Исаак Сирин – житие и творения, труды и подвижнические слова, мощи

Исаак Сирин – житие и творения, труды и подвижнические слова, мощи

Святитель Димитрий Ростовский. Жития святых. Апрель

Житие преподобного отца нашего Исаака Сирина

Память 12 апреля

Святой Григорий Двоеслов, папа Римский, в своем диалоге с диаконом Петром 1 рассказывает следующее о святом Исааке. Во времена древних готов близ города Сполето жил весьма праведный муж по имени Исаак; он пробыл здесь до конца владычества готов 2, и его знали многие жители Рима. Из них особенно чтила святого Исаака одна девица Грегория, жившая в Риме при храме Пресвятой Богородицы. Во дни своей юности Грегория была обручена, но, когда настало время бракосочетания, она поспешила в церковь, желая получить иноческий образ; преподобный Исаак избавил Грегорию от родственников, хотевших силою извлечь ее из церкви и, при содействии Божием, постриг ее в инокини; таким образом Грегория, презрев земного жениха, удостоилась обручения небесному. О святом Исааке святой Григорий Двоеслов узнал особенно много от честного отца Елевферия, находившегося в близких отношениях с преподобным, и то, что он передавал о святом Исааке, вполне подтверждалось другими сведениями о его жизни. Святой Исаак был родом не из Италии, но мы опишем здесь лишь те чудеса, которые он содеял в этой стране. Когда преподобный Исаак пришел из Сирии в Сполето, то он прежде всего вошел в церковь; здесь он попросил пономарей разрешить ему молиться в церкви столько времени, сколько он хочет, хотя бы даже он пожелал остаться на ночь в храме, когда уже будут закрыты церковные двери. И, став на молитву, он без отдыха провел в ней двое суток с половиной. Заметив это, один из пономарей, отличавшийся гордостью, – последняя и довела его до согрешения, возбудив в нем несправедливое негодование на преподобного, – начал поносить святого Исаака бранными словами, называя его лицемером, притворно молившимся почти трое суток для приобретения известности; затем, подойдя к преподобному, он ударил его по щеке, требуя, чтобы тот, как лицемер, оставил с бесчестием храм. Тотчас же этого пономаря постигло наказание: по Божию попущению на него внезапно напал нечистой дух и, причиняя ему сильные мучения, поверг его к ногам Божия человека с криком: “Исаак меня изгонит!”

Никто до этого объявления имени нечистым духом не знал, как называется странник. Преподобный наклонился над мучимым и его тотчас оставил нечистый дух. Весть о происшедшем в церкви быстро разнеслась по городу, и тотчас мужи и жены, богатые и бедные поспешили ко храму, чтобы пригласить в свой дом угодника Божие; одни обещали ему устроить монастырь с селами и имениями, другие желали его снабдить пищею и всем необходимым для жизни.

Но раб всесильного Бога отринул все обещание предлагавших: выйдя из города он нашел невдалеке пустынное место, где создал себе маленькую келию. Сюда к нему стало стекаться много народа: видя его добродетельное житие некоторые из приходивших возгорелись любовью к вечной жизни и под руководством преподобного посвятили себя исключительно на служение Богу; таким образом создался монастырь. Когда ученики святого Исаака просили его, чтобы он ради монастырских нужд принимал приносимые ему дары, то он, твердо сохраняя нищелюбие, отвечал: монах, приобретающий имение, уже не монах; он так же боялся утратить свою нищету, как богатые скупцы опасаются потерять свои сокровища.

Святой Исаак был одарен духом пророческим; благодаря своим чудесам и своей, сиявшей как свет, добродетельной жизни, он сделался известен всем жителям той страны. Однажды, когда день уже склонялся к вечеру, он велел братии бросить в огород все заступа, какие только имелись в монастыре, и, когда на другой день братия встали для утреннего молитвословия, преподобный сказал: с восходом солнца приготовьте для наших работников пищу. После того как в указанное время была приготовлена пища, святой Исаак, велел захватить ее, отправился с братией в огород; здесь они нашли столько работников, сколько вечером было брошено заступов. Последние были воры и проникли в огород с целью грабежа; но, войдя в него, они оставили свое дурное намерение и, взяв находившиеся здесь заступа начали работать с первого часа, когда проникли в огород, до времени прихода к ним преподобного; за это время они вскопали всю невозделанную в огороде землю. Подойдя к ним, святой Исаак сказал: радуйтесь, братия! оставьте работы, потому что вы много потрудились за ночь. Отдав им принесенную с собою пищу он просил их подкрепиться и отдохнуть от трудов. Когда они насытились, преподобный обратился к ним с такими словами: “оставьте с этого времени всякие поползновения к совершению дурных дел; если вам понадобится что-нибудь из огородных растений, то входите открыто, просите нужного и берите с благословением; воровство бросьте” Потом преподобный приказал собрать им столько ярового хлеба, сколько они желали. Таким образом вошедшие в огород с дурным намерением, отягощавшим грехом душу, удалились из него без греха, с благословением, неся награду за свой труд. В другое время ко святому Исааку пришли какие то странники, одетые в ветхое рубище и просили у него одежды. Велев им немного обождать, преподобный призвал одного из своих учеников и сказал ему тайно: поди в рощу за монастырем, там в Одном месте есть дерево с дуплом; те одежды, которые найдешь в нем, возьми и принеси сюда. Брат отправился куда было указано и, поискав, действительно нашел в дупле спрятанные одежды; захватив, он отдал их наедине учителю. Получив одежды, угодник Божий отдал их странникам со словами: так как вы наги, то вот возьмите и оденьте. Они взяли и узнали в одеждах свои собственные, нарочно спрятанные ими; их объял великий стыд, потому что думая обманом получить чужую одежду, они принуждены были принять свою. Случилось также, что один благочестивый человек послал преподобному со слугою две корзины с яствами, прося святого помолиться о нем. Слуга одну корзинку спрятал дорогой, а другую принес угоднику Божию, передав просьбу пославшего. Молча приняв корзину, святой Исаак затем дал такое наставление слуге: я приемлю дары, ты же смотри, прикасайся осторожнее к скрытой тобою на пути корзине: в нее влезла змея, и если ты, не остерегшись, протянешь руку, она ужалит тебя. Эти слова сильно устыдили слугу и возбудили в нем с одной стороны боязнь, а с другой радость при мысли, что узнал о змее, от которой мог бы умереть.

Так повествует святой Григорий Двоеслов о преподобном Исааке Сириянине. От него сохранилась книга “подвижнических слов”, заключающая в себе весьма полезные наставления для иноков; за свою жизнь он и сам удостоился от Бога вписания в книгу жизни вечной и с сонмом святых предстоит одушевленному Слову Отчу, Христу Сыну Божию, Ему же со Отцом и Святым Духом слава во веки. Аминь.

