молиться святой Елисавете, корреспонденту «Правмира» рассказал диакон Александр Занемонец, который с 2002 года живет на Святой земле.

Подлинно осознанное решение

Мы все знаем, что когда Елизавета Федоровна строила Марфо-Мариинскую обитель в Москве, то там же она устроила специальную крипту, где хотела быть погребенной.

Но также известно, что когда она была еще в конце XIX века на Святой земле, оттуда она писала своим родственникам, что хорошо бы было быть погребенной в Гефсимании.

У храма святой Марии Магдалины в Гефсимании. Октябрь 1888 г.

Почему в Гефсимании? Елизавета Федоровна приехала на Святую землю на освящение храма Марии Магдалины в Гефсимании. Храм строился в память императрицы Марии Александровны, матери ее мужа Сергея Александровича, поэтому они, конечно, с супругом там были.

Храм святой Марии Магдалины в Гефсимании

Очень важно, что именно во время этого паломничества на Святую землю Елизавета Федоровна приняла решение принять православие. Как известно, она была лютеранского вероисповедания. Стоит заметить, что по законам Российской империи, жены великих князей не обязаны были становиться православными, иное вероисповедание не было препятствием для брака.

Именно поэтому мы можем говорить, что те из них, кто действительно становились православными, делали это по своему глубокому внутреннему выбору. Так и Елизавета Федоровна. Мы знаем из ее переписки, как сложно ей далось это решение, сколько у нее было сомнений. Свое окончательное решение великая княгиня принимает на Святой земле. Отсюда у нее и возникает желание – быть погребенной тут.

И действительно так произошло. В начале 20-х годов XXвека ее мощи, так же, как и ее келейницы инокини Варвары, перевозятся на Святую землю, родственники великой княгини о том ее желании, быть погребенной в Гефсимании, помнили.

Мощи при участии родственников перевозят в Иерусалим в 1921-м году и полагаются в крипте храма Марии Магдалины в Гефсимании.

Так Елизавета Федоровна вернулась в то место, где она была за несколько десятилетий до того.

Марфо-Мариинская обитель в Иерусалиме

Очень интересная история самой общины, которая в Гефсимании устраивается.

Никакого монастыря на этом месте, которое мы сейчас знаем как русский монастырь Марии Магдалины в Гефсимании, не предполагалось.

Храм был храмом-памятником. Как храм Спаса-на-Крови в Петербурге – памятник на месте гибели Александра II, так и храм в Гефсимании – памятник его жене, императрице Марии Александровне.

Удивительным образом в начале 1930-х годов там создается община, похожая на Мариинскую обитель. Создается она двумя сестрами, монахинями, которые были изначально протестантского вероисповедания, как и сама Елизавета Федоровна.

Они были англиканского вероисповедания, думали о миссионерской деятельности в Индии. По пути в Индию заехали на Святую землю, оказались в Гефсимании, сняли там домик и поселились там, зная о том, что в этом храме погребена внучка их королевы, королевы Виктории.

Через Елизавету Федоровну, которую они знали с совершенно другой стороны, они начали знакомиться с православием. Были присоединены к Православной Церкви, продолжили свой монашеский путь и устроили общину, действительно похожую московскую Марфо-Мариинскую.

Община была изначально не в Гефсимании, а в Вифании. При ней устраивается школа и больница. Таким образом, сестры живут монашеской жизнью, служа ближним.

Вот так по молитве Елизаветы Федоровны, на Святой земле также выстраивается община, подобная той, что она сама устроила в Москве.

Ничто доброе действительно не остается без своего плода, самого неожиданного. Святая земля освящена присутствием Елизаветы Федоровны и люди, со сходной с ней историей, европейского происхождения, протестантского вероисповедания, оказываются православными и несут подобное служение.

Затем община разрастается, часть общины остается в Вифании, где сегодня находится школа, единственная русская школа в Палестине в настоящее время. Больница превратилась в муниципальную больницу.

Храм святой Марии Магдалины в Гефсимании

О чем молиться преподобномученице Елисавете?

Храм с мощами Елизаветы Федоровны, конечно, является центром этого монастыря и даже можно сказать, что это одна из действительно величайших святынь Православной Церкви на Святой земле.

Важно, что мы имеем именно мощи Елизаветы Федоровны, потому что во многих местах мы видим частицы мощей великих святых в лучшем случае, а здесь есть целые мощи святых, в каком-то смысле наших современников.

