Арсений Каппадокийский – житие и биография, труды, дни памяти и почитание, мощи

Арсений Каппадокийский – житие и биография, труды, дни памяти и почитание, мощи

Старец Паисий Святогорец

СВЯТОЙ АРСЕНИЙ КАППАДОКИЙСКИЙ

Γεροντος Παϊσίου ‘Αγιορείτου

Ο ΑΓΙΟΣ ΑΡΣΕΝΙΟΣ Ο ΚΑΠΠΑΔΟΚΗΣ

‘Ιερόν Ήσυχαστήριον «Ευαγγελιστής Ιωάννης ό Θεολόγος» Σουρωτή Θεσσαλονίκης 2007

СТАРЕЦ ПАИСИИ СВЯТОГОРЕЦ

СВЯТОЙ АРСЕНИЙ КАППАДОКИЙСКИЙ

перевод с греческого

МОНАСТЫРЬ СВЯТОГО АПОСТОЛА И ЕВАНГЕЛИСТА ИОАННА БОГОСЛОВА

СВЯТО–ТРОИЦКАЯ СЕРГИЕВА ЛАВРА

ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ “СВЯТАЯ ГОРА”

УДК 271.2–36 Паисий Святогорец

Паисий Святогорец С77

Печатается по изданию:

ΓΕΡΟΝΤΟΣ ПА ΙΣΙΟΥ ΑΓΙΟΡΕΙΤΟΥ О ΑΓΙΟΣ ΑΡΣΕΝΙΟΣ О ΚΑΠΠΑΔΟΚΗΣ ΕΚΔΟΣΗ 25 11 ΙΕΡΟΝ ΗΣΥΧΑΣΤΗΡΙΟΝ «ΕΥΑΓΓΕΛΙΣΤΗΣ ΙΩΑΝΝΗΣ Ο ΘΕΟΛΟΓΟΣ» ΣΟΥΡΩΤΗ ΘΕΣΣΑΛΟΝΙΚΗΣ 2007

© Монастырь святого Иоанна Богослова, 2007

© Издательский Дом “Святая Гора”, 2008, 2009

© Данилин А. Л., перевод, 2008

ДЕЯНИЕ ПАТРИАРХА И СВЯЩЕННОГО СИНОДА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО ПАТРИАРХАТА О ПРИЧИСЛЕНИИ К ЛИКУ СВЯТЫХ ИЕРОМОНАХА АРСЕНИЯ КАППАДОКИЙСКОГО

МИЛОСТИЮ БОЖИЕЙ АРХИЕПИСКОП КОНСТАНТИНОПОЛЯ — НОВОГО РИМА И ВСЕЛЕНСКИЙ ПАТРИАРХ

Святой Христовой Церкви подобает во веки славить и почитать во всяком благочестии песньми и величаниями тех, кто показал преподобническое и святое житие в сей жизни, кто истощил себя словом и делом в служении и любви к ближнему, кто засвидетельствован от Бога знамениями и чудесами в сей жизни и по преселении из неё, и призывать ко Всеблагому Богу благоугодное их ходатайство об оставлении грехов и исцелении больных.

Таковое житие показал и происходивший из Фарас Каппадокийских иеромонах Арсений, прозываемый Каппадокийским, в юношеском возрасте сопричтённый к монахам святой обители Честного Предтечи в Кесарии (Зиндзи–Дере) и воспринявший в ней благодать священства, последовавший во смирении сердца призывавшему гласу Церкви, принесший в жертву уединённое в подвиге житие.

Более пятидесяти лет он пребывал в Фарасах, освящая, научая и укрепляя в вере и отеческом благочестии православный народ, проживавший в той отдалённой местности, за которым, будучи восьмидесятилетним старцем, последовал при исходе с родной земли. Он отошёл ко Господу на острове Керкира 10 ноября[1]1924 года.

Наша мерность вкупе со священнейшими и пречестными митрополитами нашими, во Святом Духе возлюбленными нашими братьями и сослужителями, на основании присланных Элладской Церковью нам материалов и соответствующего доклада церковно–канонической комиссии, удостоверившись в святости жития и кончины преподобного иеромонаха Арсения Каппадокийского после Соборного обсуждения рассудила, последуя общему обычаю Церкви, воздать и ему почесть, подобающую священным мужам.

Посему определяем соборне, утверждаем и повелеваем в Духе Святом, дабы отныне и впредь во веки веков преподобный иеромонах Арсений Каппадокийский был сопричислен к преподобным и святым мужам Церкви, почитаем верующими и песньми хвалебными восхваляем 10–го числа месяца ноября, в день, когда он преставился ко Господу.

В указание и свидетельство сему и составлено патриаршее и синодальное деяние наше, подготовленное со вниманием и подписанное в Кодексе нашей Святой и Великой Церкви Христовой, точная же его копия направлена священнейшему митрополиту Кассандрийскому Синесию для хранения в архивах священной его митрополии.

11 февраля лета нашего Спасителя 1986.

† Патриарх Константинопольский Димитрий утверждает

† Максим Сардский † Иероним Родопольский

Я чувствую великий долг перед отцом Арсением за то, что он сам крестил меня и в крещении нарёк своим именем, и за его книги, сохранённые старым Продромосом Корциноглу (сыном Хаджициниса), на которых я вырос.

Однако главной книгой для меня был сам Продромос. Он был поистине живой книгой об отце Арсении, сохранив в своей чистой памяти множество воспоминаний о его святой жизни. Этот старец имел великое счастье — так как был псаломщиком и постоянным спутником отца Арсения — знать о нём очень многое. Кроме того что он сам многое видел своими глазами, ещё и сам отец Арсений рассказывал ему разные случаи из своей жизни. Так что когда я заходил к Продромосу, с которым мы были соседями, он обязательно мне что–нибудь рассказывал об отце Арсении, а я, движимый детским любопытством, то и дело задавал ему разные вопросы. Тогда я был маленьким, а потому слова его легко отпечатывались в моём ещё чистом сердце, не тронутом чёрствостью.

Когда позднее Промыслом Божиим в 1958 году, уже будучи монахом, я опять оказался в Конице, в монастыре Стомион, то интерес мой к отцу Арсению вырос ещё больше. Как и прежде, я приходил к Продромосу и всё расспрашивал. Благочестивому старцу исполнилось уже девяносто лет, но он был неутомим и всегда охотно рассказывал.

Можно было бы узнать больше об отце Арсении, но тогда у меня и в мыслях не было собирать материалы для его жития. Знал ли я, что отец Арсений и после кончины будет являть знамения и чудеса, как являют святые? Тогда, в 1958 году, мощи его покоились на кладбище острова Керкира (Корфу), а на могиле лежала каменная плита, на которой было выгравировано его имя.

Многие из наших односельчан думали, что мощи отца Арсения нетленны, как и мощи многих других святых, а потому по благоговению не дерзали открывать могилу. Да людям было и невозможно собраться вместе, чтобы сообща подумать об обретении мощей, потому что жители Фарас, по пророчеству отца Арсения, рассеялись по всей Греции. Ещё до обмена населением[2] он говорил: «Когда мы поедем в Грецию, то жители нашего села окажутся разбросанными по разным её концам. Будет сущая неразбериха». А о себе говорил: «Я проживу в Греции лишь сорок дней и умру на острове». Так всё и случилось. Жителей нашего села так разбросало повсюду, что даже родственники не знали друг о друге, кто жив, а кто нет.

Поэтому я решил самостоятельно отправиться на Керкиру, чтобы обрести и перевезти мощи. Не знаю, чего больше было в этой мысли — благоговения или дерзости. Всю дорогу меня не оставлял помысел: «Как мне быть, если мощи окажутся нетленными? Вряд ли местные жители разрешат мне их увезти». В том, что мощи будут обретены, я не сомневался. В 1945 году мои братья разыскали могилу отца Арсения и прислали мне с неё земли, которой мы посыпали тело одного нашего земляка, найденное неистлевшим, и оно истлело[3]. (Сделано это было по совету Продромоса, он же сказал мне, почему тело не истлело.)

Так вот, на Керкиру я приехал в октябре 1958 года, а там всё время шли дожди. Священник кладбищенской церкви посоветовал мне приехать в другой раз или ждать, пока прекратятся дожди. Я сказал ему: «Я приду завтра утром, и отец Арсений поможет». На следующее утро, когда я выходил из дома, шёл проливной дождь, но едва я дошёл до кладбища, дождь прекратился, вышло солнце. Когда обретали мощи, небо было чистое. Священник отслужил панихиду. А когда я с мощами выходил с кладбища, опять пошёл сильный дождь. Священник сказал мне тогда: «Отец Арсений сотворил чудо».

Святой, чья молитва рассекала камень

Преподобный Арсений Каппадокийский (1840–1924)

10 ноября мы чтим память преподобного Арсения Каппадокийского – греческого подвижника, одного из самых замечательных святых нашего времени.

Монах на коне

Преподобный Арсений (в миру Феодор) родился в селении Фарасы в Каппадокии (Малая Азия). Ребенок рано лишился родителей. Как-то Феодор со старшим братом переходили небольшую реку, и малыша унесло течением. Старший брат со слезами стал молиться святому великомученику Георгию, храм которого находился неподалеку. Внезапно прямо перед ним оказался Феодор – целый и невредимый. Малыш рассказал, как один всадник, похожий на монаха, выхватил его из воды и на коне вывез на берег. С этого момента Феодор стал говорить, что он тоже станет монахом.

