Алипий Печерский – житие и биография святого, иконы и труды, мощи и чудеса, почитание и дни памяти

АЛИПИЙ

[Алимпий] (род. ок. 1065 или 1070), прп. (пам. 17 авг., 28 сент.- в Соборе преподобных отцов Киево-Печерских, в Ближних пещерах почивающих; во 2-ю неделю Великого поста – в Соборе преподобных отцов Киево-Печерских и Cобор всех святых, в Малой России просиявших), иером. Киево-Печерского мон-ря, первый известный по имени древнерус. иконописец. Сведения о нем содержатся в Киево-Печерском патерике (слово 34), где его имя употребляется в форме Алимпий (не является вариантом имени Олимпий). В древнейшем списке Патерика (РНБ. Q. п. I. 31, 1406 г.) А. не упоминается, но есть основания считать, что рассказ о нем входил в т. н. Основную редакцию Патерика, сложившуюся не позднее нач. XIV в. Будучи отдан родителями на обучение иконописному делу, А. помогал визант. мастерам в украшении мозаиками Успенского собора Киево-Печерского мон-ря (ок. 1083-1088); во время работ был свидетелем чуда: образ Богоматери «сам вообразися» в алтаре церкви и голубь вылетел из уст Пресв. Девы. Еще при игум. Никоне, т. е. до 1088/89 г., А. принял монашеский постриг. Писал безвозмездно иконы для игумена и братии, поновлял обветшавшие образа, вскоре стал известным мастером и начал получать заказы вне мон-ря. Обычай А. делить плату за свой труд на 3 части – на иконы, на милостыню нищим и «на потребу тела своего»,- возможно, свидетельствует о расшатывании строгого общежития в Киево-Печерском мон-ре после смерти прп. Феодосия или отражает реалии монастырской жизни, современные появлению сказания о преподобном. А. отличался подвижничеством, за что был удостоен священства; обладал даром исцеления – исцелил прокаженного, помазав его «разноцветными вапами» (красками). Слава его была так велика, что вызывала зависть со стороны др. печерских иноков-иконописцев. В Патерике содержатся рассказы о чудесах, подтверждающих святость А., напр. о том, как незадолго до смерти преподобного ангел написал за него икону Успения Богоматери.

Из произведений А. в Патерике названы 5 икон деисусного чина и 2 местные, предназначавшиеся для одной из киевских церквей; местная икона Богородицы из числа этих икон после пожара в Киеве (вероятно, в 1124) была по приказу киевского кн. Владимира Всеволодовича Мономаха перенесена в Ростов; ее отождествляли с иконой Божией Матери «Великая Панагия» (Оранта) (ГТГ. Инв. 12796), к-рая в наст. время датируется 1-й третью XIII в. Попытки приписать кисти А. те или иные из сохранившихся икон малоосновательны или ошибочны; напр., наиболее вероятная дата создания Печерской (Свенской) иконы Божией Матери (ГТГ. Инв. 12723), к-рую также связывали с именем А.,- кон. XIII в. (ок. 1288?, по каталогу ГТГ).

Скончался А. вскоре после 15 авг. (чему соответствует и день его памяти) неизвестного года (встречающаяся в лит-ре дата ок. 1114 не подтверждается источниками). Мощи А. почивают в Ближних пещерах Киево-Печерской лавры. Тропарь А. включен в 4-ю песнь «Канона преподобным отцем Печерским» иером. Мелетия Сирига, составленного в 1643 г. по благословению свт. Петра (Могилы) (Акафисты и каноны. Л. 367об.), что можно считать актом местной канонизации А. Имя А. в числе святых града Киева внесено в «Описание о российских святых» (известно в списках кон. XVII-XVIII в.), кроме того, «память преподобного отца Алимпия, иконописца чюдотвориваго», отмечена в Месяцеслове Симона (Азарьина) сер. 50-х гг. XVII в. (РГБ. МДА. № 201. Л. 331об.). После указов Святейшего Правительствующего Синода 1762, 1775 и 1784 гг. о внесении киевских святых в московские Месяцесловы можно говорить об установлении общецерковного почитания А., при этом имя святого стало употребляться в форме, более близкой к греч. имени (̓Αλύπιος),- Алипий.

Славословная служба А. (см. Знаки праздников Месяцеслова), напечатанная в Минеях изд. Московской Патриархии (Минея (МП). Август. Ч. 2. С. 197-207), была написана, вероятно, во 2-й пол. XVII в.

Иконография

Иконописные подлинники предписывают изображать А. с образом Богородицы в руках: «Сед, брада Сергиева, на конец поуже, власы с ушей свились, схима, в правой руке держит образ Богородицы, ризы преподобнические» (ИРЛИ. Перетц. № 524. Л. 205, 30-е гг. XIX в.); так А. представлен в подлиннике XVIII в., принадлежавшем кн. М. А. Оболенскому (КККМ). Сохранилась гравюра с изображением А. (1656), выполненная мастером Ильёй для Киево-Печерского патерика (К., 1661): А. в преподобнических одеждах, с иконой Божией Матери Одигитрии и кистью в руках, внизу 3 сюжета: исцеление прокаженного; чудо с голубем, вылетевшим из уст Богоматери на иконе; ангел пишет за А. образ Успения Богородицы. В более поздних изданиях Патерика (напр., К., 1702) помещена гравюра с теми же эпизодами жития А. (здесь он изображен за работой над иконой преподобных Антония и Феодосия Печерских). На московской иконе «Успение Богородицы, со святыми на полях», кон. XVII в. из Новодевичьего мон-ря в Москве (ГИМ) А. представлен в одном из клейм пишущим икону Богоматери (в др. клеймах изображены преподобные Киево-Печерские Антоний, Феодосий, Моисей Угрин, Нестор, Иоанн Многострадальный). Образ А. присутствует на иконах и эстампах с изображением Собора Киево-Печерских святых (литография 1883 г., мастерская А. Абрамова. ГРМ); в киевской гравюре подобный сюжет встречается с 1-й пол. XVIII в. В 60-х гг. XX в. архим. Алипием (Вороновым) была написана икона А., находящаяся в Псково-Печерском мон-ре. Сохранились прорись и подготовительный рисунок (МДАиС) с образом А., выполненные мон. Иулианией (Соколовой).

Преподобный Али ́ пий Печерский , иконописец

Дни памяти

15 марта (переходящая) – Собор всех Киево-Печерских преподобных отцов

11 октября – Собор Киево-Печерских преподобных, в Ближних пещерах

Житие

Житие преподобного Алипия, иконописца Печерского

Али­пий Пе­чер­ский был од­ним из пер­вых и луч­ших рус­ских ико­но­пис­цев, по­стри­же­ник пре­по­доб­но­го Ни­ко­на († 1088; па­мять 23 мар­та/5 ап­ре­ля), с мо­ло­дых лет под­ви­зал­ся в Ки­е­во-Пе­чер­ском мо­на­сты­ре. Ико­но­пи­са­нию он учил­ся у гре­че­ских ма­сте­ров, ко­то­рые рас­пи­сы­ва­ли Пе­чер­скую цер­ковь. Св. Али­пий был оче­вид­цем див­но­го чу­да: ко­гда ико­но­пис­цы укра­ша­ли жи­во­пи­сью ал­тарь, то в нем са­ма со­бой изо­бра­зи­лась ико­на Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы; при этом ико­на бли­ста­ла яр­че солн­ца, по­том из уст Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы вы­ле­тел го­лубь, ко­то­рый, по­ле­тав дол­гое вре­мя по церк­ви, вле­тел в уста Спа­си­те­ля, изо­бра­жен­но­го на иконе, на­хо­дя­щей­ся в верх­ней ча­сти церк­ви.

