Кирилл Туровский: житие, слово и сочинения, памятник и почитание

КИРИЛЛ II

(† после 1183), свт. (пам. 28 апр., в 3-ю Неделю по Пятидесятнице – в Соборе Белорусских святых), еп. Туровский, автор проповедей, поучений, молитв и канонов.

Житие

Биография

К. род. и был воспитан в Турове в семье состоятельных родителей. Богатству и славе он предпочел изучение Божественного Писания. Приняв иноческий постриг, К. в мон-ре не только удручал свое тело постом и служением, но и наставлял монахов во всем слушаться игумена. Спустя нек-рое время он уединился в «столпе». Подвиг затворничества и труды по «изложению Божественных писаний» принесли К. известность. Вскоре по просьбе князя (имя в Житии не названо) и горожан он был хиротонисан во епископа Туровского. По мнению А. А. Мельникова, поставление К. было инициировано туровским кн. Георгием (Юрием) Ярославичем и произошло в 1159 г. (Святитель стал 2-м Туровским епископом с именем Кирилл – Кирилл I управлял Туровской епархией в 1114 – ок. 1120; см.: Щапов Я. Н. Гос-во и Церковь Древней Руси. X-XIII вв. М., 1989. С. 208.)

В Житии сообщается, что К. обличал «ересь» Феодора, нареченного по воле кн. Андрея Боголюбского Владимирским митрополитом. По всей видимости, К. выступал против незаконного изгнания с Ростовской кафедры еп. Леонтия II (Леона, Леонта) и учреждения во Владимире-на-Клязьме особой митрополии, управлять к-рой должен был Феодор. На это указывает сообщение Жития о том, что наряду с обличениями в адрес Феодора К. «многа посланья написа» кн. Андрею Боголюбскому (не сохр.) – главному виновнику изгнания еп. Леонтия II и инициатору создания независимой от Киева митрополии. В «Притче о человечестей души и о телеси» К. осуждает Феодора как «лжеепископа», к-рый «имени деля высока и славна жития на епископский взыти дерзну сан», а также его светского покровителя (т. е., очевидно, кн. Андрея Юрьевича). (Феодор высказывался за отмену поста в среду и пятницу, если они приходятся на Господские праздники, во время суда в Киеве «похулил» Богородицу; летом 1169 по приговору Киевского митр. Константина II Феодор был подвергнут казни: ему отрезали язык, отрубили правую руку и ослепили.)

Упоминание в Ипатьевской летописи под 6690 (1182) г. Туровского еп. Лаврентия послужило основанием для некоторых исследователей отнести кончину К. ко времени до 1182 г. (И. П. Ерёмин, Т. А. Алексеева, О. В. Творогов и др.). Однако существование 2 посланий К. к настоятелю Киево-Печерского мон-ря Василию (управлял мон-рем с 31 июля 1183) свидетельствует, что К. оставил кафедру и продолжал свою деятельность проповедника. В заголовке 1-го послания назван автор: «Кирила, многогрешнаго мниха, к Василию, игумену печерьскому»; 2-е произведение, сохранившееся в единственном списке (ГИМ. Син. № 935, XVI в.), озаглавлено «Послание некоего старца к богоблаженному Василию архимандриту о схиме». Возможно, местом, где подвизался К. после оставления кафедры, был мон-рь во имя свт. Николая в Турове. На это указывает название одного из списков молитвенного цикла К.: «Молитвы умиленные Кирилла, мниха недостойна и многогрешна… сущаго у святаго Николы в Турове» (ЦАМ КДА. № 108, XVIII в.).

Сочинения

Творческое наследие К. по меркам домонг. рус. лит-ры обширно и многообразно, полного каталога его сочинений нет. К несомненным произведениям К. можно отнести послания: адресованное некоему иноку «Сказание о черноризьчьстемь чину от Вьтхаго Закона и Новаго», обращенные к настоятелю Киево-Печерского мон-ря Василию «Повесть о белоризце человеце, и о мнишьстве, и о души, и о покаянии» и «Послание. о схиме», а также «Притчу о человечестей души и о телеси», в которой обличается Феодор и, возможно, кн. Андрей Боголюбский. Наибольшую славу К. принесли торжественные Слова, посвященные двунадесятым праздникам: Входу Господню в Иерусалим, Пасхе и Вознесению, а также воскресным дням послепасхальных седмиц (Фоминой, Жен-мироносиц, О расслабленном, О слепом, Св. отцов Первого Вселенского Собора). К. является автором ок. 30 молитв (в т. ч. «седмичных») и 2 канонов («Канон молебен Кюрила грешнаго», «Канон и стихиры на успение княгини Ольги, бабы Владимира»). Некоторые сочинения К. не сохранились, напр. упоминаемые в Житии послания к кн. Андрею Боголюбскому.

Принадлежность К. ряда произведений остается спорной. К ним относятся (по изданию М. И. Сухомлинова): «В неделю Пятидесятную поучение на Пришествие Святаго Духа и на святыя апостолы», «Того же Кюрилла наказанье», «В неделю пятую по Пасхе слово о поучении церковном», «В неделю 23-ю поучение некоего человека верна к духовному брату», «В неделю 19-ю слово святаго Кирила философа о исходе души и восходе на небо», «В неделю 28-ю слово святаго Кирила о небесных силах: чего ради создан бысть человек на земли», «Слово святаго отца Кирила о страсе Божии», «Слово святаго отца Кирила, архиепископа Александрейскаго, о страсе Божии», «Слово святаго Курила епископа о том, яко не забывати учителей своих», «Кирила мниха о преступлении и изгнании и заповеди Божиа Одамле из раю», «Слово святого Кирила отца о первозданнем».

К. был выдающимся проповедником и писателем, для его сочинений характерны глубина богословской мысли, высокий уровень художественного мастерства. Руководствуясь визант. образцами христ. учительной лит-ры, он создавал оригинальные произведения, созвучные времени. К. хорошо знал и использовал сочинения Иоанна Златоуста, Григория Богослова, Епифания Кипрского, Евсевия Александрийского, Григория Никомидийского, Феофилакта Болгарского, Симеона Метафраста, Георгия Амартола и др. К лит. особенностям творений К. можно отнести введение в повествование диалогов, интерес к аллегориям и притчам, использование различных стилистических приемов (аллюзия, амплификация, антитеза и др.). Свидетельством широкой известности сочинений К. является факт их включения (наряду с творениями отцов Церкви) в состав Торжественника.

Кирилл Туровский: слова и поучения проповедника

Сегодня мы поговорим о Кирилле Туровском – известном церковном деятеле и писателе древнерусского государства. Этот человек признан русской православной церковью святителем. Согласно юлианскому календарю, память о нём совершается 28 апреля и 4 июня. Более детально мы рассмотрим слова и поучения проповедника, в которых он записал множество мудрых мыслей, притч, а также дал наставления будущим поколениям. Проповеди Кирилла Туровского рекомендованы каждому, кто ищет свой путь, духовного наставника или просто хочет получить ответы на сложные жизненные вопросы.

Житие

Начинается рассказ об этом человеке с того, что он родился и вырос в городе Турове. Мальчик появился на свет в семье богатых родителей, которые могли дать ему всё. Они так и хотели сделать, но с ранних лет своего дитя заметили, что того тянет в совершенно иную сферу. Следует отдать им должное, ведь они никак не препятствовали выбору сына. Примирившись с ним, они только поощряли его увлечение.

Кирилла же не волновали богатства его семьи, тленный мир и развлечения. Более всего он желал постичь мир Бога, понять его, слиться с ним. Стоит отметить, что он получил домашнее воспитание в лучших традициях. В более старшем возрасте от обучался высоким искусствам и наукам у греческих учителей. Он очень глубоко изучал культуру Византии, отлично владел старославянским. Более всего молодой человек любил изучать красноречие и поэзию, поэтому добился в этой сфере больших успехов.

Слова Кирилла сделали его очень известным. Люди приходили к нему за помощью, просили, чтобы он направил их на путь истинный. Через некоторое время по общему согласию князя и горожан Кирилл Туровский был рукоположен в епископы родного города. Письмена Ипатьевской летописи сообщают, что это произошло в 1169 году.

Летом этого же года епископ читал собственные каноны и стихиры в Софийском соборе в честь праздника 200-летия представления святой княгини Ольги. Он оставил указания похоронить себя вместе с учителями в Турове возле церкви святителя Николы.

Литература

Кирилл Туровский, произведения которого чтят в церковных кругах по сей день, для литературной деятельности был вынужден вести замкнутый образ жизни. Это помогало ему писать. Дни напролёт он проводил в своей келье с огромным количеством книг. Так были написаны слова Кирилла Туровского, краткое содержание которых мы рассмотрим ниже.

