Матушка Алипия – житие и биография святой, могила, предсказания и пророчества, память и почитание

Матушка Алипия предсказала исход Третьей мировой войны!

В христианской культуре можно найти огромное множество святых и подвижников, которым поклоняются и обращаются к ним с мольбами о помощи или исцелении. Но не каждому из них дано было предсказывать будущее, как матушка Алипия. Спасенная из тюрьмы апостолом Петром, она стала блаженной чудотворицей, рассказавшей тайны грядущего простым людям.

Удивительные события в жизни матушки Алипии

Всю жизнь скромница Алипия старалась не привлекать к себе внимания. До сих пор неизвестна точная дата ее появления на свет: по некоторым данным, она родилась в 1905 году в деревне Голосеево, но большинство очевидцев называют годом ее рождения 1910-й. При жизни ее назвали Агапией – с таким именем она прожила до 1918 года, когда расстреляли ее родителей. Ночь девочка сама читала Псалтирь по умершим, а после отправилась странствовать по монастырям и церковным приходам. С детства и до самой старости Алипия избегала получения документов: у нее никогда не было паспорта и прописки. Фотографироваться блаженная также наотрез отказывалась: после ее смерти сохранились лишь несколько случайных снимков и кадры видеохроники.

Рассказывая о себе, матушка всегда говорила в мужском роде:

«Я всюду был: в Почаеве, в Пюхтице, в Троице-Сергиевой Лавре. Три раза в Сибири был. По всем церквям ходил, подолгу жил, меня всюду принимали.»

Потом настали времена гонений на религию, затронувшие и Алипию. Она попала в тюрьму, в которой кроме нее держали множество священников. Тюрьма находилась на побережье, недалеко от Новороссийска, на одной из отвесных скал. Однажды ночью Алипия исчезла из нее при странных обстоятельствах: рассказать, как ей удалось бежать, не смог ни один охранник. Сама матушка говорила, что ее спасителем стал апостол Петр.

«Толкали меня, били, допросы делали…Посадили в общую камеру. В тюрьме той было много священников, я провел там десять лет. Каждую ночь 5-6 человек уводили безвозвратно. Наконец, в камере осталось только трое: один священник, его сын и я. Священник сказал, что им с сыном нужно отслужить панихиду по себе, потому что знал, что утром их убьют. А мне сказал, что я выйду отсюда живым. Ночью отворил дверь Петр и провёл мимо всех охранников через чёрный ход, велел идти вдоль моря. Шел, не отклоняясь от береговой линии, без пищи и воды одиннадцать суток. Лез по отвесным скалам, обрывался, падал, поднимался, снова полз, раздирая до костей локти. Тогда же у меня на руках остались глубокие шрамы.»

Тогда ей удалось повстречать уважаемого старца иеросхимонаха Феодосия, проживавшего под Новороссийском. Чудотворец Феодосий был настолько восхищен ее любовью к Богу и жизненной силой, что благословил ее на подвиг юродства. В Киево-Печерской лавре она приняла монашество, но поселилась в хижине под Голосеево. Там же у нее появились духовные чада и религиозные последователи.

Во время войны матушку увели на принудительные работы в Германии. Находясь в лагере, жившие с ней узники, каждый день становились свидетелями чудес. Место заточения, из которого было невозможно бежать, словно благоволило Алипии: стоило ей начать молиться, как немецкие охранники словно становились слепыми и глухими. Читая Псалтирь, она ежедневно выводила из-под колючей проволоки женщин, спасая им жизни, но оставаясь незамеченной.

Пугающая точность предсказаний матушки

Вернувшись в свою скромную хижину после войны, она сосредоточилась на помощи страждущим и молитвах. Кому-то облегчала жизнь мудрым советом, кому-то помогала побеждать болезнь чтением Псалтиря и духовных книг. С возрастом к матушке пришел дар предвидения. Накануне 1986 года она стала беспокойной, постоянно рассказывала послушницам о жутких пожарах и людских мучениях, ожидающих Украину. В начале апреля, за несколько недель до Чернобыльской катастрофы, она, прежде отличавшаяся затворничеством, покинула свой дом и отправилась в город, которому суждено было погибнуть за один день. Десять дней Алипия потратила на то, чтобы обойти весь Чернобыль по периметру с посохом в попытке отвести беду от его жителей молитвой.

Одна из послушниц Троице-Сергиевской Лавры во время встречи с блаженной пророчицей была удивлена:

«Однажды к матушке пришли молодые юноши, настроенные скептически к ее способности видеть будущее. Алипия посмотрела на каждого, а затем сказала одному из них, что выходить замуж за мужчину – страшный содомский грех, за который душа попадает в ад. Оказывается, юноша действительно был гомосексуалистом. Через месяц после встречи он неожиданно для всех скончался.»

Матушка Алипия за несколько лет узнала о грядущем Филаретовском расколе церкви. Ее тревожил тот факт, что молодежь растеряется и не будет знать, какую церковь можно считать истинной. Она четко видела, как много тягот перенесут те, кто захочет создать Украинскую Православную Церковь. Монахини, проживавшие у нее в то время, рассказывали:

«Увидев фотографию Филарета, сказала: «Он не наш». Мы стали объяснять Матушке, что это наш митрополит, думая, что она его не знает, но она снова твердо повторила: «Он не наш». Тогда мы не поняли смысла её слов, а теперь удивляемся, за сколько лет вперёд Матушка всё предвидела.»

В предсказаниях блаженной можно разглядеть и чеченскую войну, и международный экономический кризис, случившийся в 2008 году. Алипия говорила о войнах, заставивших большую часть русскоязычного населения Чечни покинуть насиженные места:

«Живу болями других. Будет на Кавказе война, в которой пострадают за веру православную.»

Спустя несколько лет после завершения войн она пообещала голод, вызванный тем, что «государства различаются по деньгам». Она будто знала, что с кризисом удастся справиться, но предрекала, что он будет не единственным. Спасения от сильного голода советовала искать в Киеве:

«Из Киева не уезжайте – везде голод будет, а в Киеве хлеб есть. Своих людей, верующих, Господь до смерти не допустит, верных будет держать на одном хлебе и воде, но они выживут.»

Конечно же, она чувствовала страшное дыхание приближающейся Третьей мировой войны. Перед своей смертью, в 1988, она рассказала, какой апокалипсис придется пережить людям, когда она начнется:

«Это будет не война, а казнь народов за их гнилое состояние. Мертвые тела будут лежать горами, никто не возьмется их хоронить. Горы, холмы распадутся, сровняются с землею. Люди будут перебегать с места на место. Будет много бескровных мучеников, которые будут страдать за Веру Православную. Война начнется на Петра и Павла – 12 июля, в День первоверховных апостолов.»