Пре­по­доб­ный Али­пий пи­сал ико­ны да­ром и ес­ли узна­вал, что в ка­кой-ни­будь церк­ви ико­ны об­вет­ша­ли, брал их к се­бе и по­прав­лял без­воз­мезд­но. Им бы­ла на­пи­са­на Свен­ская-Пе­чер­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри. Свя­той ни­ко­гда не был празд­ным и остав­лял ико­но­пи­са­ние толь­ко ра­ди бо­же­ствен­ной служ­бы. Он был по­свя­щен в сан иеро­мо­на­ха. Свя­той Али­пий был из­ве­стен да­ром чу­до­тво­ре­ний еще при жиз­ни. Пре­по­доб­ный ис­це­лил ки­ев­ля­ни­на, стра­дав­шей про­ка­зой, по­ма­зав ра­ны боль­но­го крас­ка­ми. Мно­го икон, на­пи­сан­ных пре­по­доб­ным про­сла­ви­лись как чу­до­твор­ные. Из­вест­ны неко­то­рые слу­чаи, ко­гда Ан­ге­лы Бо­жии по­мо­га­ли ему пи­сать ико­ны. Один ки­ев­ля­нин, по­стро­ив цер­ковь, по­ру­чив двум ино­кам за­ка­зать для нее ико­ны. Ино­ки ута­и­ли день­ги и ни­че­го не ска­за­ли пре­по­доб­но­му Али­пию. Про­ждав дол­гое вре­мя, ки­ев­ля­нин об­ра­тил­ся с жа­ло­бой к игу­ме­ну на пре­по­доб­но­го, и тут толь­ко об­на­ру­жи­лось, что свя­той ни­че­го не слы­шал о за­ка­зе. Ко­гда при­нес­ли дос­ки, дан­ные за­каз­чи­ком, ока­за­лось, что на них уже на­пи­са­ны пре­крас­ные ли­ки. Ко­гда сго­ре­ла для них по­стро­ен­ная цер­ковь, то ико­ны оста­лись це­лы­ми. В дру­гой раз Ан­гел на­пи­сал ико­ну в честь Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, ко­гда свя­той ле­жал в пред­смерт­ной бо­лез­ни. Тот же Ан­гел при­нял ду­шу пре­по­доб­но­го Али­пия, ко­то­рый скон­чал­ся в 1114 г. и был по­гре­бен в Ближ­них пе­ще­рах.

Богослужения

Молитвы

Тропарь преподобному Алипию, иконописцу Печерскому, в Ближних пещерах, глас 8

Зра́ки изобразу́я святы́х на дщи́цах,/ сих благодея́ния спе́шно,/ я́ко иску́сен худо́жник, всехва́льне Али́пие,/ написова́л еси́ на скрижа́лех твоего́ се́рдца,/ и сего́ ра́ди, а́ки о́браз, благоле́пне укра́шен,/ свяще́нства благода́тию, а́ки зла́том, обложи́лся еси́// от Христа́ Бо́га и Спа́са душ на́ших.

Перевод: Лики святых изображая на досках, их благие дела усердно, как искусный художник, всеми прославляемый Алипий, написал ты на скрижалях своего сердца, и поэтому ты, как икона, прекрасно украшен благодатью священства, как золотым окладом, от Христа Бога и Спасителя душ наших.

Кондак преподобному Алипию, иконописцу Печерскому, в Ближних пещерах, глас 2

От ю́ности Боже́ственное в себе́ име́я начерта́ние,/ вдан был еси́ в науче́ние ико́ннаго писа́ния;/ и внегда́ небеси́ подо́бная Богоро́дицы писа́шеся це́рковь,/ ты та́можде посо́бствовал,/ и ви́дел еси́ Ду́ха Свята́го осия́ние,/ от Него́же прия́л еси́ чуде́с де́йство,/ я́ко ико́ны твоя́ чудотворя́ху,// тем тя чтим и ублажа́ем, чу́дне Али́пие.

Перевод: С юности имея устремление к Богу, ты был отдан на обучение иконописанию, и когда расписывалась подобная небесам церковь Богородицы, ее украшению ты посодействовал, и видел ты сияние Святого Духа, и получил ты силу творить чудеса, так как иконы твои чудотворны, потому и почитаем тебя и прославляем, удивительный Алипий.

Житие преподобного отца нашего Алипия Печерского

Память 17 августа

Преподобный отец наш Алипий Печерский явил себя подражателем святому Евангелисту Луке, ибо служил Господу, сотворившему нас по образу и подобию Своему ( Быт.1:26 ), подобно оному Луке, а именно: он не только изображал чудодейственно лики святых на иконах, но и воплощал в душе своей их добродетели; кроме того был дивным врачом; благочестное житие его представляется нам в таком виде:

В княжение благоверного князя киевского Всеволода Ярославича 5123 , при игумене преподобном Никоне, по устроению Божию и по совету преподобных отцов Антония и Феодосия, чудесно явившихся в Константинополе в десятый год по своем преставлении, – прибыли для украшения святой печерской церкви греческие иконописцы; этим-то иконописцам и был отдан блаженный Алипий своими родителями в обучение живописному искусству. Святой Алипий был очевидцем того дивного чуда, о котором повествуется в сказании о церкви печерской, именно: когда иконописцы украшали живописью алтарь, то в нем сама собою изобразилась икона Пресвятой Богородицы: при этом икона сия просветилась и блистала ярче солнца: потом из уст Пресвятой Богородицы вылетел голубь, который, полетав долгое время (по церкви), влетел в уста Спасителя, изображенного на иконе, находившейся в верхней части церкви. – Тогда-то обучался сей блаженный Алипий, помогая своим учителям; и он кроме того прекрасно живописал в душе своей, ибо благодать Пресвятого Духа пребывала в той церкви печерской.

Когда упомянутые иконописцы окончили свое дело и украсили иконами святую церковь, украшен был и Алипий преподобным игуменом Никоном чудным образом святого ангельского иноческого чина. И начал святой Алипий обучаться искусству изображать в душе своей добродетели святых, будучи уже обучен искусству изображал вещественно (на иконах) их лики.

Святой Алипий был настолько искусен в своем деле, что, по благодати Божией, видимым изображением на иконе воспроизводил как бы самый духовный образ добродетелей; ибо обучался искусству иконописному не ради стяжания богатства, но ради стяжания добродетелей; он постоянно трудился, живописуя иконы для игумена, для братии и для всех нуждавшихся, ничего не взимая за труд свой.

Блаженный Алипий просил всех, видевших обветшавшие иконы в какой-либо церкви, сообщать ему об этом; тогда он, не требуя никакого вознаграждения, своим искусством украшал те церкви. Если же святой был свободен от такой работы, тогда упражнялся в иконописном искусстве для себя и живописал иконы, которые отдавал тем, у кого он брал взаймы золото и серебро, нужное для украшения икон. Так поступал святой для того, чтобы не проводить времени в праздности; он уподоблялся древним святым отцам, постоянно занимавшимся рукоделием, и самому верховному Апостолу Павлу, который говорит о себе: «нуждам моим и нуждам бывших при мне послужили руки мои сии» ( Деян.20:34 ).

Если же когда случалось святому Алипию зарабатывать какую-либо сумму денег своим рукоделием, то он делил ее на три части: первую часть тратил на поновление икон, вторую на милостыню нищим и третью – отдавал на монастырские нужды. Так поступал святой ежегодно, не давая себе покоя ни днем, ни ночью; ибо ночью он упражнялся в молитвенном бодрствовании и поклонах, днем же с великим смирением, нестяжательностью, чистотою, терпением, постом, любовью, богомыслием занимался рукоделием; никто никогда не видал его праздным; но при всём том он никогда не пропускал молитвенных собраний хотя бы для своих занятий.

Когда игумен заметил столь великие добродетели и иконописное искусство у преподобного, так что он был достоин, нося ангельский образ иноческого чина, являть собою подражателя Сына Божия Иисуса Христа, – Иерея по чину Мелхиседекову 5124 , возвел его на степень иерейства. Тогда преподобный был поставлен как светильник на свещнике ( Мф.5:15 ), или, лучше сказать, как образец для подражания на высоком месте, сияя сугубою красотою добродетелей иноческих и иерейских; и был святой образцом не простым, ибо творил чудеса; из многих чудотворений его мы напомним здесь о некоторых.

