40 мучеников Севастийских: житие и история святых, день памяти, имена, страдания

Житие святых сорока мучеников севастийских

Предлагаем читать житие святых сорока мучеников севастийских.

22 марта Православная Церковь вспоминает страдания сорока мучеников Севастийских (320 год по Р.Х.). Святые были римскими легионерами и погибли, как и многие их современники-христиане, за отказ поклониться языческим богам.

Примечательно, что эти сорок мучеников погибли уже после принятия Миланского эдикта — указа «о веротерпимости», принятого святым равноапостольным императором Константином. Однако они жили и служили на той части Римской империи, которой в тот момент правил соправитель Константина — Ликиний, убежденный язычник.

В своей части империи Лициний решил искоренить христианство, которое значительно там распространилось. Дело было в том, что он готовился к войне против Константина и, боясь измены, решил очистить от христиан свое войско.

В то время в одном армянском городе Севастии одним из военачальников был Агриколай, ревностный сторонник язычества. Под его началом была дружина из сорока каппадокийцев, храбрых воинов, которые вышли победителями из многих сражений. Все они были христианами. Когда воины отказались принести жертву языческим богам, Агриколай заключил их в темницу. Войны предались усердной молитве и однажды ночью услышали глас: «Претерпевший до конца, тот спасен будет».

На следующее утро воинов вновь привели к Агриколаю. На этот раз язычник пустил в ход лесть. Он стал восхвалять их мужество, молодость и силу и снова предложил им отречься от Христа и тем снискать себе честь и расположение самого императора. Снова услышав отказ, Агриколай велел заковать воинов. Однако старший из них, Кирион, сказал: «Император не давал тебе права налагать на нас оковы». Агриколай смутился и приказал отвести воинов в темницу без оков.

Через семь дней в Севастию прибыл знатный сановник Лисий и устроил суд над воинами. Святые твердо отвечали: «Возьми не только наше воинское звание, но и жизни наши, для нас нет ничего дороже Христа Бога». Тогда Лисий велел побить мучеников камнями. Но камни летели мимо цели; камень, брошенный Лисием попал в лицо Агриколаю. Мучители поняли, что Святых ограждает какая-то невидимая сила. В темнице воины провели ночь в молитве и снова услышали утешающий их голос Господа: «Верующий в Меня , если и умрет, оживет. Дерзайте и не страшитесь, ибо примете венцы нетленные».

На следующий день суд и допрос перед мучителем повторился, воины же остались непреклонны.

Стояла зима, был сильный мороз. Святых воинов раздели, повели к озеру, находившемуся недалеко от города, и поставили под стражей на льду на всю ночь. Чтобы сломить волю мучеников, неподалеку на берегу растопили баню. В первом часу ночи, когда холод стал нестерпимым, один из воинов не выдержал и бросился бегом к бане, но едва он переступил порог, как упал замертво. В третьем часу ночи Господь послал отраду мученикам: неожиданно стало светло, лед растаял, и вода в озере стала теплой. Все стражники спали, бодрствовал только один по имени Аглаий.

Взглянув на озеро он увидел, что над головой каждого мученика появился светлый венец. Аглаий насчитал тридцать девять венцов и понял, что бежавший воин лишился своего венца. Тогда Аглаий разбудил остальных стражников, сбросил с себя одежду и сказал им: «И я – христианин!» – и присоединился к мученикам. Стоя в воде он молился: «Господи Боже, я верую в Тебя, в Которого эти воины веруют. Присоедини меня к ним, да сподоблюсь пострадать с Твоими рабами».

Наутро истязатели с удивлением увидели, что мученики живы, а их стражник Аглаий вместе с ними прославляет Христа. Тогда воинов вывели из воды и перебили им голени. Во время этой мучительной казни мать самого юного из воинов, Мелитона, убеждала сына не страшиться и претерпеть все до конца. Тела мучеников положили на колесницы и повезли на сожжение. Юный Мелитон еще дышал, и его оставили лежать на земле. Тогда мать подняла сына и на своих плечах понесла его вслед за колесницей. Когда Мелитон испустил последний вздох, мать положила его на колесницу рядом с телами его святых сподвижников. Тела святых были сожжены на костре, а обуглившиеся кости брошены в воду, чтобы христиане не собрали их.

По прошествии трех дней святые мученики явились епископу г. Севастии Петру и сказали ему: «Приди ночью и вынеси нас». Блаженный епископ с благоговейными мужами из своего клира в темную ночь пришел на берег реки. Там они увидели дивное зрелище: кости святых сияли в воде, как звезды, светились и те места в реке, где лежали малейшие частицы их. Епископ собрал все до одной кости и частицы их и положил в достойном месте.

Имена мучеников сохранились: Кирион, Кандид, Домн, Исихий, Ираклий, Смарагд, Евноик, Валент, Вивиан, Клавдий, Приск, Феодул, Евтихий, Иоанн, Ксанфий, Илиан, Сисиний, Аггей, Аетий, Флавий, Акакий, Екдекий, Лисимах, Александр, Илий, Горгоний, Феофил, Домитиан, Гаий, Леонтий, Афанасий, Кирилл, Сакердон, Николай, Валерий, Филиктимон, Севериан, Худион, Мелитон и Аглай.

Слушать житие – 28 минут.


40 СЕВАСТИЙСКИХ МУЧЕНИКОВ (†320)

«Искренно ублажай претерпевшего мучение, чтобы и тебе соделаться мучеником по произволению и без гонения, без огня, без бичей оказаться удостоенным одинаковых с ними наград».

(Св. Василий Великий)

Святые севастийские мученики приняли страдание за Христа перед самой победой христианства в Римской империи. Так бывает: кончается война, и накануне победы кто-то принимает смерть.

В 313 году при Святом Константине Великом был принят знаменитый Миланский эдикт, разрешающий свободу христианского вероисповедания. Но власть во многих провинциях по-прежнему принадлежала язычникам, гонителям христиан. Так было и в провинции Армения, располагавшейся на территории современной Турции. Здесь, в городе Севастии гарнизоном командовал ревностный язычник Агриколай.

Перед военными действиями и в языческие праздники совершались тогда ритуальные жертвоприношения. В войске Агриколая находились 40 воинов-христиан, родом из Каппадокии, цвет войска – храбрецы, побеждавшие во многих сражениях, покрытые ратной славой. Из них трое: Кирион, Кандид и Домн были знатоками Священного Писания. Этих-то 40 человек решил Агриколай принудить принести жертвы языческим идолам.

Сначала Агриколай уговаривал их, обещал повышение по службе, деньги. Потом стал угрожать тюрьмой и позорной смертью. Но воины отвергли все посулы и угрозы, и тогда правитель заключил их в тюрьму. В темнице воины стали громко петь 90-й псалом «Живый в помощи Вышняго». В полночь им явился Господь, и услышали они слова: «Добр есть начаток изволения вашего, но претерпевый до конца, той спасен будет» (Мф. 10:22).

