Герман Аляскинский: житие и биография святого, где служил

Биография Германа Аляскинского

Преподобный Герман Аляскинский родился в городе Серпухове, под Москвой, в 1757 году в купеческой семье. Его мирское имя и фамилия неизвестны. С шестнадцати лет вступил он на иноческий путь. Вначале преподобный нес послушание в Троице-Сергиевой пустыни, расположенной в окрестностях Петербурга, на берегу Финского залива (пустынь принадлежала Троице-Сергиевой Лавре).

В обители будущий миссионер подвизался около пяти лет. Желая полного уединения и безмолвия, преподобный Герман удаляется на Валаам. Валаамский монастырь, расположенный на островах Ладожского озера, бывал отрезан от внешнего мира до 8 месяцев в году.

После тщательного испытания различными послушаниями игумен Назарий благословил молодого подвижника на постоянное жительство в лесу, в пустынном уединении. По праздникам, приходя в монастырь, преподобный нес клиросное послушание (у него был прекрасный голос). В Валаамской обители святой Герман принял монашеский постриг.

Есть мнение, что святой Герман пришел на Валаам в 1778 году. В том же году преподобный Серафим пришел в Саровскую обитель. Обстоятельства жизни преподобного Германа на Валааме напоминают об уединенных подвигах его великого современника – Саровского чудотворца. Подобно преподобному Серафиму, валаамский подвижник отличался исключительным и проникновенным знанием духа и буквы Священного Писания, творений святых отцов и учителей Церкви.

Духовным руководителем и наставником будущего миссионера был игумен Назарий, саровский старец, который ввел на Валааме устав Саровской пустыни. Таким образом, благодатный строй саровского подвижничества, в котором совершалось духовное возрастание преподобного Германа на Валааме, стал неотъемлемой частью его души и сделал его родным и исключительно близким по духу преподобному Серафиму, Саровскому чудотворцу. Есть сведения, что преподобный Серафим пользовался, в свою очередь, наставлениями старца Назария во время его жительства в Сарове.

Через 15 лет пребывания преподобного Германа на Валааме Господь призвал смиренного инока на апостольское служение и послал его проповедовать Евангелие и крестить язычников малообжитого и сурового края Аляски и прилегающих к ней островов Северной Америки. С этой целью в 1793 году была создана духовная Миссия, получившая название Кадьякской, с центром на острове Кадьяк. Руководителем миссии был назначен архимандрит Иоасаф (Болотов), инок Валаамского монастыря. В числе прочих сотрудников Миссии было еще пять иноков Валаамского монастыря, среди них и преподобный Герман, которому Господь благословил потрудиться в благовестии дольше и плодотворнее, чем кому-либо другому из членов Миссии.

По прибытии на остров Кадьяк миссионеры немедленно занялись постройкой храма и обращением язычников. “1794 года, сентября с 24 живу на острове Кадьяке. Слава Богу, более 700 американцев перекрестил, да более 2000 браков обвенчал, состроили церковь, а время позволит – сделаем другую, да походные две, а то и пятую нужно сделать” – замечает в одном из писем архимандрит Иоасаф.

Отец Герман на новом месте поначалу нес послушание в пекарне и занимался хозяйственными заботами Миссии.

Под руководством архимандрита Иоасафа (позднее епископа) Миссия находилась недолго: во время бури (в 1799 году) Преосвященный Иоасаф со своими спутниками погиб в волнах океана. На помощь оставшимся в живых миссионерам в 1804 году был командирован только один иеромонах Александро-Невской Лавры Гедеон. Он на некоторое время возглавил Миссию. Его заботами была устроена школа для детей крещеных алеутов. В 1807 году иеромонах Гедеон навсегда покинул стан миссионеров, возложив всю ответственность на преподобного Германа, который до самой кончины своей оставался духовным отцом, пастырем и попечителем душ человеческих в доверенной ему Миссии. Преподобного хотели посвятить в сан иеромонаха и возвести во архимандрита, но смиренный инок отказался от какого бы то ни было возвышения и до конца своих дней пребывал простым монахом.

Герман Аляскинский: житие и биография святого, где служил

Тропарь преподобному Герману Аляскинскому

Звездо пресветлая Церкве Христовы,/ на севере просиявшая,/ вся к Царствию Небесному путеводящая,/ учителю и апостоле истинныя веры,/ предстателю и заступниче гонимых,/ украшение изящное Святыя Церкве во Америце,/ преподобне отче Германе Аляскинский,/ молися ко Господу, Спасу нашему,/ спастися душам нашим.

Краткое житие. (по материалам сайта Валаамского монастыря).

Преподобный Герман родом из крестьян Кадомской провинции Воронежской губернии. Его семья жила недалеко от города Шацка. В 17 лет Егора Попова – мирское имя прп. Германа, забрали в рекруты, в армии он служил 11 лет, после чего он поступил сначала в Саровский монастырь, а затем по благословению отправился на Валаам. Всей душой отец Герман полюбил величественную Валаамскую обитель, ее настоятеля и всю братию.

После тщательного испытания различными послушаниями игумен Назарий благословил молодого подвижника на постоянное жительство в лесу, в пустынном уединении. Академик Н.Я. Озерецковский, посетивший Валаамскую обитель в 1785 г., писал: “Нынешние пустынники ведут жизнь трудолюбивую. В обществе их, которое состоит, по крайней мере, из двадцати человек, не видно ни малейшего несогласия, они ничего не имеют порознь, а всем владеют вместе”. По праздникам отец Герман приходил из пустыни в монастырь. И, бывало, на малой вечерне, стоя на клиросе, пел вместе с братией припевы канона: “Иисусе, сладчайший, спаси нас грешных”, “Пресвятая Богородице, спаси нас”, и слезы градом катились из его очей. Десять лет провел отец Герман в Валаамской обители в беспрерывных подвигах поста и молитвы, но Господу было угодно, чтобы он послужил на другом конце земли – на Аляске, среди народа, который еще не постиг истинной веры.

В 1793 году была создана духовная миссия, получившая название Кадьякской, с центром на острове Кадьяк: «С Ладожского озера до далеких Курильских островов и берега Аляски простиралась тогда русская православная миссия, — отмечает Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. — С тех пор в Соединенных Штатах началось развитие православной жизни. Американская Церковь возникла как результат миссионерских усилий Русской Православной Церкви, и в первую очередь — валаамских монахов…».

Поначалу отцу Герману были поручены хозяйственные заботы. Позже, после смерти возглавлявшего миссию епископа Иоасафа и отъезда иеромонаха Гедеона, монах Герман до самой кончины своей стал для алеутов духовным отцом, пастырем и попечителем душ человеческих в доверенной ему миссии. Преподобного хотели посвятить в сан иеромонаха и возвести во архимандрита, но смиренный инок отказался от какого бы то ни было возвышения и до конца своих дней пребывал простым монахом: «Я – нижайший слуга здешних народов и нянька».

Поистине, это уникальный случай в истории, когда единственный монах в миссии, не облеченный священным саном, становится ее духовным оплотом. Преподобный Герман был для местных жителей добрым пастырем и защищал их от злых людей, которые видели в островитянах только объект для жестокой эксплуатации. Непоколебимо и настойчиво, не имея никакой поддержки, кроме своей пламенной веры, старец продолжал свое заступничество за обиженных и угнетенных, видя в этом свой долг и призвание.

В 1836 году старец Герман перешел от земных трудов к небесному упокоению на 81-м году жизни. В Америке над могилой святого была сооружена скромная деревянная церковь, освященная в честь преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев. К большой частичке его мощей и сейчас можно приложиться в Спасо-Преображенском соборе Валаамского монастыря. И некоторые паломники, подходя к этой величайшей святыне, именно так впервые знакомятся с преподобным отцом Германом.

