Антон Карташев – житие и труды, позиция, творения, наследие

профессор Антон Владимирович Карташёв

Метод и методология научной работы

Общая церковная история

Церковь, общество и государство

История Древней Церкви

История Русской Православной Церкви

Священное Писание Ветхого Завета

профессор Антон Владимирович Карташёв (11.07.1875–10.09.1960)

Биография

Жизнь и деятельность А. Карташева в дореволюционный период

Карташев Антон Владимирович появился на свет 11 июля 1875 года, на Урале, в городе Киштьма. Он был потомком крепостных крестьян, его отец был шахтёром. И вот из такой трудовой семьи вышел человек, чьи образованность и воспитанность поражали современников, чья сознательная жизнь была прочно связана с Церковью.

Будучи юным, он закончил Духовное училище, а затем был принят в Пермскую духовную семинарию. Окончив её в 1894 году, поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию. По завершении обучения в академии в 1899 году, Карташев занимал, на кафедре истории Русской Церкви, должность доцента.

Через несколько лет академической преподавательской деятельности он оставил её. Шел 1905 год. Решение уйти из академии не в последнюю очередь было связано с недовольством руководства общественной деятельностью А. Карташева, с его активным участием в набиравших тогда силу общественных дискуссиях, связанных с вопросами об изменении политических и религиозных условий жизни в России. Карташев был активным участником Религиозно-Философских собраний, участвовал в деятельности религиозной общины, где имел личное общение с Дмитрием Мережковским, Зинаидой Гиппиус, Мариэттой Шагинян.

Некоторыми представителями духовенства подобные настроения воспринимались не иначе как революционный настрой. Занимавший тогда пост ректора духовной академии епископ Сергий (Страгородский) поставил Карташева перед выбором: или он прекратит участие в подобного рода общественной деятельности, или же руководство академии прекратит поддерживать с ним трудовые отношения. Карташев сделал выбор в пользу церковно-общественной деятельности и подал прошение об увольнении.

Вскоре он устроился на работу в Петербургскую Публичную библиотеку. Благодаря его стараниям, библиотека пополнилась рядом новых научно-богословских трудов.

Кроме того Антон Владимирович преподавал на Бестужевских курсах. А с 1909 года исполнял обязанности председателя Петербургского религиозно-философского общества. Находясь на этом ответственном посту он, как и раньше, отстаивал идею о необходимости преобразований в церковной жизни.

Когда произошла Февральская революция Карташев отнёсся к ней с определенной долей сочувствия. Конечно же, он не предполагал, что вслед за Февральскими событиями последуют и Октябрьские, которые перечеркнут многие из его желаний и надежд, послужат причиной хаоса, разрухи, торжества идеологии научного атеизма.

Между тем в марте 1917 года он стал товарищем (заместителем) обер-прокурора Святейшего Синода, В. Н. Львова. В этот период Временное правительство продекларировало равенство всех религий перед законом. В апреле Святейший Синод выступил с обращением к Церкви о необходимости восстановления древней практики выборности епископата, учредил предсоборный совет, задачей которого ставилось подготовить условия для созыва Всероссийского Поместного Собора. В июне Синод принял «Временное положение о православном приходе», имевшим целью активизировать мирян.

Трудность складывающейся обстановки, необходимость решения связанных с ней текущих задач при отсутствии должной компетентности у В. Львова требовали скорейшего его освобождения от должности обер-прокурора и назначения нового человека. В июле 1917 года эту должность, по инициативе Церкви, занял А. В. Карташев.

Ввиду созыва Собора, на котором предполагалось восстановить патриаршество на Руси, и, как следствие, выхода Церкви из подчинения правительству Керенского в августе 1917 пост обер-прокурора Святейшего Синода был упразднён, а А. В. Карташев был назначен первым министром в министерстве исповеданий. Собор был открыт 15 августа и до своего закрытия успел рассмотреть ряд важных вопросов.

Эмиграция

Вскоре после Октябрьской революции Антон Владимирович вместе с другими министрами был арестован и заключен под стражу в Петропавловской крепости. Сообщают, что тогда за него лично хлопотала перед ВРК А. М. Коллонтай. В заточении он пробыл три месяца, а освободившись, скрылся и был вынужден таиться в Москве в конспиративных квартирах, на положении нелегала.

Советскую власть Карташев решительно не воспринимал, хотя какое-то время жил и работал в новой России, будучи вынужден считаться с новым положением вещей. В 1918 году он образовал Православное «Братство Святой Софии», объединившее в своих рядах представителей интеллигенции и духовенства.

В 1919 году, в январе, Антон Владимирович покинул территорию России и перебрался в Финляндию. Находясь в эмиграции, он возглавил Русский национальный комитет в Финляндии, а потом в Париже. Осев во Франции, Карташев не просто критиковал советскую власть, но в своих публикациях и речах поддерживал борьбу с большевизмом. При этом он отмечал, что для победы необходимо опираться на народные массы, а для этого нужно, чтобы народ образумился. Вразумиться же он должен через возвращение к вере.

Большую роль Карташев сыграл в деле создания и формирования Русского студенческого христианского движения. Здесь он имел единомышленниками и соратниками Николая Бердяева и отца Сергия Булгакова. Впоследствии, по инициативе движения, в Париже был образован Свято-Сергиевский Богословский институт. Со временем это учебное заведение обрело широкую известность. Антон Владимирович, занимая должность профессора, посвятил институту много лет свой жизни. Здесь он преподавал Историю Церкви, Ветхий Завет, еврейский язык.

Он стремился трудиться на благо Церкви и при этом не забывал о Родине. Но когда в августе 1945 года митрополит Николай Крутицкий посетил Париж и стал описывать в розовых красках положение РПЦ в Советском Союзе, призывать верующих к присоединению к патриархии, расчувствовавшемуся митрополиту Евлогию пришлось одёргивать Карташева, выражавшего явное недоверие Москве.

Умер А. В. Карташев 10 сентября 1960 года, в городе Париже. Его похоронили на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Творческое наследие

Многие из работ Карташева дошли до нас через публикацию в таких известных изданиях как журналы «Вестник РСХД», «Путь», сборник «Православная мысль».

Об авторе

Информация

Биография

Анто́н Влади́мирович Карташёв — последний обер-прокурор Священного синода; министр исповеданий Временного правительства, либеральный теолог, историк русской церкви, церковный и общественный деятель. Как последний обер-прокурор подготовил самоликвидацию института обер-прокуратуры и передачу полноты церковной власти Поместному собору Православной российской церкви 1917—1918 годов.

Родился в семье уральского горняка. Окончил пермскую семинарию (1894) и Санкт-Петербургскую духовную академию (1899). В Санкт-Петербургской духовной академии преподавал историю русской церкви (1900—1905). Позднее преподавал на петербургских Высших женских курсах (1906—1918).

Активный участник Религиозно-Философских…

Анто́н Влади́мирович Карташёв — последний обер-прокурор Священного синода; министр исповеданий Временного правительства, либеральный теолог, историк русской церкви, церковный и общественный деятель. Как последний обер-прокурор подготовил самоликвидацию института обер-прокуратуры и передачу полноты церковной власти Поместному собору Православной российской церкви 1917—1918 годов.