Нередко паломники спрашивают, каким святым о чем молиться или где мы о чем молиться? В каком-то смысле этот вопрос немного чудной, но, тем не менее, что-то в нем есть, потому что каждый святой по своему человеческому опыту какие-то вещи знал, какие-то вещи прожил по ходу жизни своей.

К примеру, тот святой, который был опытным монахом, наверное, может быть особым помощником для нынешних монахов. Тот святой, который был врачом, как святитель Лука Крымский, наверное, особым почитанием будет пользоваться у врачей и их пациентов.

Часто паломники спрашивают: «Где молиться, если нет детей?». Самые экзотические мифы изобретаются для этого. Можно сказать, что это та проблема, которую Елизавета Федоровна хорошо знала по собственному опыту, потому что она прожила в браке в течение многих лет, не имела детей и страдала от этого, вероятно. Наверное, с такими вопросами к ней, как раз можно обращаться, она слишком хорошо эту проблему знает.

Елизавета Федоровна также может служить примером того, как переносить внутренние семейные проблемы. Все мы знаем разные толки вокруг Сергея Александровича, но единственное, что говорила Елизавета Федоровна и неоднократно подчеркивала – о том, какой у нее замечательный и подлинно христианский муж. Это совершенно другой стиль перенесения сложностей, нежели принято в наше время.

Икона с частицей гроба Святой преподобномученицы великой княгини Елизаветы.

Великая княгиня Елизавета Федоровна

Когда празднуется память святой преподобномученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны

Память святых преподобномученицы великой княгини Елисаветы и инокини Варвары мы празднуем в день их мученической смерти — 18 июля по новому стилю (5 июля по старому стилю).

Биография великой княгини

Елизавета Александра Луиза Алиса Гессен-Дармштадская родилась в 1864 году в семье великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории. Как немецкую принцессу, ее воспитывали в протестантской вере. Сестра Елизаветы Алиса стала супругой Николая II, а сама она в1884 году вышла замуж за великого князя Сергея Александровича Романова и стала российской княгиней. По традиции, всем немецким принцессам давали отчество Феодоровна — в честь Феодоровской иконы Божией Матери.

Немка по происхождению, Елизавета Федоровна в совершенстве выучила русский язык и полюбила новую родину всей душой. В 1891 году, после нескольких лет размышлений, она приняла православие. Много занималась благотворительностью: посещала больницы, тюрьмы, детские приюты.

В 1905 году от бомбы террориста Ивана Каляева погиб генерал-губернатор Москвы великий князь Сергей Александрович. Елизавета Федоровна первой прибыла на место трагедии и своими руками собирала части тела любимого мужа, разбросанные взрывом.

На третий день после гибели великого князя она поехала в тюрьму к убийце в надежде, что тот раскается. На слова Каляева «Я не хотел убивать вас, я видел его несколько раз и то время, когда имел бомбу наготове, но вы были с ним, и я не решился его тронуть» Елизавета Федоровна ответила: «И вы не сообразили того, что вы убили меня вместе с ним?» Несмотря на то, что убийца не раскаялся, великая княгиня подала Николаю II прошение о помиловании, которое тот отклонил.

Елизавета Феодоровна решила отдать все свои силы служению Христу и ближним. Она купила на Большой Ордынке участок земли и в 1909 году открыла там Марфо-Мариинскую обитель, назвав ее в честь святых жен-мироносиц Марфы и Марии. На участке расположились два храма, лечебница, аптека с бесплатными лекарствами для бедных, детский приют и школа.

Через год насельниц монастыря посвятили в звание крестовых сестер любви и милосердия, а Елизавету Федоровну возвели в сан настоятельницы. Она без сожаления простилась со светской жизнью, сказав сестрам обители: «Я оставляю блестящий мир, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих».

Во время Первой мировой войны великая княгиня активно поддерживала фронт: помогала формировать санитарные поезда, отправляла солдатам лекарства и походные церкви.

После отречения Николая II от престола она писала: «Я испытывала глубокую жалость к России и ее детям, которые в настоящее время не знают, что творят. Разве это не больной ребенок, которого мы любим во сто раз больше во время его болезни, а не когда он весел и здоров? Хотелось бы понести его страдания, помочь ему. Святая Россия не может погибнуть. Но Великой России, увы, больше нет. Мы должны устремить свои мысли к Небесному Царствию и сказать с покорностью: «Да будет воля Твоя»».