После войны матушка предсказала наступление еще одной волны голода, спастись от которого смогут лишь немногие:

«Вот вы ссоритесь, ругаетесь за квартиру, расходитесь… А будет такое время, когда будет очень много пустых квартир, да в них не будет кому жить. Скот продавать нельзя – после Апокалипсиса он поможет, даст пропитание.»

Матушка Алипия даже перед смертью удивила всех своим даром предвидения: за полгода до кончины она сообщила, что умрет в воскресенье. Одна из послушниц. записала в воспоминаниях о жизни Алипии:

«Попросила посмотреть, какой день будет 30 октября. Я посмотрела и говорю: «Воскресенье». Она как-то многозначительно повторила: «Воскресенье». После её кончины, мы поняли, что тогда, в апреле Матушка открыла нам день своей кончины – более чем за полгода до неё.»

Можно ли сомневаться в словах столь благочестивого и искреннего человека?

Удивительные предсказания матушки Алипии (из книги «Стяжания Духа пути»)

… Многие не могли понять ее странные, обрывочные фразы, предупреждающие о большой беде: «Под землей горит, горе идёт», считая, что матушка знать не знала таких слов как «реактор», «радиация», «излучение». Думается, однако, что все она знала прекрасно..

Очень немногие земные обитатели доходят до узких врат тесного жития, где оставляют все земное и преступают таинственный порог Вечности, познав истинно духовную жизнь, постигнув сокровенные тайны бытия, ибо, как говорится в Евангелии, «Много званных, но мало избранных» (Мф.20, 16).
Зная об этом, монахиня Алипия всю жизнь трудилась смиренно и терпеливо, в скорбях и самоуничижении. Господь даровал ей познать сокровенную тайну молитвы, угодной Ему, и матушка познала этот щедрый дар опытно. Живя во плоти на грешной земле, духом она обитала на Небесах, уже здесь носила в себе просветленный образ Божий. Ощущая эту сугубую благодать, к ней с верой в молитвенную помощь притекали все, кто чаял исцеления и вразумления. Поэтому, несмотря на стремление к уединению, старица самоотверженно взяла на себя трудный подвиг отеческого окормления, понимая, как нужна этим безпомощным овечкам стада Христова неоскудевающая духовная поддержка, чтобы не сбиться с истинного пути, ведущего к спасению. Ей все время приходилось бывать на людях, вразумляя и наставляя их.
Благодатным даром, которым наделил Господь монахиню Алипию, был также и дар предвидения грядущих событий. Матушка оставила много предсказаний, которые бережно хранятся ее чадами, передаваясь из уст в уста. Многие из них уже исполнились, некоторым предстоит сбыться.

Одно из самых важных предсказаний блаженной касалось великого бедствия, которое непосредственно коснулось Церкви: душепагубного филаретовского раскола, происшедшего в 1992 году. Матушка неоднократно всенародно изобличала бывшего Предстоятеля нашей Церкви Филарета (Денисенко), который в ту пору был еще Киевским Митрополитом и власть которого казалась непоколебимой. Железной рукой вел он Церковь к погибели, но даже благочестивые священнослужители, для кого не составляли секрета грубейшие нарушения Уставов, допускаемые им, не смели думать о публичном осуждении и безропотно терпели повсеместные кадровые злоупотребления, всесильную Евгению Родионову и многое другое.

Матушка же за свои нелицеприятные высказывания была жестоко гонима, но обличать все равно не переставала. Так, в воспоминаниях многих чад содержится свидетельство того, как отреагировала прозорливая старица на увиденную ею фотографию Филарета, о котором она тотчас категорически сказала: «Он не наш». Находившиеся рядом с ней люди, думая, что матушка просто не знает Предстоятеля в лицо, стали настойчиво разъяснять ей, что это Митрополит, но она повторила еще раз: «Он не наш». Спорить было безполезно, и многие смирились, не поняв смысла её слов и восприняв их как одну из странностей матушки. Когда же, через четыре года после ее кончины, Церковь потряс сокрушительный раскол, все стало на свои места. Было ясно, что матушка наперед предвидела это скорбное событие и предупреждала о нем верных, а чтобы достучаться до их сердец, облекала свой протест против недостойного архиерея в своеобразную, порой весьма эпатажную форму.

Она повторяла свои обличения неоднократно. Надолго запомнилось прихожанам Демиевского храма Вознесения Господня, как однажды, во время пышной архиерейской службы в храме, она громко воскликнула: «Славен, славен, а мужиком умрешь». Разумеется, за свою дерзость она тотчас была изгнана. Но это нисколько не испугало подвижницу, и она продолжала обличать недостойного архиерея.

Так, по воспоминаниям чад, просивших не указывать их имен, когда ей показали журнал, в котором была большая фотография Денисенко, матушка схватила этот журнал, двумя пальцами ткнула в глаза на фотографии и возвысила ла голос: «У-у-у вражина, сколько горя людям ты принесёшь, сколько зла наделаешь! Волк в овечью шкуру залез! В печку его, в печку!». Затем скомкала журнал и действительно отправила его в печь. Собравшиеся растерянно молчали, не зная, как им реагировать на подобное. Лишь одна из находящихся рядом женщин, набравшись смелости, робко спросила: «А что же будет?» Матушка приветливо улыбнулась и сказала с непередаваемой детской радостью: «Владимир будет, Владимир!».

Вспомнив во время раскола об этом знаковом событии, чада матушки без малейших сомнений и колебаний последовали за Блаженнейшим Митрополитом Владимиром, на которого указала матушка за полтора до своей смерти. Их доверие к блаженной старице не было посрамлено. А расстрига Филарет покрыл себя несмываемым позором.

Предсказала матушка и грядущую Чернобыльскую катастрофу. Многие не могли понять ее странные, обрывочные фразы, предупреждающие о большой беде: «Под землей горит, горе идёт», считая, что матушка знать не знала таких слов как «реактор», «радиация», «излучение». Думается, однако, что все она знала прекрасно, ибо ей открывались духом такие небесные выси, такие инфернальные глубины, что осмысливать ее слова, постигая их сокровенный смысл, мы будем еще не одно десятилетие. Да и следует помнить, что институт ядерных исследований с постоянно действующим реактором, где проводились популярные в то время эксперименты по расщеплению атома, находился в непосредственной близости с Голосеевским лесом и вряд ли матушка оставалась в неведении относительно его вредоносной деятельности.
Говорить же о том, что «горе идёт», она начала ещё зимой, задолго до трагедии 26 апреля. В тонком сне она видела, как людей бросают в автобусы и вывозят, как гибнет безсловесная скотина, покрываются смертоносной пылью поля. Известно, что ранней весной приснопамятного года она не давала благословения чадам на высаживание картошки и овощей на приусадебных участках. А за день до аварии ходила по улице и взывала молитвенно: «Господи! Пожалей младенцев, пощади народ!»