Некто из числа богатых граждан города Киева страдал проказою; сей искал помощи у многих врачей, волшебников и язычников, но не только не получил облегчения от своей болезни, а впал еще в худшее состояние. Тогда один из друзей больного посоветовал ему идти в печерский монастырь, дабы просить молитвы у святых отцов; он согласился, но с неудовольствием.

Когда сей больной был приведен в монастырь печерский, игумен приказал напоить его водою из колодца преподобного, а также велел умыть ему тою же водою и лицо. И тотчас на теле больного появилось так много гноя, в наказание за неверие его, что все сторонились от него, не будучи в состоянии выносит смрадного запаха, исходившего от тела больного. Тогда с плачем и негодованием сей прокаженный возвратился к себе в дом, и не выходил из дома многие дни, по причине исходившего от него смрада, говоря друзьям своим: «бесчестием покрывают лице мое. Чужим стал я для братьев моих и посторонним для сынов матери моей» ( Пс.68:8–9 ), потому что я не явил веры преподобным отцам Антонию и Феодосию; и каждый день ожидал своей смерти.

Однако, придя в себя, сей муж решил исповедать все грехи свои; посему пошел опять в монастырь печерский к преподобному Алипию и исповедал ему свои согрешения. Преподобный же сказал ему:

– Ты хорошо сделал, чадо, что пришел исповедать Богу грехи свои пред моим недостоинством; так свидетельствует о себе и пророк, взывая ко Господу: «я сказал: «исповедаю Господу преступления мои», и Ты снял с меня вину греха моего» ( Пс.31:5 ).

Потом преподобный Алипий долгое время поучал его душеспасительными речами, затем, взяв иконописные краски, украсил лицо его, помазав гнойные места; после этого святой Алипий повел больного в церковь, причастил его Божественным Тайнам и повелел ему умыться тою водою, которою обычно умывались священники после принятия святых Таин; вскоре же после сего гнойные струпья сошли с больного и он стал здрав, как и раньше.

В этом чудотворении преподобный отец наш Алипий явил себя подражателем Самому Господу нашему Иисусу Христу; ибо подобно тому как Христос, исцеляя прокаженного, повелел ему показаться иерею и принести дар за очищение свое ( Мф.8:4 ), так и сей преподобный приказал больному проказою показаться ему, как иерею, во время священнослужения, и принести в дар то, о чем говорит пророк: «что воздам Господу за все благодеяния Его ко мне? Чашу спасения прииму» ( Пс.115:3–4 ). Упомянем здесь и о даре, ибо правнук сего прокаженного, в благодарность за очищение его, оковал золотом кивот, находившийся над святым престолом в церкви печерской.

Читайте также:  Герман Аляскинский: житие и биография святого, где служил

Кроме сего преподобный Алипий явил себя подражателем Христа, исцелившего слепорожденного; ибо, подобно тому как Христос, исцеляя слепорожденного, сначала помазал ему очи брением, потом повелел ему умыться в купели силоамской (что значит «посланный») ( Иоан.9:6–7 ), так и сей преподобный, сначала помазал струпы прокаженного иконописными красками, потом приказал ему умыться тою водою, которою умываются обычно иереи, – посланники Божии; таким образом святой исцелил больного как от проказы телесной, так и от слепоты греховной, так что все, пришедшие вместе с больным из города, весьма изумились такому скорому исцелению. Но преподобный Алипий сказал им:

– Братия! Обратите внимание на то, что сказано: «никто не может служить двум господам» ( Мф.6:24 ); ибо сей человек первоначально был порабощен демону по причине грехов своих; поэтому, когда он пришел к Богу, но по совету вражию, отчаялся в спасении своем и не веровал в Господа, Который только Один и мог спасти его, – то проказа еще с большею силою охватила тело его, в наказание за его неверие; ибо Господь сказал: “просите” , и не просто «просите», но с верою, «дано будет вам» ( Мф.7:7 ). Когда же ныне он вторично обратился с раскаянием к Богу, в моем присутствии, то «Бог, богатый милостью» ( Еф.2:4 ), исцелил его.

Выслушав это, люди поклонились святому и отправились в обратный путь вместе с исцеленным, прославляя Бога и преподобных отцов Антония и Феодосия, а также и их ученика, преподобного отца нашего Алипия; и говорили о сем святом Алипии, что он явлен был им как новый Елисей, ибо он исцелил от проказы того больного подобно тому, как Елисей исцелил от проказы Неемана сириянина ( 4Цар.5:14 ).

Был еще некто из того же города Киева, муж благочестивый. Сей построил церковь и пожелал иметь семь больших икон для украшения церкви; сей муж отдал серебро вместе с досками, предназначенными для начертания икон, двум монахам монастыря печерского, знакомым ему, попросив их посоветоваться со святым Алипием относительно написания икон. Но монахи ничего не сказали Алипию, а серебро присвоили себе. Спустя некоторое время тот муж послал спросить монахов, написаны его иконы или нет? Они отвечали, что Алипий требует еще серебра. Потом снова, взяв серебро, присланное от мужа того, присвоили его себе. Затем, дойдя до крайнего бесстыдства, сии два монаха снова послали сказать тому мужу (клевеща на святого), что Алипий требует еще столько же серебра, сколько получил. Христолюбивый муж тот дал серебро и в третий раз, сказав:

– Я весьма желаю получить молитву и благословение от дела рук его.

Святой же Алипий ничего не знал о том, что делали монахи.

Наконец муж тот послал еще раз узнать точно, не написаны ли уже иконы? Монахи же те, не зная, что ответить, сказали, что Алипий взял всё серебро, трижды посланное, но икон писать не хочет.

Тогда христолюбивый муж тот прибыл в монастырь печерский вместе со своею дружиною, отправился к игумену Никону и рассказал ему о причине печали, нанесенной ему (якобы) Алипием. Игумен, позвав Алипия, сказал ему:

– Для чего ты, брат, наносишь такую обиду сему сыну нашему, который весьма упрашивал тебя написать иконы и дал тебе серебра, сколько ты просил? Но ты, взяв так много серебра и дав обещание написать иконы, не написал их, хотя в иных случаях писал иконы и без всякой платы.

Блаженный же Алипий отвечал на это:

– Честный отец! Ты хорошо знаешь, что я никогда не выказывал лености в деле сем; но сейчас я совершенно не понимаю, о чем ты говоришь.

Тогда игумен снова сказал ему:

– Ты взял тройную цену за написание семи икон; но до сих пор ты не написал их.

И тотчас, желая обличить святого, приказал принести доски, предназначенные для написания икон (доски те за день пред этим видели стоявшими в одном из монастырских строений, и на них не было ничего изображено): игумен приказал также позвать и тех монахов, чрез посредство которых оный муж передавал серебро святому, дабы сии монахи обличили Алипия.

Посланные за досками, нашли их весьма искусно расписанными и принесли их к игумену; увидав сие, все, бывшие там, весьма удивились и впали в великий страх; потом с трепетом пали ниц на землю и поклонились тем образам, созданным не рукою человека, – именно образу Господню, образу Пресвятой Богородицы и прочим образам святых Божиих.

Потом пришли те два монаха, которые оклеветали Алипия; не ведая ничего о сем чуде, они вступили в пререкание со святым, говоря:

– Вот ты взял тройную цену, а икон писать не хочешь!

Услыхав эти слова, все, бывшие там, показали тем монахам иконы, сказав:

– Вот эти иконы, написанные Самим Богом, удостоверяют невинность Алипия!

Монахи же те, увидя иконы, пришли в ужас от столь великого чуда. Они тотчас же были обличены игуменом в воровстве и лжи, были изгнаны из монастыря и лишены всего имущества своего.

Но сии монахи не прекратили злобы своей: они стали распространять в городе хулу на преподобного Алипия, утверждая, будто бы они сами написали те иконы; – начальник же наш, – говорили они, – не желая вознаградить нас за труд, – дабы отстранить нас от работы, солгал относительно икон, что будто бы они написаны Самим Богом, восхотевшим оправдать Алипия.