1 Этот диалог или разговор содержится в известном сочинении святого Григория Великого (540-604): “Собеседование о жизни и чудесах италийских отцов”, за которое он и получил название Двоеслова. Сочинение состоит из четырех книг и содержит та себе рассказы о подвигах благочестивых людей, совершаемых ими при содействии благодати Божией; сведения для этих рассказов святой Григорий заимствовал частью из собственных разговоров с италийскими отцами, частью их доставлял ему епископ Сиракузский Максимилиан.

2 Приблизительно до начала второй половины VI в., когда окончательно пало владычество готов в Италии.

Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Житие Исаака Сирина и творческое наследие святого, тексты молитв и иконография

Жизнь Исаака Сирина была полна аскетического милосердия. В уединении он изучал глубины собственной души, работал над созданием христианских учений. Они написаны с большим знанием психологии человека. В них можно найти советы по самосовершенствованию, суждения о судах, методах духовного управления, анализ состояний греха, праведности.

Краткое жизнеописание

Точных исторических данных о бытие святителя известно мало. Данные из его биографии часто расходятся. В V веке жил тезка христианского богослова — Исаак из Сполето, он занимался полемикой. Истории из его жизни часто приписывали Исааку Сирину.

Происхождение

Достоверные данные о житии преподобного взяты из найденной в более поздний период (1719 г.) биографии. Она написана арабским языком, автор произведения неизвестен. Фактов из жизни приведено не много, но они помогли идентифицировать личность аввы. В 1896 году биографию писателя-аскета дополнил аббат Шабо, опубликовавший произведения историка и епископа Басры, живших в VIII веке.

Родом Исаак из Ассирийского царства. Оно находилось на территории современного Ирака. Родился святитель в VI веке, в богатом древнем городе Ниневия. Юность Исаак провел в учении. Он и его брат жили высоко в горах в древней обители Мар-Маттая (Северный Ирак), основанной в 363 г. Монастырь находился на пике горы Альаф вблизи города Ниневия. Он существует в наши дни, от него до г. Масул всего 20 км.

Житие

Братья приняли постриг. Среди монахов они выделялись духовными дарованиями. Брат стал настоятелем монастыря. Исаак избегал человеческого общения. Его выбором стало молитвенное уединение, безмолвие. Из монастыря он ушел в затвор.

Отшельнический подвиг

Живя в уединении, Исаак Сирин занимался теми делами, что требовались его душе. Он постоянно молился, много читал, изучал, постился. Ел крайне мало, три раза в неделю. Его едой были вода, овощи и хлеб. Часто святого посещали озарения. Он их систематически записывал.

Дальнейшая судьба

Святость жизни Исаака вызывала у людей уважение. Они упросили его стать епископом Ниневии. Он вступил в сан в монастыре Беф-Абе. Всего 5 месяцев управлял он паствой в сане епископа. Многие люди не хотели видеть его своим пастырем в силу развращенности нравов.

Наблюдать людские нравы преподобному было тяжело, он страдал. Ему было сложно решать спорные вопросы, которые возникали между горожанами. Один случай в судебной практике (он описан в житии святого) стал последней каплей. Исаак отказался от должности и ушел из города.

В одних источниках указано, что эту часть жизни он провел в пустыне, в других упоминаются горы. Умер святой в стенах монастыря Раббана Шабур. Точная дата кончины неизвестна. Историки предполагают, что преподобный ушел из жизни в VII веке.

В конце жизни он ослеп. Последние литературные труды писали с его слов ученики. День памяти святого в русской православной Церкви отмечают 28 января по старому стилю (10 февраля). Почитают Исаака Сирина в Сиро-Яковитской православной церкви и Ассирийской церкви Востока.

Значение в православии

На православном Востоке и среди западных католиков произведения Исаака Сирина были популярны. Особенно они интересовали византийских монахов. В России его творения стали известны в XIV веке. Главные темы учений преподобного Исаака:

  • пределы духовного пути;
  • молитвенное созерцание Бога;
  • последние ступени духовного подвига.

Во втором томе сочинений самое яркое произведение среди христианской письменности — беседа о Кресте Господнем. Труды Исаака Сирина ставят его рядом с другими Отцами Церкви.

Творческое наследие

Не все тексты Святого Исаака сохранились. Он был очень плодовитым писателем. По утверждению Эбед-Иезу (литератор, XIV век), томов было написано 7, в наше время в научном обороте 3 тома. Писания преподобного Исаака были адресованы простым мирянам, пустынникам, монахам, всем верующим во Христа людям. Все тексты были на сирийском языке. В VIII-IX веках их перевели на греческий монахи Лавры Святого Саввы. Переводы на другие языки были сделаны позднее.

ЯзыкВек
ГрузинскийX
СлавянскийДо XIV
ЛатинскийXV

С латинского языка труды Исаака Сирина в XV-XVI веках были переведены на французский, испанский, португальский, итальянский.

Нравственно-аскетические труды

На творениях преподобного Исаака церковные люди учились и учатся достигать религиозно-нравственного совершенства. Цитаты из его произведений использовали в своих трудах святые отцы.

Воспламенение ума в духовной пустыне

В книгу «Воспламенение ума в духовной пустыне» включили перевод первого Слова из первого тома, всего их 82. Помимо Слова, в книге представлены:

  • сирийский текст;
  • канонический славянский текст 1-го трактата;
  • предисловие;
  • библиография;
  • научный аппарат (словарь терминов, указатели, карты);
  • вспомогательные материалы и комментарии.

Путь в жизнь вечную

В текстах великий подвижник объясняет тонкости духовной жизни, повествует об опасностях, которые подстерегают христианина на пути к совершенству, учит преодолевать их, описывает радость избавления от страстей. Сочинения святого представлены главами:

  1. О терпении.
  2. О молитве.
  3. О любви.
  4. О вере и надежде.
  5. Заповеди Божии.
  6. Ангелы.
  7. О страстях.
  8. Страх Божий.
  9. О добродетелях.
  10. О посте.
  11. О покаянии.
  12. Геенские мучения.
  13. О смирении.
  14. О скорбях.
  15. Об искушениях.
  16. О Боге и человеке.
  17. О слезах.
  18. О благодарности.
  19. О воскресении.

Земная жизнь, по мнению преподобного отца, период младенчества, духовного взросления. Отношения между Богом и людьми — отношения отца и детей. Весь потенциал личности человека раскрывается в будущей жизни. Смерть находится на границе двух жизней: земной и будущей. Символом смерти у Исаака выступает суббота, он призывает не бояться ее. Она кратковременна по сравнению с вечностью.

Слова подвижнические

Сборник содержит краткие высказывания о подвижнической жизни. В них святой делится с верующими опытом, взятым из своей аскетической жизни. Наставления даны в краткой, емкой форме, они посвящены трем темам:

  • работа над собой с целью духовного роста;
  • удаление от мира, как способ приблизиться к Богу;
  • страх Божий.

Три мистических трактата, не вошедшие в греческий перевод первого собрания

В греческий перевод не вошли Слова 71, 75, 76: «О действиях от благодати», «О сокровенных степенях, и силах и действиях в них», «Краткие главы».

