Антонин Капустин – биография и история жизни, пророчества и дневники, письма

архимандрит Антонин (Капустин)

архимандрит Антонин (Капустин) (12.08.1817–5.04.1894)

Биография

Антонин (Капустин), архимандрит, ученый-византинист, церковный деятель, с именем которого связан период расцвета деятельности Русской духовной миссии на Святой земле

В миру Капустин Андрей Иванович, родился 12 августа 1817 года в с. Батурино Шадринского уезда Пермской губернии. Родители, свящ. Иоанн Леонтьевич Капустин и Мария Григорьевна Варлакова, происходили из семей священников.

Окончил Далматовское духовное училище. Обучался в Пермской, а затем в Екатеринославской духовной семинарии, в 1839-1843 гг. учился в Киевской духовной академии, по окончании которой удостоен степени магистра богословия (1844), оставлен преподавать немецкий и греческий языки, в октябре 1845 г. стал бакалавром академии.

7 ноября 1845 года пострижен в монашество митр. Киевским Филаретом (Амфитеатровым) с наречением имени Антонин.

С 1846 г. занимал различные административные должности в Киевской духовной академии, преподавал на кафедрах нравственного богословия (1846), библейской герменевтики и обличительного (сравнительного) богословия (1847). Наряду с этим по поручению академии в 1845-1850 гг. занимался исправлением русского перевода гомилий свт. Иоанна Златоуста, писал статьи и проповеди.

15 мая 1850 г. был назначен настоятелем церкви при русском посольстве в Афинах. Одним из важнейших его дел стало восстановление в Афинах находившейся в руинах древней церкви Ликодиму (св. Никодима, нач. XI в.), начатое в декабре 1851 года на деньги русского правительства и завершенное в 1855 г. После восстановления этот храм, освященный во имя Св. Троицы, был передан России и стал русской посольской церковью. Все строительные работы, роспись храма, а также предшествовавшие восстановлению церкви археологические раскопки велись под руководством о. Антонина, который в награду за труды 5 апреля 1853 г. Святейшим Синодом РПЦ был возведен в сан архимандрита (чин совершил митр. Аттикийский Неофит).

В то же время им были собраны, изучены и позднее опубликованы более 200 христианских надписей Афин VI-XII вв. . Во время своего пребывания в Греции о. Антонин начал описывать древние рукописи, совершил поездки в Рим (1852), Иерусалим и Египет (1857), получив возможность познакомиться с различными рукописными собраниями. В 1859 г. он предпринял первое путешествие на Афон, где посвятил много времени исследованию древних рукописей и книг, а также составлению описаний нескольких монастырских книжных хранилищ. В это время он познакомился с архим. Порфирием (Успенским), с которым вел впоследствии переписку.

В 1860-1865 гг. архим. Антонин являлся настоятелем посольской церкви в Константинополе. Это был период его наиболее плодотворной научной деятельности. В 1862 г. им был составлен каталог 624 рукописей библиотеки иерусалимского Святогробского подворья в Константинополе , в котором архим. Антонин впервые обратил внимание ученых на уникальный рукописный сборник, содержащий текст Дидахе.

В апреле 1862 г. о. Антонин посетил г. Никею (Изник) и его окрестности.

Весной 1863 г., получив отпуск, единственный раз за более чем 40-летнее пребывание на Востоке смог совершить поездку на родину; по пути в Батурино к родителям он посетил крупнейшие научные центры Европы и России (Вена, Прага, Дрезден, Санкт-Петербург, Москва) и книжные собрания крупнейших библиотек, познакомился с лучшими специалистами в области славяноведения и византинистики.

В том же 1863 году по поручению Святейшего Синода исследовал на Афоне вопрос о подлинности Синайского кодекса Библии, подтвердив его древность, а в 1868 г. вел в Константинополе переговоры об окончательной передаче этой ценнейшей рукописи русскому правительству. В мае-июле 1865 г. он совершил поездку по балканским провинциям Османской империи (Македония, Фессалия, Эпир), собрав в путевых дневниках богатый археологический материал по церковной истории .

В 1865 г. был назначен временно заведующим делами Русской духовной миссии в Иерусалиме, а 5 июня 1869 года был утвержден в должности ее начальника). Миссия, основанная в 1847 г., находилась в это время в сложных отношениях с Иерусалимским Патриархатом и представителями др. конфессий в Палестине, а также испытывала крайнее стеснение в денежных средствах, необходимых для ее работы. Архим. Антонин, благодаря тонкому пониманию политической и церковной ситуации на христианском Востоке, прекрасному знанию греческого и ряда восточных языков и дипломатическому таланту, сочетавшемуся с личным обаянием, сумел постепенно улучшить положение Русской миссии, укрепить ее авторитет в Палестине. Добившись более внимательного отношения к ней со стороны русского правительства и Святейшего Синода, ему удалось создать серьезную материальную базу для деятельности миссии в Палестине и значительно расширить существовавшую систему русского паломничества в Св. землю.

Стараниями архимандрита Антонина и на пожертвования, полученные от частных лиц, была приобретена земля вокруг Мамврийского дуба и на Елеонской горе, где по его проекту был построен русский монастырь Вознесения Господня. Прежде чем приступить к строительству, он провел на этом месте археологические раскопки, в ходе которых удалось обнаружить древние мозаики (VI-IX вв.) и погребальные пещеры. Вскоре состоялась покупка участка земли в Эйн-Кареме, неподалеку от Иерусалима, где был построен русский Горненский женский монастырь. На участке, купленном в Яффе, под его руководством был раскопан подземный некрополь, отождествленный с местом погребения прав. Тавифы. Были приобретены также земельные участки в Иерихоне, Тивериаде, Бейт-Джале, Вифлееме, Силоаме и Анате.

В 1883 году по поручению великого князя Сергия Александровича, председателя Императорского Палестинского православного общества, на принадлежащем обществу участке рядом с храмом Воскресения Господня под рук. о. Антонина проводились археологические раскопки, в ходе которых были обнаружены «Судные врата», а также остатки базилики, построенной в IV в. равноап. имп. Константином Великим. Раскопки этого места произвели сенсацию в науке, дав богатейший материал как для истории земной жизни и последних дней Спасителя, так и для истории христианских построек эпохи Константина Великого в Палестине. По личной просьбе вел. кн. Сергия Александровича архим. Антонин взял на себя руководство строительством церкви во имя св. равноап. Марии Магдалины в Гефсимании (1885-1888).

По указанию архим. Антонина на приобретенных им землях строились приюты для паломников и школы для детей православных арабов. При миссии был создан музей. В конце жизни о. Антонину удалось оформить 6 из 12 приобретенных им участков в принадлежавший ему «вакуф» (особая форма религиозного землевладения в мусульманском праве); согласно завещанию архим. Антонина, все его землевладения (кроме одного участка) были оставлены Святейшему Синоду Российской Церкви. Собственность России на остальные участки официально оформлял уже после смерти о. Антонина рус. генеральный консул А. Г. Яковлев.

Во второй половине 1860 гг. архим. Антонин участвовал в подготовке к изданию актов русского монастыря св. Пантелеимона на Афоне . В октябре-ноябре 1867 г. он изучал рукописи Патриаршей библиотеки в Иерусалиме, грузинские рукописи Крестного монастыря, в июне 1868 г. работал над каталогом рукописей и старопечатных книг лавры св. Саввы Освященного (ок. 700 ед. хр.). С начала августа до 18 сентября 1870 г. он вместе с помощниками составил описание 1310 греческих, 38 славянских и 500 арабских рукописей библиотеки монастыря вмц. Екатерины на Синае; за этот труд он получил в дар от братии монастыря уникальную рукопись – т. н. Киевские глаголические листки, переданные им позднее в библиотеку Киевской духовной академии. В палестинский период расширяется его личная коллекция рукописей, в которой помимо греческих имелись также славянские (кириллические и глаголические), арабские и древнеевропейские рукописи, греческие и славянские старопечатные книги, памятники византийского искусства, монеты . Архим. Антонину принадлежит исследование, выявившее смешение в агиографической традиции сведений о свт. Николае Мирликийском с житием свт. Николая Пинарского, значителен его научный вклад как археолога и литургиста.

Научные заслуги архим. Антонина были отмечены избранием его членом многочисленных ученых обществ и учреждений России и Европы: Афинского археологического общества (1854), Одесского общества истории и древностей (1856), Имп. Русского археологического общества (чл.-кор. с 1857, почетный чл. с 1884), Московского общества любителей духовного просвещения (1869), КДА (1870), Немецкого восточного археологического общества (1872), Киевского церковно-археологического общества (1873), СПбДА (1873), Имп. Православного Палестинского общества (1882), МДА (1888) и др. За свою усердную деятельность он был отмечен многими государственными и церковными наградами.

Место погребения архим. Антонина (Капустина) в Вознесенском соборе на Елеонской горе Место погребения архим. Антонина (Капустина) в Вознесенском соборе на Елеонской горе Скончался 24 марта 1894 года в Иерусалиме. Похоронен в построенном им соборе Вознесения Господня в русском Вознесенском монастыре на Елеонской горе.

Собранная им коллекция рукописей (ок. 100 ед.) в 1898-1899 была приобретена Имп. Публичной библиотекой; в настоящее время хранится в Киеве (ЦНБ НАНУ, Киево-Печерская лавра) и Санкт-Петербурге (РНБ, РГИА). Эпистолярное наследие архим. Антонина не систематизировано и находится в разных фондах.

Архимандрит Антонин Капустин — строитель Русской Палестины

Людям свойственно сетовать на время, в котором они живут. Свойственно порой приукрашивать или наоборот сгущать ужасы времен ушедших. Потому важно знать и помнить тех, кто независимо от века отведенному ему, больше заботился не о богатстве, славе, карьере и прочих земных благах.

О людях, радевших о Слове Божием. Архимандрит Антонин Капустин — такой пример. Это человек с именем которого связано становление и развитие Русской духовной миссии в Иерусалиме.

Архимандрит — в Русской Православной церкви один из высших монашеских чинов, часто настоятель крупного мужского монастыря.

Будущий архимандрит родился в многодетной семье и его с детства наставляли в вере

Биография Антонина Капустина (в миру Андрей Иванович Капустин) поучительна. Мальчик из глухой сибирской деревеньки, из семьи с тринадцатью детьми, большинство которых умерли в раннем возрасте, стал представителем Русской Православной церкви в Палестине.

Родился 12 августа 1817 года в селе Батурино Шадринского уезда Пермской губернии
(ныне Шадринского района Курганской области), в семье потомственного священника Иоанна Леонтьевича Капустина и Марии Григорьевны Варлаковой.

Учился в Долматовском духовном училище, в Пермской и Екатеринославской духовных семинариях. Затем в 1839-1843 гг. в Киевской духовной академии. После окончания преподавал в ней же.