В 1918 году Елизавету Федоровну арестовали и отправили в ссылку на Урал — в город Алапаевск. За матушкой последовали сестры милосердия Варвара Яковлева и Екатерина Янышева. Екатерину позже отпустили на свободу, а Варвара отказалась уезжать и осталась с великой княгиней до конца.

18 июля 1918 года заключенных — Елизавету Федоровну, сестру Варвару и нескольких членов семьи Романовых — отвезли к деревне Синячихи. Там, на заброшенном руднике, их избили прикладами винтовок и сбросили в шахту. Во время казни великая княгиня крестилась и громко молилась: «Господи, прости им, не знают, что делают!»

Матушка и великий князь Иоанн упали на выступ в стене шахты. Оторвав от своего апостольника часть ткани, преодолевая боль, Елизавета Федоровна перевязала раны князя. Сохранились свидетельства, что проходящие мимо люди слышали, как в глубине шахты мученики пели Херувимская песнь.

Через несколько месяцев в Екатеринбург вошла армия адмирала Колчака, и тела мучеников достали из шахты. У преподобномученицы Елисаветы, сестры Варвары и великого князя Иоанна пальцы были сложены для крестного знамения.

Письмо Елизаветы Федоровны отцу о принятии Православия

О приятии Православия Елизавета Федоровна думала с тех пор, как стала супругой великого князя Сергея Александровича. Но немецкая принцесса переживала, что этот шаг будет ударом для ее семьи, верной протестантизму. Особенно для отца, великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV. Только в 1891 году княгиня написала отцу письмо:

« … А теперь, дорогой Папа, я хочу что-то сказать Вам и умоляю Вас дать Ваше благословение. Вы должны были заметить, какое глубокое благоговение я питаю к здешней религии с тех пор, как Вы были здесь в последний раз — более полутора лет назад. Я все время думала и читала и молилась Богу — указать мне правильный путь, и пришла к заключению, что только в этой религии я могу найти всю настоящую и сильную веру в Бога, которую человек должен иметь, чтобы быть хорошим христианином. Это было бы грехом оставаться так, как я теперь — принадлежать к одной церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как и мой муж. Вы не можете себе представить, каким он был добрым, что никогда не старался принудить меня никакими средствами, предоставляя все это совершенно одной моей совести. Он знает, какой это серьезный шаг, и что надо быть совершенно уверенной, прежде чем решиться на него. Я бы это сделала даже и прежде, только мучило меня то, что этим я доставляю Вам боль. Но Вы, разве Вы не поймете, мой дорогой Папа? Вы знаете меня так хорошо, Вы должны видеть, что я решилась на этот шаг только по глубокой вере и что я чувствую, что пред Богом я должна предстать с чистым и верующим сердцем. Как было бы просто — оставаться так, как теперь, но тогда как лицемерно, как фальшиво это бы было, и как я могу лгать всем — притворяясь, что я протестантка во всех внешних обрядах, когда моя душа принадлежит полностью религии здесь. Я думала и думала глубоко обо всем этом, находясь в этой стране уже более 6 лет, и зная, что религия «найдена». Я так сильно желаю на Пасху причаститься Св. Тайн вместе с моим мужем. Возможно, что это покажется Вам внезапным, но я думала об этом уже так долго, и теперь, наконец, я не могу откладывать этого. Моя совесть мне это не позволяет. Прошу, прошу по получении этих строк простить Вашу дочь, если она Вам доставит боль. Но разве вера в Бога и вероисповедание не являются одним из главных утешений этого мира? Пожалуйста, протелеграфируйте мне только одну строчку, когда Вы получите это письмо. Да благословит Вас Господь. Это будет такое утешение для меня, потому что я знаю, что будет много неприятных моментов, так как никто не поймет этого шага. Прошу только маленькое ласковое письмо».

Отец не благословил дочь менять веру, но она уже не могла изменить решения и через таинство Миропомазания стала православной.

Мученическая смерть великой княгини Елизаветы Федоровны

Великую княгиню Елизавету Федоровну арестовали в 1918 году. В этот день святейший патриарх Тихон посетил Марфо-Мариинскую обитель и отслужил там Божественную Литургию. Почти сразу после его отъезда за настоятельницей приехала машина с комиссаром и латышскими стрелками. На сборы дали тридцать минут. Благословив сестер, в сопровождении сестрер Варвары Яковлевой и Екатерины Янышевой матушка отправилась в ссылку.

