Фаддей Успенский – житие и творения, почитание и дни памяти, мощи

Священномученик Фаддей (Успенский)

В издательстве Сретенского монастыря в серии «На страже веры» вышла новая книга: «Священномученик Фаддей Успенский». Составитель Ольга Рожнева.

Книга посвящена cвященномученику Фаддею (Успенскому; 1872–1937), архиепископу Тверскому. Патриарх Тихон говорил о нем: «Знаете ли вы, что владыка Фаддей — святой человек? Он не обыкновенный, редкий человек. Такие светильники Церкви — явление необычайное». Владыка Фаддей принял мученическую смерть за Христа с мужеством и вдохновением мучеников Церкви первых веков.

Священномученик Фаддей, архиепископ Тверской (в миру Иван Васильевич Успенский), — сын священника и внук священника. Родился он 12 ноября 1872 года в селе Наруксово Нижегородской губернии. Учился Иван, продолжая семейную традицию, в Нижегородском духовном училище, а затем в Нижегородской духовной семинарии. В 1892 году, в возрасте двадцати лет, поступил в Московскую духовную академию. В то время ректором академии был архимандрит Антоний (Храповицкий), философ и богослов, впоследствии митрополит Киевский и Галицкий, еще позднее, после Гражданской войны в России, первый председатель Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей.

Игумен Дамаскин (Орловский) писал о юности будущего владыки Фаддея: «Учась в академии, Иван Васильевич обустраивал свой внутренний мир, проявляя в этом деле редкостное терпение. Желая знать о себе все в точности, он вел ежедневный дневник. Открывая ему свою душу, он сохранял удивительное целомудрие и утонченно-христианскую деликатность, записывая только то, что действительно существенно и важно, не позволяя себе в писании о других входить в излишние подробности, которые могли бы кому-нибудь повредить. Нежная душа его, сохранившая детскость и простоту, стремилась лишь к любви к Богу и безупречному исполнению заповедей, и он зорко следил за моментами ослабления этой любви, скорбя об охлаждении и душевной расслабленности, и вновь и вновь обращался за помощью к Богу».

В августе 1897 года Иван Успенский был пострижен в монашество с именем Фаддей, в память апостола Фаддея. В том же месяце он был рукоположен в сан иеродиакона, а через месяц в сан иеромонаха, с назначением на должность преподавателя логики, философии и дидактики в Смоленскую духовную семинарию.

В декабре 1908 года в городе Владимире-Волынском, в храме Христорождественского монастыря, состоялось наречение архимандрита Фаддея во епископа Владимиро-Волынского, первого викария Волынской епархии.

В 1918–1919 годы Волынь оказалась ввергнута во все ужасы оккупации, междоусобицы и разрушения: ее поочередно оккупировали то немцы, то поляки, то петлюровцы.

Владыка Фаддей был арестован. После выхода из тюрьмы он был назначен на Астраханскую кафедру. А в Астрахани был разгар обновленчества, с которым владыка начал борьбу.

А. А. Соловьев рассказывал такой интересный факт: «В 1925 году обновленческий “митрополит” Александр Введенский читал во всех городах по Волге свои лекции и вел диспуты. Одновременно на местах он проводил политику укрепления обновленчества. О своей поездке Введенский поместил очерк в журнале “ВЦУ”. В нем он писал, что “в Астрахани ничего нельзя сделать для Церкви, пока там сидит епископ-фанатик Фаддей (Успенский)”. Конечно, правильнее было бы сказать, что в Астрахани нельзя причинить вреда Церкви, пока там такой дивный епископ Фаддей».

В 1926 году был арестован заместитель Патриаршего Местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский), и в его обязанности временно вступил митрополит Иосиф (Петровых). Аресты священнослужителей и архиереев следовали один за другим, поэтому митрополит Иосиф на случай собственного ареста также назначил нескольких архиепископов, в надежде на то, что на свободе останется хоть один из них. Одним из трех преемников был архиепископ Астраханский Фаддей (Успенский). Митрополита Иосифа, действительно, в скором времени арестовали, один из назначенных им преемников, архиепископ Корнилий (Соболев), находился в ссылке. И тогда, в середине декабря 1926 года, владыка Фаддей выехал из Астрахани в Москву, чтобы приступить к временному руководству Церковью. Евгений Тучков, начальник шестого отделения Секретного отдела ГПУ-ОГПУ, к компетенции которого относилась борьба с религиозными организациями в СССР, именовавший сам себя «советским обер-прокурором», распорядился задержать владыку Фаддея и отправить его в город Кузнецк Саратовской области, причем владыке было запрещено покидать Кузнецк. После своего освобождения из тюрьмы митрополит Сергий (Страгородский) назначил владыку Фаддея архиепископом Саратовским.

В ноябре 1928 года владыка Фаддей был переведен в Тверь. Летом 1937 года начались массовые аресты, было арестовано почти все духовенство Твери и области, а также многие верующие миряне. Многие из них были расстреляны. 20 декабря сотрудники НКВД арестовали архиепископа Фаддея.

Игумен Дамаскин (Орловский) писал: «Недолго пробыл владыка в тюрьме, но и в эти последние дни ему пришлось претерпеть множество унижений. Тюремное начальство поместило владыку в камеру с уголовниками, и те насмехались над ним, старались его унизить… Он с кротостью и смирением переносил все мучения и издевательства. Лежа под нарами и непрестанно молясь, он в последние свои дни на земле смиренно нес крест, утяжеленный теперь унижением и поношением. И тогда Матерь Божия Сама заступилась за Своего праведника». Она явилась обидчикам, которые сначала прекратили его мучить от страха перед Божией Матерью, а потом прониклись уважением к владыке Фаддею.

Владыка говорил: «А как относимся мы обыкновенно к страданиям? Как часто ропщем, проклинаем их, вместо того чтобы благословлять, если не во время самой скорби, то хотя бы после, когда сделалась несомненною ее польза для нас. Оттого-то и не преображается наша душа, оттого редко бывает светлым вид наш».

Через десять дней после ареста владыка был приговорен к расстрелу по обвинению в руководстве церковно-монархической организацией.

Честные останки владыки Фаддея (Успенского) были обретены 26 октября 1993 года, в день праздника Иверской иконы Божией Матери. В 1997 году Архиерейским Собором Русской Православной Церкви владыка был причислен к лику святых. Память его празднуется Церковью в день его мученической кончины — 18/31 декабря. В настоящее время рака с мощами священномученика Фаддея находится в Вознесенском соборе города Твери.

Священномучениче отче Фаддее, моли Бога о нас!

Книгу можно приобрести:

  • на сайте отдела оптовых продаж Издательства Сретенского монастыря
  • в магазине Сретенского монастыря (г. Москва, ул. Большая Лубянка д.17,
    тел.: +7 (495) 150-19-09)
  • в интернет-магазине «Сретение» с доставкой по России и странам ЕАЭС.

ФАДДЕЙ (УСПЕНСКИЙ)

Епископ Владимиро-Волынский Фаддей (Успенский). 1908 год

Фаддей (Успенский) (1872 – 1937), архиепископ Тверской, священномученик

Память 13 октября в день обретения мощей в 1993 году [1], 18 декабря в день кончины, в Соборах новомучеников и исповедников Церкви Русской, а также Тверских и Житомирских (Укр.) святых

В миру Иван Васильевич Успенский, родился 12 ноября 1872 года в селе Наруксово Лукоянского уезда Нижегородской губернии в семье священника Василия Успенского. Дед будущего святителя также был священником, и знавшие его почитали как человека высокой духовности, как настоящего молитвенника, как человека, имевшего глубокую веру и любящее, кроткое сердце. Из всех своих внуков он больше других любил Ивана, которого в шутку называл архиереем.

В 1892 году окончил Нижегородскую духовную семинарию, после чего поступил в Московскую духовную академию, во время обучения в которой окончательно определился в выборе своего дальнейшего духовного пути, решив стать монахом. Вскоре, после окончания академии в 1897 году, был пострижен в монашество с наречением ему имени Фаддей и рукоположен в сан сначала иеродиакона, а через небольшое время – иеромонаха.

Первым назначением иеромонаха Фаддея стала должность преподавателя Смоленской духовной семинарии. В 1900 г. он переводится в Уфимскую духовную семинарию, где за диссертацию “Единство книги пророка Исаии” получает степень магистра богословия. В 1902 г. отец Фаддей становится инспектором, а затем – ректором той же семинарии с возведением одновременно в сан архимандрита. Еще через год – новое назначение – ректором Олонецкой духовной семинарии.