7 ноября 1845 года Андрей Иванович Капустин принял монашество с именем Антонин. 15 мая 1850 года отец Антонин был назначен настоятелем церкви при русском посольстве в Афинах. Его труд по восстановлению этой церкви был отмечен Святейшим Синодом, и в 1853 году Антонин Капустин был возведен в сан архимандрита. В эти годы им были собраны и изучены более 200 христианских надписей Афин VI-XII веков.

В 1860-1865 годах Архимандрит Антонин — настоятель посольской церкви в Константинополе. С 1865 года и до конца своей жизни был начальником Русской Духовной Миссии в Палестине.

Отец Антонин развивал православное общество в Палестине

Именно на этом своем поприще Антонин Капустин сделал вклад в русское православие и православное палестинское общество на Святой земле. Многие и многие годы православные паломники из России испытывали невероятные трудности при посещении святых мест, начиная от приезда и проживания и заканчивая безопасностью.

Отец Антонин занимался покупкой земель, связанных с Ветхим и Новым заветами.

На этих землях строили храмы и приюты, в которых могли принять и разместить паломников. Но прежде возведения храмов, на этих землях проводились археологические раскопки. Несмотря на ущерб, нанесенный русскому присутствию в Палестине политикой времен Хрущева, эти объекты служат русским паломникам до сих пор.

Приобретение земель в девятнадцатом веке на территории Атаманской империи было запрещено.

Поэтому отец Антонин был вынужден приобретать эти земли на имя своего переводчика — православного араба, а затем оформлять в свою собственность, в свою очередь составляя завещание о передаче этих земель после его смерти Святейшему Синоду.

В приобретенных им землях, поскольку они были выбраны не случайно и связаны с ветхозаветными и новозаветными упоминаниями, проводились археологические раскопки. Благодаря раскопкам на русских местах были обнаружены древние городские стены в Иерусалиме, открыт подлинный порог «Судных ворот» через которые Господь Иисус Христос выходил из города на Голгофу.

Позднее на этом месте было выстроено Александровское подворье с Церковью Cвятого Aлександра Невского.

Порог Судных ворот. Это православная святыня, которую отыскали благодаря работе Антонина Капустина

Эти открытия стали сенсацией в Европе и России, поскольку подтвердили многие события Нового Завета, в которых к тем временам некоторые люди стали сомневаться.

Стараниями отца Антонина была приобретена земля вокруг Мамврийского дуба на Елеонской горе, на которой позднее построили монастырь, а также вершина Елеонской горы. Перед строительством монастыря провели археологические раскопки, на которых обнаружили древние мозаики и погребальные пещеры.

Архимандрит занимался исторической научной деятельностью в своих поездках по православным местам

Помимо расширения владений Русской Православной церкви, помимо большой научной работы Архимандрит Антонин Капустин совершал множественные поездки по православным местам изучая древние рукописи, старопечатные книги, описывая в своих дневниках и статьях в различных журналах, православные книги и обряды.

Совершив поездку в Афон, очень подробно описывал архитектуру, росписи стен, характерные черты афонского богослужения и жизни монахов.

Написал большое количество книг, научных трудов и статей в религиозных журналах на богословские темы. Среди которых особо стоит отметить «Проповеднический круг подвижных праздников церкви», «Заметки поклонника Св. горы», «Мучение св. Домнины», «Седмица страстей Христовых», «Фараон, Моисей и исход».

За заслуги перед отечеством отец Антонин был награжден Императорским орденом Святого Равно-апостольного Князя Владимира II степени, Императорским орденом Святой Анны I степени, Императорским орденом Святого Равноапостольного Князя Владимира III степени, Командором греческого ордена Спасителя.

Пророчества Антонина Капустина были утеряны

Архимандрит Антонин Капустин скончался 24 марта 1894 года в Иерусалиме. Место погребения отца Антонина — Вознесенский собор на Елеонской горе построенный под его руководством.
Особый интерес вызывают пророчества Антонина Капустина.

В нынешние времена при исследовании пещеры Иоана Крестителя в Иерусалиме, в которой долгое время проживал отец Антонин, были обнаружен его архив с пророческими свидетельствами.

Необъяснимым образом сам архив и все монахини, которые его читали, исчезли.

Осталась лишь одна свидетельница этой находки — матушка Фотина. С ее слов в архиве была запись:

«Я, грешный архимандрит Антонин Капустин, сделал закладку верхнего храма Всем Святым на Руси просиявшим. Но мне было явление: я его не дострою, он будет достроен перед пришествием антихриста».

Жизнь и деяния Архимандрита Капустина — благой пример многим поколениям русских православных людей. 2017 год в Курганской области был объявлен годом 200-летия Архимандрита Антонина Капустина.

АНТОНИН (КАПУСТИН)

Архим. Антонин (Капустин)

Антонин (Капустин) (1817 – 1894), архимандрит, ученый-византинист, церковный деятель, с именем которого связан период расцвета деятельности Русской духовной миссии на Святой земле

В миру Капустин Андрей Иванович, родился 12 августа 1817 года в с. Батурино Шадринского уезда Пермской губернии. Родители, свящ. Иоанн Леонтьевич Капустин и Мария Григорьевна Варлакова, происходили из семей священников.

Окончил Далматовское духовное училище. Обучался в Пермской, а затем в Екатеринославской духовной семинарии, в 1839-1843 гг. учился в Киевской духовной академии, по окончании которой удостоен степени магистра богословия (1844), оставлен преподавать немецкий и греческий языки, в октябре 1845 г. стал бакалавром академии.

7 ноября 1845 года пострижен в монашество митр. Киевским Филаретом (Амфитеатровым) с наречением имени Антонин.

С 1846 г. занимал различные административные должности в Киевской духовной академии, преподавал на кафедрах нравственного богословия (1846), библейской герменевтики и обличительного (сравнительного) богословия (1847). Наряду с этим по поручению академии в 1845-1850 гг. занимался исправлением русского перевода гомилий свт. Иоанна Златоуста, писал статьи и проповеди.

15 мая 1850 г. был назначен настоятелем церкви при русском посольстве в Афинах. Одним из важнейших его дел стало восстановление в Афинах находившейся в руинах древней церкви Ликодиму (св. Никодима, нач. XI в.), начатое в декабре 1851 года на деньги русского правительства и завершенное в 1855 г. После восстановления этот храм, освященный во имя Св. Троицы, был передан России и стал русской посольской церковью. Все строительные работы, роспись храма, а также предшествовавшие восстановлению церкви археологические раскопки велись под руководством о. Антонина, который в награду за труды 5 апреля 1853 г. Святейшим Синодом РПЦ был возведен в сан архимандрита (чин совершил митр. Аттикийский Неофит).

В то же время им были собраны, изучены и позднее опубликованы более 200 христианских надписей Афин VI-XII вв. [1]. Во время своего пребывания в Греции о. Антонин начал описывать древние рукописи, совершил поездки в Рим (1852), Иерусалим и Египет (1857), получив возможность познакомиться с различными рукописными собраниями. В 1859 г. он предпринял первое путешествие на Афон, где посвятил много времени исследованию древних рукописей и книг, а также составлению описаний нескольких монастырских книжных хранилищ. В это время он познакомился с архим. Порфирием (Успенским), с которым вел впоследствии переписку.

В 1860-1865 гг. архим. Антонин являлся настоятелем посольской церкви в Константинополе. Это был период его наиболее плодотворной научной деятельности. В 1862 г. им был составлен каталог 624 рукописей библиотеки иерусалимского Святогробского подворья в Константинополе [2], в котором архим. Антонин впервые обратил внимание ученых на уникальный рукописный сборник, содержащий текст Дидахе.

В апреле 1862 г. о. Антонин посетил г. Никею (Изник) и его окрестности [3].

Архим. Антонин (Капустин)

Весной 1863 г., получив отпуск, единственный раз за более чем 40-летнее пребывание на Востоке смог совершить поездку на родину; по пути в Батурино к родителям он посетил крупнейшие научные центры Европы и России (Вена, Прага, Дрезден, Санкт-Петербург, Москва) и книжные собрания крупнейших библиотек, познакомился с лучшими специалистами в области славяноведения и византинистики.

В том же 1863 году по поручению Святейшего Синода исследовал на Афоне вопрос о подлинности Синайского кодекса Библии, подтвердив его древность, а в 1868 г. вел в Константинополе переговоры об окончательной передаче этой ценнейшей рукописи русскому правительству. В мае-июле 1865 г. он совершил поездку по балканским провинциям Османской империи (Македония, Фессалия, Эпир), собрав в путевых дневниках богатый археологический материал по церковной истории [4].

В 1865 г. был назначен временно заведующим делами Русской духовной миссии в Иерусалиме, а 5 июня 1869 года был утвержден в должности ее начальника). Миссия, основанная в 1847 г., находилась в это время в сложных отношениях с Иерусалимским Патриархатом и представителями др. конфессий в Палестине, а также испытывала крайнее стеснение в денежных средствах, необходимых для ее работы. Архим. Антонин, благодаря тонкому пониманию политической и церковной ситуации на христианском Востоке, прекрасному знанию греческого и ряда восточных языков и дипломатическому таланту, сочетавшемуся с личным обаянием, сумел постепенно улучшить положение Русской миссии, укрепить ее авторитет в Палестине. Добившись более внимательного отношения к ней со стороны русского правительства и Святейшего Синода, ему удалось создать серьезную материальную базу для деятельности миссии в Палестине и значительно расширить существовавшую систему русского паломничества в Св. землю.

Стараниями архимандрита Антонина и на пожертвования, полученные от частных лиц, была приобретена земля вокруг Мамврийского дуба и на Елеонской горе, где по его проекту был построен русский монастырь Вознесения Господня. Прежде чем приступить к строительству, он провел на этом месте археологические раскопки, в ходе которых удалось обнаружить древние мозаики (VI-IX вв.) и погребальные пещеры. Вскоре состоялась покупка участка земли в Эйн-Кареме, неподалеку от Иерусалима, где был построен русский Горненский женский монастырь. На участке, купленном в Яффе, под его руководством был раскопан подземный некрополь, отождествленный с местом погребения прав. Тавифы. Были приобретены также земельные участки в Иерихоне, Тивериаде, Бейт-Джале, Вифлееме, Силоаме и Анате.

В 1883 году по поручению великого князя Сергия Александровича, председателя Императорского Палестинского православного общества, на принадлежащем обществу участке рядом с храмом Воскресения Господня под рук. о. Антонина проводились археологические раскопки, в ходе которых были обнаружены «Судные врата», а также остатки базилики, построенной в IV в. равноап. имп. Константином Великим. Раскопки этого места произвели сенсацию в науке, дав богатейший материал как для истории земной жизни и последних дней Спасителя, так и для истории христианских построек эпохи Константина Великого в Палестине. По личной просьбе вел. кн. Сергия Александровича архим. Антонин взял на себя руководство строительством церкви во имя св. равноап. Марии Магдалины в Гефсимании (1885-1888).