Родился в семье уральского горняка. Окончил пермскую семинарию (1894) и Санкт-Петербургскую духовную академию (1899). В Санкт-Петербургской духовной академии преподавал историю русской церкви (1900—1905). Позднее преподавал на петербургских Высших женских курсах (1906—1918).

Активный участник Религиозно-Философских собраний в Санкт-Петербурге в 1901—1903 годах. Личный друг и участник религиозной общины, в которую входили Зинаида Гиппиус, Дмитрий Мережковский, Дмитрий Философов, Мариэтта Шагинян.

Активный сотрудник издания «Новый путь», редактировавшегося Д. Мережковским и З. Гиппиус. Печатался под псевдонимом Т. Романский.

В 1912 году Карташёв сблизился с политическими и масонскими объединениями.После февраля 1917 года вступил в партию кадетов, входил в состав её ЦК, был одним из лидеров правого крыла. В марте 1917 «либеральный богослов» Карташёв был назначен товарищем обер-прокурора синода.

Работал редактором-издателем газеты «Вестник жизни». Был председателем Религиозно-философского общества в Петербурге (с 1909 по 1917 год).

С 25 марта 1917 года — товарищ обер-прокурора святейшего Синода; с 25 июля 1917 — обер-прокурор синода. Первый министр вероисповеданий Временного правительства (1917).

От имени Временного правительства открыл 15 августа 1917 года Поместный собор Русской Православной Церкви и принял в его работе деятельное участие.

Арестован вместе с другими министрами Временного правительства во время октябрьских событий в ночь с 25 на 26 октября 1917 года. Пребывал в заключении в Петропавловской крепости до начала февраля 1918 года, откуда выпущен под обещание не предпринимать активного противодействия советской власти.

В 1917-1918 годах входил в кружок «Воскресение».

В январе 1919 года выехал из России в Эстонию. В правительстве Юденича заниимал пост министра исповеданий.

Был активным деятелем русской эмиграции — занимал должность председателя Русского национального комитета в Финляндии, затем в Париже, член епархиальных собраний и епархиального совета Русского экзархата вселенского престола, участник съездов Русского студенческого христианского движения (РСХД). Вместе с С. П. Мельгуновым был одним из редакторов и идеологов парижского еженедельника «Борьба за Россию».

Преподавал русскую историю на историко-филологическом факультете русского отделения Парижского университета.

Был одним из основателей и профессором Свято-Сергиевского богословского института в Париже (1925—1960). Учениками его являлись: Иван Мейендорф, П. Ковалевский, Александр Шмеман.

Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Wikipedia.org

Библиография

Краткий историко-критический очерк систематической обработки русской церковной истории. — СПб., 1903.
Русская церковь в 1904 г. — СПб., 1905.
Очерки по истории русской церкви. — Париж, 1959.
Вселенские соборы. — Париж, 1963.

Часть редких статей была опубликована в издании «Церковь. История. Россия» (М., 1996).

Книги

Интересные факты

Литература о нем:

Автобиография Антона Владимирович Карташева (1875—1966) // «Вестник Русского студенческого христианского движения». — Париж — Нью-Йорк. — 1960. — № 58—59. — С. 57—61.
Антощенко А. В. А. В. Карташев и становление Русского православного института в Париже // Международные «Макарьевские чтения», посвященные 210-летию со дня основателя Алтайской духовной миссии св. Макария. — Горно-Алтайск: Горно-Алтайский государственный университет. — 2002. — С. 89—93.
Антощенко А. В. Антон Владимирович Карташев (1875—1960) // «Историки России XVIII—XX веков». Вып. 4-й. — М., 1997. — С. 94—104.
Бычков С. П. Антон Владимирович Карташев — историк русской православной церкви:…

Литература о нем:

Автобиография Антона Владимирович Карташева (1875—1966) // «Вестник Русского студенческого христианского движения». — Париж — Нью-Йорк. — 1960. — № 58—59. — С. 57—61.
Антощенко А. В. А. В. Карташев и становление Русского православного института в Париже // Международные «Макарьевские чтения», посвященные 210-летию со дня основателя Алтайской духовной миссии св. Макария. — Горно-Алтайск: Горно-Алтайский государственный университет. — 2002. — С. 89—93.
Антощенко А. В. Антон Владимирович Карташев (1875—1960) // «Историки России XVIII—XX веков». Вып. 4-й. — М., 1997. — С. 94—104.
Бычков С. П. Антон Владимирович Карташев — историк русской православной церкви: Автореф. дис. …канд. ист. наук: (07.00.09). — Екатеринбург: Ин-т истории и археологии УрО РАН. — 1999.
Веритинов Н. Человек великого разума // «Возрождение». — 1960. — № 106. — С. 107—112.
Зеньковский В. В. Памяти проф. А. В. Карташева // «Вестник русского студенческого христианского движения». — Париж — Нью-Йорк, 1960. — № 58—59. — С. 61—62.
Кассиан (Безобразов) Антон Владимирович Карташев // «Православная мысль». — Париж. — Вып. 11. — С. 9—16.
Кассиан (Безобразов) Антон Владимирович Карташев // Труды Православного богословского тнститута в Париже. — Вып. 11. — Париж, 1957. — С. 9—16.
Князев А. П. Памяти профессора А. В. Карташева // «Вестник русского студенческого христианского движения». — Париж — Нью-Йорк, 1960. — № 58—59. — С. 64—72.
Константин, архимандрит. Памяти А. В. Карташева // «Православная Русь». — 1960. — № 18. — С. 9.
Мейендорф И. А. В. Карташев — общественный деятель и церковный историк // «Вопросы истории». — № 1. — 1994. — С. 169—173.
Митрофанов Георгий, протоиерей. Антон Владимирович Карташев — русский богослов и церковный историк, государственный и общественный деятель. // Посев, 2002, № 10-11.
Никольский Л. М. Памяти учителя // «Вестник русского студенческого христианского движения». — Париж — Нью-Йорк, 1960. — № 58—59. — С. 62—63.
Херасков И. М. А. В. Карташев. К пятидесятилетию ученой и педагогической деятельности // «Возрождение». — 1951. — № 14.

Ссылки

Рецензии

Не могу надивиться, сколько же несоответствий между умилительными восхищениями величием и святостью вселенских соборов и «святых» императоров и тем, что о них пишет Карташев. Он, конечно, всё и вся оправдывает, даже императора Константина. А римских пап, естественно обличает во вселенской гордыне. Сейчас это все повторяют. Но я уже не вижу в истории правды. История Церкви предстаёт как череда поражений Христовой Истины в мире. Христос отвергал насилие, а Его последователи (тот же Феофил Александрийский или императоры Феодосий, Юстиниан, Констант и мн.др.) к нему прибегали без зазрения совести. Исторически всё выглядит просто ужасно. И это даже не отношение иконы и первообраза. Это какая-то безобразная картина. Где же тут икона? И икона чего? Икона – это не первообраз, а то, что я вижу в истории, – это безобразие. Чему же искать образ? Есть истина, есть ложь. Полуложь это тоже ложь. Или истина, или нет. Ей, ей, ни, ни. Tertium non datur.
В истории же как раз интересно другое – как среди этой лжи живут святые. Вот это действительно Церковь. И я имею в виду не тех лжесвятых, которых канонизировали, несмотря на то, что сами они творили ложь, а истинных святых, добрую память о которых хранят века. Я знаю, что никто не идеален. Даже и великие святые иногда делали плохие дела (и святой Василий Великий, и святой Иоанн Златоуст, и многие другие), но они прекрасно различали, где правда, а где нет. За это их и любили. А что же за святость у императора, который держит в заточении римского первосвященника, смещает и поставляет своей властью епископов, навязывает своё личное мнение Церкви?
Церковь не в Соборах (вспомним св.Максима Исповедника), не в государственном попечении (государи падают, а Церковь остаётся), не в плотских стяжаниях.
История Церкви должна писаться как история святости. Не история соборных дрязг и церковно-политических коллизий, но история святых. История Церкви должна быть агиографична. У нас же нет ни нормальной истории Церкви, ни нормальной агиологии. Отец Сергий Мансуров принялся было писать нечто подобное, но, увы, болезнь рано оборвала его жизнь.