Мечту свою он осуществил: окончил семинарию, подвизался в монастыре святого Иоанна Предтечи и принял монашеский постриг с именем Арсений. Там юноша был рукоположен в диаконы и направлен митрополитом Паисием II в Фарасы обучать грамоте детей бедняков по церковным книгам.

Учитель

55 лет преподобный Арсений окормлял, наставлял и утверждал в вере жителей греческого селения Фарасы, которое было свободным греческим островком в глубинах Малой Азии, оплотом православной веры, греческого языка и культуры.

К Фарасам относились еще шесть более мелких селений, расположенных примерно в 200 километрах южнее главного города Каппадокии – Кесарии. Греческие селения постоянно находились под угрозой быть уничтоженными турками, хотя им и была предоставлена относительная свобода под давлением православной России.

В Фарасах насчитывалось 50 церквей и множество святых источников, славящихся своими чудесами по всей Каппадокии. Фарасиоты любили Церковь, имели благоговение и подвижнический дух. Весь год в посты и постные дни большинство фарасиотов вкушали пищу и пили воду только один раз в сутки – вечером.

Турки не хотели, чтобы греческие дети получали образование, но отец Арсений, приехав в Фарасы, несмотря на свою молодость, повел дело с большим рассуждением. Он проводил уроки в большой комнате, не за партами, а расстелив на полу овечьи шкуры, на которых сидели, поджав ноги, его ученики. У турок это не вызывало раздражения, поскольку они думали, что дети собрались на молитву. Преподобный не просто давал своим ученикам знания, он учил их Иисусовой молитве, наставлял в покаянии и благочестии.

В 1870 году отец Арсений был рукоположен в иеромонаха и возведен в сан архимандрита. Ему исполнилось только 30 лет. После рукоположения подвижник отправился в паломничество на Святую Землю. С того времени фарасиоты прозвали его Хаджефендисом (от слов «хаджи» – паломник и «эфенди» – господин).

Отец Арсений был аскетом, строго постился и жил в ветхом доме, не имея не только лишнего, но зачастую и необходимого. Он стяжал от Господа дары горячей веры, пламенной молитвы, духовного рассуждения, прозорливости и исцеления. Фарасиоты говорили, что его молитва рассекала камень.

Исцеления

Однажды к отцу Арсению привезли одержимого ребенка из Синасоса. Взглянув на крепко связанного и сильно измученного мальчика, отец Арсений велел родителям немедленно развязать его. Родные ребенка ответили: «С вашего благословения, Хаджи-эфенди, но мальчик безумен и причинит нам беду. Мы с большим трудом его связали». Но отец Арсений сказал им: «Освободите его и не бойтесь». Как только родители развязали мальчика – по молитвам святого ребенок исцелился. Он подошел к отцу Арсению и тихо, как агнец, сел рядом с ним. После этого отец Арсений дал родителям ребенка епитимию – поститься 40 дней, как в Великий пост. Преподобный объяснил родителям, что они сами виноваты в одержимости ребенка, а также в том, что проявляли жестокость к невинному: они часто намеренно изнуряли мальчика голодом, чтобы у того не было сил.

Вдруг просиял свет, подобный разноцветной радуге, он окружил отца Арсения и слепую женщину

Председатель фарасиотского землячества Авраам Псаропулос рассказывал об одном чуде отца Арсения, очевидцем которого был сам: «Однажды после Божественной Литургии, когда все разошлись и в храме оставались лишь псаломщик Продромос, староста с помощниками и несколько пономарей, отец Арсений, стоя перед царскими вратами, стал читать Евангелие над одной слепой женщиной-христианкой. Вдруг просиял свет, подобный разноцветной радуге, он окружил отца Арсения и слепую женщину, которая стояла перед ним на коленях. В этот момент она прозрела».

Из Келмири к преподобному привели одну прокаженную женщину. Он помолился, и она исцелилась: лицо у нее стало чистое, как у ребенка.

Однажды, когда отец Арсений вместе с псаломщиком шли в храм святого Иоанна Златоуста, они встретили по дороге немую женщину и взяли ее с собой. Придя в храм, отец Арсений прочитал над ней Евангелие, после чего немая сразу заговорила, – и все прославили Бога.

Два дня в неделю, по средам и пятницам, преподобный пребывал в затворе, молился и освящал молитвой труд других дней недели. Если в эти дни приходил издалека больной, не знавший этого правила, и стучался в келью, отец Арсений открывал, но осматривал больного молча. Бывало, что преподобный, находясь в созерцательной молитве, не открывал дверь. Фарасиоты в эти дни старались не беспокоить отца Арсения. Если кому-то случалось заболеть, они брали землю с порога кельи преподобного, натирали ею больное место и получали исцеление.

Преподобный взял в руки Евангелие и трижды легонько стукнул им больную по голове, и бес тут же вышел из нее

Отец Арсений никогда не принимал ни денег, ни подарков за исцеление, даже не прикасался к ним. Однажды из села Цахируды к нему привезли одну одержимую молодую турчанку, которую только что выдали замуж. Одержимая была связана, но все равно ее с трудом могли удержать. Когда отец Арсений благословил развязать больную, она бросилась на него и укусила за ногу. Преподобный взял в руки Евангелие и трижды легонько стукнул им больную по голове, и бес тут же вышел из нее. Она упала на колени, заплакала и стала благоговейно лобызать укушенную ногу. Ее отец тоже упал на колени, умоляя отца Арсения принять от него в знак благодарности кошель с деньгами: «Возьми, все это твое, потому что ты спас мою дочь». Отец Арсений поднял его на ноги и твердо сказал ему: «Оставь себе свои деньги, наша вера не продается».

«Вот дверь, через которую воры отправляются в преисподнюю!»

Воры никак не могли найти дверь, чтобы выйти, и, как слепые, ходили взад-вперед по келье

Стефан Захаропулос рассказывал о том, как четверо курдов пришли грабить отца Арсения. В это время преподобный сидел на шкуре и читал творения святых отцов. Он видел, как воры открыли дверь, но, не промолвив ни слова, продолжал читать, пока те шарили по всем углам в надежде найти золотые монеты. Ничего не найдя, воры взяли лежащие в углу два одеяла, которые составляли все имущество преподобного. Они собрались уходить, но не могли найти дверь, чтобы выйти, и, как слепые, ходили взад-вперед по келье. Так как своим хождением они мешали отцу Арсению читать, он сам показал им, где дверь, но они все равно ее не видели. Тогда преподобный встал и, взяв за руку одного курда, сказал: «Вот дверь, которой выходят воры и отправляются в преисподнюю!» Только тут они увидели дверь, раскаялись и попросили прощения. Отец Арсений простил их, и они ушли. Потом эти курды рассказывали своим соплеменникам о том, что с ними произошло: «Аман, Аман! Не ходите воровать у Хаджефендиса. В келью зайдете, а дверь, чтобы выйти назад, не найдете».

Отец Арсений сказал: “Опусти свою усохшую руку”. И тотчас рука турка безжизненно повисла, а его кинжал упал на землю

Продромос Езнепидис рассказывал еще о нападения турок-четов на Фарасы. Мужчин в селении тогда практически не было: одни работали на дальних полях, другие разъехались. Продромос бесстрашно сражался, но у него закончились патроны, и турки взяли его в плен. Они собирались повесить мужественного защитника селения и уже приготовили ему виселицу. Перед повешением турки стали пытать его, требуя сказать, где он хранит свои сбережения. И Господь внушил Продромосу ответить разбойникам: «Я все храню у Хаджефендиса». Когда турки привели связанного старосту к отцу Арсению, преподобный вознегодовал и стал обличать разбойников, требуя от них освободить пленного. Главарь шайки пришел в ярость от слов святого и выхватил кинжал, чтобы убить его. Тогда отец Арсений сказал ему: «Опусти свою усохшую руку». И тотчас рука турка безжизненно повисла, а его кинжал упал на землю. Увидев это, бандиты пришли в ужас, а главарь со слезами стал просить, чтобы Хаджефендис его исцелил. Отец Арсений, перекрестив, исцелил руку, и бандиты, развязав старосту, в страхе бежали. С тех самых пор ни одного человека из этой шайки в селении больше не видели.

«Меня подхватила на руки одна Жена и опустила на землю»

Гавриил Корциноглу, бывший церковный чтец и помощник отца Арсения, рассказывал: «Однажды мы с Хаджефендисом и моим дядей Продромосом пошли в церковь святого Иоанна Златоуста служить Литургию. Пока Хаджефендис облачался, я пошел на источник за водой для Литургии. Как только я подошел к источнику, вода иссякла. Я побежал к Хаджефендису, который, взяв под мышку свой молитвослов, быстро пошел к источнику, по дороге завязывая поручи. Возле скалы он прочитал молитву, и вода с шумом потекла. Я набрал, сколько было нужно, и мы вернулись в храм».