По указанию архим. Антонина на приобретенных им землях строились приюты для паломников и школы для детей православных арабов. При миссии был создан музей. В конце жизни о. Антонину удалось оформить 6 из 12 приобретенных им участков в принадлежавший ему «вакуф» (особая форма религиозного землевладения в мусульманском праве); согласно завещанию архим. Антонина, все его землевладения (кроме одного участка) были оставлены Святейшему Синоду Российской Церкви. Собственность России на остальные участки официально оформлял уже после смерти о. Антонина рус. генеральный консул А. Г. Яковлев.

Во второй половине 1860 гг. архим. Антонин участвовал в подготовке к изданию актов русского монастыря св. Пантелеимона на Афоне [5]. В октябре-ноябре 1867 г. он изучал рукописи Патриаршей библиотеки в Иерусалиме, грузинские рукописи Крестного монастыря, в июне 1868 г. работал над каталогом рукописей и старопечатных книг лавры св. Саввы Освященного (ок. 700 ед. хр.). С начала августа до 18 сентября 1870 г. он вместе с помощниками составил описание 1310 греческих, 38 славянских и 500 арабских рукописей библиотеки монастыря вмц. Екатерины на Синае [6]; за этот труд он получил в дар от братии монастыря уникальную рукопись – т. н. Киевские глаголические листки, переданные им позднее в библиотеку Киевской духовной академии. В палестинский период расширяется его личная коллекция рукописей, в которой помимо греческих имелись также славянские (кириллические и глаголические), арабские и древнеевропейские рукописи, греческие и славянские старопечатные книги, памятники византийского искусства, монеты [7]. Архим. Антонину принадлежит исследование, выявившее смешение в агиографической традиции сведений о свт. Николае Мирликийском с житием свт. Николая Пинарского, значителен его научный вклад как археолога и литургиста.

Научные заслуги архим. Антонина были отмечены избранием его членом многочисленных ученых обществ и учреждений России и Европы: Афинского археологического общества (1854), Одесского общества истории и древностей (1856), Имп. Русского археологического общества (чл.-кор. с 1857, почетный чл. с 1884), Московского общества любителей духовного просвещения (1869), КДА (1870), Немецкого восточного археологического общества (1872), Киевского церковно-археологического общества (1873), СПбДА (1873), Имп. Православного Палестинского общества (1882), МДА (1888) и др. За свою усердную деятельность он был отмечен многими государственными и церковными наградами.

Место погребения архим. Антонина (Капустина) в Вознесенском соборе на Елеонской горе

Скончался 24 марта 1894 года в Иерусалиме. Похоронен в построенном им соборе Вознесения Господня в русском Вознесенском монастыре на Елеонской горе.

Собранная им коллекция рукописей (ок. 100 ед.) в 1898-1899 была приобретена Имп. Публичной библиотекой; в настоящее время хранится в Киеве (ЦНБ НАНУ, Киево-Печерская лавра) и Санкт-Петербурге (РНБ, РГИА). Эпистолярное наследие архим. Антонина не систематизировано и находится в разных фондах.

Сочинения

  • Круг подвижных праздников Церкви: Собр. слов, бесед и поучений. К., 1850. Ч. 1;
  • Христианские древности Греции // ЖМНП. 1854. Ч. 81. Отд. 2. С. 31-68, 142-230;
  • Письмо из Иерусалима // ХЧ. 1857. Ч. 2. С. 203-206;
  • Известия с Востока // Духовная Беседа: Церковная летопись. 1860. № 50. С. 770-782;
  • О разрытиях внутри российско-посольской церкви в Афинах // Изв. Имп. Археол. Об-ва. СПб., 1861. Т. 2. Вып. 3. С. 129-145;
  • С Востока: О богословском училище на острове Халки. СПб., 1862;
  • Поездка в Вифинию // ХЧ. 1862. Ч. 2. Нояб. С. 660-701;
  • Вифиния // Там же. 1863. Ч. 1. Март. С. 422-460; Ч. 2. Май. С. 67-124; Июнь. С. 229-269; Авг. С. 493-525;
  • Заметки поклонника Св. горы // ТКДА. 1860-1863 (отд. отт.: К., 1864);
  • Заметки XII-XV в., относящиеся к крымскому г. Сугдее (Судаку), приписанные на греческом Синаксаре // ЗапООИД. 1863. Т. 5. С. 595-628;
  • Пять дней на Св. земле и в Иерусалиме, в 1857 г. М., 1866;
  • Проповеднический круг подвижных праздников Церкви: Слова и беседы. М., 1867. Ч. 1: Постная Триодь; Ч. 2: Цветная Триодь;
  • Богословское училище близ Иерусалима // ДБ. 1868. Т. 2. № 37. С. 161-169, 181-191; № 40. С. 234-242;
  • 26-е января в лавре св. Саввы // ТКДА. 1868. № 4. С. 42-83;
  • Мучение св. Домнины // Там же. 1869. № 1. С. 120-133;
  • От Босфора до Яфы. К., 1869;
  • Св. Николай, еп. Пинарский и архим. Сионский // ТКДА. 1869. № 6. С. 445-497 [новые данные к житию свт. Николая Мирликийского];
  • Перенесение мощей святителя и чудотворца Николая из Ликии в Италию // Там же. 1870. № 5. С. 396-427;
  • Из записок Синайского богомольца // Там же. 1871. Т. 2. С. 275-407; Т. 4. С. 68-104; Т. 8. С. 274-332; 1872. Т. 5. С. 272-342; 1873. Т. 3. С. 363-434; Т. 9. С. 324-400;
  • Слова, произнесенные в Иерусалиме на св. Голгофе вечером в Великий Пяток при обношении плащаницею // Там же. 1871. № 4. С. 219-224; 1875. № 6. С. 818-822; 1876. № 5. С. 410-417;
  • Еще о святителе Николае Мирликийском // Там же. 1873. № 12. С. 241-288
  • Древний канонарь синайской библиотеки// Там же. 1874. № 5. С. 95-216; № 6. С. 458-497;
  • О древних христианских надписях в Афинах. СПб., 1874;
  • Доктор Сепп: (Рассказ доктора Сеппа из совр. состояния Самарянской общины на Востоке) // ТКДА. 1875. № 10. С. 90-107;
  • Фараон, Моисей и Исход // Там же. 1875. № 11. С. 249-271; № 12. С. 455-472;
  • Св. прпмц. Сосанна Палестинская // Там же. 1877. № 2. С. 380-405;
  • О том, как доктор Сепп открыл древний храм Ваала между Иерусалимом и Вифлеемом // Там же. 1878. № 3. С. 637-657;
  • Гробница Аарона на горе Ор // Там же. 1879. № 3. С. 356-371;
  • Слово, произнесенное на св. Голгофе в Иерусалиме 18 апр. 1880 г. при обношении Плащаницы // ХЧ. 1880. Ч. 2. Июль/авг. С. 132-137;
  • Беседа о Великом каноне, произнесенная в Иерусалиме перед рус. паломниками на повечерии четвертка 1-й седмицы Великого поста 11 февр. 1882 г. // Там же. 1883. Ч. 1. С. 297-308;
  • По поводу перевода одной церковной песни канона (ирмоса 9 песни канона в Великий четверток), напечатанного в ДЧ за 1883 // ТКДА. 1883. № 7. С. 515-526;
  • Раскопки на русском месте близ храма Воскресения в Иерусалиме // ППС. 1884. № 7 (Т. 3. Вып. 1);
  • О раскопках на русском месте в Иерусалиме // ЗРАО. н. с. 1887. Т. 2. Вып. 3. С. 182-186;
  • Письма к преосв. Макарию (Булгакову), впосл. Митр. Московскому // Странник. 1896. № 1. С. 79-84;
  • Письма к прот. С. А. Серафимову // ТКДА. 1906. № 8/9. С. 680-710; № 10. С. 108-135; № 11. С. 361-383; 1908. № 2. С. 237-265; № 3. С. 404-421;
  • Древняя христианская могила в Палестине // БТ. 1999. Сб. 35. С. 115-119;
  • Россия в Святой Земле: Док-ты и мат-лы / Сост. Н. Н. Лисовой. М., 2000. 2 т. Passim.

Литература

  • Терновский С. А. О последних днях жизни, кончина и погребение настоятеля Рус. Духовной миссии в Палестине архим. Антонина. К., 1894;
  • Пономарев С. Памяти о. архим. Антонина. 1: Хронологический список сочинений и переводов его. 2: Статьи о нем // ТКДА. 1894. Т. 3. № 12. C. 636-652;
  • Дмитриевский А. А. Начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме архим. Антонин (Капустин) как деятель на пользу православия на Востоке и в частности в Палестине // СИППО. 1904. Т. 15. Вып. 2. С. 95-148; То же // ТКДА. 1904. Нояб. С. 319-380;
  • Киприан (Керн), архим. О. Антонин Капустин, архим. и начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме (1817-1894 гг.). Белград, 1934. М., 1997п;
  • Ильич И., свящ. Архим. Антонин (Капустин) и его церковная деятельность в Палестине: Курс. соч. / ЛДА. Л., 1960. Ркп.;
  • Гоенко С., диак. архим. Антонин (Капустин): Его жизнь, литургическая и археологическая деятельность: Курс. соч. / МДА. Загорск, 1976. Ркп.;
  • Салмина М. А. Дневник архим. Антонина (Капустина) // ТОДРЛ. 1973. Т. 27. С. 420-430;
  • Фонкич Б. Л. Антонин Капустин как собиратель греческих рукописей // ДРИ: Рукописная книга. Сб. 3. М., 1983. С. 368-379;
  • Исаия (Белов), игум. Исследования архим. Антонина (Капустина) на Синае // БТ. 1985. Сб. 26. С. 315-325;
  • Филиппов М. В. О научной и литературной деятельности архим. Антонина (Капустина) // БТ. 1986. Сб. 27. С. 212-219;
  • Παπουλίδης Κ. Κ. ῾Ο ῾Ελληνικός κόσμος τοῦ ̓Αντωνίνου Kapustin (1817-1894)̇ Συμβολή στήν πολιτική τῆς Ρωσίας στή Χριστιανική ̓Ανατολή τό ῾9ο αἰώνα. Θεσσαλονίκη, ῾99῎;
  • Поляков Ф. Б., Фонкич Б. Л. А. А. Дмитриевский и его работа о рус. собирателях рукописей и старопечатных книг // Byzantinorussica. 1994. № 1. С. 161-197;
  • Никодим (Ротов), митр. История Русской духовной миссии в Иерусалиме. Серпухов, 1997. С. 202-270;
  • Гурулева В. В. Архим. Антонин как нумизмат // Нумизматический сб., 1998 / ГЭ. СПб., 1998. С. 235-243;
  • Герд Л. А. Архим. Антонин Капустин и его научная деятельность: (По мат-лам петербургских архивов) // Рукописное наследие русских византинистов в архивах С.-Петербурга. СПб., 1999. С. 8-35;
  • Лисовой Н. Н. Русская Духовная Миссия в Иерусалиме: история и духовное наследие // БТ. 1999. Сб. 35. С. 36-51;
  • он же. Архимандрит Антонин (Капустин) – исследователь синайских рукописей: По страницам дневника // Церковь в истории России. М., 2000. Сб. 4. С. 197-207.

