Алексей Бортсурманский: житие и биография святого, дни памяти и мощи

Алексей Бортсурманский: житие и биография святого, дни памяти и мощи

17 августа день памяти обре́тения мощей праведного Алексия Бортсурманского, пресвитера (2000)

4 мая день памяти праведного Алексия Бортсурманского, пресвитера (1848).

Святой Алексий (Гнеушев) родился 13 мая 1762 года в селе Бортсурманы Курмышского уезда Симбирской губернии в семье священника. По окончании Нижегородской семинарии (1784) он женился и был поставлен диаконом в село Бортсурманы. Спустя 13 лет его рукоположили в пресвитера к той же церкви, и он не покидал ее до самой кончины.

В начале служения он не отличался строгостью жизни и иногда даже забывал меру в употреблении вина. Однажды его попросили причастить умирающего из соседней деревни. Отец Алексий рассердился и выгнал прочь присланного к нему человека, говоря, что состояние больного не так уж безнадежно, и он может подождать до утра. Однако в ту же ночь, испытывая муки совести и будучи не в силах заснуть, он встал и отправился к больному. Но тот был уже мертв, а возле его постели отец Алексий увидел ангела, держащего в руках святую Чашу. Потрясенный видением, отец Алексий упал на колени перед покойным и провел всю ночь в молитве.

С той поры он каждый день служил Божественную литургию и соблюдал, насколько это было в его силах, монашеское молитвенное правило. В полночь он читал полунощницу, чин двенадцати псалмов и житие святого, чья память праздновалась в этот день, а также поучение из «Пролога». Наутро он читал утренние молитвы, часы, акафист преподобному Сергию, великомученице Варваре или святителю Митрофану. В полдень он прочитывал четыре кафизмы из Псалтири, а вечером — канон и акафист Спасителю, канон Ангелу-Хранителю, молитвы на сон грядущий. Ежедневно он также совершал полторы тысячи поклонов с Иисусовой молитвой.

Во время, свободное от служб и келейных молитв, он принимал у себя прихожан. Тех, кто хотел взяться за духовный подвиг, он благословлял или, напротив, отговаривал, согласно откровению Божию. Иногда он давал посетителям духовные наставления, но делал это всегда с такой великой кротостью, что она покоряла сердца слушающих. Святой Алексий был суров только по отношению к колдунам и разного рода ясновидящим, а также людям, которые обращались к ним за помощью. Он раздавал бедным все, что оставалось у него после щедрых дарений, из которых он, однако, всегда выделял часть на украшение церкви. Не раз, когда крестьяне страдали от разных несчастий, например от пожаров или эпидемий, они находили у себя деньги. Никто не знал, откуда они появлялись, пока один крестьянин, дом которого сгорел, не застал отца Алексия, когда тот хотел подбросить ему деньги.

Ненавидя праздность — матерь всех пороков, святой, как только появлялось хоть немного времени, шел работать в поле или трудился по дому. Обретя великое дерзновение пред Господом, он исцелял больных своими святыми молитвами, утешал страждущих словом Божиим, часто являя дар прозорливости.

Также он сподобился многих видений и откровений. Однажды, когда отец Алексий был прикован к постели из-за тяжелой болезни, он внезапно услышал небесное пение и увидел Пресвятую Богородицу в сопровождении великомученицы Варвары. Она приблизилась к нему и чудесным образом исцелила. В другой раз ему явился ночью Господь Иисус Христос, облаченный в царские одежды, и благословил. Со Христом были также Его Пречистая Матерь и три девы в белых одеждах — добродетели Вера, Надежда, Любовь. Он услышал голос, который сказал: «Сей есть Сын Мой единородный, Сын Божий».

Во времена наполеоновского нашествия (1812) праведный Алексий молился за литургией, чтобы Господь даровал России победу, и внезапно увидел ангела, который возвестил, что силы небесные уже двинулись на помощь и враг будет сокрушен. Однажды перед преложением Святых Даров на литургии, когда отец Алексий читал тропарь «Господи, Иже Пресвятаго Твоего Духа в третий час апостолом Твоим низпославый…», он услышал голос над Телом и Кровью Христовыми: «Сей есть Сын Мой возлюбленный!»

За девять лет до кончины святой Алексий вышел за штат и отстранился от всех приходских и семейных дел, но литургию, как и прежде, служил почти каждый день и богослужений не сокращал, во всем следуя уставу. В последние годы он жил в маленькой келье, единственное окно которой выходило на церковь. Чуждый житейских забот, он всецело посвятил себя молитве. Он выглядел тогда уже стариком, маленького роста, худым и согбенным. Но лицо его, очень напоминавшее лицо преподобного Серафима Саровского, излучало духовную радость, переполнявшую его и потому освещавшую все вокруг. Его взгляд был столь проникновенным, что, казалось, он читает в душах приходящих к нему людей.

В течение последних 30 лет своей жизни святой Алексий не мылся и, приближаясь к концу жизни, носил власяницу, в которой и был похоронен согласно своему желанию. В его келье не было другой обстановки, кроме маленькой печки, грубой постели, стола с несколькими стульями да аналоя перед иконой с теплящейся лампадой. В какое бы время люди ни приходили к нему в келью, они заставали его молящимся. Он принимал пищу не чаще одного раза в день, строго соблюдал все посты, не ел ни рыбы, ни растительного масла даже тогда, когда это было разрешено. Никто не знал, чем святой питался на первой и последней неделе Великого поста, ибо по его просьбе ему вообще не приносили еды в эти дни.

Столь велика была вера и любовь праведного Алексия к Богу, столь горячими были его молитвы, что враг рода человеческого решил подвергнуть его многим испытаниям. Так, когда святой ночью молился и клал поклоны, враг поднимал его в воздух и бросал оземь, а когда он пытался заснуть хоть на минутку, бесы не давали ему покоя. Тогда отец Алексий пробуждался, творил многочисленные поклоны или читал Псалтирь. Однажды диавольские искушения стали столь жестокими, что отец Алексий принялся горячо молиться перед иконой Спасителя, — тогда он увидел, как по иконе текут слезы, и услышал голос, обещавший ему венец праведников.

Получив такое ободрение в брани, которую он вел против сил тьмы, святой Алексий мог и сам утешать скорбящих, призывая их к терпению. Одной игумении, которая была его духовной дочерью, он писал: «Будь терпелива и возложи надежду на помощь Божию, благодаря которой ты можешь отразить все нападения врага человеческих душ. Если бы не было испытаний, не было бы и венцов!»

В годы служения он всегда охотно приходил к тем, кто просил его прийти помолиться за него, но избегал праздных визитов и разговоров. В последние годы жизни, посвященные исключительно посту и молитве, он покидал свою келью только чтобы пойти в церковь.

Местные помещики и даже землевладельцы из соседних губерний почитали его за святую жизнь. Они приходили к праведнику, писали ему письма, просили благословения. Все почитали его за великого святого и молитвенника, обладающего даром исцеления. Так, он исцелил девочку из города Курмыша, которая от рождения не могла ходить, и воскресил мальчика из своего прихода горячей молитвой. Отовсюду к святому приводили душевнобольных и одержимых — и все они исцелялись его молитвами.

1 января 1848 года отец Алексий почувствовал, что силы оставляют его. Сам он уже не мог совершать церковных служб, но попросил близких отвести его в церковь. Несмотря на слабость, он считал большим грехом не принимать приходивших к нему людей. Дойдя до полного истощения, он завершил свой жизненный путь, полный скорбей, в Великий четверг 1848 года, сидя у окна, к которому подошел, чтобы благословить множество людей, пришедших проститься с ним. Одни преклонили колена, другие тихо плакали. Отец Алексий благословлял их до тех пор, пока его рука не опустилась в последний раз, чтобы уже более не подняться. Он был погребен в саду при Успенской церкви села Бортсурманы, напротив алтаря.

Преподобный Серафим Саровский питал глубокое почтение к подвижническим трудам святого Божия. Хотя они никогда не встречались, святой Серафим знал о нем благодаря дару прозорливости и говорил так: «Сей человек своими молитвами подобен свече, возжженной пред престолом Божиим. Вот труженик, который, не имея обетов монашеских, стоит выше многих монахов. Он как звезда горит на христианском горизонте». Когда христиане из тех мест, где жил святой Алексий, приходили к преподобному Серафиму, он отсылал их обратно, смиренно убеждая, что у них есть ревностный заступник пред Господом — отец Алексий, священник из села Бортсурманы.

В Киево-Печерской Лавре в Трапезном храме в мощевике иконы Собора Нижегородских святых, есть частичка мощей святого праведного Алексия Бортсурманского. В мощевике иконы есть также частички мощей преподобного Серафима Саровского, преподобного Макария Желтоводского, Унженского и святых жен Дивеевских.

Алексей Бортсурманский

Православная Жизнь

Подвиг в миру всегда возможен. О немонашествующем монахе – Сергей Комаров.

Сегодня Церковь празднует память перенесения мощей святого праведного Алексия Бортсурманского, русского подвижника. Житие его довольно необычно. Родился святой в 1762 году, в 1784-м окончил Нижегородскую семинарию, женился и был поставлен диаконом, а затем и священником в селе Бортсурманы (тогда Симбирская губерния, ныне Нижегородская область). В первые годы священства отец Алексий не отличался особым благочестием – служил по силе, занимался хозяйством, любил выпить вина с друзьями и приятелями. Если не считать исполнения им священнических обязанностей, то можно сказать, что во всем остальном он жил так, как все – как миллионы крестьян того времени.

Однажды вечером к нему пришли односельчане и попросили причастить умирающего больного. Но священник поленился идти ночью через все село. Он выгнал просителей, сказав, что ничего с больным не произойдет до утра. Однако ночью он не мог уснуть, ворочался с боку на бок и все же решил идти к недугующему. Войдя в дом к больному, он понял, что опоздал – тот уже умер. Рядом с ним отец Алексий увидел Ангела с Чашей. Потрясенный видением, батюшка с рыданиями рухнул на колени перед покойником.