Заключенных на поезде отвезли на Урал — в городок Алапаевск. Вместе с настоятельницей Марфо-Мариинской обители и сестрами отправили великого князя Сергея Михайловича, его секретаря Федора Ремеза, трех братьев — Иоанна, Константина и Игоря; князя Владимира Палея. Сестер Варвару и Екатерину хотели отпустить, но инокиня Варвара пожелала разделить крест с великой княгиней.

Ночью 18 июля 1918 года, в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, узников вывели под конвоем на старый рудник, избили и стали сбрасывать в глубокую шахту. Во время мучений Елизавета Федоровна молилась словами, которые произнес на кресте Спаситель: «Господи, прости им, ибо не знают, что делают». Палачи бросали в шахту ручные гранаты.

Матушка и великий князь Иоанн упали на выступ в стене шахты. Оторвав от своего апостольника часть ткани, преодолевая боль, Елизавета Федоровна перевязала раны князя. Сохранились свидетельства, что проходящие мимо люди слышали, как из глубины шахты звучала Херувимская песнь. Мученики пели, пока не изнемогли от ран.

Через несколько месяцев в Екатеринбург вошла армия адмирала Колчака, и тела убиенных достали из шахты. У преподобномученицы Елисаветы, сестры Варвары и великого князя Иоанна пальцы были сложены для крестного знамения; голова великого князя была перевязана куском ткани.

Где покоятся мощи великой княгини

В 1921 году останки великой княгини Елизаветы Федоровны и инокини Варвары вывезли в Иерусалим. Там они обрели покой в усыпальнице храма святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании.

В 1931 году, накануне канонизации новомучеников российских Русской Православной Церковью Заграницей, гробницы мучениц решили вскрыть. Руководила вскрытием комиссия во главе с начальником Русской Духовной Миссии архимандритом Антонием (Граббе). Когда открыли гроб с телом великой княгини, все помещение наполнилось благоуханием. По словам архимандрита Антония, чувствовался «сильный запах как бы меда и жасмина». Мощи, которые оказались частично нетленными, перенесли из усыпальницы в сам храм святой Марии Магдалины.

Канонизация

Русская Православная Церковь Заграницей канонизировала мучениц Елисавету и Варвару в 1981 году.

В 1992 году Русская Православная Церковь причислила преподобномученицу великую княгиню Елизавету и инокиню Варвару к лику святых новомучеников России. Память их мы празднуем в день их мученической смерти 18 июля по новому стилю (5 июля по старому стилю).

Икона святой преподобномученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны

Чаще всего иконописцы изображают святую преподобномученицу великую княгиню Елисавету Феодоровну стоящей; ее права рука обращена к нам, в левой — миниатюрная копия Марфо-Мариинской обители. Иногда в правой руке святой Елисаветы изображают крест (символ мученичества за веру еще со времен первых христиан); в левой — четки.

Также традиционно великую княгиню Елисавету Феодоровну пишут на иконах вместе с инокиней Варварой — «Преподобномученицы Варвара и Елисавета Алапаевские». За плечами мучениц изображается Марфо-Мариинскя обитель; у их стоп — шахта рудника, в который их сбросили палачи.

Еще один иконописный сюжет — «Убиение преподобномученицы Елисаветы и ихже с нею». Красноармейцы ведут под конвоем великую княгиню Елисавету, инокиню Варвару и других Алапаевских узников, чтобы сбросить их в шахту. В шахте на иконе изображен лик преподобного Сергия Радонежского: казнь совершилась в день обретения его мощей 18 июля.

Молитвы святой преподобномученице великой княгине Елисавете Феодоровне

Тропарь преподобномученице великой княгине Елисавете Феодоровне

Смирением достоинство княжеское сокрывши, богомудрая Елисавето, сугубым служением Марфы и Марии Христа почтила еси. Милосердием, терпением и любовию себе предочистивши, яко жертва праведная Богу принеслася еси. Мы же, чтуще добродетельное житие и страдания твоя, яко истинную наставницу усердно просим тя: святая мученице великая княгине Елисавето, моли Христа Бога спасти и просветити души наша.

Кондак преподобномученице великой княгини Елисаветы Феодоровны

Величие подвига веры кто повесть? Во глубине земли, яко в раи светлости, страстотерпица великая княгиня Елисавета со ангелы во псалмех и пениих радовашеся и, убиение претерпевающи, о безбожных мучителех взываше: Господи, прости им грех сей, не ведят бо, что творят. Тоя молитвами, Христе Боже, помилуй и спаси души наша.