В 1902 году им была написана книга “Записки по дидактике”, а в 1908 году – объемное исследование по Священному Писанию Ветхого Завета под названием “Иегова”, за которое ему была присуждена степень доктора богословия.

21 декабря 1908 года был хиротонисан во епископа Владимиро-Волынского, викария Волынской епархии. Став архиереем, он не изменил подлинно аскетической направленности своей жизни, и пасомые сразу же почувствовали в нем настоящего подвижника, образец кротости, смирения и чистоты.

Архиепископ Фаддей (Успенский). Астрахань. 1920-е годы

В 1917 году Волынь поочередно оккупировали то немцы, то поляки, то петлюровцы. После того, как правящий архиерей, архиепископ Евлогий (Георгиевский) оказался вне пределов своей епархии, управление ею перешло к епископу Фаддею. Вскоре после прихода к власти большевиков последовал первый арест владыки. Сразу же после его ареста в Волынский ЧК поступило заявление от группы православных епархии с просьбой отпустить их архипастыря, никоим образом не причастного к какой-либо политической деятельности. Но вместо освобождения епископ Фаддей был переведен в Харьковскую тюрьму, где содержался до решения властей о высылке его за пределы Украины как пользующегося огромным авторитетом среди местного населения.

Весной 1922 года владыка прибыл в Москву и обратился к патриарху Тихону с просьбой определить его на кафедру в один из волжских городов, поскольку он был родом из этих мест. Но новый, ничем не обоснованный арест помешал этому назначению. В сентябре 1922 года по “делу” святителя Фаддея, к тому времени возведенного уже в сан архиепископа, было составлено обвинительное заключение, где, в частности, говорилось:

Из Москвы архиепископа Фаддея перевезли вместе с митрополитом Кириллом (Смирновым) во Владимирскую тюрьму, где они оказались в крайне тяжелых условиях как в бытовом, так и в психологическом отношениях.

Архиепископ Фаддей (Успенский). Внутренняя тюрьма ГПУ. 1922 год

Летом 1923 г. срок ссылки архиепископа Фаддея закончился, и он временно поселился в Волоколамске, а служить ездил в московские храмы.

Осенью того же года Священный Синод под председательством Патриарха Тихона назначил архиепископа Фаддея на Астраханскую кафедру, где церковное управление было незаконно захвачено обновленцами; но большая часть духовенства и верующего народа не признавала власти живоцерковников и не подчинялась ее распоряжениям. Святителю Фаддею предстояло объединить вокруг себя православных и восстановить каноническое подчинение Астраханского епархиального управления законной власти Святейшего Патриарха.

В декабре 1923 г. будущий священномученик выехал к месту своего нового служения. Ехал он без сопровождения, в старой порыжевшей рясе, с небольшим потрепанным саквояжем. Как только поезд остановился в Астрахани, купе заполнилось встречавшим архиепископа духовенством. Все подходили к нему под благословение, затем стали предлагать свои услуги для доставки багажа и с удивлением обнаружили, что никакого багажа у их нового архиерея просто нет.

Владыка был крайне смущен столь торжественной встречей; выйдя на перрон, он смутился еще больше, увидев толпу встречающих; а на привокзальной площади – настоящее людское море.

Сразу же по приезде какие-то сердобольные старушки принесли владыке большое количество только что сшитой одежды; староста храма в честь святого князя Владимира, заметив на ногах святителя ветхие, с заплатами сапоги, принес ему новую добротную обувь. Но архиепископ Фаддей, верный своим монашеским обетам, все раздавал нуждающимся, оставляя себе лишь крайне необходимое для жизни.

Жил святитель Фаддей на удивление скромно. Весь его архиерейский “дом” размещался в двух маленьких комнатках. Одна служила столовой, приемной и кабинетом, вторая – спальней. Каждое утро и каждый вечер Владыка шел одной и той же дорогой, через парк в храм, на богослужение. Каждый раз его встречали люди, чтобы идти в храм вместе с ним. И долгое время потом эта дорога называлась “Фаддеевской”.

Где бы святитель ни жил, он никогда не имел ничего своего. Угощали его обедом или чаем – он ел и пил, если нет – никогда не спрашивал. Он всегда и везде считал себя гостем, зависимым от того, кто ему помогал или прислуживал.

За время своего пребывания в Астрахани архиепископ Фаддей сплотил вокруг себя почти все духовенство, не прибегая при этом ни к каким организационным мерам. Обновленческий раскол был преодолен, хотя Владыка ни одного из обновленцев не подвергал административным прещениям и ни одного слова не сказал против них публично. Пример его личной жизни был действеннее любых мер и красноречивее всех слов.

Денег Владыка ни от кого не брал, и некоторые астраханские приходы взяли на себя материальные расходы, связанные с содержанием квартиры, ее отоплением и освещением. В управлении епархией он почти устранился от административной части. У него не было канцелярии, была только именная печать для ставленнических грамот и указов о назначениях и перемещениях. За всю свою архиерейскую деятельность Святитель ни на кого не накладывал дисциплинарных взысканий, никто не слышал от него даже упрека или слова, сказанного в повышенном тоне. Он всегда и всюду ходил в своей единственной заплатанной рясе, в старых, перечиненных сапогах, имел одно дешевое облачение и одну митру. Но он всегда был готов сказать слово утешения любому человеку, оказать ему реальную помощь, просто выслушать. Ежедневно: утром и вечером – служба в церкви; днем – прием посетителей, постоянно толпившихся на лестнице, в коридоре и во дворе дома, где снималось жилье для святителя. Однажды какой-то сельский священник, знавший о предельной простоте приема посетителей архиереем, пришел к нему прямо с парохода в шесть часов утра. И был принят. Этому священнику ждать пришлось всего минут десять, пока владыка умывался.

В октябре 1926 года в связи с арестом Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) архиепископ Фаддей вынужден был покинуть Астрахань для исполнения возложенных на него обязанностей по управлению Русской Церковью. Но на пути в Москву он был задержан и отправлен в город Кузнецк Саратовской области без права выезда. Пребывая здесь, с 27 июня по 27 октября 1927 года числился архиепископом Пятигорским, но отбыть по назначению не мог. Митрополит Сергий, освобожденный к тому времени из тюрьмы, назначил его 27 октября 1927 года на Саратовскую кафедру, а через непродолжительное время на Тверскую [2]. Только в марте 1928 года владыка Фаддей получил разрешение на выезд из Кузнецка. В Тверской земле он и провел последние годы своей исповеднической жизни, закончившейся мученической смертью.

Архиепископ Фаддей (Успенский). Тверь. 1936 год

В Твери, как и в Астрахани, владыка Фаддей был окружен всеобщей любовью верующих. Неизменно сохранявший высокий духовно-аскетический строй своей жизни он являл собою людям необычайную духовную красоту. К последним годам жизни святителя относится целый ряд удивительных свидетельств очевидцев об открывшихся в нем сверхъестественных духовных дарованиях – прозорливости и исцеления. В сознании тысяч верующих он стал окружен ореолом святости и нравственного совершенства.

В середине тридцатых годов начался новый этап усиленного давления на православие со стороны безбожной власти, опиравшейся в своей церковной политике на вероотступное обновленчество. Храмы повсеместно отбирались в пользу обновленцев. Православное духовенство вынуждали к отказу от своего служения. 29 сентября 1936 г. тверские власти лишили архиепископа Фаддея регистрации и запретили ему служить, но Владыка продолжал совершать богослужения в последнем сохранившемся в епархии у православных храме за Волгой, а местное духовенство по-прежнему сносилось с ним как со своим правящим архиереем.

Летом 1937 г. в Твери, как и повсюду, начались массовые аресты. Было арестовано почти все духовенство епархии. В октябре того же года один из священников после продолжительных пыток согласился подписать клеветнические сведения об архиепископе Фаддее. В качестве лжесвидетелей охотно выступили представители обновленчества.

20 декабря 1937 г., около восьми часов вечера, в дом святителя пришли сотрудники НКВД, предъявившие ордер на обыск и на арест. В результате тщательного и продолжительного обыска они не обнаружили ничего кроме одного облачения, потира, дароносицы, двадцати семи свечей, нескольких четок, святоотеческих книг и тетрадей с записями духовного характера. Один из участвовавших в обыске в изумлении спросил:

На допросах в тюрьме Владыка держался мужественно, сохраняя спокойствие и отрешенность даже в самых критических ситуациях. Следователи всеми мерами требовали от него признания в заведомо лживых обвинениях и добивались узнать, как и кто помогал ему материально.