Читайте также:  Пророк Иеремия: книга и ее толкование, житие и биография святого

Не могу надивиться, сколько же несоответствий между умилительными восхищениями величием и святостью вселенских соборов и «святых» императоров и тем, что о них пишет Карташев. Он, конечно, всё и вся оправдывает, даже императора Константина. А римских пап, естественно обличает во вселенской гордыне. Сейчас это все повторяют. Но я уже не вижу в истории правды. История Церкви предстаёт как череда поражений Христовой Истины в мире. Христос отвергал насилие, а Его последователи (тот же Феофил Александрийский или императоры Феодосий, Юстиниан, Констант и мн.др.) к нему прибегали без зазрения совести. Исторически всё выглядит просто ужасно. И это даже не отношение иконы и первообраза. Это какая-то безобразная картина. Где же тут икона? И икона чего? Икона – это не первообраз, а то, что я вижу в… Развернуть

КАРТАШЕВ АНТОН ВЛАДИМИРОВИЧ

А. В. Карташёв

Антон Владимирович Карташёв (1875 – 1960), богослов, историк церкви, обер-прокурор Святейшего Синода (июль-август 1917), министр исповеданий Временного правительства (1917), профессор Свято-Сергиевского Богословского института в Париже.

Родился 11 июля 1875 года в г. Киштьма на Урале в семье шахтера.

По окончании духовного училища поступил в Пермскую духовную семинарию, которую окончил в 1894 году. В 1899 году окончил Санкт-Петербургскую духовную академию, затем исполнял должность доцента по кафедре истории Русской Церкви.

В 1905 оставил преподавание в академии и поступил на службу в Петербургскую Публичную библиотеку; был избран преподавателем петербургских Высших женских курсов по кафедре истории религии и церкви (1906-1918).

С 1909 года – председатель Петербургского религиозно-философского общества, сторонник обновления церковной жизни.

С 25 марта 1917 года – товарищ обер-прокурора Святейшего Синода, а с 25 июля – обер-прокурор. Осознавая необходимость церковных преобразований и изменения отношений между церковью и государством, Карташёв настаивал на упразднении должности обер-прокурора; с 5 августа – министр исповеданий Временного правительства. Был деятельным членом Поместного Собора Русской Церкви 1917-18.

После октябрьского переворота 1917 года был арестован. Отбыв трехмесячное заключение, жил на нелегальном положении в Москве.

В 1918 году основал Православное «Братство Св.Софии», в которое входили представители духовенства и церковной интеллигенции.

В январе 1919 года выехал из России. Активный деятель русской эмиграции: председатель Русского национального комитета в Финляндии, затем в Париже, член епархиальных собраний и епархиального совета Русского экзархата Константинопольского Патриархата.

Был одним из основателей и профессором (с 1944 – доктор церковной истории «honoris causa») Свято-Сергиевского Богословского института в Париже (1925-60). Преподавал историю Церкви (общую и русскую), Ветхий Завет и еврейский язык. В 1939-1944 гг. – инспектор института.

Участник съездов Русского студенческого христианского движения (РСХД). Сторонник христианского единства, входил в состав русских делегаций на экуменических конференциях в Оксфорде и в Эдинбурге (1937). Опекал Национальную организацию витязей.

Скончался 10 сентября 1960 года в Париже. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

А. В. Карташёв

Научная деятельность Карташёва отличалась подлинным энциклопедизмом, блестящей интуицией и необычайной энергией. Основной сферой его интересов была история Церкви. Уже в первых, дореволюционных работах [1] проявились аналитический подход к историографии и критическое отношение к источникам. В эмиграции научные публикации по церковно-историческим проблемам были продолжены в различных периодических изданиях журналах «Путь», «Вестник РСХД», сборниках «Православная мысль». Итогом многолетней научной и преподавательской деятельности Карташёва стал богословско-исторический трактат «Воссоздание Святой Руси» – своеобразный опыт построения церковно-государственных отношений, и двухтомный фундаментальный труд «Очерки по истории Русской Церкви» – лучший на сегодняшний день обзор русской церковной истории в контексте общеисторического развития. В «Очерках» проявилась широта интересов, принципиальность и интеллектуальная честность автора, его научная объективность в анализе источников, критическое отношение к историческим событиям.

Труды, публикации

  • Реформа, реформация и исполнение Церкви. – Петроград: Корабль, 1916. 65 с. (2-е издание – – Берлин, 1922).
  • Задачи, характер и программа русского национального объединения: Доклад съезду РНО в Париже 5-12 июня 1921 г. – Париж, 1921. 32 с.
  • На путях: Кн. 2. – М., Берлин: Геликон, 1922. 352 с. (один из авторов).
  • Россия и латинство. – Берлин, 1923. 218 с. (один из авторов).
  • На путях к Вселенскому Собору. – Paris: YMCA-Press, 1932. 140 с.
  • Церковь и государство: Что было и что должно быть в России (Христианство перед современной социальной действительностью). – Paris: YMCA-Press, 1932. 19 с. (Приложение к журналу “Путь” (N 33)).
  • Христианское воссоединение: Экуменическая проблема в православном сознании. Сборник статей. – Париж: YMCA-Press, 1933. 166 с. (один из авторов).
  • Практика апелляционного права Константинопольских Патриархов. – Варшава: Варшавская синодальная типография, 1936.
  • Живое предание: Православие и современность: Труды Правосл. Богосл. ин-та в Париже. (Православная мысль. Вып. 3). – Париж: YMCA-Press, 1937. 196 c. (один из авторов).
  • Церковь и государство (Восточно-православная точка зрения). – Варшава: Варшавская синодальная типография, 1937.
  • Лик Пушкина: Речи, читанные на торжественном заседании Богословского Института в Париже. – Париж, 1938 (2-е издание – Париж: УМСА-Рress, 1977. 47 с.) (один из авторов).
  • Святой великий князь Владимир – отец русской культуры. – Париж, 1939. 24 с.
  • Ветхозаветная библейская критика: Актовая речь, произнесенная 13 февраля 1944 г. в Свято-Сергиевской духовной академии в Париже. – Париж: YMCA-Рress, 1947. 95 с.
  • Воссоздание Святой Руси. – Париж, 1956. 251 с. (2-е издание (репринт) – М.: Столица, 1991).
  • Жизненный путь митрополита-экзарха Владимира: К пятидесятилетию архиерейской хиротонии (1907–1957). – Париж, 1957. 16 с.
  • Очерки по истории Русской Церкви: В 2 томах. – Париж: YMCA-Press, 1959: Т. 1. 681 с.; Т. 2. 589 с. (2-е издание (репринт) – М.: Наука, 1991; 3-е издание – М.: Терра, 1997).
  • Вселенские Соборы. – Париж, 1963. 801 с. (2-е издание – М.: Республика, 1994. 542 с.).
  • Святая Русь в путях России. – Париж. 24 с.
  • Из истории христианской Церкви на родине и за рубежом в XX столетии. -М.: Крутицкое подворье, 1995. -320 с. (Один из авторов).
  • Церковь, история, Россия: Статьи и выступления. -М.: Пробел, 1996. -303 с.