С тех пор жизнь священника очень изменилась. Он начал ежедневно служить Литургию, вычитывал многочасовое монашеское правило. Сохранился перечень молитвенных (или просто душеполезных) текстов, читаемых кающимся батюшкой каждый день до самой смерти: полунощница, чин двенадцати псалмов и житие святого, чья память праздновалась в этот день, поучение из «Пролога»; утренние молитвы, часы, акафист преподобному Сергию, великомученице Варваре или святителю Митрофану. Также днем прочитывались четыре кафизмы из Псалтири, а вечером – канон и акафист Спасителю, канон Ангелу-Хранителю, молитвы на сон грядущий. Ко всему этому подвижник прибавлял полторы тысячи поклонов с Иисусовой молитвой.

Питался святой по строгому монастырскому уставу. Дав себе зарок никогда не быть праздным, в свободное время он работал на огороде или по хозяйству. Весь доход жертвовал бедным, отделяя только немного на прокормление семьи и на нужды храма. Были даже случаи, когда праведник подбрасывал в дом к неимущим деньги, подобно святителю Николаю Мирликийскому. Всех приходящих к нему он принимал в любое время суток, причем говорил с людьми с необыкновенной кротостью и лаской.

За усиленную подвижническую жизнь отец Алексий получил от Бога многие дары: прозорливости, исцеления, духовного утешения. Впоследствии он сподобился разных видений и откровений. Так, во время Отечественной войны 1812 года, молясь о победе русского оружия, подвижник увидел Ангела, который сообщил ему, что силы небесные уже устремились на сокрушение врага. Также праведник удостоился посещения Самого Спасителя и Его Пречистой Матери.

Последние годы святой праведный Алексий провел в малой келье, специально построенной для него в части его дома. Здесь он усилил аскетические подвиги. Литургию по-прежнему служил почти ежедневно, большую часть дня и ночи молился. Кушал раз в день, не употребляя даже растительного масла, а в первую и последнюю седмицу Великого поста не ел ничего. Спал на жестком войлоке, носил власяницу, не мылся (вода не касалась тела старца последние 30 лет его жизни). Терпел множество бесовских нападений и страхований. О святости подвижника был наслышан сам преподобный Серафим Саровский, который говорил о нем: «Сей человек своими молитвами подобен свече, возожженной пред Престолом Божиим. Вот труженик, который, не имея обетов монашеских, стоит выше многих монахов. Он как звезда горит на христианском горизонте».

Своими молитвами святой Алексий исцелил девочку, не ходящую от рождения, и воскресил мальчика – своего прихожанина. Слава о чудотворце разошлась по всей губернии и привлекла к нему множество посетителей, принимать которых старец считал своим долгом. Даже ослабев в продолжительной смертельной болезни, он считал грехом не пустить к себе пришедшего человека. Придя в полное истощение от недуга и постоянного приема посетителей, праведный Алексий окончил свой жизненный путь в Великий четверг 1848 года, сидя у окна, через которое он слабой рукой благословлял людей. Отдав последнее благословение, святой старец тихо скончался. Его похоронили в саду, напротив алтаря Успенской церкви села Бортсурманы.

После кончины праведника многие люди получали исцеление и благодатную помощь, молясь на могиле старца Алексия. В начале XX века были собраны материалы для канонизации, но революционные события помешали. Прославление святого праведного Алексия Бортсурманского состоялось лишь в 2000 году, на Архиерейском cоборе РПЦ. Сегодня мощи чудотворца находятся в храме села Бортсурманы Пильненского района Нижегородской области. Рядом с храмом XVII века – могилка старца. Многие верующие приезжают к мощам святого, получая помощь Божию по его молитвам.

В истории святого Алексия примечателен тот факт, что его подвиг начался с преступления. По вине нерадивого священника верующий человек умер без христианского напутствия – это серьезное духовное преступление, за которое можно было лишиться сана. Но страшная ошибка батюшки стала отправной точкой для его новой жизни, а точнее – жития. Можно ли сомневаться, что впоследствии святой Алексий вымолил спасение не только умершему без причастия больному, но и самому себе, а также тысячам других людей? А трамплином для резкого изменения жизни стал трагичный и непоправимый, казалось бы, случай. Наш удивительный Бог воистину способен обратить падение в восстание, проигрыш в выигрыш, потерю в приобретение, смерть в жизнь.

В церковной жизни часто происходят подобные истории. Например, за несколько лет алтарничества в кладбищенском храме мне пришлось видеть множество случаев искреннего обращения в веру целых семейств через смерть любимого родственника. Раньше люди жили как хотели, Христа не знали и храма чуждались. И вдруг погиб в автокатастрофе любимый всеми младший сын. Шок, потрясение. Отпели сына в кладбищенской церквушке, похоронили. Что дальше? Смысл жизни потерян, депрессия, уныние. И вот сын является матери во сне и просит есть. Родители приходят к батюшке, спрашивают, как реагировать на такие видения. Конечно, священник говорит: «Сын ваших молитв просит. Придите на Литургию, исповедайтесь, причаститесь, помяните сыночка. Останьтесь на панихиду, еще помолимся о нем». Они приходят, все делают по сказанному – и им становится легче. Затем снова сынок снится, говорит, что холодно ему, просит дать одеться. Они – к батюшке. Тот говорит: «Раздайте бедным вещи покойного с просьбой помолиться о сыне». Они раздают, и образ любимого человека перестает сниться.

Потом снова приходят в храм. «Что такое? – говорит батюшка. – Снова сны?» Нет – оказывается, просто помолиться пришли в церковь, хорошо им здесь. Так и начали ходить, воцерковились. Сами встали на путь спасения, сына вымаливают и за все благодарят Бога. И таких случаев – сотни.
Если человек не может проснуться сам, Господь будит его через удары судьбы. Только всегда ли мы желаем понять смысл таких потрясений? Как правило, мы ропщем, недоумевая: за что мне, хорошему, все это?

Житие преподносит еще одну важную мысль: подвиг в миру всегда возможен. Да, русская глубинка XVIII века совсем не похожа на современный городской Вавилон, в суете которого мы вращаемся ежедневно. Но все же: вокруг святого Алексия тоже находилось множество людей, но он не бежал от них, а молитвенно служил им. В очередной раз можно убедиться: твердая решимость послужить Богу и ближним всегда найдет формы воплощения при любых внешних обстоятельствах. И для этого далеко не всегда необходимо уходить в пустыню.

Живи человек хоть в самых адских условиях (а нашу городскую жизнь поэт и определил однажды как «адище города»), он никогда не лишится возможности отдать свои силы на молитву Богу и помощь братьям. В XX веке весьма многие подвижники просияли святостью, живя в каменных джунглях Москвы (св. Матрона Московская, св. Алексий Мечев), Сан-Франциско (св. Иоанн Шанхайский), Токио (св. Николай Японский) или других мегаполисов, разбросанных по всей карте мира. Как свежая зелень пробивается весной через трещину в асфальте, так и Дух Божий рождает те или иные формы святости в любое время, в любых жизненных условиях: в сельской тишине Нижегородской области, в шуме городского столпотворения, среди звуков непонятной речи японцев. В режиме гонений и в период относительной свободы в XVII, XIX, XX, XXI веке были и есть святые, созерцающие мир глазами, полными любви.

Есть Бог, есть другие люди, и есть я сам. Фоном этой троичной связи может быть каменная громада небоскребов, сельская изба, тюремный барак – все что угодно. Но существует определенное качество общения с Богом, ближним и самим собой под названием «святость». Житие Алексия Бортсурманского, а также вся новозаветная агиология показывает, что главным условием приобретения этого качества является внутренний императив, а не внешние условия. Дай Бог это хорошо понимать нам, вечно жалующимся на все и вся.

Святой праведный Алексий да прибавит нам своими молитвами решимости, плодов покаяния и деятельной любви к Богу и ближним, а также всего того, о чем захочет помолиться ему всякая православная душа, почитающая друзей Христовых – угодников Божиих. Святой праведный отче Алексие, моли Бога о нас!

День памяти праведного Алексия Бортсурманского, пресвитера

Свя­той Алек­сий Гнев­у­шев ро­дил­ся 13 мая 1762 го­да в се­ле Борт­сур­ма­ны Кур­мыш­ско­го уез­да Сим­бир­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка. По окон­ча­нии Ни­же­го­род­ской се­ми­на­рии (1784) он же­нил­ся и был по­став­лен диа­ко­ном в се­ло Борт­сур­ма­ны. Спу­стя 13 лет его ру­ко­по­ло­жи­ли в пре­сви­те­ра к той же церк­ви, и он не по­ки­дал ее до са­мой кон­чи­ны.

Читайте также:  Иоанн Дамаскин - житие, описание и история жизни, творения, учения, труды и чудеса святого

В на­ча­ле слу­же­ния он не от­ли­чал­ся стро­го­стью жиз­ни и ино­гда да­же за­бы­вал ме­ру в упо­треб­ле­нии ви­на. Од­на­жды его по­про­си­ли при­ча­стить уми­ра­ю­ще­го из со­сед­ней де­рев­ни. Отец Алек­сий рас­сер­дил­ся и вы­гнал прочь при­слан­но­го к нему че­ло­ве­ка, го­во­ря, что со­сто­я­ние боль­но­го не так уж без­на­деж­но и он мо­жет по­до­ждать до утра. Од­на­ко в ту же ночь, ис­пы­ты­вая му­ки со­ве­сти и бу­дучи не в си­лах за­снуть, он встал и от­пра­вил­ся к боль­но­му. Но тот был уже мертв, а воз­ле его по­сте­ли отец Алек­сий уви­дел Ан­ге­ла, дер­жа­ще­го в ру­ках Свя­тую Ча­шу. По­тря­сен­ный ви­де­ни­ем, отец Алек­сий упал на ко­ле­ни пе­ред по­кой­ным и про­вел всю ночь в мо­лит­ве.