Услыхав такие речи, многие граждане пошли из города в монастырь, дабы видеть те иконы и поклониться им. Однако, несмотря на то, что многие из граждан и поверили тем монахам, оклеветавшим преподобного Алипия, – Бог, прославляющий святых Своих, как Он Сам говорит во святом Евангелии: «не может укрыться город, стоящий на верху горы» ( Мф.5:14 ); и еще: «зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме» ( Мф.5:15 ), – Бог не утаил добродетельных подвигов сего праведного мужа; ибо до самого князя Владимира Мономаха 5125 дошла весть о сем чуде, сотворенном Господом ради святого Алипия; сие чудо было удостоверено еще следующим образом:

По попущению Божию, случился в Киеве пожар, от которого сгорел почти весь Подол 5126 в Киеве; в этой части города находилась и церковь с упомянутыми иконами, также сгоревшая; однако после пожара нашли все те сем икон совершенно неповрежденными.

Когда князь услышал об этом, то пришел лично сам на место пожара, желая видеть бывшее там чудо. Увидав иконы, оставшиеся невредимыми от огня, князь прежде всего узнал, что они были написаны в течение одной ночи по устроению Бога, восхотевшего оправдать Алипия от возводимой от него клеветы. Тогда князь Владимир Мономах со усердием прославил Творца всего Бога, явившего столь великие чудеса ради добродетелей преподобного Алипия. Потом, взяв одну из тех икон, – именно икону Пресвятой Богородицы, приказал отправить ее в город Ростов, в каменную церковь, находившуюся там, построенную им самим. Некогда разрушилась и сия церковь в Ростове, однако икона та осталась совершенно неповрежденной. Потом икона была поставлена в деревянную церковь; но и эта церковь, спустя некоторое время сгорела от пожара; икона же опять осталась неповрежденной, так что на ней не оказалось и небольшой царапины после пожара.

Всё сие с несомненностью подтверждало добродетельную жизнь преподобного отца нашего Алипия, ради которого написалось сама собою та икона.

Перейдем теперь к чуду, совершившемуся при кончине святого, дабы видеть, как дивно сей человек, искусный творец икон, перешел из жизни сей временной в жизнь вечную.

Некий благочестивый человек попросил преподобного отца нашего Алипия написать икону Пресвятой Богородицы; при этом он просил святого написать сию икону ко дню праздника Успения. Но преподобный заболел в скором времени и уже приближался к смерти своей; а икона, между тем, не была написана; человек тот весьма скорбел по сему случаю и очень беспокоил святого. Блаженный же Алипий сказал ему:

– Чадо! Не беспокой меня, но возложи всю печаль свою на Господа, и Он сделает, как пожелает: икона будет на своем месте в праздник свой.

Муж тот, поверив словам святого, пошел в дом свой с веселием.

Потом он снова пришел к Алипию накануне праздника Успения Пресвятой Богородицы. Увидав, что икона не была написана. Увидя также и то, что преподобный Алипий разболелся еще больше, муж тот стал укорять блаженного, говоря так:

– Почему ты не сказал мне ничего о своей тяжкой болезни? Тогда я отдал бы икону другому иконописцу, который бы и написал ее мне, дабы праздник был честен и торжественен; но вот теперь ты ввергаешь меня в великий стыд.

Преподобный с кротостью отвечал ему:

– О чадо! Разве это сделал я по своей лености? Однако Бог может единым словом Своим написать икону Матери Своей; вот я сам ухожу из мира сего, как открыл мне сие Господь, но не хочу оставить тебя в печали.

Муж тот отошел с глубокою скорбью. Тотчас после его ухода к преподобному Алипию вошел некий светлый юноша, который и начал писать икону мужу тому. Алипий подумал, что человек тот, обидевшись на него, прислал нового иконописца, и принял сначала юношу того за человека; однако быстрота и изящество его работы показывали, что то был ангел; ибо он в продолжении трех часов написал весьма красивую икону, то полагая на икону золото, то растирая различные краски на камне и живописуя ими; потом сказал преподобному:

– Отче! Быть может здесь еще чего не достает, или в чем-либо я погрешил?

Преподобный же отвечал:

– Ты сделал всё прекрасно; Сам Бог помог тебе написать икону с таким благолепием; это Он Сам сделал через тебя.

Когда же наступил вечер, тот иконописец вместе с иконою сделался невидимым.

Между тем хозяин иконы не мог уснуть всю ночь от печали, так как думал, что икона не будет готова к празднику; посему он считал себя недостойным такой милости Божией и называл себя великим грешником. По сей причине, встав утром, на другой день, он пошел в церковь, дабы исповедать там Господу свои согрешения. Но едва лишь он открыл двери храма, как увидел икону, стоявшую на своем месте. Тотчас же он пал на землю от страха, думая, что это было привидение: затем, немного поднявшись от земли, и со вниманием посмотрев на икону, он понял, что это была его икона. Вследствие сего он пришел в великий страх и ужас и вспомнил слова преподобного Алипия, который сказал ему, что икона будет готова к своему празднику; потом пошел и разбудил всех домашних своих. Домашние его с веселием поспешили в храм со свечами и кадильницами; увидав здесь икону, сиявшую как солнце, все пали на землю, поклонились иконе и облобызали ее с радостною душою.

После сего тот благочестивый муж отправился к игумену и рассказал ему о чуде, случившемся с иконою; потом они вместе отправились к преподобному Алипию и нашли его уже отходящим из мира сего. Несмотря на это, игумен спросил его:

– Отче! Кем и как была написана икона мужу сему?

Алипий передал им всё, что видел, и сказал:

– Икону ту написал ангел и он же предстоит здесь намереваясь взять душу мою.

Сказав сие, блаженный предал дух свой в руки Господа в семнадцатый день месяца августа 5127 . Братия, покрыв пеленами тело его, отнесли его в церковь; потом сотворив обычное погребальное пение, положили тело святого в пещере преподобного Антония.

Так украсил сей святой чудодейственный иконописец небо и землю; пожив на земле телом, он восшел на небо с добродетельною душою, в прославление Начальника иконописцев, Бога Отца, Который сказал: «сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему» ( Быт. 1:26 ), а также и по «образу ипостаси Его» ( Евр.1:3 ), Бога Сына, Который «по виду став как человек» ( Флп.2:7 ); вместе со Святым духом, сходившим с неба во образе голубя ( Мф.3:16 ) и виде языков огненных ( Деян.2:3 ). Всех сиих, Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого, пребывающих в едином существе, восхвалим вместе с преподобным отцом нашим Алипием и будем прославлять в бесконечные веки. Аминь.

Всеволод Ярославич княжил в первый раз с 1075 г. по 1076 г. (шесть месяцев) и во второй – с 1078 г. по 1093 г.

Мелхиседек, царь Салимский, священник Бога Вышнего, упоминается в Быт. 14:18 . Книга Бытия, повествующая о Мелхиседеке, ничего не говорит ни о происхождении Мелхиседека, ни о конце его жизни, что, наравне с благословением Авраама, сделало Мелхиседека, по изъяснению св. Апостола Павла ( Евр. 6:20 ) прообразом Иисуса Христа, – вечного Первосвященника и Царя. На прообразовательное значение священства Мелхиседекова указывал еще царь и пророк Давид, когда говорил о Сыне Божием: «Ты иерей вовек по чину Мелхиседекову» ( Пс.109:4 ). Но особенно ясно и подробно раскрыто прообразовательное значение Мелхиседека у св. Апостола Павла, в послании Евр. 7:1–28 .

Владимир Мономах княжил с 1114 г. по 1125 г.

Кончина преподобного Алипия последовала в 1114 г.

Алипий иконописец Печерский, преподобный (Август 17)

Преподобный Алипий, один из первых и лучших русских иконописцев, с молодых лет подвизался в Киево-Печерском монастыре. Иконописанию он учился у греческих мастеров, с 1083 г. украшавших печерскую церковь в честь Успения Пресвятой Богородицы. Святой Алипий был очевидцем предивного чуда: когда иконописцы украшали живописью алтарь, то в нем сама собою изобразилась икона Пресвятой Богородицы. При этом икона просветилась и блистала ярче солнца; потом из уст Пресвятой Богородицы вылетел голубь, который, полетав долгое время по церкви, влетел в уста Спасителя, изображенного на иконе, находившейся в верхней части церкви. Когда упомянутые иконописцы окончили свое дело украшения иконами святой церкви, украшен был и Алипий преподобным игуменом Никоном (память 23 марта/5 апреля) чудным образом святого ангельского иноческого чина.

