Глаголев Александр – житие и труды, идеи и позиция, деятельность

ГЛАГОЛЕВ

Александр Александрович (14.02.1872, с. Покровское Тульской губ.- 25.11.1937, Киев), прот., проф. КДА, библеист. Род. в семье священника. В 1894 г. окончил Тульскую ДС, в 1898 г.- КДА, оставлен профессорским стипендиатом на кафедрах Свящ. Писания ВЗ и древнеевр. языка и библейской археологии. С 10 июня 1899 г. исполнял обязанности доцента на кафедре древнеевр. языка и библейской археологии, 15 нояб. 1900 г. назначен доцентом. 21 сент. 1900 г. удостоен степени магистра богословия за соч. «Ветхозаветное библейское учение об ангелах». Г. изложил учение ВЗ об Ангеле Господнем, об ангелах, а также о сатане и демонах. Рассмотрел все библейские места, относящиеся к теме, и раскрыл их смысл, критиковал спорные взгляды нек-рых зап. ученых. 2 нояб. 1902 г. на ежегодном годичном акте в КДА произнес речь «Древнееврейская благотворительность» (опубл.: ТКДА. 1903. № 1. С. 1-83), показал религ. значение благотворительности библейского Израиля. 4 мая 1903 г. Г. был рукоположен во иерея, служил в ц. во имя свт. Николая Чудотворца (Николы Доброго) на Подоле, в мае 1914 г. возведен в сан протоиерея. В 1905 г., во время евр. погромов в Киеве, выступил в защиту евреев, старался успокоить общество. 20 июля 1906 г. Г. был утвержден экстраординарным профессором. Изучил 18 древних и новых языков.

6 сент. 1907 г. Совет КДА избрал Г. ректором (процедура избрания проводилась в академии впервые, согласно «Временным правилам» от 26 дек. 1906), но Святейший Синод не утвердил его кандидатуру, настаивая на выборе кандидата из монашествующих. Определением Святейшего Синода от 12-14 окт. 1910 г. Г. был назначен на 2-ю кафедру Свящ. Писания ВЗ, введенную новым академическим уставом с осени 1910 г. Этим же уставом было отменено обязательное изучение в академии древнеевр. языка. В марте 1912 г. совместно с проф. КДА В. П. Рыбинским Г. подал в Совет КДА записку о необходимости преподавания древнеевр. языка всем студентам на первом курсе, указом Синода от 15 мая 1912 г. это ходатайство было удовлетворено.

Публиковал библиографические заметки, статьи и речи в «Церковных ведомостях», «Страннике», «Трудах Киевской духовной академии», «Руководстве для сельских пастырей», «Киевских епархиальных ведомостях», «Воскресном чтении». Был сотрудником Православной богословской энциклопедии с 1-го тома, написал ряд статей по библеистике. Участвовал в составлении комментариев к Толковой Библии (СПб., 1905-1907. Т. 1-7), издававшейся под редакцией А. П. Лопухина. Г. принадлежат комментарии на книги Левит (Т. 1. С. 408-503), Руфь (Т. 2. С. 207-225), 2-ю кн. Паралипоменон (Т. 2. С. 357-582), 3-ю и 4-ю книги Царств (Т. 3. С. 89-196), кн. Товита (Т. 3. С. 324-361), книги Притчей Соломона (Т. 4. С. 411-502), Песнь Песней (Т. 5. С. 37-75), пророков Наума, Аввакума, Софонии и Аггея (Т. 7. С. 270-382). В 1906 г. Г. вел в «Киевских ЕВ» отдел «Обзор печати по вопросам Церкви и духовенства (Из духовных журналов)». По поручению Учебного комитета при Святейшем Синоде в 1909 г. рецензировал кн. проф. СПбДА И. Г. Троицкого «Еврейская грамматика» (СПб., 1908), представленную на Макариевскую премию. В нояб. 1914 г. Г. было поручено подготовить к переизданию творения блж. Иеронима Стридонского и др. работы из «Библиотеки творений св. отцов и учителей Церкви западных», выходившие в качестве приложения к ТКДА. 18 дек. 1915 г. Г. был избран в состав созданной при СПбДА Комиссии по научному изданию Славянской Библии. В 1904-1915 гг. редактировал отдельные выпуски «Учено-богословских и церковно-проповеднических трудов студентов Киевской духовной академии». Защищая рус. академическую богословскую науку от обвинений в подражательстве и компиляции трудов, в частности представителей тюбингенской школы, Г. полагал, что самобытность рус. науки и независимость от западной «есть, разумеется, идеал», осуществление к-рого может быть делом неск. поколений, развивающих научную работу.

Г. состоял членом киевского духовно-цензурного комитета, киевского отд-ния имп. Палестинского православного общества, Церковно-исторического и археологического об-ва при КДА, Киевского правосл. религиозно-просветительного об-ва. Летом 1911 г. руководил первой паломнической экскурсией студентов КДА в Св. землю. Друг семьи Булгаковых, 26 апр. 1913 г. венчал М. А. Булгакова и Т. Н. Лаппа, был прототипом о. Александра из романа писателя «Белая гвардия». После закрытия и разрушения ц. во имя свт. Николая Чудотворца (1934) Г. служил в ц. Николая Набережного.

После ареста в 1923 г. ректора КДА Каневского архиеп. Василия (Богдашевского) неофициально исполнял обязанности ректора. После закрытия КДА в 1924 г. Г. читал лекции на богословско-пастырских курсах. В 1931 г. арестован по обвинению в принадлежности к контрреволюционной орг-ции «Истинно-православная Церковь», провел 6 месяцев в заключении в Лукьяновской тюрьме в Киеве. В ночь с 19 на 20 окт. 1937 г. был арестован по обвинению в активном участии в «фашистской организации церковников». Скончался в тюрьме НКВД после продолжительных допросов. Похоронен в Киеве в общей могиле.

Своим мучителям он отвечал лишь «Господи помилуй»

80 лет со дня смерти священномученика Александра Глаголева

Лукьяновское кладбище – святое место для православных киевлян. Здесь в братской могиле захоронены мощи сотен новомучеников, погибших за веру в начале XX века. Один из них – протоиерей Александр Глаголев, скончавшийся 25 ноября 1937 года от пыток следователей НКВД. Этого батюшку в Киеве знали все. Он венчал будущего писателя Михаила Булгакова, который запечатлел образ отца Александра в своем романе «Белая гвардия», был выдающимся богословом и внимательным духовником. Мы вспомнили жизненный путь священномученика Александра Глаголева и пообщались с его правнуком Артемом Оганесовичем Пальяном.

– Мне было тогда лет пять. Мое детство прошло в хрущевское время, поэтому о прадедушке старались помалкивать, так как это было небезопасно. Никита Сергеевич обещал ведь показать народу последнего попа, а моя бабушка говорила, что он сажает не только кукурузу, но и людей тоже. В школе нам рассказывали про бессмертного дедушку Ленина, а родители заставляли слушаться учителей во всем. Но когда бабушка и дедушка (отец Алексий Глаголев – Авт.) приходили к нам в гости, а это бывало довольно часто, то много говорили о тех временах, о страданиях за веру. И мама мне рассказывала, что мой прадедушка – святой. Вспоминали 1930-е годы, когда тюрьмы были переполнены настолько, что люди стояли впритык друг к другу, заключенным не давали спать. В отхожее место никого не выводили, и для того, чтобы сесть, все остальные вокруг должны были стоять на одной ноге. Когда человека допрашивали, вокруг него ходил следователь и задавал вопросы. И чтобы не дать какого-то компрометирующего показания, нужно было обладать колоссальной волей. Человека в полном изнеможении и почти в бессознательном состоянии спрашивали: да или нет?! А он ничего не понимал, до него эта информация доходила извне отрывками, и не дать какого-нибудь ложного показания было практически невозможно. Но эти люди смогли. Как, я не представляю.