Неделю спустя в город приехал знатный сановник Лисий и велел побить воинов-христиан камнями. Но камни летели мимо цели; камень, брошенный самим Лисием, попал в лицо Агриколаю. Смущенные мучители вернули узников в тюрьму, чтобы подумать, как поступить с ними. Ночью в темнице воины снова услышали утешающий голос Господа: «Верующий в Меня, если и умрет, оживет. Дерзайте и не страшитесь, ибо восприимете венцы нетленные».

На следующий день воинов связанными повели к озеру близ города Севастии. В тот день был сильный мороз. Воинам приказали раздеться и поставили прямо в ледяную воду. А на берегу топилась баня, и мучители сказали, что любой из них может сразу же согреться в ней, если отречется от Христа. Всю ночь воины мужественно переносили холод, ободряя друг друга. Они пели псалмы, несмотря на боль, причиняемую обморожением. А мука эта по силе сравнима с ожогами от огня. Один из воинов после нескольких часов не выдержал, побежал на берег, к бане. Но едва он вступил на порог жарко натопленной бани, из-за резкого перепада температур кожа и плоть его стали отделяться, и он умер.

В третьем часу ночи Господь послал отраду мученикам: неожиданно стало светло, лед растаял, и вода в озере стала теплой. Все стражники спали, бодрствовал только один по имени Аглаий. Взглянув на озеро, он увидел, что над головой каждого мученика появился светлый венец. Аглаий насчитал тридцать девять венцов и понял, что бежавший воин лишился своего венца. По непостижимому Божественному Промыслу ему открылось, что там, где стоят эти мученики, — жизнь и слава. Там то тепло, которое невозможно обрести нигде и никогда, там Сам Господь. Тогда Аглаий разбудил остальных стражников, сбросил с себя одежду и сказал им: «И я – христианин!» – и присоединился к мученикам. Стоя в воде, он молился: «Господи Боже, я верую в Тебя, в Которого эти воины веруют. Присоедини и меня к ним, да сподоблюсь пострадать с Твоими рабами». «По примеру стоящих в строю, которые, как скоро падет кто в первом ряду, тотчас замещают его собою, чтоб убитым не разрывался у них ряд. Подобно этому поступил и сей. Видел он Небесные чудеса, познал истину, притек ко Владыке, стал сопричислен к мученикам!

Иуда пошел прочь, а на место его введен Матфей! Подражателем стал Павловым вчерашний гонитель, а ныне благовествующий. И он имел звание свыше ни от человек, ни человеком (Гал. 1:1). Уверовал во имя Господа нашего Иисуса Христа, крещен в Него не другим кем, но собственною верою, не в воде, но в крови своей» (Св. Василий Великий).

Утром вернулись начальники мучителей и увидели, что воины еще живы, да впридачу среди них один из тюремщиков! В ярости Лисий и Агриколай велели перебить мученикам молотами голени, чтобы сделать страдания невыносимыми. Но и умирая от мучений, воины не переставали молиться и славить Истинного Бога. Среди них был один совсем юный местный уроженец по имени Мелитон. Мать его, тоже христианка, испугалась, что он не выдержит пыток. Она встала при нем неотступно и уговаривала не страшиться.

Тела мучеников положили на колесницы и повезли на сожжение. Святого Мелитона, еще живого, подняла его мать и понесла следом. У нее на руках он и скончался. После сожжения на костре обугленные кости святых сорока мучеников Севастийских были сброшены в реку. Но Господь сохранил их. Спустя три дня мученики явились во сне блаженному Петру, епископу Севастийскому, и велели взять их останки со дна реки и предать погребению. Тот вместе с несколькими клириками пришел ночью к реке, и увидели они, что кости, даже малая их частица, светятся в темноте. Собрав все кости, их перенесли в подобающее место. Мученичество их о Господе началось 26 февраля, смерть же они приняли 9 марта. В этот день и празднуется их память.

Имена святых мучеников: Кирион, Кандид, Домн, Исихий, Ираклий, Смарагд, Евноик, Валент, Вивиан, Клавдий, Приск, Феодул, Евтихий, Иоанн, Ксанфий, Илиан, Сисиний, Аггий, Аетий, Флавий, Акакий, Экдит, Лисимах, Александр, Илий, Горгоний, Феофил, Дометиан, Гаий, Леонтий, Афанасий, Кирилл, Сакердон, Николай, Валерий, Филоктимон, Севериан, Худион, Мелитон, Аглаий – «Сорок мужей, у которых в раздельных телах была как бы одна душа, в согласии и единомыслии веры показали терпение в мучениях, одинаковую стойкость за истину. Все подобны один другому, все равны духом, равны подвигом; посему и удостоены равночестных венцов славы» (Св. Василий Великий).

Быстро распространившееся почитание св. Сорока мучеников уже в V веке достигло христианского Запада. Частицы мощей их были положены в основание алтаря базилики в Брешии, при ее освящении; специальная капелла была освящена в честь 40 мучеников в римской Санта Мария Антиква.

9 марта 1230 года болгарский царь Иван II Асень разбил армию Феодора Комнина и пленил его с семьей и большей частью войска. Иван II Асень отнес свою победу заступничеству Сорока Севастийских мучеников. В качестве благодарности царь построил или обновил бывший на этом месте храм (остается не до конца выясненным) и освятил в честь Сорока мучеников, а также оставил знаменательную надпись на колонне этой церкви в память о славной победе.

Подвиг, подобный Севастийскому, в 1919 году совершили сорок два русских священника, замученных палачами в снегах под Пермью. Там же претерпел кончину за Господа святитель Феофан Соликамский. Мучители раздели святого старца донага и опускали его в прорубь, пока тело не покрылось коркой льда. И таким примерам кончины наших страстотерпцев несть числа.

В России издавна был обычай в день памяти Севастийских мучеников лепить из теста и печь «жаворонков» — булочки в виде птиц.

Эти булочки (печенья) обыкновенно украшались всевозможными вычурами и даже позолотой и продавались при входах в церковь и на торгу. Почему именно жаворонки? Крестьяне, обращая внимание на то, что поющий жаворонок то взмывает ввысь, то камнем «падает» к земле, объясняли это особым дерзновением и смирением этих птиц пред Богом. Жаворонок быстро устремляется кверху, но, пораженный величием Господа, в глубоком благоговении склоняется вниз. Так жаворонки, по мысли наших благочестивых предков, изображали собой песнь славы Господу, вознесенную мучениками, их смирение и устремленность ввысь, в Царство Небесное, к Солнцу Правды — Христу.

Читайте также:  Агапит Печерский - житие и биография святого, чудеса и помощь, мощи, почитание и дни памяти

Считается, что «На Сороки день с ночью меряются, прилетают сорок разных птиц, сорок пичуг на Русь пробирается».