Преподобный Алипий писал иконы даром. Если узнавал, что в какой-нибудь церкви иконы обветшали, брал их к себе и поправлял безмездно. Если же случалось, что ему платили за труд, преподобный одну часть тратил на приобретение материалов для иконописания, вторую раздавал нищим и лишь третью оставлял себе. Так делал он всегда, не давая себе покоя ни днем, ни ночью; ибо ночью пребывал во бдении, творя молитвы и поклоны; когда же наступал день, он со всяким смирением, нестяжанием, чистотою, терпением, постом, любовью, богомыслием принимался за рукоделие. Преподобный Алипий никогда не был праздным и оставлял иконописание только ради Божественной службы. Когда игумен заметил столь великие добродетели и иконописное искусство у преподобного, так что он был достоин, нося ангельский образ иноческого чина, являть собою подражателя Сына Божия Иисуса Христа – Иерея по чину Мелхиседекову, то возвел его на степень иерейства. Тогда преподобный был поставлен как светильник на свещнице (Мф. 5, 15) или, лучше сказать, как образец для подражания на высоком месте, сияя сугубой красотой добродетелей иноческих и иерейских; и был святой образцом не простым, ибо творил чудеса.

Читайте также:  Житие Александра Ошевенского - полное жизнеописание и история, чудеса, мощи и дни памяти святого

Некто из числа богатых граждан города Киева страдал проказой. Он искал помощи у многих врачей, волшебников и язычников, но не только не получил облегчения от своей болезни, а впал в еще худшее состояние. Тогда один из друзей больного посоветовал ему идти в Печерский монастырь, дабы просить молитвы у святых отцов; он согласился, но с неудовольствием. Когда больной был приведен в монастырь, игумен приказал напоить его водою из колодца преподобного Феодосия (память 3/16 мая и 14/27 августа), а также велел умыть ему тою же водою и лицо. И тотчас на теле больного появилось так много гноя, в наказание за неверие, что все сторонились от него, не будучи в состоянии выносить смрадного запаха, исходившего от тела больного. Тогда с плачем и негодованием сей прокаженный возвратился к себе в дом и не выходил из дома многие дни по причине исходившего от него смрада и каждый день ожидал своей смерти. Однако, придя в себя, сей муж решил исповедать все грехи свои; посему пошел опять в монастырь Печерский к преподобному Алипию и исповедал ему свои согрешения. Преподобный же сказал ему: «Ты хорошо сделал, чадо, что пришел исповедать Богу грехи свои пред моим недостоинством, так свидетельствует о себе и пророк, взывая во Господу: Рех: исповем на мя беззаконие мое Господеви, и Ты оставил еси нечестие сердца моего (Пс. 31, 5)». Потом преподобный Алипий долгое время поучал его душеспасительными речами, затем, взяв иконописные краски, украсил лице его, помазав гнойные места; после этого святой повел больного в церковь, причастил его Божественных Таин и повелел ему умыться тою водою, которой обычно умывались священники после принятия Святых Таин. Вскоре же гнойные струпья сошли с больного и он стал здрав, как и раньше.

Много икон, писанных преподобным Алипием, прославились как чудотворные. Известны некоторые случаи, когда Ангелы Божии помогали ему в святом деле писания икон. Один киевлян, построив церковь, поручил двум печерским инокам заказать для нее иконы. Иноки утаили деньги и ничего не сказали преподобному Алипию. Прождав долгое время выполнения заказа, киевлянин обратился к игумену с жалобой на преподобного, и тут только обнаружилось, что он и не слышал о заказе. Когда принесли доски, данные заказчиком, оказалось, что на них уже написаны прекрасные лики. Все пришли в ужас и с трепетом пали ниц на землю и поклонились нерукотворенным тем образам – Господню, Пречистой Его Матери и святых Его.

Случилось однажды, по попущению Божию, сгореть всему Подолу в Киеве. Сгорела и церковь, в которой хранились те иконы. После пожара, однако, иконы были найдены целыми и невредимыми. Князь Владимир Мономах (1113–1125), узнав об этом, сам приходил смотреть таковое чудо и, видя оставшиеся неповрежденными иконы, слыша о них, что в одну ночь они были написаны мановением Божиим, избавляющим преподобного Алипия, прославил Бога, содеявшего толикое чудо ради преподобного Алипия. Князь, взяв одну из тех икон – икону Успения Пресвятой Богородицы, послал в город Ростов, в каменную церковь, которую построил сам. Но и это здание церкви рухнуло – икона же осталась без вреда. Тогда она была внесена в деревянную церковь, но и та вскоре сгорела. Икона же, впоследствии получившая наименование Владимирской-Ростовской (празднование 15/28 августа), опять осталась нетронутой, даже без малейших следов влияния огня. Все это удостоверяло добродетельную жизнь преподобного Алипия, ради которого же и изобразились нерукотворно те иконы.

При кончине преподобного Алипия, дабы видеть, как дивно сей человек перешел из жизни временной в жизнь вечную, совершилось еще чудо преславное. Один благочестивый человек дал преподобному Алипию написать наместную икону Успения Пресвятой Богородицы, умоляя его приготовить икону к празднику Успения. Прошло немного дней, как преподобный Алипий разболелся и, приближаясь к смертному своему успению, не мог исполнить поручения, и икона оставалась ненаписанной. Человек тот печалился и негодовал на святого, но Алипий сказал ему: «Чадо, не печалься, приходя ко мне; но возверзи на Господа печаль твою и Той сотворит, якоже хощет – икона в свой праздник станет на своем месте». Муж поверил словам преподобного, отошел в дом свой, радуясь. И придя снова, уже в навечерие праздника Пресвятой Богородицы, увидев икону ненаписанной, а преподобного Алипия еще более разболевшимся, стал досаждать ему, говоря: «Почему не возвестил ты мне о таковой своей немощи, и я бы другому поручил написать икону, дабы праздник был светел и честен, а теперь ты посрамил меня». Отвечал ему кротко преподобный: «Чадо, ужели по лености я это сделал? Помни, что возможно Богу икону Своей Матери словом единым написать, ибо я уже отхожу от мира сего, как явил мне Господь, тебя же не оставлю скорбным». Муж ушел в сильной печали. Тотчас после его ухода к преподобному Алипию вошел некий светлый юноша, который и начал писать икону. Прп. Алипий же, подумав, что разгневавшийся на него заказчик прислал другого писца, усумнился в его умении писать иконы. Но скорость и красота дела показали в пишущем Ангела, ибо, то золото полагая на икону, то краски различные растирая на камне и употребляя их для письма, пишущий в три часа написал дивную икону. А затем сказал преподобному: «Отче, чего еще не достает здесь, и в чем я погрешил?» Преподобный же отвечал: «Хорошо сделал ты, Бог тебе помог, столь благолепно написал. Он Сам Собою исполнил это». Когда же настал вечер, писец тот вместе с иконой стал невидим. Заказчик иконы всю ночь пребывал в печали, что икона не поспеет к празднику. Поутру он встал и отправился в церковь, чтобы плакать там о своем согрешении, вследствие которого храм не удостоился иметь икону к празднику Успения. Но едва лишь он открыл двери храма, как увидел икону, стоявшую на своем месте. Тотчас же он пал на землю от страха, думая, что это было привидение. Придя в себя и немного поднявшись от земли, он со вниманием посмотрел на икону и понял, что это была его икона. Вследствие сего он пришел в великий страх и ужас и вспомнил слова преподобного Алипия, который сказал ему, что икона будет готова к своему празднику. Он пошел и разбудил всех домашних своих. Домашние же его с веселием поспешили в храм со свечами и кадильницами; увидев здесь икону, сиявшую как солнце, все пали на землю, поклонились иконе и облобызали ее с радостной душой.