Отец Александр умер через короткое время после ареста, хотя до того был здоров

Прадедушка Александр был в тюрьме дважды, первый раз в 1931-м году, а второй – в 1937-м. Если в 1931-м году следователь говорил, что с ним трудно, потому что он задает вопросов – «Как ваша жена, как ваши дети?» – больше, чем дает ответов, то в 1937-м году на все вопросы отец Александр отвечал: «Господи, помилуй». Другой информации у него не было. И так – на все 18 вопросов.

Один священник, который прошел ГУЛАГ, был всего лишь на двух допросах в Лукьяновской тюрьме. Он вспоминал, что из всех мытарств, которые ему довелось претерпеть, эти два допроса были самые страшные.

Отец Александр умер через очень короткое время после своего ареста, хотя до того был абсолютно здоров. Это было зверское время.

Протоиерей Александр Глаголев родился 14 февраля 1872 в селе Покровском Тульской губернии, в семье священника. Окончил Киевскую духовную академию и остался здесь преподавать. В 1900-м году защитил магистерскую диссертацию на тему «Ветхозаветное Библейское учение об Ангелах».

– Ваш прадедушка был святым человек для Церкви, но для советской власти он был врагом. Вас не преследовали за это?

– Нет. Никто меня не притеснял, но я это и не афишировал. Другое дело, что я, будучи пионером, стеснялся ходить вместе с дедушкой по улице. Я его неимоверно любил, и мы с ним часто проводили время вместе. Он постоянно ходил в рясе, прическа у него была церковная, и то, что он священник, можно было определить невооруженным глазом. И когда я шел с дедушкой по улице и подходили мои школьные друзья, я от него отстранялся.

Профессор Киевской духовной академии протоиерей Александр Глаголев знал 18 древних и новых языков, был членом Комиссии по научному изданию славянской Библии, писал статьи в Православную Богословскую энциклопедию и церковные журналы. Его перу принадлежат комментарии к «Толковой Библии» Лопухина на 3-ю и 4-ю книги Царств, книги Товита, Притчей, Песни Песней, пророков Наума, Аввакума, Софонии, Аггея и на Соборные Послания.

– Не было в этом какого-то конфликта, что учителя вас учат атеизму, а верующие родители заставляют слушаться учителей? Как это можно объяснить?

– Дело в том, что ребенок не ставит перед собой взрослые проблемы во всей полноте. Он ведь относится к этому проще. Вот у меня любимый герой в детстве был Геракл, и я относился к Священной истории, как к подвигам Геракла. Здесь, мне кажется, больше действует не ум, а сердце. Ведь и святых, наверное, нужно не столько почитать, сколько любить.

В 1903-м году Александр Глаголев стал священником и служил в киевском храме Николы Доброго на Подоле. Его община стала настоящим домом и для духовенства, и для прихожан. Протоиерей Александр дружил с профессором Киевской духовной академии Афанасием Ивановичем Булгаковым, который был прихожанином храма Николы Доброго, и в 1913-м году венчал его сына, Михаила Булгакова. В романе «Белая гвардия» прототипом о. Александра послужил хорошо знакомый писателю киевский священник.

– Помогал ли вам святой прадедушка? Чувствовали вы его поддержку в жизни?

Я лег на спину, лежу и думаю – страшно тонуть, глубоко

– Не то слово. Однажды я был в киноэкспедиции на Дальнем Востоке, на Сахалине. И уже в конце путешествия я пошел за сердоликом. Мои друзья ловили рыбу, а я пошел за лодкой. Вышел на берег и увидел, что оператор затащил ее на берег, а когда ушел, она уплыла в море. Когда я за ней поплыл, меня подхватило течением и понесло. Лодку в одну сторону, меня – в другую. Я понимал, что бороться с таким сильным течением не смогу. Я начал кричать, но потом перестал – кому я кричу? Никого рядом нет. Я лег на спину, лежу и думаю – страшно тонуть, глубоко. А там океанские глубины, Охотское море Тихого океана, глубоко нужно будет опускаться. Лежу и гребу, поворачиваюсь и вижу – я возле берега нахожусь. Это было чудо.

Второй раз я тоже был на грани смерти. Я ехал верхом. И вдруг жеребец становится на задние ноги. Это называется свечка. И я чувствую, что сейчас он опрокинется, упадет на спину. В этом случае нужно обхватывать коня за шею и прижиматься к нему. Иначе, если его завалить, эти 500 кг упадут на вас с высоты почти двух метров. Жеребец опустился на передние ноги, потом опять в свечку. Я бросаю поводья и стремена, падаю, пролетаю мимо хвоста, хватаюсь за него, и конь задними ногами дважды бьет в мою сторону, так что копыта пролетают возле моей головы. А удар лошади копытом на скаку – это 8 тонн. И вот то, что я, несмотря на все, остался невредим, считаю тоже чудом.

Советская власть закрыла Киевскую духовную академию в 1919-м году, но профессор-протоиерей Глаголев продолжал неофициально читать лекции студентам. В 1923-м году был арестован ректор академии епископ Василий (Богдашевский), и отец Александр стал фактически исполнять его обязанности. Когда занятия прекратились окончательно, он начал преподавать на богословско-пастырских курсах.

– А специально в молитвах к своему прадедушке отцу Александру вы обращаетесь?

– Наверное, не очень хорошо об этом рассказывать, но обращаемся мы к нему постоянно. Может быть, это выглядит так, что я хочу какой-то кредит получить у Бога? Но самое главное, что я его-то и получил. Но мы же не только об этом «кредите» просим. А обращаемся каждый день. С Богом общаемся каждый день и с прадедушкой Александром.

– Как почитали в вашей семье его память? 25 ноября был особенным днем?

– Понимаете, все остальные родственники с маминой стороны тоже были очень непростыми людьми. Они проявили свой героизм во время войны с фашизмом, спасали евреев, постоянно рисковали своей жизнью.

Никто не делал акцент на какой-то героизм, а лишь на удивительную любовь

Я вспоминаю своего дедушку отца Алексия – маленький, веселый, худенький такой, улыбчивый. В его общении с нами никогда не было никаких нравоучений. Когда я выучил наизусть молитву «Отче наш» дедушка вручил мне в награду царскую ленту. А за «Богородице Дево» – еще одну. И когда он читал Священную историю, и когда говорил с нами, все это было сопряжено с удивительной добротой. Никто не делал акцент на какой-то героизм, а лишь на удивительную любовь. Вот любовь – это то, что в религии в первую очередь и привлекает, должно привлекать, во всяком случае.

Мои дедушки никогда к героизму не стремились, хотя мучения терпели. Когда дедушка Алексий служил где-то под Киевом, там фашисты сожгли людей в сельсовете. Он отслужил панихиду над их останками, и немцы за это его сильно избили. Кроме того, они несколько раз пытались увезти его в Германию, но он выпрыгивал с поезда. Если судить по поступкам, то он тоже был героической личностью. Отец Алексий Глаголев – единственный из киевских священников, кто не служил молебен о здравии Гитлера в день его рождения.

Храм Николы Доброго большевики закрыли в 1934-м году. После этого протоиерей Александр служил в храме Николая Набережного. Из священнического дома его выселили в 1930-х годах, и его семья ютилась в маленькой комнатке на площадке деревянной лестницы, которая вела на церковную колокольню.

– Почему такие люди как отец Александр, появляются на нашей земле, как такими подвижниками становятся?

– Отца Александра я не видел никогда, но могу рассказать, что руководило моим дедушкой Алексием. Думаю, что отцом Александром руководило то же самое. И это была доброта. Но не просто доброта. Ведь мы тоже бываем добрыми, кого-то жалеем, гладим по головке и т.п. Не в этом дело. Их доброта выражалась в том, что для них сделать зло, как деяние, являлось недопустимым на генетическом уровне. Вот, например, вы видите утопающего человека, но отвернулись и ушли. Вы фактически его утопили. Точно так же во время войны мои родственники могли не думать о других, а значит, убить их бездействием. Но поступали по совести.