Через десять дней после ареста архиепископ Фаддей был приговорен к расстрелу. Он обвинялся в том, что

Святитель Фаддей (Успенский) был казнен 31 декабря 1937 года. Ходили слухи, что его утопили в яме с нечистотами. После его смерти тюремный врач предупредила верующих, что вскоре владыку повезут хоронить. Место, где было зарыто мученическое тело, узнали две женщины, оставшиеся преданными святому и по его кончине. Весной 1938 г. после Пасхи они вскрыли могилу и переложили останки священномученика в простой гроб. Одна из женщин вложила в руку владыке пасхальное яйцо. На месте захоронения, на тверском кладбище “Неопалимая Купина” в Затверечье, был поставлен крест и на нем сделана надпись. Но вскоре этот крест был уничтожен властями (крест был восстановлен в 1990-х годах). Память о архиепископе Фаддее и почитание его как святого сохранились среди верующих Твери до нынешнего времени. Существует ряд свидетельств о его посмертном молитвенном предстательстве пред Богом за тех, кто хранил эту память.

26 октября 1993 года, в праздник Иверской иконы Божией Матери, были обретены честные останки архипастыря-мученика, которые находятся ныне в Вознесенском Тверском соборе.

Оценки современников

Сщмч. Фаддей, архиепископ Тверской

Свт. Тихон (Белавин), патриарх:

Священник Ксенофонт Цендровский, главный идеолог и лидер обновленчества в Астрахани, принося публичное покаяние в грехе раскола, сказал следующее:

Хвала Богу и жертва живая житие твое, священномучениче Фаддее, явися. Постом, бдением и молитвою Небесная дарования приим, многим добрый помощник и утешитель бысть. Пастырскою мудростию и тихостию нрава украшен, лукавства врагов Христовых препобедил еси. Слава Давшему тебе во страданиих крепость, слава, яко мученика, Венчавшему тя, слава Действующему тобою всем исцеления.

Использованные материалы

[1] Официальный церковный календарь на сайте Издательства Московской Патриархии – http://calendar.rop.ru/mes1/oct13.html

[2] Датировка назначений 1927 года – по Губонин, М. Е. и др., История иерархии Русской Православной Церкви, Москва: ПСТГУ, 2006, 404-405.

Русская Православная Церковь

Официальный сайт Московского Патриархата

Главные новости

Святейший Патриарх Кирилл: В Антарктиде мы видим некий отблеск Божиего Царства

В одиннадцатую годовщину интронизации Святейшего Патриарха Кирилла в Храме Христа Спасителя состоялся торжественный прием

Святейший Патриарх Кирилл предложил добавить в Конституцию РФ упоминание о Боге

Председатель Государственной Думы России В.В. Володин поздравил Святейшего Патриарха Кирилла с годовщиной интронизации

Заместитель председателя Совета Безопасности РФ Д.А. Медведев поздравил Святейшего Патриарха Кирилла с годовщиной интронизации

Архив

Священномученик Фаддей (Успенский)

Архиепископ Фаддей (в миру Иван Васильевич Успенский) родился 12 ноября 1872 г. в с. Наруксово Лукоянского уезда Нижегородской губернии. Его отец и дед были священниками. В семье отца будущего святителя было семь сыновей и две дочери.

По окончании Нижегородской духовной семинарии И.В. Успенский поступил в Московскую духовную академию, которую окончил в 1896 г. В августе следующего года он был пострижен в монашество с наречением имени Фаддей и рукоположен во иеродиакона.

21 сентября 1897 г. отец Фаддей был рукоположен во иеромонаха и назначен преподавателем в Смоленскую духовную семинарию. В 1890 г. его перевели в Уфимскую семинарию, где за диссертацию «Единство книги пророка Исаии» он получил степень магистра богословия. В 1902 г. отца Фаддея назначили инспектором, а затем ректором той же семинарии с возведением в сан архимандрита. Через год он становится ректором Олонецкой духовной семинарии.

В 1902 г. вышла в свет работа архимандрита Фаддея «Записки по дидактике», ставшая классическим трудом по духовной педагогике. В 1908 г. он написал большое исследование «Иегова», за которое ему была присуждена степень доктора богословия.

21 декабря 1908 г. архимандрит Фаддей был хиротонисан во епископа Владимир-Волынского, викария Волынской епархии.

В 1916 г. епископ Фаддей получил временное назначение на Владикавказско-Моздокскую кафедру в помощь тяжело болевшему епископу Антонину (Грановскому). Это послушание длилось до января 1917 г., когда во Владикавказ был направлен новый архиерей.

В 1919 г. епископ Фаддей был назначен правящим архиереем Волынской епархии, ввергнутой в ужасы оккупации, междоусобицы и разрушения. В это трудное время он духовно окормлял и поддерживал свою многотысячную паству.

После установления на Украине советской власти епископ Фаддей был арестован. 25 февраля 1922 г. Всеукраинская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВУЧК) приняла постановление о высылке святителя с Волыни «с правом жительства только в одной из центральных северных губерний РСФСР и Западной Сибири со взятием подписки о регистрации в органах ЧК».

9 марта 1922 г. епископ Фаддей был освобожден из Харьковской тюрьмы и выехал в Москву, где встретился со Святейшим Патриархом Тихоном и обратился к нему с прошением об определении на кафедру в один из волжских городов.

В 1922 г. владыка Фаддей был возведен в сан архиепископа с назначением на Астраханскую кафедру. В сентябре того же года по обвинению в распространении посланий митрополита Агафангела и враждебном отношении к советской власти архиепископ Фаддей был подвергнут административной высылке сроком на один год в пределы Зырянской области. Находясь во время следствия в тюрьме, архиепископ Фаддей и митрополит Кирилл (Смирнов) составили ответы на насущные для православных вопросы, касающиеся обновленцев.

В ссылке владыка поселился вместе с митрополитом Кириллом (Смирновым), архиепископом Феофилом (Богоявленским), епископами Николаем (Ярушевичем), Василием (Преображенским) и Афанасием (Сахаровым).

После окончания ссылки летом 1923 г. архиепископ Фаддей выехал в Волоколамск; служить в это время он ездил в московские храмы.

20 декабря 1923 г. владыка направился в Астрахань. В этом городе святитель произнес более трехсот проповедей и поучений, не считая многочисленных бесед после акафистов, когда он разъяснял Священное Писание. Записи речей он не хранил, обычно их брал ключарь протоиерей Д. Стефановский или переписчицы. Снимая с них копии, они передавали тексты многочисленным почитателям владыки.

Нравственное влияние архиепископа Фаддея на паству было огромным. В домах многих верующих хранились фотографии владыки Фаддея.

В 1926 г. после ареста заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) в его обязанности временно вступил архиепископ Иосиф (Петровых). 8 декабря того же года он назначил трех преемников на случай своего ареста, одним из которых был владыка Фаддей. В середине декабря, после ареста владыки Иосифа, архиепископ Фаддей направился в Москву, чтобы приступить ко временному управлению Церковью, но в пути был задержан и выслан в г. Кузнецк Саратовской области, покидать который ему было запрещено до марта 1928 г. Митрополит Сергий (Страгородский), освобожденный к тому времени из тюрьмы, назначил его архиепископом Саратовским.

В ноябре 1928 г. архиепископ Фаддей был направлен совершать архипастырское служение в Тверь. Каждую среду владыка читал акафист св. Михаилу Тверскому и проводил беседу с верующими.

29 сентября 1936 г. власти лишили святителя регистрации и запретили ему служить, но он продолжал совершать службы в храме за Волгой.

В декабре 1936 г. митрополит Сергий назначил на Тверскую кафедру архиепископа Никифора (Никольского). Однако уважение к архиепископу Фаддею было столь велико, что духовенство епархии по-прежнему сносилось с ним как с правящим архиереем.

20 декабря 1937 г. архиепископ Фаддей был арестован, а через десять дней приговорен к расстрелу. Святитель был казнен 31 декабря того же года.

26 октября 1993 г. были обретены честные останки архипастыря-мученика, находящиеся ныне в Вознесенском соборе г. Твери.

Еще до официальной канонизации отмечалось особое почитание святителя Фаддея верующими в Тверской и Астраханской епархиях. В 1997 году Архиерейским Собором Русской Православной Церкви он был причислен к лику святых как новомученик.