Он оперся на деревянные перила, но внезапно одна доска оторвалась, и преподобный полетел с 50-метровой высоты в пропасть

Отец Арсений часто ходил с псаломщиком Продромосом служить Литургию в пещерный храм Пресвятой Богородицы, расположенный высоко в скале. В храм вели 40 ступеней, вырубленных в скале, и деревянная лестница из 120 ступеней. У входа в пещерный храм фарасиоты построили деревянный балкон. Как-то раз после службы отец Арсений вышел на балкон. Он оперся на деревянные перила, но внезапно одна доска оторвалась, и преподобный полетел с 50-метровой высоты в пропасть. Псаломщик Продромос между тем убирался в храме и ничего не знал. В это время на соседнем поле работал земледелец. Увидев, как падает преподобный, он бросил своих волов на поле и побежал к месту падения, чтобы, как он думал, хотя бы собрать останки отца Арсения. Подбежав к упавшему, крестьянин нашел его целым и невредимым, только неподвижным. Он подошел ближе и хотел в изумлении дотронуться до упавшего, но отец Арсений сказал: «Не трогай меня, со мной все в порядке». Преподобный лежал без движения не потому, что ударился, а от умиления: когда он падал, его подхватила на руки одна Жена и опустила на землю. В этот момент, как он сам рассказывал, он чувствовал себя словно малое дитя на руках у матери. Отец Арсений вернулся в храм и рассказал обо всем Продромосу, который по-прежнему был занят уборкой и никак не мог понять, что же произошло. Крестьянин пошел в Фарасы и рассказал жителям о случившемся.

Читайте также:  Нил Сорский: краткая биография, житие и творения, труды

«Святые чудачества»

За чудеса, которые совершал отец Арсений благодатью Божией, люди стали почитать его святым, каковым он и был на самом деле. Это ставило отца Арсения в трудное положение, вынуждая брать на себя еще больший подвиг для того, чтобы скрыть свою святость и избежать человеческой похвалы. Отец Арсений немного юродствовал, дабы скрыть свои великие дары.

Преподобный Паисий Святогорец писал о святом: «Он всегда старался являть людям противоположность своих добродетелей, чтобы избежать похвал. Честно признаюсь, что эти “святые чудачества”… трогают меня даже больше, чем совершенные им силой Божией многие чудеса. Поскольку, притворяясь гневливым или чревоугодником, он сохранил непорочность души, оберегая ее от людских взглядов и суетных похвал. Предпочитал лучше слыть человеком странным, раздражительным, ненормальным, чем святым».

Всякий раз, когда отец Арсений видел, как люди после очередного чуда превозносят его, он резко говорил: «Вы что, думаете, я святой? Я такой же грешник и еще хуже вас. Что, не видите, как я раздражаюсь? А чудеса Христос творит. Я только свои руки воздеваю и Его прошу».

Патриархи Константинопольский и Иерусалимский хотели хиротонисать отца Арсения во епископы, но преподобный каждый раз отказывался. Он говорил: «Не хочу быть епископом, потому что боюсь гордости. Чем выше горы, тем больше на них собирается туч».

«Я умру на острове»

Отец Арсений предвидел грядущие испытания, войны и исход с родной земли в 1924 году. Он за много лет был извещен Богом о переселении в Грецию и говорил фарасиотам, чтобы они не тратили денег зря, а откладывали на дорогу. За год до обмена населением одна женщина пришла к нему и сказала: «Благослови, Хаджефендис. Я слышала, что в этом году нас будут переселять». Он ответил ей: «Успокойся пока и занимайся своими делами, до отъезда у нас еще целый год».

Отец Арсений говорил: «Когда мы поедем в Грецию, то жители нашего селения окажутся разбросанными по разным ее концам. Будет сущая неразбериха… Я проживу в Греции лишь 40 дней и умру на острове». Так все и случилось. Жителей селения Фарасы так разбросало повсюду, что даже родственники не знали друг о друге, кто жив, а кто нет.

При переселении в 1924 году турки приставили к отцу Арсению для охраны жандарма, который должен был целым и невредимым доставить его в Нигди. Фарасиоты же отправили с любимым пастырем трех молодых греков, чтобы они позаботились о старце. По дороге их нагнал один свирепый турок на коне и, кивнув в сторону отца Арсения, сказал жандарму: «Что ты с ним возишься? Столкни его где-нибудь в пропасть – и дело с концом». Один из трех греческих юношей, сопровождавших отца Арсения, сильно испугался за него и посоветовал ему сказать туркам, что он официальное лицо и чтобы они обращались с ним повежливее. Отец Арсений ему ответил: «Не стоит. Ну-ка пошли». И они продолжили путь. Всадник не успел отъехать и двадцати метров, как упал с лошади на землю. Увидев это, жандарм сказал отцу Арсению: «Сен син азиз!» (Ты святой)». После этого случая турецкий жандарм относился к отцу Арсению с большим почтением. А преподобный сказал юношам: «Я и слова не успел произнести, а он уже упал».

После трудного путешествия корабль причалил в греческом порту Пиреи, у селения святого Георгия. Переселенцев разместили в лагере для беженцев, а потом повезли на Керкиру (греческое название острова Корфу). Здесь отец Арсений заболел.

“Вчера приходила Божия Матерь и известила меня. Она показала мне Афон и монастыри”

В больнице он сказал навестившему его Продромосу: «Давай прощаться. Послезавтра я перейду в другую жизнь. Вчера днем приходила Божия Матерь и известила меня. Она показала мне Афон и монастыри, которые я очень хотел видеть, да так и не удостоился. Что сказать, Продромос! Знаешь, сколько на Афоне монастырей?! Какие большие храмы?! Красота!»

Отец Арсений умер, как и предсказал, через 40 дней после прибытия в Грецию. Ему шел 84-й год. Нестяжательный подвижник не оставил по себе никакого наследства, кроме нескольких потрепанных книг.

Узнав о кончине преподобного, фарасиоты были безутешны в своем горе. Собралось много людей, и они устроили любимому пастырю торжественные похороны, на которые пришли и многие местные жители. Отец Арсений был погребен на городском кладбище Керкиры рядом с другими священниками.

Чудеса при обретении мощей

В 1971 году Паисий Святогорец написал житие преподобного Арсения Каппадокийского. Собирая материал для книги, он опрашивал односельчан, представителей фарасиотского землячества и собрал множество свидетельств о преподобном Арсении.

Когда преподобный Паисий Святогорец решил обрести мощи святого, он приехал в октябре 1958 года на Керкиру. Но погода не подходила для задуманного: шли дожди. Священник кладбищенской церкви посоветовал старцу Паисию приехать в другой раз или ждать, пока прекратятся дожди. Но отец Паисий ответил на это: «Я приду завтра утром, и отец Арсений поможет». На следующее утро, когда преподобный Паисий Святогорец выходил из дома, шел проливной дождь, но едва он дошел до кладбища, дождь прекратился и вышло солнце. Когда обретали мощи, небо было чистое, а когда Паисий Святогорец с мощами выходил с кладбища – опять пошел сильный дождь. Священник кладбищенской церкви сказал тогда: «Отец Арсений сотворил чудо».

Наступил вечер, стемнело, и вдруг старец Паисий услышал грозный голос: “Это еще что за мощи?”

Старец Паисий Святогорец, счастливый, вернулся в гостиницу. Он молился на коленях перед мощами святого. Наступил вечер, стемнело, и вдруг он услышал грозный голос: «Это еще что за мощи?» Отец Паисий почувствовал, как какая-то сила сдавливает его. Тела он не видел, только две черные страшные руки, которые его душили. Тогда он громко воззвал к святому: «Святой Арсений, помоги мне!» Тут же кто-то крепко схватил те страшные руки и высвободил его. Отец Паисий почувствовал сладость утешения в сердце и с еще большей любовью стал молиться святому. На другой день Паисий Святогорец перевез мощи святого в Коницу, а затем в монастырь Иоанна Богослова в Суроти.

Многочисленные посмертные чудеса отца Арсения Каппадокийского привели к его прославлению в лике святых: он был канонизирован решением Константинопольского патриарха Димитрия I и Синода 11 февраля 1986 года.

Житие святого Арсения Каппадокийского

В 1840 году в Каппадокийском селении Фарасы (малая Азия) родился Арсений. При крещении мальчика нарекли Федором. Они с братом рано потеряли родителей (отец – Елевферий Анницалихоса, учитель, мать – Варвара Франгопулу) и жили под опекой сестры матери.

Арсений Каппадокийский. Икона

Жизнеописание

Маленький Феодор появился на свет около 1840 г. в Фарасах (Каппадокия), родители не были богатыми, но обладали добродетельными качествами характера. Отца звали Елевферием, он работал простым учителем, матушка носила имя Варвары. Феодор и его кровный брат Власий рано потеряли родителей, опекуном стала тетя, также жившая в Фарасах.

Преподобный Арсений Каппадокийский

  • Еще в детстве будущий святитель проявил интерес к духовной жизни и монашеству. Власий же, повзрослев, стал учителем музыки, в своих сочинениях он прославлял Господа. В подростковом возрасте Феодор уехал учится в город Нигди, а после отправился в университет в Смирне. Когда он возвращался домой на каникулы, любил проводить занятия с детьми из родных Фарас. Учителем Феодор был строгим, но справедливым. После окончания учебы молодой человек отправился в Кесарию Каппадокийскую.
  • В 26 лет он поселился в обители города Флавиады, здесь Феодор принял постриг и получил духовное имя Арсения (мужественный). Однако святитель недолго был в уединении, вскоре митрополит рукоположил его во диакона и благословил на обучение грамоте детей из бедных семей. Арсений прибыл на родину и с большим воодушевлением стал исполнять свой учительский долг, но это приходилось делать втайне, так как туркам были ненавистны христиане.
  • Еще не достигнув 30-летнего возраста, преподобный получил сан архимандрита. Он устремился проповедовать христианское учение, ему также приходилось собирать пожертвования с близких и дальних уголков родины. Арсений укреплял веру народа, учил их не боятся турецкого гнева, а также исцелял больных силою, полученной за годы великой практики аскетизма. Когда к святителю приводили человека, тот никогда не интересовался вероисповеданием и национальностью, но всегда стремился избавить несчастного от мучающего недуга и утвердить в этом человеке веру во Всемогущество Творца.
  • Вскоре турки сменили гнев на милость и уважение, когда святой Арсений показал им, что силою Господа умеет управлять стихией. Спустя время в родных для него местах появились протестанты, которые могли осквернить православное учение и посеять семена сомнений в здешнем народе. Однако и эти люди спустя время пришли к отцу Арсению и стали просить прощения.