Исследователи творчества епископа утверждают, что его перу принадлежат 2 притчи, 8 слов-проповедей, 30 исповедальных молитв и т. д. Становится понятно, что он оставил после себя весомый след. Именно в исповедальных молитвах наиболее ярко проявился талант писателя, раскрылись его личность и переживания. Известно, что память о святителе чтят православная и греко-католическая церковь.

Слова

Кирилла Туровского называли Русским златоустом. Такое лестное прозвище поймёт каждый, кто хоть на пару страниц окунется в “Слова” епископа. Нельзя отрицать тот факт, что он обладал писательским даром, благодаря которому сумел передать лучшие свои мысли и побуждения в совершенной форме.

В “Словах” большое внимание уделяется теме спасения и религиозных праздников. Он рассказывает людям о том, как найти путь ко Христу, как спасти свою душу, как помочь своим близким пройти через испытания. Во спасении и только в нем он видит глубинную задачу человека на земле. Только через него (спасение) можно получить истинную Божью благодать и навсегда войти в Его Царствие. Человек рассматривается как венец творения – лучшее, что могло быть создано на земле. При этом у каждого свой пути и свои испытания. Для того чтобы доказать свое право на исключительное Господне творение, необходимо выполнить жизненную цель.

О чем К. Туровский пишет?

Слова Туровского имеют определенную структуру. Писал он в основном о божественных праздниках. Было создано много слов, но не все сохранились до нашего времени. Ниже рассмотрим некоторые из них более детально. Отличительной чертой всех его проповедей является то, что в них Кирилл пишет о важности соединения веры и разума. Только это единство может вывести человека на новый уровень, позволить ему прикоснуться к Божественному. При этом единство веры и разума возможно только при условии высокой нравственности, которая является обязательным условием для каждого, кто ищет праведный путь.

Слово «О страхе Божием»

Кирилл пишет о том, что страх человеческий стал притворным и неискренним. Ничто не мешает творить грешнику его злые дела, а потом приходить в церковь и изображать страх. Важный момент, на котором Кирилл Туровский акцентирует внимание, это лицемерие людей. Он считает, что праведный христианин никогда не будет лукавить перед Богом, ведь это самое страшное падение, которое может быть.

Слово «О мытарствах»

Какие простые, но мудрые вещи писал К. Туровский! Его стиль был понятен всем, потому что он использовал образы, доступные каждому. Как же грешники собираются терпеть вечный адский огонь, если не могут вытерпеть даже горячей бани? Как быть с ядом змия, если укус мухи или комара вызывает бурю негодования? В то время на земле Туровской большое влияние на людей оказывали языческие верования и приметы, против которых святитель Кирилл активно воевал. Он утверждал, что праведные христиане никогда не будут возносить хвальбы солнцу, ветру или поклоняться земле.

Слово «О книжном почитании»

Здесь Кирилл Туровский частично обращается к древней патристике. Он предупреждает всех и каждого об опасных книгах, которые могут направить в ложном направлении неискушенную душу. Он рассказывает об астрономии, сонниках, травниках и т. д. и призывает всех верующих людей отказаться от книг отреченных. Лучше всего и полезней будет читать святые книги в церкви, молиться и благодарить Бога за его дела. Святитель упрекает горожан за их постоянную торопливость, ведь они даже часу одного не могут всецело посвятить Господу Богу. Для того чтобы сердце воспринимало святые книги, очень важно побороть в себе самые страшные недостатки: гордость, гнев и пьянство. К. Туровский говорит о том, что если бы в церкви раздавали мед и пиво, то народ бы быстро нашел время для посещения святого места!

“Притча о белоризце человеце, и о мнишестве, и о души, и о покаянии”

Притчи Кирилла Туровского – это отдельный вид его творчества, в котором он активно использует аллегорию. Эта притча рассказывает о царе, который доверяет своим подданным во всем. Он не считает нужным держать во дворце оружие или защищаться от кого-то. Свободное время он проводит со своими советниками, веселясь и танцуя. Однажды в его городе происходит мятеж. Для того чтобы понять, в чем дело, царь выходит к своему народу, но так ничего и не понимает.

Один его советник предлагает пройтись к горе. Там странники обнаруживают пещеру, из которой льётся лунный свет, а вдали сидят нищий и его жена, которая поет чудным волшебным голосом. Рядом стоит некто прекрасный, кто угощает их вином.

Ниже идёт пояснение притчи: город – это сам человек, царь – разум, советники – ежедневые мысли, гора – монастырь. Когда герои подходят к горе, это означает, что они принимают Божий обет. Смысл притчи заключается в прославлении монашеской жизни.

Слово «На Вербное Воскресенье»

Кирилл Туровский рассказывает людям о великом празднике для всего народа. В этом послании нет четких указаний или предписаний, а лишь изложение религиозных фактов. Святитель призывает народ прославить Христа, поклониться ему и попросить прощения за все совершенные прегрешения. Большое внимание уделяется смирению и приятию страданий («…умертвим телесные желания… Осанна в вышних!»).

К. Туровский вспоминает историю воскрешения Лазаря Христом, напоминая людям о чуде Божием. Чудеса Иисус творил среди иудеев, а спасение великодушно подарил язычникам. Также писатель напоминает, что именно после этого чуда народ признал в Иисусе Божьего сына.

Притча о душе и теле

Мы рассмотрим еще одну притчу К. Туровского для того, чтобы немного окунуться в его мир. Следует понимать, что здесь важен не сам сюжет, а его толкование. Именно на это надо обратить особое внимание при чтении. Также следует заранее отметить, что епископ пишет метафорично. Душа выступает в образе слепца, а тело – хромца. Толкование сюжета вполне соответствует традиционным религиозным канонам, но оно выполнено очень художественно и мастерски.

Притча рассказывает о том, что хозяин (подразумевается Бог-Вседержитель) решил посадить виноградник. Для его охраны он нанял на работу слепца и хромца, так как полагал, что они не смогут его обворовать. Однако те договариваются между собой: слепец будет нести хромца, а тот – указывать путь. Таким образом они проделывают своё грязное дело и крадут виноградные плоды хозяина. Узнав об этом, тот решает их прогнать, а они начинают оправдываться, сваливая вину друг на друга.

В конце Кирилл Туровский пишет о том, что нельзя преступать заповеди Господа Бога (ограда виноградника), иначе будет кара. Первой к Богу приходит душа, которая ссылается на тело, это его желания и побуждения заставляли грешить. Именно поэтому, когда настанет время Страшного Суда, все души войдут в тела, и будет великое возмездие.

Подводя итоги статьи, следует сказать о том, что произведения Кирилла Туровского обязательны для прочтения каждому, кто ищет свой духовный путь или желает найти истинного наставника. Творчество епископа было высоко оценено, его наследие чтят по сей день. Также его книги рекомендованы тем, кто хочет обрести спокойствие и уверенность, избавиться от тревоги. Кирилл Туровский (кратко его мысли изложены в статье) не будет пугать вас картинами Страшного Суда, а лишь по-доброму и ласково подскажет, как его можно избежать, чтобы спасти самое важное – свое духовное начало.

Св. Кирилл Туровский. Житие.

Житие святителя Кирилла епископа Туровского.

Святой Кирилл родился и был воспитан в городе Турове. В 30-х годах XII века, когда родился святой Кирилл, город Туров входил в состав Киевского княжества. Родители святого Кирилла были люди бога­тые, но он не любил богатства и тленной славы мира сего. С малых лет он с усердием читал книги Божественные и достиг совершенного их познания. Учился святой Кирилл не у одних русских учителей, но, судя по его сочинениям, и у греков, может быть, у тех, что были при Киевском митрополите, или же утех, кото­рые находились при греческой княжне, бывшей замужем за русским князем и жившей в Турове.

По достижении зрелого возраста Кирилл удалился в монастырь и постригся там в иночество. Сей мона­стырь был построен в Турове во имя святых Бориса и Глеба и служил местопребыванием Туровских епи­скопов. В монастыре святой Кирилл более всех тру­дился Бога ради, удручая тело свое постом и молит­вою, и сотворил себя вместилищем Святаго Духа. Многим он принес пользу, уча и побуж­дая иноков к покорению, чтобы они были в послушании у игуме­на, почитали его и слушались его повелений, как Божиих. Ибо инок, который не на­ходится в послуша­нии у игумена, не исполняет своего обета и потому не может спастись.