С той по­ры он каж­дый день слу­жил Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию и со­блю­дал, на­сколь­ко это бы­ло в его си­лах, мо­на­ше­ское мо­лит­вен­ное пра­ви­ло. В пол­ночь он чи­тал по­лу­нощ­ни­цу, чин две­на­дца­ти псал­мов и жи­тие свя­то­го, чья па­мять празд­но­ва­лась в этот день, а так­же по­уче­ние из «Про­ло­га». На­ут­ро он чи­тал утрен­ние мо­лит­вы, ча­сы, ака­фист пре­по­доб­но­му Сер­гию, ве­ли­ко­му­че­ни­це Вар­ва­ре или свя­ти­те­лю Мит­ро­фа­ну. В пол­день он про­чи­ты­вал че­ты­ре ка­физ­мы из Псал­ти­ри, а ве­че­ром – ка­нон и ака­фист Спа­си­те­лю, ка­нон Ан­ге­лу Хра­ни­те­лю, мо­лит­вы на сон гря­ду­щий. Еже­днев­но он так­же со­вер­шал пол­то­ры ты­ся­чи по­кло­нов с Иису­со­вой мо­лит­вой.

Во вре­мя, сво­бод­ное от служб и ке­лей­ных мо­литв, он при­ни­мал у се­бя при­хо­жан. Тех, кто хо­тел взять­ся за ду­хов­ный по­двиг, он бла­го­слов­лял или, на­про­тив, от­го­ва­ри­вал, со­глас­но от­кро­ве­нию Бо­жию. Ино­гда он да­вал по­се­ти­те­лям ду­хов­ные на­став­ле­ния, но де­лал это все­гда с та­кой ве­ли­кой кро­то­стью, что она по­ко­ря­ла серд­ца слу­ша­ю­щих. Свя­той Алек­сий был су­ров толь­ко по от­но­ше­нию к кол­ду­нам и раз­но­го ро­да яс­но­ви­дя­щим, а так­же лю­дям, ко­то­рые об­ра­ща­лись к ним за по­мо­щью. Он раз­да­вал бед­ным все, что оста­ва­лось у него по­сле щед­рых да­ре­ний, из ко­то­рых он, од­на­ко, все­гда вы­де­лял часть на укра­ше­ние церк­ви. Не раз, ко­гда кре­стьяне стра­да­ли от раз­ных несча­стий, на­при­мер, от по­жа­ров или эпи­де­мий, они на­хо­ди­ли у се­бя день­ги. Ни­кто не знал, от­ку­да они по­яв­ля­лись, по­ка один кре­стья­нин, дом ко­то­ро­го сго­рел, не за­стал от­ца Алек­сия, ко­гда тот хо­тел под­бро­сить ему день­ги.

Нена­ви­дя празд­ность – ма­терь всех по­ро­ков, свя­той, как толь­ко по­яв­ля­лось хоть немно­го вре­ме­ни, шел ра­бо­тать в по­ле или тру­дил­ся по до­му. Об­ре­тя ве­ли­кое дерз­но­ве­ние пред Гос­по­дом, он ис­це­лял боль­ных сво­и­ми свя­ты­ми мо­лит­ва­ми, уте­шал страж­ду­щих сло­вом Бо­жи­им, ча­сто яв­ляя дар про­зор­ли­во­сти.

Так­же он спо­до­бил­ся мно­гих ви­де­ний и от­кро­ве­ний. Од­на­жды, ко­гда отец Алек­сий был при­ко­ван к по­сте­ли из-за тя­же­лой бо­лез­ни, он вне­зап­но услы­шал небес­ное пе­ние и уви­дел Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу в со­про­вож­де­нии ве­ли­ко­му­че­ни­цы Вар­ва­ры. Она при­бли­зи­лась к нему и чу­дес­ным об­ра­зом ис­це­ли­ла. В дру­гой раз ему явил­ся но­чью Гос­подь Иисус Хри­стос, об­ла­чен­ный в цар­ские одеж­ды, и бла­го­сло­вил. Со Хри­стом бы­ли так­же Его Пре­чи­стая Ма­терь и три де­вы в бе­лых одеж­дах – доб­ро­де­те­ли Ве­ра, На­деж­да, Лю­бовь. Он услы­шал го­лос, ко­то­рый ска­зал: «Сей есть Сын Мой еди­но­род­ный, Сын Бо­жий».

Во вре­ме­на на­по­лео­нов­ско­го на­ше­ствия (1812) пра­вед­ный Алек­сий мо­лил­ся за ли­тур­ги­ей, чтобы Гос­подь да­ро­вал Рос­сии по­бе­ду, и вне­зап­но уви­дел Ан­ге­ла, ко­то­рый воз­ве­стил, что си­лы небес­ные уже дви­ну­лись на по­мощь и враг бу­дет со­кру­шен. Од­на­жды пе­ред пре­ло­же­ни­ем Свя­тых Да­ров на ли­тур­гии, ко­гда отец Алек­сий чи­тал тро­парь «Гос­по­ди, Иже Пре­свя­та­го Тво­е­го Ду­ха в тре­тий час апо­сто­лом Тво­им низ­по­сла­вый…», он услы­шал го­лос над Те­лом и Кро­вью Хри­сто­вы­ми: «Сей есть Сын Мой воз­люб­лен­ный!»

За де­вять лет до кон­чи­ны свя­той Алек­сий вы­шел за штат и от­стра­нил­ся от всех при­ход­ских и се­мей­ных дел, но ли­тур­гию, как и преж­де, слу­жил по­чти каж­дый день и бо­го­слу­же­ний не со­кра­щал, во всем сле­дуя уста­ву. В по­след­ние го­ды он жил в ма­лень­кой кел­лии, един­ствен­ное ок­но ко­то­рой вы­хо­ди­ло на цер­ковь. Чуж­дый жи­тей­ских за­бот, он все­це­ло по­свя­тил се­бя мо­лит­ве. Он вы­гля­дел то­гда уже ста­ри­ком, ма­лень­ко­го ро­ста, ху­дым и сог­бен­ным. Но ли­цо его, очень на­по­ми­нав­шее ли­цо пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, из­лу­ча­ло ду­хов­ную ра­дость, пе­ре­пол­няв­шую его и по­то­му осве­щав­шую все во­круг. Его взгляд был столь про­ник­но­вен­ным, что, ка­за­лось, он чи­та­ет в ду­шах при­хо­дя­щих к нему лю­дей.

В те­че­ние по­след­них 30 лет сво­ей жиз­ни свя­той Алек­сий не мыл­ся и, при­бли­жа­ясь к кон­цу жиз­ни, но­сил вла­ся­ни­цу, в ко­то­рой и был по­хо­ро­нен со­глас­но сво­е­му же­ла­нию. В его кел­лии не бы­ло дру­гой об­ста­нов­ки, кро­ме ма­лень­кой печ­ки, гру­бой по­сте­ли, сто­ла с несколь­ки­ми сту­лья­ми да ана­лоя пе­ред ико­ной с теп­ля­щей­ся лам­па­дой. По апо­столь­ской за­по­ве­ди отец Алек­сий мо­лил­ся непре­стан­но (см.: 1 Фес. 5:17). В ка­кое бы вре­мя лю­ди ни при­хо­ди­ли к нему в ке­ллию, они за­ста­ва­ли его мо­ля­щим­ся. Он при­ни­мал пи­щу не ча­ще од­но­го ра­за в день, стро­го со­блю­дал все по­сты, не ел ни ры­бы, ни рас­ти­тель­но­го мас­ла да­же то­гда, ко­гда это бы­ло раз­ре­ше­но. Ни­кто не знал, чем свя­той пи­тал­ся на пер­вой и по­след­ней неде­ле Ве­ли­ко­го по­ста, ибо по его прось­бе ему во­об­ще не при­но­си­ли еды в эти дни.

Столь ве­ли­ка бы­ла ве­ра и лю­бовь пра­вед­но­го Алек­сия к Бо­гу, столь го­ря­чи­ми бы­ли его мо­лит­вы, что враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го ре­шил под­верг­нуть его мно­гим ис­пы­та­ни­ям. Так, ко­гда свя­той но­чью мо­лил­ся и клал по­кло­ны, враг под­ни­мал его в воз­дух и бро­сал оземь, а ко­гда он пы­тал­ся за­снуть хоть на ми­нут­ку, бе­сы не да­ва­ли ему по­коя. То­гда отец Алек­сий про­буж­дал­ся, тво­рил мно­го­чис­лен­ные по­кло­ны или чи­тал Псал­тирь. Од­на­жды диа­воль­ские ис­ку­ше­ния ста­ли столь же­сто­ки­ми, что отец Алек­сий при­нял­ся го­ря­чо мо­лить­ся пе­ред ико­ной Спа­си­те­ля, – то­гда он уви­дел, как по иконе те­кут сле­зы, и услы­шал го­лос, обе­щав­ший ему ве­нец пра­вед­ни­ков.

По­лу­чив та­кое обод­ре­ние в бра­ни, ко­то­рую он вел про­тив сил тьмы, свя­той Алек­сий мог и сам уте­шать скор­бя­щих, при­зы­вая их к тер­пе­нию. Од­ной игу­ме­нии, ко­то­рая бы­ла его ду­хов­ной до­че­рью, он пи­сал: «Будь тер­пе­ли­ва и воз­ло­жи на­деж­ду на по­мощь Бо­жию, бла­го­да­ря ко­то­рой ты мо­жешь от­ра­зить все на­па­де­ния вра­га че­ло­ве­че­ских душ. Ес­ли бы не бы­ло ис­пы­та­ний, не бы­ло бы и вен­цов!»

В го­ды слу­же­ния он все­гда охот­но при­хо­дил к тем, кто про­сил его прий­ти по­мо­лить­ся за него, но из­бе­гал празд­ных ви­зи­тов и раз­го­во­ров. В по­след­ние го­ды жиз­ни, по­свя­щен­ные ис­клю­чи­тель­но по­сту и мо­лит­ве, он по­ки­дал свою кел­лию толь­ко чтобы пой­ти в цер­ковь.