Использованные материалы

  • В.Шелохаев. Энциклопедия Русской эмиграции, 1997 г.
    • http://interpretive.ru/dictionary/458/word/kartashev-anton-v. ich
  • Биография на сайте “Религиозные деятели русского зарубежья”
    • http://zarubezhje.narod.ru/kl/k_006.htm

[1] «Краткий историко-критический очерк систематической обработки русской церковной истории» // Христианское чтение, 1903, июнь-июль; «Был ли апостол Андрей на Руси» // Там же, 1907, июль

КАРТАШЁВ

Антон Владимирович (11.07.1875, Кыштымский завод Екатеринбургского у. Пермской губ.- 10.09.1960, Ментона, Франция), общественный и гос. деятель, последний обер-прокурор Синода, министр исповеданий Временного Правительства России, историк Церкви, богослов, публицист. Из семьи потомственных уральских заводских крестьян. Отец был земским служащим. В 1879 г. семья К. переехала в Екатеринбург. В 1883 г. посвящен в стихарь Екатеринбургским еп. Нафанаилом (Леандровым). С благословения еп. Нафанаила поступил в Екатеринбургское ДУ, к-рое окончил в 1888 г. По окончании Пермской ДС в 1894 г. поступил в СПбДА, к-рую окончил в 1899 г. со степенью кандидата богословия и правом получения степени магистра без устных экзаменов. За канд. работу «Славянские переводы творений св. Иоанна Златоуста» награжден премией им. митр. Иосифа (Семашко). Оставлен профессорским стипендиатом на кафедре истории Рус. Церкви. В 1899-1900 гг. с разрешения Совета академии слушал лекции на историко-филологическом фак-те С.-Петербургского ун-та. Для подготовки годовой стипендиальной работы изучал историографию синодального периода Русской Церкви. 16 авг. 1900 г. избран и. о. доцента кафедры истории Русской Церкви, 27 сент. утвержден в этой должности. Преподавал академический курс истории Русской Церкви.

В нач. 1903 – кон. 1904 г. К. опубликовал под псевдонимом Т. Романский ряд публицистических статей в ж. «Новый путь» (под редакцией Мережковского и Гиппиус), в которых критиковал сложившиеся в Церкви порядки за консерватизм и оторванность от совр. жизни. В начале первой русской революции, в марте 1905 г., К. под псевдонимом Уральский в ж. «Вопросы жизни» напечатал ст. «Начало церковных откликов на жгучие вопросы настоящего момента» о противостоянии в Церкви консервативного и либерального течений. Позднее К. пересмотрел свои взгляды, высказанные им в ранних публицистических статьях, и пришел к выводу, что обновление Церкви может произойти только через ее возвращение к каноническим нормам.

Критические выступления К. в печати вызвали негативную реакцию у академического начальства, ему предложили выбрать между преподаванием в академии и публицистикой. 22 сент. 1905 г. К. был уволен по собственному желанию из СПбДА. 7 дек. 1905 г. подал прошение, а 14 окт. 1906 г. был официально зачислен в штат Имп. Публичной б-ки (ныне РНБ). Занимал должности младшего помощника, старшего помощника библиотекаря (1911), зав. отделом богословия б-ки (1912), библиотекаря Публичной б-ки. Одновременно с 1906 г. был профессором, зав. кафедрой истории религии и Церкви на Высших жен. (Бестужевских) курсах (до 1919).

К. вел разделы религиозно-церковной хроники в журналах «Страна», «Слово», «Речь», «Русское Слово», был соредактором еженедельника «Век». В статьях, отражающих текущую политическую ситуацию в стране, К. отстаивал необходимость церковных реформ, направленных на оживление церковной жизни, отделения Церкви от гос-ва, возрождения канонического церковного управления – Патриаршества. С 1907 г. К. участвовал в работе Религиозно-философского об-ва в С.-Петербурге, с 1909 г. являлся его председателем. В этот же период он написал ряд исследований по истории Русской Церкви. В ж. «Христианское чтение» были опубликованы его работы: «Краткий историко-критический очерк систематической обработки русской церковной истории» (1903), «Был ли апостол Андрей на Руси?» (1907), «Христианство на Руси в период догосударственный» (1908).

К. был награжден орденами св. Станислава 3-й степени (1911) и св. Анны 3-й степени (1914).

21 марта 1917 г., после Февральской революции, К. был назначен на пост товарища обер-прокурора Святейшего Синода. При его участии был подготовлен ряд законопроектов в области религ. политики. К. поддерживал курс Временного правительства на утверждение в стране свободы вероисповедания, изменение религиозно-гражданского законодательства и демократизацию религ. жизни. Проведение подобной реформы К. считал необходимым, но недостаточным для Русской Церкви, которая должна была вернуться к патриаршей системе управления. В июне 1917 г. К. вступил в конституционно-демократическую партию, разделяя позицию правого крыла кадетов. 25 июля занял пост обер-прокурора Святейшего Синода в новом составе Временного правительства во главе с А. Ф. Керенским. Вместе с П. В. Гурьевым, С. Г. Рункевичем, В. Д. Набоковым и Б. Э. Нольде К. разработал проект преобразования синодальной обер-прокуратуры в Мин-во вероисповеданий, 5 авг. стал министром вероисповеданий. При ближайшем участии К. проходила работа по подготовке Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. 15 авг. 1917 г. как министр исповеданий К. официально открыл Поместный Собор в московском Христа Спасителя храме.

10 сент. того же года К. подал в отставку, мотивируя это «засильем крайне левых элементов в правительстве». Синод и Поместный Собор, опасаясь, что министром исповеданий может стать социалист, направили к Керенскому делегацию, возглавляемую Тифлисским митр. Платоном (Рождественским), с просьбой оставить К. при исполнении обязанностей. 14-22 сент. он участвовал во Всероссийском демократическом совещании Временного правительства в Петрограде.

В ночь с 25 на 26 окт. 1917 г. К. был арестован вместе с др. министрами Временного правительства в Зимнем дворце и заключен в Петропавловскую крепость. В нояб. 1917 г., находясь под арестом, К. был избран Поместным Собором членом Высшего Церковного Совета. К. отказался от предлагавшегося ему освобождения до решения вопроса о судьбе всех арестованных министров. 6 янв. 1918 г. был направлен в частную клинику Герзони, а после убийства 2 членов Временного правительства, помещенных в Мариинскую больницу, переведен в тюрьму «Кресты», где ему могла быть обеспечена надежная охрана. 26 янв. 1918 г. выпущен «в поднадзорное состояние». Жил на квартирах у друзей в Москве и Петрограде, нек-рое время конспиративно.