Все то, что мне удалось сделать, было дано мне свыше

Я много чем занимался в жизни – живописью, бизнесом, изобретательством, писал романы, снимал кино. И я понимаю, что моими силами ничего из этого я бы не осилил. Все то, что мне удалось сделать, было дано мне свыше. Уверен, что и любой человек все получает от Бога. И каждый раз я благодарю Бога за то, что Он мне помогает.

Читайте также:  Житие Закхея Праведного - полное жизнеописание и история, чудеса, мощи и дни памяти святого

В 1931-м отца Александра арестовали по обвинению в принадлежности к «Истинно-православной церкви». Он полгода просидел в Лукьяновской тюрьме. К любимому духовнику приходило множество киевлян и приезжих. Отец Александр всех утешал, молился за больных и поддерживал павших духом.

20 октября 1937 отца Александра опять арестовали по подозрению в контрреволюционной деятельности. 25 ноября 1937 он скончался в Лукьяновской тюрьме и был похоронен в общей могиле на Лукьяновском кладбище.

Александр Глаголев ака Glagol – философ, тяжелый атлет, литературный переводчик, музыкант, журналист, сценарист, реж .

Александр Глаголев ака Glagol – философ, тяжелый атлет, литературный переводчик, музыкант, журналист, сценарист, режиссер. Также ведущий передачи “Хождение по играм” на Канобу.

Правила жизни от Glagol’a:

Я всегда готов учиться.

Я хочу сделать мир лучше.

Если люди требуют чего-то от других, то должны неукоснительно выполнять это сами.

Не говорите, что нет любви. Она есть!

Я никогда не остановлюсь.

Я всегда буду стремиться к победе. Чего бы это ни стоило.

Единственное, что мешает мне жить, — “Метафизика” Аристотеля.

Каждый человек равен себе только тогда, когда выходит за собственные пределы.

HeadlessOne: “Человек, которого приятно смотреть и слушать, ибо говорит он совсем не чушь. Затрагивает очень умные темы и, что важно, умеет красиво и понятно подать суть своих рассуждений”.

listentome: “Господин Глаголев крайне интересный и нестандартный автор в отечественном игрожуре. Его статьи всегда легко узнать благодаря авторскому стилю написания, а это большая редкость. Поднимает интересные темы и на оптимальной волне раскрывает их.
Короче, умный и рассудительный дядька в теме.
Уважение ему и ещё большего профессионального роста”.

finn: “трудно судить о человеке, опираясь лишь на его программу, но, судя по комментариям, это как минимум грамотный (во всех отношениях) собеседник, что уже немаловажно.
Что же до “Хождений”, то посмотрев 5-6 выпусков надоело слушать довольно очевидные вещи, поэтому забросил и о их нынешнем положении ничего конкретного сказать не могу”.

Riddler: “Интересная личность, которая явно без комплексов. мнение ярко выраженно, что есть хорошо, но в то же время бывает излишне “ярко”. в программе “Виртуалити” было слишком много рекламы убогих проэктов, после подобного, моё уважение (что-ли?) немного ослабло к Глаголу, поэтому когда увидел новую передачу, поначалу относился скептически, но всё же передача вернула моё “уважение” к нему, даже незнаю чем :)”.

CourtClown: “Интересный, умный человек. Впервые увидел его в проекте Games-tv “Подпольная правда” и чем то меня зацепила его манера повествования. До сих пор пересматриваю те передачи (ну и конечно о “Хождении по играм” не забываю) и учусь у него русскому языку )”.

TatMik: “Интересный человек. Слежу за его творчеством начиная с СИ, затем Подпольная правда, вот теперь Хождения.
Излагает в своих передачах интересные мысли, из-за чего они стали, для меня, одними из самых ожидаемых на Канобу”.

3om6o6ep: “Glagol. Поначалу – вообще не понял, какого черта он тут забыл, ну вот честно говорю. Первые два-три выпуска “Хождения по играм” казались мне насилованием трупа “Подпольной правды” – но паровоз раскочегарился, и с четвертого выпуска готов был простить многие грехи, которые были видны в первых выпусках. В целом – довольно интересные и неглупые вещи говорит товарищ Глаголев, ой неглупые, да и смотреть на все это очень даже интересно. Единственное, что хотелось бы более углубленного рассматривания тематики, что ли.
В целом, без Глаголева Канобу был бы уже не тем сайтом, как и без многих других личностей. Вот”.

Александр, за время Вашей деятельности, у Вас уже успела появится достаточно широкая аудитория зрителей и почитателей. Расскажите, как эта самая деятельность начиналась?

Отправных точек было несколько. Я всегда мечтал выступать на публике. И вот, когда мне исполнилось шесть лет, я понял: пора. Я тогда уже две недели проучился в музыкальной школе по классу аккордеона и решил, что надо бы уже и блеснуть талантами. В музыкальных школах устраивают всякие отчётные концерты для родителей. Я подошёл к устроительнице такого концерта и заявил, что буду выступать. Меня записали в программу. Преподаватели мои об этом были ни сном ни духом. Когда я вышел на сцену, то забыл вообще обо всём. В зале сидели человек сто, наверное. В первом ряду моя преподавательница с огромными глазами. На меня не просто страх напал, я вообще ничего не соображал. Ни-че-го. И как во сне нацепил аккордеон другой стороной. Увидел только, что преподавательница по инструменту потихоньку вышла из зала. Зал затих. Я начинаю играть «Едет-едет паровоз» и понимаю, что-то не то, а что именно не то – не понимаю. Описать словами, как я в течение получаса пытался выжать из аккордеона про паровоз, нельзя. Но когда я решил всё-таки остановиться, некоторые мне аплодировали стоя! Я потом много играл и выступал, но так меня почти никогда больше не благодарили!

С тех пор желание выступать на публике только крепло.
Журналистикой и писательством я занялся ещё в школе. Тогда появились мои первые статьи в местной газете – в основном про выставки, концерты и ветеранов. На ТВ пришёл десять лет назад (начинал в передаче «Пресс-клуб» — была такая на втором канале – аналитиком). Правда проработал недолго и умотал в Министерство экономического развития и торговли.

Если говорить о журналистике, связанной с играми, то отправной точкой можно считать первую статью в журнале «Страна Игр». Я увидел, что туда набирают авторов, выслал резюме и пробный обзор (кажется, игры «Серьёзный Сэм»). Насколько мне известно, статья понравилась Виктору Перестукину (он сейчас, кажется, работает в 1С) и вроде как с его подачи я попал в журнал, где и проработал несколько лет.

Перед камерой я оказался так. Мы года три не виделись с Поморцевым (он был издателем «Страны Игр»). Я занимался другими делами — работал в газетах, преподавал философию. И вот сплю я однажды и мне снится, что я актёр и прохожу пробы. А начальник худсовета – он, Юра Поморцев. И вся моя судьба зависит от него – получу я роль или нет. Я на утро разыскал его мейл в интернете и написал про этот сон. Он сказал, что ему нужен редактор для какой-то передачи. Я пришёл в «Креатент». Там мне сказали, что хотят сделать передачу для интернета про компьютерные игры – в моей манере. Я придумал название и мы её сняли. Первый пятиминутный выпуск мы снимали две смены часа по четыре. Я думал, что умру перед камерой. Но не умер.

Вот такие вехи, если говорить именно о занятиях, которые известны зрителям и почитателям.

Какие проекты с Вашим участием считаете наиболее успешными, и почему?

Смотря как мерить успех. Думаю, от количества просмотров он не сильно зависит.
Я горжусь своим переводом «Этики» Николая Гартмана – на русском языке по философской этике, пожалуй, больше нет книг такого уровня. Работа над этой книгой мне дала очень много — и как для философа, и как для редактора, и просто как для человека, влюблённого в русский язык.

Ещё мне очень дорог концерт, который я давал на аккордеоне в детском доме. (В советские времена было принято выезжать с шефскими концертами.) Дети меня облепили перед выступлением, заглядывали в мои глаза и спрашивали: “а вы за мной приехали, да?” Никаких слов не хватит передать, что я тогда чувствовал. Полный зал распахнутых глаз. Полный зал надежды. Никогда в жизни их не забуду. И никогда в жизни я так не играл — ни до ни после.
Я очень люблю фильм “И жили они долго и счастливо”. Я там автор сценария и режиссёр. Его почти никто не видел, но я им всё равно дорожу. Хорошее кино получилось.