Мест­ные по­ме­щи­ки и да­же земле­вла­дель­цы из со­сед­них гу­бер­ний по­чи­та­ли его за свя­тую жизнь. Они при­хо­ди­ли к пра­вед­ни­ку, пи­са­ли ему пись­ма, про­си­ли бла­го­сло­ве­ния. Все по­чи­та­ли его за ве­ли­ко­го свя­то­го и мо­лит­вен­ни­ка, об­ла­да­ю­ще­го да­ром ис­це­ле­ния. Так, он ис­це­лил де­воч­ку из го­ро­да Кур­мы­ша, ко­то­рая от рож­де­ния не мог­ла хо­дить, и вос­кре­сил маль­чи­ка из сво­е­го при­хо­да го­ря­чей мо­лит­вой. Ото­всю­ду к свя­то­му при­во­ди­ли ду­шев­но­боль­ных и одер­жи­мых – и все они ис­це­ля­лись его мо­лит­ва­ми.

1 ян­ва­ря 1848 го­да отец Алек­сий по­чув­ство­вал, что си­лы остав­ля­ют его. Сам он уже не мог со­вер­шать цер­ков­ных служб, но по­про­сил близ­ких от­ве­сти его в цер­ковь. Несмот­ря на сла­бость, он счи­тал боль­шим гре­хом не при­ни­мать при­хо­див­ших к нему лю­дей и со­би­рал по­след­ние си­лы, чтобы на­де­лить их бла­го­уха­ни­ем на­став­ле­ний. Дой­дя до пол­но­го ис­то­ще­ния, он за­вер­шил свой жиз­нен­ный путь, пол­ный скор­бей, в Ве­ли­кий Чет­верг 1848 го­да, си­дя у ок­на, к ко­то­ро­му по­до­шел, чтобы бла­го­сло­вить мно­же­ство лю­дей, при­шед­ших про­стить­ся с ним. Од­ни пре­кло­ни­ли ко­ле­на, дру­гие ти­хо пла­ка­ли. Отец Алек­сий бла­го­слов­лял их до тех пор, по­ка его ру­ка не опу­сти­лась в по­след­ний раз, чтобы уже бо­лее не под­нять­ся. Он был по­гре­бен в са­ду при Успен­ской церк­ви се­ла Борт­сур­ма­ны, на­про­тив ал­та­ря. Не про­хо­ди­ло ни од­но­го вос­кре­се­нья, ни од­но­го празд­ни­ка, ко­гда бы на его мо­ги­ле не слу­жи­лась па­ни­хи­да, и по­чти все при­хо­жане взя­ли по гор­сточ­ке зем­ли с его мо­ги­лы.

Пре­по­доб­ный Се­ра­фим Са­ров­ский пи­тал глу­бо­кое по­чте­ние к по­движ­ни­че­ским тру­дам свя­то­го Бо­жия. Хо­тя они ни­ко­гда не встре­ча­лись, свя­той Се­ра­фим знал о нем бла­го­да­ря да­ру про­зор­ли­во­сти и го­во­рил так: «Сей че­ло­век сво­и­ми мо­лит­ва­ми по­до­бен све­че, воз­жжен­ной пред пре­сто­лом Бо­жи­им. Вот тру­же­ник, ко­то­рый, не имея обе­тов мо­на­ше­ских, сто­ит вы­ше мно­гих мо­на­хов. Он как звез­да го­рит на хри­сти­ан­ском го­ри­зон­те». Ко­гда хри­сти­ане из тех мест, где жил свя­той Алек­сий, при­хо­ди­ли к пре­по­доб­но­му Се­ра­фи­му, он от­сы­лал их об­рат­но, сми­рен­но убеж­дая, что у них есть рев­ност­ный за­ступ­ник пред Гос­по­дом – отец Алек­сий, свя­щен­ник из се­ла Борт­сур­ма­ны [1].

Прославление и обретение мощей

К ли­ку свя­тых пра­вед­но­го Алек­сия Борт­сур­ман­ско­го при­чис­ли­ли на юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в 2000 го­ду. Ка­но­ни­за­ция от­ца Алек­сия го­то­ви­лась еще в на­ча­ле ХХ ве­ка. В 1913 го­ду в Борт­сур­ма­ны при­ез­жа­ла ко­мис­сия из Ни­же­го­род­ской ду­хов­ной кон­си­сто­рии для рас­сле­до­ва­ния уст­ных и пе­чат­ных со­об­ще­ний о чу­де­сах, свя­зан­ных с борт­сур­ман­ским ба­тюш­кой Алек­си­ем. Чу­де­са под­твер­ди­лись, но Пер­вая ми­ро­вая вой­на и Ок­тябрь­ская ре­во­лю­ция не поз­во­ли­ли то­гда ка­но­ни­зи­ро­вать по­движ­ни­ка.

Во вре­ме­на без­бо­жия мо­ги­лу от­ца Алек­сия пы­та­лись сте­реть с ли­ца зем­ли и пре­кра­тить по­чи­та­ние пра­вед­ни­ка, но ве­ру­ю­щие тай­но вос­ста­нав­ли­ва­ли мо­гиль­ный хол­мик. Успен­ский храм в се­ле Борт­сур­ма­ны за­кры­ли в 1937 го­ду и ис­поль­зо­ва­ли под клуб и склад.

В 1989 го­ду в се­ле на­чал скла­ды­вать­ся при­ход. Служ­бы со­вер­ша­лись в мо­лит­вен­ном до­ме — быв­шем про­из­вод­ствен­ном по­ме­ще­нии. То­гда же в Успен­ском хра­ме на­ча­лись ре­став­ра­ци­он­ные ра­бо­ты. 17 ав­гу­ста 1993 го­да, ко­гда цер­ковь освя­ти­ли, ту­да бы­ли тор­же­ствен­но пе­ре­не­се­ны свя­тые мо­щи угод­ни­ка Бо­жия, здесь они по­ко­ят­ся до сих пор. Из мно­гих угол­ков Рос­сии при­ез­жа­ют ве­ру­ю­щие в Борт­сур­ма­ны, чтобы по­мо­лить­ся угод­ни­ку Бо­жию и по­кло­нить­ся его свя­тым мо­щам [2].

Примечания

[1] Со­ста­ви­тель – иеро­мо­нах Ма­ка­рий Си­мо­но­петр­ский, адап­ти­ро­ван­ный рус­ский пе­ре­вод – из­д-во Сре­тен­ско­го мо­на­сты­ря.

Святой праведный Алексий Бортсурманский

Память 20 апреля / 4 мая

Из книги «Синаксарь: Жития святых Православной Церкви», вышедшей в издательстве Сретенского монастыря.

Святой праведный Алексий Бортсурманский

Святой Алексий [1] (Гнеушев) родился 13 мая 1762 года в селе Бортсурманы Курмышского уезда Симбирской губернии [2] в семье священника. По окончании Нижегородской семинарии (1784) он женился и был поставлен диаконом в село Бортсурманы. Спустя 13 лет его рукоположили в пресвитера к той же церкви, и он не покидал ее до самой кончины.

В начале служения он не отличался строгостью жизни и иногда даже забывал меру в употреблении вина. Однажды его попросили причастить умирающего из соседней деревни. Отец Алексий рассердился и выгнал прочь присланного к нему человека, говоря, что состояние больного не так уж безнадежно, и он может подождать до утра. Однако в ту же ночь, испытывая муки совести и будучи не в силах заснуть, он встал и отправился к больному. Но тот был уже мертв, а возле его постели отец Алексий увидел ангела, держащего в руках святую Чашу. Потрясенный видением, отец Алексий упал на колени перед покойным и провел всю ночь в молитве.

С той поры он каждый день служил Божественную литургию и соблюдал, насколько это было в его силах, монашеское молитвенное правило. В полночь он читал полунощницу, чин двенадцати псалмов и житие святого, чья память праздновалась в этот день, а также поучение из «Пролога». Наутро он читал утренние молитвы, часы, акафист преподобному Сергию, великомученице Варваре или святителю Митрофану. В полдень он прочитывал четыре кафизмы из Псалтири, а вечером – канон и акафист Спасителю, канон Ангелу-Хранителю, молитвы на сон грядущий. Ежедневно он также совершал полторы тысячи поклонов с Иисусовой молитвой.

Во время, свободное от служб и келейных молитв, он принимал у себя прихожан. Тех, кто хотел взяться за духовный подвиг, он благословлял или, напротив, отговаривал, согласно откровению Божию. Иногда он давал посетителям духовные наставления, но делал это всегда с такой великой кротостью, что она покоряла сердца слушающих. Святой Алексий был суров только по отношению к колдунам и разного рода ясновидящим, а также людям, которые обращались к ним за помощью. Он раздавал бедным все, что оставалось у него после щедрых дарений, из которых он, однако, всегда выделял часть на украшение церкви. Не раз, когда крестьяне страдали от разных несчастий, например от пожаров или эпидемий, они находили у себя деньги. Никто не знал, откуда они появлялись, пока один крестьянин, дом которого сгорел, не застал отца Алексия, когда тот хотел подбросить ему деньги.

Ненавидя праздность – матерь всех пороков, святой, как только появлялось хоть немного времени, шел работать в поле или трудился по дому. Обретя великое дерзновение пред Господом, он исцелял больных своими святыми молитвами, утешал страждущих словом Божиим, часто являя дар прозорливости.

Также он сподобился многих видений и откровений. Однажды, когда отец Алексий был прикован к постели из-за тяжелой болезни, он внезапно услышал небесное пение и увидел Пресвятую Богородицу в сопровождении великомученицы Варвары. Она приблизилась к нему и чудесным образом исцелила. В другой раз ему явился ночью Господь Иисус Христос, облаченный в царские одежды, и благословил. Со Христом были также Его Пречистая Матерь и три девы в белых одеждах – добродетели Вера, Надежда, Любовь. Он услышал голос, который сказал: «Сей есть Сын Мой единородный, Сын Божий».