Преподобный Герман Аляскинский совершил много чудес, но главное, это его Христова любовь к людям, и даже до сего дня верующие острова Кадьяк обращаются к святому Герману – «апа» (дедушка), он «поддерживает нас в земных нуждах и словами жизни вечной», так мы читаем в акафисте преподобному Герману Аляскинскому.

Осенью 1819 г. экипажем американского судна была занесена на Кадьяк эпидемия гриппа. Болезнь начиналась жаром, сильным насморком и удушьем и оканчивалась конвульсиями, после чего люди умирали. Эпидемия быстро распространялась по алеутским селениям. Смертность была так велика, что алеуты вымирали целыми семьями, тела умерших находились в домах по многу дней, так как их некому было хоронить. «Здесь одни уже умерли, остыли и лежали подле живых, другие умирали на глазах; стон, вопль, раздирающий душу!» – писал главный правитель Российско-Американской компании Семён Иванович Яновский. Только монах Герман неутомимо посещал больных, уговаривал их терпеть, молиться, приносить покаяние, и приготовлял умирающих к смерти, оставшиеся в живых кадьякские алеуты еще больше полюбили отца Германа, который, рискуя собой, доказал им свою любовь во время постигшего их бедствия.

Однажды на Еловом острове произошло наводнение. Жители в испуге прибежали к келье отца Германа. Он взял икону Божией Матери, вынес, поставил ее на морском берегу и стал молиться. После молитвы он сказал присутствующим: «Не бойтесь, далее этого места, где стоит святая икона, вода не пройдет». И наводнение тотчас прекратилось. Затем, обещая такую же помощь на будущее время – заступлением Пресвятой Богородицы, поручил он своей ученице, в случае наводнения, ставить икону на берегу.

Как-то случился на Еловом острове пожар. Отец Герман вместе со своим учеником Игнатием провел полосу на земле, убрал мох вдоль нее и сказал: «Будьте спокойны – огонь не пройдет этой черты!» На другой день, когда не было надежды на спасение, огонь под сильным напором ветра достиг проведенной старцем черты, пробежал вдоль нее и остановился, не коснувшись густого леса, находившегося за чертой.

Все свое время, свободное от богослужений, старец проводил в трудах. Недалеко от келлии раскинулся огород, где он копал грядки, сажал картофель, капусту и другие овощи, сеял ячмень. К зиме запасал грибы и рыбу. Плетенный короб, в котором о. Герман носил с берега морскую капусту для удобрения земли, был так велик, что обычный человек мог его поднять с большим трудом, а старец, к удивлению всех, переносил его на большое расстояние без посторонней помощи. Однажды видели, как о. Герман нес бревно, которое с трудом могли поднять четыре человека.

Тайные подвиги и келейные молитвы преподобного Германа Аляскинского оставались неведомыми миру, но виден был окружавшим свет его благодатной жизни, проходившей в условиях полного самоотречения, нестяжательности и сурового пренебрежения всеми удобствами. Всем своим видом, всеми привычками святой Герман живо напоминал современникам древних отшельников, прославившихся подвигами воздержания и Богоугождения. Примеры житий святых угодников Божиих свидетельствуют о том, что каждый человек рожден для света, для добра, для красоты, для чистоты, для спасения, Апостол Павел называет святыми всех верующих христиан и смысл жизни христианина состоит в том, чтобы от образа, заложенного в каждом из нас, перейти к подобию Божию: «будьте святы, как Отец Ваш Небесный».

История Русской Америки закончилась 30 марта 1867 года, когда Аляска и Алеутские острова были проданы США Императором Александром II, но Православие и русская культура по-прежнему здесь живы. Сейчас на Аляске около 90 православных приходов. Несмотря на то, что миссия преподобного Германа совершалась в Северной Америки, его иногда называют просто: «Просветитель Америки».

Поучения преподобного Германа.

«Од­на­жды при­гла­си­ли стар­ца на фре­гат, при­шед­ший из Санкт-Пе­тер­бур­га. Ка­пи­тан фре­га­та был че­ло­век весь­ма уче­ный, вы­со­ко­об­ра­зо­ван­ный, он был при­слан в Аме­ри­ку по вы­со­чай­ше­му по­ве­ле­нию для ре­ви­зии всех ко­ло­ний. С ка­пи­та­ном бы­ло до два­дца­ти пя­ти че­ло­век офи­це­ров, так­же лю­дей об­ра­зо­ван­ных. В этом-то об­ще­стве си­дел неболь­шо­го ро­ста, в вет­хой одеж­де, пу­стын­ный мо­нах, ко­то­рый сво­ею муд­рою бе­се­дою всех об­ра­зо­ван­ных со­бе­сед­ни­ков сво­их при­вел в та­кое по­ло­же­ние, что они не зна­ли, что ему от­ве­чать.

Сам ка­пи­тан рас­ска­зы­вал: «Мы бы­ли без­от­вет­ны, ду­ра­ки пред ним!» Отец Гер­ман сде­лал им всем один об­щий во­прос: «Че­го вы, гос­по­да, бо­лее все­го лю­би­те и че­го бы каж­дый из вас же­лал для сво­е­го сча­стья?»

По­сы­па­лись раз­ные от­ве­ты. Кто же­лал бо­гат­ства, кто чи­нов, кто кра­са­ви­цу-же­ну, кто пре­крас­ный ко­рабль, на ко­то­ром он на­чаль­ство­вал бы, и так да­лее в этом ро­де.

«Не прав­да ли, – ска­зал отец Гер­ман, – что все ва­ши раз­но­об­раз­ные же­ла­ния мож­но при­ве­сти к од­но­му, что каж­дый из вас же­ла­ет то­го, что, по его по­ня­тию, счи­та­ет он луч­шим и до­стой­ным люб­ви?»

«Да, так» – от­ве­ча­ли все.

«Что же, ска­жи­те, – про­дол­жал он, – мо­жет быть луч­ше, вы­ше все­го, все­го пре­вос­ход­нее и по пре­иму­ще­ству до­стой­нее люб­ви, как не сам Гос­подь наш Иисус Хри­стос, Ко­то­рый нас со­здал, укра­сил та­ки­ми со­вер­шен­ства­ми, все­му дал жизнь, все со­дер­жит, пи­та­ет, все лю­бит, Ко­то­рый Сам есть лю­бовь и пре­крас­нее всех че­ло­ве­ков? Не долж­но ли же по­это­му пре­вы­ше все­го лю­бить Бо­га, бо­лее все­го же­лать и ис­кать Его?»

Все за­го­во­ри­ли: «Ну, да! Это ра­зу­ме­ет­ся! Это са­мо по се­бе!»

«А лю­би­те ли вы Бо­га?» – спро­сил то­гда ста­рец.

Все от­ве­ча­ли: «Ко­неч­но, мы лю­бим Бо­га. Как не лю­бить Его?»

«А я, греш­ный, бо­лее со­ро­ка лет ста­ра­юсь лю­бить Бо­га, а не мо­гу ска­зать, что со­вер­шен­но люб­лю Его», – воз­ра­зил им отец Гер­ман и стал объ­яс­нять, как долж­но лю­бить Бо­га. «Ес­ли мы лю­бим ко­го,– го­во­рил он, – мы все­гда по­ми­на­ем то­го, ста­ра­ем­ся уго­дить то­му, день и ночь на­ше серд­це за­ня­то тем пред­ме­том. Так же ли вы, гос­по­да, лю­би­те Бо­га? Ча­сто ли об­ра­ща­е­тесь к Нему, все­гда ли помни­те Его, все­гда ли мо­ли­тесь Ему и ис­пол­ня­е­те Его свя­тые за­по­ве­ди?».