«Для нас настало настоящее христианское время»

Краткий рассказ о житии сщмч. Фаддея (Успенского)

«Никогда, кажется, не открывалась так связанность всего в истории, сплетение причинности и свободы, добра и зла, как в нарастании русской катастрофы. А также конечная укорененность всего именно в самой глубине, там, где совершается духовный выбор. В России одновременно с нарастанием света, шло и нарастание тьмы: и есть страшное предостережение, суд и напоминание в том, что тьма оказалась сильнее»
(Александр Шмеман. Исторический путь Православия)

Это в полной мере относится к великому пастырю, педагогу, молитвеннику и подвижнику – священномученику архиепископу Фаддею (Успенскому). Его жизнь – яркий пример подвижнического служения, сознательного выбора следования за Христом как в дореволюционную эпоху, так и в период Советской власти. Владыка Фаддей открыто исповедовал свою веру перед безбожниками, зная, чем это ему грозит. Его служение было жертвенным и поэтому собирающим церковь. И потому он может быть назван свидетелем христианской веры по образцу первохристианских мучеников.

Священномученик Фаддей (в миру Иван Васильевич Успенский) родился 12 ноября 1872 года в многодетной (семь сыновей и две дочери) семье сельского священника о. Василия и жены его Лидии в селе Наруксово Лукояновского уезда Нижегородской губернии.

Он учился в Нижегородской семинарии, а потом – в Московской духовной академии, где в то время был ректором архим Антоний (Храповицкий), с которым будущий священномученик со временем близко подружился. В 1995 г. на литургии в Троице-Сергиевой Лавре Иван Успенский впервые увидел о. Иоанна Кронштадтского, который сказал ему, все еще сомневающемуся в решении о принятии монашества и священного сана, пророчески – словами Спасителя: «Если любишь Меня. паси овец Моих, . Когда ты был молод, то препоясался сам и ходил, куда хотел; а когда состареешься, то прострешь руки твои, и другой препояшет тебя и поведет, куда не хочешь. ». Во времена тяжелых испытаний эти слова для будущего священномученика были надеждой, утешением и отрадой.

В 1896 году, по окончании Московской Духовной академии, Иван Васильевич Успенский был оставлен при ней профессорским стипендиатом со степенью кандидата богословия. 15 августа 1897 года он принял монашество с наречением имени Фаддей, в память апостола Фаддея, в том же месяце он был рукоположен в сан иеродиакона, а затем в сан иеромонаха.

В течение последующих лет он служил преподавателем в Смоленской и Минской Духовных семинарий, инспектором в Уфимской Духовной семинарии, ректором Олонецкой Духовной семинарии в Петрозаводске.

После хиротонии, состоявшейся в 1908 году, он стал сначала епископом Владимиро-Волынским, потом (в 1923 г.) – архиепископом Астраханским. В конце 20-х гг. он был назначен на Саратовскую кафедру, а затем на Тверскую. Здесь, в Твери и окончился его земной путь.

За те двадцать лет, что владыке пришлось прожить при советской власти, он много раз побывал в тюрьме и ссылке. Сразу же после захвата Волыни большевиками в ноябре 1921 он был впервые арестован чекистами по доносу как «участник повстанческого движения на Волыни». Вскоре его перевели в Харьковскую тюрьму с дальнейшей высылкой его за пределы Украины «как пользующегося огромным авторитетом среди местного населения».

В 1926 г. в связи с арестом Патриаршего Местоблюстителя митр. Сергия (Страгородского) архиепископ Фаддей выехал в Москву для исполнения возложенных на него обязанностей по управлению РПЦ. Но по пути был задержан и отправлен в город Кузнецк Саратовской области без права выезда.

В 1928 г. его освободили, девять лет он оставался на свободе, и почти все их провел в Твери. Здесь владыка вначале служил в Вознесенской церкви (нынешний Тверской проспект), когда ее отобрали – в Покровской, а когда и ее отобрали, стал служить в несуществующем ныне храме иконы «Неопалимая Купина» за Волгой; когда и его закрыли, стал служить в единоверческом храме на Волынском кладбище все воскресные дни и в праздники. Это был единственный незакрытый храм в городе Твери, уже переименованном в Калинин. Народ искренне и глубоко любил архипастыря Фаддея. Еще издали, завидев владыку, люди останавливались и кланялись ему. Последние месяцы жизни архиепископ ходил пешком в сопровождении своей келейницы Веры Васильевны Трукс. Каждую среду он читал акафист святому благоверному князю Михаилу Тверскому и проводил беседы. Проповеди архиепископ говорил за каждой литургией; готовился к ним заранее и очень тщательно.

В сентябре 1936 года власти лишили архиепископа Фаддея регистрации и запретили ему служить, но владыка продолжал служить и продолжал ездить на Волынское кладбище. В декабре 1936 года митрополит Сергий назначил на Тверскую кафедру архиепископа Никифора (Никольского), но признание архиепископа Фаддея великим праведником было столь велико, что духовенство епархии по-прежнему относилось к нему как правящему архиерею. Летом 1937 года в Твери и области начались массовые аресты; многие священники и миряне во главе с жившим на покое епископом Григорием (Лебедевым) были арестованы в городе Кашине и расстреляны. Было арестовано почти все духовенство Твери и области. Многих вынуждали дать ложные показания на архиепископа Фаддея. И некоторые соглашались. Обновленцы охотно, «тихоновцы» под давлением невыносимых пыток.

20 декабря 1937 года архиепископ Фаддей был арестован органами НКВД. В описи конфискованного имущества – лишь предметы церковной утвари, книги и журналы священного содержания. Из ценностей – часы, три кольца, три серебряных креста и один нагрудный с камнями, дарохранительница и панагия. Ему предъявили вымышленное обвинение «в контрреволюционной деятельности». На допросах в тюрьме архиепископ Фаддей держался мужественно. Он отказался признавать себя виновным и сказал: «Мною никогда никаких к-р заданий никому не давались, даже более я предупреждал избегать политических вопросов в процессе церковной службы. Материальная помощь осуществлялась в церкви путем передачи мне лично средств в виде добровольных подношений. Фамилий этих лиц я назвать не имею возможности, т.к. их не знаю». Но следствию не нужны были признания архиепископа Фаддея, так как приговор был уже вынесен. 26 декабря дал показания против владыки Фаддея один из обновленческих священников. Он назвал владыку Фаддея руководителем контрреволюционной организации, пожаловался, как трудно внедрять обновленчество, когда священники все стоят за Фаддея.

Архиепископа Фаддея казнили в ночь на 1 января 1938 года, через десять дней после ареста. Он обвинялся в том, что «является руководителем к-р церковно-монархической организации, имел тесную связь с ликвидированной к-р церковно-фашистской организацией в городе Кашине (участники которой в числе 50 человек приговорены к ВМН – расстрелу), давал задания участникам на организацию и насаждение к-р церковно-монархических групп и повстанческих ячеек, во вновь организованном Карельском национальном округе через своего посланца Орлова Митрофана, арестованного и осужденного к ВМН – расстрелу. Осуществлял свое руководство к-р организацией в г.Кашине по сбору средств на построение нелегального монастыря и направления в проводимой к-р агитации участников организации».

Согласно документам, его расстреляли, а по рассказам очевидцев, – утопили в яме с нечистотами. Бросить в общую могилу заключенного Успенского почему-то не решились. После его смерти тюремный врач предупредил православных, что вскоре владыку повезут хоронить. 2 января 1938 года тело убитого на тюремных санях перевезли через замерзшую Волгу на кладбище «Неопалимая Купина», в выкопанную неглубокую яму его опустили в нижней одежде. Весной после Пасхи 1938 года женщины вскрыли могилу и переложили тело архиепископа в простой гроб. Одна из женщин вложила в руку владыке образок иконы и пасхальное яйцо. На месте могилы был поставлен крест и на нем сделана надпись, но вскоре он был уничтожен властями. Прошло много лет. Храм, стоявший на кладбище, был разрушен, снесена и уничтожена большая часть памятников и крестов, и точное место погребения архиепископа Фаддея было забыто. Одна из верующих, долгое время занимавшаяся этими поисками, осенью 1990 года нашла точное место захоронения владыки. Экспертиза, проведенная в Москве, подтвердила, что найденные останки принадлежат архиеп. Фаддею.

18-23 февраля 1997 года архиепископ Фаддей был причислен к лику священномучеников для общецерковного почитания. Память священномученика Фаддея празднуется трижды в году: 31 декабря по новому стилю – в день его мученической кончины (1937 г.); 26 октября по новому стилю – в день обретения его честных мощей (1993 г.); в первое воскресение, начиная с 7 февраля по новому стилю – в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских. «Сочетавший в своей подвижнической жизни отмеченное даром чудотворений молитвенно – аскетическое делание с ревностным архипастырским служением, священномученик Фаддей принял смерть за Христа с мужеством и вдохновением мучеников Церкви первых веков» – так определена в деяниях Освященного собора сама суть великого подвига святого архипастыря Фаддея.