Подвижнические наставления

Это книга поучений. В ней преподобный Исаак ведет беседы о жизни в Боге, отшельничестве. Необычайно живо и понятно святой говорит на насущные для каждого христианина темы:

  • смирение;
  • покаяние;
  • изумление;
  • экстаз;
  • формы молитвы;
  • общежитие и одиночество.
Читайте также:  Варсонофий Оптинский - житие и биография, духовное наследие и книги, дни памяти

О божественных тайнах и о духовной жизни

Название сборника было заимствовано из каталога восточно-сирийских писателей (XIII в.). Он посвящен тем, кто свою жизнь отдал Богу, «оставил временный мир», ушел в монастырь, обитель, пустыню. Издательство находилось в Зачатьевском монастыре. В книгу «О божественных тайнах и о духовной жизни» включены переводы текстов 2 тома преподобного Исаака Сирина, сделанные игуменом Иларионом. В издании опубликованы тексты о безмолвии, молитве, о почитании Креста, созерцании и мистическом озарении, о Божией любви к человеку.

О знании. Избранные главы

С сирийского языка перевод третьей Беседы (том 2) выполнил игумен Иларион епископ Венский и Австрийский. В полном тексте 400 глав, их именуют «Главами о знании».

Сборники

Подвижнические тексты из первого тома неоднократно переиздавались. Книги пользовались неизменным спросом. Перевод новооткрытых рукописей был издан большим тиражом и успешно разошелся.

Азбука духовная

В книге представлена подборка Слов преподобного Исаака Сирина, сгруппированных по темам: апостолы, гордость, исцеление души. Читая «Азбуку духовную», христианин учится понимать конечную цель аскетических подвигов, постигает смысл молитвенного созерцания Бога.

Преподобный Исаак Сирин (изборник)

Из сборника можно узнать краткое описание жизни преподобного Исаака Сирина. Ознакомиться с текстами поучений святого отца. В них есть глубокие психологические знания, которые святой постиг во время уединенного изучения своей души. Все наставления основаны на практическом опыте отшельника Исаака Сирина.

Призывай непрестанно Бога. По творениям преподобного Исаака Сирина

В сборник вошли изречения великого аскета и отшельника Исаака Сирина о молитве. Тексты подвижнических Слов раскрывают читателям истину, как с помощью молитвы общаться с Богом, зажигать в себе любовь к Господу, находить опору жизни в непрестанном изучении Писания.

Симфония по творениям преп. Исаака Сирина

В книгу вошли выдержки из многочисленных текстов святого Исаака: ангелы (слово 57), беседы (слово 12, слово 89), бесстрастие (слово 48), благодарение (слово 85), благость Божия (слово 90). Слова о степени ведения:

Сотницы

Избранные творения аввы — Сотница первая, Сотница вторая вошли в сборник «Святоотеческие сотницы».

Почитание памяти святого

Почитают прп. Отца в конфессиях восточного христианства, канонизировали Исаака Сирина Православная и Персидская церкви. Множество трудов святителя перевел с греческого на славянский язык преподобный Паисий Величковский. Аскета и отшельника чтят как учителя и руководителя монахов. 10 февраля по новому стилю день памяти святителя из Ниневии.

Тексты

Тексты славославной службы (Стихры, глас 4, Слава, глас 5) святому учителю безмолвия составлял насельник Оптинской пустыни. Кондак и тропарь составляла монахиня Киприана (остров Патмос, Благовещенский монастырь).

Тропарь

«Дoброе священствуя во градех, и в пустынях вселивыйся прoцвел еси, Исааче, начальник монашествующим показался еси и учитель пoдвижников, сего ради память твою достодолжно празднующие, сице взываем: слава прoславившему тя Христу, слава тя освятившему, слава давшему нам тя, предстателя искуснoго».

Кондак

«Яко иерарха бoгоносного и преподобного, учредителя пустыни тя вoсхваляем, Исааче священноявленне, предстателю наш. Но яко имейя дерзновение ко Господу, о всех моли чтущих тя и взывающих ти: радуйся, отче богомудре».

Величание

«Иже на горах благоведения вогнездившаяся и пустынолюбных собрание обучиша небесному жительству, удаляющии от стремнин греха и показующии добродетели восход, стези светлейшии и прямыя, молитвы светила и покаяния образи, небопарнии орли Церкве крыла огненная, Ефрема радостопечального и Исаака небомудреного в песнях возвеличим и призовем: приникните к нам отцы с высоты вашего смирения и нашу нищету ущедрите, восполняя молитвами вашими скудость наших дел, яко пребогатии».

Канон

«Преславный в мори устроивый людям путь, небесное нам шествие проходимо сотвори да новую песнь поим Тебе Господи. Пустыни сирская процветание, пастыря мудрейшего ниневитских граждан и рачителя священного безмолвия, в песнях псаломски богоносного Исаака похвалим, верни, молитвенника о душах наших теплейшего».

Иконография

Сочинения Исаака Ниневийского широко известны, но живописных изображений его немного. Хорошо сохранился образ преподобного в рукописи 1389 г. — Слова постнические Исаака Сирина. На миниатюре, выполненной в традициях византийской живописи, преподобный в рясе светло-охристого цвета и монашеской мантии.

На плечах преподобного отца Исаака куколь с аналавом, на голове белая повязка с черными полосами, формой напоминающая чалму. У святого вытянутое лицо, узкая борода, доходящая до груди. Правую руку преподобный поднял — жест благословения, в левой держит свиток. Он раскрыт, видны начальные строки «Слов подвижнических».

Изображение святого отца есть на фресках в монастыре Портат (Афон), Успенском соборе Московского Кремля. На современных иконах Исаака Сирина изображают сидящим с раскрытой книгой. Преподобный вписывает в нее слова «Страх Божий начало добродетели».

Жизнеописание и духовное наследие преподобного Исаака Сирина

История жития святителя

О святом Исааке Сирине сохранилось очень мало информации, из-за чего его долгое время принимали за Исаака Антиохийского. На самом деле это два разных человека.

Молодой монах

Точные данные о месте и дате рождения великого подвижника отсутствуют. Также неизвестен год его отхода к Господу. Предположительно он жил в VI-VII веках в Сирии и Ассирии.

Он прибыл в монастырь Мар-Матфей из Ниневии или Беф-Катарайи и принял постриг вместе с братом. Оба они выделялись духовными дарованиями среди братии монастыря. Брата преподобного Исаака избрали настоятелем, а сам он выбрал путь отшельничества. Святой отец всячески старался избежать известности и славы человеческой и не покидал пустыню несмотря на просьбы брата о возвращении.

Епископ и его паства

Жители города Ниневии узнали о подвижнике и его великих духовных дарованиях от Господа. Они усердно просили отца быть их архипастырем. Святой Исаак, считая послушание одной из важнейших и главнейших добродетелей, смиренно согласился. Его рукоположение осуществилось патриархом Георгием. Так преподобный стал епископом Ниневийским.