Использованные материалы

  • Б. Л. Фонкич, Э. П. Г. Антонин (Капустин)// Православная энциклопедия, т. 2, с. 684-686
    • http://www.pravenc.ru/text/114026.html

[1] О древних христианских надписях в Афинах. СПб., 1874

[2] опубл.: Дмитриевский А. А. Путешествие по Востоку и его научные результаты. К., 1890. С. 119-148

[3] материалы о поездке в Вифинию и зарисовки опубл. в ХЧ в 1862-1863

[4] В Румелию. СПб., 1879; Из Румелии. СПб., 1886

[5] Акты русского на св. Афоне мон-ря св. великомученика и целителя Пантелеимона. К., 1873

[6] не публиковалось и легло в основу изданного в Лейпциге в 1886 каталога В. Гардтхаузена

[7] основная их часть была пожертвована в ИППО, см. Помяловский И. В. Описание древних и средневековых монет, принесенных в дар Православному Палестинскому обществу архим. Антонином, начальником Духовной миссии в Иерусалиме. СПб., 1886

Архимандрит Антонин (Капустин). Наследство и наследие

200 лет создателю Русской Палестины

За 29 лет своего пребывания на Святой земле архимандрит Антонин приобрел порядка 28 участков, часть из которых была объединена между собой (например, на Елеонской горе, вокруг Мамврийского дуба, возле Горнего монастыря). Участки приобретались и после его смерти. В итоге до 1917 года, согласно исследованиям Н.Н. Лисового, России принадлежало 18 участков. В советское время больше половины из них было продано Израилю (в частности, дом Российского генконсульства, Русская больница, Мариинское, Елизаветинское, Николаевское и Вениаминовское подворья в Иерусалиме, несколько участков земли в Хайфе, Афуле). Какими-то участками Израиль владел на правах долгосрочной аренды (например, Сергиево подворье, которое окончательно перешло под юрисдикцию России в 2004 году). Но некоторые участки уже в наше время были подарены России, например в Иордании. Таким образом, вместе с Сергиевским подворьем России и Русской Церкви сегодня на Святой земле принадлежит 12 земельных участков. К ним относятся:

1. Спасо-Вознесенский монастырь на Елеонской горе. Первые участки были приобретены архимандритом Антонином в 1871 году. На территории находятся: соборный храм в честь Вознесения Господня (1886), храм-трапезная во имя Филарета Милостивого, часовня в честь Обретения главы Иоанна Предтечи, колокольня «Русская Свеча», гос­тиница для паломников и корпуса для сестер обители.

2. Монастырь Марии Магдалины на Елеонской горе. Участок приобретен в 1882 году архимандритом Антонином по распоряжению императора Александра III. Храм во имя святой равноапостольной Марии Магдалины освящен в 1888 году. В нем пребывают мощи преподобномученицы Елисаветы и ее келейницы инокини Варвары.

3. Горненский женский монастырь в Айн-Кареме. В пределах обители находятся: храм во имя Казанской иконы Божией Матери (освящен в 1883 году), пещерный храм в честь Рождества Иоанна Предтечи (освящен в 1987 году), два приюта для паломников и несколько десятков домиков, где живут сестры обители. На участке находится также храм во имя Всех святых, в земле Российской просиявших.

4. Подворье праведной Тавифы Русской духовной миссии в Яффе. Приобретен архимандритом Антонином в 1868 году. На участке находятся храм во имя святого апостола Петра и праведной Тавифы (заложен в октябре 1888 году), часовня с гробницей Тавифы и девять каменных зданий.

5. Подворье в честь святых праотцев в Хевроне с Мамврийским дубом. Сложился из 12 разновременных земельных приобретений архимандрита Антонина в 1868–1889 годах. На участке находится двухэтажный дом для приема паломников, построенный Антонином в 1874 году, сторожевая башня на верхней точке холма (1890) и храм во имя святых праотцев с приделом Святой Троицы, воздвигнутый архимандритом Леонидом (Сенцовым) в 1907–1914 годах (освящен в 1925 году).

6. Подворье Святого Иоанна Предтечи в Иерихоне. Приобретено отцом Антонином в 1874 году. Здесь, на месте византийского храма, после раскопок в 1891 году была возведена часовня во имя святого Иоанна Предтечи, где и совершаются богослужения. На участке располагаются двухэтажный дом для проживания священника, сестер и паломников, а также несколько хозяйственных построек.

7. Подворье Святой Марии Магдалины в Магдале (монастырь Русской духовной миссии во имя святой Марии Магдалины находится в Галилее, в местечке Магдала). Участок приобретен начальником Русской духовной миссии архимандритом Леонидом (Сенцовым) в 1908 году. Церковь Святой Марии Магдалины построена в 1962 году.

8. Подворье Пророка Илии на горе Кармил, г. Хайфа. Участок приобретен Русской духовной миссией 1909 году. На территории есть храм во имя Илии Пророка (освящен в 1913 году).

9. Дом паломника в Вифлееме (построен в 2000 году, находится рядом с храмом Рождества Христова в Виф­лееме).

10. Дом паломника в Тиверии («Дом со сводами») на берегу Геннисаретского озера, рядом с греческим православным Никольским монастырем. Приобретен в 1879 году. В настоящее время действует современная паломническая гостиница — «Дом паломника».

11. Дом паломника на месте Крещения Господня в Иордании (передан в дар России в 2007 году и открыт в 2012 году).

12. Сергиево подворьем в Иерусалиме. Открыто 18 июля 2017 года.

Использованы материалы сайта rusdm.ru/pace и каталога: Лисовой Н.Н., Платонова З.И., Савушкин В.А. Сводный каталог русских недвижимостей в Святой Земле // Россия в Святой Земле. Документы и материалы: В 3 т. М., 2015. Т. 1. С. 751–768.

1. Русский Вознесенский монастырь (на вершине Елеонской горы). На территории, объединившей 11 разновременно приобретенных участков, общей площадью 53748 кв.м, находятся: соборный храм во имя Вознесения Господня, храм-трапезная во имя Филарета Милостивого, часовня в честь Обретения главы Иоанна Предтечи, колокольня “Русская Свеча”, гостиница для паломников и корпуса для сестер обители. Каменная ограда на извести вокруг всего участка. Первые участки были приобретены архимандритом Антонином в 1871 г. В июне 1882 г. выдан султанский фирман на строительство Вознесенской церкви (освящена в 1886 г.). Монастырь учрежден в 1906 г.

2. Участок под именем Карм уль-Газаль ( Karm – el – Ghazal ), или по-другому “место Каллистрата”, на юго-западном склоне Елеонской Горы, напротив участка с Гробницами пророков. Приобретен Антонином по частям в 1881-1884 гг. Каменная на извести ограда вокруг всего участка. Владение Русской Православной Церкви за рубежом. Несколько лет назад была сделана попытка продать землю под еврейское кладбище, но сделка была оспорена в судебном порядке. В настоящее время участок пустует.

3. Участок под названием Карм аль-Хараб или “Гробницы Пророков” (Кабур уль-Энбия) на склоне Елеонской горы. По преданию, здесь находятся гробницы пророков Аггея, Захарии и Малахии. Каменная на извести ограда вокруг всего участка. Приобретен Антонином в 1882 г., после его смерти переведен на имя Председателя ИППО Великого Князя Сергия Александровича. В 1912 г. членом РДМ, иеромонахом Иларионом, построен на участке дом (в нем и теперь живет арабская семья, охраняющая участок).

4. Участок в деревне Силоам (совр. Сильван), состоящий из двух пещер, высеченных в скале, из которых большая пещера называется Мегарет уз-Зуннар (“пещера с поясом или с карнизом”) или “Могила дочери фараона” (имеется в виду жена царя Соломона). “Силоамский монолит”, как называют его в литературе, является ценным археологическим памятником. Каменная ограда на извести вокруг всего участка.

5. Участок Хакурет уль-Баядер, или Уллие, в деревне Силоам, в долине Кедрона, площадью 684 кв.м. Владение составилось из двух участков. Первый был приобретен архимандритом Антонином в 1878-1882 гг., второй – генеральным консулом А.Г. Яковлевым в 1900 г. на деньги начальника Русской Духовной Миссии архимандрита Рафаила. 29 августа 1900 г. весь участок переведен на имя Председателя ИППО – Великого Князя Сергия Александровича. Достопримечательность участка – высеченная в скале древнееврейская гробница и остатки византийской церкви (сохранилась часть древней штукатурки и надпись на сирийском языке). Каменная ограда на извести вокруг участка. Записан на имя Председателя ИППО – Великого Князя Сергия Александровича. В ведении Русской Православной Церкви за рубежом.

6. Участок Уара ед-Дуббак с 2 пещерами, из которых большая называется Румманийе (“Гранатовая”) или Дейр Эссинийе, к юго-востоку от Иерусалима в той части Кедронской долины, которая называется “долина Суахре” ( Wadi Sawahreh ), в направлении к Лавре преподобного Саввы Освященного. Участок представляет собой полосу земли, в 100 м длины и 25 м ширины, идущую с северо-запада к юго-востоку; точная площадь 2493,51 кв.м. В юго-западном углу находится вход в большую погребальную пещеру, с антишамбром и 5 квадратными камерами с 30 локулами. По мнению известного русского археолога, профессора Киевской Духовной Академии А.А. Олесницкого, это гробница царя Иудейского Иосии. Участок приобретен архимандритом Антонином 15 февраля 1866 г., номинально на имя Хуссейна Зияде. В 1871 г. переведен на Я.Е. Халеби и этим последним (26 августа 1899 г.) – на имя Председателя ИППО – великого князя Сергия Александровича.