Но главные мои успехи, я уверен, впереди!

А как вы себе представляете пик своей карьеры?

Так не бывает. Нет никакого пика. Есть цели и вершины, за которыми новые цели и новые вершины. Если я пойму, что дошёл до творческого предела, значит пора умирать. Я бы хотел сочинять книги и кино, снимать телепередачи, сниматься сам. Собственно, я этим и занимаюсь. Правда, кино и телевидение слишком тесно связаны с технологиями, поэтому ими невозможно заниматься лишь из любви к искусству — очень уж дорого. Поэтому я хочу больше возможностей и больше сил для их воплощения в жизнь. Ну и конечно, славы, известности, признания и роскоши. Художник не должен творить из состояния надрыва. Хочу, чтобы меня знали не тысячи, а миллионы. Убеждён, мне есть, что им сказать и показать.

О чем Ваш фильм “И жили они долго и счастливо”?

Я убеждён: любое кино заключено в кадре и не требует никаких дополнительных слов и пояснений. Потому что в нём нет понятий. (По крайней мере, в том кино, которое я люблю, ничего такого нет.) Ничего, кроме кадра. Всё, что оно рождает в человеке, — это сплетение фильма с опытом зрителя. Очень интимное сплетение. Кино — абстрактная штука. Но режиссёр вместе со зрителем наполняет абстракции жизнью. Если администрация портала будет не против, лучше выложить на KANOBU.ru сам фильм, чем рассказывать о нём. Если б я мог рассказать, о чём фильм, я бы не стал его снимать. Хватило бы текста. Фильм закончен и целен, точка поставлена. Ни отнять, ни прибавить. Для разных людей это будет особая история.

Вы сами-то можете рассказать о чём стихотворение Волошина “Венеция”? О чём “Чакона” Баха? О чём “Предел контроля” Джармуша? Если и сможете, это будет рассказ не о произведении искусства, а о вашем впечатлении от него. Оставим каждого наедине с фильмами, книгами и музыкой. И в своём кино я хочу остаться наедине с каждым. И не только в кино. В “Хождении по играм” я обращаюсь к каждому по отдельности, а не к какой-то аудитории вообще.

Где его можно найти/приобрести?

Нигде. Я не продюсер и не пиарщик. В сеть я его не выкладывал, а на DVD он вышел микроскопическим тиражом — для самого близкого круга. Диски ходят по рукам, как раньше ходили самиздатовские книжки. Надо, пожалуй, поговорить с Иваном Адреевичем (NamelessOne) и выложить фильм здесь. Или на торрентах. Делать на этом кино деньги и не предполагалось. Я бы сам не стал, пожалуй, платить за его просмотр. Хотя это то, что мне нравится и хочется смотреть. Мы снимали этот двадцатиминутный фильм полтора года, потому что не могли не снимать. Оператором был мой друг Владимир Михайлович Глаголев (с которым мы делаем “Хождение”), в ролях снялись очень хорошие артисты — Оксана Цехович, прекрасная актриса и театральный режиссёр, у неё скоро премьера очередная, кстати, и Иван Обыденков, театральный актёр и телеведущий на региональном ТВ. Деревянные куклы, которые тоже играют в фильме, вырезала моя мама.

В каких еще кино-проектах Вы были задействованы? И есть ли какие-либо конкретные планы на дальнейшую деятельность в этой сфере?

Из самого свежего — летом на ТВЦ вышел мой фильм, посвящённый тридцатилетию Московской Олимпиады. Я там выступил, автором репортёром и диктором (снимали с Володей Глаголевым). Один из зрителей KANOBU.ru его видел и даже написал мне письмо. Было очень приятно — я горжусь нашей Олимпиадой, очень хотел о ней рассказать и жадно схватился за эту возможность, когда она предоставилась.

Прямо сейчас снимаю кино про Эльдара Рязанова. Наверное, в следующем месяце оно окажется в телевизоре; точнее не скажу, еще монтаж не начался. Опять-таки прямо сейчас заканчивается озвучение фильма “Водяной”. Его зрители KANOBU.ru увидят, думаю, в ближайшие две-три недели. Там снялись Борис Аронович Репетур, прекрасный актёр и диктор (впрочем, представлять не нужно), Элеонора Викторовна Дубова, заслуженный работник культуры РФ, ну и я сам. Оператором был Володя Глаголев, с которым мы облазили весь Селигер и примыкающие болота. Музыку писал Пётр Сальников — просто невероятный композитор, он чует музыку как никто. Собственно, все фильмы мы делаем одной компанией — я не работаю с другими операторами и композиторами (такое случается очень редко и только тогда, когда я ничего не могу с этим поделать). Кино — коллективное творчество. Очень важно, чтоб между всеми участниками съёмочной группы было идеальное взаимопонимание. И, если с такими людьми повезло встретиться, это большая удача. Мне вот повезло.

Конкретные планы на ближайшее будущее есть, но пока не расскажу — чтоб не сглазить.

Несколько вопросов от пользователей.

LacquerZ: “Вопрос к Глаголу: Вы сами придумываете темы для своих программ, или вам кто-то помогает?”

В основном сам. Но иногда помогают Кант с Аристотелем.

Carry Gun: “Глагол, я помню, ты работал над проектом “История игрушек”, помню интересную передачу про первую советскую операционную систему. Ты все еще продолжаешь работу над ними? Есть ли шанс увидеть эти фильмы/передачи в ближайшее время?”

Это печальная история игрушек. Фильм снимался под крылом людей, которые не представляли себе, что они с ним будут делать. Я написал сценарий пятий серий, его утвердили. С Сергеем Павловичем Куракиным и Владимиром Михайловичем Глаголевым мы сняли по этому сценарию материал (во всех отношениях уникальный материал!), после чего начальство решило-таки задаться вопросом, а что с ним делать и на какой канал пристроить. Начальство почитало утверждённый им же сценарий и сказало, что нужно всё переиначить. Если коротко, сделать кино попсовым и односерийным, а то не возьмут (опять-таки непонятно кто именно). Уже бесплатно я переписалт сценарий. Его утвердили. Я его озвучил (опять-таки — из любви к искусству). Собрали премастер по звуку. Начальству не понравилось. Я еще раз переписал сценарий. Его снова утвердили. Я его снова озвучил.

Снова стали собирать премастер. Опять не понравилось. Так продолжалось четыре раза. Оно и не уидивительно — без понимания цели её невозможно достичь. После этого производство просто встало и нет никаких оснований полагать, что когда-нибудь поднимется. К тому же я давно не работаю в продакшне, который оплачивал съёмки.
Всей съемочной группе было очень жалко материал. (Его кусочек можно увидеть в “Подпольной правде”, посвящённой первой сответской операционной системе, и в экскурсии на завод микросхем.) Мы работали изо всех сил по восемнадцать-двадцать часов в день. В пять утра я вставал, ехал в Останкино за аппаратурой, встречался с Палычем и мелким Глаголом, мы ехали на съёмки, возвращались в двенадцать ночи в Останкино сдавали аппаратуру, разъезжались по домам. Мы побывали в чистой зоне “Ангстрема”, в музее игровых автоматов, взяли интервью у всех советских “звёзд” IT — от создателей первой советской ЭВМ до разработчиков электронных игр для Брежнева, собрали уникальный архив. Только за первый месяц съёмок я похудел на десять килограммов. Мы работали до истощения. Вплоть до того что все втроём начинали отключаться прямо во время интервью. Я однажды сдал аппаратуру, вскочил в последний поезд на ВДНХ, плюхнулся на лавку в вагоне метро и отключился. Проснулся на конечной остановке в обнимку с незнакомой девушкой. До сих пор не знаю, как она у меня под боком оказалась — тоже сонная.
Мы все вспоминаем об этих днях с упоением. Никто не думал о себе. Мы хотели сделать кино про IT и игры в СССР.