Память 40 мучеников относится к кругу наиболее чтимых праздников. Св. Василий Великий, Григорий Нисский и Ефрем Сирин в этот день произносили свои поучения, а Иоанн Дамаскин и Феофан Никейский написали стихиры на праздник. В этот день облегчается строгость Великого Поста и совершается литургия Преждеосвященных даров.

Тропарь, глас 1
Болезньми святых, имиже о Тебе пострадаша, / умолен буди, Господи, / и вся наша болезни исцели, / Человеколюбче, молимся.

Ин тропарь, глас 1
Страстотерпцы всечестнии, / воини Христовы четыредесяте, / твердии оружницы, / сквозе бо огнь и воду проидосте / и Ангелом сограждане бысте, / с нимиже молитеся Христу о иже верою хвалящих вас / Слава Давшему вам крепость, / слава Венчавшему вас, / слава Подавающему вами всем исцеления.

Кондак, глас 6
Все воинство мира оставльше, / на Небесех Владыце прилепистеся, / страстотерпцы Господни четыредесять, / сквозе огнь бо и воду прошедше, блаженнии, / достойно восприясте славу с Небес / и венцев множество.

Молитва 40 мученикам Севастийским
О, святи́и, сла́внии страстоте́рпцы Христо́вы, четы́редесяте, во гра́де Севасти́и Христа́ ра́ди му́жественно пострада́вшии, чрез огнь бо и во́ду проидо́сте, и я́ко дру́зи Христо́вы в поко́й Небе́снаго Ца́рствия вше́дше, и́мате ве́лие дерзнове́ние ко Пресвяте́й Тро́ице хода́тайствовати о ро́де христиа́нском: наипа́че же о почита́ющих святу́ю па́мять ва́шу, и с ве́рою и любо́вию вас призыва́ющих. Испроси́те у всеще́драго Бо́га проще́ние согреше́ний на́ших и жития́ на́шего исправле́ние, да в покая́нии и нелицеме́рной любви́ друг ко дру́гу пожи́вше, со дерзнове́нием предста́нем Стра́шному Суди́щу Христо́ву, и ва́шим предста́тельством одесну́ю Пра́веднаго Судии́ предста́нем. Ей, уго́дницы Бо́жии, бу́дите нам защи́тницы от всех враг ви́димых и неви́димых, да под кро́вом святы́х ва́ших моли́тв изба́вимся от всех бед, зол и напа́стей до после́дняго дне жи́зни на́шея, и та́ко просла́вим вели́кое и достопокланя́емое и́мя Вседе́тельныя Тро́ицы, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. А ми́нь.

Сорок Севастийских мучеников

Сорок Севастийских мучеников

Житие 40 Севастийских мучеников

Сорок мучеников Севастийских — это святые первых веков христианства. Их житие оставило глубокий след в истории веры Христовой. В 313 году римский император святой Константин Великий дал христианам свободу. Но был в Риме и второй правитель — Ликиний. Ярый язычник, он не только замыслил возобновить гонения на верующих во Христа, но и готовился предать Константина и стать единоличным императором Рима. Начать массовые убийства предатель решил с военных, среди которых было немало последователей Спасителя.

В городе Севастии как раз было одно из таких — христианских — войск. Под началом язычника Агриколая находилась целая дружина христиан — сорок воинов, прославленных многими победами. По наущению Ликиния, Агриколай попытался заставить их принести жертву языческим богам, но те отказались, за что были брошены в тюрьму. Там воины молились Христу, и было им откровение, что «претерпевший до конца, тот спасен будет».

Наутро коварный Агриколай вновь попробовал склонить войско отречься от Спасителя. Но и во второй раз потерпел неудачу. Христиан вновь бросили в темницу. Через неделю их судили. Языческому суду отважные воины отвечали твердо: «Возьми не только наше воинское звание, но и жизни наши, для нас нет ничего дороже Христа Бога».

Мучеников хотели побить камнями, но булыжники не долетали до них — будто сам Дух Святой защищал их от смерти. И вновь заключили христиан в тюрьму. Во время молитвы они услышали: «Верующий в Меня, если и умрет, оживет. Дерзайте и не страшитесь, ибо восприимете венцы нетленные».

Фреска храма храма Пресвятой Богородицы Асину, Кипр, XII век. Фото Марии Черкашиной

И вот, когда наступил морозный зимний день, мучеников привели к местному озеру и оставили там под стражей обнаженными, прямо на льду, где плескалась холодная вода. Рядом растопили баню, чтобы в смертной агонии воины отреклись от Христа и променяли Его на тепло… Но лишь один из страдальцев не выдержал и побежал к бане — и тут же упал перед ней замертво.

Под утро, когда один из охранников проснулся, то увидел сиющие нимбы над головами каждого из тридцати девяти христиан. Осознав, почему венцов только 39, он воскликнул: «И я — христианин!» – сбросил одежду и встал рядом с воинами. Утром воинов и стражника вывели из озера и перебили им ноги. Затем их тела на колесницах отвезли к костру и предали огню.

Когда после казни минуло три дня, святых воинов увидел во сне епископ Севастийский Петр — ему было сказано похоронить их останки. Вместе с помощниками он по косточке собрал святые мощи и предал их земле с молитвой.

Когда празднуется память сорока Севастийских мучеников

Память 40 мучеников, в Севастийском озере мучившихся, празднуется в Русской Православной Церкви 22 марта по новому стилю. Это непереходящий праздник, то есть дата его фиксирована.

Храм 40 Севастийских мучеников

Храм 40 Севастийских мучеников расположен в Москве недалеко от Новоспасского монастыря. Точный адрес храма: улица Динамовская, дом 28.

В 1640 году здесь, на Таганке, государь Михаил Федорович Романов, первый царь этой прославленной династии, определил, что здесь будут жить каменщики — строители стен монастыря и монастырского Спасо-Преображенского собора.

Когда работы по строительству закончились, каменщики никуда не уехали и осели здесь, на Таганке. Именно их ремесло дало название двум соседним улицам — Большие и Малые Каменщики. А вскоре, в 1645 году, недалеко от входа в обитель вырос новый храм — 40 Севастийских мучеников.