С июля 1918 г. участвовал в 3-й сессии Поместного Собора, а также в работе Высшего Церковного Совета. Известно о нескольких встречах К. с патриархом свт. Тихоном, в ходе которых обсуждались проблемы взаимоотношений Церкви и гос-ва в прошлом и настоящем, проекты создания сети правосл. братств для сохранения церквей и духовенства от преступных посягательств. В нач. 1918 г. был соучредителем братства Св. Софии в Петрограде. Летом 1918 г. К. работал в московской подпольной политической организации т. н. левого центра, участвовал в разработке программ и законопроектов для правительства ген. А. И. Деникина на юге России и на случай появления национального правительства в Москве.

14 янв. 1919 г. К. нелегально эмигрировал в Финляндию, затем переехал в Эстонию. Примкнул к Белому движению, был близок к окружению ген. Н. Н. Юденича. Возглавлял общественный Комитет по делам русских (с мая 1919 Политический центр). 24 мая того же года вошел в состав т. н. Политического совещания, занимая в нем посты зам. председателя, министра иностранных дел и ответственного за пропаганду. К. вел переговоры с англо-амер., фин. и эст. представителями о материальной и военной помощи ген. Юденичу. 11 авг. 1919 г. К. был включен в состав Северо-Западного правительства ген. Юденича в качестве министра вероисповеданий, но отказался от назначения.

В 1920 г., после расформирования армии ген. Юденича, К. переехал во Францию и активно включился в политическую жизнь рус. диаспоры. 5-12 июня 1921 г. участвовал в Съезде рус. национального объединения, представлявшего сторонников конституционно-демократического строя. Был избран членом образованного съездом Русского национального комитета (РНК), в 1924 г. стал его председателем (до 1940). Был редактором в 1926-1931 гг. офиц. органа РНК ж. «Борьба за Россию», писал для него статьи на политические темы. Разработанная с участием К. политическая программа РНК предполагала введение в России всеобщего избирательного права, свободы личности, сохранение независимости всех Церквей и религ. объединений, развитие свободного экономического оборота, закрепление за крестьянами земли и решение рабочего вопроса, исходя из интересов трудящихся. В нач. 20-х гг. XX в. К. сотрудничал с газетами «Новая русская жизнь», «Общее дело», участвовал в сборниках евразийцев «Россия и латинство» (Берлин, 1923) и «Утверждение евразийцев. Кн. 2: На путях. (М.; Берлин, 1922)». К. был одним из организаторов изд-ва «Имка-пресс» в Париже. В 1920 г. выступал с лекциями на различные темы в рус. и франц. политических и научных орг-циях, в частности, в 1921 г. прочел в Русском народном ун-те в Париже цикл лекций о религиозно-философском движении в России в нач. ХХ в.

К. в качестве постоянного члена входил в состав епархиального совета при управляющем рус. приходами в Зап. Европе митр. Евлогии (Георгиевском). Стал одним из организаторов Русского студенческого христ. движения (РСХД). В ходе съездов РСХД К. выдвинул идею создания правосл. братств, ядром к-рых должна быть молодежь, представляющая различные социальные и профессиональные группы. Члены братств в своей профессиональной деятельности должны были опираться на христ. начала, т. о. осуществляя миссию Церкви по решению социальных проблем. В 1923 г. при участии К. было воссоздано братство Св. Софии, объединившее представителей рус. религ. философии Н. А. Бердяева, Л. А. Зандера, Г. В. Вернадского, П. Н. Новгородцева, Н. О. Лосского, Г. Е. Трубецкого, прот. Г. В. Флоровского, С. Л. Франка, Г. П. Федотова, С. С. Безобразова (впосл. еп. Кассиан), протопресв. Н. Н. Афанасьева и др. В 1924 г. митр. Евлогием был утвержден устав братства как культурного центра правосл. мирян Русской Церкви, к-рый должен был заниматься организацией богословского просвещения и церковно-общественной деятельностью.

К. был признан как ведущий церковный историк рус. зарубежья. Первые лекции за рубежом он прочел в Париже на Высших правосл. богословских курсах в 1921 г. Впосл. он читал лекции в парижском Русском народном ун-те, на Высших педагогических курсах для подготовки преподавателей средней школы в России, в Об-ве студентов для изучения и упрочения слав. культуры, Религиозно-философской академии, Кружке к познанию России, на Курсах по вопросам правосл. мировоззрения. С 1921-1939 гг. он прочитал ок. 50 научных публичных лекций по истории христианства и Русской Церкви. К. был известен как историк и вне круга рус. эмиграции. В 1922-1939 гг. занимал должность профессора по истории России на рус. филологическом отд-нии Сорбонны, читал лекции по истории христианства в России, сначала эпизодически, а после 1925 г.- в янв.-февр. и нояб.-дек. каждого года.

К. стал одним из основателей Православного богословского института прп. Сергия Радонежского в Париже. 30 апр. 1925 г. он выступил с лекцией на торжественном открытии ин-та, где преподавал в качестве профессора историю Церкви (общую и русскую) и периодически Ветхий Завет и древнеевр. язык. Его учениками в Сергиевском ин-те были П. Е. Ковалевский, протопресв. Иоанн Мейендорф, протопресв. Александр Шмеман, А. М. Никольский, протопресв. А. Князев. В ин-те он запомнился студентам как участник церковного хора и прекрасный чтец ветхозаветных паремий. Богословские и историко-философские работы К. публиковались в журналах «Вестник русского христианского движения», «Путь», «Православная мысль», «Современные записки», «Церковный вестник Западно-Европейской епархии». Неск. лет продолжалась работа К. над первым в рус. богословии учебником по исагогике, охватывающем тему «Пятикнижие». В этом курсе учитывались последние достижения мировой богословской науки (не издан).

В янв. 1926 г. в Париже К. участвовал в религ. собеседованиях рус. религ. деятелей с франц. католиками и протестантами. В 1928 г. вошел в Албания святого и прп. Сергия содружество, объединившее православных и англикан. В 1932 г. вместе с коллегами участвовал в обсуждении проблемы «Церковь, народ и государство» на экуменической конференции в Оксфорде. В 1931 г. К. выступал на 5-й англо-рус. конференции в Хай-Ли с докладом «Церковь в ее историческом исполнении». В нояб. 1936 г. участвовал вместе с прот. С. Булгаковым, В. В. Зеньковским, прот. Г. Флоровским в конгрессе православных богословов в Афинах, что свидетельствовало о высоком международном признании богословской школы Свято-Сергиевского ин-та.

В 1937-1938 гг. К. жил в Греции, изучал совр. историю Вост. Церкви на богословском фак-те Афинского ун-та. Здесь им был прочитан курс лекций для преподавателей ун-та, эти лекции также посещали члены Синода Элладской Православной Церкви. В 1938 г. в связи с празднованием 950-летия Крещения Руси он выступил с публичными лекциями в ряде городов Чехословакии (Праге, Братиславе и др.). Летом и осенью того же года К. посетил США, где также в связи с празднованием юбилея Крещения Руси прочитал много лекций для соотечественников и представителей амер. христ. орг-ций. Осенью 1939 г., после начала второй мировой войны, К. настоял на продолжении обучения в богословском Сергиевском ин-те, несмотря на возникшие материальные трудности и отсутствие ряда преподавателей. Он вновь начал вести помимо истории Церкви курс Ветхого Завета и евр. языка, а также взял на себя обязанности инспектора ин-та. В янв. 1943 г. К. был вызван в гестапо и допрошен по поводу его связей с заграницей и участия в экуменической деятельности, но арестован не был.