После сего тот благочестивый муж отправился к игумену и рассказал ему о чуде, случившемся с иконою. Вместе они отправились к преподобному Алипию и нашли его уже отходящим из мира сего. Несмотря на это, игумен спросил его: «Отче! Кем и как была написана икона мужу сему?» Алипий передал им все, что видел, и сказал: «Икону ту написал Ангел, и он же предстоит здесь, намереваясь взять душу мою». Сказав сие, блаженный предал дух свой в руки Господа, в 17-й день месяца августа в 1114 году. Братия, покрыв пеленами тело, отнесли его в церковь и, сотворив обычное погребальное пение, положили тело святого в пещере преподобного Антония. У правой руки преподобного Алипия три первые перста сложены совершенно равно, а два последних пригнуты к ладони – в таком молитвенном осенении себя крестным знамением скончался преподобный. Так сей святой чудотворный иконописец украсил небо и землю. Небо – тем, что взошел туда добродетельной душой, землю же – своим пречистым телом.

Одна из икон преподобного Алипия – Пресвятой Богородицы с Младенцем Спасителем и с предстоящими преподобными Антонием и Феодосием Печерскими – хранится ныне в Государственной Третьяковской галерее (именуемая Свенской, празднование 3/16 мая и 17/30 августа). Память преподобного Алипия совершается 17/30 августа и 28 сентября/11 октября в Соборе святых преподобных отцов, в Ближних пещерах почивающих.

День памяти преподобного Алипия, иконописца Печерского

Проповедь митрополита Арсения, произнесённая 30 августа 2009 года.

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

С особой теплотой мы празднуем память тех угодников Божиих, которые явились соотечественниками нашего рода, нашего Отечества ― Святой Руси. Они явилась тем сторичным плодом, который принесло наше Отечество, засеянное когда-то семенами апостольской проповеди святого апостола Андрея Первозванного, а затем восприняли эти семена христианства во время Крещения Руси святым равноапостольным князем Владимиром.

Семя, посеянное по лицу земли святой Русской не пропало даром, не упало оно на тернии, не упало оно на дороге, где бы его птицы склевали, не упало оно на камни. Нет, семя Христовой проповеди упало на добрую землю — землю Руси Святой и дало сторичный плод. И один из плодов этого преобразования христианской истины, христианского благочестия сегодня празднуется ― это память преподобного Алипия, иконописца Киево-Печерского.

Перенесемся умом, братья и сестры, в те далекие времена, когда Русь Святая, совсем недавно только восприняла свет христианства. Всего лишь 988 год был годом Крещения Руси. Но христианство за кратчайший срок воссияло с такой силой на Руси, что сама Русь Святая стала удивлением во всех концах вселенной, а Киев, до этого незнаемый город, стал соперничать с самим Константинополем по своей красоте. Потому что равноапостольный князь Владимир только крестил Русь, а уже при его сыне, князе Ярославе Мудром — князе, которого от равноапостольного Владимира отделяют всего лишь несколько десятилетий ― 20–30 лет после Крещения Руси, Киев насчитывает уже более 400 церквей и 8 рынков. А сама Киево-Печерская обитель, которая воссоздана в это благословенное время, украсилась не только церквями, но украсилась и подвижниками благочестия, которые в нетленных своих мощах почивают до сего дня в глубоких и тесных пещерах обители. Они хотя и тесны внешне, но зато просторны по вместимости в них благодати, — благодати, которая сугубо почивает в нетленных мощах святых угодников Божиих. И один из них ― преподобный Алипий иконописец.

Мы часто слышим это слово ― «иконописец», а ведь редко задумываемся, что под этим словом скрывается смысл великой любви человека к Богу. Свой талант — талант изображения, талант художества — человек посвящает только Богу, пишет только святые иконы. Ведь это говорит о том, где находится его сердце, это говорит о той глубочайшей любви к Создателю, Которого он желал бы изображать, и в этих изображаемых образах, поклоняясь, видя их телесными глазами, духовными, душевными своими очами, восходить к самому Первообразу Божией Матери, угодников Божиих, которых он изображает на своих иконах.

Из святого жития преподобного Алипия мы знаем, что не зря за такую любовь его в изображении святых икон сами ангелы Божии помогали дописывать ему иконы. Так, особенно говорится о той иконе, которую он писал в последние дни своей жизни, и которую, не закончив, слёг на одр смертный. И он лежал уже, зря к смерти, а заказчик был расстроен, что икона ко времени не успеет. Но ангел Божий явился и дописал эту святую икону, и преподобный Алипий скончался у этой ангелом написанной иконы.
Немудрено, что многие иконы, которые он писал с великой любовью к Богу, прославились затем чудотворением, потому что благодать Господня уже осеняла их в тот момент, когда преподобный Алипий их писал. И эта благодать была привлекаема праведностью его жизни. Мы знаем, что Предание Церковное многие чудотворные иконы, которые сохранились и дошли до наших дней, относит к письму преподобного Алипия, иконописца Печерского. Это и Свенская икона Божией Матери с предстоящими Антонием и Феодосием Киево-Печерскими, и Великая Панагия (т.н. «Ярославская Оранта»). И из памяти угодника Божия мы ещё поучаемся иконопочитанию.

В наше время часто, братья и сестры, можно услышать, что православные христиане поклоняются идолам, что они кланяются доскам, кланяются краскам, целуют их, обожествляют их… Но вспомните слова Вселенского Собора, который, защищая иконопочитание, в то же время говорит: «Если кто докажет, что икона ― Бог, или будет к иконе обращаться, как к Богу, анафема тому да будет. Она не Бог, но изображение Божие, образ Божий, написанный видимыми красками, и, взирая глазами телесными на изображение Спасителя или Божией Матери, или угодников Божиих, мы кланяемся не доске, мы кланяемся не краскам, а кланяемся тому, кто на ней изображён. Ведь недаром такие примеры часто приводятся Церковью: бывает, что мать, проводив сына в армию, достаёт его фотографию и, скучая о своём сыне, поцелует её и слезами её обольёт. Но это не значит, что она поклоняется фотографии и любит фотобумагу. Она любит своего сына и, любя его, почитает и изображение его. Точно так же и сын, взяв фотографию своей любимой матери, уже, может быть, умершей, взирая на эту фотографию, вспомнит её любовь, вспомнит её материнскую заботу, вспомнит её ласку ― и невольно слезами обольётся. Он сожалеет об этом изображении или фотобумаге? Нет, он любит свою маму.

Вот так, братья и сестры, и православные христиане, любя Своего Бога, любя Божию Матерь, любя святых угодников Божиих как своих сродников по плоти, по Адаму, и сродников по духу, и по Христу, и как друзей Божиих, любя их великой благочестивой христианской любовью, почитают их изображение.

Ветхий Завет, братья и сестры, учит нас почитать не только сам Первообраз, но даже священные предметы, которые Его изображают и которые Его символизируют. Вспомните: сектанты часто приводят слова писаний Ветхого Завета, в которых Господь даёт заповеди Моисею: «Не сотвори себе кумира и всякого подобия ни на небеси, ни на земли». И часто, прикрываясь этими словами, они оправдывают своё иконоборчество.

Но почему же они не читают Священное Писание Ветхого Завета дальше? Когда Господь повелевает Моисею построить скинию, в этой скинии Он повелевает поставить ковчег, окованный золотом, над ковчегом изобразить двух золотых херувимов, и перед этим ковчегом завещает возжигать светильники, совершать каждения и поклонения. Разве в этом Господь в чем-либо противоречит Сам Себе? Нет. Он израильский народ, который издревле уклонялся от идолопоклонства, охраняет от этого, чтобы тот не впал в него, не сотворил себе кумира и идола, не поклонялся бы звёздам, как окружающие народы, или зверям обожествляемым, или же людям, которые обожествлялись и назывались впоследствии «богами». Нет. Господь охраняет от этого идолопоклонства ― пустого, мнимого, надуманного.