Преподобный Арсений извлекает воду из святого источника

  • Обучая детей, преподобный использовал духовные практики, позволяющие развивать в них мужественность и чувственное умиротворение. Он делился с ними благочестием, ортодоксальной религиозностью, знанием о молитве и посте, а также покаянию за совершенный грех. Вскоре к отцу стали приходить взрослые и старики.
  • Интересно! Еще при жизни преподобный учитель стал в глазах народа святым чудотворцем. Однако ему не нравилось большое внимание, поэтому он пытался скрыть все божественные достоинства, спрятанные в его сердце.

    Чтобы отвести от себя излишнюю любовь, Арсений юродствовал и часто совершал странные поступки. Он стремился продемонстрировать противоположное тому, чем в действительности обладал, потому что искренне боялся гордости. Притворяясь злобным, странным и невоздержанным человеком, святой сохранил духовную непорочность, которую сумел сберечь от народной похвалы. Он всегда твердил, что чудеса совершает лишь Бог.

    В детстве Арсения спас монах и он тоже решил стать монахом

    Однажды произошел случай, перевернувший всю жизнь будущего преподобного Арсения: переходя с братом Власием небольшую реку, Федора унесло быстрым течением.

    В этом году в Каппадокийском селении Фарасы (малая Азия) родился Арсений

    Старший брат стал молиться о его спасении, как вдруг перед ним возник Федор, целый и невредимый.

    Малыш рассказал, что один всадник, очень похожий на монаха, выхватил его из воды и вынес на коне на берег.

    Тогда Федор твердо решил стать монахом.

    Биография

    Преподобный Арсений (в крещении Феодор) родился около 1840 в Каппадокийском селе Фарасы, в Турции. Отцом будущего святого был Елевферий Анницалихоса, учитель, мать — Варвара Франгопулу. В раннем возрасте Арсений осиротел и вместе со своим старшим братом Власием жил под опекой сестры матери. Учился в школе в городе Нигде, затем в семинарии в Смирне. Около 26-ти лет принял постриг в монастыре Иоанна Предтечи в Зинджи-Дере в Кесарии. Митрополитом Кессарии Паисием II был рукоположен в сан диакона и отправлен на родину, в Фарасы, для обучения детей. Педагогическая деятельность потребовала от него незаурядной изобретательности и дипломатичности, так как турки всячески препятствовали образованию греков.

    В 1870 году был рукоположен в иеромонаха и стал архимандритом. После рукоположения он отправился в паломничество ко Святым Местам. Это и определило его турецкое прозвище — Хаджи-Эфенди.

    Оставаясь в мирском окружении монахом, святой Арсений проводил аскетическую жизнь. Два дня в неделю, по средам и пятницам, проводил в затворе и усиленно молился. Это не мешало ему активно участвовать в жизни своих односельчан, для которых он был не только учителем и священником (под его попечением было несколько местных храмов), но и наставником христианской жизни.

    Дар исцеления, которого сподобился преподобный, привлекал к нему не только греков, но и турок-мусульман. Он не отказывал никому. А так как в Фарасах не было врача, то все шли к святому Арсению и за телесным исцелением. Однако чрезмерная и искренняя любовь народа вынудила святого юродствовать.

    В свою очередь патриархи Константинопольский и Иерусалимский предлагали Арсению занять епископские кафедры, но не получили на этого его согласия. Однако святой согласился исполнять обязанности экзарха Святого Гроба в Иерусалиме, помогая паломникам на Святую Землю. Так же он стал экзархом своего округа.

    В 1924 году малоазиатские греки были вынуждены переселиться в Грецию, и Арсений отправился вместе со своей паствой. Скончался святой уже на греческой земле, на острове Керкира (Корфу), через 40 дней после прибытия туда, как и было предсказано им ещё в Турции.

    Литература

    • Παΐσιος ῾Αγιορείτης, γέροντας. ῾Ο Πατήρ ̓Αρσένιος ὁ Καππαδόκης. Σουρωτή Θεσσαλονίκης, 1975;
    • Паисий Святогорец, старец. Преподобный Арсений Каппадокийский. Серг. П., 1997.
    • Λέκκος Ε. Π. Εὐαγγελιστοῦ ̓Ιωάννου Θεολόγου Σουρωτῆς // Τά μοναστήρια τοῦ ῾Ελληνισμοῦ. Πειραιάς, 1997. T. 1. Σ. 72-74.

    Использованные материалы

    • Мон. Елена (Хиловская). Арсений Каппадокийский // Православная энциклопедия, т. 3, с. 430-431:

    Слово «моля́», отсутствующее в источнике, но явно недостающее по смыслу, добавлено пользователем д. Александр Васильев

    Старец Паисий Святогорец написал книгу об Арсении и обрел его мощи

    Святой Арсений и Паисий

    В 1971 году Паисий Святогорец написал житие Арсения Каппадокийского. Автором, Паисием Святогорцем, написано еще несколько книг о подвижниках, с которыми Господь благословил ему встречаться в жизни.

    Так получилось, что будущий старец Паисий Святогорец был крещен в младенчестве преподобным Арсением и получил его имя.

    Именно Паисий не дал обществу забыть своего учителя и внёс вклад в обретение его мощей. В честь святого Арсения на Халкидиках построен монастырь — место паломничества верующих со всего мира.

    В монастыре хранятся удивительные по значимости святые мощи: частицы мощей Иоанна Златоуста, святого Нектария, апостола Павла и преподобного Арсения.

    Христос Пантократор, апостол Иоанн Богослов и преподобный Арсений Каппадокийский. Мозаика над входом в исихастирий св. Иоанна Богослова и прп. Арсения в Суроти. Фото: А. Поспелов / Православие.Ru

    В этом году Арсений был причислен к лику святых решением Константинопольского патриарха Димитрия I и Синода

    Многочисленные посмертные чудеса отца Арсения Каппадокийского привели к его прославлению в лике святых: он был канонизирован решением Константинопольского патриарха Димитрия I и Синода года.

    10 ноября – память преподобного Арсения Каппадокийского

    Однажды Арсений извлек воду из скалы

    Не только даром целительства прославился Арсений Каппадокийский. Его современники рассказывали немало чудесных историй, свидетелями которых они стали.

    Вот что поведал помощник преподобного Арсения, Гавриил Корциноглу:

    «Однажды мы с Хаджефендисом и моим дядей Продромосом пошли в церковь святого Иоанна Златоуста служить Литургию. Пока Хаджефендис облачался, я пошел на источник за водой для Литургии. Как только я подошел к источнику, вода иссякла. Я побежал к Хаджефендису, который, взяв под мышку свой молитвослов, быстро пошел к источнику, по дороге завязывая поручи. Возле скалы он прочитал молитву, и вода с шумом потекла. Я набрал, сколько было нужно, и мы вернулись в храм».

    Святой Арсений извлекает воду из святого источника. Изображение на стене в трапезной монастыря апостола Иоанна Богослова в Суроти)

    Патриархи Константинопольский и Иерусалимский неоднократно предлагали Арсению стать епископом, но он каждый раз отказывался, говоря

    «Не хочу быть епископом, потому что боюсь гордости. Чем выше горы, тем больше на них собирается туч»

    Акафист Арсению Каппадокийскому

    Кондак, глас 4

    Каппадокии новосаждённый цвет и добродетелей многочестный сосуд, святаго Арсения воспоим, сей бо яко Ангел во плоти жительствовав, сожитель бысть всем святым, с ними же предстоит всегда Христу даровати нам согрешений прощение.

    Арсений каппадокийский о чем молятся

    Прп. Арсений Каппадокийский. Икона XX в. Монастырь ап. Иоанна Богослова в Суроти

    Арсений Каппадокийский (ок. 1840 — 1924), архимандрит, преподобный

    В миру Феодор Анницалихос, происходил из селения Фараса в Каппадокии (Малая Азия), в семье Елевферия (Анницалихоса) и Варвары (Франгопулу). В раннем возрасте он лишился родителей.

    В 26 лет принял монашество в монастыре Иоанна Предтечи в Зинджи-Дере в Кесарии (совр. Кейсери, Турция), был рукоположен во диакона и направлен митр. Паисием II в Фарасу обучать детей грамоте по церковным книгам.

    В 1870 году был рукоположен во иеромонаха и возведен в сан архимандрита. Он совершил пять паломничеств на Св. землю, и поэтому его прозвали Хадж-эфенди.

    В течение 55 лет продолжалась его пастырская деятельность в Фарасе. Он наставлял и утверждал в вере жителей греческого анклава, постоянно находившегося под угрозой уничтожения.