В 1944 г. К. был удостоен парижским Свято-Сергиевским богословским ин-том звания доктора церковной истории honoris causa за работу над учебником по исагогике. 13 февр. того же года он выступил с актовой речью, в которой изложил основные идеи курса (в 1947 речь была издана под названием «Ветхозаветная библейская критика») и говорил о необходимости использования в правосл. библеистике метода исторической критики. Речь вызвала в среде рус. богословов неоднозначную реакцию, но тем не менее К. поставил перед правосл. библеистикой новые задачи и наметил пути ее дальнейшего развития.

В авг. 1945 г. по инициативе митр. Евлогия Западноевропейский экзархат рус. приходов К-польского Патриархата воссоединился с Московским Патриархатом. К. негативно воспринял воссоединение с РПЦ. В окт. 1946 г., после смерти митр. Евлогия, К. был одним из активных участников епархиального съезда в Париже, принявшего решение остаться в юрисдикции К-польского Патриархата. В 1948-1949 гг. К. читал публичные лекции, организованные студенческим христ. братством Св. Софии. В 1950 г. работал в Ватиканской б-ке, внес некоторые исправления в свой курс лекций по истории Рус. Церкви. В том же году К. принял участие в работе Византологического конгресса в Палермо (Италия). В 1951 г. вместе с прот. В. Зеньковским, прот. Н. Афанасьевым и Л. А. Зандером участвовал в конференции правосл. и протестант. богословов близ Парижа. В 1951 и 1953 гг. выступал в Сергиевском ин-те с докладами на торжественных актах, посвященных юбилейным датам IV и V Вселенских Соборов. Эти доклады были напечатаны в ж. «Православная мысль».

В течение почти 40-летней научно-педагогической деятельности в эмиграции К. написал неск. десятков научных статей, посвященных различным проблемам рус. церковной истории: Крещению Руси и св. кн. Владимиру, расколу, оценке деятельности Русской Церкви в период империи и др. В кон. 50-х – нач. 60-х гг. вышли в свет главные исторические труды К. В работе «Очерки по истории Русской Церкви» в 2 т. (1959) он систематически изложил развитие церковной жизни в России с древнейших времен до кон. XVIII в. В описании церковной истории К. исходил из равного воздействия на нее как внутрицерковных, так и внешних, гос. факторов, «равновесности, равнозначности» светских и гражданских элементов, идеи симфонии Церкви и гос-ва. Уже после смерти К., в 1963 г., его учениками и коллегами была опубликована кн. «Вселенские Соборы», над к-рой он работал много лет. В ней К. дал развернутое описание важнейшего периода в истории христ. Церкви в IV-IХ вв., когда на церковных Соборах складывалась и утверждалась система вероучения, формировались канонические нормы и богослужебные правила, оценивались различные богословские концепции, определялись способы борьбы с ересями.

К. много размышлял об историко-религ. предназначении рус. народа. Своеобразным итогом этих исканий стала кн. «Воссоздание Святой Руси» (1956). К. считал, что всемирно-историческое предназначение России – в создании христ. гос-ва, рус. общество должно воссоздать Св. Русь и возвратиться к национально-религ. идеалу, опираясь на традиции, творчески развивать их. Он мечтал об образовании на родине правового национального гос-ва с политическими и гражданскими свободами, от которого со временем должен был произойти переход к христ. гос-ву. Кн. «Воссоздание Святой Руси» стала своего рода политическим и духовным завещанием К.

К. был похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем. Могила сохранилась.

Антон Карташев – житие и труды, позиция, творения, наследие

Занимаясь каким-либо сложным вопросом всегда очень полезно по­нять мнение людей, которые мучительно, в течение всей жизни над ним размышляли. Думается, что это в полной мере применимо и к Антону Владимировичу Карташеву, для которого тема взаимоотношения Церкви и государства была стержневой во всей его литературной и практической деятельности. Нет необходимости подробно представлять этого извест­ного церковного историка: последний обер-прокурор Синода, член По­местного Собора 1917-1918 гг., был арестован, затем эмигрировал и долгие годы преподавал историю Церкви в Парижском Богословском инс­титуте.

Прежде всего следует обсудить одно довольно распространенное мнение о Карташеве. Говорят, что он в молодости был обновленцем и антимонархистом, но к концу жизни его взгляды кардинально измени­лись, и он стал говорить о монархии, симфонии и пр. Сейчас у нас из­дано достаточное количество трудов Карташева, так что есть возмож­ность проанализировать изменение его взглядов во времени. И оказы­вается, что Карташев был гораздо более последователен, чем это обычно представляют. Во всяком случае, его мировоззрение всегда ос­новывалось на двух тезисах.

Во-первых, Карташев – сторонник симфонии Самодержавного госу­дарства и Церкви. Он прекрасно осведомлен о важной роли византийс­ких василевсов в Церкви и понимает, что эта роль Церковью была признана канонической. О симфонии, как она определена в VI новелле Юстиниана, Карташев пишет, что “это – самая тонкая и совершенная формула взаимоотношений Церкви и государства” /1:50/. Карташев осо­бо отмечает, что симфония является сердцевиной, как сейчас говорят, “социальной доктрины” Православия.

Оптимизм первого тезиса у Карташева уравновешивается трез­востью второго тезиса, утверждающего, что в реальной истории симфо­ния должным образом не реализовалась. Он пишет: “Воплощена ли была эта красивая мечта в действительности? Удалась ли “симфония” в ис­тории? И да, и нет. В большей степени нет, чем да” /2:75/. Причем, по Карташеву, симфония не удалась ни в Византии, ни в России. И в обоих случаях он констатирует деспотизм государства и существенное умаление канонической свободы Церкви.

Особенно интересны его воззрения о синодальном периоде в России. Карташев отнюдь не считает этот период мрачным, и даже гово­рит, что “синодальный период может быть назван самым блестящим и славным в истории русской церкви” /3/. Он отмечает в нем множество положительных черт, в частности, количественный рост Церкви и дол­гожданное развитие богословской науки в России. Но в то же время для Карташева несомненно, что деятельность Петра принесла большой вред Церкви, что созданный им Синод неканоничен и не был органом соборного управления Церковью, ибо являлся учреждением государс­твенным, все члены которого назначались государством и могли в лю­бой момент быть смещены. Отсюда вывод, что синодальный период явля­ет собой не симфонию, а форму зависимости Церкви от секулярного го­сударства, в результате чего умаляется такое основополагающее свойство Церкви как соборность. Карташев образно характеризует эту ситуацию так: “Православная теократическая брачная симфония, заме­ненная протестантской субординацией, превратила церковь из жены в безавторитетную прислугу” /2:108/.

Как же относиться к этим тезисам?