Долж­ны бы­ли при­знать­ся, что нет.

«Для на­ше­го бла­га, для на­ше­го сча­стья, – за­клю­чил ста­рец, – да­дим се­бе обет, что по край­ней ме­ре от се­го дня, от се­го ча­са, от сей ми­ну­ты бу­дем мы ста­рать­ся лю­бить Бо­га уже вы­ше все­го и ис­пол­нять Его свя­тую во­лю!»

Вот ка­кой ум­ный, пре­крас­ный раз­го­вор вел отец Гер­ман в об­ще­стве. Без со­мне­ния, этот раз­го­вор дол­жен был за­пе­чат­леть­ся в серд­цах слу­ша­те­лей на всю их жизнь!

Чтобы несколь­ко вы­ра­зить са­мый дух уче­ния от­ца Гер­ма­на, мы при­ве­дем сло­ва соб­ствен­но­руч­но­го пись­ма его. «Ис­тин­но­го хри­сти­а­ни­на, – пи­сал он, – де­ла­ют ве­ра и лю­бовь ко Хри­сту. Гре­хи на­ши ни­ма­ло хри­сти­ан­ству не пре­пят­ству­ют, по сло­ву Са­мо­го Спа­си­те­ля. Он из­во­лил ска­зать: не пра­вед­ныя при­и­дох при­зва­ти, но греш­ныя спа­сти. Ра­дость бы­ва­ет на Небе­си о еди­ном ка­ю­щем­ся бо­лее, неже­ли о де­вя­ти­де­ся­ти пра­вед­ни­ках. Так­же о блуд­ни­це, при­ка­са­ю­щей­ся к но­гам Его, фа­ри­сею Си­мо­ну из­во­лил го­во­рить: име­ю­ще­му лю­бовь, мно­гий долг про­ща­ет­ся, а с не име­ю­ще­го люб­ви и ма­лый долг взыс­ки­ва­ет­ся». Эти­ми и по­доб­ны­ми им рас­суж­де­ни­я­ми хри­сти­а­нин дол­жен при­во­дить се­бя в на­деж­ду и ра­дость, и от­нюдь не вни­мать на­но­си­мо­му от­ча­я­нию; тут ну­жен щит ве­ры.

Читайте также:  Святитель Феофан Затворник – житие и труды, мысли и советы

Грех лю­бя­ще­му Бо­га не что иное, как стре­лы от непри­я­те­ля на сра­же­нии. Ис­тин­ный хри­сти­а­нин есть во­ин, про­ди­ра­ю­щий­ся сквозь пол­ки неви­ди­мо­го вра­га к Небес­но­му сво­е­му оте­че­ству, по апо­столь­ско­му сло­ву: оте­че­ство на­ше на Небе­сах. А о во­и­нах го­во­рит: «несть на­ша брань к кро­ви и пло­ти, но к на­ча­лом и ко вла­с­тем» (Еф.6:12).

Пу­стые ве­ка се­го же­ла­ния уда­ля­ют от оте­че­ства, лю­бовь к тем и при­выч­ка оде­ва­ют ду­шу на­шу как буд­то в гнус­ное пла­тье; оно на­зва­но от апо­сто­лов «внеш­ний че­ло­век». Мы, стран­ствуя в пу­те­ше­ствии сей жиз­ни, при­зы­вая Бо­га в по­мощь, долж­ны гнус­но­сти той со­вле­кать­ся, а оде­вать­ся в но­вые же­ла­ния, в но­вую лю­бовь бу­ду­ще­го ве­ка и через то узна­вать на­ше к Небес­но­му оте­че­ству при­бли­же­ние или уда­ле­ние, но ско­ро се­го сде­лать невоз­мож­но, а долж­но сле­до­вать при­ме­ру боль­ных, ко­то­рые, же­лая лю­без­но­го здра­вия, не остав­ля­ют изыс­ки­вать средств для из­ле­че­ния се­бя.».

Преподобный Герман Аляскинский

Такая далекая и такая близкая Аляска. Далекая для жителей нашей страны, проживающих на европейской ее части, и близкая для тех, кто живет на самой восточной ее окраине. Между мысом Дежнева на русской Чукотке и мысом принца Уэльского, крайней западной материковой точкой Северной Америки всего 86 километров. Как две руки, протянутые для приветственного рукопожатия, тянутся друг к другу земли России и Аляски.

Первыми европейцами, освоившими эти территории в первой половине XVIII века, были русские мореходы и исследователи новых земель. Когда первопроходцы узнали, что Аляска богата рыбой, пушниной, морским зверем, туда потянулись предприимчивые люди. С 1772 года началось заселение русскими островов, а потом и прибрежной части материка. В погоне за прибылью промышленники осваивали все новые территории.

Но не только земные богатства привлекали на Аляску людей. Вслед за теми, кто брал от местного население всё, пришли те, кто готов был поделиться с ними самым дорогим – своей верой. В 1794 году на остров Кадьяк, где было одно из самых крупных поселений, прибыла православная миссия, состоявшая из насельников Валаамского, Коневского монастырей и Александро-Невской лавры. Среди них был монах Герман, которого впоследствии назовут апостолом Америки.

Долгие годы существовала официальная версия о месте рождения преподобного Германа. Главный исследователь его жизни Сергей Анатольевич Корсун называл родиной святого подмосковный город Серпухов, но в 2003 году были открыты новые факты. Это были два документа, обнаруженные ученым в Петербуржском Центральном государственном историческом архиве, которые свидетельствовали о том, что преподобный родился в городе Кадоме Шацкого уезда Воронежской губернии (ныне районный центр Рязанской области).

В миру его звали Егором Поповым. В жизнеописании преподобного Германа, составленном братией Валаамского монастыря, говориться о том, что, будучи мальчиком, он какое-то время жил в Саровской пустыни в келье монаха Варлаама, которая стояла в гуще монастырского леса. По всей видимости, это была первая попытка обретения иноческой жизни. Но в 17 лет Егора забирают в армию, где он станет служить в воеводской канцелярии. Когда же в 1777 году воеводства упразднили, бывшему подканцеляристу Попову по состоянию здоровья было разрешено оставить службу. Егор, которому в то время было 27 лет, принимает решение уйти послушником в ставший ему родным Саровский монастырь.

Эта обитель в первую очередь связана у верующих людей с именем одного из самых почитаемых русских святых Серафимом Саровским. Но мало кто знает, что Прохор Мошнин, будущий преподобный Серафим, был в Сарове в одно время с Егором Поповым. Молодые послушники жили в обители вместе несколько лет и вполне могли общаться друг с другом. Потом их пути разошлись. Одному суждено было стать в будущем известным Саровским старцем, а другому – крестителем Америки.

В 1782 году вместе со своим духовным наставником иеромонахом Назарием и другими послушниками Егору пришлось отправиться в пределы Северной столицы. Несколько месяцев они провели в Троице-Сергиевой пустыни под Санкт-Петербургом. Здесь будущему святому предстояло тяжелое испытание: у него на горле образовалась опухоль, которая быстро увеличивалась и вскоре обезобразила все лицо. Боль была ужасная, но послушник не обратился к врачу, а упал на колени перед образом Божией Матери, прося исцеления. Он молился всю ночь, а наутро от страшного нарыва осталась только небольшая ранка. Болезнь прошла, а вера в душе молодого человека еще больше укрепилась.