    Надгробие на месте первоначального погребения прп. Арсения Каппадокийского. Городское кладбище г. Керкиры

    Преподобный Арсений предвидел грядущие испытания — войны и исход с родной земли. В 1924 г. при переселении малоазийских греков он сопровождал свою паству и умер 10 ноября на острове Корфу, через 40 дней после прибытия в Грецию.

    Мощи преподобного были перевезены сначала в г. Коницу, а затем в монастырь Иоанна Богослова в Суроти (близ Фессалоники).

    Многочисленные посмертные чудеса Арсения Каппадокийского привели к его прославлению в 1986 г. в лике святых.

    Церковнославянский перевод песнопений из греческой службы, составленной иноком Герасимом Микраяннанитом [1].

    Житие́ богоуго́дное до́бре сконча́в,/ сосу́д че́стен Уте́шителя яви́лся еси́, богоно́сне Арсе́ние,/ чуде́с благода́ть прии́м,/ все́м подае́ши ско́рое вспоможе́ние,/ о́тче преподо́бне,/ Христу́ Бо́гу моли́ся// дарова́ти нам ве́лию ми́лость.

    Каппадоки́и новосажде́нный цвет/ и доброде́телей многоче́стный сосу́д,/ свята́го Арсе́ния воспои́м,/ сей бо я́ко А́нгел во пло́ти жи́тельствовав,/ сожи́тель бысть всем святы́м,/ с ни́миже предстои́т всегда́ Христу́// моля́ [2] дарова́ти нам согреше́ний проще́ние.

    • Παΐσιος ῾Αγιορείτης, γέροντας. ῾Ο Πατήρ ̓Αρσένιος ὁ Καππαδόκης. Σουρωτή Θεσσαλονίκης, 1975;
    • Паисий Святогорец, старец. Преподобный Арсений Каппадокийский. Серг. П., 1997.
    • Λέκκος Ε. Π. Εὐαγγελιστοῦ ̓Ιωάννου Θεολόγου Σουρωτῆς // Τά μοναστήρια τοῦ ῾Ελληνισμοῦ. Πειραιάς, 1997. T. 1. Σ. 72-74.

    [2] Слово «моля́», отсутствующее в источнике, но явно недостающее по смыслу, добавлено пользователем д. Александр Васильев

    В миру святитель был известен под именем Феодора Анницалихоса, родился в середине XIX столетия на территории Турецкой империи (Каппадокии), в городе Фарасы. В юном возрасте Арсений остался сиротой, получил отличное образование в Смирне. Когда ему исполнилось 26 лет, молодой человек решил принять постриг, вскоре получил сан диакона и стал обучать детей грамоте. В чине архимандрита Арсений вел 55-летнюю пасторскую деятельность в Фарасах.

    Маленький Феодор появился на свет около 1840 г. в Фарасах (Каппадокия), родители не были богатыми, но обладали добродетельными качествами характера. Отца звали Елевферием, он работал простым учителем, матушка носила имя Варвары. Феодор и его кровный брат Власий рано потеряли родителей, опекуном стала тетя, также жившая в Фарасах.

    • Еще в детстве будущий святитель проявил интерес к духовной жизни и монашеству. Власий же, повзрослев, стал учителем музыки, в своих сочинениях он прославлял Господа. В подростковом возрасте Феодор уехал учится в город Нигди, а после отправился в университет в Смирне. Когда он возвращался домой на каникулы, любил проводить занятия с детьми из родных Фарас. Учителем Феодор был строгим, но справедливым. После окончания учебы молодой человек отправился в Кесарию Каппадокийскую.
    • В 26 лет он поселился в обители города Флавиады, здесь Феодор принял постриг и получил духовное имя Арсения (мужественный). Однако святитель недолго был в уединении, вскоре митрополит рукоположил его во диакона и благословил на обучение грамоте детей из бедных семей. Арсений прибыл на родину и с большим воодушевлением стал исполнять свой учительский долг, но это приходилось делать втайне, так как туркам были ненавистны христиане.
    • Еще не достигнув 30-летнего возраста, преподобный получил сан архимандрита. Он устремился проповедовать христианское учение, ему также приходилось собирать пожертвования с близких и дальних уголков родины. Арсений укреплял веру народа, учил их не боятся турецкого гнева, а также исцелял больных силою, полученной за годы великой практики аскетизма. Когда к святителю приводили человека, тот никогда не интересовался вероисповеданием и национальностью, но всегда стремился избавить несчастного от мучающего недуга и утвердить в этом человеке веру во Всемогущество Творца.
    • Вскоре турки сменили гнев на милость и уважение, когда святой Арсений показал им, что силою Господа умеет управлять стихией. Спустя время в родных для него местах появились протестанты, которые могли осквернить православное учение и посеять семена сомнений в здешнем народе. Однако и эти люди спустя время пришли к отцу Арсению и стали просить прощения.

    Чтобы отвести от себя излишнюю любовь, Арсений юродствовал и часто совершал странные поступки. Он стремился продемонстрировать противоположное тому, чем в действительности обладал, потому что искренне боялся гордости. Притворяясь злобным, странным и невоздержанным человеком, святой сохранил духовную непорочность, которую сумел сберечь от народной похвалы. Он всегда твердил, что чудеса совершает лишь Бог.

    В Фарасах и его окрестностях не было ни одного врача, поэтому задача по лечению возлагалась на святого Арсения. Преподобный мог исцелить на расстоянии, имея только какой-либо предмет больного, неспособного лично прийти в его жилье. В этих случаях отец писал утешительную записку, которую нужно было носить в ладанке.

    В самых серьезных случаях (слепота, бесноватость, немота) святитель использовал не обыкновенную молитву, но стихи из Евангелия. Чтобы исцелить больных душой, Арсений наказывал человеку прийти к нему несколько раз.

      Преподобный учитель никогда не брал оплаты за свои чудотворения, утверждая, что христианская вера в Господа не продается. Он также отказывался и от подарков, так как знал, что вокруг него процветает бедность и нищета, которая намного больше нуждается в деньгах и вещах первой необходимости. В самой церкви, где служил отец Арсений находилась специальная ниша, куда благотворители складывали свои пожертвования. Бедняки сами имели возможность взять по нужде, но никогда не превышали запросов, ибо боялись гнева Вседержителя.

    Бедные поклонницы никогда не могли понять характер этого человека, но не забывали о великих чудесах, которые тот совершал бескорыстно.

    Преподобный явил миру пример строжайшего аскетизма, за что получил от Господа дар исцелять и видеть будущее. В 1986 г. Вселенская Церковь прославила Арсения в лике святых, его останки считаются чудотворными.

    На заметку! Память преподобного отмечается 28 октября.

    После смерти слава о божественных деяниях преподобного на время исчезла из памяти народа. Почитание вернулось преподобному благодаря стараниям его духовного ученика, которого звали Паисием Святогорцем. Мощи Арсения обрели в середине осени 1958, они долгое время находились в греческом городе Коница. В 1971 г. святой Паисий создал житие своего духовного наставника.

    Сегодня останки преподобного Арсения хранятся в обители И. Богослова в городе Суроти, что на северо-западе Греции.

    Монастырь святого апостола Иоанна Богослова

    За городской чертой
    Монастыри святого апостола Иоанна Богослова и преподобного Арсения (Преп. Арсений Каппадокийский)

    Монастыри святого апостола Иоанна Богослова и преподобного Арсения Каппадокийского в пригороде Салоник хранят мощи удивительного подвижника и чудотворца двадцатого века преподобного Арсения Каппадокийского.

    Преподобный Арсений родился около 1840 года в деревне Фараса (Варасио) в Каппадокии, которая в наши дни принадлежит Турции. Рано оставшись сиротой, он вместе с братом жил у своей тетки, а потом поехал учиться в Смирну, после чего отправился в Кайсери (Кесарию) и поступил в монастырь святого Иоанна Крестителя (называемый также монастырь Флавиана в Зинчи-Дере). Однако в те годы очень не хватало учителей, и митрополит Паисий II рукоположил его в сан диакона и отослал обратно в Фарасу в качестве школьного учителя.

    В этой маленькой деревне не было ни школьного помещения, ни парт. Молодой инок постелил в простой жилой комнате овечьи шкуры, и дети сидели на них во время уроков. Помимо прочего, это служило мерой предосторожности в случае, если к ним заглянут турки. Турки были против получения христианским меньшинством образования на греческом языке. Нежданный посетитель, зайдя в комнату, увидел бы детей, сидящих на коленях, и решил бы, что они молятся. Выше на скалах стоял небольшой храм, в котором отец Арсений иногда тайно проводил школьные занятия. В 1870 году в Кайсери он принял сан священника и отправился в долгое паломничество в Иерусалим. Вернувшись в Фарасу, продолжал учительствовать и начал служить священником в деревенском храме. После паломничества в Иерусалим, местные жители называли его Хаджиефенди.

    Отец Арсений перевел множество отрывков из Евангелия на местный диалект, и мужчины из его деревни теперь собирались зимними вечерами вокруг костра послушать, как он рассказывает евангельские притчи или жития святых, а потом пересказывали их дома женам и детям.

    Отец Арсений вел строгий, подвижнический образ жизни, кельей ему служила комната с земляным полом. В одном углу лежало несколько покрывал, на которых он спал, а перед иконным углом — овечья шкура, на которую он становился на колени во время молитвы. Еще у него было несколько богослужебных книг, и больше ничего. На плечах он носил старую накидку из мешковины, а когда его просили снять ее во время посещения официальных представителей Церкви, он отказывался, говорил, что это подарок на память от матери. По средам и пятницам он молился и постился, не выходя из кельи.