Фреска храма храма Пресвятой Богородицы Асину, Кипр, XII век. Фото Марии Черкашиной

Молитвы святым сорока мученикам Севастийским

Молитва первая

О святии славнии страстоносцы Христовы четыредесяте, во граде Севастии Христа ради мужественно пострадавшии, чрез огнь бо и воду проидосте, и яко друзи Христовы в покой Небеснаго Царствия вшедше, имате велие дерзновение ко Пресвятей Троице ходатайствовати о роде христианском: наипаче же о почитающих святую память вашу, и с верою и любовию вас призывающих. Испросите у всещедраго Бога прощение согрешений наших и жития нашего исправление, да в покаянии и нелицемерной любви друг ко другу поживше, со дерзновением предстанем страшному судищу Христову, и вашим предстательством одесную праведнаго Судии предстанем. Ей, угодницы Божии, будите нам защитницы от всех враг видимых и невидимых, да под кровом святых ваших молитв избавимся от всех бед, зол и напастей до последняго дне жизни нашея, и тако прославим великое и достопокланяемое имя вседетельныя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва вторая

О страстотерпцы Христовы, во граде севастийстем мужественно пострадавшии, к вам, яко молитвенникам нашим усердно прибегаем и просим: испросите у Всещедраго Бога прощение согрешений наших и жития нашего исправление, да в покаянии и нелицемерной любви друг ко другу поживше, со дерзновением предстанем страшному судищу Христову и вашим предстательством одесную Праведнаго Судии предстанем. Ей, угодницы Божии, будите нам, рабам Божиим (имена), защитницы от всех враг видимых и невидимых, да под кровом святых ваших молитв избавимся от всех бед, зол и напастей до последнего дне жизни нашея, и тако прославим великое и достопоклоняемое имя Вседетельныя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Икона 40 Севастийских мучеников

В центре иконы 40 Cевастийских мучеников мы видим самих воинов. Они стоят на ледяном озере — нагие. Одни поддерживают других, некоторые пробуют хоть как-то спастись от мороза — их фигуры изображены в динамике. Также на иконе мы видим фигуру сорокового воина, который отступил от веры в Спасителя и бросился к бане, которую охранники, приставленные к мученикам, специально растопили для соблазна. Лицо отступника на иконе не пишется — это символ его предательства.

В нижнем углу иконы иконописцы изображают стражника Аглаийя. Именно он стал сороковым мучеником взамен отступника, когда увидел сияющие нимбы над головами воинов. Также на иконе пишется образ Спасителя, которые благословляющим жестом осеняет святых.

Народные традиции празднования дня памяти 40 Севастийских мучеников

На Руси церковный праздник — день памяти сорока мучеников Севастийских — называли Жаворонки или Сороки (с ударением на первый слог). Самый яркий обычай этого дня — печь постные булочки в виде птиц — «жаворонков».

На заставке: фрагмент – Фреска храма храма Пресвятой Богородицы Асину, Кипр, XII век. Фото Марии Черкашиной

Страдание святых 40 мучеников Севастийских

Верующий в Меня, если и умрет, оживет.
Ин. 11, 25

В 313 году Святой Константин Великий издал указ, согласно которому христианам разрешалась свобода вероисповедания и они уравнивались в правах с язычниками. Но его соправитель Ликиний был убежденным язычником и в своей части империи решил искоренить христианство, которое значительно распространилось там. Ликиний готовился к войне против Константина и, боясь измены, решил очистить от христиан свое войско.

Страдание святых 40 мучеников Севастийских

В то время в одном армянском городе Севастии одним из военачальников был Агриколай, ревностный сторонник язычества. Под его началом была дружина из сорока каппадокийцев, храбрых воинов, которые вышли победителями из многих сражений. Все они были христианами. Когда воины отказались принести жертву языческим богам, Агриколай заключил их в темницу. Войны предались усердной молитве и однажды ночью услышали глас: «Претерпевший до конца, тот спасен будет».

На следующее утро воинов вновь привели к Агриколаю. На этот раз язычник пустил в ход лесть. Он стал восхвалять их мужество, молодость и силу и снова предложил им отречься от Христа и тем снискать себе честь и расположение самого императора. Снова услышав отказ, Агриколай велел заковать воинов. Однако старший из них, Кирион, сказал: «Император не давал тебе права налагать на нас оковы». Агриколай смутился и приказал отвести воинов в темницу без оков.

Через семь дней в Севастию прибыл знатный сановник Лисий и устроил суд над воинами. Святые твердо отвечали: «Возьми не только наше воинское звание, но и жизни наши, для нас нет ничего дороже Христа Бога». Тогда Лисий велел побить мучеников камнями. Но камни летели мимо цели; камень, брошенный Лисием попал в лицо Агриколаю. Мучители поняли, что Святых ограждает какая-то невидимая сила. В темнице воины провели ночь в молитве и снова услышали утешающий их голос Господа: «Верующий в Меня , если и умрет, оживет. Дерзайте и не страшитесь, ибо восприимете венцы нетленные».

На следующий день суд и допрос перед мучителем повторился, воины же остались непреклонны.

Стояла зима, был сильный мороз. Святых воинов раздели, повели к озеру, находившемуся недалеко от города, и поставили под стражей на льду на всю ночь. Чтобы сломить волю мучеников, неподалеку на берегу растопили баню. В первом часу ночи, когда холод стал нестерпимым, один из воинов не выдержал и бросился бегом к бане, но едва он переступил порог, как упал замертво. В третьем часу ночи Господь послал отраду мученикам: неожиданно стало светло, лед растаял, и вода в озере стала теплой. Все стражники спали, бодрствовал только один по имени Аглаий. Взглянув на озеро он увидел, что над головой каждого мученика появился светлый венец. Аглаий насчитал тридцать девять венцов и понял, что бежавший воин лишился своего венца. Тогда Аглаий разбудил остальных стражников, сбросил с себя одежду и сказал им: «И я – христианин!» – и присоединился к мученикам. Стоя в воде он молился: «Господи Боже, я верую в Тебя, в Которого эти воины веруют. Присоедини меня к ним, да сподоблюсь пострадать с Твоими рабами».

Наутро истязатели с удивлением увидели, что мученики живы, а их стражник Аглаий вместе с ними прославляет Христа. Тогда воинов вывели из воды и перебили им голени. Во время этой мучительной казни мать самого юного из воинов, Мелитона, убеждала сына не страшиться и претерпеть все до конца. Тела мучеников положили на колесницы и повезли на сожжение. Юный Мелитон еще дышал, и его оставили лежать на земле. Тогда мать подняла сына и на своих плечах понесла его вслед за колесницей. Когда Мелитон испустил последний вздох, мать положила его на колесницу рядом с телами его святых сподвижников. Тела святых были сожжены на костре, а обуглившиеся кости брошены в воду, чтобы христиане не собрали их.

Спустя три дня мученики явились во сне блаженному Петру, епископу Севастийскому, и повелели ему предать погребению их останки. Епископ с несколькими клириками ночью собрал останки славных мучеников и с честью похоронил их.

«Настольная книга священнослужителя», т. 3

Тропарь Севастийским мученикам

Страстоносцы всечестнии, воины Христовы четыредесяте, твердии оружницы: сквозе бо огнь и воду проидосте, и Ангелом сограждане бысте. С ними же молитеся Христу о иже верою хвалящих вас: слава Давшему вам крепость, слава Венчавшему вас, слава Подавающему вами всем исцеления.