Из Санкт-Петербурга послушники вместе со своим наставником направляются на Ладогу. Там на острове Валаам возрождалась монашеская жизнь. Новой братии предстояло заняться не столько благоустройством монастыря, сколько возрождением его духа. За довольно короткий срок отцу Назарию удалось наладить иноческую жизнь, соответствующую прежнему строгому уставу. Кроме монастырских строений, на острове было построено несколько пустынек, где проживали те иноки, кто хотел большего уединения.

«После службы он всегда торопился в свое уединенное жилище, где ничто не отвлекало его от сугубых молитв и единственного желания – оставаться наедине с Богом»

После пострижения в монахи отец Герман решился на отшельничество. Пустынь находилась в глухом лесу примерно в двух километрах от монастыря. По праздникам он приходил в обитель, но после службы всегда торопился к себе домой, в свое уединенное жилище, где ничто не отвлекало его от сугубых молитв и единственного желания – оставаться наедине с Богом. Так прошли десять лет жизни отшельника. Удивительно, но до сих пор на Валааме известно место, где стояла келья преподобного, оно так и называется – «Германова поляна».

Отец Герман пользовался большим уважением не только у насельников, но и у священноначалия. Ему предлагали сан иеромонаха, а затем архимандрита с назначением главой Пекинской православной миссии. Он отказывался, желая по Афонскому чину оставаться простым монахом. Но как говорится в одной из евангельских притч: «Если ты в малом был верен, над многим тебя поставлю». Так и случилось. Отец Герман в составе Первой Духовной миссии отправляется от дорогих его сердцу берегов Валаама к далеким и незнакомым ему землям Северной Америки.

24 сентября 1794 года судно «Три святителя» с членами миссии на борту прибыло в селение Павловская гавань на острове Кадьяк. Каждому из членов миссии было дано свое послушание. Кому-то была поручена миссионерская работа среди алеутов, кто-то занимался строительством первой на острове церкви, кто-то учил детей. Отец Герман был назначен в пекарню. В первые месяцы пребывания на Кадьяке монахам пришлось зимовать в худых холодных бараках, а из съестного иногда употреблять в пищу только хлеб и морских моллюсков. Но с какой радостью они писали о сотнях крещенных ими аборигенов.

Архимандрит Иоасаф, возглавлявший миссию, писал на Валаам игумену Назарию: «А морем по Алеутской гряде ехавши только два дня, заехали на остров Уналашку и тут более ста человек окрестили: они давно уж готовы к принятию крещения, ибо всегда с русскими промышленниками живут. Народ добрый, но бедный. Живем хорошо, они нас любят, а мы их. И так усердно приемлют крещение, что все свои шаманские наряды изломали и сожгли».

Уже к лету 1795 года члены миссии крестили около шести тысяч человек и обвенчали более тысячи пар, практически всё население Кадьяка и ближайших к нему островов. А через год было закончено строительство храма Воскресения Христова. Аборигены в то время были совершенно бесправны, и только в лице своих духовных наставников они находили сочувствие и поддержку. Главным защитником алеутов был отец Герман. Они очень любили своего заступника, называя его «аппа», что значит дедушка, а сам про себя он говорил: я «нянька» этому народу.

После смерти епископа Иоасафа главой миссии назначают отца Германа. Это единственный случай в Православной Церкви, когда простой монах, не облеченный священным саном, получает такую должность. В то время ему уже было около 60 лет, но не возраст тяготил подвижника, а желание провести последние годы жизни в молитвах и покое. Когда представилась возможность, отец Герман уединился на острове Еловом. Окружавшая остров водная гладь, хвойный лес и нагромождение каменных глыб на берегу – всё это напоминало отшельнику Валаамский монастырь. Он назвал свой приют «Новым Валаамом» и даже добился официального переименования острова.

Источник пресной воды, небольшая бревенчатая келья, огород, где росли капуста и репа – всего этого хватало для аскетической жизни монаха. Постелью отцу Герману служила небольшая скамья, покрытая старой оленьей шкурой. Подушкой – два кирпича, которые лежали у изголовья. Одеялом – деревянная доска. Как его старая, заношенная одежда скрывала вериги, которые он носил на теле, так и повседневные заботы и труды по хозяйству скрывали могучий дух этого человека. Осталось много свидетельств чудес, которые явно случались по молитвам старца.

Как-то на острове началось страшное наводнение. Местное население в панике не знало, как спасаться. Отец Герман вынес икону Божьей Матери из кельи, поставил ее на берегу и сказал: «Будьте спокойны – вода дальше образа не пойдет!» Так и случилось. Видя такое заступничество праведника, к нему вновь потянулись люди. И вскоре под его крыло собралось несколько человек, которые стали жить рядом с кельей монаха. Так на острове Новый Валаам появился небольшой православный монастырь.

Отцу Герману было открыто и время его смерти. В этот день он приказал своему ученику Герасиму зажечь свечи перед иконами и читать Деяния Святых Апостолов. Через какое-то время лицо старца засияло внутренним светом, после чего его голова склонилась, и келья наполнилась благоуханием. Он умер 13 декабря 1836 года на 81 году жизни. В этот же вечер жители селения Катани, которое находилось в нескольких километрах, видели над островом необыкновенно светлый столб, который шел от земли к небу. Люди поняли: их духовного наставника и заступника не стало на этой земле. Похоронив старца, ученики поставили над его могилой простой деревянный крест. Позже на этом месте был воздвигнут храм, освящённый во имя преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев.

Чудеса продолжались и после смерти преподобного. В 1842 году, плывя морем на Кадьяк, архиепископ Камчатский и Алеутский Иннокентий попал в страшную бурю. Он обратил взгляд на остров Еловый и попросил заступничества у старца: «Если ты, отец Герман, угодил Господу, то пусть переменится ветер!» Не прошло и четверти часа, как ветер утих, корабль благополучно пристал к берегу. В благодарность за избавление архиепископ Иннокентий сам отслужил на могиле блаженного панихиду.

Преподобный Герман был прославлен 27 июля 1970 года Русской Православной Церковью Заграницей в Сан-Франциско и одновременно Американской Митрополией на Кадьяке. Через четырнадцать лет он был прославлен Русской Православной Церковью в соборе Сибирских святых.

Столь велика была апостольская миссия русских монахов, что даже после того, как они покинули эти земли, вероисповедание местные жители сохранили. Православные храмы и кресты на кладбищах, службы на церковнославянском языке, русские имена и фамилии – всё это всходы, посеянные когда-то в благодатную почву. И до сих пор у коренных народов Аляски жива добрая память об их заступнике и молитвеннике – «аппе» Германе.

На заглавной фото – Храм Преображения Господня в Нинилчике (Аляска)

Православный апостол Америки – преподобный Герман Аляскинский

На самом деле он из крестьян Кадомской провинции Воронежской губернии. Его семья жила недалеко от города Шацка. 26 декабря празднуется память валаамского святого – преподобного Германа Аляскинского.

Описание его жизни впервые составлено братией Валаамского монастыря в 1867 году. В 1868 году оно было издано под названием “Жизнь валаамского монаха Германа, американского миссионера”.

В 2005 году Валаамским монастырем на основании новых данных о жизни святого, обнаруженных в Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого Российской Академии наук (Кунсткамера) кандидатом исторических наук Сергеем Корсуном, было издано исследование «Преподобный Герман Аляскинский, валаамский подвижник в Америке».