Затем, когда уже ничего изменить было нельзя, взяла свою котомку и крестным ходом обошла Киев, вымаливая таким образом его жителей и ограждая их от разрушающегого воздействия радиации. Всем, кто в состоянии большой тревоги приходил к ней в тот день, настоятельно советовала: «Плотно закрывайте двери и окна, будет много газа».

После Чернобыльской катастрофы многие в чрезвычайном волнении спрашивали матушку, нужно ли уезжать из Киева, на что она категорически отвечала: «Нет, ни в коем случае». Встречавшаяся с монахиней Алипией в это время раба Божия Раиса вспоминала: «Когда рванул Чернобыль, мы приехали к ней, – испросить благословение: мы хотели уезжать в Россию. А она не благословила. «Нет, не надо уезжать, здесь кусочек хлебушка вам дадут. Сюда будут идти».
На вопрос, как поступать с овощами и фруктами, подвергшимися пагубному воздействию радиации, вразумляла: «Хорошо вымойте, прочитайте «Отче наш» и «Богородицу», перекрестите и ешьте». И действительно, те, кто с верою и молитвой употреблял в пищу зараженные радиацией продукты, оказались невосприимчивыми к вредоносному воздействию радиации. Даже в Страхолесье живут и молятся люди, над которыми Сам Господь простер Свою Десницу.

Из уст в уста передаются и грозные предсказания блаженной о грядущей войне. В то время, когда они делались, даже самые преданные чада матушки с трудом могли представить даже гипотетическую возможность подобного. Но все меняется. Современная нам действительность настолько жесткая и непредсказуемая, что люди перестали удивляться чему бы то ни было. Сейчас уже настолько очевидно, что все, о чем говорила матушка и во что невозможно было даже поверить, сбывается в наше время.

Не используя мудреных фраз, она предупреждала нас о глобализме, вследствие чего «люди будут перебегать с места на место», и о том, что «государства по деньгам различаться будут». И особенно таинственными были ее высказывания о войне, неизбежность которой она связывала с повсеместным падением нравов.

«Это будет не война, а казнь народов за их гнилое состояние. Мертвые тела будут лежать горами, никто не возьмётся их хоронить. Горы, холмы распадутся, сровняются с землею». Невольно вспоминаются произнесенные непосредственно после Великой Отечественной слова прп. Феодосия Кавказского, с которым блаженная имела общения, о том, что грядущая война будет намного страшнее и кровопролитнее пережитой.
Говоря о алчности и стяжательности, овладевшими человечеством, матушка неоднократно подчеркивала: «Вот вы ссоритесь, ругаетесь за квартиру, расходитесь… А настанет такое время, когда будет очень много пустых квартир, да в них некому будет жить». Удивительно было слышать подобные откровения из уст бездомной странницы, всю свою жизнь не имевшей собственного жилища.
Предсказала она и грядущее гонение на Церковь: «Будет много безкровных мучеников, которые пострадают за Веру Православную». И все то, что невозможно было представить еще несколько лет назад, сбылось на наших глазах, когда раскольники захватывали православные храмы, изгоняли священников, избивали прихожан. Но особенный размах это постыдное явление обрело сейчас.
Блаженная конкретизировала и сроки, связывая их с одним из великих церковных праздников: «Война начнется на апостолов Петра и Павла», — говорила она. Правда, летоисчисление матушка по своему календарю, который называла Иерусалимским. Иногда добавлялась фраза о том, что произойдет это, когда вынесут труп», под которым, очевидно, подразумевалось захоронение в Мавзолее на Красной площади.

О жестокости и безсмысленности этой кровопролитной войны она также передупреждала со свойственной ей иносказательностью: «Будете лежать: там рука, там нога». Сколько погибших разбросано сейчас в Донецких степях! И конца войне до сих пор не видно…
Неоднократно матушка предупреждала: «Когда едешь в Киеве по Крещатику, – молись, потому что он провалится». Нужно ли говорить, что после Майдана это предсказание обрело особый, пронзительный смысл? А если вспомнить, что земли-то под Крещатиком давно нет (ее выгребли во время реконструкции площади, настроив под землей множество модных бутиков, злачных мест, банковских отделений), то ощущение близости к преисподней усугубляется…

Предсказывала матушка и грядущий голод, когда земля не даст плодов своих. Но людей обнадеживала: «Из Киева не уезжайте – везде голод будет, а в Киеве хлеб есть».

Матушка особо подчеркивала, как важно будет в годы гонений иметь свой хотя бы крошечный, участок земли, и тем, кто имел дома, землю, домашний скот запрещала продавать, указывая на то, что хозяйство в условиях выживания сможет еще пригодиться.
Почти постоянно, а за несколько лет до кончины – особенно настойчиво предсказывала блаженная грядущее возрождение Голосеевской обители. Сестры Флоровского монастыря отчетливо помнят, как она неоднократно говорила: «Девки, смотрите: тут ещё будет монастырь и служба…»

В это было чрезвычайно трудно поверить, однако уже в 1993 году в разоренной Голосеевской пустыни, где камня на камне не оставалось от былого величия, начались богослужения. Сначала они проходили на улице, затем, когда была восстановлена домовая церковь, в храме. Несмотря на огромные трудности и трудовые послушания, в обители проводились ночные богослужения, на которые мы неоднократно приходили. Служили при свечах, и благодать была неописуемой. А утром, после непродолжительного сна, братия расходились на послушания. В тот же год в праздник Великого равноапостольного князя Владимира был прославлен в лике святых преподобный Алексий Голосеевский, которому неопустительно молилась блаженная старица.

Читайте также:  Николай Японский: житие святого, мощи и храмы, дни памяти, почитание

Многих своих чад она посылала во Флоровский монастырь, благословляя заказать молебен еще не прославленной в те годы подвижнице благочестия инокине Елене. «Там есть монахиня святая, – говорила она, — на территории монастыря похоронена, ей помолитесь.
Так матушка Алипия предсказала еще в то далекое теперь уже время, что инокиня Елена будет причислена к лику святых. И, конечно, таким образом Матушка хотела скрыть силу своих собственных молитв и прославить угодницу Божию инокиню Елену.

Не оставила своих чад в неведении матушка и о дне своей кончины, о котором она знала и всех предупредила заблаговременно. Об этом сохранилось множество воспомнаний. Вот одно из них, принадлежащее монахине Ф.: «В апреле 1988 года я принесла Матушке Церковный календарь, а она просит: «Посмотри, какой день будет 30 октября». Я посмотрела и говорю: «Воскресенье». Она как-то многозначительно повторила: «Воскресенье». После её кончины, мы поняли, что тогда, в апреле Матушка открыла нам день своей кончины – более чем за полгода до неё». Её похоронили на киевском Лесном кладбище, на участке Флоровского монастыря. Без паспорта и прописки – это тоже казалось чудом…

Но самое удивительное началось после кончины блаженной. Известно множество документально подтверждённых случаев исцелений по молитвам к ней. Неоднократно люди видели в вечернее время необыкновенное сияние вокруг её креста. Один из насельников Почаевской Лавры, пожелавший остаться неизвестным, рассказывал, как на могиле его стало рвать, и из него вышло множество перепутанных пучков волос, засушенных насекомых и пресмыкающихся, после чего он исцелился и в скором времени ушел в Почаев.