Читайте также:  Житие святителя Димитрия, Митрополита Ростовского - жизнеописание, чудеса, мощи святого

«Всеславные страстотерпцы, мужественные бойцы, сорок воинов Христовых, вы прошли сквозь огонь и воду и стали согражданами Ангелов. С ними молитесь Христу о тех, кто воспевает вас: слава Давшему вам твердость, слава Увенчавшему вас, слава Тому, кто подает всем исцеления по вашим молитвам».

О святых Севастийских мучениках

Любителю мучеников наскучит ли когда творить память мучеников? Честь, воздаваемая добрым из наших сослужебников, есть доказательство нашего благорасположения к общему Владыке. Ибо несомненно, что восхваляющий мужей доблестных не преминет и сам подражать им в подобных обстоятельствах. Искренно ублажай претерпевшего мучение, чтоб и тебе соделаться мучеником в произволении, и без гонения, без огня, без бичей оказаться удостоенным одинаковых с ним наград. А нам открывается случай подвизаться не одному мученику, и не двум только мученикам, даже не десятью ограничивается число ублажаемых: но сорок мужей, у которых в раздельных телах была как бы одна душа, в согласии и единомыслии веры показали одинаковое терпение в мучениях, одинаковую стойкость за истину. Все подобны один другому, все равны духом, равны подвигом; посему и удостоены равночеснтых венцов славы.

Что же делал преобладавший тогда? Он был искусен и обилен в средствах, то обольщать ласками, то совращать угрозами. И их сперва хотел очаровать ласками, пытаясь ослабить в них силу благочестия. Он говорил: «Не выдавайте своей юности; не променивайте этой сладостной жизни на безвременную смерть. Привыкшим отличаться доблестью в бранях не прилично умиреть смертию злодеев». Сверх сего обещал им деньги. И это давал им, и почести у царя, и одарял чинми, и хотел одолеть тысячами выдумок. Поелику же они неподдались такому искушению, обратился к другому роду ухищрений: стращал их побоями, смертями, изведанием несноснейших мучений.

Так действовал он! Что же мученики? Говорят: «Для чего, богопротивник, уловляешь нас, предлагая нам эти блага, чтоб отпали мы от живого Бога и поработились погибельным демонам? Для чего столько даешь, сколько стараешься отнять? Ненавижу дар, который влечет за собою вред; не принимаю чести, которая бывает матерью бесчестия. Даешь деньги, но они здесь остаются. Делаешь известным царю, но отчуждаешь от Царя истинного. Что так скупо и так не много предлагаешь нам из мирского? Нами презрен и целый мир. С вожделенным для нас упованием нейдет и в сравнение видимое. Видишь это небо: как прекрасно смотреть на него, как оно величественно! Видишь землю: как она пространна и какие на ней чудеса! Ничто из этого не равняется блаженству праведных. Ибо это преходит, а наши блага пребывают. Желаю одного дара – венца правды; стремлюсь к одной славе – к славе в Царстве Небесном. Ревную о почести горней: боюсь мучения, но мучения в геене. Тот огонь мне страшен, а этот, которым вы угрожаете, мне сослужебен. Он умеет уважать тех, которые уважают идолов. Стрелы младенец, как рассуждаю, язвы ваши (Пс. 63, 8), потому что поражаешь ты тело, а оно, если долго выдерживает удары, светлее венчается, а если скоро изнемогает, избавится от таких судей-притеснителей, которые, взяв в услужение себе тело, усиливаетесь возобладать над душою, которые, если не будете предпочтены Богу нашему, как будто претерпев от нас крайнюю обиду, раздражаетесь и грозитесь этими страшными мучениями, ставя нам в вину благочестие. Но не найдете нас ни робкими, ни привязанными к жизни, ни легко приводимыми в ужас, и это потому, что любим Бога. Мы умеем терпеть, когда колесуют, вывертывают члены, жгут на огне; мы готовы принять всякий род истязаний».

Когда выслушал сие это человек гордый и бесчеловечный: не терпя дерзновения сих мужей и вскипев яростию, стал рассуждать сам с собою, какой бы найди ему способ, чтоб приготовить им смерть и продолжительную и вместе горькую. Нашел наконец, и смотрите, как жестока его выдумка! Обратив внимание на свойство страны, что она холодна, на время года, что оно зимнее, заметив ночь, в которую стужа простиралась до наибольшей степени, а притом дул еще и северный ветер, дал он приказание, всех их обнажив, уморить на открытом воздухе, заморозив среди города.

Выслушав тогда это повеление (рассуждай по этому о непобедимом мужестве мучеников), каждый с радостию сбросил с себя последний хитон, и все потекли на встречу смерти, какою грозила стужа, поощряя друг друга, как бы шли к расхищению добычи. «Не одежду скидаем с себя, – говорили они, – но отлагаем ветхого человека, тлеющего в похотех прелестных (Еф. 4, 22). Благодарим Тебя, Господи, что с этою одеждою свергаем с себя грех; чрез змия мы облеклись, чрез Христа совлечемся. Не будем держаться одежд ради рая, который потеряли. Тяжко ли для раба потерпеть, что терпел и Владыка? Лучше же сказать, и с самого Господа мы совлекли одежды. Это была дерзость воинов; они совлекли и разделили по себе Его одежды. Поэтому загладим собою на нас написанное обвинение. Жестока зима, но сладок рай; мучительно замерзнуть, но приятно упокоение. Не долго потерпим, и нас согреет Патриархово лоно. За одну ночь вменяем себе целый век. Пусть опаляется нога, только бы непрестанно, ликовать с Ангелами! Пусть отпадает рука, только бы иметь дерзновение воздевать ее ко Владыке! Сколько наших воинов пало в строю, сохраняя верность царю тленному? Ужели мы не пожертвуем своею жизнию из верности Царю истинному? Сколько человек, уличенных в преступлении, подверглись смерти злодеев? Ужели мы не вынесем смерти за правду? Не уклонимся товарищи, не обратим хребта диаволу. Есть у нас плоть, не пощадим ее. Поелику непременно должно умереть, то умрем, чтоб жить. Да будет жертва наша пред Тобою, Господи (Дан. 3, 40). Как жертва живая, благоугодная Тебе, да будем приняты мы, всесожигаемые сим хладом, – мы, приношение прекрасное, всесожжение новое, всеплодствуемое не огнем, но хладом».