Читайте также:  Житие Афанасия Великого - жизнь и труды, правила и творения, дни памяти

Когда умер Донской, я тут же бросился к начальству — у нас же был уникальное интервью. Можно было бы в память о великом человеке сделать хотя бы сюжет для канала “Культура”. Никто даже не пошевелился. Так всё и пропало.
Я не знаю судьбу отснятого архива. У меня нет на него прав. Если б были, я бы закончил это кино и оно уже давно вышло бы на ТВ.

trifath: “Вопрос Глаголу – вы еще сотрудничайте с Радио 2,0. Если да, то будут ли там в скором времени изменения?”

Радио 2:0 мы делали вместе с Сергеем Павловичем Куракиным по заказу “Креатента”. Это наше детище и оно может вернуться к жизни в любой момент — был бы интерес со стороны пользователей и администрации KANOBU.ru.

Kresh777: “Вопрос к Глаголу: у вас какие свойства системы пк)))?”

У меня ноутбук Asus K70.

MetalHammer:”Glagol- чем вы увлекаетесь, кроме съемкой фильма и Хождением по играм? Есть ли у вас хобби?”

Посвяти себя любимому делу, и тебе никогда не придётся работать. Я чем увлекаюсь, тем и занимаюсь. Люблю кино (и делать и смотреть), тяжёлую атлетику, рыбалку, философию, играть на аккордеоне, литературу и классическую музыку.

Oniray: “Для Glagol’a: Каким образом попал на Канобу? Что вдохновило на создание ХИ? При каких обстоятельствах познакомился с NamelessOne?”

С Иваном Андреевичем мы познакомились в “Креатенте”, где работали над “Иконой видеоигр”. На KANOBU.ru я никак не попадал, я там не работаю, просто делаю передачу по заказу портала. Заняться “Хождениями” вдохновила сама возможность сделать именно такую передачу. С одной стороны, меня никак и ни в чём не ограничивают заказчики. Нет никакой цензуры или ангажированности. С другой стороны, на KANOBU.ru самая вдумчивая аудитория в рунете. Именно поэтому наши разговоры и становятся всё теплее.

Как бы Вы охарактеризовали Канобу в целом?

“В целом” мне сложно говорить о портале — я ведь его целиком и не знаю. Я время от времени смотрю передачи, читаю обзоры, но лишь время от времени. Я вижу только, что здесь собрались отличные люди. Вы же и сами знаете, как у нас обстоят дела с игровыми сайтами. Думаете, появилось бы “Хождение по играм” в другом месте? Я убеждён, что нет.

Достоверный источник сообщает, что Ваша любимая консоль – xbox 360 (информация за 2008 год). Отсюда вопрос – поменялись ли Ваши приоритеты в этом вопросе, и если нет, то чем ценна эта консоль для Вас?

Я не самый заядлый игрок на свете, но сейчас люблю пострелять на Wii. Вообще, не помню, чтоб меня целиком захватила какая-то игра после выхода Dreamfall. Константин Андреевич (Wuhan) говорит, что Heavy Rain очень неплох, но у меня нет PS3. Xbox 360 мне и правда нравится, хотя раньше я был приверженцем PS One/ 2 и “ящик” всерьёз вообще не воспринимал.

Насчет – “Я не самый заядлый игрок на свете, но сейчас люблю пострелять на Wii”, просматривая Ваше видеообращение “ответы на вопросы пользователей” на одном портале, обратил внимание на практически негативную реакцию по поводу первых впечатлений от Nintendo Wii, что же изменило Ваше мнение об этой консоли?

О, да. Я очень долго над ней издевался. А потом поиграл в Okami. И всё.

Какие “прорывы”, по Вашему, ждут игровую индустрию в будущем?

Я особых прорывов не жду. Технологии, ясное дело, будут развиваться, но если в кино и музыке творчество ещё встречается, то в играх его почти не осталось. Боюсь, как бы оно из игр и вовсе не исчезло.

На этом, пожалуй, все. Спасибо Вам за интересное интервью! И, по традиции, Ваши пожелания пользователям Канобу.

Желаю, чтоб вы всегда знали, чего хотите, неизменно этого добивались, а потом не разочаровывались! Короче, счастья!

ГЛАГОЛЕВ, о. Александр

“ГЛАГОЛЕВ, о. Александр” в книгах

«Гастрольные» мужчины. Левон Мерабов, Александр Лившиц, Александр Левенбук

«Гастрольные» мужчины. Левон Мерабов, Александр Лившиц, Александр Левенбук Гастрольная деятельность певицы Аллы Пугачевой началась осенью 1965 году, и связана она была с именами сразу нескольких мужчин. Первым из них был композитор Левон Мерабов. Вспоминает А.

Александр Терехов ТАЙНА ЗОЛОТОГО КЛЮЧИКА Александр Исаевич Солженицын (1918–2008)

Александр Терехов ТАЙНА ЗОЛОТОГО КЛЮЧИКА Александр Исаевич Солженицын (1918–2008) Э-э, разговор про Солжа, Моржа (это прозвище)[420]… Щепотки отработанного мела сыплются на джинсы, и автор, отличник ВВС («А ведь они так и подумают, что Би-би-си. И так впереди — на каждом, о боже

СВЯЩЕННИК ГЛАГОЛЕВ. Сообщение И. Минкиной-Егорычевой. Подготовила к печати Р. Ковнатор.

СВЯЩЕННИК ГЛАГОЛЕВ. Сообщение И. Минкиной-Егорычевой. Подготовила к печати Р. Ковнатор. 18 сентября 1941 года в Киев вступили немецкие полчища. Страшная дата! На следующий день мне пришлось проходить через Крещатик. Эта с детства знакомая мне улица показалась зловеще-чужой.

Александр Пушкин — Александр Блок — Сергей Есенин — Владимир Маяковский — Иосиф Бродский

Александр Пушкин — Александр Блок — Сергей Есенин — Владимир Маяковский — Иосиф Бродский Духовный образ России, быть может, с наибольшей полнотой воплотился в русской поэзии, которая вся представляется нам как одна великая национальная поэма.Начало ее — народные

Глаголев Василий Васильевич

Программа «Взгляд»: Дмитрий Захаров, Владислав Листьев, Александр Любимов, Владимир Мукусев, Александр Политковский

Программа «Взгляд»: Дмитрий Захаров, Владислав Листьев, Александр Любимов, Владимир Мукусев, Александр Политковский Новейшая эпоха, обогатившая нашу жизнь гласностью и свободой прессы, легализацией бизнеса и многопартийностью, принесла немало новых тем и возможностей

Плутарх. АЛЕКСАНДР (ИЗ КНИГИ «СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЯ. АЛЕКСАНДР И ЦЕЗАРЬ»)

Плутарх. АЛЕКСАНДР (ИЗ КНИГИ «СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЯ. АЛЕКСАНДР И ЦЕЗАРЬ») 1Cобираясь написать в этой книге биографии Александра и Цезаря, победившего Помпея, я, вследствие множества событий, о которых предстоит рассказать, вместо всякого предисловия попрошу только

Плутарх. АЛЕКСАНДР (ИЗ КНИГИ «СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЯ. АЛЕКСАНДР И ЦЕЗАРЬ»)

Плутарх. АЛЕКСАНДР (ИЗ КНИГИ «СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЯ. АЛЕКСАНДР И ЦЕЗАРЬ») 1Cобираясь написать в этой книге биографии Александра и Цезаря, победившего Помпея, я, вследствие множества событий, о которых предстоит рассказать, вместо всякого предисловия попрошу только

Александр Нагорный, Александр Айвазов, Николай Коньков — Астана—Женева—Питер

Александр Нагорный, Александр Айвазов, Николай Коньков — Астана—Женева—Питер Минувшая неделя оказалась чрезвычайно богатой на значимые для России события. Главные из них, как на подбор, оказались — хотя бы формально — юбилейными: саммит Шанхайской организации

— Александр Проханов: «Это было в Дивееве». Александр Тарнаев: «Я — православный коммунист. »

— Александр Проханов: «Это было в Дивееве». Александр Тарнаев: «Я — православный коммунист. » Я выпустил в свет свой новый роман “Русский” и отправился в Нижегородскую губернию, чтобы провести серию творческих вечеров, рассказать моим почитателям о сути русской идеи, как

Александр Бородай, Александр Рудаков ПОСЛЕДНИЙ ПАРАД НАСТУПАЕТ.