Честные останки матушки были подняты и перевезены в Голосеево 18 мая 2006 года, где и почивают по сей день, будучи сокрытыми в нижнем пределе храма «Живоносный Источник».
А там, где когда-то стоял домик старицы, около символической могилки с крестом, взметнулась ввысь стройная часовня. Неоднократно в день памяти блаженной пришедшие на поклонение люди становятся свидетелями удивительных явлений: солнце «играло», простирая свои лучи вокруг, появлялась многоцветная радуга, возносился к небесам столб огня, небо опоясывало тонкое солнечное кольцо, называемое учёными «гало». Утром, когда в «Живоносном Источнике» служилась первая панихида, люди видели в небе светящийся крест…

Все это – яркие свидетельства посмертной славы блаженной старицы.

Неиссякаем поток свидетельств безспорной духовной одаренности блаженной, как неисчерпаема любовь к ней благодарных чад. Ее стремление излить эту любовь на окружающих, отдать ее целиком, без остатка, всем, кто в ней нуждается, привлекали к нему людей «труждающихся и обремененных». И поскольку «зажегши свечу, не ставят ее под сосуды, но на подсвечнике» (Мф.5,15), всещедрый Господь явил значительное количество посмертных свидетельств, дабы светил свет его пред всеми людьми, и, взирая на его добрые дела, они неустанно «прославляли Отца нашего Небесного» (Мф. 5, 16).

Ее верные почитатели, знавшие матушку при жизни, часто говорят: «Порой кажется, что матушка вовсе не умерла, что она просто отправилась в одно из своих странствий и обязательно вернется».

Слова эти настолько верно отражают мысли и переживания чад матушки, что лучше и не придумаешь. В их сердцах и душах на всю оставшуюся жизнь запечатлелся светлый облик незабвенной старицы. И, вспоминая до мельчайших подробностей ее материнскую доброту, которую невозможно было прикрыть даже за внешней строгостью, осознаешь, что именно в таких людях во всей полноте проявляется благодать Божия, которая согревает притекающих к ним людей.

Все видится теперь совсем иначе:
И Вера восстает из детских снов,
И сердце в покаянье сладко плачет,
И к жизни пробуждается Любовь.
Взойдет заря на пажити Надежды
И растворится мрака пелена.
Пробудят жизни силу в душах грешных
Подвижников святые имена.

Блаженная Алипия Киевская, Христа ради юродивая

Лесное кладбище возникло в 1960-х годах, и тогда же игуменья Вознесенского Флоровского монастыря Антония внесла в горисполком деньги за 8-й кладбищенский участок. Игуменья не предполагала, конечно, что место сие со временем привлечет паломников из разных уголков Украины, Белоруссии, России и даже из-за океана. Осенью 1988 года здесь была похоронена блаженная монахиня Алипия (Авдеева), известная в миру как Христа ради юродивая прозорливая старица. Ныне почитание ее киевлянами можно сравнить разве что с почитанием Матрены Московской, хотя блаженная Алипия еще не причислена к лику святых. Документы лишь собираются и изучаются, но, по мнению наместника Покровской Голосеевской пустыни архимандрита Исаакия (Андроника), возглавившего эту возрожденную в 1990-х годах обитель, канонизация блаженной совершится в скором времени. Попутно заметим, что блаженная Алипия подвизалась как раз на развалинах уничтоженной в 1926 году Голосеевской пустыни, молилась угодникам Божиим, которые в ХIХ и начале ХХ века подвизались тут, а некоторые были и погребены здесь: митрополиту Киевскому Филарету (Амфитеатрову; † 1857; его мощи почивают в пещерах Киево-Печерской лавры) и его духовнику иеросхимонаху Парфению († 1855), Христа ради юродивым старцам иеросхимонаху Феофилу († 1853) и монаху Паисию († 1893), старцу-духовнику иеромонаху Алексию (Шепелеву; † 1917). Блаженная Алипия как бы приняла эту духовную эстафету подвижников Голосеевских и многие годы молилась о возрождении Голосеевской пустыни. Прикровенно она говорила своим чадам, что будет пребывать здесь «всегда, но не сразу».

Из житийных записок о блаженной Алипии

Как часто случается при сборе и составлении житийных материалов, в биографию угодников Божиих порой закрадываются разного рода факты, вызывающие сомнение, особенно когда это касается людей, несших подвиг юродства. Известно, что матушка была мордовка по национальности и по-русски говорила с ошибками, к тому же, как все блаженные, о себе рассказывала отрывисто и непоследовательно, часто прикровенно и без всяких комментариев. Тем не менее, ее ближайшим послушницам, или, как их называют, хожалкам, а также некоторым духовным чадам – филологам и журналистам – удалось изложить жизненный путь блаженной на страницах книг, журналов и электронных сайтов. Вот что можно прочесть о ее детстве на киевском сайте «Блаженная Алипия»:

«Родилась блаженная Алипия (Агапия Тихоновна Авдеева) предположительно в 1910 году в Пензенской области в благочестивой семье Тихона и Вассы Авдеевых. Блаженная старица рассказывала, что отец был строгий, а мама очень добрая, большая труженица и очень аккуратная. Бывало, положит в передничек всяких угощений и велит ей разнести бедным в их селе; особенно много гостинцев раздавала мама в праздники. Когда пришло время учиться, Агапию отдали в школу. Живая, быстрая, сообразительная, она не могла удержаться и всем подсказывала. Девочку перевели в другой класс, и среди детей старше ее на год Агапия отличалась умом и сообразительностью. В 1918 году родителей Агапии расстреляли. Всю ночь восьмилетняя девочка сама читала Псалтирь по умершим. Некоторое время Агапия жила у дяди; проучившись в школе только два года, отправилась “странствовать” по святым местам… В годы безверия десять лет провела в заключении; несмотря на тяжелые условия содержания, старалась соблюдать пост, непрестанно молилась».

Но наиболее полно описана жизнь блаженной в Киеве – с 1960-х по 1988 год, – ибо имеются и документальные подтверждения фактов, и многочисленные свидетельства ее духовных чад и всех, кто общался с ней. Матушка носила вериги в виде огромной связки ключей, а на груди, также под одеждой, – икону. Почти ежедневно привозила в храм сумки с хлебом, который приносили ей люди, покупала множество свечей и сама расставляла их перед иконами. Кстати, задолго до раскола обличила однажды бывшего митрополита Филарета (Денисенко) прямо во время службы, за что была изгнана из храма. Известно также, что накануне 1986 года, когда произошла Чернобыльская катастрофа, матушка очень волновалась, говорила о «страшных пожарах». Рассказывают, что в начале апреля 1986 года она на многие дни покинула свою хижину в Голосеевском лесу и обошла с посохом весь город, молясь о его спасении.