7. Русский Горненский монастырь в селении Айн-Карем, в других русских документах “Горнее”. Территория сложилась из нескольких участков, приобретенных архимандритом Антонином в 1871-1889 гг. В 1889 г. большая часть территории вошла в вакуф Антонина. Монастырь основан в 1898 г. Принадлежит Русской Православной Церкви. В пределах обители находятся: храм во имя Казанской Божией Матери (освящен в 1883 г.), пещерный храм в честь Рождества Иоанна Предтечи (освящен в 1987 г.), два приюта для паломников и несколько десятков домиков, где живут сестры обители. На участке находится также храм во имя Всех Святых, в Земле Российской просиявших, не достроенный в связи с началом Первой мировой войны и последовавшей революцией. В 1997 г. Святейший Патриарх Алексий II благословил завершить строительство (храм достроен и освящен 26 октября 2008 г.).

При строительстве госпиталя Хадасса и подъездной дороги к нему значительная территория в верхней части монастырских владений отошла в муниципальное пользование.

8. Участок Уара аль-Хас в селении Айн-Карем, в соседстве с предыдущим. Дом и участок архимандрита Антонина (Капустина). Приобретен в 1888 г. на имя Я.Е. Халеби, в 1891 г. переведен на имя самого отца Антонина. В 1899 г. участок переведен на наследников – племянников Антонина и вслед за тем, от их имени, оформлен акт дарения на имя Председателя ИППО – Великого Князя Сергия Александровича. В соответствии с завещанием о. Антонина находился в пожизненном владении его воспитанницы и духовной дочери С.К. Апостолиди. “До сих пор, – писал в 1959 г. архимандрит Никодим, – дом, где жила Апостолиди, сохранил наименование “дом Софьи-Гречанки”.

9. Участок Аль-Уара в селении Айн-Карем, в соседстве с предыдущим. Приобретен архимандритом Антонином в 1890 г. на имя матери, М.Г. Капустиной. В 1891 г. переведен, как и предыдущий, на имя самого Антонина, окружившего оба участка единой каменой стеной и завещавшего их в 1894 г. в пожизненное пользование С.К. Апостолиди. В 1899 г. переведен на имя Председателя ИППО – Великого Князя Сергия Александровича.

10. Участок Дахра в селении Бет-Джала (ныне в черте г. Вифлеема ), площадью 13177 кв.м, с двухэтажными зданиями Женской учительской семинарии ИППО и образцового двухклассного училища при ней и отдельным зданием амбулатории. Приобретен в 1866 г. В 1886 г. передан архимандритом Антонином, вместе со школой, в дар ИППО. В 1896 г. переведен на имя Российского правительства. После 1917 г. – в ведении Русской Православной Церкви за рубежом. В 1978 г. продан муниципальным властям г. Вифлеема.

11. Участок без названия в селении Бет-Джала, с домом архимандрита Антонина. Приобретен в 1869 г. монахиней Магдалиной (Эберн), которая по завещанию оставила его архимандриту Антонину. Позже слился в одно владение с предыдущим участком.

12. Участок, известный под именем “Рас-Она”, на вершине горы с тем же названием, по соседству с селением Бет-Джала. Приют для паломников и каменная ограда на сухой кладке. Приобретен архимандритом Антонином в 1873 г. В 1900 г. генеральный консул А.Г. Яковлев совершил размен части земли с Иерусалимской Патриархией, с целью сделать владение более компактным. В октябре 1901 г. участок переведен от имени наследников о. Антонина на имя Председателя ИППО – великого князя Сергия Александровича. Приют для паломников построен архимандритом Леонидом в 1907 г.

13. Участок с Мамврийским Дубом, в г. Хевроне , в местности, именуемой по арабски Хирбет аз-Зибта, сложившийся из 12 разновременных земельных приобретений архимандрита Антонина в1868-1889 гг. Первое богослужение – 22 мая 1872 г. Вошел в состав вакуфа в 1889 г. На участке находится двухэтажный дом для приема паломников, построенный Антонином в 1874 г., сторожевая башня на верхней точке холма (1890 г.) и храм во имя Святых Праотцев с приделом Святой Троицы, воздвигнутый архимандритом Леонидом (Сенцовым) в 1907-1914 гг. (освящен в 1925 г.).

14. Участок Баляд-ен-Насара (или Хирбет уль-Насара), что значит в переводе “христианское селение”, в г. Хевроне, в северной части города. Приобретен по частям архимандритом Антонином с помощью и на имя хевронского арабского шейха Ибрагима Хаммури в 1880 гг. (первое упоминание в дневнике Антонина от 26 февраля 1881 г.). Использовался как масличная плантация. Всего на участок, суммарной площадью 265000 кв.м, имеется 34 купчие крепости. В 1886 г. владелец предполагал передать права на участок Православному Палестинскому Обществу. После смерти о. Антонина (в 1894 г.) и И. Хаммури (в 1896 г.) дело о наследстве было передано в Хевронский суд и решено (в 1905 г.) в пользу Русской Духовной Миссии.

15. Участок Бет-уль-Хараб при въезде в селение Аната, к северо-востоку от Иерусалима. Каменная на извести ограда вокруг всего участка. Приобретен в 1879 г. архимандритом Антонином на имя Я.Е. Халеби. В июне 1899 г. переписан на имя Председателя ИППО – Великого Князя Сергия Александровича. На участке были обнаружены остатки древнего христианского храма, связанного предположительно с памятью пророка Иеремии (его родиной считается Аната – древний Анафоф).

16. Участок Хакурет уль-Бурдж (“сад у башни”) в г. Иерихоне (“Иерихонская Москобия”) объединил 4 разновременно приобретенных участков – один из вакуфных участков Антонина. Площадь – 15 127,63 кв.м.

17. “Дом над сводами” (Аль-Якуд, т.е. “аркады”) и земельный участок в г. Тивериаде (ныне Тиверия), на берегу Геннисаретского озера, рядом с греческим православным монастырем, площадью 864 кв.м. Приобретен архимандритом Антонином в 1879 г. Выразительное здание из черного базальта, с башней-кельей, повторяющей архитектуру угловой башни соседнего греческого Никольского монастыря, является одной из достопримечательностей современной Тиверии.

18. Участок под названием “Дарбатин Дабита” (“Яффский сад”), в урочище Абу-Кабир, на окраине г. Яффы (совр.Тель-Авив). Приобретен архимандритом Антонином в 1868 г., в 1889 г. вошел в состав вакуфа. На участке находятся храм во имя святого апостола Петра и праведной Тавифы (заложен в октябре 1888 г. в присутствии Председателя ИППО Великого Князя Сергия Александровича и Великой Княгини Елизаветы Федоровны, освящен 16 января 1894 г.), часовня с гробницей Тавифы и 9 каменных зданий, из которых три служили приютом для паломников. Каменная ограда вокруг всего участка. Общая площадь – 33750,87 кв.м.

1 Каталог подготовлен на основании: Лисовой Н.Н., Платонова З.И., Савушкин В.А. Сводный каталог русских недвижимостей в Святой Земле // Россия в Святой Земле. Документы и материалы: В 3 тт. М., 2015. Т. 1. С. 751-768.

Антонин Капустин – биография и история жизни, пророчества и дневники, письма

«ЖАЛЬ МНЕ ДО СМЕРТИ ВСЕГО ПРОШЕДШЕГО. »

(Из дневника архимандрита Антонина)

О читатель XX столетия!
Всмотрись в черты лица моего

Дневник, 29 марта 1870

О Андрей, Андрей!
Не выживешь тебя никак из Антонина.

Дневник, 12 января 1881

Полная история Русской Палестины, уникального культурно-исторического феномена, созданного трудами Русской Духовной Миссии (с 1847 года), Палестинского Комитета (1858–1864), Палестинской Комиссии (1864–1889), Императорского Православного Палестинского Общества (с 1882 года), еще ждет своего исследователя. В настоящем издании представлена лишь малая часть огромного, мало пока изученного архивного материала, который, будем надеяться, поможет составить более цельную картину русского православного присутствия на Ближнем Востоке.

Одним из интереснейших церковно-исторических памятников второй половины XIX века, источниковедческий ресурс которого доныне не использован, является дневник архимандрита Антонина (Капустина), начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме в 1865–1894 гг., более других потрудившегося для ее укрепления и расцвета.

. Одна из тетрадей дневника открывается следующим своеобразным «летосчислением»:

Жизни моей — 64-й

Дневника сего — 49-й

Службы моей — 37-й

Выбытия за границу — 31-й

Сего затишья — 12-й

Сих очков — 9-й» — Полная автобиография в нескольких словах.

Действительно, родился Андрей Иванович Капустин (так звали в миру автора дневника) 12 августа 1817 (кириопасхального) года, службу начал (преподавателем Киевской Духовной Академии) 25 октября 1843 года. Монашество принял 7 ноября 1845 года, за границу был послан (настоятелем русской Посольской церкви в Афинах) в 1850 году, в Иерусалим прибыл 11 сентября 1865 года. Первое земельное владение (в Бет-Джале, близ Вифлеема) приобрел в феврале 1866 года, утвержден в должности начальника Миссии («затишье») в 1869 году. Пожалуй, только с очками [177] «летописец» ошибся. Как явствует из того же дневника, «очконосцем» он сделался уже в октябре 1870-го, сразу по возвращении с Синая, где окончательно испортил зрение за работой над каталогом.

Но нас, собственно, больше интересует свидетельство о начале дневника. Первый из сохранившихся томов его действительно начинается с 1832 года, в полном соответствии с авторским «счислением» 1 . По завещанию отца Антонина от 19 марта 1894 года 2 , дневник поступил на хранение в библиотеку Святейшего Синода с тем, чтобы публиковать его можно было не ранее, чем через 40 лет. В настоящее время он хранится в Российском Государственном Историческом архиве (РГИА) в Санкт-Петербурге, в собрании Синода (ф. 834, оп. 4, ед. хр. 1118–1134), и представляет собой 14 объемистых томов (от 280 до 900 страниц каждый). Описание рукописей было сделано в свое время М. А. Салминой 3 , и мы не будем его повторять. Для нашей темы важны последние семь томов комплекта: том 8 (335 л.), содержащий дневник за 1865–1868 годы; том 9 (300 л., 1869–1873 годы); том 10 (336 л., 1873–1876 годы); том 11 (325 л., 1877–1879 годы); том 12 (315 л., 1880–1882 годы); том 14 (410 л., 1887–1890 годы) и том 15 (300 л., 1891–5 января 1894 года). Четырех лет не хватает. Отсутствующий том 13 должен был включать дневниковые записи 1883–1886 годов.

Вскоре после доставки рукописей в Петербург для Императорского Православного Палестинского Общества были сделаны копии, сохранившаяся часть которых (за 1866, 1868, 1874 и 1881 годы) и была использована для настоящей публикации.