Александр Бородай, Александр Рудаков ПОСЛЕДНИЙ ПАРАД НАСТУПАЕТ. КОНЕЦ СТЕПАШИНА? Выступая в вечернем эфире “Итогов”, новоиспеченный первый вице-премьер Сергей Степашин рассказал Евгению Киселеву, что он видит три варианта “решения проблемы” Генерального прокурора:

Александр Бородай, Владимир Андреев, Александр Рудаков СРЕДНЯЯ АЗИЯ В ТИСКАХ ПЕРЕМЕН

Александр Бородай, Владимир Андреев, Александр Рудаков СРЕДНЯЯ АЗИЯ В ТИСКАХ ПЕРЕМЕН ПРЕДЫСТОРИЯ Огромное пространство, которое русские с давних пор называют Туркестаном, включает в себя весь нынешний Таджикистан, Узбекистан, Туркмению, часть территории

ГЛАГОЛЕВ А.А.

ГЛАГОЛЕВ А.А. Александр Александрович, прот. (1872–1938), рус. правосл. библеист. Род. в Тульской губ., в семье сел. священника. Окончил местную ДС, а затем КДА (1898), где стал э. орд. проф. по каф. Свящ.Писания ВЗ (с 1906). Одновременно был настоятелем Добро–Николаевской церкви и

ГЛАГОЛЕВ Д.С.

ГЛАГОЛЕВ Д.С. Дмитрий Сергеевич, прот. (сер. 19 в. — нач. 20 в.), рус. правосл. церк. писатель и педагог. Род. в Тульской губ., в семье священника. Окончил Тульскую ДС и МДА (1888) со званием магистра. Рукоположен в 1892. Впоследствии — проф. богословия в Ярославском лицее. Магистерская

ГЛАГОЛЕВ С.С.

ГЛАГОЛЕВ С.С. Сергей Сергеевич (1865–1937), рус. правосл. богослов. Род. в Тульской губ., в семье священника. Окончил МДА (1889). Преподавал библ. историю в Вологодской ДС (1890–92), затем перешел в МДА, где был проф. основного богословия. Гл. темой работ Г. было соотношение веры и науки.

Александр Глаголев — богослов и священник: жизнь в библейском контексте

Автор: Сергей Кокурин

«Блажен человек, иже обрете премудрость» (Прит 3, 13)

Задача моего сообщения, как явствует из названия, — рассказать об Александре Глаголеве, богослове и священнике. Надеюсь, никто не поймет эту претензию буквально. Однако некоторые размышления в связи с этим, возможно, будут небезынтересны. Собственно, за понятием «библейский контекст» стоит очевидная истина: богословием можно не только заниматься, но и жить.

Александр Александрович Глаголев (1872 — 1937) принадлежал к той удивительно деятельной, многогранной и щедро одаренной породе русских людей, чьими трудами в России начала ХХ века осуществлялось дело церковного и духовного возрождения. Старший современник С. Булгакова, Н. Бердяева, П. Флоренского, он и сам был известным ученым, гебраистом. В 28 лет защитил магистерскую диссертацию и сразу обратил на себя внимание как талантливый библеист: его избирают членом Комиссии по научному изданию славянской Библии, по приглашению А.П. Лопухина он пишет комментарии для Толковой Библии. Его имя мы встретим в энциклопедиях и богословских справочниках, включая Библиологический словарь о. Александра Меня, а ссылки на его работы — во всех серьезных исследованиях ХХ века по библейской истории, экзегетике, исагогике. Тесно с научной была связана преподавательская деятельность Александра Глаголева в Киевской Духовной академии (кафедра Библейской археологии и древнееврейского языка), где он преподавал с момента окончания своей учебы в КДА и до закрытия ее большевиками в 1924 г.

Тем не менее, в нашем сознании имя Александра Глаголева стойко связано прежде всего с образом священника, пастыря, которому, конечно, не были чужды и научные занятия. Хрестоматийный пример — участие о. Александра на судебном процессе по делу Бейлиса. Напомним, что киевскому мещанину еврею Менделю Бейлису, а в его лице и всему еврейскому народу, в 1914 г. ставили в обвинение ритуальное убийство православного мальчика-гимназиста. Александр Глаголев, приглашенный в качестве эксперта, опроверг это обвинение, констатировав объективную невозможность с точки зрения учения Ветхого Завета и иудейской религиозной практики принесения человеческих жертв. Такая объективная позиция, несомненно, потребовала от него личного мужества. Как известно, обвинительный пафос организаторов киевского процесса поддерживался не только антисемитски настроенными обывателями, но и некоторыми представителями духовенства (в том числе и католического), и от православного священника ожидали, скорее, поддержки обвинения. Есть предположение, что кандидатуру о. Александра, священника безусловно лояльного, к тому же производившего на окружающих (по-видимому, и на юного заводилу гимназиста Михаила Булгакова) впечатление едва ли не робкого человека, выдвинули в качестве эксперта полагая, что он не пойдет «против течения». О мужестве о. Александра мы имеем свидетельство и его старшего сына, Алексея Глаголева, еще одного замечательного киевского священника, писавшего, что его отец в 1905 г. не боялся выйти в облачении с крестом в руке против толп черносотенцев и останавливал погромы. Подобным образом поступал и его друг протоиерей о. Михаил Едлинский, но на этом, пожалуй, исчерпывается список священников, открыто выступавших против еврейских погромов в Киеве.

Другая устойчивая ассоциация, связанная с Александром Глаголевым, — образ «отца Александра» в романе «Белая гвардия» М. Булгакова, в котором о. Александр выведен под собственным именем. Любителям словесности, конечно, известно, что о. Александр был духовником семьи Булгаковых и венчал будущего писателя в 1913 г. в храме Николы Доброго на киевском Подоле, в котором он был бессменным настоятелем в течение тридцати пяти лет. Наконец, мы не можем не сказать и о том, что о. Александр Глаголев почитается Русской православной церковью за рубежом как новомученик. Трагична его гибель в Лукьяновской тюрьме, где он провел последние 36 дней своей жизни после ареста в ночь с 19 на 20 октября 1937 г. Горестно также и то, что Русская Православная церковь в нашем отечестве, уже прославившая сотни российских новомучеников, до сих пор не причислила к их Собору протоиерея о. Александра Глаголева.

Все сказанное выше показывает нам о. Александра прежде всего священником, в самом высоком смысле слова достойным своего пастырского призвания. Однако не только любопытной, но и вполне оправданной, видится попытка взглянуть на поступки и мысли замечательного священника сквозь призму поступков и мыслей богослова, библеиста, каковым о. Александр, несомненно, был всегда. Не будет преувеличением сказать, что библейский контекст — единственный контекст, который он понимал и которым жил. Неслучайно, в «Белой гвардии» отец Александр изображен именно как ученый — в своем кабинете, среди богословских книг, к которым он и апеллирует в разговоре с Алексеем Турбиным: «Я все, знаете ли, за книжечками сижу, по специальности, конечно, больше все богословские…» И собственно, он ведет не душпастырскую беседу, а богословский разговор

на тему: «Как жить будем?», цитируя Библию, в частности ту главу из Апокалипсиса, где семь ангелов изливают семь чаш гнева. Это типично глаголевский метод — сразу ввести предмет в библейский контекст и только в нем искать истину. Так он писал об благотворительности у древних израильтян и так он писал экспертное заключение по «делу» современного еврея Бейлиса. Заметим, что и ангел в романе не просто символ, но факт биографии о. Александра Глаголева — главный научный труд которого называется «Ветхозаветное учение об ангелах» (1900 г.). Михаил Афанасьевич не мог о нем не знать. К фрагменту романа мы еще вернемся, а пока подчеркнем: вне библейского контекста нельзя представить ни мысль, ни саму жизнь о. Александра Глаголева.