Много чего чудесного услышал и узнал я о жизни блаженной. Но тогда, на кладбище, все это воспринималось, как сказка.

И все же я поверил

К рассказам монахинь я тогда отнесся с известной долей недоверия «образованного советского журналиста», выросшего в атеистической среде, хотя и воцерковленного. Пока совершалась лития, я вглядывался в лик блаженной на овальной фотографии надгробного креста с надписью «Бойся Бога!» Как выяснил потом, какой-то одержимый приходил сюда неоднократно, выворачивал крест и отшвыривал его в сторону. Видимо, надпись эта была предназначена для его вразумления. Пронзительный взгляд юродивой проникал в самое сердце, и мирный покой снисходил в душу.

– Ты проси у матушки помощи, если есть какие-то жизненные проблемы, – посоветовали монахини. – Она всем помогает.

– Это же мой отец! А я – вон, рядышком, босиком!

После просмотра фильма я рассказал отцу Михаилу о своей молитве на могилке блаженной, о том, как сценарий долго не принимали, а потом вдруг приняли. И о том, что такая находка кадров кинохроники – тоже по молитвам блаженной. На что старец удивленно покачал головой и молвил после паузы:

– Дивен Бог во святых Своих.

Потом, навещая могилу родителей, я бывал и у матушки, познакомился с Верой Федоровной Удовиченко – составителем книг о блаженной Алипии, в которые вошли десятки воспоминаний духовенства, монашествующих и мирян – и знавших матушку при жизни, и тех, кто получил по ее молитвам помощь уже после ее кончины.

«И память ее в род и род…»

Многих из духовенства я знал лично и потом, после знакомства с книгой «Стяжавшая любовь», выпущенной по благословению митрополита Владимира в 2005 году, беседовал с ними, расспрашивал о монахине Алипии. Бывший настоятель Вознесенской Демеевской церкви отец Мефодий Финкевич (на склоне лет принявший монашество в Почаевской лавре) очень почитал матушку, рассказывал, как еще при жизни Алипии он проведывал ее домик в Голосеевском лесу. Тогда отец Мефодий, еще молодой священник, служил во Владимирском кафедральном соборе, и матушка все его спрашивала:

– А вот ты на Демеевке служишь?

– Да нет, матушка, я из собора к вам приехал…

– Она была воплощением кротости и незлобивости. Я ей молюсь даже в мелочах.

А в книге о матушке приведены рассказы, как помогла она людям в тяжелейших жизненных ситуациях – тем, кто был уже на краю могилы, пропадал от пьянства, пребывал в сетях сектантства, терял детей, мужей и жен, стоял перед сложным жизненным выбором, не зная как поступить…

В числе ее духовных чад – бывший епископ Тульчинский и Брацлавский Ипполит (Хилько), ныне пребывающий на покое. В своих воспоминаниях о старице владыка поведал, как она предрекла ему епископство, а еще о пожаре, случившемся, когда он учился в Московской духовной академии: пожар вспыхнул в 1986 году как раз под праздник Воздвижения Креста Господня – пять студентов тогда отдали Христу свои души.

– А моей сестре, еще ничего не знавшей, о пожаре сообщила матушка Алипия: «Пожар случился! А он не спа-а-л! Туда-сюда ходил!» По молитвам матушки все обошлось – я действительно не спал в ту ночь.

Епископ перечислил еще несколько удивительных случаев из своей жизни, как по молитвам блаженной ему удалось сохранить палец, который он чуть не потерял, работая с электропилой – ей было это открыто, как помогла ему в перелете в Иерусалим, где он нес послушание в Русской духовной миссии, и многое другое. Приведу эпизод их последней встречи. Это было перед самым отъездом в Иерусалим. Матушка очень любила цветы, и владыка принес букет.

– Матушка, примите цветы. Говорят, они символ жизни.

– Жизни, говоришь? Тогда сам и поставь.

Эта была их последняя встреча на земле.

Бог открыл блаженной время ее кончины. Матушка отошла ко Господу 30 октября 1988 года. Она спрашивала: «На какой день припадает 30 октября?» Говорила также, что на похоронах ее пойдет снег, что и случилось после.

Она живет в памяти народной. Ее имя звучит на поминании во всех храмах Киева и за его пределами. Уже давно написаны почитателями иконы блаженной и составлен акафист. Но, видимо, должна исполниться неведомая нам «полнота времен», прежде чем раздадутся под сводами храмов слова ее небесного прославления.

Ныне блаженная покоится в нижнем ярусе Покровского храма Голосеевского монастыря – сюда ее мощи были перенесены пять лет назад, в октябре 2006 года, и нескончаемым потоком идут к матушке люди. Особенно переполнен монастырь в день преставления матушки Алипии – 30 октября.

Почему матушку Алипию называют киевской Матроной Московской?

В истории христианства запечатлены имена многих святых, уходивших в пустыни, изнурявших себя постом или абсолютным безмолвием. Это подвижники древности. Но даже в ХХ веке можно найти особые примеры праведности. Среди них и матушка Алипия — киевская старица, еще не канонизированная святая.

Когда святые рядом

Все чаще в среде верующих можно услышать невинный ропот: «Нет сейчас старцев…» В жизни современного человека не остается времени и сил для духовного подвига и возрастания.

Истории о святых, уходивших в пустыни или проводивших жизнь в маленьких пещерках и усердной молитве, все чаще рассказываются как красивая быль, далекая от современной жизни.

Устали от мирского — съездите, например, в Киево-Печерскую лавру, там почивают мощи более 120 святых. Для многих из них эти пещеры заменяли роскошные дома и квартиры. Молитва, хлеб и вода, холодная и влажная пещерка — что еще надо монаху для спасения?

Вот только жили эти святые приблизительно в ХІІ-ХІІІ веках. Сейчас все иначе — возразит современный человек. И будет прав.

Но даже в ХХ-ХХІ веках можно найти примеры истинной святости и подвижнической жизни. Особое место среди них занимает Алипия Голосеевская, более известная как матушка Алипия, неканонизированная святая ХХ века.

О ее жизни известно очень мало, зато историй об исцелениях по молитвам к матушке насобирается не на одну книгу.

Она пережила погромы красногвардейцев, репрессии 1930-х и тюрьму, Вторую мировую, плен и концлагерь, постоянное скитание и особые духовные подвиги. За такую жизнь Бог наградил ее даром ясновидения. Она предсказала события в жизни многих людей, катастрофу на Чернобыльской АЭС и дату собственной кончины.

Безбожная власть сделала ее сиротой

Родилась матушка Алипия приблизительно в 1905 году (по иным источникам — в 1910-м) в Пензенской губернии в благочестивой семье. Звали ее в миру Агафией Авдеевой.