Во времена наполеоновского нашествия (1812) праведный Алексий молился за литургией, чтобы Господь даровал России победу, и внезапно увидел ангела, который возвестил, что силы небесные уже двинулись на помощь и враг будет сокрушен. Однажды перед преложением Святых Даров на литургии, когда отец Алексий читал тропарь «Господи, Иже Пресвятаго Твоего Духа в третий час апостолом Твоим низпославый…», он услышал голос над Телом и Кровью Христовыми: «Сей есть Сын Мой возлюбленный!»

За девять лет до кончины святой Алексий вышел за штат и отстранился от всех приходских и семейных дел, но литургию, как и прежде, служил почти каждый день и богослужений не сокращал, во всем следуя уставу. В последние годы он жил в маленькой келье, единственное окно которой выходило на церковь. Чуждый житейских забот, он всецело посвятил себя молитве. Он выглядел тогда уже стариком, маленького роста, худым и согбенным. Но лицо его, очень напоминавшее лицо преподобного Серафима Саровского, излучало духовную радость, переполнявшую его и потому освещавшую все вокруг. Его взгляд был столь проникновенным, что, казалось, он читает в душах приходящих к нему людей.

В течение последних 30 лет своей жизни святой Алексий не мылся и, приближаясь к концу жизни, носил власяницу, в которой и был похоронен согласно своему желанию. В его келье не было другой обстановки, кроме маленькой печки, грубой постели, стола с несколькими стульями да аналоя перед иконой с теплящейся лампадой. По апостольской заповеди отец Алексий молился непрестанно (см.: 1 Фес. 5: 17). В какое бы время люди ни приходили к нему в келью, они заставали его молящимся. Он принимал пищу не чаще одного раза в день, строго соблюдал все посты, не ел ни рыбы, ни растительного масла даже тогда, когда это было разрешено. Никто не знал, чем святой питался на первой и последней неделе Великого поста, ибо по его просьбе ему вообще не приносили еды в эти дни.

Столь велика была вера и любовь праведного Алексия к Богу, столь горячими были его молитвы, что враг рода человеческого решил подвергнуть его многим испытаниям. Так, когда святой ночью молился и клал поклоны, враг поднимал его в воздух и бросал оземь, а когда он пытался заснуть хоть на минутку, бесы не давали ему покоя. Тогда отец Алексий пробуждался, творил многочисленные поклоны или читал Псалтирь. Однажды диавольские искушения стали столь жестокими, что отец Алексий принялся горячо молиться перед иконой Спасителя, – тогда он увидел, как по иконе текут слезы, и услышал голос, обещавший ему венец праведников.

Получив такое ободрение в брани, которую он вел против сил тьмы, святой Алексий мог и сам утешать скорбящих, призывая их к терпению. Одной игумении, которая была его духовной дочерью, он писал: «Будь терпелива и возложи надежду на помощь Божию, благодаря которой ты можешь отразить все нападения врага человеческих душ. Если бы не было испытаний, не было бы и венцов!»

В годы служения он всегда охотно приходил к тем, кто просил его прийти помолиться за него, но избегал праздных визитов и разговоров. В последние годы жизни, посвященные исключительно посту и молитве, он покидал свою келью только чтобы пойти в церковь.

Местные помещики и даже землевладельцы из соседних губерний почитали его за святую жизнь. Они приходили к праведнику, писали ему письма, просили благословения. Все почитали его за великого святого и молитвенника, обладающего даром исцеления. Так, он исцелил девочку из города Курмыша, которая от рождения не могла ходить, и воскресил мальчика из своего прихода горячей молитвой. Отовсюду к святому приводили душевнобольных и одержимых – и все они исцелялись его молитвами.

1 января 1848 года отец Алексий почувствовал, что силы оставляют его. Сам он уже не мог совершать церковных служб, но попросил близких отвести его в церковь. Несмотря на слабость, он считал большим грехом не принимать приходивших к нему людей и собирал последние силы, чтобы наделить их благоуханием наставлений. Дойдя до полного истощения, он завершил свой жизненный путь, полный скорбей, в Великий четверг 1848 года, сидя у окна, к которому подошел, чтобы благословить множество людей, пришедших проститься с ним. Одни преклонили колена, другие тихо плакали. Отец Алексий благословлял их до тех пор, пока его рука не опустилась в последний раз, чтобы уже более не подняться. Он был погребен в саду при Успенской церкви села Бортсурманы, напротив алтаря. Не проходило ни одного воскресенья, ни одного праздника, когда бы на его могиле не служилась панихида, и почти все прихожане взяли по горсточке земли с его могилы.

Читайте также:  Житие Беды Достопочтенного - полное жизнеописание и история, чудеса, мощи и дни памяти святого

Преподобный Серафим Саровский питал глубокое почтение к подвижническим трудам святого Божия. Хотя они никогда не встречались, святой Серафим знал о нем благодаря дару прозорливости и говорил так: «Сей человек своими молитвами подобен свече, возжженной пред престолом Божиим. Вот труженик, который, не имея обетов монашеских, стоит выше многих монахов. Он как звезда горит на христианском горизонте». Когда христиане из тех мест, где жил святой Алексий, приходили к преподобному Серафиму, он отсылал их обратно, смиренно убеждая, что у них есть ревностный заступник пред Господом – отец Алексий, священник из села Бортсурманы.

И действительно, на его могиле, ревностно почитаемой до наших дней, в изобилии совершались чудеса. В советское время власти не раз пытались разорить могилу праведника, но почитание его народом и очевидность совершавшихся там чудес не позволили им совершить задуманное.

Составитель — иеромонах Макарий Симонопетрский,
адаптированный русский перевод — издательство Сретенского монастыря

17 августа – память прав. Алексия Бортсурманского

ДНИ ПАМЯТИ:
4 мая,
17 августа – Обретение мощей,
15 сентября (переходящая) – Собор Нижегородских святых.

Святой праведный Алексий Бортсурманский (Гнеушев) родился 13 мая 1762 года в селе Бортсурманы Курмышского уезда Симбирской губернии в семье священника. По окончании Нижегородской семинарии (1784) он женился и был поставлен диаконом в село Бортсурманы. Спустя 13 лет его рукоположили в пресвитера к той же церкви, и он не покидал ее до самой кончины.
В первые годы священства отец Алексий не отличался особым благочестием – служил по силе, занимался хозяйством, любил выпить вина с друзьями и приятелями. Если не считать исполнения им священнических обязанностей, то можно сказать, что во всем остальном он жил так, как все – как миллионы крестьян того времени.
Однажды его попросили причастить умирающего из соседней деревни. Но священник поленился идти ночью через все село. Отец Алексий рассердился и выгнал прочь присланного к нему человека, говоря, что состояние больного не так уж безнадежно, и он может подождать до утра. Однако в ту же ночь, испытывая муки совести и будучи не в силах заснуть, он встал и отправился к больному. Но тот был уже мертв, а возле его постели отец Алексий увидел ангела, держащего в руках святую Чашу. Потрясенный видением, отец Алексий упал на колени перед покойным и провел всю ночь в молитве.

С той поры он каждый день служил Божественную литургию и соблюдал, насколько это было в его силах, монашеское молитвенное правило. В полночь он читал полунощницу, чин двенадцати псалмов и житие святого, чья память праздновалась в этот день, а также поучение из «Пролога». Наутро он читал утренние молитвы, часы, акафист преподобному Сергию, великомученице Варваре или святителю Митрофану. В полдень он прочитывал четыре кафизмы из Псалтири, а вечером – канон и акафист Спасителю, канон Ангелу-Хранителю, молитвы на сон грядущий. Ежедневно он также совершал полторы тысячи поклонов с Иисусовой молитвой.
Во время, свободное от служб и келейных молитв, он принимал у себя прихожан. Тех, кто хотел взяться за духовный подвиг, он благословлял или, напротив, отговаривал, согласно откровению Божию. Иногда он давал посетителям духовные наставления, но делал это всегда с такой великой кротостью, что она покоряла сердца слушающих. Святой Алексий был суров только по отношению к колдунам и разного рода ясновидящим, а также людям, которые обращались к ним за помощью.
Он раздавал бедным все, что оставалось у него после щедрых дарений, из которых он, однако, всегда выделял часть на украшение церкви. Не раз, когда крестьяне страдали от разных несчастий, например от пожаров или эпидемий, они находили у себя деньги. Никто не знал, откуда они появлялись, пока один крестьянин, дом которого сгорел, не застал отца Алексия, когда тот хотел подбросить ему деньги.

Ненавидя праздность – матерь всех пороков, святой, как только появлялось хоть немного времени, шел работать в поле или трудился по дому. Обретя великое дерзновение пред Господом, он исцелял больных своими святыми молитвами, утешал страждущих словом Божиим, часто являя дар прозорливости.
Также он сподобился многих видений и откровений.
Однажды, когда отец Алексий был прикован к постели из-за тяжелой болезни, он внезапно услышал небесное пение и увидел Пресвятую Богородицу в сопровождении великомученицы Варвары. Она приблизилась к нему и чудесным образом исцелила. В другой раз ему явился ночью Господь Иисус Христос, облаченный в царские одежды, и благословил. Со Христом были также Его Пречистая Матерь и три девы в белых одеждах – добродетели Вера, Надежда, Любовь. Он услышал голос, который сказал: «Сей есть Сын Мой единородный, Сын Божий».
Во времена наполеоновского нашествия (1812) праведный Алексий молился за литургией, чтобы Господь даровал России победу, и внезапно увидел ангела, который возвестил, что силы небесные уже двинулись на помощь и враг будет сокрушен. Однажды перед преложением Святых Даров на литургии, когда отец Алексий читал тропарь «Господи, Иже Пресвятаго Твоего Духа в третий час апостолом Твоим низпославый…», он услышал голос над Телом и Кровью Христовыми: «Сей есть Сын Мой возлюбленный!»