Списки, сохранившиеся в архиве Палестинского Общества, в отличие от оригинала, находящегося в РГИА, переплетены погодно — каждый год в отдельном томе. На корешке каждого — надпись золотым тиснением: «Дневник архимандрита Антонина 1866» (аналогично на каждом из переплетов указан соответствующий год). В левом верхнем углу, на лицевой крышке переплета, — наклейка с шифром библиотеки Палестинского Общества. На внутренней стороне той же крышки, также в левом верхнем углу, — наклейка с экслибрисом Общества (переплетенные буквы П и О). Под экслибрисом каждого тома повторен чернилами от руки шифр библиотеки и указаны даты: «11/III 96» (для томов за 1866, 1868 и 1870 годы) и «26/X 96» (для тома за 1881 год). Рядом с датой — карандашные пометы, означающие, видимо, цену переплета: «1 р. 75 к.» в первых трех томах, «1 р. 50 к.» — в четвертом.

Том за 1866 год включает 163 страницы дневника, писарской рукой, и 27 страниц указателей (А. Имена личные; Б. Имена географические), в два столбца машинописи. Том 1868 года состоит, соответственно, из 220 писарских страниц дневника и 32 страниц указателей (по-прежнему машинопись, в два столбца). Том 1870 года — из 250 страниц дневника (писарская копия) и 24 страниц машинописных указателей. Наконец, том 1881 года полностью перепечатан на машинке (228 страниц дневника и 18 страниц единого общего указателя). Похоже, что дневники [178] 60-х годов переписывались более тщательно, с сохранением всех греческих внутренних цитат отца Антонина, в сравнении с записями 1870 и 1881 годов, где греческие вставки, как правило, отсутствуют (об их наличии в оригинале можно судить лишь по карандашным пометам на полях). О сделанных для ИППО копиях впервые упоминает (в цитатах из переписки секретаря Общества В. Н. Хитрово с известным библиографом Степаном Ивановичем Пономаревым) А. А. Дмитриевский в работе, посвященной памяти последнего: «Сколько удовольствия доставили вы мне дневниками о. Антонина! Мало того, я готов просить вас, умолять вас, присылайте мне Антониновское все до единой строчки. И этого мало: я готов даже сам переписывать их для вас совершенно безмездно», — писал Пономарев В. Н. Хитрово в письме от 9 сентября 1895 года 4 . И в другом письме — от 4 ноября 1898 года: «А вы, как видно, не пожалели средств на переписку и переплет их» 5 . «Несомненно, живой интерес к дневникам архимандрита Антонина со стороны Степана Ивановича — считал А. А. Дмитриевский, — служил причиною и того, что эти дневники не только были целиком переписаны, но и составлены к ним подробные алфавитные указатели» 6 .

Более того. Похоже, что решительный В. Н. Хитрово готов был пойти даже на прямое нарушение завещания автора дневника. Вопрос о целесообразности его публикации обсуждается в переписке с С. И. Пономаревым уже через год после смерти архимандрита Антонина, в 1895 году. Позже несколько отрывков из дневника действительно были напечатаны 7 . Правда, в целом В. Н. Хитрово соглашался с мнением С. И. Пономарева о нецелесообразности полной публикаци дневников отца Антонина.

Что касается их содержания, дневники отца Антонина полностью соответствуют понятию эпистолярного жанра.

Совершенно не думая о будущих публикациях, он поверяет своим тетрадям каждодневный рассказ о прожитом дне, сообщая о своих недомоганиях, прочитанных книгах, написанных статьях, увиденных людях, обследованных археологических памятниках, снах, наконец. Тем и ценны дневники, что день за днем мы не только узнаем из них о жизни конкретного человека, но и, как бы складывая кусочки этой мозаики, видим цельную картину жизни русской православной общины в Палестине, формирование и развитие отношений между церковными, дипломатическими и научными учреждениями православной России и Иерусалимского Патриархата.

Более всего сведений содержится о конкретных деятелях Руссского Иерусалима — об архитекторах Русских построек М. И. Эппингере, В. А. Дорогулине и М. Ф. Грановском, о консулах и драгоманах Русского Консульства (А. Н. Карцеве, В. Ф. Кожевникове, А. И. Яковлеве и др.), о многолетнем бессменном враче Русской больницы Харлампии Мазараки и его жене, «первой даме Иерусалима» Елизавете Алексеевне (а она действительно была «первая» дама, если вспомнить, что Харлампий Васильевич приглашен был на работу еще Б. П. Мансуровым в 1857 году), о матушке Магдалине (Эбери), смотрительнице Русского женского [179] приюта в Иерусалиме, и о первопоселенках («скитянках») будущего Горненского монастыря — Павле, Леониде, Ольге Чайке (в монашестве Марии).

С большой любовью — и всегда с добродушным юмором — пишет отец Антонин о своих ближайших сподвижниках и помощниках: архимандритах Вениамине и Парфении, и особенно о Якубе — Якове Егоровиче Халеби, драгомане Миссии, вдохновителе и организаторе Антонинова «владельчества» в Палестине. («А землю-то на что будем покупать?» — укоряет Якуб расточительного начальника за книжные траты 11 апреля 1866 года).

Дневник — единственный и очень откровенный свидетель личной жизни отца Антонина. Мы имеем в виду и повседневную благотворительную помощь его русским паломникам и всем нуждающимся, и трогательную историю многолетних забот о сестрах-сиротках Софии, Екатерине и Евпраксии, каждое утро прибегавших к нему за благословением (а часто и за деньгами), и, наконец, упомянутые сны.

Кое-кто из хорошо знавших отца Антонина и читавших впоследствии его дневники «соблазнялся» излишним для монаха вниманием, которое автор дневника будто бы уделял фиксации своих сновидений. Скажем прямо: мы не видим ничего «соблазнительного» в записи старым архимандритом снов, даже не вполне целомудренных. Скорее наоборот, усматриваем в этом свидетельство постоянного аскетического самоконтроля и самопреодоления. Есть в дневниках и сны высокого символического и пророческого значения. Укажем, например, «венчание Антонина с Афиной» (в ночь на 21 июня 1881 года), живо напоминающее известный эпизод из жития святого Константина Философа (обручение Константина с Софией, Премудростью Божией). Или «огромную великолепную церковь», приснившуюся ему 9 ноября 1870 года после дня Ангела, проведенного у любимого Мамврийского Дуба. (Русская церковь в Хевроне будет построена только в 1913 году и освящена в 1925 году).

Имя определяет судьбу и характер человека. В дневнике наслаиваются один на другой — как, очевидно, и в личности автора — различные имена и соответствующие «личности» разного возраста: от совсем еще младенческого воспоминания о Гане Высоконосом (так, Гавриилом, хотела назвать его, новорожденного, мать) до образа святого мученика Антонина, «плюнувшего в глаза» императору Юлиану (дневник от 7 ноября 1870 года). Любопытна — не только с филологической, но и с психологической точки зрения — история многочисленных псевдонимов отца Антонина, многие из которых рождались впервые также на страницах дневника.

Для настоящей публикации мы избрали шесть цельных фрагментов, дающих представление о широте занятий начальника Русской Духовной Миссии и, соответственно, о разнообразии материалов дневника.

Первый фрагмент — описание Страстной и Светлой седмиц 1866 года по живым впечатлениям от пасхальных торжеств в Иерусалиме, на которых впервые присутствовал тогда отец Антонин. Автор дневника был отлично знаком с тонкостями греческого богослужения (еще к 1859 году относятся замечания митрополита Филарета на записку архимандрита Антонина «О разностях между Греческой и Русской Церквами»): его порой удивленными, порой саркастическими замечаниями о греческом духовенстве пронизан весь дневник. Удивляет излишне лаконичное для современного читателя описание схождения Святого Огня в Великую Субботу. «Невиданное, неописанное и невообразимое зрелище», — только и отметил автор дневника. Это объясняется целомудренным и сдержанным отношением к литании Святого Огня, свойственным в целом русским богословам и церковным историкам XIX столетия.

Седмицы Страстей Христовых и Пасхи 1868 года (фрагмент 2) описаны более полно в части русского богослужения, и кратко — в части греческого. Это не удивительно, ведь первые впечатления уже улеглись и даже были изложены в [180] публикации 1867 года. О раздаянии Благодатного Огня отец Антонин пишет все так же кратко.

Дневник является незаменимым источником для восстановления «трудов и дней», то есть биобиблиохроники отца Антонина. Хронология работы над отдельными статьями может быть прослежена по дневниковым записям почти день в день. О некоторых его трудах мы вообще узнаем только из дневника. Так, известно, каким тщательным археографом был автор дневников. Еще в 1859 году он занимался изучением рукописных и книжных сокровищ древних монастырей на Афоне. В 1870 году составил свой самый известный каталог — Синайского монастыря, с описанием 1348 греческих и славянских рукописных книг (о пребывании на Синае см. дневник за июль–сентябрь 1870 года). Между тем, нигде не упоминается об аналогичной и достаточно трудоемкой работе, проделанной им по составлению каталога библиотеки Лавры Саввы Освященного (неизвестен и сам каталог: А. А. Дмитриевский, работавший с саввинскими рукописями в 1887 году уже в Патриаршей библиотеке в Иерусалиме, о нем не знает). Мы сочли необходимым опубликовать фрагмент дневника, связанный с работой неутомимого археографа в Мар-Сабе в июне–июле 1868 года.

Как известно, не опубликован ни один из составленных отцом Антонином каталогов. Нас могут ждать и другие встречи с его неизвестными работами. Дневник того же, 1868 года свидетельствует, например, об активной работе начальника Иерусалимской Миссии по исследованию и переводу древних актов Русского Пантелеимонова монастыря на Афоне. Благодаря их совместным усилиям, русский посол в Константинополе Н. П. Игнатьев смог в результате отстоять перед Вселенским Патриархом право русских иноков на вечное владение своей обителью.

Широкую благодарную память принесли архимандриту Антонину его неустанные труды по устроению Миссии, расширению русских владений в Палестине путем приобретения для Русской Церкви ряда замечательных библейских памятников Святой Земли. Одной из первых и, может быть, самой впечатляющей — по богословскому значению — покупкой стал участок с Мамврийским, или Авраамовым Дубом в Хевроне — тем самым дубом, что изображается на рублевской иконе Троицы за плечом среднего Ангела. Мы публикуем дневниковые записи, относящиеся лишь к заключительной части долгого процесса по приобретению Дуба, начатого еще зимой 1868 года (фрагмент 4).

Весть о цареубийстве 1 марта 1881 года, потрясшая Россию, дошла до Миссии лишь три дня спустя, и то не по официальным каналам, что еще раз продемонстрировало более чем прохладное отношение государства к Миссии в Святой Земле. Понятное в данной ситуации подавленное настроение отца Антонина не мешает ему высказать свое отношение к Александру II, как «будто не самодеятелю и даже не самодержцу, а только как бы наместнику Николая» (фрагмент 5). В стихотворной форме отец Антонин выразился (в эпиграфе к апрельскому дневнику 1881 года) еще резче, усматривая в гибели царя «месть» за нарушение им супружеской верности по отношению к императрице Марии Александровне, умершей годом раньше и особо почитавшейся автором.