Став на архиерейский престол, подвижник проявлял всяческую заботу о вверенной ему пастве. Святого отца не интересовала слава и почести, ему важно было спасение людей. Но меньше чем за шесть месяцев епископ убедился, что жители Ниневии ведут образ жизни, идущий вразрез со Святым Евангелием, и не хотят менять привычный устой.

Так, один человек был должен крупную сумму, но не имел возможности вернуть долг. Он просил заимодавца об отсрочке и обратился со своей проблемой к епископу Исааку. Преподобный старался вложить в сердце заимодавца зерна Святого Писания, наставлял его в христианском отношении к ближним. Он указывал на слова из Евангелия, говорящие о прощении всего долга тому человеку, который не имеет чем заплатить и находится в трудном положении. Но богатый заимодавец прямо заявил, что жить по Евангелию неудобно и невыгодно, кроме того, есть более важные и интересные вещи.

Ряд подобных ситуаций убедили епископа, что ниневитяне не хотят исправляться и изменить их ему не под силу. По словам историков, к этому добавлялось то, что в городе было много еретиков – монофизитов. Подвижник радел о чистоте Православия, не был приверженцем пустых споров и бессмысленных разговоров о догматике. В итоге он снова вернулся к отшельнической жизни.

Последние годы

Подвиг отшельничества преподобный нес до самой смерти. Подробности о жизни подвижника неизвестны. Сохранились свидетельства его учеников, которые рассказывали, что преподобный любил читать Святое Писание, и от этих его трудов и многого плача отец Исаак лишился зрения. Поэтому послушники даже называли его «второй Дидим», имея в виду Дидима Слепца – великого богослова IV в.

Труды подвижника последних лет его земной жизни были записаны под диктовку его учениками. Предположительно земные труды преподобный завершил в VII в.

Творческое наследие

Хотя о жизни подвижника не сохранилось подробных сведений, до наших дней дошли многочисленные труды, наставления и поучения святого, например:

  1. Труд «Подвижнические наставления». Представляет собой сборник высказываний, кратко изображающих подвижнический образ жизни. В наставлениях затронуты темы страха Божия, удаления от мира и приближения к Богу, о пути духовного роста.
  2. «Слова подвижнические». Входят в состав I тома сочинений преподобного, которые были опубликованы в 1907 году.

В наставлениях преподобного собраны поучения по большей части для монашествующих о спасении, отречении от мира, о борьбе с помыслами. Содержатся советы относительно молитвенного правила, аскеты, воспитания добродетели и пр. Многие высказывания подходят для использования мирянами как руководством в духовной жизни. Подвижник не делал большого различия в своих записях между монахами и мирянами, больше уделяя внимания душе человека в целом.

В основе всех трудов преподобного отца – внутренняя жизнь и борьба человека. Он редко касается темы видений и откровений, хотя обладал даром пророчества. По слову святого Исаака главной добродетелью является смирение, без которого Господь не войдет в человеческое сердце.

«Господь терпит всякие немощи человеческие, не терпит же человека, всегда ропщущего, и не оставляет без вразумления» – прп. Исаак Сирин

Подвижник учил, что человек не способен смириться без скорби, без вразумления от Господа. Скорбь – спасительный путь, идя которым люди приближаются к своему Творцу. При этом важно укрепляться, терпеть и не роптать, ведь Господь по милости и человеколюбию терпит всякого грешника, кроме тех, кто постоянно ропщет. Таким людям посылаются вразумления.

В древние времена перевод трудов Исаака Сирина имел ряд сложностей. Греческий вариант опускал сложные места, а так как манера написания и составления наставлений преподобного считалась одной из наиболее сложных, то в греческом переводе есть много пропусков. С другой стороны, в переводах не во всех местах сохранился смысл, заложенный автором.

Почитание памяти преподобного

Церковь почитает подвижника с тех пор, как людям открылась информация о его аскетической жизни и наставлениях. До этого о святом отце мало кто знал, так как он старался избегать мирской славы.

Дни памяти

Преподобный Исаак Сирин причислен к лику святых Православной Церкви. В XVI столетии в России было три дня памяти святого: 28 декабря, 17 и 28 января. В настоящее время сохранилась лишь одна из этих дат в конце января.

На святой горе Афон (Греция) подвижника прославляют 28 сентября. Был период, когда чествование преподобного практически не совершалось. Но оно было возобновлено усилиями канонизированного святого наших дней отца Паисия Святогорца.

Преподобный Исаак Сирин причислен к лику святых Православной Церкви

Иконы

Изображений преподобного времен его земной жизни и следующих нескольких веков не сохранилось. Самые древние иконы, дошедшие до нашего времени, принадлежат к XIV ст. На них святой изображен прямостоящим, облаченным в монашеские одежды и головную черно-белую повязку, подобную чалме. Эта повязка указывает на то, что святой жил и трудился на востоке. В руке подвижника изображен свиток, на котором написаны одни из наиболее известных слов его сочинений, взятые из книги «Слова подвижнические»: «Страх Божий есть начало добродетели».

Существует икона XVI ст., украшающая собой иконостас Успенского собора Московского Кремля. На ней преподобный изображается также со свитком в руке, но без головного убора, стоящим посредине вместе с преподобными отцами Феодосием Великим и Ефремом Сириным.

Видео «Чтение молитвы для всех плачущих. Преподобный Исаак Сирин»

В этом видеоролике представлена аудиозапись молитвенного обращения ко Всевышнему.

Молитва преподобному

Преподобный отец Исаак Сирин основную часть земной жизни провел в отшельничестве. Несмотря на это, его письменные творения являются ценными жемчужинами православной церкви, они полезны как монашествующим, так и мирянам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Исаак Сирин – житие и творения, труды и подвижнические слова, мощи

Целую тысячу лет по смерти преподобного Исаака Сирина (память 28 января10 февраля), именно – с начала VIII в. до начала XVIII в., в Европе ничего не знали о нем, кроме его имени и сочинений. Ученые строили догадки о личности его. Они принимали нашего автора за одно лицо с Исааком, пресвитером Антиохийским, известным полемистом и стихотворцем V в.; другие ученые считали его за одно лицо с Исааком, спасавшимся в Италии около города Сполеты, о котором говорит святитель Григорий Двоеслов в третьей книге своих «Диалогов» 6 . Греческие же и славянские рукописи с сочинениями преподобного Исаака сообщали, что он был «епископом Ниневийским и отшельником».

Так дело обстояло до 1719 года.

В1719 году в Риме вышел в свет первый том «Bibliothecae orientalis clementino-vaticanaë de scriptoribus syris orthodoxis», los. S. Assemani Suri Maronitae.

Здесь, на страницах 444–445, помещено составленное анонимным автором, переведенное с арабского языка жизнеописание преподобного Исаака. Это жизнеописание, не говоря точно ни о времени жизни и смерти преподобного, ни о месте его рождения и кончины, дает, однако, довольно много интересных сведений о его жизни.