Читайте также:  Федор Кузьмич: биография и могила старца, труды и посмертные записки

До настоящего времени сохранились три сочинения святого Кирилла об ино­ческой жизни, одно из них может быть отнесено ко времени пребывания святого Кирилла и Борисоглебовском монастыре, а именно «Сказание о черно­ризском чине от Ветхого Закона и Нового».

Затем блаженный Кирилл, желая больших подвигов, удалился в столп, то есть в однообразную, может быть, сторожевую башню, затворился там и пробыл в этом столпе долгое время, еще более утруждая себя постом и молитвами. Здесь изложил он много писаний духовных.

Слава о святом Кирилле распространилась по всей стране той, и, по умолению князя Георгия Ярославича и жителей города Турова, он был поставлен во епис­копы Туровского княжества, которое с 1157 года стало независимым от Киева, наследственным княжеством в роде князя Георгия.

До святого Кирилла известны всего четыре епископа города Турова: Симеон, Игнатий, Иоаким, Георгий. Преемник епископа Георгия, святой Кирилл является, таким образом, пятым епископом в Турове.

Во епископстве святой Кирилл совершил еще большие подвиги во славу Церкви Божией, особенно в годину постигшего ее смятения. В 1169 году некий Феодор, который за свои преступления впоследствии укоризненно прозван Феодорцем, возмечтал занять епископскую Владимиро-Суздальскую кафедру, приложив все старания к тому, чтобы она стала особой митрополией, незави­симой от Киевской митрополии, которой были подчинены все епископские кафедры на Руси. В Константинополе Феодор достиг только того, что патриарх Лука Хризоверг посвятил его во епископы, в учреждении же новой митрополии Феодору было отказано. Заняв кафедру, Феодор самовольно не признал власти Киевского митрополита. Сей нечестивый Феодор не захотел послушаться великого князя владимирского Андрея Георгиевича Боголюбского, приказывавшего ему идти ставиться к митрополиту в Киев. Князь был к Феодору располо­жен, хотел ему добра, а он не только не пожелал доставления от русского митропо­лита, но и церкви все во Владимире запер, и не было в них ни звона, ни слу­жения. За это Феодор был изгнан. Много людей пострадало от него, одни лишились иму­щества, другие обращены были в рабство, и не только простые люди, но и иноки, игумены. Вымогая у людей имущество, Феодор подвергал их даже пыткам. Неустанно следя за благоденствием всей Рус­ской Церкви, святой Кирилл обличил ересь Феодора на основании Божественных писаний и проклял его. Великий князь Андрей изгнал Феодора и послал его в Киев, к митрополиту Константину, который лишил непокорного епископского сана, после чего Феодор был казнен.

В поучении святого Кирилла «о расслабленном» сохранилось непрямое осуждение лжеепископа Феодора, именно в словах: «горе согрешающему по принятии священного сана! Горе не боящимся Бога в монастыре, иерействе и самом епископстве».

Князю Андрею Борисоглебскому святой Кирилл написал много посланий, в кото­рых, вероятно, поучал князя и наставлял по поводу нестроений церковных в области Ростовской. Послания эти в настоящее время неизвестны.

Кроме сего, святой Кирилл написал слова на праздники Господские и иные душе­полезные слова, из которых и образовались книги, написанные святым Кириллом от евангельских и пророческих сказаний. Составил святой Кирилл и молитвы и похвалы многим святым, и все свои многочисленные писания предал Церкви, на поучение и утешение верующим русским людям. Святой Кирилл составил, веро­ятно, свои слова на весь годичный круг Господских празд­ников, но не все они сохранились. Из числа таких поучений святому Кириллу Туровскому, без сомне­ния, принадлежать помещавшиеся в особых древних сборниках, наряду с поучениями отцов и учителей Церкви, пять поуче­ний на воскресные дни Триоди: «Слово в новую Неделю по Пасхе (на антипасху), о поновлении Воскресения и о артосе и о Фомине испытании ребр Господних», «Слово о снятии тела Христова со креста и о мироносицах, от сказания еван­гельского, и похвала Иосифу и Никодиму, в Неделю 3-ю по Пасхе», «Слово о рас­слабленном, от Бытия и от сказания евангельского, в Неделю 4-ю по Пасхе», «Слово о самаряныне, в Неделю 5-ю по Пасхе», «Слово о слепце и зависти жи­дов­ской, от сказания евангельского, в Неделю 6-ю по Пасхе»; четыре поучения на праздники подвижные: «Слово в Неделю цветонос­ную, от сказания евангель­ского», «Слово на святую Пасху, в светоносный день Воскресения Христова, от пророческих сказаний», «Слово на Вознесение Господне, в четверг 6-ой Недели по Пасхе, от пророческих сказаний, и о возведении Адама из ада», «Слово на Собор святых отец 318, собравшихся на Ария, указание от святых книг, яко Христос Сын Божий есть, и похвала отцем святым Никейского Собора, в Неделю прежде Пятидесятницы». Недавно открыто слово святого Кирилла на Кре­щение Господне«Слово на просвещение Господа нашего Иисуса Христа».

Каждое из перечисленных «Слов» святого Кирилла начинается приступом, в кото­ром большей частью выражена какая-либо общая благочестивая мысль. В самом «Слове» далее обыкновенно изъясняется предмет праздника, раскрываются обстоятельства воспоминаемого события или излагается притча. При объясне­нии подробностей события или притчи, святой Кирилл почти везде показывает их переносный, таинственный смысл; краткие евангельские сказания Кирилл большей частью распространяет; в уста священных лиц влагает прекрасные речи. «Слова» святого Кирилла оканчиваются назиданием слушателям, или мо­литвой к Богу, или похвалой угодникам Божиим и молитвой к ним. Содержа­ние этих возвышенных слов святого Кирилла обнаруживает совершенное его знание Священного Писа­ния и сочинений многих отцов и учителей Церкви: Иоанна Златоуста, Григория Богослова, Кирилла Александрийского, Евлогия Алек­санд­рийского, Прокла, ар­хиепископа Константинопольского, и других, а также Симеона Метафраста, составителя житий святых и канонов.

Святой Кирилл писал поучения и об иноческой жизни. Одно из них написано для некоего, не названного инока, может быть, еще до епископства святого Кирилла, во время пребывания его в Борисоглебском монастыре. Сие произведе­ние называ­ется «Сказанием о черноризском чине от Ветхого Закона и Нового, онаго образ носяща, а сего делы совершающа» и представляет раскрытие прооб­ра­зов иночест­ва, содержащихся в Ветхом и Новом Завете. В сем сказании свя­той Кирилл говорит, что «не от себя» поучает он здесь, а «от святых книг», что он только «класособиратель», давая этим понять, что взгляды его на ис­тинно-христианскую, в частности, на иноческую жизнь основаны на чтении и изучении Слова Божия, святоотеческих творений и сочинений святых вос­точ­ных подвижников, известных на Руси с первых времен появления в ней иночества. Принимая обеты — поучает святой Кирилл — будущий инок должен тщательно испытать себя: «Желая последовать Христу, ведущему тебя на небо, держи в уме своем — для чего удаляешься ты из мира, мысленного Египта? Желая ли обещанного тебе Царствия Небесного, избегая ли от греховной работы диаволу, или по нелюбви к житейским заботам, от которых нет пользы, а только погибель души, или же будучи смущаем женою и детьми?» Уда­ление от мира в монастырь святой Кирилл сравнивает с исшествием Израильтян из Египта, а избавление последних от рабства фараону сопоставляет с избавлением через иночество от рабства мысленному фараону — диаволу — в мысленном Египте, то есть в мире. По поучению святого Кирилла, поступивший в монастырь должен помнить, что он всецело приносит себя в жертву Богу, подобно жертвенным агнцам, и, как для тех требовалось, чтобы они были без всякого пятна и недостатка, так и он должен блюсти свою душу в совершенной чистоте и непорочности — от чистого сердца, по вольному обету, принося себя в жертву, угодную Богу; путь инока тернистый, крестный путь Христов, им инок должен радостно идти, последуя Христу. Для сего прежде всего требуется совершенное отречение от собственной воли.

«Ты, как свеча, — внушает святой Кирилл иноку, — волен в себе до церковных дверей, а потом не смотри, как и что из тебя сделают. Ты, как одежда, знай себя до тех пор, пока не возьмут тебя в руки; а потом не размышляй, если ра­зорвут тебя и на тряпки. Имей свою волю только до поступления в монастырь, по принятии иноческого образа всего себя отдай в послушание, не таи в своем сердце даже малого своеволия, дабы не умереть душою. Вступив в монастырь, постарайся найти мужа, имеющего дух Христов, украшенного добродетелями, представляющего свидетельства своим житием, более всего имеющего любовь ко Господу, послушание к игумену и незлобие к братии, разумеющего Божествен­ные Писания и через то наставляющего идущих на небеса к Богу. Отдай такому мужу самого себя, уничто­жив свою волю».