В Тверской епархии, в Вознесенском храме города Твери, хранятся святые мощи архиепископа Фаддея и находится его икона. На ней владыка Фаддей держит святой крест, призывая всех любящих Христа тоже взять свой малый крест и достойно его нести. На святом Евангелии в руках у владыки проступают обращенные к нам предупреждающие и ободряющие слова Спасителя: «Не бойтесь убивающих тело, душу же не могущих убить».

Материал по житию святителя, опубликованному в издании «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской православной церкви XX столетия» (составитель – иером. Дамаскин (Орловский)) и по архивным документам подготовлен Валентиной Григорьевой (Боголюбское братство, г. Тверь)

Фрагменты духовных бесед и дневниковых записей святителя Фаддея (Успенского)

О духовных беседах в Петрозаводске

«Благодаря живой речи, возможно было поддерживать внимание слушателей в течение довольно продолжительного времени. Заинтересовало слушателей чтение канона на Благовещение, написанного в виде разговора между Богородицей и ангелом, на русском языке в переводе профессора Ловягина. Это чтение высокопоэтического канона в понятном русском переводе и без обычных при церковном чтении перерывов дало возможность показать, какие сокровища хранятся под спудом для большинства, может быть, присутствующих в церкви в богослужебных наших книгах» (Олонецкие епархиальные ведомости. 1903. № 7. С. 249).

Из проповедей:

«Любовь к Богу и ближним составляет основу обновления духовного. оно совершается не безболезненно только в том случае, «если внешний наш человек тлеет, внутренний со дня на день обновляется» (2 Кор. 4,16). Пока мы не усвоили того образа мыслей, что мы должны идти «путем тесным» (Мф. 7,14) и что «все желающие жить благочестиво во Христе Иисусе будут гонимы» (2Тим. 3,12), мы не можем назваться и истинными Христианами. Обновится в действительности жизнь наша лишь тогда, когда обновится, очистится наше сердце. О существе духовной жизни – о способах умножения любви и прочих добродетелей духа, об обрезании сердца, или очищении его от страстей, о борьбе со злыми помыслами, источниками страстей, и самыми страстями мы не слышим почти речи. Да уяснит же приближающийся церковный Собор это существо жизни духовной в сознании всех чад Церкви Христовой и да спошествует он при содействии Святого Духа духовному обновлению земли Русской!» (слово на новый 1906 год, церковь Олонецкой Духовной семинарии).

О впечатлениях от поездки по Владимиро-Волынской епархии (дневниковая запись):

«Из Ковеля заезжал в Секонь во второклассную школу (уже шесть их посетил). Школа – деревенская, церковность есть. Только я не перестаю печалиться о том, что на Волыни повсюду славянский текст читается почти без перевода и объяснения. Говорят все, что программою требуется более «вводить в дух» читаемого, чем в смысл. По-моему, это нелепость. Я печалюсь об этом, но что сделать, не знаю. » (Волынские епархиальные ведомости. 1909. № 46. С. 943-948).

Современники о святителе Фаддее:

За время пребывания в Астрахани архиепископ Фаддей сплотил вокруг себя почти все духовенство, не прибегая ни к каким организационным мерам, обновленческий раскол был преодолен. Идеолог обновленчества в Астрахани священник Ксенофонт Цендровский, принося покаяние, сказал: «Долго я коснел в грехе обновленчества. Совесть моя была спокойна, потому что мне казалось, что я делаю какое-то нужное и правое дело. Но вот я увидел владыку Фаддея, я смотрел на него и чувствовал, как в душе моей совершается какой-то переворот. Я не мог вынести чистого проникновенного взгляда, который обличал меня в грехе и согревал всепрощающей любовью, и я поспешил уйти. Теперь я сознавал, что увидел человека, которому можно поклониться не только в душе, но и здесь, на ваших глазах». Обновленческий «митрополит» Александр Введенский писал, что «в Астрахани ничего нельзя сделать пока там сидит епископ фанатик Фаддей (Успенский)».

Еще при жизни многие считали владыку Фаддея святым. Патриарх Тихон сказал о нем удивительные слова: «Знаете ли вы, что владыка Фаддей святой человек? Он необыкновенный, редкий человек. Такие светильники Церкви – явление необычайное. Но его нужно беречь, потому что такой крайний аскетизм, полнейшее пренебрежение ко всему житейскому отражаются на здоровье. Разумеется, владыка избрал святой, но трудный путь, немногим дана такая сила духа. Надо молиться, чтобы Господь укрепил его на пути этого подвига. »

Свщмч. Фаддей (Успенский) архиепископ Тверской: православное воспитание

Среди представителей русской педагогической мысли священномученику Фаддею (Успенскому) принадлежит особое место. Ученый-богослов, доктор и магистр богословия, архиерей Русской Православной Церкви, святитель приобрел широкую известность и как педагог, всю свою жизнь посвятивший воспитанию подрастающего поколения.

Особое внимание следует обратить на его жизненный путь и преподавательскую деятельность. Окончив Московскую духовную Академию, он 25-ом году жизни он принимает монашество, и с 1897 года начинает свою преподавательскую деятельность в разных духовных семинариях. А в 1902 г. он в сане архимандрита занимал должность инспектора Уфимской духовной семинарии, и спустя полгода — ректором Олонецкой духовной семинарии. С 1908 г. начинается его архипастырская деятельность. Он занимал Владимиро-Волынскую (с 1908 по 1916гг), Владикавказскую кафедру (1916 г.), Волынскую кафедру (с 1917 г).

В 1926 г. в связи с арестом патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) архиепископ Фаддей был вызван в Москву, чтобы приступить к выполнению обязанностей по управлению Русской Православной Церковью в качестве заместителя Патриаршего Местоблюстителя. На пути в г. Кузнецке Самарской губернии он был задержан без права дальнейшего следования. В 1928 году владыка – в Тверской епархии, своем последнем месте служения. 20 декабря 1937 года последовал арест. 31 декабря 1937 года в Тверской тюрьме оборвался земной путь архиепископа Фаддея.

И спустя полвека 26 октября 1993 года в день праздника Иверской иконы Божией Матери, были обретены мощи священномученика Фаддея. Ныне они находятся в Вознесенском соборе города Твери.
Архиепископ Фаддей (Усенский) много лет занимался педагогической деятельностью. В своих педагогических трудах он разъяснял смысл и способы духовно-нравственного воспитания и образования. В его работах по образованию публикуется его главный итоговый труд по педагогике и воспитанию.

Дидактика владыки Фаддея подробно описывает отношение Иисуса Христа к детям, как относиться к воспитанию…Фаддей описывает Христа, как совершеннейшего учителя и воспитателя. Он даровал и вечный идеал для воспитания: каждый христианин должен, с учетом врожденных способностей, стараться уподобиться Христу, то есть победить в себе своекорыстную природу и образовать из себя свободную личность, стоящую в сознательных и разумных отношениях к Богу, людям и природе. Это требование Христос осуществил в своей жизни и утвердил примером как истинный Учитель и Воспитатель. Он открыл миру, что Бог есть Дух, которому и поклоняться необходимо духом и истиною, возвестил истину, что Бог живет в человеке по мере подчинения и согласования его воли с волею Бога. В учении и делах Совершеннейшего Учителя заключаются все вечные основы педагогики, которые нам следует, развивая, применять на практике.

Исусс Христос в отношении детей требует высокого уважения и признания их личного достоинства. «Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него. И обняв их, возложил руки на них и благословил их» (Мк. 10, 15-16). И Он сказал: «Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили его в море» (Мк. 9, 42). Дети с их преданностью и покорностью, с их беспритязательной простотой, с их чистосердечием и любовью, с их откровенной прямотой и восприимчивостью ко всему прекрасному и божественному являются в глазах Христа образцом высочайшего совершенства, какого может достигнуть взрослый человек только сознательно, тогда как дети обладают этим совершенством бессознательно. Поэтому Он взывает к Своим ученикам, чтобы они опять сделались, как дети, освободились от всякого тщеславия и честолюбия. На вопрос о том, кто будет из них больший в царстве Божием, Он отвечает: «Кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном» (Мф. 18,4).

Владыка Фаддей обращает внимание и на тех людей, кто дает им воспитание с самого рождения, то есть родителей.

Христос проповедует о преданной любви в деле воспитания своих детей и указывает на отца, который даже блудного сына по его возвращении принимает радостно в свои объятия.

В своих трудах священномученнник много говорит и о воспитании через Таинства Церкви.