По этому жизнеописанию, преподобный Исаак вместе со своим родным братом поступил в монастырь Map-Матфея 7 . Когда братья стали выдаваться из среды других своей ученостью и подвижничеством, брату Исаака было предоставлено начальствование над монастырем и управление монахами. А Исаак «по исполнении монашеского порядка», т. е. пройдя вполне искус общежития, удалился в отшельническую келлию, находившуюся неподалеку от монастыря, где всецело отдался безмолвию и уединению, отлучивши себя от человеческого общества. И хотя брат настаивал в частых письмах к нему, чтобы он вернулся в монастырь, однако преподобный оставался непоколебим в своем намерении 8 . Когда же слава о его учености и святости жизни распространилась повсюду, он был возведен на епископский престол великого города Ниневии. Но, увидев грубые нравы жителей этого города и чувствуя себя не в силах исправить их 9 , и в то же время тоскуя по тишине и миру отшельнической келлии, он отказался от епископства и удалился «в святую скитскую пустыню», где и жил до самой смерти, достигнув высочайшего совершенства в богоугодной жизни. Жил этот святой в начале седьмой тысячи лет от сотворения мира.

Читайте также:  Чудеса и исцеления преподобной Матроны Московской: истории современных и известных чудес, свидетельства

Вот что узнала о святом Исааке Европа в 1719 г., и только это она и знала о нем до 1886 г., когда французский ученый сириолог аббат Chabot открыл и опубликовал творения сирийского историка VIII века Иезудены, епископа Басры 10 .

В сочинении Иезудены «de castitate» (de la Chastete), куда автор, по словам сирийского писателя Ebed-lesu, «собрал истории всех святых и основателей (монастырей)», говорится между прочим и о святом «Map-Исааке, епископе Ниневии, который отказался от епископства и написал книги о монашеской жизни».

Вот что Иезудена рассказывает об этом Исааке:

«Он был поставлен в епископы Ниневии патриархом Георгом в монастыре Беф-Абэ. После управления своего в течение пяти месяцев Ниневийским диоцезом, в качестве преемника епископа Моисея, он отказался (от епископства) по причинам, Бог знает каким, и удалился жить на гору. Мату (Matout), которая окружает местность Беф-Гузайя (Beit-Houzaye), и жил в уединении вместе с отшельниками, находившимися там. Потом он ушел в монастырь Раббан-Шабур. Он весьма прилежно изучал священные книги, до такой степени, что потерял зрение вследствие пылкости в чтении и своего поста 11 . Исаак был достаточно сведущ в знании Божественных тайн: он составил труды о духовной жизни монахов.

Исаак покинул свою временную жизнь в глубокой старости и сложил свое тело в монастыре Шабур. Он был из Беф-Катарайя (Beit-Kataraye)».

Без сомнения, Иезудена говорит о том же святом Исааке Сирине, о котором говорит и анонимный автор у Ассемана, потому что странно было бы думать, что могли быть два Исаака, оба – епископы Ниневии, которые по кратком времени отказались от престола и т.д. Но в то же время эти свидетельства о преподобном Исааке противоречат друг другу в некоторых своих пунктах, и даже весьма резко. Сделаем сравнение их.

Иезудена дополняет ассемановский рассказ указанием родины и времени жизни святого Исаака. «Он был,– говорит Иезудена,– из Беф-Катарайя, который, по словам Bedjan’a, находится на берегу Персидского залива, «по сю сторону Индии» 12 . Далее Иезудена говорит, что святой Исаак был поставлен в епископы Ниневии патриархом Георгом в преемники Моисею, а патриарх Георг и епископ Ниневии Моисей жили во второй половине VII в 13 . Значит, и святой Исаак жил во второй половине VII в., а умер, вероятнее всего, в первой половине VIII-го.

О монастыре Map-Матфея Иезудена ничего не говорит.

О епископстве и отказе от него оба автора говорят одинаково, но, по Ассеману, святой Исаак удалился после сего в «святую скитскую пустыню», под которой естественнее всего разуметь Египетскую, известную под таким названием, а Иезудена говорит, что святой Исаак удалился жить на гору Мату, окружающую местность Беф-Гузайя (современный Хузистан), которая лежит выше северного берега Персидского залива.

Где находился монастырь Раббан-Шабур, куда, по словам Иезудены, удалился под конец жизни святой Исаак, неизвестно. В «studia syriaca» Rahmani 14 есть свидетельство, что святой «Исаак был монахом и учителем на своей родине». Но трудно решить, относится ли это свидетельство ко времени жизни преподобного до его епископства или ко времени его жизни после епископства 15 .

Вот все, что можно сказать о святом Исааке. Может быть, в недалеком будущем ученые, усердно занимающиеся теперь открытием и изучением сирийской христианской литературы, и откроют что-нибудь, что дополнит или поправит сказание Иезудены, но пока ничего больше о святом Исааке мы не знаем. В VI-VII вв. в Сирии заметно было «значительное увлечение аскетическим идеалом жизни древней Церкви» или начального монашества 16 . Это увлечение отразилось и в сирийской литературе; поэтому в Сирии появилось за это время довольно много аскетических сочинений 17 . Первое место среди них принадлежит, бесспорно, сочинениям святого Исаака. И теперь даже, когда прошло целых 12 веков со времени их написания, эти сочинения полны свежего интереса, замечательно оригинальны и глубоко поучительны. Святой Исаак – великий психолог и философ, что видно, например, хотя бы из одного его учения о ведении и вере. Он – удивительный знаток Священного Писания Нового и Ветхого Завета и обширной аскетической литературы, греческой и, по всей вероятности, своей родной, сирийской 18 . Он, наконец, мудрый и опытный наставник и руководитель в христианской духовной жизни. «Долгое время искушаемый в десных и шуих,– пишет сам святой Исаак,– многократно изведав себя сими двумя способами 19 , прияв на себя бесчисленные удары противника и сподобившись втайне великих вспоможений, в продолжение многих лет снискал я опытность и по благодати Божией опытно дознал следующее» 20 , что и предлагает «для возбуждения и просвещения душ» своих читателей 21 .

Святой Исаак был, по-видимому, одним из плодовитейших писателей. По свидетельству сирийского писателя начала XIV в. Ebed-lesu, «святой Исаак Ниневийский составил семь томов о водительстве духа, о Божественных тайнах, о судах и о благочинии (politia)» 22 . Даниил Тубанита, епископ Беф-Гармэ, по свидетельству того же Ebed-lesu, «написал разрешение вопросов божественного пятого тома святого Исаака Ниневийского» 23 . Что это за «тома», о которых говорит Ebed-lesu, неизвестно, и, по-видимому, они не все до нас дошли. В 1909 году в первый раз вышел в свет печатный сирийский текст святого Исаака под заглавием: «Mar Isaacus Ninivita de perfection religiosa, quam edidit P. Bedjan». Здесь, судя по заглавию, помещено 107 слов, или глав, но издатель говорит, что это только «первая часть сочинения святого Исаака 24 , что он мог бы издать и 2-ой и 3-ий тома этого сочинения, если бы только мог сверить имеющиеся у него манускрипты с другими, параллельными 25 . И издатель очень жалеет, что не может этого сделать и издать эти новые тома, жалеет потому, что там «много прекрасных страниц».