Дневник содержит уникальные сведения о паломничестве в Святую Землю известных церковных и государственных деятелей — архимандрита Николая (Касаткина), ныне равноапостольного, создателя Японской Православной Церкви (в декабре 1870 года); архимандрита Павла Прусского, известного обличителя старообрядчества (17 сентября — 17 октября 1881 года); врача и антрополога А. В. Елисеева (3–15 июня 1881 года). И, конечно, прежде всего, великих князей Сергия и Павла Александровичей и Константина Константиновича в мае 1881 года.

Вполне объяснимое волнение архимандрита при встрече высоких гостей сменяется гордостью за свою работу. Отцу Антонину есть что показать: Мамврийский Дуб, Елеон, Горнее, Яффский сад, Иерихонское подворье, любимица Бет-Джала. [181] Отец Антонин как бы отчитывается перед будущим председателем Православного Палестинского Общества в своей деятельности и находит с его стороны полное понимание, участие и поддержку.

Восхищение отца Антонина великими князьями оказывается взаимным, насколько это позволяет придворная субординация. Великому князю Сергию Александровичу в беседе наедине отец Антонин дает совет «не привязываться всем сердцем к военной службе, замыкающей человека в слишком тесный кружок обязанностей, мыслей и дел, и вовсе ненужной членам Царствующего Дома, а все свое внимание устремить на помощь Государю и быть его ангелом-хранителем». Великий князь Павел Александрович исповедуется у отца Антонина перед Причастием в храме Гроба Господня, а Константин Константинович просит его молиться о том, чтобы ему попалась жена православная.

Добрые отношения, установившиеся у начальника Миссии с великими князьями, были, пожалуй, самым важным итогом их общения — важнее всех подарков, наград и пожертвований. А возникновение в 1882 году Императорского Православного Палестинского Общества во главе с Сергием Александровичем не только спасло Русскую Палестину от недальновидных интриг петербургских недоброжелателей, но и укрепило в дальнейшем статус Миссии, дав возможность тысячам православных паломников приобщиться к святыням Палестины.

Текст печатается с сохранением авторской орфографии. В составлении комментария использованы алфавитные указатели к каждому году, составленные С. И. Пономаревым и В. Н. Хитрово.

Комментарий к тексту Н. Н. Лисового. Подготовка к печати Р. Б. Бутовой, Г. В. Фролова, Н. Н. Лисового.

Комментарии

1. В. Н. Хитрово утверждает, что отец Антонин «оставил после себя собственноручные записки, в которых ежедневно, в течение слишком 60 лет, записывал пережитое, виденное и слышанное им с августа 1830 года по 5 января 1894 года. Записки эти представляют драгоценный сборник сведений о событиях и личностях православного Востока последних 40 лет». (Сообщения ИППО. 1899. Т. 10. № 1. Январь–февраль. С. 9). А. А. Дмитриевский (и повторяющие его дословно, как говорится, «с точностью до неточностей», архимандрит Киприан Керн и митрополит Никодим Ротов) датируют начало дневника ошибочно 1841 годом.

2. Завещание известно только в пересказе А. А. Дмитриевского (Дмитриевский А. А. Начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме о. архимандрит Антонин // Труды Киевской Духовной Академии, 1904, ноябрь), который и цитируют позднейшие историки Русской Духовной Миссии.

3. Салмина М. А. Дневник архимандрита Антонина (Капустина) // ТОДРЛ. Т. 27. Л., 1972. С. 420–430.

4. Дмитриевский А. А. Памяти библиографа и вдохновенного певца Святой Земли С. И. Пономарева. (По переписке его с о. архимандритом Антонином и В. Н. Хитрово). Пг., 1915. С. 51–52.

5. Там же. С. 30.

6. Там же. С. 43.

7. Из автобиографических записей бывшего начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме о. архимандрита Антонина // СИППО, 1899. № 1. С. 9–29; Несколько летописных данных из первых дней существования Русских подворий в Иерусалиме // СИППО, 1901. Т. 12. № 1. С. 73–75; Описание освящения Троицкого собора 28 октября 1872 года. Из дневника архимандрита Антонина. Низложение Иерусалимского Патриарха Кирилла. (Из дневника покойного архимандрита Антонина) // Там же. С. 75–84.

Текст воспроизведен по изданию: “Жаль мне до смерти всего прошедшего. ” (из дневника архимандрита Антонина) // Богословские труды, № 36. 2001

© текст – Лисовой Н. Н., Бутова Р. Б., Фролова Г. В. 2001
© сетевая версия – Strori. 2011
© OCR – Рабинович А. 2011, Андреев-Попович И. 2014
© дизайн – Войтехович А. 2001
© Богословские труды. 2001

Смолич И.К. Архимандрит Киприан. О. Антонин Капустин и Die Ostkirche betet. Журнал “Путь” №52

АРХИМАНДРИТ КИПРИАН. О. Антонин Капустин, архимандрит и

начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме (1817 — 1894).

Белград 1934, 209 стр.

Труд архимандрита Киприана (Керна) вводить нас в один из наиболее малоисследованных вопросов в истории Русской Церкви , а именно к отношениям Русской Церкви к единоверному Православ­ному Востоку. На фоне биографии архимандрита Антонина Капустина ав тор дает интересный очерк из истории Русской Духовной Миссии в Иерусалиме и отношении Русской Церкви к Иерусалимской Патриархии. Здесь мы можем найти много для нас поучительного, что может пригодиться и в будущем, когда Русская Церковь снова войдет в тесные сношения с Православным Востоком. Автор сам более двух лет пробыл в Миссии и на месте, в архиве Миссии изучил весь материал и пережил настоящее положение Миссии, которое, ко­нечно, коренится в эпохе, изложенной в предлагаемом труде.

Исследование, собственно говоря, распадается на две части по сво­ему содержанию: чисто-биографическую архимандрита Антонина и церковно-историческую, рисующую историю, мы можем сказать, странных отношений, которые существовали в последнюю эпоху синодального строя в вопросе понимания наших обязанностей и задач на Православном Востоке. Имя архим. Антонина было известно только узко­му кругу лиц, лиц так или иначе лично с ним соприкасавшихся. Большею частью это были те наши ученые, которые работали в обла­сти византиноведения и церковно-исторического изучения Православного Востока. Среди них можно назвать: акад. Кондакова, проф. Васильевского, А. Дмитриевского, С. Понамарева, Олесницкого и Помяловского, — все они находили у ученого архимандрита помощь и радушный приют. Зато представители церковной власти не благоволили к нему. «Сино­дальные персоны» умели держать в тени много талантливых сил Русской Церкви, о которых только теперь мы узнаем. Чего не могла зачеркнуть цензура Синода, то отодвигалось в тень забвения. Архим. Антонин в силу своих взглядов, которые не могли примириться с синодальной рутиной, относится тоже к числу этих изгоев истории Русской Церкви. «О. Антонин в силу своего служебного положения и близкого знакомства с нерусскими аспектами Православия ощутил и продумал то, — замечает наш исследователь, — что было недоступ­но сознанию и интересам церковных деятелей его века. Он прозревал и тонким чутьем угадывал то, что никогда не смогли бы по­нять ни митрополит Филарет, ни Победоносцев. Его волновали такие вопросы церковной жизни, которых просто не улавливал слух

его современников. Проблемы вселенского единства, соборности, воскрешения канонического сознания, свобода Церкви, Кесарево и Божие и многое другое было им с особой силой и глубоко сознано и пере­жито» (стр. 4-5). Воззрения архим. Антонина шли в разрез с цер­ковной политикой Синода вообще и в частности в отношении к Пра­вославному Востоку, и потому понятно, что все это не могло не от­ражаться на его биографии и его многополезная деятельность не нашла заслуженного признания.

Архим. Антонин, в миру Андрей Иванович Капустин, родился в 1817 году в пермском захолустье, в семье сельского священ­ника. Для его дальнейшей судьбы имело значение то, что его дядя архим. Иона (Капустин), позже епископ Екатеринбургский (1846-1849), который с 1836 г. был ректором Екатеринославской духовной семинарии и настоятелем Бизюкова Григорьевского монастыря, принял уча­стие в образовании своего племянника. Пройдя духовное училище, Ан­дрей Капустин сначала поступил в Пермскую семинарию, а затем перешел в Екатеринославскую. Затем следовало поступление в Ки ­ евскую духовную Академию, каковую он и окончил в 1843 году и был оставлен при ней в качестве учителя немецкого языка. Через два года он магистр и переименовывается в бакалавра Академии. Теперь ему поручают преподавание греческого языка, в знании которого он выделялся еще на семинарской скамье. Неудачная любовь ведет его к принятию монашества и в 1845 г. митрополит Филарет Амфитеатров постригает его с именем Антонина. Монашество о. Ан­тонина сложилось своеобразно: он был монахом, но никогда не был в монастыре. Сколько таких «ученых монахов», не имевших ни малейшего представления о монастырской жизни стояли на правительственных высотах Русской Церкви, имея в своих руках почти все­цело управление ею. Так и жила Русская Церковь, управляемая мона­хами, почти никогда не бывшими в монастыре, мало знавших, из личного религиозного опыта, что такое аскетическая жизнь, и имевших о ней представление только на основании схоластических учебников по аскетике, и потому дух жизни монашеской был им чужд и непонятен. Но о. Антонин представлял здесь исключение. «Кто знал о. Антонина», — писал о нем проф. А. Дмитриевский, узнавший его уже во вторую половину его иерусалимской жизни, — «тот должен был сознаться, что по духу он был более монах, чем монахи, живущие в келиях» (стр. 48). В 1850 г. о. Антонин получает назначение на должность настоятеля посольской церкви в Афинах и с этого време­ни вся его жизнь проходит на Православном Востоке, захватывая его лично и научно. Это годы его непрерываемых занятий христианской археологией, епиграфикой, палеографией и нумизматикой, дающая право зачислить архим. Антонина в небольшую, но блестящую рать русских византинистов.

Из его чисто-научных изысканий проистекают и практические полезные последствия. В связи с археологическими работами в Афинах им создается русский православный храм — посольская церковь в Афинах, на месте развалин древнего православного монастыря, прош­лое которого он восстанавливает с самой ученой точностью. Все свободное время от настоятельских обязанностей он отдает археологическим работам: посещает острова греческого архипелага, Св. Землю, Афон и даже Египет. За время этих поездок из молодого иеромонаха вырабатывается серьезный и строгий ученый. Эти поездки знакомят его с религиозной жизнью Православного Востока и он на практике убеждается в разнице «аспектов» «русского» и «восточного» православия. Он с горечью чувствует, как много «чисто-национальных» привнесений присущи русской церковной жизни, «русскому пра-

вославию». Это уже не область одних научных изысканий, а переживаний о. Антонина, горящего идеей возвращения Русской Церкви из национально-политического пленения к истинному духу вселенского Пра­вославия и освобождения от целого ряда ненужных наслоений и вредных изменений.