***
Сергей Корсун много лет занимается этнографией народов Аляски, написал более 50 статей, и в архиве наткнулся на интересные документы, связанные с Русской Миссией на Аляске:

– Я стал искать более точные сведения о преподобном Германе, и в 2003 году в Петербурге, в Центральном государственном историческом архиве обнаружил два документа. Первый – это свидетельство о выдаче паспортов пятерым послушникам Саровского монастыря, когда они во главе с игуменом Назарием поехали на Валаам. Среди них был и будущий преподобный Герман. Второй документ – письмо в Священный Синод, в котором настоятель Валаамской обители отец Гавриил сообщает, что в 1782 году бывшие саровские послушники приняли у него постриг. Среди прочих с именем Герман пострижен Попов Егор Иванович – это и есть мирское имя преп. Германа.

– Еще какие-то сведения о преподобном там сообщаются?

– Да, год и место рождения. Он родился не в 1757 году, как прежде думали, а в 1751. В наших календарях до сих пор пишут, что преподобный родом из Серпухова, из купеческой семьи. На самом деле он из крестьян Кадомской провинции Воронежской губернии. Его семья жила недалеко от города Шацка. В 17 лет Егора Попова забрали в рекруты, в армии он служил 11 лет, после чего пошел в Саровский монастырь.

Преподобные Серафим Саровский и Герман Аляскинский очень похожи. Даже на картинках их рисуют одинаково – у лесной кельи, кормящих медведя. Это подвижники одного поколения, одного духа. Они и в Саровский монастырь поступили одновременно – в 1778 году и, конечно, знали друг друга лично. Только святой Серафим остался в Сарове, а прп. Герман отправился на Север.

Читайте также:  Житие Григория Синаита - полное жизнеописание и история, чудеса, мощи и дни памяти святого

– Прошло уже полторы сотни лет, как Россия отказалась от Аляски. Интересно, там кто-нибудь еще говорит по-русски?

– 150 лет назад столицей Аляски был Новоархангельск (ныне г. Ситка), там, в основном, жили русские. В остальных селениях преобладали креолы и аборигены. Они потом довольно быстро перешли или на английский, или на свой эскимосский язык. А русские почти все уехали в “нижние штаты”, в сами США, поближе к цивилизации. Основной отток населения пришелся на период между 1920 и 1940 годами, в эту пору в Сан-Франциско образовалась большая “аляскинская колония”. Вместе с русскими уезжали многие креолы, а некоторые оставались.

Впрочем, известен и такой факт. На Аляске, на Кенайском полуострове, есть русское село Нинильчик. Туда после продажи Аляски в течение 77 лет не заходил ни один корабль – люди жили в полной изоляции. И когда в 1935 году в Нинильчик явился первый протестантский проповедник, то с удивлением обнаружил, что никто не понимает его речь: с ним говорили только по-русски.

– В своей книге вы рассказываете, что прп. Герман в Миссии на Аляске был обычным монахом, нес послушание пекаря. И вдруг он возглавляет Миссию, к нему на остров Еловый, где он позже жил отшельником, едут правители Русской Америки не только за духовным советом, но и по вопросам управления территорией. Что особенного было в этом человеке?

– Преподобный не был даже священником, он умер простым монахом. И главой Миссии стал против своего желания. Святой Герман вообще тяготился мирской жизнью, ведь он еще на Валааме жил в пустыни. Я так думаю, он и не хотел быть миссионером, хотя вызвался добровольцем ехать на Аляску. Остальные члены Миссии отправились туда больше по долгу и по приказу, а не по желанию. Когда представилась возможность, Герман уединился на острове Еловом, чтобы провести там жизнь отшельником, в молитве. Но Господь судил иначе. В 1819 году на Аляске случилась страшная эпидемия, много людей умерло и Герману пришлось взять на воспитание двухлетнего сироту-креола Герасима Зырянова. Это был знак батюшке, что он должен стать миссионером. Он перестал убегать от людей, и к нему на Еловый пришло еще несколько учеников. Потом, узнав о подвигах батюшки, пришла алеутка Софья Власова, позже к ней присоединилось 12 учениц. Так рядом с пустынной кельей Германа образовался настоящий монастырь.

– Может, это нежелание Германа быть миссионером и привело к истинному миссионерству? Когда он в молитве стяжал благодать, аборигены сами к нему потянулись?

– Да, Герман творил настоящие чудеса и радел за местное население, что привлекало людей. Но специально он к этому не стремился. Я думаю, что батюшка по своему смирению считал себя недостойным такого трудного делания – миссионерства.

Сохранилось первое по прибытии на Аляску письмо прп. Германа на Валаам, игумену Назарию. В нем отец Герман, пекарь Миссии, с восхищением пишет о миссионерских подвигах своих собратьев. Надо заметить, что миссионеры трудились самоотверженно и на своем пути крестили тысячи аборигенов. Но поначалу это было формальное крещение, ведь наши отцы местного языка еще не знали и не могли объяснить суть православного учения. Настоящая миссия началась позже, когда почва была подготовлена, в том числе молитвенными подвигами прп. Германа.

Записал Михаил СИЗОВ, газета «Вера – Эском»

***
Из жития преподобного Германа Аляскинского.

Когда отец Герман почувствовал, что приближается время его упокоения, он приказал своему ученику Герасиму зажечь свечи перед иконами и читать Деяния Святых Апостолов. Через какое-то время лицо его просияло, и он громко произнес: “Слава Тебе, Господи!”. Повелел прекратить чтение и объявил, что Господу угодно еще на неделю продлить его жизнь.

Через неделю опять были зажжены свечи, и тот же Герасим читал Деяния Святых Апостолов. Тихо преклонил старец свою голову, келья наполнилась благоуханием и отца Германа не стало.

В этот же вечер жители селения Катани, которое находилось на острове Афогнак, видели над Еловым необыкновенно светлый столб, который шел от земли к небу. Пораженные чудесным явлением, креол Герасим Вологдин и его жена Анна сказали: “Видно, отец Герман оставил нас” и стали молиться. Также этот светлый столб видела кадьякская алеутка Анна Нацмышкнак. К. Ларионов писал в 1867 году: “О сем я слыхал от многих людей, которые видели с разных мест, другие видели на море, едучи на байдарках”.

В Америке над могилой святого была сооружена скромная деревянная церковь, освященная в честь преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев. К большой частичке его мощей и сейчас можно приложиться в Спасо-Преображенском соборе Валаамского монастыря. И некоторые паломники, подходя к этой величайшей святыне, именно так впервые знакомятся с преподобным отцом Германом.


Герман Аляскинский: житие и биография святого, где служил

Житие преподобного Германа Аляскинского

Я – нижайший слуга здешних народов и нянька.
Преп. Герман Аляскинский

Родился преподобный Герман в Серпухове в благочестивой купеческой семье около 1758 года. С самых юных лет возымел отрок Герман великую ревность к благочестию и шестнадцати лет от рождения пошел в монахи. Сначала поступил он в Троицко-Сергиеву пустынь в окрестностях Петербурга. Прожив в Сергиевой пустыни пять или шесть лет, он перешел в Валаамский монастырь.

Всей душой полюбил он величественную Валаамскую обитель; полюбил незабвенного настоятеля ее, великого старца Назария, и всю братию. На Валааме отец Герман проходил разные послушания. Испытав его ревность в трудах общежития, мудрый старец отец Назарий отпустил его потом на жительство в пустыню. Пустыня эта находилась в глухом лесу, в полутора верстах от обители. Подвиги преподобного на Валааме продолжались пятнадцать лет.