У нас на Карташева ссылаются в изданиях самого разного направ­ления. Монархисты указывают на его защиту принципа симфонии. Цер­ковные демократы цитируют фрагменты, где Карташев изображает вырож­дение симфонии в истории. Однако у Карташева оба эти принципа соче­таются чрезвычайно органично, и понять его можно только приняв их одновременно. Интересно одно его замечание: “В церкви консерватив­ного типа всегда принимается смешение идеала с тем его воплощением, которое дано раз в истории” /4:191/. Это напоминание тем, кто абсо­лютизирует одну из исторических форм, например, реальную симфонию, как она сложилась в Византии, и начинает возводить ее в ранг идеа­ла, которым меряется любое государственное устройство. Карташев – историк. Он никогда не смешивает идеалы и земную действительность, понимая, что в области общественного устройства приближение к идеа­лу может быть лишь относительное, реализующееся локально и на ко­роткое время. Думается, что принятие обоих тезисов Карташева позво­лит нам более глубоко и многогранно взглянуть на исторические реа­лии.

Пойдем дальше и посмотрим, как Карташев понимает сущность сим­фонии. Вот характерное для него высказывание: симфония “является наилучшей из всех формул, не ясной теоретически, но жизненной прак­тически, открывающей путь к прагматическому и гибкому решению вопроса в каждом отдельном случае при разных изменяющихся обстоятель­ствах” /5:227/. Здесь обращает на себя внимание неожиданное “не яс­ной теоретически”. Действительно, симфония – понятие очень сложное и тонкое, понимаемое далеко не однозначно. Между прочим, этим стра­дают воззрения и самого Карташева. Во всяком случае, у него можно найти несколько вариантов понимания симфонии.

С одной стороны, он пишет:

“Шестая Юстинианова новелла так прямо и утверждает, что “свя­щенство и царство” (hierateia kai basileia), т.е. церковь и госу­дарство проистекают из одного источника, одинаково установлены са­мим Богом для блага человечества и служат этому благу, друг другу помогая, как душа и тело, в полной “симфонии” (symphonia)” /1:49-50/.

Это теория двух равноустановленных Богом партнеров, которую действительно, при желании, легко вычитать из VI новеллы. Она ведет к сакрализации царской власти самой по себе, и Карташев этого мне­ния не разделяет.

Но может быть симфонию, следует понимать, по словам Карташева, просто как прагматически удобную формулу, “жизненную практически”, но не несущую глубокого содержания? Думается, что это не совсем так. Безусловно, Карташев видит, что тесное соединение Церкви и го­сударства является той формой, в рамках которой Церковь может ис­пользовать всю мощь государственной власти для успешного выполнения своей главной задачи: приведения людей ко Христу. Но в то же время он прекрасно понимает, что в форме симфонии могут быть оформлены и далеко не идеальные взаимоотношения, вплоть до полного подчинения Церкви секулярному государству. Иначе говоря, симфония предстает перед нами как форма, в которую может быть вмещено разное содержа­ние. Для какого же именно содержания предназначена симфония? Сам Карташев отвечает на этот вопрос вполне однозначно: “Система симфо­нии есть один из типов христианской теократии” /2:81/. Причем Карта­шев понимает теократию очень широко – как устроение всех сторон жизни по заповедям Христовым. Сейчас, в наш секулярный век, низвед­шей религию до чисто личного дела, слово “теократия” мы часто про­износим осторожно, с опаской. Карташев этого слова не боится, ибо в нем – цель и оправдание симфонии.

Таким образом, Карташева, как представляется, нужно понимать следующим образом. Государство, в том числе – и самодержавное, само по себе не свято. Скорее его можно уподобить дикому зверю. Но Цер­ковь призвана его приручить. Царство освящается Церковью, причем в той мере, насколько Церковь его воцерковляет. И если такое воцер­ковление происходит, то государь берет на себя определенные функции управления Церковью и становится, по слову Константина Великого, “епископом внешних дел Церкви”.

Но падшесть человеческая тотальна и глубока, и государство от­нюдь не спешит преклонить голову перед духовным авторитетом Церкви. А потому результаты симфонии оказываются половинчатыми. С одной стороны Церковь добивается ощутимого успеха: государство становится охранителем Церкви и законодательно и административно способствует ее деятельности. Но, с другой стороны, за этот успех Церковь платит дорогую цену: цену не только потери административной независимости (что не так страшно), но и цену ограничения канонической свободы. Последнее гораздо серьезнее, ибо ставит предел развитию Церкви и подвергает ее страшной опасности искажения своего вероучения. Кар­ташев фактически ставит вопросы: Верно ли поступала Восточная Цер­ковь, идя на такой обмен? Что важнее – каноническая независимость или реальные успехи в проповеди Христа?

И здесь следует признать, что жизнь заставила Карташева изме­нить свой ответ. В молодости он считал, что каноническая свобода является безусловной ценностью, поступаться которой нельзя ни в ко­ем случае. Поэтому, признавая в принципе монархию союзником Церкви, Карташев активно боролся за устранение синодального строя, наложив­шего на Церковь тяжелые бремена. Но к концу жизни Карташев начинает видеть в симфонии и другое, более глубокое: потрясающую смелость Церкви и ее необычайную жертвенность. Восточная Церковь, понимая, разумеется, все сложности воплощения симфонического идеала, тем не менее безоговорочно вверяет царству свою судьбу, отдавая василевсу громадную административную, каноническую и даже вероучительную власть в Церкви в надежде, что этот дерзновенный шаг будет оправдан Богом и историей. Более того, Карташев видит здесь высочайший при­мер жертвенной любви Церкви, когда ради воцерковления людей, Цер­ковь рискует потерять очень важное для нее – свободу. Но такова природа христианской любви: ведь она “всего надеется, все перено­сит” (1 Кор.13,7). И Церковь никогда не раскаивалась в этом жерт­венном шаге, а наоборот, по слову Карташева, горда “сознанием этой своей великой миссионерской победы” /1:49/.

Карташев признает приоритет симфонии с государством самодер­жавным, но не абсолютизирует, подобно нынешним монархистам, этого положения. Для него симфония с государством ценна как воплощение церковной теократии. А с каким именно государством, и, вообще, в какой именно форме – это уже зависит от судеб истории. Поэтому, ес­ли государство становится полностью секулярным, то возникает необ­ходимость, наоборот, в отделении от государства и осуществлении, как выражается Карташев, “теократии снизу”, т.е. союза не с госбю­рократией, а с общественностью, воцерковление живых сил нации.

Не исключено, что размышления над драматической судьбой симфо­нии дали Карташеву повод для формулирования одного небезспорного, но интересного воззрения на всю Церковную историю. Мы привыкли счи­тать, что ереси и вообще ложные учения отторгают человека или общи­ну от тела церковного, вновь соединиться с которым она может через покаяние и отвержение от неправды: “Нет грехов Церкви, а есть грехи против Церкви”. Это красивая и глубокая мысль, при ее слишком пря­молинейном понимании, таит, по мнению Карташева опасность предста­вить непогрешимость церкви как нечто автоматическое или даже маги­ческое. Разумеется, Карташев не отрицает непогрешимость Церкви, но видит ее в онтологической глубине, где Церковь соединяется со Хрис­том. Говорить же о непогрешимости Церкви в истории было бы преуве­личением. И на длинном ряде исторических примеров Карташев показы­вает, что с точки зрения церковной истории более адекватной оказы­вается другая модель: Церковь как организм, но организм, подвержен­ный немощам и болезням. Церковь болеет. Болеет ересями, ложными мнениями и разделениями, болеет грехами своих иерархов, болеет, на­конец, властностью царей, которых она ввела в Церковь и поставила над собой. Это и не удивительно – ведь человеческое сознание, как пишет Карташев, “даже и в своей соборности остается по природе ог­раниченным, страстным, подверженным искушениям и падениям” /6:227/. Но эти болезни “не к смерти, но к славе Божией” (Ин.11,4). Господь всегда спасает Свою Церковь и, проведя через скорби и внутренние конфликты, вновь и вновь дает ей силы для своей миссии по воцерков­лению мира.