Эти переживания о. Антонина вводят нас в область чисто-русских особенностей церковного обихода и быта, а иногда и изменений и литургического характера.

Повелось это, как нам известно, еще с XVI века, в годы гордых идей о «Москве Третьем Риме», в годы ложного мнения, что у греков, мол, «православие пестро» и «поисшаталось». В XVII веке это горделивое самомнение ведет к трагическим событиям ра­скола, оно же заражает и всю синодальную эпоху, когда в годы м. Фи­ларета, хотят поучать «православию» и восточных патриархов и «обруссить» церковный обиход Востока русской богослужебной пышно­стью, и учить «русскому благочестию».

Так и живет до сего дня это гордое самомнение и пренебрежение к «пестрым» грекам. А между тем и в «русском православии» закрепилось то, чего не знает весь Православный Восток. Сюда относятся и всенощные бдения с величаниями, многочисленные акафисты, со­ставленные на смешанном славяно-русском языке (например, акафист св. Тихону Задонскому, вызвавшем такую резкую критику м. Фи­ларета), акафисты во множестве составлявшиеся в XIX веке местночтимым преподобным и иконам Божьей Матери, списавшиеся один с другого, с содержанием не отвечающим житиям святых и историям икон; многочисленные молебны после литургий, иногда потерявшие свое значение молитвенное, например, об «избавлении от нашествия галлов» и тому подобное. Все это отодвигало на второй план главнейшую службу — божественную литургию. Русскому благочести­вому верующему не разъяснялся ни догматический, ни литургический смысл Богослужений. Проповеди на эту тему, были явлением чрезвы­чайно редким и бедны по содержанию. Смысл литургии не осознавал­ся, любили «вечернее Богослужение», акафисты и молебны. Все это спо­собствовало замене религиозной жизни религиозным бытом. Содер­жание богослужения затемнялось пышностью и суматохой архиерейских служений. Обилие архимандрий в монастырях, даже с архиерейскими особенностями в служении архимандритов-настоятелей (например, в Соловецком монастыре), митры архимандритов и священников, а с Павла Петровича и ордена, которые своими лентами скрывали архиерейская панагии, — все это чуждо православному Востоку. Уже во мнениях лучших русских иерархов в поданных в Синод в связи с Предсоборным Присутствием 1906 г. щедро отмечено многое недолжное в русской церковной жизни. Реформу не провели и многие иерархи снова отдались рутине повседневности, не смея пред оком Синода проявить добрую инициативу в пределах епископских полномочий.

Когда о. Антонин близко познакомился с церковною жизнью Во­стока, он был глубоко взволнован этим отличием «двух аспектов» одного и тоже православия. Он решает представить тогдашнему обер-прокурору графу А. П. Толстому доклад об этих разнонствованиях, и представляет таковой в начале 1859 года, с прибавлением своих соображений, как можно было бы постепенно их уничтожить. Митр. Филарет в своем разборе доклада указал, что «довольно смело для архимандрита предлагать Православной Церкви не менее как рефор­мацию» (стр. 102). Так гордый и сухой дух властного «Филарета умного » не постиг всей глубины религиозных переживаний, продиктовавших доклад.

Оправдательное и разъяснительное письмо о. Архимандрита м. Фи­

ларету может принадлежать к лучшим документам по истории «скор­би» о состояния русской церковной жизни и до сего времени, как нам кажется, не потеряло значения.

В 1859 году о. Антонина «для пользы службы» переводят настоятелем посольской церкви в Константинополе. Пять лет проводит он в Царьграде. Он не оставляет своих археологических работ и продолжает поездки по Эпиру, Фессалии и Македонии. Наконец в 1865 году он назначается временно заведующим, а затем и начальником, Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Здесь ему было суж­дено пробыть до самой своей смерти в 1894 году, без малого три­дцать лет.

История Русской Духовной Мисс ии в Иерусалиме (учреждена в 1847 году) грустные страницы в истории Русской Церкви! Первым ее начальником был наш известный археолог и византинист еп. Порфирий Успенский. Уж из его замечательных мемуаров «Книга бытия моего», а затем монографии Ф. и. Титова о последующем начальнике Миссии еп. Кирилле Наумове («Преосвященный Кирилл Наумов, еп. Мелитопольский, Киев 1902»), знаем мы все те странные условия отношений между Русской Церковью и Иерусалимской Патриархией, когда Миссия была объектом хитроумной дипломатии нашего Министерства Иностранных Дел на Ближнем Востоке. Вот уже именно где не то, что Божие подчинялось Кесареву, но просто русские чиновники-ди­пломаты, вторгаясь в ограду Церкви, вершили там в угоду своих интересов. Синод молчал по поводу всего этого, сам влиятель­ный Филарет, хотя и признавал это «беспримерным явлением», но и он не особенно старался отстоять престиж церкви. Когда о. Антонин прибыл в Иерусалим вся эта «система» иерусалимских отн о ш е­ ний пустила такие глубокие корни, что после нескольких попыток от­стоять правду и интересы Православной Церкви, он принужден был прекратить борьбу за все это. Он весь уходит снова в свои церковно-археологические изыскания и стремится приобрести для Миссии все, что возможно из тех церковно-исторических богатств, которые так или иначе связаны с земной жизнью Господа Иисуса Христа и св. Зем­лею. Ему удается купить землю около Дуба Маврийского около Хеврона. Далее он покупает Елеонскую гору, где строит церковь византийского стиля, ставшую одним из лучших украшений Иерусалима, как замечает наш автор, архим. Киприан. Делает он и другие покуп­ки земли всего до «13 участков с общей площадью около 425.000 кв. метров и стоимостью в то время до миллиона рублей золотом».

Попутно им энергично ведутся археологические раскопки в районе Иерусалима.

За годы своей жизни на Ближнем Востоке о. Антонин много сделал по описанию библиотек различных монастырей: Афона, Синая и др. Многие его труды в рукописях оставались там и ими восполь­зовались другие ученые. В свое время проф. А. А. Дмитриевский в своих отчетах Академии Наук отметил и высоко оценил все эти работы нашего смиренного труженика. По своей смерти он завещал Публичной библиотеке в Петербурге большое собрание греческих и южно-славянских рукописей. Скончался архим. Антонин 24 марта 1894 года и погребен на Елеонской Горе.

Здесь нами дано только в очень общих чертах содержание этой интересной монографии о. архим. Киприана, воскресившего пред нами образ одного из незамеченных и неоцененных работников в истории Русской Церкви и русской церковно-археологической работе. И хотя чтение этой книги вызывает много скорбных мыслей о русском прошлом, она читается с чувством большого удовлетворения от то­го, что русская церковная историография обогатилась в наше бесплод-

ное время ценным трудом в области, так мало исследованной, но такой важной в истории Русской Церкви, как отношения к вселенской Православной Церкви.

И. Смолич.

DIE OSTKIRCHE BETET . Hymnen aus den Tagzeiten der byzan­tinischen Kirche. Uebertragung aus dem Griechischen und Vorrede von P. Kilian Kirchhoff, O. F. Kl. Liturgische Vor­bemerkung von Prof. D. Dr. Anton Baumstark. II Band: Erste bis dritte Fastenwoche; III Band: Vierte bis sechste Fastenwoche. Verlag Jakob Hegner, Leipzig 1935-1836, 288+318 стр.

В свое время мы отметили («Путь» № 49) первый том этого издания. Теперь перед нами лежат второй и третий тома, охватывающее весь Великий Пост. Построение такое же, как и в первом томе: да­ются переводы песнопений вечерни и утрени. В первой недели дан перевод всего канона Св. Андрея Критского (ум. 740) и перевод все­го канона дней первой недели, заканчивающиеся замечательными пес­нопениями из вечерни «воскресения православия», когда Православная Церковь торжественно празднует окончательное восстановление поклонения св. иконам, происшедшее 11 марта 843 года в тогдашнее воскре сени е первой недели великого поста. Кроме того в субботу первой не­дели Церковь прославляет св. Феодора Тирона и потому весь канон посвящен этому мученику. В примечании ко второму тому дана сжа­тая и ясная история иконоборческих споров (726-780, 802-842).

Третий том охватывает время с четвертой недели по пятницу ше­стой, когда Церковь заключает великий пост пением «душеполезную совершивше четыредесятницу» и приготовляет верующих к страст­ной неделе. Из крестопоклонной недели также даны полностью пере­воды песнопений всей недели, в которую Православная Церковь про­славляет Крест Господен и поклоняется ему. На утрени воскресения Церковь восхваляет преп. Иоанна Лествичника и весь канон, состав­ленный Игнатием, патр. Константинопольским, посвящен прославле­нию аскетического отречения от мира. Пятая неделя вел. поста снова от­мечается в четверг чтением всего канона св. Андрея Критского — «великое стояние» — и на утрени субботы акафистом в честь Божьей Матери, а в субботу прославлением преп. Марш Египетской. Вся эта неделя дает нам замечательные образцы церковной поэзии и литургики. Всю шестую неделю песнопения говорят о Лазаре и готовят к дню его воскрешения, как прообразу воскресения Самого Господа Иисуса Христа.

Ознакомление с этими тремя томиками, содержащими песнопения всего великого поста, в полноте и правильной последовательности, да­же будучи даны на иностранном языке, дает возможность осознать всю внутреннюю гармонию в построении всех Богослужений великого поста и замечательное литургическое богатство этих для мирянина по­чти неизвестных Богослужений: где теперь служат в полноте вели­копостные богослужения и кто из нас может или хочет посещать их регулярно?

Ценно это издание и для иностранца, так как показывает необы­чайную духовную насыщенность православных богослужений и в ча­ стности таковых великого поста.

В основание издания положено римское издание постной Триоди

1879 г. Оба тома снова снабжены очень ясными и правильными введе­ниями проф. А. Baumstrak ` a . Внешне книги изданы отлично.

Автор-переводчик с необычайным поэтическим талантом дал нам немецкий перевод в прозе и заслуживает самой искренней признательности за свою огромную и трудную работу. Теперь он обещает нам в следующем году дать немецкий перевод недель страстной и пасхальной.

Будем надеяться, что и эти тома принесут нам такое же удо­влетворение как три нами охарактеризованных тома великопостных песнопений.

Читайте также:  Евстафий Плакида: житие и биография святого, чем помогает и о чем молятся
Ссылка на основную публикацию