Таким учительным мужем-подвижником был и сам Кирилл, получивший, по свя­тости своей жизни и глубокому пониманию иноческого подвига, право и власть учить и побуждать других к послушанию и прочим иноческим добро­детелям, не будучи обязан к этому своим положением в обители.

Два других послания об иноческом житии написаны святым Кириллом к Василию, игумену Киево-Печерскому, которого святой Кирилл знал еще в миру, когда тот был священником в одном храме на Щековице, урочище города Киева. Сей Василий был поставлен во игумены Киево-Печерские в 1182 году, когда епископом Туровским был Лаврентий, а святой Кирилл оставил епис­копство и жил на покое в монастыре Туровском во имя святителя Николая. Пос­ла­ние Василия игумену Киево-Печерскому «О мирском сане и мнишеском чине и о уме и о душе» изложено святым Кириллом в виде толкования притчи, заимствованной из жития святых Варлаама пустынножителя и Иоасафа, царе­вича Индийского, которое издревле помещалось в Прологе. Другое послание святой Кирилл написал тому же игумену Василию на его вопрошание о значении иноческого образа — схимы.

Во время своего пребывания в Туровском Никольском монастыре святой Кирилл составлял и молитвы. Ему, несомненно, принадлежат молитвы на всю седмицу, в порядке ежедневных церковных служб, на каждый день от трех до шести молитв — после утрени, после часов, перед вечерней и после вечерни. Все эти молитвы следу­ют установившемуся образцу обычных церковных молитв: начиная обращением или воззванием к Богу Отцу, к Господу Иисусу Христу, к Пре­святой Богородице, святой Кирилл излагает прошения молящегося и окан­чивает кратким славословием, при этом, в заключении каждой вечерней мо­литвы проводится мысль о смерти, о Страшном суде и о будущей жизни. Каждая из этих молитв святого Кирилла приспособлена к священным лицам и событиям, воспоминаемым на ежедневных церковных службах. Во всех молитвах разумеется человек, являющийся пред лице Божие во всей наготе своей грехов­ной. В духе умиления, сокрушения и покаяния молитвы святого Кирилла имеют сходство с творениями прп. Ефрема Сирина, а по изложению сходствуют с тво­рениями святого Андрея Критского.

Древний жизнеописатель святого Кирилла сообщает, что святой Кирилл составил и «Канон великий о покаянии ко Господу по главам азбуки», и до сего времени дошел список «Канона молебного», сотворенного святым Кириллом.

Множество творений своих предал святой Кирилл Церкви. И не только люди русские поучались и наслаждались творениями святителя, но и в других странах славянских издревле переписывали их, читали, слушали и молились по ним.

Доброчестно пожив, сохранив порученную Богом паству в благоверии, святой Кирилл преставился в вечную и бесконечную жизнь.

Воздадим хвалу сему святителю, взывая: «Радуйся, честный учитель, воссияв­ший на Руси другой Златоуст! Радуйся, осиявший святым и пресветлым учением своим все концы земли Русской: подобно солнцу, освещающему мрачное и тем­ное, ты просветил нас богоразумием. Молимся тебе, взывая малыми сими мо­лит­вами: моли о нас Вседержителя, Коему ты предстоишь со дерзновением, чтобы твоими молитвами мы избавились от напастей и получили милость Божию, прощение грехов и наслаждение непреходящими благами во оном веке».

Святитель Кирилл Туровский

Содержание

Одним из самых ярких представителей древнерусской литературы домонгольского периода является святитель Кирилл, епископ Туровский, живший в XII веке. Автор его жития называет его «другим златословесным учителем, в России паче всех возсиявшим, который святым и пресветлым учением своим просветил концы российския» [6, с. 296]. Сохранилось большое число рукописей XIII-XVII веков, содержащих его произведения [28, с. 218], что говорит о широком признании его творчества на протяжении последующих веков. Слова святителя Кирилла, уже вскоре после его преставления попадают в сборники проповедей «Торжественник» и «Златоуст», включающих в себя поучения самых почитаемых отцов Церкви, и читаются с амвона в соответствующие дни церковного календаря. Не было забыто и молитвенное творчество святителя.

Житие

О житии святителя Кирилла (его память совершается 11 мая/28 апреля) сохранилось мало сведений. Основным источником, донесшим до нас его жизнеописание, является «Пролог», напечатанный в Москве в 1641–1644 годах, по-видимому, в связи с изданием там же «Соборника», в который были включены некоторые из поучений святителя. Предполагается, что житие, помещенное в «Прологе», было составлено в XIII-XIV веках, так как в молитве, обращенной к святителю Кириллу, автор жития просит об избавлении «от настоящия нам беды и от безбожных агарян присно мучащих нас» [6, с. 296].

Предполагают, что святитель Кирилл родился в 30-х годах XII века (по другим данным, его рождение относится к 1110 году) [10, с. 91], в богатой семье. Он получил хорошее образование, считается, что он знал греческий язык, так как содержание его проповедей обнаруживает знание творений святых отцов, которые в его время не были переведены на славянский язык [25, с.4]. Также его творения обнаруживают высокие познания в грамматике, диалектике, богословии. Святитель Кирилл прекрасно знал текст Священного Писания Ветхого и Нового Завета и толкования на него.

В XII веке Туров был достаточно крупным городом, центром удельного княжества. Первое упоминание о Турове содержится в Лаврентьевой летописи под 980 годом. На основании археологических данных предполагают, что крупное поселение на месте Турова могло возникнуть в VI-IX веках. В 1005 году, при князе Владимире, в числе первых шести русских епархий была учреждена и Туровская епархия [15, с. 54]. К середине XII века в Турове насчитывалось от 40 до 80 храмов и монастырей [10, с. 91]. Постриженником одного их этих монастырей и стал будущий Туровский епископ. В монастыре святитель Кирилл углубил свои знания Священного Писания, святоотеческой письменности, истории Церкви, Церковного Устава. Как видно из его сочинений, была ему знакома и апокрифическая литература. Уже в те годы у святителя Кирилла проявился дар учительства. Как пишет о нем автор жития, «мнозем на ползу быть, уча я» [15, с. 70].

Спустя некоторое время после поступления в монастырь святитель Кирилл принимает на себя подвиг столпничества – затворяется в башне. Он был первым из восточнославянских монахов, избравший такой подвиг. 41-е Правило VI Вселенского Собора [7, с. 527] запрещало столпникам (затворникам) оставлять избранный путь, кроме случая «когда сего потребует общественное служение». Пребывая в затворе, в посте и молитве, святитель Кирилл не оставлял своих научно-просветительских трудов: «Во столп вшед затворися, и ту пребысть неколико время, с постом и молитвою паче себе тружаяся, и много божественная писания изложи».

Добродетельный и просвещенный инок по просьбе князя и народа был поставлен епископом Туровским. Предположительно это произошло между 1147 и 1169 годами [21, с. 167].

О событиях, предшествовавших поставлению святителя Кирилла на Туровскую кафедру, существуют противоречивые мнения. 1156 год – время изгнания митрополита Климента Смолятича с Киевской кафедры князем Юрием Долгоруким. В тот же год в Киев приехал новый митрополит, Константин, родом грек, поставленный Константинопольским Патриархом [17, с. 292]. Об участии Туровского епископа Иоакима II, возможного предшественника святителя Кирилла на Туровской кафедре, в избрании Климента Смолятича в Киевские митрополиты сохранились противоречивые сведения. В Печерском Патерике в житии святителя Нифонта говорится, что во время избрания митрополита он был на стороне святителя Нифонта Новгородского и выступал против избрания Климента Смолятича без благословения Константинопольского Патриарха. С другой стороны, как указывает митрополит Макарий (Булгаков), имени Туровского епископа нет среди возражавших против избрания Климента [17, с. 290]. Х. Лопарев в своей работе, посвященной творчеству святителя Кирилла, пишет о Туровском епископе Иоакиме как о стороннике Климента Смолятича, который после удаления Климента был лишен кафедры, и на его место, возможно, был возведен святитель Кирилл. В доказательство своего мнения он приводит тот факт, что поддерживавший Климента Смолятича Черниговский епископ Онуфрий был заменен греком епископом Антонием [25, с. 3].