Когда же мученики подвизались, а страж наблюдал, что произойдет: видит он необычайное зрелище, видит, что какие-то силы сходят с небес, и как бы раздают воинам великие дары от Царя. И всем прочим разделили они дары; одного только оставили они не награжденным, признав его недостойным Небесных почестей; и это был тот, который, вскоре отказавшись от страданий, перешел к противникам. Жалкое зрелище для праведных! Воин-беглец, первый из храбрых – пленник, овца Христова – добыча зверей. Но еще более было жалко, что он вечной жизни не достиг, и не насладился настоящею; потому что плоть тот час у него рассыпалась от действия на нее теплоты. Но как этот животолюбец пал, без всякой для себя пользы для себя преступив закон: так исполнитель казни, едва увидел, что он уклонился и пошел к бане, сам стал на место беглеца, и сбросив с себя одежды, присоединился к обнаженным, взывая в один голос со святыми: Я христианин! И внезапностию перемены изумив предстоящих, как число собою восполнил, так и своим присоединением облегчил скорбь об ослабевшем, поступив по примеру стоящих в строю, которые, как скоро падет кто в первом ряду, тотчас замещают его собою, чтоб убитым не разрывался у них ряд. Подобно этому поступил и сей. Видел он Небесные чудеса, познал истину, притек ко Владыке, стал сопричислен к мученикам! Иуда пошел прочь, а на место его введен Матфей! Подражателем стал Павловым вчерашний гонитель, а ныне благовествующий. И он имел звание свыше ни от человек, ни человеком (Гал. 1, 1). Уверовал во имя Господа нашего Иисуса Христа, крещен в Него не другим кем, но собственною верою, не в воде, но в крови своей.

Прошения ваши будут приличны мученикам. Юноши да подражают им, как сверстникам; отцы да молятся о том, чтоб быть родителями подобных детей; матери да изучают повествуемое о доброй матери. Ибо матерь одного из сих блаженных, увидев, что другие уже скончались от хлада, а сын ее по крепости сил и терпеливости в мучениях, еще дышит, когда исполнители казни оставили его в надежде, что переменится, сама, взяв собственными своими руками, положила его на колесницу, на которой везли прочих к костру. Вот в подлинном смысле матерь мученика! Она не пролила слезы малодушия, не произнесла ничего низкого и недостойного по времени; но говорит: «Иди, сын, в добрый путь со сверстниками и с товарищами; не отставай от сего лика; не позже других явись ко Владыке». Вот подлинно доброго корня добрая отрасль! Доблестная матерь показала, что питала его более догматами благочестия, нежели млеком. Так был он воспитан, так предпослан благочестивою матерью! А диавол остается посрамленным: потому что, восставив на мучеников всю тварь, увидел, что все побеждено доблестию их, – и ветреная ночь, и холод страны, и время года, и обнажение тел.

Святый лик! Священная дружина! Непоколебимый полк! Общие хранители человеческого рода! Добрые сообщники в заботах, споспешники в молитве, самые сильные ходатаи, светила вселенной, цвет церквей! Вас не земля сокрыла, но прияло Небо; вам отверзлись врата рая. Зрелище достойное Ангельского воинства, достойное патриархов, пророков, праведников; мужи в самом цвете юности презревшие жизнь, паче родителей, паче детей возлюбившие Господа! Находясь в возрасте наиболее полном жизни, вменили они ни во что временную жизнь, чтобы прославить Бога в членах своих: став позором миру, Ангелом и человеком (1 Кор. 11, 9), восставили падших, утвердили колеблющихся, усугубили ревность в благочестивых. Все, воздвигнув один победный памятник за благочестие, украсились одним венцом правды, о Христе Иисусе, Господе нашем, Которому слава и держава во веки веков! Аминь.

Святые подвижники из Севастия – история праведников-легионеров

Сохранилось множество свидетельств о том, как верующие шли на мучительную смерть ради Иисуса Христа, не желая отрекаться от истинной религии и Господнего слова. Подобные поступки – образчик мужества, стойкости, твёрдости духа и силы воли, а также беззаветной любви к Творцу. И наша статья расскажет Вам об одном из таких подвигов!

Предания и легенды – житие 40 мучеников Севастийских

Эти события происходили в IV ст., уже после того, как был подписан Миланский эдикт. Данный указ о веротерпимости, изданный в 313 г. римскими владыками Константином и Лицинием, провозглашал равность религий, обеспечивая христианам те же права, что и язычникам. Кроме того, им возвращали всю собственность, отнятую в период гонений. Однако подобные законы соблюдались не всегда. Многие провинциальные наместники продолжали притеснять и угнетать верующих, а порой и истязали их, заставляя предать Творца. Это случилось и с описанными здесь людьми.

Праведники, о которых пойдёт речь, родились в Каппадокии, но служили в составе легиона, расположенного в г. Севастии (Малая Армения, современная Турция). В летописях благоговейно сохранены их имена: Аггей, Аглай, Аетий, Акакий, Александр, Афанасий, Валент, Валерий, Вивиан, Гаий, Горгоний, Домитиан, Домн, Евноик, Евтихий, Екдекий, Илиан, Илий, Иоанн, Ираклий, Исихий, Кандид, Кирилл, Кирион, Клавдий, Ксанфий, Леонтий, Лисимах, Мелитон, Николай, Приск, Сакердон, Севериан, Сисиний, Смарагд, Феодул, Феофил, Филиктимон, Флавий, Худион.

Гарнизоном управлял полководец Агриколай, требовавший ото всех подчинённых, чтобы те приносили жертвы перед идолами. Когда же мужчины не согласились это сделать, военачальник приказал заключить их в подземелье. Пребывая там, солдаты предавались добродетельным размышлениям и усердным молитвам, и вдруг услышали благозвучный глас, возвестивший: «Тот, кто претерпит до конца, будет спасён!».

Это чудо укрепило дух мучеников – поэтому, когда на следующее утро их привели к Агриколаю, подвижники стойко выдержали и жестокие угрозы, и медоточивую лесть. Доблестных воинов не соблазнил даже шанс снискать расположение правителя, отказавшись от веры в Иисуса Христа. Разозлившись из-за очередной неудачи, полководец велел заковать легионеров. Но старший из них, известный под именем Кирион, упрекнул злого командира, заметив, что налагать на солдат кандалы можно лишь по приказу вышестоящих владык. Устыдившись, Агриколай отправил мужчин в тюрьму без цепей.

Там они находились ещё неделю, пока в Севастий не прибыл знатный и зажиточный дукс (чиновник) Лисий. Он начал судить праведников, всячески пытаясь поколебать их решимость, однако воины непреклонно отвечали: «Ни наши звания, ни жизни не дороже Истинного Бога». Наконец сановник велел побить подвижников камнями, надеясь, что после этого они перестанут восхвалять Господа. Но произошло чудо: все булыжники летели мимо, а один из них, брошенный Лисием, ранил самого Агриколая. Тогда преследователи поняли, что мучеников защищает невидимая, но благая сила – устрашившись её, преследователи вновь отправили солдат в мрачные подземелья.