О своих родителях она вспоминала мало. От отца ей передалась любовь к постам — Тихон Сергеевич постился так строго, что вкушал только сухари и отвар из соломы. Мама же заботилась о бедных, перед праздниками даже посылая дочку отнести продукты нуждающимся.

Однажды девочка вышла из дому к соседям, а когда вернулась, родителей уже не было в живых. В доме побывали красногвардейцы. Но даже будучи еще совсем ребенком, она целую ночь молилась над погибшими, читала Псалтирь. Это был переломный 1918-й. С этого времени начинается ее путь странничества. Тогда маленькая Агафия прошла сотни и тысячи километров, побывала в разных святых местах, которые особо усердно закрывала советская власть.

Апостол Петр в биографии матушки Алипии

В 1930-е годы, как и многие верующие, оказалась в тюрьме. Люди в камерах ждали не освобождения, а расстрела. Когда в одной комнатушке их осталось только трое — Агафия и священник со своим сыном, то батюшка решил отслужить панихиду. По себе и сыну. Агафье же сказал, что она выживет.

И действительно, совершилось не что иное, как чудо. Ночью дверь девушке открыл… апостол Петр и вывел ее к морю. Никто до сих пор не может сказать, что за тюрьма и какое море это были, но от пребывания в заключении у матушки Алипии остались опыт особого присутствия Бога, удивительной помощи первоверховного апостола и многочисленные шрамы на локтях, ведь идти ей пришлось 11 дней и ночей, без воды и еды, карабкаясь по скалам.

Вместо кельи — дупло старого дерева

Во время Второй мировой Агафия попала в плен, где много молилась о плененных женщинах, которых дома ждали дети или немощные родители. Матушка выводила их за колючую проволоку, а однажды и сама ушла, пересекла линию фронта и отправилась в Киев.

В то время закрытую большевиками Киево-Печерскую лавру открыли немцы, здесь и нашла место для служения странница Агафия. Ее духовником был отец Кронид, который вскоре стал настоятелем монастыря. Благодаря ему Агафия стала Алипией — во время принятия пострига ее нарекли в честь печерского иконописца — святого Алипия.

Также отец Кронид благословил ее на особый духовный подвиг, о котором современные люди даже никогда не слышали. Три года молодая монахиня прожила в дупле дерева.

А сейчас представьте, как это выглядело: хрупкая матушка Алипия в дупле старого дерева в монастырском дворе. Здесь уже не идет речь о том, что твердо или неудобно спать — здесь даже выпрямиться во весь рост невозможно. А если еще добавить погодные условия, суровые зимы, ветер и снег?

Наверняка на такие подвиги не благословляли даже бывалых монахов, но молодую монахиню, которую из тюрьмы вывел сам апостол Петр, благословили. Лишь когда было невыносимо холодно, ее пускали погреться в коридоре монастырского корпуса.

Подвиг юродства и помощь людям

После трех лет в дупле матушку Алипию благословили на путь юродства. Юродствующих еще называли блаженными, людьми Божьими, ведь они настолько предавались в руки Божьи, что полностью отсекали свою волю.

Матушка настолько отреклась себя, что даже говорила о себе в мужском роде: я был, видел, служил, пережил…

Читайте также:  Нектарий Эгинский: житие и биография святителя, мощи, почитания и дни памяти

Многим людям она говорила не напрямую, а какими-то иносказаниями или даже, на первый взгляд, полнейшими алогизмами. Но тот, кому эти слова были адресованы, понимал смысл обличения.

Например, к ней приехали три парня. Одному из них монахиня сказала: «Грех выходить замуж». Молодого человека так и передернуло. Оказывается, его мучил содомский грех.

После закрытия лавры в 1960-х годах жила в одиноком домике в Голосеевском лесу и регулярно посещала Вознесенский храм на Демеевке.

Чтобы скрывать свои духовные дары, «прикидывалась» безумной. Зимой и летом ходила в одной и той же одежде (на голове у нее всегда была меховая шапочка).

Но вместе с тем постоянно молилась, носила вериги, помогала людям. Чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, делала это либо во время трапезы, либо давала больному специальную мазь. Хотя на самом деле исцеляла молитва благочестивой матушки Алипии.

Особое внимание уделяла милостыни, гостеприимству и молитве об усопших. В домике, где она жила, собиралось много людей. По возможности она принимала всех, кормила, а кому надо — даже помогала деньгами. В храм же частенько отправлялась с хлебом, который несла на панихиду.

Сбывшиеся пророчества голосеевской старицы

За такое искреннее служение Богу и людям Господь многое открыл матушке Алипии. Трудно собрать и описать все те случаи, когда ее слова или действия касались конкретных людей. Но есть и те события, которые влияли на жизнь многих. Некоторые слова пока остаются загадкой или ждут своего времени.

Например, монахиня наперед знала о Чернобыльской катастрофе. Еще зимой 1986 года она повторяла: «Горе идет!». Говорила, что под землей горит. Но описать весь механизм катастрофы словами она не могла, ведь имела скудное образование — умела читать на русском и церковнославянском.

По свидетельствам очевидцев, 25 апреля монахиня не находила себе места. Она ходила по двору и молилась от всего сердца: «Боже, пощади народ!». Когда информацию о катастрофе еще тщательно скрывали, 26 апреля она просто советовала людям плотно закрывать окна.

Чтобы обезопасить еду от радиации, советовала осенять ее крестным знамением и читать «Отче наш» и «Богородице Дево…»

Сестрам Флоровского монастыря в Киеве она указала на возрождение еще одной монашеской обители — Голосеевской пустыни. Это было в 1988 году. А в 1993-м монастырь начали восстанавливать. В 2006 году мощи старицы перенесут в часовню на территории Голосеевской пустыни.

Также Бог открыл матушке Алипии и дату ее смерти. Как бы невзначай она спросила свою келейницу, какой день будет 30 октября 1988 года. Как оказалось, воскресенье. При жизни монахиня неоднократно останавливалась на этой дате.

Невероятные факты из жизни монахини

Когда читаешь жизнь монахини Алипии Голосеевской, трудно поверить, что она жила в ХХ веке и умерла лишь 28 лет назад.
Современному человеку немыслимым кажется то, что можно три года прожить не в комфортабельной квартире, а в дупле старого дерева. Или никогда не иметь паспорта и прописки. И это в советское время!

А еще матушка была против того, чтобы ее фотографировали или тем более снимали на видео. Поэтому до нашего времени дошла фактически одна фотография монахини и редкие фрагменты видео, сделанного детьми.

Никто не знает точно, когда родилась матушка Алипия. Зато 30 октября, в день ее смерти, тысячи верующих приходят, чтобы помолиться у мощей еще не канонизированной святой. Более того, если у прославленных святых один день памяти, иногда два, то у голосеевской старицы — целых 12! Каждое 30-е число каждого месяца. Ведь так захотели верующие, которые приезжают к матушке, чтобы поблагодарить за помощь или попросить о молитве.