Читайте также:  Нил Синайский - житие и творения, наставления, дни памяти и мощи

Из жития святителя Кирилла известно, что в конце 1160-х годов он обличал епископа Ростовского Феодора (так называемого Феодорца Белого Клобучка) «Феодорца. сего блаженный Кирилл от Божественных писаний ересь обличи и прокля его» [3, с. 296]. Некоторые исследователи считают, что «Притча о человечестей души и о телеси» и «Слово на Сбор Святых Отец» являются одними из таких обличений епископа Феодора [12, с. 343; 16, с. 106]. Составитель жития святителя Кирилла пишет, что он «Андрею Боголюбивому князю многа послания написа от евангельских и пророческих указаний, яже суть чтоми на праздники Господския слова и ина многа душеполезна в них словеса» [6, с. 296]. Как пишет К. Калайдович [19, с. ХХХII], «эти слова взяты из некоторых его поучений, и поэтому нет оснований полагать о переписке святителя Кирилла с князем». Святитель мог только посвящать князю Андрею некоторые из своих творений. Существует и другая точка зрения, согласно которой эти послания действительно были [17, с. 365].

О последних годах жизни святителя Кирилла свидетельств не сохранилось. В Ипатьевской летописи в связи с поставлением игумена Василия наместником Киево-Печерской лавры Туровским епископом упоминается святитель Лаврентий. Многие исследователи предполагают, что святитель Кирилл оставил епископскую кафедру и удалился на покой в монастырь [20, с. ХХIV]. Временем его преставления считают конец 80-х [21, с. 9] или начало 90-х годов [10, с. 92] XII века.

А. А. Мельников на основании сведений, содержащихся в житии святителя и летописях, составил свою версию жития святителя Кирилла. Ее приводит Л. В. Левшун, не указывая источников и метода, с помощью которых она была составлена. Согласно исследованию А. А. Мельникова святитель Кирилл родился в 1110–1113 годах в Турове. Его отец, возможно, являлся туровским наместником князя Святополка II и был родственником великого князя или его приближенным. В раннем детстве, потеряв родителей, отрок удалился в Свято-Никольский Туровский монастырь (приблизительно в возрасте десяти лет) и через три года принял иноческий постриг. Примерно в 1143 году будущий святитель был рукоположен во иерея, а через год становится во главе монастыря. Во время своего настоятельства он предпринимает попытку заменить келлиотский устав монастыря на более строгий киновиальный студийский, чем вызвал недовольство братии. В 1147 году, когда Предстоятелем Русской Церкви становится Климент Смолятич, Свято-Никольский игумен, как представитель оппозиции, удаляется в ссылку. Тогда же он принимает схиму и уходит в затвор (становится столпником).

В течение десяти лет затвора он занимается составлением толкований Священного Писания (не сохранились). В 1159 году по просьбе Туровского князя и народа занимает Туровскую кафедру, на которой до 1161 года (ввиду отсутствия в Киеве митрополита) находится в качестве нареченного епископа. Во время своего пребывания на кафедре занимается обустройством епархии, строит храмы, проповедует. Предположительно в 1177 году удаляется от дел. Наиболее вероятно, что в то время он принимает великую схиму с именем Кирилл. Последние годы жизни, совпавшие с концом XII или первыми годами XIII века, святитель провел в Турове, в Борисоглебском монастыре «на Болонье», где преставился и на кладбище которого был похоронен.

В Прологе XVI века его память значится под 28 апреля. Память святителя Кирилла стали чтить в Турове и в Туровской епархии, вероятно, вскоре после его кончины. Но уже в XIII веке, по крайней мере во второй его половине, почитание его стало распространяться и в прочих местностях Руси одновременно с распространением его сочинений, которыми он, по выражению из Пролога, засиял на всю Русь. В сборниках, содержащих его сочинения и относящихся к XIII-XVII векам, они надписываются уже именем Кирилла мниха, Кирилла епископа и Кирилла святого (в рукописи XIII века он назван святым) [6, с. LXXIV]. Не позднее XIV века было составлено его житие, примерно в то же время была написана служба святителю, но древнейшие списки ее не сохранились. Не сохранилась и первоявленная икона святителя, которая несомненно существовала [16, с. 117].

Сохранились некоторые черты облика святителя Кирилла. В «Иконописном подлиннике» под 28 апреля записано: «Преподобный отец наш Кирилл, епископ Туровский, иже стоящь близ Киева: подобием надсед, власы с ушей, брада с Николину, но не курчавата, проста, ризы святительские, в омофоре, в руках книга» [11, с. 93].

Автор жития святого пишет о «множайших» писаниях, преданных святителем Российской Церкви и доныне «содержимых» [6, с. 296]. О широком распространении творений святителя говорит и надписание его именем сочинений, ему не принадлежавших. Это создает трудности при определении принадлежности ему того или иного произведения. Самая древняя из сохранившихся рукописей с его произведениями – сборник молитв – датируется XIII веком [15, с. 87]. Сохранилось большое число рукописей с его произведениями. Один из исследователей творчества святителя, Ю. А. Лабынцев, пишет: «Он патриарх восточнославянских литератур. По степени популярности на протяжении столетий и одновременно древности, долгожительства в литературе нет ему равных в отечественной литературе» [15, с. 86]. О широком признании творчества святителя Кирилла свидетельствует и то, что в одной из первых печатных книг в России, учительном Евангелии, изданном Иваном Федоровым и Петром Тимофеевым Мстиславцем в Заблудове в 1569 году, помещено «Слово на Вознесение» святителя Кирилла. Издавались творения святителя Кирилла и в XVII, XVIII и XIX веках.

Французский автор A. Vaillant так отзывался о творчестве туровского святителя: «Виртуозный вития, временами наивно-бесстрашный, но чрезвычайно выдающийся для своего времени и для своего неуклюжего славянского языка, который он смог сделать столь гибким и выразительным» [27, с. 48]. Другой ученый, Р. Пиккио, отмечал, что творения святителя Кирилла «составляют важный этап в формировании литературного языка» [20, с. 104].

Современный исследователь творчества святителя Кирилла В. В. Колесов считает, что вплоть до Державина в русской литературе не появлялся писатель такой силы, значительности и высоты нравственного чувства, как святитель Кирилл Туровский.

Во время своего визита в Республику Белоруссию в июне 2001 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий посетил Туров и возложил к памятнику святителю Кириллу венок, почтив память выдающегося иерарха Русской Православной Церкви, внесшего большой вклад в становление славянской церковной литературы [22, с. 41].

Имя святителя Кирилла Туровского носит Минская Духовная академия.

До нас дошло достаточно большое число произведений святителя: например, А. А. Мельников называет 68 его творений. Как считает профессор Н. П. Еремин, к несомненно подлинным творениям святителя Кирилла можно отнести следующие:

1. Притча о душе и теле (слепце и хромце).

2. Притча о беспечном царе и его мудром советнике.

3. Сказание об иноческом образе.

4. В Неделю цветоносную.

6. В Неделю новую (на Антипасху).

7. О снятии тела Христова с Креста и о мироносицах.

Слова и поучения Кирилла Туровского (комментарии)

СЛОВА И ПОУЧЕНИЯ КИРИЛЛА ТУРОВСКОГО

Подготовка текста, перевод и комментарии В. В. Колесова и Н. В Понырко

Кирилл Туровский (1130 — после 1182), родом из знатной семьи, рано увлекся «почитанием книжным» и получил высокое по тому времени образование, учась у отечественных и иноземных книжников, знал языки, в том числе и греческий, изучал средневековые науки, превосходно владел словом, был блестящим проповедником и писателем, снискав славу русского Златоуста. Уйдя от светской жизни в монастырь, посвятил себя аскезе, но со временем включился в идеологическую и политическую борьбу своего времени на стороне Киева и туровского князя Юрия Ярославича, по желанию последнего был поставлен в епископы (ок. 1169—1182 гг.) г. Турова, в котором Кирилл родился, прожил всю жизнь и умер. Сохранилось много произведений, принадлежащих Кириллу и приписываемых ему. Здесь публикуются образцы основных жанров, в которых работал писатель и которые прославили его имя: публицистическая «беседа» и торжественное «слово» (ораторская проза); последних достоверно сохранилось восемь. Известны его послания κ современным ему политическим и церковным деятелям, а также службы святым и молитвы.