    Будучи по натуре мягким человеком, отец Арсений часто намеренно выглядел раздраженным, стараясь не допустить слухов о собственной святости. С теми, кто хвалил его или предлагал плату за исцеление, он разговаривал сурово, настаивая на том, чтобы все, что ему приносили, было отдано бедным.

    В 1924 году (к тому времени он служил своей пастве уже более пятидесяти лет) все христианское население Фарасы вынуждено было переехать в Грецию. По условиям договора от 1922 года все жившие в Турции христиане переселялись в Грецию, а греческие мусульмане — в Турцию. Отец Арсений, которому тогда было уже восемьдесят четыре года, добирался до берега вместе с жителями своей деревни, отказываясь садиться на ослика, специально предназначенного для него, чтобы дать возможность ехать на нем маленькому ребенку или кому-либо из больных. В Греции их поселили на острове Корфу, где, как преподобный Арсений и предсказывал, он почил. Это случилось 28 октября/10 ноября, ровно через сорок дней после прибытия на Корфу.

    На старом кладбище Корфу христиане до сих пор ухаживают за могилой отца Арсения, приносят свечи и цветы, молятся возле нее. Однако сами мощи Святого были увезены с Корфу старцем Паисием, святогорским иноком, которого в детстве крестил преподобный Арсений. Они покоятся ныне недалеко от Салоник, в монастырях, основанных этим Старцем — святого Иоанна Богослова в Суроти и преподобного Арсения Каппадокийского близ Ватопидии.

    День памяти преподобного Арсения празднуется этими двумя монастырями 28 октября (10 ноября по новому стилю).

    Обитель в Ормилии

    Обитель в Ормилии
    Обитель Благовещения Богородицы в Ормилии — это сравнительно новый женский монастырь, один из самых известных в Греции. Обращаем внимание любителей византийского пения на то, что сестринский хор этого монастыря — один из лучших женских хоров в стране. Возможность побывать здесь на службе — благословение для любого паломника. Кроме Благовещения есть еще два праздника, которые они отмечают с большой торжественностью — день святой равноапостольной Марии Магдалины и преподобного Германа Аляскинского. В обители хранится большая частица мощей преподобного Германа.

    Святой, чья молитва рассекала камень
    Преподобный Арсений Каппадокийский (1840–1924)

    10 ноября мы чтим память преподобного Арсения Каппадокийского – греческого подвижника, одного из самых замечательных святых нашего времени.

    Монах на коне

    Преподобный Арсений (в миру Феодор) родился в селении Фарасы в Каппадокии (Малая Азия). Ребенок рано лишился родителей. Как-то Феодор со старшим братом переходили небольшую реку, и малыша унесло течением. Старший брат со слезами стал молиться святому великомученику Георгию, храм которого находился неподалеку. Внезапно прямо перед ним оказался Феодор – целый и невредимый. Малыш рассказал, как один всадник, похожий на монаха, выхватил его из воды и на коне вывез на берег. С этого момента Феодор стал говорить, что он тоже станет монахом.

    Мечту свою он осуществил: окончил семинарию, подвизался в монастыре святого Иоанна Предтечи и принял монашеский постриг с именем Арсений. Там юноша был рукоположен в диаконы и направлен митрополитом Паисием II в Фарасы обучать грамоте детей бедняков по церковным книгам.

    Учитель

    55 лет преподобный Арсений окормлял, наставлял и утверждал в вере жителей греческого селения Фарасы, которое было свободным греческим островком в глубинах Малой Азии, оплотом православной веры, греческого языка и культуры.

    К Фарасам относились еще шесть более мелких селений, расположенных примерно в 200 километрах южнее главного города Каппадокии – Кесарии. Греческие селения постоянно находились под угрозой быть уничтоженными турками, хотя им и была предоставлена относительная свобода под давлением православной России.

    В Фарасах насчитывалось 50 церквей и множество святых источников, славящихся своими чудесами по всей Каппадокии. Фарасиоты любили Церковь, имели благоговение и подвижнический дух. Весь год в посты и постные дни большинство фарасиотов вкушали пищу и пили воду только один раз в сутки – вечером.

    Турки не хотели, чтобы греческие дети получали образование, но отец Арсений, приехав в Фарасы, несмотря на свою молодость, повел дело с большим рассуждением. Он проводил уроки в большой комнате, не за партами, а расстелив на полу овечьи шкуры, на которых сидели, поджав ноги, его ученики. У турок это не вызывало раздражения, поскольку они думали, что дети собрались на молитву. Преподобный не просто давал своим ученикам знания, он учил их Иисусовой молитве, наставлял в покаянии и благочестии.

    В 1870 году отец Арсений был рукоположен в иеромонаха и возведен в сан архимандрита. Ему исполнилось только 30 лет. После рукоположения подвижник отправился в паломничество на Святую Землю. С того времени фарасиоты прозвали его Хаджефендисом (от слов «хаджи» – паломник и «эфенди» – господин).

    Отец Арсений был аскетом, строго постился и жил в ветхом доме, не имея не только лишнего, но зачастую и необходимого. Он стяжал от Господа дары горячей веры, пламенной молитвы, духовного рассуждения, прозорливости и исцеления. Фарасиоты говорили, что его молитва рассекала камень.

    Исцеления

    Однажды к отцу Арсению привезли одержимого ребенка из Синасоса. Взглянув на крепко связанного и сильно измученного мальчика, отец Арсений велел родителям немедленно развязать его. Родные ребенка ответили: «С вашего благословения, Хаджи-эфенди, но мальчик безумен и причинит нам беду. Мы с большим трудом его связали». Но отец Арсений сказал им: «Освободите его и не бойтесь». Как только родители развязали мальчика – по молитвам святого ребенок исцелился. Он подошел к отцу Арсению и тихо, как агнец, сел рядом с ним. После этого отец Арсений дал родителям ребенка епитимию – поститься 40 дней, как в Великий пост. Преподобный объяснил родителям, что они сами виноваты в одержимости ребенка, а также в том, что проявляли жестокость к невинному: они часто намеренно изнуряли мальчика голодом, чтобы у того не было сил.

    Вдруг просиял свет, подобный разноцветной радуге, он окружил отца Арсения и слепую женщину

    Председатель фарасиотского землячества Авраам Псаропулос рассказывал об одном чуде отца Арсения, очевидцем которого был сам: «Однажды после Божественной Литургии, когда все разошлись и в храме оставались лишь псаломщик Продромос, староста с помощниками и несколько пономарей, отец Арсений, стоя перед царскими вратами, стал читать Евангелие над одной слепой женщиной-христианкой. Вдруг просиял свет, подобный разноцветной радуге, он окружил отца Арсения и слепую женщину, которая стояла перед ним на коленях. В этот момент она прозрела».

    Из Келмири к преподобному привели одну прокаженную женщину. Он помолился, и она исцелилась: лицо у нее стало чистое, как у ребенка.

    Однажды, когда отец Арсений вместе с псаломщиком шли в храм святого Иоанна Златоуста, они встретили по дороге немую женщину и взяли ее с собой. Придя в храм, отец Арсений прочитал над ней Евангелие, после чего немая сразу заговорила, – и все прославили Бога.

    Два дня в неделю, по средам и пятницам, преподобный пребывал в затворе, молился и освящал молитвой труд других дней недели. Если в эти дни приходил издалека больной, не знавший этого правила, и стучался в келью, отец Арсений открывал, но осматривал больного молча. Бывало, что преподобный, находясь в созерцательной молитве, не открывал дверь. Фарасиоты в эти дни старались не беспокоить отца Арсения. Если кому-то случалось заболеть, они брали землю с порога кельи преподобного, натирали ею больное место и получали исцеление.

    Преподобный взял в руки Евангелие и трижды легонько стукнул им больную по голове, и бес тут же вышел из нее

    Отец Арсений никогда не принимал ни денег, ни подарков за исцеление, даже не прикасался к ним. Однажды из села Цахируды к нему привезли одну одержимую молодую турчанку, которую только что выдали замуж. Одержимая была связана, но все равно ее с трудом могли удержать. Когда отец Арсений благословил развязать больную, она бросилась на него и укусила за ногу. Преподобный взял в руки Евангелие и трижды легонько стукнул им больную по голове, и бес тут же вышел из нее. Она упала на колени, заплакала и стала благоговейно лобызать укушенную ногу. Ее отец тоже упал на колени, умоляя отца Арсения принять от него в знак благодарности кошель с деньгами: «Возьми, все это твое, потому что ты спас мою дочь». Отец Арсений поднял его на ноги и твердо сказал ему: «Оставь себе свои деньги, наша вера не продается».

    «Вот дверь, через которую воры отправляются в преисподнюю!»

    Воры никак не могли найти дверь, чтобы выйти, и, как слепые, ходили взад-вперед по келье

    Стефан Захаропулос рассказывал о том, как четверо курдов пришли грабить отца Арсения. В это время преподобный сидел на шкуре и читал творения святых отцов. Он видел, как воры открыли дверь, но, не промолвив ни слова, продолжал читать, пока те шарили по всем углам в надежде найти золотые монеты. Ничего не найдя, воры взяли лежащие в углу два одеяла, которые составляли все имущество преподобного. Они собрались уходить, но не могли найти дверь, чтобы выйти, и, как слепые, ходили взад-вперед по келье. Так как своим хождением они мешали отцу Арсению читать, он сам показал им, где дверь, но они все равно ее не видели. Тогда преподобный встал и, взяв за руку одного курда, сказал: «Вот дверь, которой выходят воры и отправляются в преисподнюю!» Только тут они увидели дверь, раскаялись и попросили прощения. Отец Арсений простил их, и они ушли. Потом эти курды рассказывали своим соплеменникам о том, что с ними произошло: «Аман, Аман! Не ходите воровать у Хаджефендиса. В келью зайдете, а дверь, чтобы выйти назад, не найдете».