За девять лет до кончины святой Алексий вышел за штат и отстранился от всех приходских и семейных дел, но литургию, как и прежде, служил почти каждый день и богослужений не сокращал, во всем следуя уставу. В последние годы он жил в маленькой келье, единственное окно которой выходило на церковь. Чуждый житейских забот, он всецело посвятил себя молитве. Он выглядел тогда уже стариком, маленького роста, худым и согбенным. Но лицо его, очень напоминавшее лицо преподобного Серафима Саровского, излучало духовную радость, переполнявшую его и потому освещавшую все вокруг. Его взгляд был столь проникновенным, что, казалось, он читает в душах приходящих к нему людей.
В течение последних 30 лет своей жизни святой Алексий не мылся и, приближаясь к концу жизни, носил власяницу, в которой и был похоронен согласно своему желанию. В его келье не было другой обстановки, кроме маленькой печки, грубой постели, стола с несколькими стульями да аналоя перед иконой с теплящейся лампадой. По апостольской заповеди отец Алексий молился непрестанно (1Фес.5:17).
В какое бы время люди ни приходили к нему в келью, они заставали его молящимся. Он принимал пищу не чаще одного раза в день, строго соблюдал все посты, не ел ни рыбы, ни растительного масла даже тогда, когда это было разрешено. Никто не знал, чем святой питался на первой и последней неделе Великого поста, ибо по его просьбе ему вообще не приносили еды в эти дни.

Столь велика была вера и любовь праведного Алексия к Богу, столь горячими были его молитвы, что враг рода человеческого решил подвергнуть его многим испытаниям. Так, когда святой ночью молился и клал поклоны, враг поднимал его в воздух и бросал оземь, а когда он пытался заснуть хоть на минутку, бесы не давали ему покоя. Тогда отец Алексий пробуждался, творил многочисленные поклоны или читал Псалтирь. Однажды диавольские искушения стали столь жестокими, что отец Алексий принялся горячо молиться перед иконой Спасителя, – тогда он увидел, как по иконе текут слезы, и услышал голос, обещавший ему венец праведников.
Получив такое ободрение в брани, которую он вел против сил тьмы, святой Алексий мог и сам утешать скорбящих, призывая их к терпению. Одной игумении, которая была его духовной дочерью, он писал: «Будь терпелива и возложи надежду на помощь Божию, благодаря которой ты можешь отразить все нападения врага человеческих душ. Если бы не было испытаний, не было бы и венцов!»

В годы служения он всегда охотно приходил к тем, кто просил его прийти помолиться за него, но избегал праздных визитов и разговоров. В последние годы жизни, посвященные исключительно посту и молитве, он покидал свою келью только чтобы пойти в церковь.
Местные помещики и даже землевладельцы из соседних губерний почитали его за святую жизнь. Они приходили к праведнику, писали ему письма, просили благословения. Все почитали его за великого святого и молитвенника, обладающего даром исцеления. Так, он исцелил девочку из города Курмыша, которая от рождения не могла ходить, и воскресил мальчика из своего прихода горячей молитвой. Отовсюду к святому приводили душевнобольных и одержимых – и все они исцелялись его молитвами.

1 января 1848 года отец Алексий почувствовал, что силы оставляют его. Сам он уже не мог совершать церковных служб, но попросил близких отвести его в церковь.
Несмотря на слабость, он считал большим грехом не принимать приходивших к нему людей и собирал последние силы, чтобы наделить их благоуханием наставлений. Дойдя до полного истощения, он завершил свой жизненный путь, полный скорбей, в Великий четверг 1848 года, сидя у окна, к которому подошел, чтобы благословить множество людей, пришедших проститься с ним. Одни преклонили колена, другие тихо плакали. Отец Алексий благословлял их до тех пор, пока его рука не опустилась в последний раз, чтобы уже более не подняться.
Он был погребен в саду при Успенской церкви села Бортсурманы, напротив алтаря. Не проходило ни одного воскресенья, ни одного праздника, когда бы на его могиле не служилась панихида, и почти все прихожане взяли по горсточке земли с его могилы.

Преподобный Серафим Саровский питал глубокое почтение к подвижническим трудам святого Божия. Хотя они никогда не встречались, святой Серафим знал о нем благодаря дару прозорливости и говорил так: «Сей человек своими молитвами подобен свече, возжженной пред престолом Божиим. Вот труженик, который, не имея обетов монашеских, стоит выше многих монахов. Он как звезда горит на христианском горизонте». Когда христиане из тех мест, где жил святой Алексий, приходили к преподобному Серафиму, он отсылал их обратно, смиренно убеждая, что у них есть ревностный заступник пред Господом – отец Алексий, священник из села Бортсурманы.
И действительно, на его могиле, ревностно почитаемой до наших дней, в изобилии совершались чудеса. В советское время власти не раз пытались разорить могилу праведника, но почитание его народом и очевидность совершавшихся там чудес не позволили им совершить задуманное.
В начале XX века были собраны материалы для канонизации, но революционные события помешали. Прославление святого праведного Алексия Бортсурманского состоялось лишь в 2000 году, на Архиерейском cоборе РПЦ.
Сегодня мощи чудотворца находятся в храме села Бортсурманы Пильненского района Нижегородской области. Рядом с храмом XVII века – могилка старца. Многие верующие приезжают к мощам святого, получая помощь Божию по его молитвам.

«Радуйся, праведне Алексие, предивный чудотворче».

«В истории святого Алексия примечателен тот факт, что его подвиг начался с преступления, – говорит публицист и катехизатор Сергей Комаров. – По вине нерадивого священника верующий человек умер без христианского напутствия – это серьезное духовное преступление, за которое можно было лишиться сана. Но страшная ошибка батюшки стала отправной точкой для его новой жизни, а точнее – жития.
Можно ли сомневаться, что впоследствии святой Алексий вымолил спасение не только умершему без причастия больному, но и самому себе, а также тысячам других людей? А трамплином для резкого изменения жизни стал трагичный и непоправимый, казалось бы, случай. Наш удивительный Бог воистину способен обратить падение в восстание, проигрыш в выигрыш, потерю в приобретение, смерть в жизнь.

В церковной жизни часто происходят подобные истории. Например, за несколько лет алтарничества в кладбищенском храме мне пришлось видеть множество случаев искреннего обращения в веру целых семейств через смерть любимого родственника. Раньше люди жили как хотели, Христа не знали и храма чуждались. И вдруг погиб в автокатастрофе любимый всеми младший сын. Шок, потрясение. Отпели сына в кладбищенской церквушке, похоронили. Что дальше? Смысл жизни потерян, депрессия, уныние. И вот сын является матери во сне и просит есть. Родители приходят к батюшке, спрашивают, как реагировать на такие видения. Конечно, священник говорит: «Сын ваших молитв просит. Придите на Литургию, исповедайтесь, причаститесь, помяните сыночка. Останьтесь на панихиду, еще помолимся о нем». Они приходят, все делают по сказанному – и им становится легче. Затем снова сынок снится, говорит, что холодно ему, просит дать одеться. Они – к батюшке. Тот говорит: «Раздайте бедным вещи покойного с просьбой помолиться о сыне». Они раздают, и образ любимого человека перестает сниться.
Потом снова приходят в храм. «Что такое? – говорит батюшка. – Снова сны?» Нет – оказывается, просто помолиться пришли в церковь, хорошо им здесь. Так и начали ходить, воцерковились. Сами встали на путь спасения, сына вымаливают и за все благодарят Бога. И таких случаев – сотни.
Если человек не может проснуться сам, Господь будит его через удары судьбы. Только всегда ли мы желаем понять смысл таких потрясений? Как правило, мы ропщем, недоумевая: за что мне, хорошему, все это?

Житие праведного Алексия преподносит еще одну важную мысль: подвиг в миру всегда возможен. Да, русская глубинка XVIII века совсем не похожа на современный городской Вавилон, в суете которого мы вращаемся ежедневно.
Но все же: вокруг святого Алексия тоже находилось множество людей, но он не бежал от них, а молитвенно служил им. В очередной раз можно убедиться: твердая решимость послужить Богу и ближним всегда найдет формы воплощения при любых внешних обстоятельствах. И для этого далеко не всегда необходимо уходить в пустыню.
Живи человек хоть в самых адских условиях (а нашу городскую жизнь поэт и определил однажды как «адище города»), он никогда не лишится возможности отдать свои силы на молитву Богу и помощь братьям. В XX веке весьма многие подвижники просияли святостью, живя в каменных джунглях Москвы (св. Матрона Московская, св. Алексий Мечев), Сан-Франциско (св. Иоанн Шанхайский), Токио (св. Николай Японский) или других мегаполисов, разбросанных по всей карте мира. Как свежая зелень пробивается весной через трещину в асфальте, так и Дух Божий рождает те или иные формы святости в любое время, в любых жизненных условиях: в сельской тишине Нижегородской области, в шуме городского столпотворения, среди звуков непонятной речи японцев. В режиме гонений и в период относительной свободы в XVII, XIX, XX, XXI веке были и есть святые, созерцающие мир глазами, полными любви.

Есть Бог, есть другие люди, и есть я сам. Фоном этой троичной связи может быть каменная громада небоскребов, сельская изба, тюремный барак – все что угодно. Но существует определенное качество общения с Богом, ближним и самим собой под названием «святость». Житие Алексия Бортсурманского, а также вся новозаветная агиология показывает, что главным условием приобретения этого качества является внутренний императив, а не внешние условия. Дай Бог это хорошо понимать нам, вечно жалующимся на все и вся.
Святой праведный Алексий да прибавит нам своими молитвами решимости, плодов покаяния и деятельной любви к Богу и ближним, а также всего того, о чем захочет помолиться ему всякая православная душа, почитающая друзей Христовых – угодников Божиих. Святой праведный отче Алексие, моли Бога о нас!»

Тропарь праведному Алексию, Бортсурманскому чудотворцу, глас 4:
Вознесе Господь бездну смирения твоего превыше небес и дарова нам имя твое во источник предивных чудес. Темже во Христе во веки живый, чудотворче, молитвою спасая сущия в бедах, слыши чада твоя, верою призывающия тя, Алексие праведне, возлюбленный пастырю наш.