Читайте также:  Житие святым благоверным князю Петру и княгине Февронии Муромским – жизнеописание, чудеса, мощи святых

С сугубо библейской страстностью можно сравнить, например, его желание, чтобы сын Алексей — первенец — не просто пошел по его стопам, но стал епископом. (В скобках скажем, что Алексей очень рано почувствовал призвание к священству, домашние называли его «аввой», кроме того, он был необыкновенно способным к наукам, блестяще закончили гимназию, в 1923 г. — КДА, а в 1940 — физико-математический факультет Киевского Пединститута). Но также и поистине с библейской мудростью и смирением он принял «удар судьбы» — женитьбу в 1924 г. сына, разрушившую его высокие ожидания. Более того, о. Александр сам венчал молодую пару — Алексея и Татьяну в храме Николы Доброго и был крестным отцом их первенца Магдалины, которую, конечно же, наименовал «бэхора бэхор» — что по-еврейски означает «первородная дочь первородного сына». Бесспорно, это сюжет в библейском духе.

Такое направление мыслей и поступков о. Александра, несомненно, обнаруживает богословскую закваску. Нельзя не сказать, хотя бы бегло, о его самом известном и значительном труде, принесшем ему вместе со званием магистра широкую известность в научном мире, — диссертации «Ветхозаветное учение об ангелах». В этом исследовании впервые систематически и наиболее полно в отечественной библеистике была изложена ветхозаветная ангелология, включая демонологию. Материал книги (а это несколько сот страниц), собранный по крупицам из комментариев по Ветхому Завету, поскольку специальных работ в русской богословской литературе не было, представляет собой (цитирую) «полное историческое обозрение генезиса и постепенного развития этого учения на протяжении всей священной истории ВЗ, заключающейся в ветхозаветных книгах». «Трудность задачи, которую поставил перед собой ученый, — читаем мы в Библиологическом словаре Александра Меня, — заключалась в том, что в Библии термин «ангел» ( maleah ) имеет разнообразные значения. Нередко под Ангелом Господним ( maleah iehovah ) подразумевалась особая форма Богоявления или же пророк, говорящий от лица Бога. Кроме того, взгляды на ангелов как на существа сверхчеловеческие претерпели в богословии ВЗ ряд изменений». Александр Глаголев проанализировал все имена ангелов в Писании и убедительно показал взаимосвязь ангелологии с ветхозаветной христологией. Не имея данных по истории религий Древнего Востока, которыми располагает современная наука, он предвосхитил многие выводы современной библеистики (см. Библиологический словарь о. Александра Меня). Чрезвычайно интересно им дано толкование многих библейских сюжетов. Один из примеров — объяснение сложнейшего с точки зрения экзегетики эпизода борьбы Иакова с Ангелом Господним: «В таинственном борении Ангела Иеговы, — пишет Александр Глаголев, — указан самый дух, сущность заветных отношений между Богом и человеком. В духовном борении молитвы, смирения и самопреданности воле Божьей показан был истинный смысл бытия и деятельности не только патриарха Иакова, но и всего его будущего потомства. Глубокая суть явления может быть выражена так: не в плотских человеческих средствах защиты — сила Израиля, а в общении с руководителем и основателем теократии — Ангелом Иеговы». Таким образом, Ангел Иеговы недвусмысленно трактуется как ипостась Бога-Яхве, божественная личность, соравная Богу, но и отличная от него по своей внешней деятельности относительно избранного народа, защитником и спасителем которого Он с этого момента становится. В библейском контексте истории спасения ветхозаветный Ангел Господень как устроитель ветхозаветной теократии очевидно есть прообраз новозаветного Слова-Логоса.

Христологическая идея — основной принцип библейской экзегетики Александра Глаголева, прозревающей в ветхозаветных теофаниях и ангелологии прообразы воплощенного Бога-Слова и Бога-Любви Нового Завета. И во многих установлениях ветхозаветной теократии (напр., благотворительности и брака у древних евреев, глубоко раскрытых в ряде библейско-экзегетических очерков), сквозь привязанность иудейского сознания к букве и закону, библеист усматривал непреходящий, вневременной религиозно- нравственный смысл. Нам видится вполне доказательной в библейской экзегетике общность и преемственность искупительной идеи, идеи домостроительства спасения в обоих заветах. Но это далеко не очевидно было в начале ХХ века, когда в Европе, а затем и в России ряд известных религиозных деятелей, литераторов (среди них В. Розанов, М. Меньшиков, А. Эртель) выступили с обличениями Ветхого Завета в «аморализме» и требовали исключить ветхозаветные тексты из богослужений, а также школьных программ. В ответ Александр Глаголев написал большую статью «Ветхий Завет и его непреходящее значение в Христианской церкви» (1909 г.), в которой показал, среди прочего, сколь вопиюще невежество обличителей Ветхого Завета. Как кажется, и для нас остаются вполне актуальными такие, например, его слова: «только глубокое неведение этих людей в Писании, то неведение, каким мы, русские, грешим очень давно и которое, по св. Иоанну Златоусту, есть источник всякого зла, могло привести ревнителей веры и святыни к столь неприкрытому поруганию той и другой» (то есть ВЗ и НЗ).

В этом контексте Александр Глаголев остается для нас педагогом в исконном смысле этого слова. Человеком, ведущим нас, маленьких, за руку. Потому, что знает дорогу. К нему мы можем безошибочно применять практически все библейские заповеди. Главным критерием его поступков, как священника и как ученого, была, несомненно, открытая в богочеловеческих отношениях любви вечность: «И по требованию науки, а еще более по обязательству святой веры нашей, — говорил в проповеди о. Александр, — мы должны, братие, рассматривать все предметы и ценности с точки зрения вечности. А таким вечным руководящим началом может быть лишь николиже отпадающая любовь». О том, что это не теоретизирование, свидетельствовала вся его жизнь и, прежде всего, отношения с самими разными людьми. Приведу лишь несколько общеизвестных фактов. Александр Глаголев принимал самое непосредственное участие в хлопотах о присвоении профессорского звания (за которым следовало и повышение оклада) Афанасию Ивановичу Булгакову, отцу весьма большого семейства, к которому принадлежал и будущий автор «Белой гвардии». Он продолжал помогать семье Булгаковых и после смерти кормильца. А в 20-е годы дом Глаголевых (тот самый «домишко» из «Белой гвардии», стоявший на Покровской улице под номером 6), стал поистине спасительным ковчегом для многих беженцев, наводнивших Киев. Внучка о. Александра, М.А. Пальян-Глаголева в своих воспоминаниях упоминает десятки имен тех, кто жил в это время в доме дедушки, среди них: псаломщицу Е.А. Максимович, племяниц Манюшу, Ларису, Лелю, их брата Аркадия, детей сельского священника о. Павла Мартынюка — Сергея и Катюшу, семьи Крыжицких, Околовичей. Народа было так много, что нянечке Дуняше, нашедшей в свое время также приют у Глаголевых (она 18-летней сбежала от родителей из деревни), приходилось спать на кухонной плите. О внимательном отношении о. Александра к людям характерным образом говорит эпизод со следователем, допрашивавшем его в Лукьяновской тюрьме в 1931 г. (тогда после полугода допросов его выпустили за неимением доказательств). Следователь однажды так увлекся разговором со священником, что неожиданно признался: «Вы мне задали вопросов больше, чем я вам».