В арабском переводе до нас дошли 4 книги сочинений святого Исаака, и в первой книге находится 28 слов, во второй – 45 слов, в третьей – 44 слова, в четвертой – 5 26 , всего, значит, 122 слова. В греческом переводе до нас дошло только 86 слов и 4 послания, а в латинском и того менее.

Известный нам греческий перевод сочинений святого Исаака издан в 1770 г. в Лейпциге иеромонахом Никифором Феотокисом, впоследствии – епископом Астраханским, по поручению Иерусалимского патриарха Ефрема.

Перевод этот был сделан первоначально иноками лавры святого Саввы, Аврамием и Патрикеем, вероятно, в IX в. 27 , и сделан не во всем удовлетворительно. Кроме того, что он не полон – так как в нем недостает по сравнению с арабским переводом 41 слова 28 , а по сравнению с сирийским подлинником и еще больше 29 ,– он имеет и другие недостатки. Chabot сравнивает его с сирийскими манускриптами и вот что говорит о нем 30 :

«Первая особенность греческого перевода – это опускание трудных мест, а так как Исаак Сирин – один из труднейших сирийских писателей, то таких опусканий много; вторая особенность – та, что перевод часто не следует смыслу автора, хотя перевод и старается быть буквальным, по словам Chabot, но искажение смысла происходит частью от неумелого выбора значений сирийских слов, частью от самой буквальности: сирийский язык, как и другие восточные языки, весьма отличаясь по своей конструкции от европейских языков, не поддается буквальному переводу на них 31 .

Латинский перевод сочинений святого Исаака 32 , «de contemptu mundi», помещенный у Mignéя в его патрологии 33 , совсем не полон, 53 главы его равняются только 23 словам греческого 34 . Язык перевода, по отзыву Chabot, темнее греческого, и переводчик нередко путает фразы.

Печатный славянский перевод принадлежит преподобному Паисию Величковскому и издан с примечаниями к нему Оптиной Пустынью в 1854 году 35 . Он – почти точная копия с греческого издания, только некоторые дополнения и порядок слов взяты из одной греческой рукописи и более древних славянских переводов 36 .

Русский перевод сочинений святого Исаака появился сначала в «Христианском Чтении» за двадцатые годы девятнадцатого столетия. Он делался с греческого издания Никифора Феотокиса, но было переведено только 30 слов. В 1854 году вышел в свет полный русский перевод с греческого же языка, сделанный Московской духовной академией 37 . Перевод 30 слов в «Христианском Чтении» довольно удачен и олитературен, но зато иногда волен; перевод Московской духовной академии буквальнее, но зато темнее.

Творения преподобного Исаака всегда пользовались и продолжают пользоваться громадным уважением среди православных подвижников веры и благочестия. Преподобный Петр Дамаскин, писатель XII в., обильно пользуется в своих творениях писаниями святого Исаака Сирина и постоянно ссылается на него 38 . Преподобный Никифор Уединенник, спасавшийся в XIV в. на Афоне, в своем сочинении «О трезвении и хранении сердца» делает выдержку из творений преподобного Исаака Сирина 39 . Известный русский святой – преподобный Нил Сорский – в своем «Уставе о жительстве скитском» постоянно приводит мысли святого Исаака по разным вопросам духовно-православной жизни 40 . Святитель Феофан, затворник Вышенский, составил даже молитву преподобному Исааку Сирину. Вот она:

«Преподобне отче Исаакие! Моли Бога о нас и молитвою твоею озари ум наш разумети высокия созерцания, коими преисполнены словеса твои, и паче возведи или введи в тайники молитвы, которой производство, степени и силу так изображают поучения твои, да ею окриляемые возможем свободно тещи путем заповедей Господних неуклонно, минуя препятствия, встречаемыя на пути, и преодолевая врагов, вооружающихся на нас» 41 .

Настоящее издание перевода слов святого Исаака Сирина является значительно измененным в сравнении с прежними. Перевод был сверен с переводом преподобного старца Паисия (Величковского), и во множестве мест, где оказывались между ними разногласия по смыслу, или вообще где русский перевод внушал подозрения, он был сличен с греческим текстом по изданию Никифора Феотокиса (1770 г.), а в нескольких местах еще и с греческими рукописями Московской Синодальной библиотеки. Но так как и греческий текст представляет собой также перевод, хотя и древний, с сирийского языка, на котором святой Исаак писал, то мы сочли полезным обращаться иногда и к новейшим переводам прямо с сирийского, которые имеются в западно-европейской литературе. К сожалению, с сирийского переведено всего лишь несколько слов, а именно: слова 1, 2, 3, 4, 5, 6, 56, 57, 58, 74, 84 переведены не немецкий язык в издании «Bibliothek der Kirchenvater», выпуск 204–205 (Kempten, 1876); слова 19, 82, 83, 85 и отрывки из других переведены на латинский язык в книге lohannes Baptists Chabot, De S. Isaaci Ninivitae vita, scrip-tis et doctrina (Lovanii, 1892). На эти переводы и делаем мы указания ради краткости просто словами «в сирийском тексте». При просмотре прежнего перевода мы нашли нужным во многих местах изменить его по разным причинам: оказались и важные опечатки, искажавшие смысл, и неверное, по нашему мнению, понимание подлинника, и неловкие или слишком устаревшие русские выражения.

Во многих случаях, ввиду трудности для понимания высоких мыслей святого Исаака, мы сочли необходимым сделать пояснительные примечания к тексту перевода, частью (очень немногие) наши собственные, а большей частью заимствованные нами из примечаний к переводу Паисия в печатном издании 1854 года и из примечаний в греческом издании Никифора Феотокиса.

Кроме того, для настоящего издания вновь составлены сведения о жизни святого Исаака, прибавлены два указателя – мест Священного Писания, упоминаемых в словах, и предметов, о которых говорит святой отец.

Считаем своим долгом выразить глубокую признательность всем лицам, потрудившимся для этого издания, а именно: М. А. Новоселову и о. Симеону, бывшему ректору Тамбовской семинарии, которые сличали прежний перевод с переводом Паисия, причем первый, кроме того, держал корректуру и составил указатель предметов, а второй составил указатель мест Священного Писания; а также священнику о. И.Н. Четверухину, который написал сведения о жизни святого Исаака, просмотренные потом преосвященным ректором, епископом Феодором.

Несомненно, и в настоящем издании найдется немало недочетов; но читатели, знакомые с греческим текстом, надеемся, простят нам недосмотры и ошибки, зная, как неясен этот текст, смысл которого приходится иногда скорее угадывать, чем переводить.