Но в то же время Господь взращивает в израильском народе поклонение всему, что связано с именем истинного Бога. Ведь недаром Давид Псалмопевец говорит в псалмах своих: «Вниду в дом Твой, поклонюся ко храму святому Твоему в страсе Твоем. Господи, настави ми правдою Твоею, враг моих ради исправи пред Тобою путь мой». «Поклонюсь ко храму»: Давид кланяется храму! Так почему же православного христианина, который кланяется храму, сектанты называют «идолопоклонником»? Или они выше Давида? Или лучше понимают Пророка Псалмопевца? Или они забывают Священное Писание, которое учит нас почитанию святыни? Вспомним хотя бы перенесение Ковчега Божия. Когда дерзновенная рука коснулась его, то коснувшиеся были наказаны смертью. Наказаны, чтобы израильский народ почитал великую эту святыню.

Читайте также:  Житие великомученицы Параскевы Пятницы - полное жизнеописание, чудеса и дни памяти святой

И мы, братья и сестры, знаем, что многие иконы прославляются чудотворением. Господь особую свою благодать, особую свою силу даёт своим изображениям. И люди, поклоняясь Богу перед этим изображением, восприемлют исцеляющую, возрождающую, утешающую силу, которая наполняет этот предмет.

И мы, братья и сестры, опять же основываемся не только на Писании Ветхого Завета, но видим примеры иконопочитания, даже почитания одежд святых угодников Божиих или предметов, которыми они пользовались. Мы читаем и в Новом Завете, в Книге Деяний, что когда апостолы шли в храм, то люди старались прикоснуться даже к ризам апостольским.

А вспомним жену кровоточивую, которая, коснувшись ризы Христовой, с верой получила исцеление. Мы вспоминаем апостольские послания, где пишется о главотяжах, тех платах, которыми повязывался апостол Павел. Люди постоянно получали исцеления от этих убрусов, от этих платов, которыми повязывался апостол. Также мы читаем, что вериги, цепи, которыми скован был в темницах апостол Пётр, впоследствии, уже во времена апостольские, почитались как вериги, принадлежавшие верховному апостолу, и люди получали от них исцеление. Мы читаем в книге Деяний, что даже тень апостолов, когда они проходили, исцеляла недужных. И когда они шли в храм, то по обе стороны располагались эти недужные, чтобы тень апостолов их осенила, и они получили исцеление.

Вот, братья и сестры, сколько примеров нам для иконопочитания, сколько примеров нам для почитания святых мощей и предметов, связанных со святыми угодниками Божиими. И вспоминая сегодня память преподобного Алипия Киево-Печерского, перенесёмся вновь в Киево-Печерскую Лавру, где в нетленных мощах почивает этот угодник Божий. И мы имеем часть этих святых мощей в ковчеге, которые лежат на плащанице. Мы не видим всех мощей преподобного Алипия, иконописца Печерского, но мы и к малой части их припадаем с верой, потому что помним, что и тень апостолов исцеляла недужных, тень апостолов подавала врачевание.

Посмотрите, какие произведения искусства пользуются таким спросом, как наши святорусские иконы? Почему иконы святых угодников Божиих, почему иконы Андрея Рублева, почему иконы преподобного Алипия, иконописца Печерского почитаются сейчас даже неверующими как произведения искусства? Почему, братья и сестры, вопиявшие против Церкви ничего лучшего не находили в безбожные времена, когда приезжали иностранные делегации, как повезти эти делегации и показать своё «историческое и культурное наследие», как они говорили. Ведь возили и в Киево-Печерскую Лавру, возили и в Троице-Сергиеву Лавру в советское время. Когда правительство было богоборческим, когда на духовенство говорили «мракобесы», когда на Церковь, на церковников говорили «враги народа», тем не менее, люди исповедовали величие духа церковного. Когда всех, кто приезжал, всех гостей из-за рубежа водили к этим святыням народным, святыням, которые были олицетворением народного духа.

Почему мы восхищаемся и поныне Никольским храмом, который стоит на скале? В чём залог его совершенства и гармоничной красоты, которую мы сейчас уже вряд ли создадим таковым? А тем более додуматься увенчать этим храмом верх скалы меловой, мелового утеса ― вряд ли сейчас это придёт в наш расчётливый, в кавычках, трезвый, обмирщенный разум. Нет, наши предки обладали гармоничным духовным внутренним состоянием. Как говорят, дух творил форму. Они создавали внутреннего духовного своего человека. И та гармония, красота внутреннего духовного человека изливалась и проявлялась на всём внешнем. Даже протестанты, даже католики, даже сектанты, даже люди неверующие исповедовали величие нашего православного христианского духа.

И сегодня мы, братья и сестры, припадаем к малой частице мощей в иконе преподобного Алипия, иконописца Печерского с великой верой, что святой угодник Божий, написавший прежде в душе своей образ, а затем уже создававший иконы, поможет и нам воссоздать тот образ Божий, который у нас сейчас падший и осквернённый. Аминь.

Приход храма в честь святого великомученика Георгия Победоносца сельского поселения Георгиевка Кинельской Епархии

Дни памяти: Август 17, Сентябрь 28 (Печер.(Б))


реподобный Алипий , один из первых и лучших русских иконописцев, с молодых лет подвизался в Киево-Печерском монастыре. Иконописанию он учился у грече­ских мастеров, с 1083 г. украшавших печерскую церковь в честь Успения Пре­святой Богородицы. Святой Алипий был очевидцем предивного чуда: когда иконописцы украшали живописью алтарь, то в нем сама собою изобразилась икона Пресвятой Богородицы. При этом икона просветилась и блистала ярче солнца; потом из уст Пресвятой Богородицы вылетел голубь, который, полетав долгое время по церкви, влетел в уста Спасителя, изображенного на иконе, находившейся в верхней части церкви. Когда упомянутые иконописцы окончили свое дело украшения ико­нами святой церкви, украшен был и Алипий препо­добным игуменом Никоном (память 23 марта/5 апреля) чудным образом святого ангельского иноческого чина.

П реподобный Алипий писал иконы даром. Если узнавал, что в какой-нибудь цер­кви иконы обветшали, брал их к себе и поправлял безмездно. Если же слу­чалось, что ему платили за труд, преподобный одну часть тратил на приобре­тение матери­алов для иконописания, вторую раздавал нищим и лишь третью оставлял себе. Так делал он всегда, не давая себе покоя ни днем, ни ночью; ибо ночью пребывал во бдении, творя молитвы и поклоны; когда же наступал день, он со всяким смирением, нестяжанием, чистотою, терпением, постом, лю­бовью, богомыслием принимался за рукоделие. Преподобный Алипий никогда не был праздным и оставлял иконописание только ради Божественной службы. Когда игумен заметил столь великие добродетели и иконописное искусство у преподобного, так что он был достоин, нося ангельский образ иноческого чина, являть собою подражателя Сына Божия Иисуса Христа — Иерея по чину Мелхиседекову, то возвел его на степень иерейства. Тогда преподобный был пос­тавлен как светильник на свещнице (Мф. 5, 15) или, лучше сказать, как образец для подражания на высоком месте, сияя сугубой красотой добродетелей иноческих и иерейских; и был святой образцом не простым, ибо творил чудеса.