Мы только начинаем изучать Карташева и думается, что более внимательное прочтение работ этого мудрого христианина и прекрасно­го, думающего историка даст нам еще много поводов для восхищения и удивления, споров и размышлений.

1. А.В.Карташев. Православие в его отношении к историческому процессу. В сб. “А.В.Карташев. Церковь, история, Россия”, “ПРОБЕЛ”,

2. А.В.Карташев. Воссоздание Святой Руси. М., “Столица”, 1991.

3. А.В.Карташев. Русская Церковь периода империи. В сб. “А.В.Карташев. Церковь, история, Россия”, “ПРОБЕЛ”, М., 1996.

4. А.В.Карташев. Реформа, реформация и исполнение Церкви. В сб. “А.В.Карташев. Церковь, история, Россия”, “ПРОБЕЛ”, М., 1996.

5. А.В.Карташев. Церковь и государство. В сб. “А.В.Карташев. Церковь, история, Россия”, “ПРОБЕЛ”, М., 1996.

6. А.В.Карташев. Соединение Церквей в свете истории. В сб. “А.В.Карташев. Церковь, история, Россия”, “Пробел”, М., 1996.

На главную страницу

Ищешь Бритву опасную: опасная бритва. Бритвы Philips, Panasonic, Braun.

Антон Карташев – житие и труды, позиция, творения, наследие

Карташев Антон Владимирович
(1875 – 1960)

Родился 11 июля в г. Киштьма на Урале в семье рудокопа. Окончил Пермскую семинарию (1894), Санкт-Петербургскую духовную академию (1899). Преподавал в ней церковную историю (1900-1905). Ушел из академии и преподавал на петербургских Высших женских курсах (1906-1918). Председатель Религиозно-философского общества в Петербурге (с 1909 г.). С 25 марта 1917 г. – товарищ обер-прокурора, а с 25 июля 1917 г. – обер-прокурор Святейшего Синода. Первый министр вероисповеданий Временного Правительства (1917). С 1919 г. в эмиграции, где был председателем Русского национального комитета в Финляндии. Затем переехал в Париж. В 1923 г. принимал участие в работе первого организационного съезда Русского студенческого христианского движения (РСХД) в мест. Пшеров (Чехословакия). Был членом Епархиального совета Русского экзархата Вселенского Патриархата. Один из основателей и профессор Свято-Сергиевского православного богословского института в Париже (1925-1960 гг.). Преподавал историю Церкви (общую и русскую), Ветхий Завет и еврейский язык. Инспектор Богословского института (1939-1944). Доктор церковных наук “гонорис кауза” (1944). Скончался в Париже 10 сентября. Похоронен на кладбище Сент-Женьев-де-Буа под Парижем.

Творения:

  • Реформа, реформация и исполнение Церкви. – Петроград: Корабль, 1916. 65 с. (2-е издание – – Берлин, 1922).
  • Задачи, характер и программа русского национального объединения: Доклад съезду РНО в Париже 5-12 июня 1921 г. – Париж, 1921. 32 с.
  • На путях: Кн. 2. – М., Берлин: Геликон, 1922. 352 с. (один из авторов).
  • Россия и латинство. – Берлин, 1923. 218 с. (один из авторов).
  • На путях к Вселенскому Собору. – Paris: YMCA-Press, 1932. 140 с.
  • Церковь и государство: Что было и что должно быть в России (Христианство перед современной социальной действительностью). – Paris: YMCA-Press, 1932. 19 с. (Приложение к журналу “Путь” (N 33)).
  • Христианское воссоединение: Экуменическая проблема в православном сознании. Сборник статей. – Париж: YMCA-Press, 1933. 166 с. (один из авторов).
  • Практика апелляционного права Константинопольских Патриархов. – Варшава: Варшавская синодальная типография, 1936.
  • Живое предание: Православие и современность: Труды Правосл. Богосл. ин-та в Париже. (Православная мысль. Вып. 3). – Париж: YMCA-Press, 1937. 196 c. (один из авторов).
  • Церковь и государство (Восточно-православная точка зрения). – Варшава: Варшавская синодальная типография, 1937.
  • Лик Пушкина: Речи, читанные на торжественном заседании Богословского Института в Париже. – Париж, 1938 (2-е издание – Париж: УМСА-Рress, 1977. 47 с.) (один из авторов).
  • Святой великий князь Владимир – отец русской культуры. – Париж, 1939. 24 с.
  • Ветхозаветная библейская критика: Актовая речь, произнесенная 13 февраля 1944 г. в Свято-Сергиевской духовной академии в Париже. – Париж: YMCA-Рress, 1947. 95 с.
  • Воссоздание Святой Руси. – Париж, 1956. 251 с. (2-е издание (репринт) – М.: Столица, 1991).
  • Жизненный путь митрополита-экзарха Владимира: К пятидесятилетию архиерейской хиротонии (1907–1957). – Париж, 1957. 16 с.
  • Очерки по истории Русской Церкви: В 2 томах. – Париж: YMCA-Press, 1959: Т. 1. 681 с.; Т. 2. 589 с. (2-е издание (репринт) – М.: Наука, 1991; 3-е издание – М.: Терра, 1997).
  • Вселенские Соборы. – Париж, 1963. 801 с. (2-е издание – М.: Республика, 1994. 542 с.).
  • Святая Русь в путях России. – Париж. 24 с.
  • Из истории христианской Церкви на родине и за рубежом в XX столетии. -М.: Крутицкое подворье, 1995. -320 с. (Один из авторов).
  • Церковь, история, Россия: Статьи и выступления. -М.: Пробел, 1996. -303 с.

  • Статьи см.:
    • List of the writings of Professors of the Russian Theological Institute in Paris / Ed. by L. Zander. 1932, 1937, 1947, 1954, 1965.
    • Спекторский Е., Давац В. Материалы для библиографии русских научных трудов за рубежом. – Белград: Т. I. 1931; Т. II. 1941 (2-ое издание – 1972 г.).

    Дополнено по источникам:

  • Словарь русской эмиграции,
  • Пражский архив .
  • Двадцатипятилетний юбилей Православного Богословского института в Париже: 1925-1950. – Париж, 1950. С. 22.
  • За рубежом: Белград – Париж – Оксфорд: (Хроника семьи Зерновых) (1921-1972) / Под ред. Н. М. и М. В. Зерновых. – Париж: YMCA-Press, 1973. – С. 98.

    Читайте также:  Дмитрий Донской: житие и биография князя, деятельность и княжество, дни памяти
  • Ссылка на основную публикацию