Богословие, стоящее за поступками такого рода, безусловно высшее, глубочайшее — это богословие жизни, богословие любви, к которому приложимы слова, сказанные Александром Глаголевым об апостоле и евангелисте Иоанне Богослове: «Святой Иоанн потому и соделался возвышеннейшим богословом…, что — еще ранее — горел божественным пламенем любви к Богу и к людям и истину своего Боговедения и своего учения о любви свидетельствовал делом всей своей жизни». Эти слова в полной мере можно отнести к о. Александру, который, несомненно, истину своего Боговедения, то есть понимания Слова Божия, и учения о любви, то есть пастырства, свидетельствовал делом всей своей жизни.

Мы можем проиллюстрировать и другими примерами «богословское отношение» Александра Глаголева к жизни, в том числе и в самых стесненных обстоятельствах. Так, в 1930 г., когда семью Глаголевых высели из священнического дома на Покровской улице, известный ученый, профессор и последний ректор КДА поселяется в колокольне храма Великомученницы Варвары на лестничной площадке. Из мебели — маленькая кроватка для матушки Зинаиды Петровны и сундук. Здесь, после многочасовых служб, устроившись на сундуке, о. Александр продолжал писать научные работы, переводить и между прочим брал уроки итальянского. Еще упомянем и о свидетельстве священника Кондрата Кравченко, сидевшего в 1937 г. в Лукьяновской тюрьме вместе с о. Александром. По его словам, обычно следователи допрашивали арестантов ночью, применяя к ним так называемые спецприемы, например, заставляли стоять часами в неудобном положении с запрокинутой головой. Сам Кравченко, переживший потом этапы и лагеря за Полярным кругом, с ужасом вспоминал два таких допроса. О. Александра Глаголева таким образом допрашивали 18 раз.

Наконец, вернемся и к важному для нас эпизоду из «Белой гвардии». Вы помните, конечно, что ответил священник Алексею Турбину. Да, впереди всех ждут тяжелые испытания. Но унывать-то не следует. «Уныния допускать нельзя, — конфузливо, но как-то очень убедительно (выделено мною — К.С.) проговорил он. — Большой грех — уныние…» Эти слова звучат особенно убедительно, когда мы представим, что сказаны они были во времена, когда Турбиным и Булгаковым казалось, что слово окончательно и бесповоротно взял «товарищ Маузер». Михаил Афанасьевич, всегда точный в деталях, верно передал и саму суть богословия о. Александра Глаголева как альтернативы человеческому унынию и жестокости. Суть его в том, что Божья милость больше всех страданий на земле, человеческих и Божьих, заслуженных и незаслуженных. Божья милость во всем, всегда и для всех. Поэтому унывать — грех.

В заключение я бы хотел заметить, что было бы неверно из сказанного сделать вывод, будто в лице о. Александра Глаголева мы видим исключительный случай. Против этого возразил бы в первую очередь сам о. Александр. Он бы, несомненно, привел в пример десятки и сотни людей, в высшей степени достойных называться и богословами, и учителями, и пастырями. Говоря о самом больном, что есть в нашей Церкви, о том, что христианство в большинстве случаев не воплощается нами в жизни, что сама мысль о современных христианах « удручающая , а наблюдение — безотрадное», он тем не менее добавляет: «Но мы, братие, должны знать, что каждое из прежних поколений встречало подобные же трудности на пути к совершенству и спасению. Не напрасно еще ветхозаветный мудрец предостерегал людей от безотрадного взгляда на жизнь современную им: «Не говори, отчего это прежние дни были лучше нынешних? Потому что не от мудрости ты спрашиваешь об этом» (Еккл 7, 10)».

Свое выступление я бы хотел закончить словами св. Иоанна Златоуста, имеющими ко всему сказанному о жизни отца Александра Глаголева прямое отношение: «Не будем думать, что заповедей Божиих не возможно исполнить; и ныне многие исполняют их. Если же ты этого не знаешь, то ничего нет удивительного. И Илия думал, что остался только один, но услышал от Господа, яко оставил себе седмь тысящ мужей» (Иоанн Златоуст «Толкование на Евангелие от Матфея. Беседа 21).

Александр Глаголев – Aleksandr Glagolev

Родившийся( 1872-02-14 ) 14 февраля 1872умер25 ноября 1937 (1937-11-25) ( в возрасте 65 лет )образованиеТула Духовной Семинарии, Киев богословская семинарияСупруг (ы)Zinaid Петровна ГлаголеваДетиАлексей, Сергей и Варварыцерковьрусский православныйпредопределенный1903сочиненияСпециалист в древнееврейском и Ветхом ЗаветеПастор в Киевской церкви Николы Dobriy

Александр Александрович Глаголев (русский: Александр Александрович Глаголев) (14 февраля 1872 – 25 ноября 1937) был русский православный священник и религиозный философ, а также профессор Киевской духовной семинарии .

содержание

биография

Александр Глаголев родился в семье священника. Он закончил духовную семинарию в Туле (1894 г.) и Киевской духовной семинарии (1898) с докторской степенью в области теологии. Его докторская диссертация называлась «Ангелы в Ветхом Завете». В обзоре своей диссертации, профессор Olesnitsky отметил, что: «диссертация Глаголева имеет как широту и глубину исследований, охватывающие все точки в ангелологии ветхозаветной . и должна рассматриваться как реальный вклад нашей богословской литературы, которая не не было до сих пор серьезное исследование в ангелологии».

Александр Мень пишет в статье на Александр Глаголев в его книговедческом словаре (2002):

Глаголев в своей диссертации дал обзор истории angeology и проанализировал все имена ангелов в Ветхом Завете . Его работа также содержит историю библейской демонологии. Автор не обладал нашим современным научным знанием об истории религии древнего Востока, но он представил ряд интересных соображений иногда упреждение выводов современных библейских исследований «.

Александр Глаголев и евреи в Киеве

В 1905 году Александр Глаголев выступал против еврейского погрома в Киеве . России американский журнал «Русский Глобус» описывает это следующим образом :

Во время жестокой осенью 1905 года в гуле погромов и убийств людей высыпали на улицы снова. Небольшая процессия влезает в оскорбленного человека толпы носить полные священнические облачения, несущие кресты и хоругви. Возглавляет русских священников Александра Глаголева и Михаил Edlinsky. По всей Контрактовой площади и Гостинном Рияде процессия движется в сторону еврейских магазинов. Они увещевать толпу, чтобы не участвовать в этом зле, нехристианской акт. Некоторые люди признают свои духовные лидеров и снимают шляпы из уважения. Толпа начинает нерешительность, пошатываясь, становится тоньше и постепенно распадается. И это случалось не раз.

В 1909 году Александр Глаголев опубликовал статью «Ветхий Завет и его вечное значение в христианстве» , в котором он выразил некоторую резкую критику некоторых антисемитских авторов , пытающихся дискредитировать Ветхий Завет .

Александр Глаголев был ключевым свидетелем – эксперта для защиты во время судебного процесса 1913 года Менахема Менделя Бейлиса . На суде он дал показания эксперта против идеи , что евреи используются кровью в своих религиозных ритуалах . Об этом он заявил в ходе этого процесса , что Mosaic законы из Ветхого Завета строго запрещают проливать человеческую кровь и использовать его для приготовления пищи. Талмуд и другие еврейские раввины законы подтверждают этот запрет. В частности, он утверждал , что «Закон Моисея запрещает проливать человеческую кровь и использовать любую кровь вообще в пище.» Его заявление пошло против ритуального убийства обвинения, на котором был построен весь корпус. Доказательства , представленные российским православным священником и установленного религиозного философа способствовал убедить исключительно русского христианского присяжным , что Бейлис был невиновен.

Помимо прямых интервенций против погромов и его показания на суде Бейлиса, было несколько воспоминаний Александра Глаголева, помогая бедным и нуждающимся населения Киева, как еврейских, так и мусульмане.

семья

Александр Глаголев был отец Алексей Александрович Глаголев , которые спасали евреев в Киеве во время Второй мировой войны , а затем стал одним из Праведников народов мира

Последние дни и смерть

С 20 октября 1937 года Александр Глаголев был арестован НКВД . Он был замучен и умер в тюрьме 25 ноября 1937.

Ссылка на основную публикацию