В заключении воины истово молились – и опять удостоились чести слышать глас Творца: «Верующие в меня, если и умрут телом, оживут духом. Дерзайте и не испытывайте страха, и примете венцы нетленные». Поэтому, когда продолжились суд и допросы, легионеры оставались непоколебимыми.

Видя это, Лисий и Агриколай придумали новую пытку – мужчин отвели к покрытому льдом озеру и заставили погрузиться в воду. Там они должны были стоять в течение всей ночи, а чтобы сломать волю подвижников, на берегу растопили баню. К утру один из воинов не смог больше терпеть, и устремился к пышущему жаром строению – но, как только он ступил на порог, сразу же упал бездыханным. И тогда Господь даровал мученикам отраду – над ними воссиял прекрасный свет, а воздух и вода согрелись.

Свидетелем этого был один из охранявших водоём сторожей – Аглай. Он узрел над головами стоявших в озере мужчин тридцать девять лучистых венцов и понял, что устрашившийся солдат лишился чести подвижничества. Тогда легионер разбудил сослуживцев, сбросил свои одежды, и, воскликнув: «Я – христианин!», присоединился к праведникам. Вместе с ними он стал петь псалмы и молиться: «Господи Боже, в которого веруют эти люди, присоедини к ним и меня, чтобы я сподобился пострадать с Твоими рабами».

Все были поражены всесилием Иисуса Христа, спасшего своих последователей. Однако ни Лисий, ни Агриколай не знали снисхождения – они приказали вывести воинов из воды и сломать им ноги. За этим наблюдали не только другие легионеры, но и родственники мучеников – так, мать Мелитона, младшего из них, умоляла сына не отчаиваться и смиренно принимать все беды, выпавшие на его долю. Когда же мужчин погрузили на колесницы, женщина сама понесла своего ребёнка, и, как только он испустил последний вздох, уложила вместе со святыми сподвижниками.

Тела праведников сожгли на костре, а кости швырнули в воду, чтобы другие верующие не дали им достойного погребения. Но Божий промысел действовал и теперь – через три дня сорок Севастийских мучеников предстали перед местным епископом Петром, сказав ему: «Приди ночью и вынеси нас». Когда небо затянуло тучами, священнослужитель и несколько благочестивых мужей отправились к озеру – и убедились, что частицы нетленных мощей мерцают в воде, точно звёзды. Благодаря этому люди смогли собрать все останки и положить их у храмового алтаря.

Особенности легенды – богословское толкование

Эти события, о которых упоминали в своих проповедях Василий Великий, Григорий Нисский и Ефрем Сирин, учат христиан во всём полагаться на волю Господа. Его благодать дарит силы вытерпеть любые лишения и препятствия – даже те, которые, казалось бы, превышают человеческие возможности. Чудесный свет, согревший воду и воздух вокруг воинов, исходил из их душ, очистившихся во время подвижничества. А значит, долготерпение, смирение и твёрдость в вере способны победить любое зло!

Испытания не всегда бывают столь страшными, как в описанном примере – гораздо чаще дьявол искушает верующих мелкими проблемами, заботами, неприятностями. Они не требуют ни явного отречения от Иисуса Христа, ни попрания основополагающих жизненных принципов – однако с каждым днём всё сильнее и сильнее расшатывают моральные устои, заставляют грешить и отступать от данных Творцом заповедей. Именно нерадение, беспечность и небрежность в таких вопросах – бич современного человека.

Поэтому молитва 40 Севастийским мученикам, дополненная истовым покаянием, участием в богослужениях, тщательными постами и ревностным исполнением христианского долга, позволяет приумножить полученную при таинствах крещения, исповедей и причащений благодать. Она избавляет от неверия, апатии, скорби, отчаяния и печали, приносит спокойствие, счастье и умиротворение, прогоняет нечестивые помыслы и пагубные привычки. Взывая к подвижникам, люди обретают решимость что-то изменить в своей жизни, выбирают праведный путь, принимают решения в сложных ситуациях.

Перед иконой, на которой запечатлены римские воины, просят о мужестве и отваге, необходимых для того, чтобы вытерпеть любые беды. Небесные покровители оказывают духовную помощь всем, кто находится в заточении, страдает от гонений, оскорблений, насмешек. К ним обращаются и женщины, чьи мужья долгое время пребывают в командировках и рабочих поездках. А ещё под заступничеством мучеников находятся христиане, получившие такое же имя при крещении – святые неустанно сопровождают своих подопечных, оберегая их от опасностей, болезней и забот.

Кроме того, данный образ символизирует готовность отстаивать свои убеждения, а также прививать их другим людям – родственникам, детям, знакомым. Только тогда свет истинной веры будет распространяться во всём мире, спасая души от сомнений, страданий, превратностей судьбы.

Обычаи и традиции – как отмечают день памяти 40 Севастийских мучеников?

Это торжество выпадает на 22 (по старому стилю – 9) марта. В большинстве древних месяцесловов оно принадлежит к важным и чтимым праздникам годового круга. В частности, согласно Уставу, в этот день творят литургию Преждеосвящённых Даров, читают молебен с двумя канонами и уменьшается строгость поста – можно полакомиться елеем и вином.

Существуют и народные обряды, связанные с торжеством. Так, делают из дрожжевого теста особые булочки – «жаворонки», которые служат не только радостным напоминанием о пробуждающейся от зимней спячки природе, но и несут в себе глубокий духовный смысл.

Когда жаворонок поёт, он то взмывает ввысь, то камнем падает вниз, аллегорически воплощая стремление к Небесному Царству и грусть от того, что его блаженство недостижимо для смертных тел. Именно поэтому скромная коричневато-серая птичка в христианстве служит олицетворением смирения перед Богом, желания всячески прославлять Его доброту, милосердие и всемогущество. Кроме того, подобные фигурки изображают души мучеников, вознёсшиеся к престолу Иисуса Христа.

И, разумеется, с любовью приготовленная выпечка станет прекрасным сюрпризом для друзей, родных и близких! Вот один из наиболее распространённых рецептов:

  • приготовьте опару, всыпав в 0,5 л тёплой воды немного сахара и 50 г дрожжей. Когда она поднимется, замесите тесто, добавив в раствор 2 кг муки, 250 г растительного масла и 1 стакан сахара. По вкусу посолите, перемешайте;
  • накройте тесто чистой салфеткой и поставьте в тёплое место на 50-70 минут, затем обомните и дайте подойти ещё раз;
  • раскатайте из теста валик и нарежьте на кусочки величиной с детский кулак. После этого придайте каждому ломтику удлинённую форму. Один конец должен быть тоньше (он станет головкой), а другой, более широкий, станет имитировать тельце и хвост птицы;
  • завяжите полоску узлом. Чуть приплюсните голову жаворонка, вылепите клюв и прикрепите глаз-изюминку. Острым ножом сделайте выемки-пёрышки на хвосте;
  • отдельный кусочек теста раскатайте, вырежьте каплевидные крылья. Один край иссеките ножом, чтобы воспроизвести перья;
  • выложите булочки на политый растительным маслом противень, кисточкой смочите их поверхность крепким чаем, щедро сдобренным сахаром. Также можно смазать выпечку яичным желтком либо мёдом;
  • выпекайте при температуре 160-180̊С в течение 30-40 минут.

Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Главные новости

Святейший Патриарх Кирилл: В Антарктиде мы видим некий отблеск Божиего Царства

В одиннадцатую годовщину интронизации Святейшего Патриарха Кирилла в Храме Христа Спасителя состоялся торжественный прием

Святейший Патриарх Кирилл предложил добавить в Конституцию РФ упоминание о Боге

Председатель Государственной Думы России В.В. Володин поздравил Святейшего Патриарха Кирилла с годовщиной интронизации

Заместитель председателя Совета Безопасности РФ Д.А. Медведев поздравил Святейшего Патриарха Кирилла с годовщиной интронизации

Архив

22 марта — день памяти 40 мучеников, в Севастийском озере мучившихся

В 313 году Святой Константин Великий издал указ, согласно которому христианам разрешалась свобода вероисповедания и они уравнивались в правах с язычниками. Но его соправитель Ликиний был убежденным язычником и в своей части империи решил искоренить христианство, которое значительно распространилось там. Ликиний готовился к войне против Константина и, боясь измены, решил очистить от христиан свое войско.

В то время в одном армянском городе Севастии одним из военачальников был Агриколай, ревностный сторонник язычества. Под его началом была дружина из сорока каппадокийцев, храбрых воинов, которые вышли победителями из многих сражений. Все они были христианами. Когда воины отказались принести жертву языческим богам, Агриколай заключил их в темницу. Войны предались усердной молитве и однажды ночью услышали глас: «Претерпевший до конца, тот спасен будет».

На следующее утро воинов вновь привели к Агриколаю. На этот раз язычник пустил в ход лесть. Он стал восхвалять их мужество, молодость и силу и снова предложил им отречься от Христа и тем снискать себе честь и расположение самого императора. Снова услышав отказ, Агриколай велел заковать воинов. Однако старший из них, Кирион, сказал: «Император не давал тебе права налагать на нас оковы». Агриколай смутился и приказал отвести воинов в темницу без оков.

Через 7 дней в Севастию прибыл знатный сановник Лисий и устроил суд над воинами. Святые твердо отвечали: «Возьми не только наше воинское звание, но и жизни наши, для нас нет ничего дороже Христа Бога». Тогда Лисий велел побить мучеников камнями. Но камни летели мимо цели; камень, брошенный Лисием попал в лицо Агриколаю. Мучители поняли, что Святых ограждает какая-то невидимая сила. В темнице воины провели ночь в молитве и снова услышали утешающий их голос Господа: «Верующий в Меня , если и умрет, оживет. Дерзайте и не страшитесь, ибо восприимете венцы нетленные».

На следующий день суд и допрос перед мучителем повторился, войны же остались непреклонны.

Стояла зима, был сильный мороз. Святых воинов раздели, повели к озеру, находившемуся недалеко от города, и поставили под стражей на льду на всю ночь. Для обольщения мучеников на берегу устроили баню. В первом часу ночи, когда холод достиг крайней лютости и тела святых обледенели, один из сорока не выдержал подвига и побежал в баню. Но только он вступил на ее порог и ощутил теплоту, как сразу же упал и умер. Видя это постыдное бегство святые мученики стали усиленно молиться, чтобы Господь укрепил их.

В третьем часу ночи Господь послал отраду мученикам: неожиданно стало светло, лед растаял, и вода в озере потеплела. В это время сторожившие мучеников спали, бодрствовал только один темничный сторож Аглаий. Он размышлял над тем, что видел: отделившийся от мучеников тут же погиб, а остальные при лютом холоде оставались живы и невредимы. Поразившись светом, который осиял святых мучеников, он поднял голову вверх и увидел 39 пресветлых венцов, которые опускались на головы страдальцев. Удивившись, что их не 40, по числу подвергшихся страданиям, а 39, он понял, что не достает одного венца, потому что бежавший в баню отвержен от лика святых. Немедленно разбудил он спавших стражников, сбросил с себя одежду и на глазах всех побежал в озеро, восклицая: «И я христианин!» Стоя в воде он молился: «Господи Боже, я верую в Тебя, в Которого эти воины веруют. Присоедини меня к ним, да сподоблюсь пострадать с Твоими рабами».

Утром пришли мучители и увидев, что святые живы и не пострадали от холода приписали все это волшебству. Они удивились, что среди них оказался темничный страж и впали в ярость. Святых мучеников приговорили вывести из озера и подвергнуть новому истязанию — перебить им голени молотами.

Во время этой мучительной казни мать самого юного из воинов, Мелитона, убеждала сына не страшиться и претерпеть все до конца. Тела мучеников положили на колесницы и повезли на сожжение. Юный Мелитон еще дышал, и его оставили лежать на земле. Тогда мать подняла сына и на своих плечах понесла его вслед за колесницей. Когда Мелитон испустил последний вздох, мать положила его на колесницу рядом с телами его святых сподвижников.

Но когда костер сгорел до тла, кости святых мучеников остались целы. Но мучители не успокоились, боясь что христиане будут поклоняться святым мощам, они решили бросить их в реку. Господь сохранил в воде все кости мучеников в целости.

По прошествии трех дней святые мученики явились епископу г. Севастии Петру и сказали ему: «Приди ночью и вынеси нас». Блаженный епископ с благоговейными мужами из своего клира в темную ночь пришел на берег реки. Там они увидели дивное зрелище: кости святых сияли в воде, как звезды, светились и те места в реке, где лежали малейшие частицы их. Епископ собрал все до одной кости и частицы их и положил в достойном месте.

Имена мучеников сохранились: Кирион, Кандид, Домн, Исихий, Ираклий, Смарагд, Евноик, Валент, Вивиан, Клавдий, Приск, Феодул, Евтихий, Иоанн, Ксанфий, Илиан, Сисиний, Аггей, Аетий, Флавий, Акакий, Екдекий, Лисимах, Александр, Илий, Горгоний, Феофил, Домитиан, Гаий, Леонтий, Афанасий, Кирилл, Сакердон, Николай, Валерий, Филиктимон, Севериан, Худион, Мелитон и Аглай.

Память святых 40 мучеников во всех древнейших месяцесловах относилась к кругу наиболее чтимых праздников и памятей святых. По Уставу в состав службы им входит 2 канона. В день их памяти облегчается строгость поста — разрешается вкушать вино и даже елей и предписывается непременно совершать Литургию Преждеосвященных Даров.

Читайте также:  Пророк Иеремия: книга и ее толкование, житие и биография святого
Ссылка на основную публикацию
3237