Н екто из числа богатых граждан города Киева страдал проказой. Он искал помощи у многих врачей, волшебников и язычников, но не только не получил облегчения от своей болезни, а впал в еще худшее состояние. Тогда один из друзей больного посоветовал ему идти в Печерский монастырь, дабы просить мо­литвы у святых отцов; он согласился, но с неудовольствием. Когда больной был приведен в монастырь, игумен приказал напоить его водою из колодца препо­добного Феодосия (память 3/16 мая и 14/27 августа), а также велел умыть ему тою же водою и лицо. И тотчас на теле больного появилось так много гноя, в наказание за неверие, что все сторонились от него, не будучи в состоянии выносить смрадного запаха, исходившего от тела больного. Тогда с плачем и него­дованием сей прокаженный возвратился к себе в дом и не выходил из дома многие дни по причине исходившего от него смрада и каждый день ожидал своей смерти. Однако, придя в себя, сей муж решил испове­дать все грехи свои; посему пошел опять в монастырь Печерский к преподобному Алипию и исповедал ему свои согрешения. Преподобный же сказал ему: «Ты хорошо сделал, чадо, что пришел исповедать Богу грехи свои пред моим недостоинством, так свиде­тельствует о себе и пророк, взывая во Господу: Рех: исповем на мя беззаконие мое Господеви, и Ты оставил еси нечестие сердца моего (Пс. 31, 5). Потом преподоб­ный Алипий долгое время поучал его душеспасительными речами, затем, взяв иконописные краски, украсил лице его, помазав гнойные места; после этого святой повел больного в церковь, причастил его Божественных Таин и повелел ему умыться тою водою, которой обычно умывались священники после принятия Святых Таин. Вскоре же гнойные струпья сошли с больного и он стал здрав, как и раньше.

М ного икон, писанных преподобным Алипием, прославились как чудотвор­ные. Известны некоторые случаи, когда Ангелы Божии помогали ему в святом деле писания икон. Один киевлян, построив церковь, поручил двум печерским инокам заказать для нее иконы. Иноки утаили деньги и ничего не сказали преподобному Алипию. Прождав долгое время выполнения заказа, киевлянин обра­тился к игумену с жалобой на преподобного, и тут только обнаружилось, что он и не слышал о заказе. Когда принесли доски, данные заказчиком, ока­залось, что на них уже написаны прекрасные лики. Все пришли в ужас и с тре­петом пали ниц на землю и поклонились нерукотворенным тем образам — Господню, Пречистой Его Матери и святых Его.

С лучилось однажды, по попущению Божию, сгореть всему Подолу в Киеве. Сго­рела и церковь, в которой хранились те иконы. После пожара, однако, иконы были найдены целыми и невредимыми. Князь Владимир Мономах (1113—1125), узнав об этом, сам приходил смотреть таковое чудо и, видя оставшиеся неповрежденными иконы, слыша о них, что в одну ночь они были написаны мановением Божиим, избавляющим преподобного Алипия, прославил Бога, содеявшего толикое чудо ради преподобного Алипия. Князь, взяв одну из тех икон — икону Успения Пресвятой Богородицы, послал в город Ростов, в каменную церковь, которую построил сам. Но и это здание церкви рухнуло — икона же осталась без вреда. Тогда она была внесена в деревянную церковь, но и та вскоре сгорела. Икона же, впоследствии получившая наименование Владимирской-Ростовской (празднование 15/28 августа), опять осталась нетронутой, даже без малейших следов влияния огня. Все это удостоверяло добродетельную жизнь преподобного Алипия, ради которого же и изобразились нерукотворно те иконы.

П ри кончине преподобного Алипия, дабы видеть, как дивно сей человек перешел из жизни временной в жизнь вечную, совершилось еще чудо преславное. Один благочестивый человек дал преподобному Алипию написать наместную икону Успения Пресвятой Богородицы, умоляя его приготовить икону к празд­нику Успения. Прошло немного дней, как преподобный Алипий разболелся и, приближаясь к смертному своему успению, не мог исполнить поручения, и икона оставалась ненаписанной. Человек тот печалился и негодовал на святого, но Алипий сказал ему: «Чадо, не печалься, приходя ко мне; но возверзи на Гос­пода печаль твою и Той сотворит, якоже хощет — икона в свой праздник станет на своем месте». Муж поверил словам преподобного, отошел в дом свой, радуясь. И придя снова, уже в навечерие праздника Пресвятой Богородицы, увидев икону ненаписанной, а преподобного Алипия еще более разболевшимся, стал досаждать ему, говоря: «Почему не возвестил ты мне о таковой своей немо­щи, и я бы другому поручил написать икону, дабы праздник был светел и честен, а теперь ты посрамил меня». Отвечал ему кротко преподобный: «Чадо, ужели по лености я это сделал? Помни, что возможно Богу икону Своей Матери словом единым написать, ибо я уже отхожу от мира сего, как явил мне Господь, тебя же не оставлю скорбным». Муж ушел в сильной печали. Тотчас после его ухода к преподобному Алипию вошел некий светлый юноша, который и начал писать икону. Прп. Алипий же, подумав, что разгневавшийся на него заказчик прислал другого писца, усумнился в его умении писать иконы. Но скорость и красота дела показали в пишущем Ангела, ибо, то золото полагая на икону, то краски различные растирая на камне и употребляя их для письма, пишущий в три часа написал дивную икону. А затем сказал преподобному: «Отче, чего еще не достает здесь, и в чем я погрешил?» Преподобный же отвечал: «Хорошо сделал ты, Бог тебе помог, столь благолепно написал. Он Сам Собою исполнил это». Когда же настал вечер, писец тот вместе с иконой стал невидим. Заказчик иконы всю ночь пребывал в печали, что икона не поспеет к празднику. Поутру он встал и отправился в церковь, чтобы плакать там о своем согрешении, вслед­ствие которого храм не удостоился иметь икону к празднику Успения. Но едва лишь он открыл двери храма, как увидел икону, стоявшую на своем месте. Тотчас же он пал на землю от страха, думая, что это было привидение. Придя в себя и немного поднявшись от земли, он со вниманием посмотрел на икону и понял, что это была его икона. Вследствие сего он пришел в великий страх и ужас и вспомнил слова преподобного Алипия, который сказал ему, что икона будет готова к своему празднику. Он пошел и разбудил всех домашних своих. Домашние же его с веселием поспешили в храм со свечами и кадильницами; увидев здесь икону, сиявшую как солнце, все пали на землю, поклонились иконе и облобызали ее с радостной душой.

П осле сего тот благочестивый муж отправился к игумену и рассказал ему о чуде, случившемся с иконою. Вместе они отправились к преподобному Алипию и нашли его уже отходящим из мира сего. Несмотря на это, игумен спросил его: «Отче! Кем и как была написана икона мужу сему?» Алипий передал им все, что видел, и сказал: «Икону ту написал Ангел, и он же предстоит здесь, наме­реваясь взять душу мою». Сказав сие, блаженный предал дух свой в руки Господа, в 17-й день месяца августа в 1114 году. Братия, покрыв пеленами тело, отнесли его в церковь и, сотворив обычное погребальное пение, положили тело святого в пещере преподобного Антония. У правой руки преподобного Алипия три первые перста сложены совершенно равно, а два последних пригнуты к ладони — в таком молитвенном осенении себя крестным знамением скончался преподоб­ный. Так сей святой чудотворный иконописец украсил небо и землю. Небо — тем, что взошел туда добродетельной душой, землю же — своим пречистым телом.

О дна из икон преподобного Алипия — Пресвятой Богородицы с Младенцем Спасителем и с предстоящими преподобными Антонием и Феодосием Печер­скими — хранится ныне в Государственной Третьяковской галерее (именуемая Свенской, празднование 3/16 мая и 17/30 августа).

П амять преподобного Алипия совершается 17/30 августа и 28 сентября/11 октября в Соборе святых преподобных отцов, в Ближних пещерах почивающих.

Т ропарь преподобного А липия, иконописца П ечерского, в Б лижних пещерах

З раки изобразуя святых на дщицах,/ сих благодеяния спешно,/ яко искусен художник, всехвальне Алипие,/ написовал еси на скрижалех твоего сердца/ и сего ради, аки образ, благолепне украшен,/ священства благодатию, аки златом, обложился еси/ от Христа Бога и Спаса душ наших.

К ондак преподобного А липия, иконописца П ечерского, в Б лижних пещерах

О т юности Божественное в себе имея начертание,/ вдан был еси в научение иконнаго писания;/ и внегда небеси подобная Богородицы писашеся церковь,/ ты таможде пособствовал/ и видел еси Духа Святаго осияние,/ от Негоже приял еси чудес действо,/ яко иконы твоя чудотворяху,/ тем тя чтим и ублажаем, чудне Алипие.

Ссылка на основную публикацию