Профессор Московской духовной академии Сергий Соболевский

Исаак Сирин – Слова подвижнические

Исаак Сирин – Слова подвижнические краткое содержание

Слова подвижнические – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Слово 1. Об отречении от мира и о житии монашеском

Страх Божий есть начало добродетели. Называется же она порождением веры и посевается в сердце, когда ум устранен от мирской рассеянности, чтобы кружащиеся от парения мысли свои собрать ему в размышлении о будущем восстановлении. Для того чтобы положить основание добродетели, лучше всего человеку держать себя в устранении от дел житейских и пребывать в законе света стезей правых и святых, какие Духом указал и наименовал Псалмопевец (Пс.22:3; 118:35). Едва ли найдется, а может быть, и вовсе не найдется, такой человек, который бы, хотя будет он и равноангельный по нравам, мог вынести честь; и это происходит, как скажет иной, от скорого восприятия изменений.

Начало пути жизни — поучаться всегда умом в словесах Божиих и проводить жизнь в нищете. Напоение себя одним содействует усовершению в другом. Если напоеваешь себя изучением словес Божиих, это помогает преспеянию в нищете, а преспеяние в нестяжательности доставляет тебе досуг преспевать в изучении словес Божиих. Пособие же того и другого содействует к скорому возведению целого здания добродетелей.

Читайте также:  Житие святого Николая Чудотворца Мирликийского – полное жизнеописание и история святителя

Никто не может приблизиться к Богу, если не удалится от мира. Удалением же называю не переселение из тела, но устранение от мирских дел. В том и добродетель, чтобы человек не занимал ума своего миром. Сердце не может пребывать в тишине и быть без мечтаний, пока на человека действуют чувства; телесные страсти не приходят в бездействие и лукавые помыслы не оскудевают без пустыни. Пока душа не придет в упоение верою в Бога приятием в себя силы ее ощущения, дотоле не уврачует немощи чувств, не возможет с силою попрать видимого вещества, которое служит преградою внутреннему, и не ощутит в себе свободы, и разумное порождение, и плод того и другого — спасение от сетей. Без первого[1] не бывает второго,[2] а где второе правошественно, там третья[3] связуется как бы уздою.

Когда умножилась в человеке благодать, тогда по желанию праведности страх смертный делается для него малоуважительным, и много причин находит он в душе своей, по которым ради страха Божия должно ему терпеть скорбь. Все, что по-видимому вредит телу и внезапно действует на природу, а следовательно, приводит в страдание, ни во что вменяется в очах его в сравнении с тем, чего надеется в будущем. Без попущения искушений невозможно познать нам истины. Точное же удостоверение в этом находит человек в мысли, что Бог имеет о человеке великое промышление и что нет человека, который бы не состоял под Его Промыслом, особливо же ясно, как по указанию перста, усматривает сие на взыскавших Бога и на терпящих страдания ради Него. Но когда увеличилось в человеке оскудение благодати, тогда все сказанное оказывается в нем почти в противоположном виде. У него ведение, по причине исследований, бывает больше веры, и упование на Бога имеется не во всяком деле, и Промысл Божий о человеке понимается иначе. Таковой человек постоянно подвергается в этом козням подстерегающих во мраце состреляти (ср.: Пс.10:2) его стрелами своими.

Начало истинной жизни в человеке — страх Божий. А он не терпит того, чтобы пребывать в чьей-либо душе вместе с парением ума, потому что служением чувствам сердце рассеивается, утрачивая в себе услаждение Богом. Ибо внутренние помышления ощущением их, как говорят, связуются в самих служащих им чувствилищах.

Сомнение сердца приводит в душу боязнь. А вера может делать произволение твердым и при отсечении членов. В какой мере превозмогает в тебе любовь к плоти, в такой не можешь быть отважным и бестрепетным при многих противоборствиях, окружающих любимое тобою.

Желающий себе чести не может иметь недостатка в причинах к печали. Нет человека, который бы с переменою обстоятельств не ощутил в уме своем перемены в отношении к предлежащему делу. Ежели вожделение, как говорят, есть порождение чувств, то пусть умолкнут, наконец, утверждающие о себе, что и при развлечении сохраняют они мир ума.

Целомудрен не тот, кто в труде, во время борьбы и подвига говорит о себе, что прекращаются тогда в нем срамные помыслы, но кто истинностию сердца своего уцеломудривает созерцание ума своего так, что не внимает он бесстыдно непотребным помыслам. И когда честность совести его свидетельствует о верности взглядом очей, тогда стыд уподобляется завесе, повешенной в сокровенном вместилище помыслов. И непорочность его, как целомудренная дева, соблюдается Христу верою.

Для отвращения предзанятых душою расположений к непотребству и для устранения восстающих в плоти тревожных воспоминаний, производящих мятежный пламень, ничто не бывает так достаточно, как погружение себя в любовь к изучению Божественного Писания и постижение глубины его мыслей. Когда помыслы погружаются в услаждение постижением сокровенной в словесах премудрости, тогда человек в какой мере извлекает из них уяснение, в такой же оставляет позади себя мир, забывает все, что в мире, и все воспоминания, все действенные образы овеществления мира изглаждает в душе, а нередко уничтожает самую потребность обычных помыслов, посещающих природу. Сама душа пребывает в восторге при новых представлениях, встречающихся ей в море тайн Писания.

И опять, если ум плавает на поверхности вод, то есть моря Божественных Писаний, и не может проникнуть мыслей Писания до самой глубины, уразуметь все сокровища, таящиеся в глубине его, то и сего самого, что ум занят рвением к уразумению Писания, достаточно для него, чтобы единым помышлением о досточудном крепко связать свои помыслы и воспрепятствовать им, как сказал некто из богоносных, стремиться к естеству телесному; тогда как сердце немощно и не может вынести озлоблений, встречающихся при внешних и внутренних бранях. И вы знаете, как тягостен худой помысл. И если сердце не занято ведением, то не может стерпеть мятежности телесного устремления.

Как скорости колебания весов в ветреную бурю препятствует тяжесть взвешиваемого, так колебанию ума препятствуют стыд и страх. А по мере недостатка страха и стыда уму дается побуждение непрестанно кружиться, и тогда, по мере удаления из души страха, коромысло ума, как свободное, влается туда и сюда. Но как коромыслу весов, если чаши их обременены очень тяжелым грузом, нелегко прийти уже в колебание от дуновения ветра, так и ум, под бременем страха Божия и стыда, с трудом совращается тем, что приводит его в колебание. А в какой мере оскудевает в уме страх, в такой же начинают преобладать им превратность и изменчивость. Умудрись же в основание шествия своего полагать страх Божий, и в несколько дней, не делая кружений на пути, будешь у врат Царствия.

Исаак Сирин – житие и творения, труды и подвижнические слова, мощи

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 257 287
  • КНИГИ 589 906
  • СЕРИИ 21 963
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 548 550

Слово 1. Об отречении от мира и о житии монашеском

Страх Божий есть начало добродетели. Называется же она порождением веры и посевается в сердце, когда ум устранен от мирской рассеянности, чтобы кружащиеся от парения мысли свои собрать ему в размышлении о будущем восстановлении. Для того чтобы положить основание добродетели, лучше всего человеку держать себя в устранении от дел житейских и пребывать в законе света стезей правых и святых, какие Духом указал и наименовал Псалмопевец (Пс.22:3; 118:35). Едва ли найдется, а может быть, и вовсе не найдется, такой человек, который бы, хотя будет он и равноангельный по нравам, мог вынести честь; и это происходит, как скажет иной, от скорого восприятия изменений.