Cозидавшееся на евангельских началах новое общество отличалось не столько внешними формами жизни, сколько более глубокими ее внутренними основами. Выражения «новый человек», «новое творение Божие», «добрая ветвь», «храм Духа Святого» и другие были точным определением многообразных сторон нового мира, восстановленного Иисусом Христом. Преображение родителей Святым Духом побуждало их скорее вести детей в наследие блаженства. Отсюда происходило настоятельное желание покрестить своих младенцев, и ввести их в Церковь. Допустив крещение младенцев, Церковь совершила великий акт христианского воспитания. Дитя не только находилось под внешним попечением христиан, принявших на себя обязательство воспитать по-христиански малых сих, но на крещеных детях сверх того почивала благодать Святого Духа, совершавшая таинственное охранение младенческой души от зла и укреплявшая ее на началах правды, мира и радости во славу Божию. Из всего вышеизложенного можно сказать, что роль в христианском воспитании детей занимает Церковь. То есть, крестившись в раннем возрасте человек, получал благодать Святого Духа в сохранении своей души от зла. Священномученник Фаддей в своих трудах много уделял воспитанию в начальной школе. О том, что учитель должен быть и воспитателем. Учитель должен научить детей быть готовыми к новой, взрослой жизни.
Первый и наиболее важный вопрос для учителя начальной школы есть вопрос о задаче начальной школы и учителя в целом:

— задача учителя состоит в том, чтобы научить детей читать, писать, считать, вообще дать детям первоначальное образование. И многие учителя действительно останавливаются на подобном решении вопроса без какого-либо дальнейшего размышления. Однако неправильно было бы думать, что на обязанности учителя лежит лишь первоначальное научение чтению, письму и счету и что, исполнив эту обязанность, он может быть спокойным. Учимся мы, как говорит известная всем пословица, не для школ, а для жизни. Быть может, для некоторых людей, ученых по призванию, и следует заниматься только наукою, но нельзя одним учением ограничиться в начальной школе.

— Способности детей только еще начинают развиваться, и если бы во время школьного учения все заботы воспитателя направить только на изучение наук, развитие душевных способностей подрастающего поколения было бы односторонним,

– даже более, развитие одного ума могло бы вредно отразиться на развитии сердца и воли. А между тем развитие добрых качеств сердца и правильное развитие воли не только не менее, но даже более важно, чем развитие ума.

— Мы ценим человека не столько за его ум, сколько за его доброе сердце или твердую волю и характер.

— Воспитание продолжается всю жизнь и никогда не оканчивается, тогда, как учение может прекратиться в определенное время.

Самая жизнь с ее различными переменами, радостями и горестями не есть ли своего рода постоянная воспитательная школа, в которой Верховным Воспитателем является Сам Бог? Если воспитание должно продолжаться постоянно, то понятно, что тем более не должно оно прекращаться в школе. Напротив, учитель, постоянно обращаясь с детьми и пользуясь особенною восприимчивостью детского возраста, тем, что в дитяти сильно не укрепились еще различные дурные навыки, которые впоследствии полагают иногда непреодолимое препятствие к исправлению, прямо обязан не только учить детей, но и воспитывать их. Нередко с поступлением в школу дети удаляются из-под постоянного надзора родителей, и место их должна заступить в таком случае школа. Мало того, не потому ли и вверяют многие родители детей своих школе, что считают собственные силы недостаточными для того, чтобы дать детям вполне правильное воспитание? Они ожидают, что школа научит детей уму разуму, и если школа не заботится о воспитании, упрекают за различные проступки детей своих самую школу, говоря: «Чему же вас в школе учили? Значит, толку от этой учебы никакого нет». Наконец, следует заметить, что без воспитания не имело бы успеха и самое обучение. Так, для успешности обучения необходимо приучить дитя к вниманию. Всем вообще детям свойственна рассеянность, они увлекаются всяким новым впечатлением и благодаря этому не могут усвоить многого из того, что говорит учитель: одного они не слышали, другое не постарались запомнить.

-Ученье может идти успешно только тогда, когда дети научится сосредоточиваться или быть внимательным к словам учителя. А все это требует не только работы ума, но и напряжения воли, следовательно, к чисто умственным занятиям является необходимость присоединить и воспитание воли. Затем, мы дольше помним то, что для нас интересно, что живо затрагивает наше чувство и волю. Впечатления детства долго помнятся именно потому, что в детстве человек более живет сердцем, чем умом: всякая игра, всякая деятельность непосредственно увлекает дитя, потому что не подвергается еще постоянному действию строгого и подвергается еще постоянному действию строгого и холодного соображения. Так и при занятиях в школе: даже то, что кажется трудным для умственного соображения, перестает казаться трудным, когда умственная работа привела в движение известные чувства. Все это свидетельствует о том, насколько необходимо учителю быть вместе с тем и воспитателем.

О необходимости воспитания в школе говорил и святитель Иоанн Златоуст. «Не безрассудно ли учить детей искусствам, посылать их в училища, ничего не жалеть для такого их образования, а о воспитании их в наказании и учении Господнем не заботиться? За то-то сами мы и пожинаем плоды такого воспитания детей своих, видя их дерзкими, невоздержными, непослушными, развратными. Мы не щадим ни трудов, ни издержек на то, чтоб обучить детей светским наукам, чтобы выучить хорошо служить властям земным. Безразлично для нас одно знание святой веры, одно служение Царю Небесному. Мы позволяем им посещать зрелища; а чтобы они не убегали Церкви, чтобы не стояли в ней не благоговейно, о том мало заботимся. Мы заставляем их давать отчет в том, что они выучили в своих светских училищах; почему же не требовать от них отчета в том, что они слышали в доме Господнем? Не говори: «Это слушание Писаний – дело монахов; ужели мне сделать дитя монахом?» Сделай его христианином. Ибо и мирянам весьма нужно внимать учению, заключающемуся в Писании. Как при снаряжении корабля нужен, бывает кормчий и полное число пловцов не тому, кто всегда стоит на пристани, но тому, кто постоянно занимается мореходством, точно то же должно сказать и относительно монаха и мирского человека. Первый, как бы находясь в необуреваемой пристани, проходит жизнь неозабоченную и устраненную от всякого волнения; а последний постоянно обуревается и плывет среди моря, сражаясь с множеством треволнений. Но для чего, скажешь, нашим детям нужно любомудрие и строгое поведение? Вот это-то самое и сгубило все – дело, самое необходимое и служащее опорою нашей жизни, считается излишним и ненужным. Так что же, скажешь, – станем мы все любомудрствовать, а житейское все погибнет? Нет, почтеннейшие, не любомудрие, а уклонение от него погубило и расстроило все. Ибо кто, скажи мне, расстраивает настоящее положение дел – те ли, которые живут воздержно и скромно, или те, которые изобретают новые и беззаконные способы наслаждения? Те ли, которые стараются захватить себе все чужое, или те, которые довольствуются своим? Первые – не то же ли в обществе человеческом, что опухоли на теле и бурные ветры на море? А последние – не так ли, как яркие светила среди глубокого мрака, призывают бедствующих среди моря к своей безопасности? Так они (т.е. первые) низвращают порядок общественный и губят общее благо, они-то причиняют бесчисленные бедствия и другим. Для них-то судилища, и законы, и взыскания, и различные виды наказаний».

В деле православного воспитания и образования в наше время следует оглядываться на опыт предыдущих поколений. Учить и воспитывать в духе религиозной веры. Воспитание и образование должны идти в ногу со временем. Необходимо развивать в детях любовь к Родине, к ее культуре, традициям, языку и т.д.

Священномученик Фаддей Успенский

Священномученик Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской.

Дни памяти:
Первое воскресение, начиная от 25.01/07.02 – Собор новомучеников и исповедников Российских
18/31.12 – день мученической кончины (1937 г.)
13/26.10 – день обретения мощей (1993 г.)

Священномученик архиепископ Фаддей (Успенский Иван Васильевич) родился 12 ноября 1872 года в селе Наруксово Лукояновского уезда Нижегородской губернии в семье священника Василия и супруги его матушки Лидии. Дед Владыки также был священником. Ивана он еще в детские годы называл архиереем.

В 1892 году Иван окончил Нижегородскую Духовную семинарию и поступил в Московскую Духовную академию.