Кондак, глас 4:
К пресвитерству усердному видением Ангела призванный, пастырь дивный Церкве Христовы явился еси, праведне отче наш Алексие. Моли Христа Бога нашего, грехов оставление нам даровати и с тобою в Царствии Божием быти.

Величание
Ублажаем тя, святый праведный Алексие, и чтим святую память твою, ты бо молиши за нас Христа Бога нашего.

Молитва праведному Алексию, Бортсурманскому чудотворцу

Святый праведный отче наш Алексие, сохрани и соблюди нас молитвами твоими от искушений диавольских и падений греховных, испроси нам свыше помощь во время уныния и безпомощия нашего, да не преткнемся о камень соблазна, но неуклонно шествуем путем заповедей Христовых, дондеже достигнем оных блаженных обителей райских, идеже ты ныне водворяешися и веселишися.
И яко предумершую душу отрока молитвою твоею воскресил еси, тако и душам нашим испроси у Господа к усердию воззвание, да избежавше молитвами твоими мытарств воздушных и власти лютаго миродержца, унаследуем Царство Небесное и прославим великолепое Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

СВЯТЫЙ ПРАВЕДНЫЙ ОТЧЕ НАШ АЛЕКСИЕ, МОЛИ БОГА О НАС.

Бортсурманский чудотворец

Размещено 23 Мар, 2014

«Сей человек своими молитвами подобен свече, возженной пред престолом Божиим. Вот труженик, который, не имея обетов монашеских стоит выше многих монахов. Он как звезда горит на христианском горизонте». Так говорил преподобный Серафим Саровский о священнике села Бортсурманы Симбирской губернии Курмышского уезда (ныне – Пильнинского района Нижегородской области) отце Алексии Гнеушеве. И когда к преподобному приходил кто-нибудь из той местности, где жил отец Алексий, он всегда этих людей отсылал обратно, смиренно уверяя, что у них есть свой усердный ходатай и молитвенник пред Богом, который нисколько не ниже его, Серафима.

«Кто меня будет помнить, того и я не забуду»

Со всех сторон шло к Бортсурманскому молитвеннику множество народа. Далеко расходилась молва о его праведности и угодности Богу. Кто бы ни приходил к нему, всех он принимал с любовью. Для богатого, равно и для убогого, всегда, во всякое время были открыты двери его дома. Шли к нему больные и страждущие, шли со всяким горем, несчастьем и нуждой, и никто не уходил без помощи, совета и утешения.

Вся жизнь его была посвящена Богу и ближним и являлась поистине труженическая и святая. Все время пребывал он в непрестанной молитве, незлобии и добрых делах. Молился не только днем, но и ночью, молился неустанно и непрерывно, не давая себе покоя телесного, до самой смерти. За праведность свою получил он от Бога великие дары: дар прозорливости и благодать исцеления. Преподобный Серафим Саровский, высоко ставил его молитвенный подвиг и почитал его за великого угодника и подвижника Божия.

Читайте также:  Святая Вероника: история, в чем помогает и как молиться, дни памяти

При этом, отец Алексий не только никогда не гордился и не возносился ни перед кем, а напротив ставил себя всегда ниже всех людей и почитал за самого большого грешника. Как многие древние праведники, он до самой смерти неустанно скорбел о своей греховности и своем недостоинстве перед Богом.

Дожил отец Алексий до глубокой старости. Перед своей блаженной кончиной старец говорил, что не совсем уходит и кто его будет помнить, того и он не забудет. Непонятны были эти слова людям, и никто не умел истолковать их. Впрочем, вскоре все прояснилось. Приехали в Бортсурманы две купчихи, мать с дочерью, и остановились в избе, недалеко от дома священника. Стала дочь рассказывать, что привезла свою больную родительницу к отцу Алексию, чтобы он помолился о ее исцелении. Мать ее страдала безумством. Когда дочь узнала, что отца Алексея несколько дней уже как схоронили, то заплакала и стала жаловаться на судьбу, что теперь уже некому помочь ее матери. Дочь заливается слезами, а мать буйствует, непристойные слова выкрикивает, отца Алексия псом ругает. Так стало тяжко несчастной, что попросила она добрых людей покараулить ее мать, а сама побежала на могилу отца Алексия: захотелось ей хоть немного поплакать на ней, хоть немного душу свою отвести. Отслужила по нему панихиду, поплакала, помолилась и пришла домой — мать ее сидит на лавке, совершенно спокойно, разумно со всеми разговаривает, не шумит, не бушует, словно больна никогда не бывала…

Ангельская служба

Родился отец Алексий Гнеушев 13 мая 1762 года. Отец его был священником. Когда подошли года, он отправился учиться в духовную семинарию в Нижний Новгород, которую окончил в двадцать два года, после чего был посвящен во диаконы, а через 13 лет — во священники Успенской церкви села Бортсурманы.

Первое время своего служения отец Алексий не отличался особенной строгостью жизни и предавался иногда пьянству. Но однажды жизнь его круто изменилась. Раз как-то ночью приехали его звать к умирающему в соседнюю деревню. Отец Алексий рассердился на посланного, стал ему выговаривать за то, что он тревожит его по пустякам, что, верно, больной не так уж плох и доживет до утра, что нечего было будить его ночью. Отправил он посыльного назад, а сам лег спать. Но заснуть, однако, не мог: все ему мерещился крестьянин, к которому его звали. Наконец не выдержал и поехал к нему. Застал батюшка крестьянина уже мертвым на лавке под образами, а рядом с ним стоял Ангел со Святою Чашею в руках. Это видение так поразило отца Алексия, что он упал на колени перед покойником и всю ночь молился. Вернулся домой отец Алексий уже другим человеком.

С этого дня он всего себя посвятил служению Богу и людям; с этого дня повел праведную, подвижническую и святую жизнь, которой не изменил до самой кончины. Каждый день он неизменно служил обедню и, насколько было сил и возможности, придерживался монастырского устава и келейного правила.

Все время, которое оставалось у него от треб и служб церковных, он принимал приходивших к нему людей. Желавших предпринять какой-нибудь подвиг он или благословлял на него, или же отговаривал, смотря по Божию откровению и указанию; больных и немощных исцелял по святым молитвам своим; страждущих утешал и укреплял словом Божиим; порой читал приходившим к нему наставления, но всегда с такой кротостью и любовью, что невольно привлекал к себе сердца и глубоко действовал на слушателей. Единственно, к кому он относился с большой строгостью, были колдуны и ворожеи. Их он даже не впускал к себе и приказывал передавать, что примет только тогда, когда они покаются перед Богом и бросят свое бесовское занятие. Порицал он не только самих колдунов, но и всех, кто к ним обращался.

Бедных и неимущих отец Алексий наделял чем мог. Часть денег, которые получал от богатых почитателей, он отдавал на украшение Бортсурманской церкви, остальные – раздавал неимущим. Сам ничего с них не брал, даже за исполнение церковных треб. Бедным также раздавал холсты, чулки, лапти собственной работы и другие вещи. Лапти плел обыкновенно после обедни, садясь на лавочке перед своим домом. Очень часто крестьяне, которых постигало бедствие, например, пожар или падеж скота, находили у себя неизвестно кем подкинутые деньги, которые помогали им заново отстроиться и поправить хозяйство. Никто не знал, откуда приходила им эта милостыня, пока однажды не увидели, как отец Алексий тайком клал деньги одному погоревшему мужику.

Порой, когда у отца Алексея оставалось немного свободного времени, он занимался полевыми работами и разного рода домашними делами. Был у него небольшой пчельник, который он сам завел. Как сам батюшка не любил праздности, так и других всегда учил трудиться.

За праведность свою получил отец Алексий от Бога не только дар целения и прозорливости, но удостоился также многих видений и откровений. Одно из видений записано игуменией Арзамасского монастыря Марией, которую батюшка очень уважал и которой рассказывал про себя то, чего не открывал другим людям. «Во время опасной болезни, когда сей праведный старец лежал на одре своем с великим терпением, он удостоился слышать такое сладкое пение, которое никакой язык человеческий передать не может, и Сама Царица Небесная с великомученицей Варварой, одеянная в белые ризы, посетила раба Своего страждущего и без всяких врачей сотворила его здрава», — свидетельствовала она.

Сам отец Алексий также записывал свои видения. Однажды ночью ему явился Господь Иисус Христос в царской одежде, пришедший с неба, и благословил его. Рядом со Христом стояли три девы в белых одеждах — три добродетели: Вера, Надежда и Любовь; явилась и Царица Небесная, и слышал он голос, который вещал: «Сей есть Сын Мой единородный, Сын Божий».

Во время французского нашествия в 1812 году, батюшка молился за обедней, чтобы Господь даровал России победу над врагом, и вдруг он увидел Ангела, посланного Богом, который возвестил ему, что силы небесные двинулись на помощь, что враг будет сокрушен, и что возрадуется вся Россия.

Однажды за обедней, услышал отец Алексий райское пение и увидал Самого Господа, Который повелевал ему пасти стадо Христово: «Паси овцы Моя, паси избранныя Моя, и внемли стаду Моему. Аз же тя поставив над оным стадом горою святою Моею и стража церкви».

14 февраля 1814 года за Божественной литургией возвещено было ему от Ангела Господня, что с этого дня он начал проходить ангельскую службу, и в ту же ночь в сонном видении он поклонялся в алтаре Сущему в огне и в свете неизреченном Самому Богу.

«Попусти Бог на мя искушение»

Глаза батюшки светились миром и любовью, какой-то внутренней духовной радостью и словно озаряли все вокруг. Взор у него был проникновенный. Казалось, что он насквозь видел каждого человека и читал в его душе самые сокровенные мысли. Роста отец Алексий был небольшого, сгорбленный и очень худой. Голос у него был тихий и мягкий, как в обыденной жизни, так и при совершении службы Божией. В одежде он придерживался крайней простоты и суровости, как и вообще во всей своей обстановке. Белье носил из простого крестьянского холста; рясы он почти не надевал, а ходил в полукафтане. Под конец своей жизни он носил власяницу, в которой и был похоронен по его желанию. Спал он на жестком войлоке; ходил постоянно в лаптях, а сапоги надевал только в храм Божий. В маленькой убогой келье его были только небольшая печь, жесткая постель, стол с несколькими стульями и аналой, поставленный перед образом с теплящейся лампадкой.