За религиозной формой средневековых произведений и фактами, обильно черпаемыми средневековыми писателями из Писания, за религиозной оболочкой стоят реальные факты жизни современного писателю общества, жестокая борьба социальных и культурных тенденций, удивительным образом преломлявших идущие из древности цитаты из Писания. Β известном смысле обращение κ традиционным сюжетам при изложении злободневных вопросов позволяло внести элемент обобщения, подчеркнуть типичность происходящего, обосновать актуальность поднятой темы и, пользуясь традиционными художественными средствами, доступными для понимания многих, создать оригинальное художественное произведение. Свое значение имеет и личность художника. Большинство средневековых авторов и компиляторов ограничивалось комбинациями известных мотивов и композиций, создавая свой труд. Кирилл — оригинальный мыслитель и художник. Пожалуй, вплоть до Державина в русской литературе не появлялся писатель такой силы, значительности и высоты нравственного чувства, как Кирилл — совесть своего нелегкого и бурного времени. Он тонко использует богатство традиционных поэтических средств для создания полифоничного по смыслу и ощущению текста. Здесь высокий и житейский планы как бы сосуществуют, знаменуя бесконечную борьбу добра со злом.

«Притча ο человеческой душе и теле» имеет и другое название — «Повесть ο слепце и хромце». Эта апокрифическая притча использована автором как образное основание художественной ткани произведения, на котором рассматривается философская проблема соотношения духовного и телесного, небесного (высокого) и земного (низкого) в человеке и в человеческой жизни, размышлении и деятельности, как необходимых, хотя и противоположных друг другу сфер человеческого существования. Этот сквозной диалектический спор составляет идейный смысл повести. Однако для писателя XII века, как уже сказано, аргументом в споре могли быть (и потому стали) богословские проблемы, связанные с указанным смыслом повествования. Как настоящий художник, Кирилл не ограничивается схоластическими аналогиями из священных книг, а апеллирует κ человеческой психологии, тонко варьируя оттенки поведения действующих лиц, которых, как в романе, оказывается немало: это и слепец с хромцом, и бесы, и сам Кирилл со всеми авторскими отступлениями, и многие не названные по именам, но известные современникам личности, в их числе князь Андрей Боголюбский («хромец») и его епископ Феодор («слепец»). Целью повествования является публицистическое рассуждение ο взаимоотношении церковной и светской власти, актуальном в те времена. Кирилл выступает сторонником идеи «нового господина» — непосредственно перед монголо-татарским нашествием призыв κ единению Руси был патриотическим, эту мысль вместе с Кириллом разделяли все его прогрессивные современники. Таким образом, злободневные для своего времени действия владимирского князя и ростовского епископа стали поводом для размышлений Кирилла, обращенных ко всем русским людям; текст имел сразу несколько адресатов — отсюда ненавязчивая вариация на одну и ту же тему: так Кирилл пишет для Феодора, совсем другим образом — для князя Андрея, для широкого круга мирян — совсем иначе; это туго свитая пружина с вариациями темы, разработанной до предела, до логического и художественного конца. Народный жанр притчи способствует раскрытию темы, поскольку позволил создать подтекст, свободный от прямолинейных толкований (кстати, сами слова «толкование», «сравнение» и др., донесенные до нас древнейшими списками повести, вряд ли принадлежат самому Кириллу). Да и в своей богословской части повествование содержит тот минимум церковных знаний, который был известен каждому начинающему христианину, и со временем вошел в общераспространенный народный миф: Бог насылает дождь, он карает неправедных, душа покидает тело умершего, и т. д. Это не теоретический спор богословов, а художественная попытка связать воедино несколько самостоятельных мифологических систем: народное язычество, первоначальное христианство, интеллектуальный уровень средневекового художника. Ценность повести, таким образом, заключается и в массе косвенных сведений ο быте, морали и чаяниях людей XII века. Это исключительно «авторское» произведение — большая редкость для XII века: Кирилл проявляет себя не только подбором мифологических и исторических аналогий, характерными для него толкованиями и сравнениями, но также и прямыми обращениями κ читателю, в которых откровенно высказывается ο смысле своей повести и при этом (из осторожности ссылаясь на Писание) проводит вполне еретическую мысль ο необходимости творчески, «с разумением» вчитываться в священные книги, видя в них прецеденты злободневным поступкам людей и событиям.

И в других произведениях Кирилла изложение ведется сразу в нескольких планах: конкретно-реалистическом (эпическая основа сюжета), нравоучительном или полемическом — и в символическом, отражающем общечеловеческие и вневременные ценности мира и человеческой жизни. Текст и подтекст объединены у автора общностью темы и композицией, но противопоставлены стилистически и по языку. Исследователь творчества Кирилла профессор И. П. Еремин основным принципом стиля Слов Кирилла, подчиняющим себе все изложение, считал риторическую амплификацию: тема непрестанно словесно варьируется, распространяется включением все новых персонажей и цитат, привлекаются все новые обоснования темы, — до тех пор, пока содержание темы не будет полностью исчерпано; она развертывается во всех своих смысловых и эмоциональных оттенках — необычайно картинно, с использованием точной реалистической детали, в многозначности слова, которым Кирилл владел как никакой другой писатель домонгольского периода. Хотя многие сюжеты Кирилл по традиции заимствовал из известных источников (их перечень показывает осведомленность Кирилла в литературе, истории и науке того времени), обработка их является оригинальной, это художник, который может вдохнуть новую жизнь и в вечный сюжет мировой литературы — об умирающем и воскрешающем Боге (как в четвертом Слове), ο преступлении и наказании (как в «Повести ο слепце и хромце»). Из числа риторических произведений Кирилла публикуется Слово, наиболее полно отразившее связь с некоторыми жанрами народного творчества, формы которого Кирилл искусно использовал; народный плач, философская речь на диспуте, вдохновенное пророчество умело вплетены в эпически последовательный ряд событий. Передать всю тонкость и красочность древнерусского языка Кирилла и нервный, сбивчивый ритм его прозы на современный язык почти невозможно, поэтому при чтении необходимо следить за оригинальным текстом.

Текст Притчи ο человеческой душе и ο теле (Повесть ο слепце и хромце) дается по изданию: И. П. Еремин. Литературное наследие Кирилла Туровского. — ТОДРЛ, т. XII. М. — Л., 1956, с. 340—347; Слово ο снятии тела Христа с креста — по изданию: И. П. Еремин. Литературное наследие Кирилла Туровского. — ТОДРЛ, т. XIII. М.—Л., 1957, с. 419—426; Слово о бельцах и монашестве публикуется по рукописи XVI в., РНБ, собр. Титова, № 2074 (522), л. 304—320 (изд.: Еремин И. П. Литературное наследие Кирилла Туровского: ТОДРЛ, т. XII, М.—Л., 1956, с. 348—354); Слово ο расслабленном — по рукописи XIII в., РНБ, собр. Толстого, F. n. I. 39, л. 16—23 (изд.: Еремин И. П. Литературное наследие Кирилла Туровского. — ТОДРЛ, т. XV. М.—Л., 1958, с. 331—335); Слово на Вербное воскресенье — по рук. XIV в., ГИМ, Чудовское собр., № 20, л. 178—181 (изд.: Еремин И. П. Литературное наследие Кирилла Туровского.— ТОДРЛ, т. XIII, М.—Л., 1957, с. 409—411); Послание κ игумену Василию ο схиме — по рукописи ХѴІ в., ГИМ, Синодальское собр., № 935, л. 11—14 об.

Кирилл Туровский: житие, слово и сочинения, памятник и почитание

Кирилл Туровский (ок. 1130 – не позднее 1182), епископ, духовный писатель, которого современники называли “Златоустом, паче всех воссиявших на Руси”. Кирилл прилежно изучал божественные книги и был начитан в них. Постригся в монахи, предавался аскезе, стал затворником, “столпником”. По просьбе князя и народа в 1169 стал епископом в г. Турове. Кирилл активно участвовал в политической и идеологической борьбе своего времени, возможно, в теологических спорах. В “Сказании” (XIII в.) сообщается, что он обличал лжеучение Федора, поставленного епископом кн. Андреем Боголюбским без санкции Киевского митрополита. Толкование притчи о Слепце и Хромце (“Притча о душе и теле”) является обличительным памфлетом против ростовского еп. Федора. Кроме того, Кириллу принадлежат “слова” на церковные праздники, каноны, молитвы, похвалы святым. В своих произведениях он опирался на византийские образцы знаменитых проповедников Иоанна Златоуста, Григория Богослова, Симеона Логофета, Епифания Кипрского и др., в его “словах” ораторское красноречие Древней Руси достигло расцвета. Кириллу Туровскому приписываются многочисленные произведения, из которых бесспорно ему принадлежат уже упомянутая “Притча о душе и теле”, “Повесть о белоризце и о мнишестве”, “Сказание о черноризском чине”. Наиболее известны его “слова”, написанные на двунадесятые праздники и на воскресные дни пасхального цикла. Его творения, поражающие своей духовной красотой, показывают блестящее знание святителем греческого языка и святоотеческой литературы. Они составляли излюбленное чтение наших предков и были широко известны в других славянских странах. До нас дошли его двадцать четыре молитвы, покаянный канон и двенадцать проповедей, посвященных монашеской жизни и главнейшим праздникам.