    Отец Арсений сказал: “Опусти свою усохшую руку”. И тотчас рука турка безжизненно повисла, а его кинжал упал на землю

    Продромос Езнепидис рассказывал еще о нападения турок-четов на Фарасы. Мужчин в селении тогда практически не было: одни работали на дальних полях, другие разъехались. Продромос бесстрашно сражался, но у него закончились патроны, и турки взяли его в плен. Они собирались повесить мужественного защитника селения и уже приготовили ему виселицу. Перед повешением турки стали пытать его, требуя сказать, где он хранит свои сбережения. И Господь внушил Продромосу ответить разбойникам: «Я все храню у Хаджефендиса». Когда турки привели связанного старосту к отцу Арсению, преподобный вознегодовал и стал обличать разбойников, требуя от них освободить пленного. Главарь шайки пришел в ярость от слов святого и выхватил кинжал, чтобы убить его. Тогда отец Арсений сказал ему: «Опусти свою усохшую руку». И тотчас рука турка безжизненно повисла, а его кинжал упал на землю. Увидев это, бандиты пришли в ужас, а главарь со слезами стал просить, чтобы Хаджефендис его исцелил. Отец Арсений, перекрестив, исцелил руку, и бандиты, развязав старосту, в страхе бежали. С тех самых пор ни одного человека из этой шайки в селении больше не видели.

    «Меня подхватила на руки одна Жена и опустила на землю»

    Гавриил Корциноглу, бывший церковный чтец и помощник отца Арсения, рассказывал: «Однажды мы с Хаджефендисом и моим дядей Продромосом пошли в церковь святого Иоанна Златоуста служить Литургию. Пока Хаджефендис облачался, я пошел на источник за водой для Литургии. Как только я подошел к источнику, вода иссякла. Я побежал к Хаджефендису, который, взяв под мышку свой молитвослов, быстро пошел к источнику, по дороге завязывая поручи. Возле скалы он прочитал молитву, и вода с шумом потекла. Я набрал, сколько было нужно, и мы вернулись в храм».

    Он оперся на деревянные перила, но внезапно одна доска оторвалась, и преподобный полетел с 50-метровой высоты в пропасть

    Отец Арсений часто ходил с псаломщиком Продромосом служить Литургию в пещерный храм Пресвятой Богородицы, расположенный высоко в скале. В храм вели 40 ступеней, вырубленных в скале, и деревянная лестница из 120 ступеней. У входа в пещерный храм фарасиоты построили деревянный балкон. Как-то раз после службы отец Арсений вышел на балкон. Он оперся на деревянные перила, но внезапно одна доска оторвалась, и преподобный полетел с 50-метровой высоты в пропасть. Псаломщик Продромос между тем убирался в храме и ничего не знал. В это время на соседнем поле работал земледелец. Увидев, как падает преподобный, он бросил своих волов на поле и побежал к месту падения, чтобы, как он думал, хотя бы собрать останки отца Арсения. Подбежав к упавшему, крестьянин нашел его целым и невредимым, только неподвижным. Он подошел ближе и хотел в изумлении дотронуться до упавшего, но отец Арсений сказал: «Не трогай меня, со мной все в порядке». Преподобный лежал без движения не потому, что ударился, а от умиления: когда он падал, его подхватила на руки одна Жена и опустила на землю. В этот момент, как он сам рассказывал, он чувствовал себя словно малое дитя на руках у матери. Отец Арсений вернулся в храм и рассказал обо всем Продромосу, который по-прежнему был занят уборкой и никак не мог понять, что же произошло. Крестьянин пошел в Фарасы и рассказал жителям о случившемся.

    «Святые чудачества»

    За чудеса, которые совершал отец Арсений благодатью Божией, люди стали почитать его святым, каковым он и был на самом деле. Это ставило отца Арсения в трудное положение, вынуждая брать на себя еще больший подвиг для того, чтобы скрыть свою святость и избежать человеческой похвалы. Отец Арсений немного юродствовал, дабы скрыть свои великие дары.

    Преподобный Паисий Святогорец писал о святом: «Он всегда старался являть людям противоположность своих добродетелей, чтобы избежать похвал. Честно признаюсь, что эти “святые чудачества”… трогают меня даже больше, чем совершенные им силой Божией многие чудеса. Поскольку, притворяясь гневливым или чревоугодником, он сохранил непорочность души, оберегая ее от людских взглядов и суетных похвал. Предпочитал лучше слыть человеком странным, раздражительным, ненормальным, чем святым».

    Всякий раз, когда отец Арсений видел, как люди после очередного чуда превозносят его, он резко говорил: «Вы что, думаете, я святой? Я такой же грешник и еще хуже вас. Что, не видите, как я раздражаюсь? А чудеса Христос творит. Я только свои руки воздеваю и Его прошу».

    Патриархи Константинопольский и Иерусалимский хотели хиротонисать отца Арсения во епископы, но преподобный каждый раз отказывался. Он говорил: «Не хочу быть епископом, потому что боюсь гордости. Чем выше горы, тем больше на них собирается туч».

    «Я умру на острове»

    Отец Арсений предвидел грядущие испытания, войны и исход с родной земли в 1924 году. Он за много лет был извещен Богом о переселении в Грецию и говорил фарасиотам, чтобы они не тратили денег зря, а откладывали на дорогу. За год до обмена населением одна женщина пришла к нему и сказала: «Благослови, Хаджефендис. Я слышала, что в этом году нас будут переселять». Он ответил ей: «Успокойся пока и занимайся своими делами, до отъезда у нас еще целый год».

    Отец Арсений говорил: «Когда мы поедем в Грецию, то жители нашего селения окажутся разбросанными по разным ее концам. Будет сущая неразбериха… Я проживу в Греции лишь 40 дней и умру на острове». Так все и случилось. Жителей селения Фарасы так разбросало повсюду, что даже родственники не знали друг о друге, кто жив, а кто нет.

    При переселении в 1924 году турки приставили к отцу Арсению для охраны жандарма, который должен был целым и невредимым доставить его в Нигди. Фарасиоты же отправили с любимым пастырем трех молодых греков, чтобы они позаботились о старце. По дороге их нагнал один свирепый турок на коне и, кивнув в сторону отца Арсения, сказал жандарму: «Что ты с ним возишься? Столкни его где-нибудь в пропасть – и дело с концом». Один из трех греческих юношей, сопровождавших отца Арсения, сильно испугался за него и посоветовал ему сказать туркам, что он официальное лицо и чтобы они обращались с ним повежливее. Отец Арсений ему ответил: «Не стоит. Ну-ка пошли». И они продолжили путь. Всадник не успел отъехать и двадцати метров, как упал с лошади на землю. Увидев это, жандарм сказал отцу Арсению: «Сен син азиз!» (Ты святой)». После этого случая турецкий жандарм относился к отцу Арсению с большим почтением. А преподобный сказал юношам: «Я и слова не успел произнести, а он уже упал».

    После трудного путешествия корабль причалил в греческом порту Пиреи, у селения святого Георгия. Переселенцев разместили в лагере для беженцев, а потом повезли на Керкиру (греческое название острова Корфу). Здесь отец Арсений заболел.

    “Вчера приходила Божия Матерь и известила меня. Она показала мне Афон и монастыри”

    В больнице он сказал навестившему его Продромосу: «Давай прощаться. Послезавтра я перейду в другую жизнь. Вчера днем приходила Божия Матерь и известила меня. Она показала мне Афон и монастыри, которые я очень хотел видеть, да так и не удостоился. Что сказать, Продромос! Знаешь, сколько на Афоне монастырей?! Какие большие храмы?! Красота!»

    Отец Арсений умер, как и предсказал, через 40 дней после прибытия в Грецию. Ему шел 84-й год. Нестяжательный подвижник не оставил по себе никакого наследства, кроме нескольких потрепанных книг.

    Узнав о кончине преподобного, фарасиоты были безутешны в своем горе. Собралось много людей, и они устроили любимому пастырю торжественные похороны, на которые пришли и многие местные жители. Отец Арсений был погребен на городском кладбище Керкиры рядом с другими священниками.

    Чудеса при обретении мощей

    В 1971 году Паисий Святогорец написал житие преподобного Арсения Каппадокийского. Собирая материал для книги, он опрашивал односельчан, представителей фарасиотского землячества и собрал множество свидетельств о преподобном Арсении.

    Когда преподобный Паисий Святогорец решил обрести мощи святого, он приехал в октябре 1958 года на Керкиру. Но погода не подходила для задуманного: шли дожди. Священник кладбищенской церкви посоветовал старцу Паисию приехать в другой раз или ждать, пока прекратятся дожди. Но отец Паисий ответил на это: «Я приду завтра утром, и отец Арсений поможет». На следующее утро, когда преподобный Паисий Святогорец выходил из дома, шел проливной дождь, но едва он дошел до кладбища, дождь прекратился и вышло солнце. Когда обретали мощи, небо было чистое, а когда Паисий Святогорец с мощами выходил с кладбища – опять пошел сильный дождь. Священник кладбищенской церкви сказал тогда: «Отец Арсений сотворил чудо».