Главным занятием его была молитва и совершение служб церковных. По заповеди апостольской отец Алексий молился непрестанно. В какое бы время ни входили к нему, его всегда заставали молящимся. Служил отец Алексий почти каждый день даже и тогда, когда вышел за штат. Уставов он не любил сокращать и всегда строго относился к небрежности в службе. Пищу вкушал только один раз в день. Мяса не употреблял совсем. По средам и пятницам не вкушал ничего горячего.

Так велика была его вера и любовь ко Всемогущему Богу, так глубоки и искренни были его молитвы, что враг рода человеческого, по своей исконной злобе к Богу и людям, не мог оставить праведника в покое и посылал ему многие искушения. Про искушения эти отец Алексий рассказывал игумений Марии, и вот что ею было записано: во время ночных молитв и поклонов враг так сильно смущал его, что приподымал от земли и сильно ударял об пол, и только Божие подкрепление и защита хранили его. Когда же, по немощи телесной, он успокаивался сном, то и тут бесы не оставляли его разными видениями; например, толкали и кричали: «Что ты спишь? Царь едет», или: «Пожар у тебя в келье, и ты погибнешь», или: «Воры расхитят все у тебя!» Каждый раз, пробуждаясь от таких видений, праведный иерей творил поклоны или читал Псалтирь и тем укреплял телесную немощь. В собственных записках батюшки есть такие слова: «Попусти Бог на мя искушение и множество многое дьяволов снидеся; едва-едва мог именем Господа Бога моего избавитися от них. И литургию едва мог отправити, сопротивляхся им и заступи мя Пречистая Богородица Владычица и святые Ангелы и угодники Христовы, а, впрочем, что скорбей и болезней от злых диаволов принял, также нощных злых видений Божиим попущением за грехи мои тяжкие, но милостию Божиею спасен был».

Однажды, измученный диавольскими искушениями, отец Алексий молился перед образом Спасителя, чтобы Господь разлучил его душу с телом. В ответ на эту молитву батюшка увидал, что образ Спасителя прослезился, и услышал голос, который обещал ему венец праведный.

«Терпи и надейся получить помощь Божию»

Как сам отец Алексий молитвой и постом отгонял от себя искушения, так он и других всю жизнь учил бороться с ними и твердо верить в помощь Божию. Вот какими словами поучал он, например, игумению Марию в одном своем письме к ней: «Терпи и надейся получить помощь Божию, а с ней можешь победить и все восстания врага душ человеческих. Не было бы искушений, не было бы венцов. Воина за то венчают, что он грудью стоит против врага за свое Отечество. Враг же души нашей гораздо опасней всех тех врагов, которые бывают в обыкновенном сражении». Все, кто знал его, признавали батюшку за великого угодника, молитвенника и целителя. Вот лишь некоторые примеры помощи Божией по молитвам праведника.

В сороковых годах XIX века в городе Курмыше жили муж с женой Растригины и их дочь Татьяна, у которой с рождения были сухие ноги. Наслышавшись про святость отца Алексия, родители решили отправиться к нему и попросить его помолиться о ребенке. Мать девочки из усердия отправилась в Бортсурманы пешком, неся 25 верст ребенка на руках. Когда вошли в келью к отцу Алексию, он тут же назвал девочку по имени, хотя видел ее первый раз в жизни, положил руку ей на голову, благословил их обеих и помолился с ними. На другое утро опять помолился и помазал больные ноги ребенка маслом из горящей перед образом лампадки. Благословив, он отпустил их, сказав, что будет молиться о них.

Когда Растригина со своею дочерью отошла двенадцать верст от Бортсурман, девочка стала просить спустить ее на землю. Хорошо зная, что дочка не может сама двигаться, мать заплакала, но все-таки спустила девочку на землю. К великому удивлению своему, она увидала, что дочка ее, слабо шевеля ножками, поползла вперед. Вскоре она опять взяла ее на руки, но несколько раз по просьбе вновь спускала на землю, и каждый раз девочка все лучше и лучше владела ногами. Когда же они пришли в Курмыш, то девочка, уже совсем твердо стоя на ногах, вошла к себе в дом.

Умер в приходе отца Алексия мальчик. Родители души в нем не чаяли, и неделю не хоронили ребенка, пока не показались признаки разложения. Тогда принесли в церковь гробик и началось отпевание. От слез отец Алексий едва мог служить, а певчие петь.

Стоя в алтаре перед престолом он с высоко поднятыми руками, с дерзновением стал взывал к Богу: «Боже мой, Боже мой, Ты видишь, что нет у меня сил дать отроку сему последнего целования. Не попусти же меня, старца, раба Твоего, иерея, уйти из храма сего посрамленным, да не посмеется надо мною, служителем Твоим, враг рода человеческого, что я, по немощи своей, прервал требу сию… Внемли стенанию и плачу народа Твоего, внемли страданиям родительского сердца, внемли моему старческому иерейскому прошению… Не отнимай от нас отрока, Тобою нам данного во исправление, для вразумления, для прославления Имени Твоего Святаго… Не Ты ли, Господи, сказал, что дашь нам все, о чем мы с верою будем просить Тебя. Не Ты ли, Милосердный, сказал нам: просите и дастся вам… О, Боже Праведный, в храме сем нет никого, кто бы смог подойти к отроку сему с целованием последним… Нет этих сил и у меня, старца, Боже наш, помилуй нас, услыши нас, Господь наш и Бог наш…»

Вдруг раздался пронзительный крик. Все увидели, что мальчик сидит в гробу и смотрит по сторонам. Отец Алексий снова встал на колени перед престолом, чтобы поблагодарить Бога за совершенное чудо, а затем, опираясь на руку диакона, молча подошел ко гробу. Причастив мальчика, родители увезли его домой. А батюшка попросил принести на середину церкви стул и, сидя, отслужил благодарственный молебен Господу и прочитал акафист Божией Матери.

К батюшке привозили очень много сумасшедших и бесноватых, и все они выздоравливали по его молитве. Один бесноватый купец, которого привезли издалека, в память о своем исцелении пожертвовал в Бортсурманскую церковь чугунный пол. Пол этот и по сие время находится в ней.

Просите и дастся вам…

Не только при жизни, но после своего преставления помогал старец молитвами страждущим.

Крестьянка села Анна Ожгибовка жестоко страдала несколько лет тяжкой болезнью и лежала неподвижно. Раз в бреду или во сне, увидала она двух старцев, которые коснулись ее ног. Придя в себя, она почувствовала некоторое облегчение и дала обет отслужить панихиду на могиле отца Алексия. Чтобы не откладывать, она с помощью посторонних прибрела в Бортсурманы. После этого Анна быстро поправилась.

В 1893 году, схоронив своего мужа, приехала в город Курмыш вдова лесничего Наталья Мурзанева с грудной дочерью Верой. Девочка была слабенькая, малокровная, постоянно хворала и страдала какими-то непонятными припадками. Несчастная мать обращалась к докторам, клала ребенка в больницу — ничего не помогало. Когда девочке было пять лет, Наталье кто-то посоветовал отвезти дочь на могилу батюшки и отслужить по нему панихиду. Так она и сделала. В родительскую субботу отправилась с дочерью в Бортсурманы, простояла обедню, потом вместе с крестным ходом пошла на кладбище; во время панихиды по отцу Алексию посадили девочку на землю возле его могилы. С того дня прошли у нее бесследно и припадки и малокровие.

В 1908 году у Веры Пазухиной отравился маленький сын. В городе, в котором они жили, помощник кондитера, подросток, рассердился на повара и, чтобы ему отомстить, насыпал в шоколадную массу для конфет сильнодействующий яд. Врач признал положение сына Веры безнадежным.

Мальчик уже вытягивался и холодел. Вера положила крупицу земли с могилы отца Алексия в воду и влила мальчику в рот.

Судороги прекратились, вскоре тело потеплело. Уром пришел доктор и сразу спросил:

— В котором часу умер мальчик?

— Это чудо Божие,— сказал врач.

В селе Майданы жила Люба Кузькина. От рождения она была слабая глазами, а ноги совсем не ходили. Ей было около десяти лет, когда храм в Бортсурманах разорили. Но ее мать, Анастасия, слыша о множестве чудес, происходящих по молитве праведника, отвезла дочь туда и сама, как могла отслужила панихиду. Когда они вернулись домой, дочь исцелилась, стала ходить и зрение исправилось.

Кстати, после того как с приходом советской власти храм в Борсурманах был разорен, чудеса и исцеления не только не прекратились, но даже умножились. Безбожники многократно пытались уничтожить могилу отца Алексия, но почитание чудотворца народом, очевидность чудес, когда исцелялись безнадежные раковые больные — понудило власти отступиться.

Благословляя паству…

Отец Алексий отошел ко Господу 21 апреля 1848 года. В день его кончины вся площадь домом батюшки была полна народа, который сошелся, чтобы в последний раз увидеть отца Алексия. Он сидел у открытого окна. Взор его переходил от иконы в переднем углу комнаты к народу, который стоял на площади. Через окно отец Алексий благословлял народ до тех пор, пока не опустилась его благословляющая рука, чтобы больше уже не подняться, пока не закрылись навеки его глаза, в которых до последней минуты отражалась молитва к Богу о людях…

В октябре 1913 года в Бортсурманы приехала комиссия из Нижегородской духовной консистории для расследования устных и печатных сообщений о чудесах, связанных с праведным Алексием. Святость отца Алексия была очевидной, прославление его ожидалось на Соборе Русской Церкви в 1918 году, но этому помешала революция. Долгожданная канонизация праведного Алексия Бортсурманского, состоялась в 2000 году, на юбилейном Архиерейском соборе Русской Православной Церкви.

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт благочиния города Арзамаса Нижегородской епархии обязательна

Ссылка на основную публикацию