Начало пути жизни — поучаться всегда умом в словесах Божиих и проводить жизнь в нищете. Напоение себя одним содействует усовершению в другом. Если напоеваешь себя изучением словес Божиих, это помогает преспеянию в нищете, а преспеяние в нестяжательности доставляет тебе досуг преспевать в изучении словес Божиих. Пособие же того и другого содействует к скорому возведению целого здания добродетелей.

Никто не может приблизиться к Богу, если не удалится от мира. Удалением же называю не переселение из тела, но устранение от мирских дел. В том и добродетель, чтобы человек не занимал ума своего миром. Сердце не может пребывать в тишине и быть без мечтаний, пока на человека действуют чувства; телесные страсти не приходят в бездействие и лукавые помыслы не оскудевают без пустыни. Пока душа не придет в упоение верою в Бога приятием в себя силы ее ощущения, дотоле не уврачует немощи чувств, не возможет с силою попрать видимого вещества, которое служит преградою внутреннему, и не ощутит в себе свободы, и разумное порождение, и плод того и другого — спасение от сетей. Без первого[1] не бывает второго,[2] а где второе правошественно, там третья[3] связуется как бы уздою.

Когда умножилась в человеке благодать, тогда по желанию праведности страх смертный делается для него малоуважительным, и много причин находит он в душе своей, по которым ради страха Божия должно ему терпеть скорбь. Все, что по-видимому вредит телу и внезапно действует на природу, а следовательно, приводит в страдание, ни во что вменяется в очах его в сравнении с тем, чего надеется в будущем. Без попущения искушений невозможно познать нам истины. Точное же удостоверение в этом находит человек в мысли, что Бог имеет о человеке великое промышление и что нет человека, который бы не состоял под Его Промыслом, особливо же ясно, как по указанию перста, усматривает сие на взыскавших Бога и на терпящих страдания ради Него. Но когда увеличилось в человеке оскудение благодати, тогда все сказанное оказывается в нем почти в противоположном виде. У него ведение, по причине исследований, бывает больше веры, и упование на Бога имеется не во всяком деле, и Промысл Божий о человеке понимается иначе. Таковой человек постоянно подвергается в этом козням подстерегающих во мраце состреляти (ср.: Пс.10:2) его стрелами своими.

Начало истинной жизни в человеке — страх Божий. А он не терпит того, чтобы пребывать в чьей-либо душе вместе с парением ума, потому что служением чувствам сердце рассеивается, утрачивая в себе услаждение Богом. Ибо внутренние помышления ощущением их, как говорят, связуются в самих служащих им чувствилищах.

Сомнение сердца приводит в душу боязнь. А вера может делать произволение твердым и при отсечении членов. В какой мере превозмогает в тебе любовь к плоти, в такой не можешь быть отважным и бестрепетным при многих противоборствиях, окружающих любимое тобою.

Желающий себе чести не может иметь недостатка в причинах к печали. Нет человека, который бы с переменою обстоятельств не ощутил в уме своем перемены в отношении к предлежащему делу. Ежели вожделение, как говорят, есть порождение чувств, то пусть умолкнут, наконец, утверждающие о себе, что и при развлечении сохраняют они мир ума.

Целомудрен не тот, кто в труде, во время борьбы и подвига говорит о себе, что прекращаются тогда в нем срамные помыслы, но кто истинностию сердца своего уцеломудривает созерцание ума своего так, что не внимает он бесстыдно непотребным помыслам. И когда честность совести его свидетельствует о верности взглядом очей, тогда стыд уподобляется завесе, повешенной в сокровенном вместилище помыслов. И непорочность его, как целомудренная дева, соблюдается Христу верою.

Для отвращения предзанятых душою расположений к непотребству и для устранения восстающих в плоти тревожных воспоминаний, производящих мятежный пламень, ничто не бывает так достаточно, как погружение себя в любовь к изучению Божественного Писания и постижение глубины его мыслей. Когда помыслы погружаются в услаждение постижением сокровенной в словесах премудрости, тогда человек в какой мере извлекает из них уяснение, в такой же оставляет позади себя мир, забывает все, что в мире, и все воспоминания, все действенные образы овеществления мира изглаждает в душе, а нередко уничтожает самую потребность обычных помыслов, посещающих природу. Сама душа пребывает в восторге при новых представлениях, встречающихся ей в море тайн Писания.

И опять, если ум плавает на поверхности вод, то есть моря Божественных Писаний, и не может проникнуть мыслей Писания до самой глубины, уразуметь все сокровища, таящиеся в глубине его, то и сего самого, что ум занят рвением к уразумению Писания, достаточно для него, чтобы единым помышлением о досточудном крепко связать свои помыслы и воспрепятствовать им, как сказал некто из богоносных, стремиться к естеству телесному; тогда как сердце немощно и не может вынести озлоблений, встречающихся при внешних и внутренних бранях. И вы знаете, как тягостен худой помысл. И если сердце не занято ведением, то не может стерпеть мятежности телесного устремления.

Как скорости колебания весов в ветреную бурю препятствует тяжесть взвешиваемого, так колебанию ума препятствуют стыд и страх. А по мере недостатка страха и стыда уму дается побуждение непрестанно кружиться, и тогда, по мере удаления из души страха, коромысло ума, как свободное, влается туда и сюда. Но как коромыслу весов, если чаши их обременены очень тяжелым грузом, нелегко прийти уже в колебание от дуновения ветра, так и ум, под бременем страха Божия и стыда, с трудом совращается тем, что приводит его в колебание. А в какой мере оскудевает в уме страх, в такой же начинают преобладать им превратность и изменчивость. Умудрись же в основание шествия своего полагать страх Божий, и в несколько дней, не делая кружений на пути, будешь у врат Царствия.

Во всем, что встретится тебе в Писаниях, доискивайся цели слова, чтобы проникнуть тебе в глубину мысли святых и с большею точностию уразуметь оную. Божественною благодатию путеводимые в жизни своей к просвещению всегда ощущают, что как бы умный какой луч проходит по стихам написанного и отличает уму голые слова от того, что душевному ведению сказано с великою мыслию.

Если человек многозначащие стихи читает, не углубляясь в них, то и сердце его остается бедным, и угасает в нем святая сила, которая при чудном уразумении души доставляет сердцу сладостнейшее вкушение.

Всякая вещь обыкновенно стремится к сродному ей. И душа, имеющая в себе удел духа, когда услышит речение, заключающее в себе сокровенную духовную силу, пламенно влечет к себе содержание сего речения. Не всякого человека пробуждает к удивлению то, что сказано духовно и имеет в себе сокровенную великую силу. Слово о добродетели требует сердца, не занимающегося землею и близким с нею общением. В человеке же, которого ум утружден заботою о преходящем, добродетель не пробуждает помысла к тому, чтобы возлюбить ее и взыскать обладания ею.

Ссылка на основную публикацию