Стихотворение о великой княгине Елизавете Федоровне

В 1884 году великий князь Константин Константинович Романов посвятил Елизавете Федоровне стихотворение.

Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно:

Ты так невыразимо хороша!

О, верно, под такой наружностью прекрасной

Такая же прекрасная душа!

Какой-то кротости и грусти сокровенной

В твоих очах таится глубина;

Как ангел ты тиха, чиста и совершенна;

Как женщина, стыдлива и нежна.

Пусть на земле ничто

средь зол и скорби многой

Твою не запятнает чистоту.

И всякий, увидав тебя, прославит Бога,

Создавшего такую красоту!

Марфо-Мариинская обитель

После гибели мужа от рук террориста Елизавета Федоровна стала вести почти монашеский образ жизни. Ее дом стал похож на келью, она не снимала траур, не посещала светские мероприятия. Молилась в храме, соблюдала строгий пост.

Часть своих драгоценностей великая княгиня раздала, а другую часть потратила, чтобы построить обитель милосердия на Большой Ордынке. Здесь были два храма, большой сад, больница, приют для сирот и многое другое.

Первый храм в монастыре освятили во имя святых жен-мироносиц Марфы и Марии, второй — в честь Покрова Пресвятой Богородицы. В Марфо-Мариинской обители милосердия действовал устав монастырского общежития. В 1910 году епископ Трифон (Туркестанов) посвятил 17 насельниц в звание крестовых сестер любви и милосердия, а великую княгиню — в сан настоятельницы.

Духовником монастыря стал протоиерей Митрофан Серебрянский. Сама настоятельница вела подвижническую жизнь. Постилась, спала на жесткой кровати, еще до рассвета вставала на молитву, работала до позднего вечера: распределяла послушания, присутствовала на операциях в клинике, вела административные дела обители.

Все операции в больнице проводились бесплатно, причем работали тут лучшие специалисты Москвы. Была и бесплатная столовая для бедняков. Марфо-Мариинская обитель, по сути, выполняла роль многофункционального социально-медицинского центра.

Вместе со своей келейницей Варварой Яковлевой Елизавета Федоровна часто посещала Хитров рынок — место притяжения для московской бедноты. Здесь матушка находила беспризорников и отдавала их в городские приюты. Вся Хитровка уважительно называла великую княгиню «сестрой Елисаветой» или «матушкой».

Марфо-Мариинская обитель милосердия. Москва, конец XIX в.

Елизавета Федоровна хотела открыть отделения обители в других городах России, но ее планам не суждено было исполниться. Началась Первая мировая война, по благословению матушки сестры обители работали в полевых госпиталях. Революционные события коснулись всех членов дома Романовых, даже великую княгиню Елизавету, которую любила вся Москва. Вскоре после Февральской революции вооруженная толпа с красными флагами пришла, чтобы арестовать настоятельницу обители — «немецкую шпионку, которая хранит в монастыре оружие». Обитель обыскали; после ухода толпы Елизавета Федоровна сказала сестрам: «Очевидно мы недостойны еще мученического венца».

После октябрьской революции 1917 года обитель поначалу не беспокоили, даже привозили сестрам продовольствие и медикаменты. Аресты начались позже. В 1918 году под страху заключили Елизавету Федоровну.

Марфо-Мариинская обитель просуществовала до 1926 года. Некоторых сестер отправили в ссылку, другие объединились в общину и создали в Тверской области маленькое огородное хозяйство.

Через два года в Покровском храме открыли кинотеатр, а потом там разместился дом санитарного просвещения. В алтаре поставили статую Сталина. После Великой Отечественной войны в соборе обители обосновались Государственные художественные реставрационные мастерские, остальные помещения заняли поликлиника и лаборатории Всесоюзного института минерального сырья.

В 1992 году территорию монастыря передали Русской Православной Церкви. Сейчас обитель живет по уставу, созданному Елизаветой Федоровной. Насельницы проходят обучение в Свято-Димитриевском училище сестер милосердия, помогают нуждающимся, работают во вновь открытых на Большой Ордынке приюте для девочек-сирот, благотворительной столовой, патронажной службе, гимназии и культурно-просветительском центре.

Ссылка на основную публикацию