Читайте также:  Нектарий Эгинский: житие и биография святителя, мощи, почитания и дни памяти

За год до своей кончины он вернулся на покой в свою обитель и окончил там свою жизнь в строгих иноческих подвигах.

Память свт. Кириллу отмечается 28 апреля/11 мая и в Неделю 3-ю по Пятидесятнице.

Кирил (? – 1183) – св. Туровский Православный проповедник и писатель, живший в 30-80-е гг. XII в., туровский епископ. До поступления в туров. Борисоглебский монастырь получил широкое по тем временам образование, хорошо знал греч. яз. и визант. лит-ру. После пострижения в монахи, не довольствуясь строгой жизнью обыкновенных иноков, блаженный Кирил, по примеру вел. столпников Востока, 1-м из русских стал подвизаться на столпе и своей святостью обратил на себя внимание туров. кн. Юрия Ярославича. В 1174 он, по настоятельной рекомендации последнего, г. был рукоположен в туров, епископы. Из-за любви к уединению Кирил оставил (1182) кафедру и последние месяцы жизни провёл в уединённой молитве. Канонизирован рус. рравослав. церковью. Широко известно его писательское наследие: 8 «слов» на различные церк. праздники, «Притча о человечестей души и о телеси», «Послание к Василию, игумену Печерскому», «О белоризце человеце и о мнишестве» и др. Эти произведения пользовались большой популярностью и переписывались рус. книжниками в течение ряда веков вместе со «словами» и поучениями мастеров визант. оратор, искусства. Кирил в своих произведениях пользовался историч. повестью Г. Амартола и перевёл с греч. отрывок, в котором изложено представление греч. писателя об историках и поэтах. Как публицист, Кирил живо реагировал на политич. события на Руси. Так, во время столкновения рост. епископа Феодора с влад. кн. Андреем Юрьевичем Боголюбским по поводу независимости епископа от киев. митрополита Кирил стал на сторону Андрея Боголюбского и требовал единства рус. церкви. В 1160-е гг. написал несколько посланий к Андрею Боголюбскому. Для творчества Кирил характерна наглядность сравнений, взятых иногда из мира природы. Его сочинения отличаются народным сказом речи и являются важным литературным источником бытового характера. Кирил пользовался также мотивами народного творчества. Наряду с этим, его произведениям на религ. сюжеты свойственны витиеватость, изысканность и запутанность изложения.

Использованы материалы из кн.: Богуславский В.В., Бурминов В.В. Русь рюриковичей. Иллюстрированный исторический словарь.

Кирилл Туровский, епископ Туровский не позднее чем с 1169 (? — до 1182), крупнейший древнерусский мыслитель и писатель, православный святой. Всю свою жизнь он прожил в Турове, небольшом городе на р. Припяти, центре Турово-Пинского княжества. Выходец из богатой семьи, он получил прекрасное богословское образование, кроме того, специально обучался красноречию. Уже в зрелые годы Кирилл ушел в монастырь. Стремясь к подвигам во имя Христова и не удовлетворясь обычными монашескими тяготами, он через некоторое время покидает обитель и затворяется «в столп» — уединенную башню, где предается духовному самосовершенствованию и литературным занятиям. Авторитет туровского затворника был столь велик, что, по инициативе местного кн. Юрия Ярославича, Кирилл возводится в сан епископа (это произошло до 1169).

Став епископом, Кирилл принимает активное участие в церковно-политической борьбе. В это время Владимирский кн. Андрей Боголюбский поставил в Ростове епископом некого Феодора, выгнав из города епископа-грека. Киевский митр. Константин, тот самый, который сместил Климента Смолятича, резко воспротивился своевольству и, призвав на помощь константинопольского патриарха, потребовал отменить поставление. В итоге Андрей Боголюбский уступил, а «лжеепископ Феодорец» — как презрительно называют его летописные источники — был обвинен в ереси и казнен в 1169. Во всех этих событиях Кирилл Туровский занимал сторону киевского митрополита. Более того, именно об обличении Феодорца, как главной заслуге Кирилла, говорится в его проложном Житии.

Кирилл Туровский оставил большое литературное наследство, несравнимое с наследием иных отечественных мыслителей того времени. За свои таланты уже вскоре после смерти он был прозван «вторым Златоустом», «просиявшим на Руси». Большое количество произведений Кирилла Туровского, дошедших до нашего времени, свидетельствует о значительной популярности сочинений этого мыслителя в русском обществе. Кирилл Туровский, яркий, талантливый художник, великолепно владевший словом, образом, стилем, умел так излагать свои мысли, что на протяжении всего времени чтения внимание читателя не ослабевало. Кирилл Туровский выступал как прямой преемник школы византийских проповедников, чьи трактовки христианского вероучения набирали все большую силу в XII — XIII вв. Из сочинений Кирилла Туровского особый интерес представляет его «Притча о человеческой душе и теле» (др. название — «Повесть о слепце и хромце»).

Произведения Кирилла Туровского пользовались такой популярностью и авторитетом, что включались в рукописные сборники наряду с творениями отцов Церкви. И это было вполне заслуженно — ведь его сочинения отличались не только глубиной содержания, но и высочайшим литературным мастерством. Один из первых исследователей его творчества И. П. Еремин отмечал, что именно Кирилл Туровский довел до совершенства метод символически-аллегорического толкования Священного Писания, сочетая смелую образность изложения с изысканной стилистикой и настоящей художественностью слова.

Причем Кирилл не ограничивал себя лишь цитированием ветхо- и новозаветных сюжетов. Нередко он домысливал их, дописывал, превращал в пространное повествование. Так, используя небольшой эпизод об исцелении Иисусом Христом человека, страдающего параличом (Ин. 5; 1—19), Кирилл Туровский пишет «Слово о расслабленном». В этом «Слове», домыслив евангельский эпизод, он создает грандиозную картину взаимоотношений человека с Богом, по сути дела, обобщенный портрет человечества.

Интересно, что в своих произведениях Кирилл порой использовал тексты неканонические, а то и нехристианские. Напр., в основе «Притчи о человеческой душе и о теле» лежит сюжет, взятый Кириллом из Вавилонского Талмуда («Беседа императора Антонина с раввином»). Где могла возникнуть славянская переработка этого сюжета, которой, судя по всему, и воспользовался Кирилл Туровский, в Болгарии Х в. или в Древней Руси, хорошо знакомой с иудеями и иудаизмом, сказать сегодня трудно.

Главная тема религиозно-философского творчества Кирилла Туровского — проблема человека и его служения Господу. В самом деле, лишь человек, как «венец Творения», способен бороться за торжество Божией правды на земле.

Кирилл создает в своих сочинениях похвальную песнь человеку, ради которого Господом создан весь мир. «Аз бых человек, да Богомь человека сътворю! — восклицает Кирилл Туровский устами Иисуса Христа в “Слове о расслабленном”. — …И кто ин Мене верней служай тобе? Тобе всю тварь, на работу створих; небо и земля тобе служита — оно влагою, а си плодомь. Тебе ради солнце светом и теплотою служить, и луна съ звездами нощь обеляеть. Тебе ради реки рыбы носять и пустыни звери питаеть!» И главное: «Тебе ради, бесплътьн сы, плътию обложихъся, да всех душевныя и телесныя недугы ицелю! Тебе ради, невидим сы ангельскым силам всем, человеком явихъся, не хощю бо Моего образа в тлении презрети лежаща, нъ хощю и спасти и в разум истиньный привести. И глаголеши: Человека не имам!»

Но именно потому, что человек есть Божие творение, он обязан подавлять в себе все земное, плотское и греховное ради чистоты духовной. В «Притче о человеческой душе и о теле» (второе название — «Слово о слепце и хромце») Кирилл в символически-аллегорической форме раскрывает перед читателями существо взаимоотношений тела и души.

Суть притчи такова. Некий домовитый человек, устроив виноградник, посадил охранять свои владения слепца и хромца, понадеявшись на то, что эти убогие люди не смогут проникнуть за ограду. За исполнение работы он пообещал им плату, за воровство — наказание. И все же сторожа соблазнились легкой добычей, хромец сел на слепца, они вдвоем вошли в виноградник и украли все добро, за что и были наказаны.