18 января 1895 года в Троице-Сергиеву лавру приезжал святой праведный Иоанн Кронштадтский. Иван Васильевич впервые видел его и причащался за службой отца Иоанна. Он записал тогда в дневнике: “За благодарственною молитвою видеть пришлось выражение лица, которое со смущением только вместил слабый ум. это было лицо ангела! Здесь одно небесное житие и нет ничего земного. Умиленное славословие и благодарение о неизреченном даре, значение которого он так ясно понимал и видел. За обедней о сне речи не было, и от прочего был храним в молитве с отцом Иоанном, которого образ не выходил из ума. ”
Прозорливый отец Иоанн сказал тогда будущему священномученику: “Аще любиши Мя. паси овцы Моя. егда был еси юн, поясался еси сам и ходил еси, аможе хотел еси; егда же состареешися, воздежеши руце твои, и ин тя пояшет и ведет, аможе не хощеши” (см.: Ин. 21, 17-18). Всю свою земную жизнь помнил эти слова владыка Фаддей.

В 1896 году Иван Васильевич окончил Московскую Духовную академию со степенью кандидата Богословия за труд “Круг деятельности и задачи пастырского служения духовенства по каноническим памятникам домонгольского периода” и был оставлен при академии профессорским стипендиатом.

13 августа 1897 года в Казани принял монашеский постриг с именем Фаддей, в память апостола Фаддея.
Постриг совершил ректор Казанской Духовной академии архимандрит Антоний (Храповицкий).
24 августа 1897 года был рукоположен во иеродиакона.
21 сентября – во иеромонаха.

В 1897 году – преподаватель логики, психологии, философии, дидактики в Смоленской Духовной семинарии.
В 1898 году – инспектор Минской Духовной семинарии, преподаватель Священного Писания.

С 1900 года – преподаватель Уфимской Духовной семинарии.
В 1901 году удостоен степени магистра Богословия за диссертацию на тему “Единство книги пророка Исайи”.
С 1902 года – инспектор Уфимской Духовной семинарии.

Отец Фаддей был духовным старцем семинаристов. Он был настоящий аскет и неусыпный молитвенник и, кроме того, бессребреник в полном смысле этого слова.
“Ребята, Фаддей пошел получать!” Получал. И до своей квартиры, бывшей всего в нескольких шагах, не доносил. Тому рублевку, этому трешку, а иногда и десятку, и все инспекторское жалование таяло, как вешний снег. “И не надо, — бывало говорил отец Фаддей, — за стол с меня уже вычли”. И, несмотря на все это, семинаристы не прочь были подшутить над отцом Инспектором, так как это ведь инспектор, а не отец Ректор.

15 марта 1902 года иеромонах Фаддей был возведен в сан архимандрита и назначен ректором Уфимской Духовной семинарии.
Когда он был переведен из Уфы на Север России, то воспитанники купили ему теплую рясу, теплое белье, потому что ему самому не на что было бы все это справить. Когда поезд, отвозивший отца Фаддея, отошел от станции Уфа, у многих семинаристов на глазах были слезы.

С 8 сентября 1902 года до 1908-го он – ректор Олонецкой Духовной семинарии.

21 декабря 1908 года архиепископом Волынским Антонием (Храповицким), епископом Гродненским и Брестским Михаилом (Ермаковым), епископом Холмским Евлогием (Георгиевским) и епископом Белостокским Владимиром (Тихоницким) был хиротонисан во епископа Владимиро-Волынского, викария Волынской епархии.
Став архиереем, он не изменил своему монашескому аскетическому правилу, он по-прежнему много молился и постился. Паства увидела в своем новом архипастыре человека святой жизни, образец кротости, смирения и чистоты.

С сентября 1916-го до 28 февраля 1917 года владыка Фаддей – епископ Владикавказский.
Епископ Фаддей был переведен на Владикавказскую кафедру в связи с болезнью епископа Антонина (Грановского). Каждый день после службы он приносил больному Архиерею просфору и святую воду и подолгу утешал его, сидя у кровати. Когда тот заговорил о своей скорой смерти, владыка Фаддей ответил: «Вам бы, Владыка, надо послужить литургию, причаститься, и выздоровеете», взял его за руку и поднял с постели. Утром епископ Антонин поехал в собор, отслужил литургию, причастился – и выздоровел.

В 1919-22 годах епископ Фаддей – временно управляющий Волынской епархией.
После того как архиепископ Евлогий (Георгиевский) оставил Волынскую епархию и уехал за границу, он стал правящим архиереем Волынской епархии.
Ему пришлось терпеть много скорбей и от петлюровцев, и от советской власти.

В ноябре 1921 года Владыка был арестован Волынской губернской ЧК и заключен в тюрьму в городе Харькове.
25 февраля 1922 года Всеукраинской ЧК был обвинен как “участник повстанческого движения на Волыни”.
Приговор: “Выслать в распоряжение патриарха Тихона с правом жительства только в одной из северных губерний РСФСР и Западной Сибири со взятием подписки о регистрации в ЧК”.
Заключение начальника секретного отдела Волынской ГубЧК: “Епископ Фаддей как высшее духовное лицо в Волыни, действовавший, безусловно, во вред советской власти, ни в коем случае не может быть возвращен на Волынь. Со своей стороны, считал бы его политически неблагонадежным, как находящегося на Волыни более 15 лет и пользующегося большим авторитетом у местного населения, выслать из пределов Украины в распоряжение высшего духовенства РСФСР под негласное наблюдение местных органов ЧК”.
9 марта 1922 года Владыка был освобожден из тюрьмы и выехал в Москву.

В Москве встретился со Святейшим Патриархом Тихоном. Из Москвы не мог выехать до получения дела из Харькова и рассмотрения его в ГПУ.
С марта по сентябрь 1922 года проживал в Москве, в Свято-Данииловом монастыре. Подвизался вместе с единодушной ему братией обители, с епископами-исповедниками. Даниловский братский духовник, преподобноисповедник Георгий (Лавров), келью которого любил посещать владыка Фаддей, называл его «всеблаженным архиереем». Часто служил Владыка на Валаамском подворье. Принимал деятельное участие в работе Священного Синода при Патриархе. Вместе с митрополитами Агафангелом (Преображенским) и Кириллом (Смирновым) составил документ о новых раскольниках – обновленцах, в котором было сказано, что “Живая Церковь” не есть Церковь Христова, но церковь воров и разбойников; церковь инквизиторов, ибо властители ее управляют не словом любви и убеждения, а террором и насилием.

В сентябре 1922 года он был арестован.
В том же месяце осужден ГПУ и вместе с митрополитом Кириллом (Смирновым) отправлен во Владимирскую тюрьму, а потом в Усть-Сысольск (Сыктывкар) – в ссылку.
О пребывании во Владимирской тюрьме владыка Кирилл вспоминал так: “Поместили в большую камеру вместе с ворами. Свободных коек нет, нужно располагаться на полу, и мы поместились в углу. Страшная тюремная обстановка среди воров и убийц подействовала на меня удручающе. Владыка Фаддей, напротив, был спокоен и, сидя в своем углу на полу, все время о чем-то думал, а по ночам молился. Как-то ночью, когда все спали, а я сидел в тоске и отчаянии, Владыка взял меня за руку и сказал: «Для нас настало настоящее христианское время: не печаль, а радость должна наполнять наши души. Сейчас наши души должны открыться для подвига и жертв. Не унывайте, Христос ведь с нами». Моя рука была в его руке, и я почувствовал, как будто по моей руке бежит какой-то огненный поток. В какую-то минуту во мне изменилось все, я забыл о своей участи, на душе стало спокойно и радостно. Я дважды поцеловал его руку, благодаря Бога за дар утешения, которым владел этот праведник”.
В ссылке владыка Фаддей многих духовно укреплял и поддерживал материально.
Митрополит Кирилл (Смирнов) вспоминал, что свои передачи Архиепископ отдавал все целиком, но однажды, когда “поступила обычная передача, Владыка отделил от нее небольшую часть и положил под подушку, а остальное передал старосте. Я увидел это и осторожно намекнул Владыке, что, дескать, он сделал для себя запас». – «Нет, нет, не для себя. Сегодня придет к нам наш собрат, его нужно покормить, а возьмут ли его сегодня на довольствие?» Вечером привели в камеру епископа Афанасия (Сахарова), и владыка Фаддей дал ему поесть из запаса. Я был ошеломлен предсказанием и рассказал о нем новичку”.
Однажды на этапе, неподалеку от Усть-Сысольска, у владыки Фаддея развязался шнурок на ботинке, и он остановился и, пока завязывал, отстал. Один из конвоиров со всей силы ударил Архиепископа кулаком по спине, так что тот упал, а когда поднялся, то с большим трудом смог догнать партию ссыльных.
В ссылке архиепископ Фаддей жил в поселке, где вместе с ним были митрополит Кирилл (Смирнов), архиепископ Феофил (Богоявленский), епископы Николай (Ярушевич), Василий (Преображенский) и Афанасий (Сахаров).
Летом 1923 года срок ссылки окончился.