    Наступил вечер, стемнело, и вдруг старец Паисий услышал грозный голос: “Это еще что за мощи?”

    Старец Паисий Святогорец, счастливый, вернулся в гостиницу. Он молился на коленях перед мощами святого. Наступил вечер, стемнело, и вдруг он услышал грозный голос: «Это еще что за мощи?» Отец Паисий почувствовал, как какая-то сила сдавливает его. Тела он не видел, только две черные страшные руки, которые его душили. Тогда он громко воззвал к святому: «Святой Арсений, помоги мне!» Тут же кто-то крепко схватил те страшные руки и высвободил его. Отец Паисий почувствовал сладость утешения в сердце и с еще большей любовью стал молиться святому. На другой день Паисий Святогорец перевез мощи святого в Коницу, а затем в монастырь Иоанна Богослова в Суроти.

    Многочисленные посмертные чудеса отца Арсения Каппадокийского привели к его прославлению в лике святых: он был канонизирован решением Константинопольского патриарха Димитрия I и Синода 11 февраля 1986 года.

    Паисий Святогорец – Святой Арсений Каппадокийский

    Паисий Святогорец – Святой Арсений Каппадокийский краткое содержание

    Книга посвящена житию и чудесам одного из самых замечательных святых последнего времени — греческого подвижника преподобного Арсения Каппадокийского († 1924; пам. 28 октября/10 ноября). Автор — известный на Афоне Старец Паисий († 1994), написавший несколько книг о подвижниках, с которыми Господь благословил ему встречаться в жизни. Отец Паисий был крещён преподобным Арсением и получил от него имя Арсения, кроме того, преподобный предсказал ему монашеский путь.

    Перевод книги выполнен с 25–го греческого издания Издательским Домом “Святая Гора” с разрешения Иоанно–Богословского монастыря в Суроти (Фессалоники).

    Святой Арсений Каппадокийский – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

    Старец Паисий Святогорец

    СВЯТОЙ АРСЕНИЙ КАППАДОКИЙСКИЙ

    Γεροντος Παϊσίου ‘Αγιορείτου

    Ο ΑΓΙΟΣ ΑΡΣΕΝΙΟΣ Ο ΚΑΠΠΑΔΟΚΗΣ

    ‘Ιερόν Ήσυχαστήριον «Ευαγγελιστής Ιωάννης ό Θεολόγος» Σουρωτή Θεσσαλονίκης 2007

    СТАРЕЦ ПАИСИИ СВЯТОГОРЕЦ

    СВЯТОЙ АРСЕНИЙ КАППАДОКИЙСКИЙ

    перевод с греческого

    МОНАСТЫРЬ СВЯТОГО АПОСТОЛА И ЕВАНГЕЛИСТА ИОАННА БОГОСЛОВА

    СВЯТО–ТРОИЦКАЯ СЕРГИЕВА ЛАВРА

    ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ “СВЯТАЯ ГОРА”

    УДК 271.2–36 Паисий Святогорец

    Паисий Святогорец С77

    Печатается по изданию:

    ΓΕΡΟΝΤΟΣ ПА ΙΣΙΟΥ ΑΓΙΟΡΕΙΤΟΥ О ΑΓΙΟΣ ΑΡΣΕΝΙΟΣ О ΚΑΠΠΑΔΟΚΗΣ ΕΚΔΟΣΗ 2511 ΙΕΡΟΝ ΗΣΥΧΑΣΤΗΡΙΟΝ «ΕΥΑΓΓΕΛΙΣΤΗΣ ΙΩΑΝΝΗΣ Ο ΘΕΟΛΟΓΟΣ» ΣΟΥΡΩΤΗ ΘΕΣΣΑΛΟΝΙΚΗΣ 2007

    © Монастырь святого Иоанна Богослова, 2007

    © Издательский Дом “Святая Гора”, 2008, 2009

    © Данилин А. Л., перевод, 2008

    ДЕЯНИЕ ПАТРИАРХА И СВЯЩЕННОГО СИНОДА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО ПАТРИАРХАТА О ПРИЧИСЛЕНИИ К ЛИКУ СВЯТЫХ ИЕРОМОНАХА АРСЕНИЯ КАППАДОКИЙСКОГО

    МИЛОСТИЮ БОЖИЕЙ АРХИЕПИСКОП КОНСТАНТИНОПОЛЯ — НОВОГО РИМА И ВСЕЛЕНСКИЙ ПАТРИАРХ

    Святой Христовой Церкви подобает во веки славить и почитать во всяком благочестии песньми и величаниями тех, кто показал преподобническое и святое житие в сей жизни, кто истощил себя словом и делом в служении и любви к ближнему, кто засвидетельствован от Бога знамениями и чудесами в сей жизни и по преселении из неё, и призывать ко Всеблагому Богу благоугодное их ходатайство об оставлении грехов и исцелении больных.

    Таковое житие показал и происходивший из Фарас Каппадокийских иеромонах Арсений, прозываемый Каппадокийским, в юношеском возрасте сопричтённый к монахам святой обители Честного Предтечи в Кесарии (Зиндзи–Дере) и воспринявший в ней благодать священства, последовавший во смирении сердца призывавшему гласу Церкви, принесший в жертву уединённое в подвиге житие.

    Более пятидесяти лет он пребывал в Фарасах, освящая, научая и укрепляя в вере и отеческом благочестии православный народ, проживавший в той отдалённой местности, за которым, будучи восьмидесятилетним старцем, последовал при исходе с родной земли. Он отошёл ко Господу на острове Керкира 10 ноября[1]1924 года.

    Наша мерность вкупе со священнейшими и пречестными митрополитами нашими, во Святом Духе возлюбленными нашими братьями и сослужителями, на основании присланных Элладской Церковью нам материалов и соответствующего доклада церковно–канонической комиссии, удостоверившись в святости жития и кончины преподобного иеромонаха Арсения Каппадокийского после Соборного обсуждения рассудила, последуя общему обычаю Церкви, воздать и ему почесть, подобающую священным мужам.

    Посему определяем соборне, утверждаем и повелеваем в Духе Святом, дабы отныне и впредь во веки веков преподобный иеромонах Арсений Каппадокийский был сопричислен к преподобным и святым мужам Церкви, почитаем верующими и песньми хвалебными восхваляем 10–го числа месяца ноября, в день, когда он преставился ко Господу.

    В указание и свидетельство сему и составлено патриаршее и синодальное деяние наше, подготовленное со вниманием и подписанное в Кодексе нашей Святой и Великой Церкви Христовой, точная же его копия направлена священнейшему митрополиту Кассандрийскому Синесию для хранения в архивах священной его митрополии.

    11 февраля лета нашего Спасителя 1986.

    † Патриарх Константинопольский Димитрий утверждает

    † Максим Сардский † Иероним Родопольский

    Я чувствую великий долг перед отцом Арсением за то, что он сам крестил меня и в крещении нарёк своим именем, и за его книги, сохранённые старым Продромосом Корциноглу (сыном Хаджициниса), на которых я вырос.

    Однако главной книгой для меня был сам Продромос. Он был поистине живой книгой об отце Арсении, сохранив в своей чистой памяти множество воспоминаний о его святой жизни. Этот старец имел великое счастье — так как был псаломщиком и постоянным спутником отца Арсения — знать о нём очень многое. Кроме того что он сам многое видел своими глазами, ещё и сам отец Арсений рассказывал ему разные случаи из своей жизни. Так что когда я заходил к Продромосу, с которым мы были соседями, он обязательно мне что–нибудь рассказывал об отце Арсении, а я, движимый детским любопытством, то и дело задавал ему разные вопросы. Тогда я был маленьким, а потому слова его легко отпечатывались в моём ещё чистом сердце, не тронутом чёрствостью.

    Когда позднее Промыслом Божиим в 1958 году, уже будучи монахом, я опять оказался в Конице, в монастыре Стомион, то интерес мой к отцу Арсению вырос ещё больше. Как и прежде, я приходил к Продромосу и всё расспрашивал. Благочестивому старцу исполнилось уже девяносто лет, но он был неутомим и всегда охотно рассказывал.

    Можно было бы узнать больше об отце Арсении, но тогда у меня и в мыслях не было собирать материалы для его жития. Знал ли я, что отец Арсений и после кончины будет являть знамения и чудеса, как являют святые? Тогда, в 1958 году, мощи его покоились на кладбище острова Керкира (Корфу), а на могиле лежала каменная плита, на которой было выгравировано его имя.

    Многие из наших односельчан думали, что мощи отца Арсения нетленны, как и мощи многих других святых, а потому по благоговению не дерзали открывать могилу. Да людям было и невозможно собраться вместе, чтобы сообща подумать об обретении мощей, потому что жители Фарас, по пророчеству отца Арсения, рассеялись по всей Греции. Ещё до обмена населением[2] он говорил: «Когда мы поедем в Грецию, то жители нашего села окажутся разбросанными по разным её концам. Будет сущая неразбериха». А о себе говорил: «Я проживу в Греции лишь сорок дней и умру на острове». Так всё и случилось. Жителей нашего села так разбросало повсюду, что даже родственники не знали друг о друге, кто жив, а кто нет.

    Читайте также:  Александр Милеант - житие и труды, идеи и позиция, сочинения
    Ссылка на основную публикацию