Причем просьбы эти самые разные. Первые получают исцеление в болезнях, вторые — облегчение в финансовых вопросах, третьи — разрешение бесплодия… По вере и молитвам матушки действительно происходят чудеса.

Некоторые православные сравнивают ее с Матроной Московской, даже называя ее второй Матроной или киевской Матроной. Это свидетельство глубочайшего народного признания.

Хотя на самом деле их жизненные пути во многом расходятся. Но есть и общее. Обе праведницы жили в одну и ту же безбожную эпоху. Обе спасались не в безлюдной пустыне, а среди людей. Две праведницы были прозорливыми, давали советы, а иногда и обличали приходящих.

Сегодня и святой Матроне, и матушке Алипии верующие несут цветы и свои изболенные молитвы. Но объединяет двух стариц любовь к Богу, искреннее служение и то, что называют жизнью во Христе.

О жизни старицы Алипии рассказывает и этот фильм:

Пророчества матушки Алипии

В Голосеевскую пустынь, в Киев, в дни памяти блаженной стекаются сотни верующих

В Киевском монастыре Свято-Покровская Голосеевская пустынь 30-го числа каждого месяца проводится особое служение в память дня ухода из земной жизни монахини Алипии, почитаемой многими как блаженная чудотворица.

Без паспорта

Почти все биографические сведения о ней носят лишь приблизительный характер, почерпнуты из того немного, что иногда она о себе рассказывала.

Год её рождения теперь указывают как 1910-й. Но в некоторых жизнеописаниях можно встретить и 1905-й, и 1908-й.

Свою жизнь матушка Алипия прожила без паспорта и без прописки. Своего крова, жилья надёжного никогда не имела. Фотографировать себя не разрешала. Этим объясняется столь малое число её изображений – буквально считанное количество. Сохранилось ещё несколько мгновений кинохроники.

Она – наша современница. Из земной жизни матушка Алипия ушла 30 октября 1988 года. Ею были предсказаны Чернобыльская беда, филаретовский раскол (за пять лет до события) и времена, кажется, новых чудовищных испытаний; предсказана война.

Странница

Родилась она в Пензенской губернии, в православной мордовской семье Авдеевых. При крещении ей было дано имя святой мученицы Агафьи, икону которой всю жизнь носила у себя на спине.

В 1918 году девочка чудом осталась жива: вышла к соседям. Вернулась – родители убиты. Восьмилетний ребёнок, она всю ночь читал над их остывшими телами Псалтирь.

Странствовала по святым местам. Рассказывая о чём-то, матушка Алипия называла себя в мужском роде: «Я всюду был: в Почаеве, в Пюхтице, в Троице-Сергиевой Лавре. Три раза в Сибири был. По всем церквям ходил, подолгу жил, меня всюду принимали». Вспомним, что между Пюхтицким Успенским монастырём в Эстонии и Сибирью тысячи километров. Рассказывала она, что долго сидела в тюрьме: «Толкали меня, били, допросы делали. » Её морили голодом. Обычно о подробностях её не расспрашивали, и вот почему: «в присутствии матушки царила такая благоговейная тишина и так было с нею хорошо, что боялись эту тишину нарушить». Но другим людям она сообщила и подробности: «Однажды её арестовали и посадили в общую камеру. В тюрьме, где она содержалась, было много священников. Каждую ночь 5-6 человек уводили безвозвратно. Наконец, в камере осталось только трое: один священник, его сын и матушка.

Священник сказал сыну: «Давай отслужим по себе панихиду, сегодня нас к рассвету заберут». А матушке сказал: «А ты сегодня выйдешь отсюда живая».

Отслужили панихиду, отпели себя отец и сын и ночью их увели навсегда. » Матушка Алипия рассказывала, что спас её апостол Петр – отворил дверь и провёл мимо всех охранников через чёрный ход, велел идти вдоль моря. Она шла, не отклоняясь от береговой линии, «без пищи и воды одиннадцать суток. Лезла по отвесным скалам, обрывалась, падала, поднималась, снова ползла, раздирая до костей локти. На руках у неё остались глубокие шрамы. » Полагают, что именно в то время она и посетила старца иеросхимонаха Феодосия (Кашина; 1841-1948), жившего в горах под Новороссийском. Она говорила: «Я у Феодосия был, я Феодосия видел, я Феодосия знаю». Полагают, что тогда же чудотворец Феодосий благословил её на подвиг юродства.

Как и где она училась, – сведений нет. Но она хорошо читала по-церковнославянски и по-русски, иногда говорила и молилась на мордовском языке.

Во время войны Агафья Тихоновна Авдеева побывала на принудительных работах в Германии. Её келейница Марфа вспоминала: «Рассказала мне матушка, что когда она была на работах в Германии, то по ночам читала Псалтирь за женщин, у которых дома (на родине) остались дети или больные старики, и выводила их за колючую проволоку и они благополучно уходили домой. Ушла и сама матушка ещё до окончания войны, перебралась через линию фронта и пешком пошла в Киев. »

В Лавре

На Руси нет простых выходов из ловушек истории. Киево-Печерская лавра, после разгрома в 1920-е, ожила осенью 1941-го, при немцах. Гитлеровские власти открывали храмы, конечно, не из тайных симпатий к исторической России, но из ситуативной конъюнктуры, желая предъявить населению плюсы нового миропорядка, противопоставляя его большевистским установкам.

В храмах Киево-Печерской лавры вновь зажглись лампады, возобновились богослужения, привлекая уцелевших подвижников благочестия, прошедших через аресты, ссылки, лагеря. О своём пребывании в Киево-Печерской лавре матушка Алипия рассказывала: «В Лавре я был 20 лет. Три года в дупле сидел, холодно было, снег заметал, голодный был, но я всё терпел». Двадцать лет – это именно те годы, когда лавра была открыта, с оккупационного 1941-го по хрущёвский март 1961-го.

Духовником-наставником Агафьи Тихоновны стал о. Кронид (в миру Кондрат Сергеевич Сакун; 1883-1954; с 1945 года архимандрит, с 1947 – настоятель Лавры). В свой час о. Кронид постриг Агафью в монашество с именем Алипия – в честь преподобного Алипия Печерского.

По воспоминаниям, относящимся к 1947 году, матушка Алипия была худенькой, стройной, аккуратно причёсанной. Её длинные каштановые волосы были заплетены в косу вокруг головы «корзинкой». Все называли её Липа, жила она «в овраге за лаврской оградой прямо под открытым небом. У Липы был необыкновенно глубокий, чистый, теплый, ласковый, любящий взгляд светло-серых очей, которые делали её молодой, преображая до девочки-подростка. В простой, скромной одежде, она была всегда аккуратной, чистой. От неё не исходило никакого неприятного запаха, какой бывает обычно от людей странствующих, ночующих на вокзалах, долго не моющихся».