Это было время расширения пределов России на север: деятельностью русских промышленников были открыты Алеутские острова. С открытием островов обнаружилась необходимость просветить светом Евангельским их обитателей. Для этого святого дела по благословению Святейшего Синода высокопреосвященный митрополит Гавриил поручил старцу Назарию избрать способных людей из братии Валаамской. Избрано было десять человек, в числе их и отец Герман.

В 1793 году Духовная миссия, образованная для проповеди христианства и крещения язычников – жителей Аляски и прилегающих к ней островов, отправилась из Петербурга на остров Кадьяк и прибыла на место назначения в 1794 году. Святой ревностью проповедников быстро разливался свет проповеди Евангельской между новыми сынами России: несколько тысяч язычников приняли христианство; была заведена школа для образования новокрещенных детей, выстроена церковь в месте жительства миссионеров.

Монаху Герману Господь благословил потрудиться в Новом Свете дольше других. Под руководством начальника архимандрита Иоасафа (Болотова) Миссия достигла больших успехов. В 1794 году был освящен первый православный храм Воскресения Христова на острове Кадьяк. В 1799 году архимандрит Иоасаф в Иркутске был хиротонисан во епископа Кадьякского. Возвращаясь из Иркутска, преосвященный Иоасаф со спутниками погиб во время шторма в океане. Старец Герман фактически стал исполнять обязанности начальника «Кадьякской Миссии», Его хотели посвятить во иеромонаха и удостоить сана архимандрита с последующим назначением в Пекин, но инок отказался от повышения и пребывал до конца дней своих простым монахом, исполняя великий подвиг старчества. Преподобный Герман поистине был пастырем добрым и защищал жителей Кадьяка от произвола колонистов и предпринимателей. Православные миссионеры пришли к жителям Аляски и ее островов с проповедью любви и мира и обращались с приходившими к ним жителями, как с братьями.

Отец Герман жил сначала возле храма Миссии на Кадьяке, впоследствии переселился на близлежащий остров Еловый, который он называл «Новым Валаамом». Его современники были постоянными свидетелями подвижнических трудов отца Германа, его забот о больных во время губительных эпидемий, его бесстрашного заступничества за подвергавшихся насилию. Подвиги и келейные молитвы старца оставались почти неведомыми миру, но не мог укрыться от окружающих свет его благодатной жизни, исполненной самоотречения и нестяжательства. Беседа старца производила на слушавших его неизгладимое впечатление. Особенно поражали собеседников ясность его мысли, четкость и глубина суждений.

Как смотрел отец Герман на туземных жителей Америки, как понимал свое отношение к ним и как сочувствовал их нуждам, выражает он сам в одном из писем к правителю колонии: “Любезному нашему отечеству – писал он, – Творец как будто новорожденного младенца дать изволил; край сей, который еще не имеет ни сил к каким-нибудь познаниям, ни смысла, требует не только покровительства, но по бессилию своему и слабого ради младенческого возраста – самого поддерживания; но и о том самом не имеет он еще способностей кому-либо сделать свою просьбу. А как зависимость сего народного блага небесным Провидением, неизвестно до какого-то времени, отдана в руки находящемуся здесь русскому начальству, которое теперь вручилось вашей власти, сего ради я, нижайший слуга здешних народов и нянька, от лица тех пред вами ставши, кровавыми слезами пишу вам мою просьбу. Будьте нам отец и покровитель. Мы всеконечно красноречия не знаем; но с немотою, младенческим языком говорим: «Отрите слезы беззащитных сирот, прохладите жаром печали тающие сердца, дайте разуметь, что значит отрада!»

Как старец чувствовал, так и поступал. Помогал нуждающимся чем только мог, – и алеуты и их дети часто посещали его. Кто просил совета, кто жаловался на притеснение, кто искал защиты, кто желал помощи – каждый получал от старца возможное удовлетворение. Любовь отца Германа к алеутам доходила до самоотвержения.

Однажды на корабле из Соединенных Штатов занесена была на остров Ситха, а оттуда на остров Кадьяк повальная заразная болезнь. Смертность была так велика, что три дня некому было копать могилы и тела валялись незарытыми. Во все время этой грозной болезни, продолжавшейся, с постепенным ослаблением, целый месяц, преподобный, не щадя себя, неутомимо посещал больных, увещевал их терпеть, молиться, приносить покаяние или приготовлял их к смерти.

Особенно старался старец о нравственном преуспеянии алеутов, С этою целью для детей сирот устроено было им училище; он сам их учил Закону Божию и церковному пению. С этою же целью в часовне близ его келий в воскресные и праздничные дни собирал он алеутов для молитвы. Здесь разные молитвы читал для них его ученик, а сам старец читал Апостол, Евангелие и устно поучал их. Так приятно было его слушать, что беседующие с ним алеуты увлекались его словом и нередко только на закате дня нехотя оставляли его.

Преподобный Герман был сподоблен многих сверхъестественных даров от Бога. Однажды отец Герман обратил одного морского капитана из лютеранской веры в Православие. Человек этот был весьма образован; кроме многих наук, он знал языки, но не мог устоять против убеждений и доказательств отца Германа и присоединился к Православной Церкви. Когда он отъезжал из Америки, старец при прощании сказал ему: «Смотрите, если Господь возьмет вашу супругу у вас, то вы никак не женитесь на немке; если женитесь на немке, то она непременно повредит ваше православие». Капитан дал слово, но не исполнил его. Предостережение старца оказалось пророческим. Через несколько лет, действительно, умерла жена у капитана и он женился на немке; вероятно, он оставил или ослабил веру и умер скоропостижно без покаяния.

С кроткой любовью, не смотря на лица, обличал он многих в нетрезвой жизни, недостойном поведении и притеснении алеутов. Обличаемая злоба вооружалась против него, делала ему всевозможные неприятности и клеветала на него, обвиняя преподобного старца в возмущении алеутов против начальства.

Для проверок и расследований присылались «полномочные». Однажды служители обыскивали келию отца Германа, предполагая найти у него большое имущество. Когда не нашли ничего ценного, один из них стал топором выворачивать половые доски. «Друг мой, – сказал ему тогда отец Герман, – напрасно ты взял топор; это орудие лишит тебя жизни!» Через некоторое время потребовались люди в отдаленный форт, и туда из Кадьяка послали русских служителей, в их числе и этого человека; а там местные жители ему сонному топором отсекли голову.

Однажды на Еловом острове случилось наводнение. Жители в испуге прибежали к старцу; тогда он вынес икону Божией Матери на отмель и стал молиться. По окончании молитвы, обратясь к присутствующим, сказал: «Не бойтесь, далее этого места, где стоит святая икона, не пойдет вода». Слово старца исполнилось. Старец обещал такую же помощь и на будущее время.

Барон Ф. П. Врангель по просьбе старца писал под его диктовку письмо одному митрополиту. Когда окончено и прочитано было письмо, старец поздравил барона с чином адмирала. Изумился барон; это была для него новость, которая действительно подтвердилась только через долгое время при выезде его в Петербург.

«Жаль мне тебя, любезный кум, – говорил отец Герман правителю колонии, – смена тебе будет неприятная!» Года через два правитель при смене с должности связанным был отправлен на остров Ситха.

Однажды загорелся на Еловом острове лес. Находясь с учеником своим Игнатием в чаще леса, старец провел на земле полосу и сказал: «Будьте спокойны, огонь не перейдет этой черты!» На другой день огонь с сильным напором достиг черты, но, пробежав вдоль нее, остановился, не коснувшись густого леса, находившегося за чертой,

Часто говорил старец, что в Америке будет свой архиерей, тогда как об этом никто и не думал, да и надежды не было, чтобы в Америке был свой архипастырь, но пророчество его сбылось в свое время.