Кирилл Туровский насыщает эту притчу многочисленными образами. Домовитый человек — это Бог Отец, Его Сын — это Иисус Христос, виноградник — это земля и мир, а то, что внутри виноградника — рай, ограда вокруг виноградника, — Закон Божий и заповеди, слуги домовитого человека — ангелы, пища — Слово Божие, незапертые ворота — устроенный Господом порядок и возможность познания «Божия сущьства». Наконец, образы хромца и слепца. «Хромець есть тело человече, а слепец есть душа», а вместе они — образ человека. При этом «тело без душа хромо ест и не наричеться человек, но труп».

В толковании Кирилла, смысл притчи в том, что Господь, создав мир и землю, обещал даровать ее в свое время человеку, но человек, преступив закон Божий, решил сам взять обещанное.

Интересно, что в интерпретации Кирилла Туровского инициатором преступления становится слепец (т. е. душа) — именно слепец услышал сладкий запах из виноградника и уговорил хромца обокрасть виноградник, именно он несет на себе хромца. Туровский специально комментирует этот сюжет: «Вижь душевное бремя грехъ».

Однако виновен и хромец, даже, быть может, более виновен, нежели слепец. Ведь это хромец расписывает прелести виноградника и соблазняет ими слепца, перед чем слепец не может устоять. Иначе говоря, тело — это непосильное бремя для души, которая не может устоять перед телесными соблазнами и тем самым обрекает человека на преступление перед Господом. «Се помышления суть ищющехъ не о Бозе света сего санов и о телеси токмо пекущихся, не чающихъ ответа о делехъ въздати, но акы суетну пару свою душу в ветръ полагающем».

Но в результате виновны оба — и хромец, и слепец. Первый — потому что искушал, второй — потому что не устоял перед искушением. Причина же тому — забвение Божиих заповедей, излишняя забота о теле и безразличие к своей душе: «бесстрашие Божия заповеди и о телеси печение нерожение же о своей души».

Однако и это не главная причина. Основная причина совершения греха — забвение страха Божиего, ибо все искренне верующие и жаждущие посмертного воскресения руководствуются именно страхом Божиим: «Никто же бо страх Божий имея, в плотскых прельститься… — никто же смерти чая и по смерти пакы въскресения». В др. месте Туровский пишет: «Покайся о злобе, о зависти, о льсти, о убийстве, о лжи, смирися, постися, бди, на земле лежи. Но понеже сего створи, но изыде от лица Божия — недальствомь земля, но неименьемь страха Божия при свои души».

В этом случае Кирилл Туровский явно является продолжателем «линии Феодосия», развивающим именно византийскую традицию в русском Православии. Это тем более заметно в сюжетах, посвященных Церкви. В толковании «Притчи о человеческой душе» Кирилл Туровский постоянно проводит идею Церкви как главного вместилища Божьей благодати. При этом в его толкованиях появляются трактовки роли Церкви, которых не было в сочинениях, напр., Илариона, Климента Смолятича или Иакова Мниха. Так, говоря о Крещении Руси, Иларион и Иаков Мних пишут прежде всего о роли кн. Владимира и, конечно же, Самого Господа, просветившего русского князя. Кирилл Туровский делает уже совсем др. акценты. «Рай бо место есть свято, яко же церкви олтарь, — пишет Кирилл Туровский. — Церкви бо всемъ входна. Та бо ны есть мати, поражающи вся крещениемъ и питающи живущая в ней нетрудно, одевающи же и веселящи вся вселшаяся в ню».

Следовательно, в XII в. в жизни русского общества значительно возрастает роль самой Церкви и именно с ней связывается сам факт крещения, а значит и возможности посмертного спасения. Более того, смысл служения Господу начинает связываться не столько с добрыми делами, сколько с ревностным исполнением обетов и ритуалов. Да и само служение Господу, восходящее к идее страха Божиего, приобретает более мрачные черты, нежели это понималось в раннем русском христианстве.

Нельзя не рассмотреть и еще одну проблему, которая выражена Кириллом Туровским в аллегорических образах «Притчи о человеческой душе и о теле» — проблему познания. Как можно заметить у Кирилла, в полном соответствии с догматами, Господь дает человеку знания только в форме Откровения и запрещает ему преступать те пределы познания, которые Он установил. Однако человек то и дело впадает в «Адамово высокомыслие» и, побуждаемый греховными желаниями, постоянно нарушает Божественный запрет. Тем самым человек обкрадывает сам себя, как обокрали сами себя слепец и хромец. Поэтому Кирилл резко осуждает любые попытки своеволия в области познания и признает абсолютную непознаваемость «внутренней сущности» Бога.

Вывод же, который делает Кирилл Туровский из своих рассуждений, однозначен — каждый человек должен крепить свою душу и изгонять телесные искушения. Только тогда перед ним откроются врата Царства Небесного, и он будет достоин вечного спасения.

В этом смысле мировоззренческие устои Кирилла Туровского были более чем крепки. И в жизни, и в своих сочинениях он выступает как сторонник «печерской идеологии», мистико-аскетической трактовки христианского вероучения. «Что есть древо животное? — спрашивает Кирилл и отвечает: — Смиреномудрие, ему же корень исповеданье… Того корене стебло — благоверье… Того стебла многи и различны ветви — мнози бо, рече, образи покаяния: слезы, пост, молитва чиста, милостыни, смирение, вздыхания и прокая. Тех ветвий добродетелий плод: любы, послушанье, покорение, нищелюбье — мнози бо суть путье спасения».

Следовательно, не само крещение открывает путь человеку к спасению, но постоянная, каждодневная, ежесекундная забота о душе, чистая молитва, смиренность, покаяние, смирение и т. д. Иначе говоря, истинный путь спасения открыт только иноку, причем иноку, соблюдающему самые жесткие правила монашеского жития. Более того, Кирилл — приверженец самых суровых форм монашества — затворничества и столпничества. Ибо только абсолютный отказ от мирских, плотских забот и полное смирение отождествлялись у него с идеей служения Господу, чему человек обязан посвятить свою земную жизнь.

В «Слове о бельцах и монашестве» Кирилл Туровский утверждает, что монах должен носить самую грубую одежду — власяницу, суконные одежды или облачения из козьих шкур, ибо «всяка бо добра риза и плотьское украшенье чюжь есть игумена и всего мнишьскаго уставленья». Монастырский устав должен быть таков, чтобы «никтоже своевольство имать, но всеем вся обьща суть, суть бо вси под игуменом, аки уди телеснии под единою главою, съдеръжыми духовными жилами». И Кирилл Туровский далее усиливает аскетический аспект монашеской жизни, говоря, что истинный монах — это полный аскет и молчальник: «А иже в нем седяй мужь, в последний нищете, — се есть весь чернечьскый чин. Седение же безмолвие являеть…».

Поэтому монастырь, в его понимании, — это идеал, образец земного существования, единственное место, где человек может справиться с дьявольскими искушениями. Более всего Кирилл Туровский прославляет Киево-Печерский монастырь и его игум. Феодосия Печерского, говоря, что он больше всех возлюбил Бога, но и Бог его за это возлюбил больше всех: «И все яве есть от Федоса игумена Печерьского, иже в Киеве, понеже нелицимерно мнишьствова възлюбив Бога и братью свою акы своя уды; темже и Бог възлюби и место его ради прослави паче всех, иже монастырь в Руси».

И недаром сам Кирилл Туровский считается духовным наследником Феодосия Печерского, самым ярким и талантливым представителем византийской традиции в отечественной религиозно-философской мысли XII в.

Так же как и Феодосий Печерский, Кирилл Туровский был непримирим ко всякого рода ересям и инакомыслию. Так, в «Слове и похвале святым отцам Никейского собора» он яростно обличает арианство, которое, видимо, еще таилось в каких-то русских христианских общинах. Особое неприятие вызывало у Кирилла какое-либо покушение на единство Церкви. Поэтому «Притча о человеческой душе и о теле» — это, помимо прочего, острый памфлет, написанный в к. 60-х — н. 70-х XII в. по мотивам «дела Феодорца» («слепец» — это ростовский еп. Феодор, «хромец» — Андрей Боголюбский, который и в самом деле был хромым).

Но, если вспомнить, поучения прп. Феодосия были направлены прежде всего к монашеской братии и к киевским князьям. Кирилл Туровский идет дальше — он формулирует «печерский идеал» как идеал общественный, как нравственный призыв, обращенный уже ко всему русскому обществу.

Кирилл Туровский причислен к лику святых, день памяти 28 апр. (по н. ст. 11 марта).

Ссылка на основную публикацию