Патриарх Тихон возвел епископа Фаддея в сан архиепископа и назначил его на вдовствующую Астраханскую кафедру, так как архиепископ Астраханский Митрофан (Краснопольский) и викарный епископ Леонтий (Вимпфен) 23 июня были расстреляны большевиками.

С декабря 1923 года владыка Фаддей – архиепископ Астраханский.
В Астрахань он прибыл 20 декабря. Сразу же проследовал в храм, где совершил литургию. Литургия закончилась в три часа дня, но до пяти часов вечера архиепископ Фаддей благословлял народ. Ему показали могилу священномучеников Митрофана и Леонтия, и он часто потом приходил сюда служить панихиды.
Сразу же по приезде прихожанки поднесли ему довольно нового белья; староста храма святого князя Владимира, заметив на ногах Владыки старенькие с заплатками сапоги, принес хорошую теплую обувь. Все это Архиерей тут же раздал нищим.
Он прибыл в Астрахань в разгар обновленчества. Владыка не стал выступать против обновленцев публично, но обличал их примером своей жизни. Нравственное влияние Архиепископа на верующих было огромным – в их домашних иконостасах рядом с иконами стояли его фотографии. Он вел жизнь настоящего бессребреника, был прост и открыт в общении, в свободное время принимал посетителей, утром и вечером совершал уставные Богослужения. Он не имел ничего своего. Давали ему чай или обед – он пил и ел, если не давали – не спрашивал. Он всегда считал себя гостем и зависимым от того, кто ему прислуживал и помогал.
Сам патриарх Тихон так говорил о владыке Фаддее: «Знаете ли вы, что владыка Фаддей святой человек? Он необыкновенный, редкий человек. Такие светильники Церкви – явление необычайное. Но его нужно беречь, потому что такой крайний аскетизм, полнейшее пренебрежение ко всему житейскому отражаются на здоровье. Разумеется, Владыка избрал святой, но трудный путь, немногим дана такая сила духа. Надо молиться, чтобы Господь укрепил его на пути этого подвига». Святой Патриарх называл владыку Фаддея светочем Церкви, чудом нашего времени.
В управлении Астраханской епархией архиепископ Фаддей почти устранился от административной части. У него не было канцелярии. Была только именная печать для ставленнических грамот и указов о назначениях и перемещениях. За всю свою архиерейскую деятельность Владыка ни на кого не накладывал дисциплинарных взысканий; никто не слышал от него упрека или грубого слова. Формуляров на духовенство не велось после того как во время революции была уничтожена консистория. Да и не было у Архиепископа времени для ведения канцелярских дел. Утром и вечером служба в церкви, днем прием посетителей, постоянно толпившихся на лестнице, в коридоре и во дворе.
Постом он любил служить в единоверческой церкви.
После ареста в конце 1926 года митрополита Сергия (Страгородского) в управление Церковью вступил митрополит Иосиф (Петровых), назначивший архиепископа Фаддея одним из своих заместителей, вместе с архиепископами Екатеринбургским Корнилием (Соболевым) и Угличским Серафимом (Самойловичем). Вскоре после этого последовал и арест митрополита Иосифа.
В середине декабря 1926 года владыка Фаддей выехал в Москву, чтобы принять возложенное на него бремя первосвятительских обязанностей.
Но доехать до Москвы власти ему не дали, задержав в Саратове, где он был арестован.
Проживал в Саратове в ссылке без права выезда. Затем был отправлен в Кузнецк.

До марта 1928 года проживал в Кузнецке в ссылке без права выезда.
В марте 1928-го архиепископ Фаддей был назначен освобожденным из заключения митрополитом Сергием на Саратовскую кафедру.

С ноября 1928 года до декабря 1936 года – архиепископ Тверской и Кашинский.
В Твери архиепископ Фаддей продолжал свое подвижническое служение, не отказывая в помощи страждущим и болящим, духовно наставляя всех к нему приходящих. Рассказывают, что он носил вериги, и келейнице не раз приходилось смазывать раны от них. Ради подвига, чтобы не ублажать бренное тело, не мылся, а только обтирался. По свидетельству многих прихожан, архиепископ Фаддей обладал даром прозорливости и исцеления.
В 1936 году произошел такой замечательный, чудесный случай. В собор, где служил владыка Фаддей был принесен опасно больной, под угрозой операции, трехлетний ребенок. По молитвам Владыки после Святого Причащения и помазания маслом от чудотворной иконы ребенок вскоре совершенно выздоровел. Когда он вырос, стал священником и настоятелем храма святителя Николая в Кленниках в Москве. Имя его протоиерей Александр Куликов, наследник традиций святого праведного Алексия и священномученика Сергия Мечевых.

В 1936 году власти лишили владыку Фаддея возможности служить, а в конце года он был уволен на покой.

Летом 1937 года начались массовые аресты; многие из духовенства и мирян во главе с жившим на покое епископом Григорием (Лебедевым) были арестованы в городе Кашине и расстреляны. Было арестовано почти все духовенство в Калинине (Твери) и области.

20 декабря 1937 года в Калинине был арестован архиепископ Фаддей.
Он был обвинен в том, что, “являясь руководителем церковно-монархической организации, имел тесную связь с ликвидированной церковно-фашистской организацией в городе Кашине (участники которой в числе 50 человек приговорены к высшей мере наказания), давал задания участникам на организацию и насаждение церковно-монархических групп и повстанческих ячеек, осуществлял руководство по сбору средств на построение нелегального монастыря и руководил организацией систематической агитации”.

Архиепископа Фаддея поместили в камеру к уголовникам, которые издевались над ним и унижали его. Они подводили Владыку к стене, а затем забирались к нему на плечи, чтобы достать до окна. Измучив, заталкивали его под нары, и время от времени один из уголовников наполнял консервную банку нечистотами и совал под нары, говоря, чтобы Владыка взял их кадило.
Он с кротостью и смирением переносил все мучения и издевательства. Лежа под нарами и непрестанно молясь, в последние свои дни на земле смиренно нес крест, утяжеленный теперь унижением и поношением. И Матерь Божия вступилась Сама за него. Однажды ночью Она явилась главарю уголовников и грозно сказала: «Не трогайте святого мужа, иначе вы все лютой смертью погибнете». Наутро он пересказал сон товарищам, и они бросились под нары глянуть – жив ли еще святой старец. Из-под нар их осиял ослепительный свет. Вытащив Архиепископа, они все просили у него прощения. С этого дня все насмешки над ним прекратились.

Через десять дней после ареста архиепископ Фаддей тройкой при УНКВД СССР по Калининской области был приговорен к высшей мере наказания – расстрелу.
Высокопреосвященный Фаддей был казнен около часа ночи 31 декабря 1937 года.
Место захоронения – город Тверь (Калинин).
Рассказывают, что его святые мощи утопили в яме с нечистотами.
Весной после Пасхи 1938 года женщины раскрыли могилу и переложили тело Архиепископа в простой гроб. Одна из них вложила в руку Священномученику пасхальное яйцо. На месте захоронения, на тверском кладбище “Неопалимая Купина” в Затверечье, был поставлен крест и на нем сделана надпись, но вскоре все было уничтожено властями.

26 октября 1993 года его святые мощи были обретены. Ныне они пребывают в Вознесенском соборе Твери.
Многие обращающиеся к Святому получают по его молитвам исцеления и утешения в скорбях.

Священномученик архиепископ Фаддей (Успенский) канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 23 февраля 1997 года.

Литература:
1. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917-1943: Сб. в 2-х частях/ Сост. М.Е. Губонин. М., 1994. С. 900.
2. Мануил (Лемешевский В.В.), митр. Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 гг. (включительно). Erlangen, 1979-1989. Т. 6. С. 325-327.
3. ЖМП. 1997. № 4. С. 36-38.
4. Польский М., протопресв. Новые мученики Российские. Третий том собрания материалов – рукопись.
5. Дамаскин (Орловский), иером. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Российской Православной Церкви ХХ столетия: Жизнеописания и материалы к ним. Тверь, 1999. Кн. 3. С. 481-565, 613-619.
6. Тимиряев Е.Р. “Много скорбей понесешь. “// Православная Житомирщина. 2000. Вересень. С. 7.
7. http://pstbi.ru
8. http://www.klenniki.ru
9. http://fond.centro.ru

Документы:
ГА РФ. Ф.6343. Оп.1. Д.263. Л.89.

Читайте также:  Герман Аляскинский: житие и биография святого, где служил
Ссылка на основную публикацию