Незадолго до кончины старец Герман потерял зрение, но хранил полную ясность ума и удивительную память.

Читайте также:  Житие Феодосия Печерского - описание и история жизни, биография, чудеса и дни памяти святого

Он предсказал духовным чадам время своей кончины и обстоятельства погребения, Повелев возжечь свечи пред иконами, старец блаженно почил при чтении Деяний святых апостолов, Кончина его последовала на 81-м году жизни, 13 декабря 1837 года. Над могилой преподобного Германа был поставлен простой деревянный крест, а впоследствии сооружен и деревянный храм, освященный во имя преподобных Сергия и Германа Валаамских, чудотворцев.

В 60-х годах прошлого века в России уже было известно о местном почитании преподобного Германа на Кадьяке. В 1867 году один из аляскинских епископов составил записку о его жизни и чудотворениях. Исцеления по молитве старца Германа записывались в течение долгого периода (со времени его жизни и до 1970 года). Впервые сведения о житии преподобного Германа были напечатаны в Валаамском монастыре в 1894 году. В 1927 году русский архимандрит Герасим (Шмальц) прибыл на остров Еловый и оставался там до последних дней своей жизни. В 1952 году были составлены житие и акафист святому Герману. В 1969 году архимандрит Герасим открыл святые мощи преподобного Германа и положил их в специально построенной небольшой часовне.

9 августа 1970 года, в день памяти святого великомученика и целителя Пантелеимона, на острове Кадьяк было совершено прославление старца Германа, жизнь и труды которого принадлежат к славным страницам истории Русской православной миссии в Северной Америке.

Определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 1 декабря 1970 года имя преподобного Германа Аляскинского было включено в месяцеслов. Память его празднуется 27 июля.

“Жития святых” (М.: Издательство Сретенского монастыря, 2000г.)

ГЕРМАН АЛЯСКИНСКИЙ

Преподобный Герман Аляскинский

Герман Аляскинский (1757 – 1836), монах, преподобный.

В миру Зырянов Герасим Иванович, родился в 1757 году в городе Серпухове, под Москвой, в купеческой семье. С шестнадцати лет он вступил на иноческий путь и ушел в Саровскую пустынь.

В 1777 году нес послушание в Троице-Сергиевой пустыни. В обители будущий миссионер подвизался шесть лет и принял иноческий постриг.

В 1782 году, желая полного уединения и безмолвия, преподобный Герман удаляется на Валаам. Валаамский монастырь, расположенный на островах Ладожского озера, бывал отрезан от внешнего мира до 8 месяцев в году.

После тщательного испытания различными послушаниями игумен Назарий благословил молодого подвижника на постоянное жительство в лесу, в пустынном уединении, в 2 км от монастыря. По праздникам, приходя в монастырь, преподобный нес клиросное послушание (у него был прекрасный голос). В Валаамской обители святой Герман принял монашеский постриг.

В том же, 1782 году преподобный Серафим пришел в Саровскую обитель. Обстоятельства жизни преподобного Германа на Валааме напоминают об уединенных подвигах его великого современника – Саровского чудотворца. Подобно преподобному Серафиму, валаамский подвижник отличался исключительным и проникновенным знанием духа и буквы Священного Писания, творений святых отцов и учителей Церкви.

Духовным руководителем и наставником будущего миссионера был игумен Назарий, саровский старец, который ввел на Валааме устав Саровской пустыни. Таким образом, благодатный строй саровского подвижничества, в котором совершалось духовное возрастание преподобного Германа на Валааме, стал неотъемлемой частью его души и сделал его родным и исключительно близким по духу преподобному Серафиму, Саровскому чудотворцу. Есть сведения, что преподобный Серафим пользовался, в свою очередь, наставлениями старца Назария во время его жительства в Сарове.

Аляскинская миссия. Остров Кадьяк

Через 15 лет пребывания преподобного Германа на Валааме Господь призвал смиренного инока на апостольское служение и послал его проповедовать Евангелие и крестить язычников малообжитого и сурового края Аляски и прилегающих к ней островов Северной Америки. С этой целью в 1793 году была создана духовная Миссия, получившая название Кадьякской, с центром на острове Кадьяк. Руководителем миссии был назначен архимандрит Иоасаф (Болотов), инок Валаамского монастыря. В числе прочих сотрудников Миссии было еще пять иноков Валаамского монастыря, среди них и преподобный Герман, которому Господь благословил потрудиться в благовестии дольше и плодотворнее, чем кому-либо другому из членов Миссии.

По прибытии на остров Кадьяк миссионеры немедленно занялись постройкой храма и обращением язычников. “1794 года, сентября с 24 живу на острове Кадьяке. Слава Богу, более 700 американцев перекрестил, да более 2000 браков обвенчал, состроили церковь, а время позволит – сделаем другую, да походные две, а то и пятую нужно сделать” – замечает в одном из писем архимандрит Иоасаф.

В 1796 году было завершено строительство храма Воскресения Христова.

Отец Герман на новом месте поначалу нес послушание в пекарне и занимался хозяйственными заботами Миссии.

Под руководством архимандрита Иоасафа (позднее епископа) Миссия находилась недолго: во время бури в 1799 году преосвященный Иоасаф со своими спутниками погиб в волнах океана. На острове осталось всего четыре миссионера. На помощь оставшимся в живых миссионерам в 1804 году был командирован только один иеромонах Александро-Невской Лавры Гедеон. Он на некоторое время возглавил Миссию. Его заботами была устроена школа для детей крещеных алеутов. В 1807 году иеромонах Гедеон навсегда покинул стан миссионеров, возложив всю ответственность на преподобного Германа, который до самой кончины своей оставался духовным отцом, пастырем и попечителем душ человеческих в доверенной ему Миссии. Преподобного хотели посвятить в сан иеромонаха и возвести во архимандрита, но смиренный инок отказался от какого бы то ни было возвышения и до конца своих дней пребывал простым монахом.

С 1807 года он заведовал школой, в которой обучались 20 мальчиков. Старец учил их чтению, письму, Закону Божию, Священной истории и церковному пению, навыкам земледелия.

Преподобный Герман был для местных жителей истинным добрым пастырем и защищал их, как мог, от злых и хищных людей, которые видели в островитянах только объект для жестокой эксплуатации. Поэтому не было бы ничего удивительного, если бы новообращенные отвергли веру пришельцев, которые стали все чаще выступать в роли эксплуататоров и угнетателей (приезжавшие с целью наживы промышленники), и вернулись бы к своим суевериям. В том, что это не произошло, великая заслуга преподобного Германа. Непоколебимо и настойчиво, не имея никакой поддержки, кроме своей пламенной веры, старец продолжал свое заступничество за обиженных и угнетенных, видя в этом свой долг и призвание, сущность которого он выразил удивительно простыми словами: “я – нижайший слуга здешних народов и нянька”.

Тайные подвиги и келейные молитвы старца оставались неведомыми миру, но виден был окружавшим свет его благодатной жизни, проходившей в условиях полного самоотречения, нестяжательности и сурового пренебрежения всеми удобствами. Одежда его была самая убогая и очень ветхая. Всем своим видом, всеми привычками старец Герман живо напоминал современникам древних отшельников, прославившихся подвигами воздержания и богоугождения. Беседа старца производила на слушавших неотразимое впечатление. Особенно поражали собеседников ясность его мыслей, отчетливость и быстрота суждений.

Божественная благодать, наполнявшая душу преподобного Германа, преображала сердца людей, общавшихся с ним. Ярко свидетельствует об этом случай с С. И. Яновским, правителем администрации Российско-Американской Компании, приступившим к своим обязанностям в 1817 году. Семен Иванович Яновский, аристократ по происхождению, был человеком всесторонне образованным и начитанным, но его религиозно-философские взгляды сводились к модному в те времена деизму. Христианства он, по существу, не знал (хотя формально считался христианином). Православие, Церковь, Таинства – были для него понятиями, не заслуживающими серьезного внимания. Преподобный Герман много беседовал с ним. Впоследствии С. И. Яновский писал: “Такими постоянными беседами и молитвами святого старца Господь совершенно обратил меня на путь истинный, и я сделался настоящим христианином“. Он называл старца “святым мужем”, “великим подвижником”; как великую драгоценность он хранил у себя письма преподобного Германа. Такое же благоговение к личности святого испытывали и многие другие его современники.

Остров Еловый – Новый Валаам

Отец Герман жил сначала возле храма миссии, на Кадьяке, а в период между 1811 и 1817 годами в поисках уединения прп. Герман переселился на пустынный остров Еловый (Спрус) в 2 верстах от острова Кадьяк, назвав свою обитель Новым Валаамом [1]. Остров Еловый был последним приютом в многотрудных апостольских странствованиях святого старца.

Прп. Герман выкопал землянку, позднее построил возле нее бревенчатую келью. Постелью старцу служила небольшая скамья, под голову он подкладывал 2 кирпича, укрывался доской. Одежда его была одна и та же зимой и летом: меховая парка, надетая на голое тело, поверх нее подрясник и ряса, на голове клобук, на ногах сапоги. Носил 15-фунтовые вериги. Ел очень мало: немного рыбы и овощей. Время, свободное от богослужения, проводил в трудах — занимался огородом, к зиме запасал грибы и рыбу. Все, что приобретал, отдавал бедным и сиротам. Со временем недалеко от кельи были построены часовня и дом для посетителей, в котором также находилось училище для сирот. прп. Герман учил детей Закону Божию и пению.

Прп. Германа сподобился от Бога многих духовных даров, видения ангелов и злых духов. Однажды по его молитвам прекратилось наводнение, в другой раз — пожар. Старец обладал даром прозорливости. Так, он предсказывал, что в Америке будет свой архиерей, что вскоре и исполнилось. В 1840 году была образована на Североамериканском континенте епархия и во главе ее стал свт. Иннокентий (Вениаминов).

Вероятно, в 1835 году прп. Герман полностью ослеп. В последние годы вел уединенную жизнь, редко выходя из кельи и постоянно пребывая в подвигах поста и молитвы. Он открыл духовным чадам время своей смерти и обстоятельства погребения.

13 декабря 1836 года он попросил зажечь перед иконами свечи и почитать Деяния святых Апостолов. Во время чтения о трудах святых благовестников святой старец Герман перешел от земных трудов к небесному упокоению на 81-м году жизни. Над могилой старца первоначально поставлен простой деревянный памятник, затем сооружена скромная деревянная церковь, освященная во имя преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев.

В этом храме хранится старинное изображение преподобного Серафима Саровского, находившееся в келлии святого старца Германа при его жизни: старец любил и чтил своего прославленного современника и единодушного с ним великого работника на Божией ниве. Господу было угодно одновременно благословить на великий подвиг служения людям этих двух благоговейных любителей безмолвия и умного делания. Преподобный Герман с любовью отзывался на нужды и скорби людские в дни своей земной жизни. Не оставляет он в беде взывающих к нему и после своего преставления.

Наиболее известный случай молитвенного предстательства преподобного Германа находится в жизнеописании первого православного епископа в Америке – святителя Иннокентия. В 1842 году святитель на бриге “Охотск” направлялся на остров Еловый. Из-за бури корабль долго не мог войти в гавань, и жизнь команды и пассажиров была под угрозой. Святитель Иннокентий обратился с молитвой к преподобному Герману: “Если ты, отец Герман, угодил Господу, то пусть переменится ветер”. Не прошло и четверти часа, как ветер переменился и сделался попутным. И вскоре святитель, спасшийся от бури, служил панихиду на могиле преподобного Германа.

Почитание и прославление

С 1860-х годов Русская Православная Церковь знала о большом местном почитании памяти старца Германа на Кадьяке.

В 1867 году один из Аляскинских епископов составил записку о его жизни и чудесах.

Первый публичный доклад об отце Германе был напечатан в Валаамском монастыре в 1868 году.

В 1936 году – другой русский православный монах – архимандрит Герасим (Шмальц) прибыл на остров Еловый и долго жил там, как преподобный Герман за сто с лишним лет до него. Перед своей кончиной в 1969 году архимандрит Герасим открыл останки своего славного предшественника и построил здесь небольшую часовню.

Исцеления, связанные с молитвенным заступничеством старца Германа, записывались в течение долгого периода (со времени его жизни и до 1970 года).

9 августа 1970 года на острове Кадьяк в соборе Воскресения Христова митрополит всей Америки и Канады Ириней (Бекиш) в сослужении сонма архиереев совершил торжественное прославление прп. Германа в лике равноапостольных святых. Мощи прп. Германа были положены в соборе в деревянную раку, на которую были возложены принадлежавшие святому камилавка и железные крест с параманом.

Определением Священного Синода РПЦ от 12 ноября 1970 года имя прп. Германа было внесено в месяцеслов. Он стал первым православным святым в Америке.

В 1984 году преподобный Герман был прославлен вместе с Сибирскими святыми.

Звездо пресветлая Церкве Христовы, / на севере просиявшая, / вся к Царствию Небесному путеводящая, / учителю и апостоле истинныя веры, / предстателю и заступниче гонимых, / украшение изящное Святыя Церкве во Америце, / преподобне отче Германе Аляскинский, / молися ко Господу, Спасу нашему, / спастися душам нашим.

Литература

  • Иванов А. И. Православие в Америке // ЖМП. 1955. № 1. С. 44–55; № 3. С. 69–76;
  • Смолич И. К. История. М., 1997. Ч. 2;
  • Очерк из истории Американской Православной Миссии (Кадьяковской миссии 1794–1837). СПб., 1894;
    • https://dlib.rsl.ru/viewer/01003548703#?page=2
  • Русская Америка. М., 1994;
  • Orthodox America, 1794–1976. N. Y., 1975. N 4;
  • Gregory (Afonsky), Bish. History of the Orthodox Church in Alaska, 1774–1914. Kodiak, 1977;
  • Pierre R. The Russian Orthodox Religious Mission in America, 1794–1837. Kingston, 1978;
  • Oleksa M. Alaskan Missionary Spirituality. Mahwah (N. J.), 1987;
  • idem. Orthodox Alaska. N. Y., 1992;
  • Stokoe M., Kishkovsky L. Orthodox Christians in North America, 1794–1994. S. l., 1995;
  • A Good and Faithful Servent / Univ. of Alaska. S. l., 1997.

Использованные материалы

  • Е. Ю. Ковальская. О. С. Гринченко. Прп. Герман Аляскинский. «Православная Энциклопедия», т. 11, с. 221-225.
    • http://www.pravenc.ru/text/164717.html (материал использован частично)
  • Житие на сайте “Православный календарь”
    • http://days.pravoslavie.ru/Life/life4314.htm

[1] По другим данным, монашеское начало на Еловом было положено прп. Германом и монахом Иоасафом (первым принявшим монашеский постриг на Американском континенте) еще в 1805 году (см. Валаамская патрология //Русскiй Паломник, 2005, № 33 ).

Ссылка на основную публикацию