Не менее поражало наблюдавших за нею, что жила она в дупле, в котором не подняться в рост, около которого в снежные морозные ночи выли голодные собаки.

Вероятно, этот период относится к послевоенному времени, когда тот, кто принимал беспаспортную матушку Алипию, рисковал административно. Она вспоминала: «Когда было очень холодно, я заходил в коридор к монахам погреться. Иной пройдет, даст хлеба, а другой прогонит – нечего тебе, баба, тут сидеть. Но я на них не обижался. » В особо сильные морозы иные пускали погреться в сени. А потом: «Согрелась? Ну иди, спасайся».

«Спецназ»

Юрод – недоумок, бомж, «чудо в перьях». Кто таковых не встречал? И в автобус такого не пустят, а на улице дети и снежком бросят, а то и камнем. В этой среде, очень сомнительной для «чистого общества», среди массы психически больных или по несчастию опустившихся людей, почти неотличимо от них, может жить аскет, сознательно отказавшийся от благ цивилизации, обладающий даром необыкновенной любви, а может, и чудотворения – целительства, прорицания.

Известный киевский священник о. Андрей Ткачёв, замечательный проповедник и писатель, в одном из выступлений (доходчиво для современного человека) так объяснял, кто такой Христа ради юродивый.

Используя аналогию с армейским воинством воинства духовного, он назвал юродивых «спецназом», как бы «особым подразделением» среди сонма других святых – мучеников, исповедников, пустынников, затворников.

Сначала к Алексею сходите.

После закрытия Лавры матушка Алипия многие годы жила, где придётся. В 1979 году, накануне Олимпиады, беспаспортную монахиню вывезли в пустующий домик в Голосеевском лесу, в местность, удалённую от городских магистралей.

Голосеевская пустынь как скит Киево-Печерской Лавры и летняя резиденция Киевских митрополитов была основана в 1631 году святителем Петром Могилой.

С обителью связано немало известных нам подвижников веры, в их числе – преподобный Алексий Голосеевский (Шепелев; 1840-1917), прозорливый старец, почитаемый всей имперской Россией.

В августе 1941-го через Голосеево проходила линия обороны, шли чудовищные бои. Ни один снаряд не попал на монастырское кладбище.

К могилке о. Алексия матушка Алипия отправляла всех, приходивших к ней: «Сначала к Алексею сходите поклонитесь, потом ко мне». Или: «Иди, там священник служит».

Чудотворица

Многие отмечали её абсолютное самоотвержение, необыкновенную любовь и сострадание к людям.

Знавшие её не сомневаются, что ей был открыт мир духовный, нам невидимый, что в сердцах людей она читала, как в открытой книге.

Почти все вспоминают, что людей она лечила мазью, которую сама готовила. Лечение это, порой, было столь чудодейственным, что иные полагают, – целебная сила была не в самой мази, а в молитве удивительной монахини. Есть свидетельства излечений от самых тяжёлых недугов. Причём чудотворения происходят и ныне.

Все вспоминают её обильные угощения. Сколько бы человек ни пришло к ней, хоть и три десятка – всех кормила. Алексей А. рассказывает: «За столом, во время обеда, она заботилась о каждом и когда не хватало места всем за столом, она отходила, садилась на досточку, говорила: «Я уже кушал». Пищи в тарелки всегда клала много и требовала, чтобы всё съедали. Когда от неё уходили, спрашивала, не нужно ли чего на дорогу. Несколько раз мне и моим знакомым предлагала деньги, как бы предсказывая скорую нужду в них. »

Монахиня Л. вспоминала: «Едем из церкви с Матушкой в троллейбусе, а одна женщина (попутчица) как бы про себя говорит: «У этой старухи денег много, все дают». Матушка услыхала и просто по-детски отвечает: «Говорят, что кур доят, а мне кто копеечку даст, я в церковь несу, свечи куплю и за того поставлю».

В церковь она всегда приносила на поминальный столик много булок и хлеба, покупала большие свечи.

Как-то к ней пришли три юноши. Один был настроен скептически.

Матушка Алипия внимательно посмотрела на каждого, а скептику вдруг сказала: «Страшный грех – замуж выходить; в ад пойдёт душа, если не покается». Парень переменился в лице. Оказалось, она обличила содомский грех.

Молодой человек остался для беседы. Неизвестно, было ли покаяние. Но через месяц он скоропостижно скончался.

Кому-то она говорила: «Без жены пропадёшь». Двум молодым людям, которые, начитавшись житий святых, захотели уехать на Кавказ, спасаться в пустынном месте, вдруг сказала: «Вот древние подвижники!» А потом добавила: «Сейчас не то время и не для вас!» И другого молодого человека, возмечтавшего о подвиге юродства, попыталась остановить: «Не смей, убьют». Тот не послушался, погиб.

Алексею А, который когда-то и не помышлял о духовном образовании, однажды сказала: «Закончишь семинарию и здесь недалеко будешь пономарить». Алексей был удивлен, стал спорить. Через два года в Киеве открылась семинария, он её окончил и потом служил пономарём недалеко от Голосеево, в Китаевой пустыне.

За пять лет до своей кончины она сказала и о возрождении Голосеевской обители. Как-то шла по монастырским руинам в сопровождении сестёр Флоровского монастыря и вдруг воскликнула, будто те могли видеть: «Девки, смотрите: тут ещё будет монастырь и служба. » Трудно в это было поверить. Голосеевская пустынь начала оживать в 1993 году. В тот же год был прославлен Церковью в лике святых (в праздник равноапостольного великого князя Владимира) преподобный Алексий Голосеевский.

Горе идёт

Люди не могли взять в толк её фразы: «Под землей горит, горе идёт». Таких слов как «реактор» и «радиационная авария» она, наверняка, не знала. Говорить же о том, что «горе идёт», начала ещё зимой, задолго до чернобыльского 26 апреля. А за день до аварии она ходила по улице, взывала молитвенно: «Господи! Пожалей младенцев, пощади народ!» Людям, пришедшим к ней в тот день, советовала: «Плотно закрывайте двери и окна, будет много газа». Когда случилась авария, спрашивали: уезжать? Говорила: нет. На вопрос, как поступать с пищей, учила: «Помойте, прочитайте «Отче наш» и «Богородицу», перекрестите и ешьте и будете здоровы».

Она не раз прилюдно отрицательно отзывалась о М. Денисенко, в ту пору киевском митрополите. Алексей А. вспоминал: «Увидев фотографию Филарета, сказала: «Он не наш». Мы стали объяснять Матушке, что это наш митрополит, думая, что она его не знает, но она снова твердо повторила: «Он не наш». Тогда мы не поняли смысла её слов, а теперь удивляемся, за сколько лет вперёд Матушка всё предвидела».

Однажды в храме Вознесения Господня, что на Демеевке, прихожанкой которого была, во время архиерейской службы она вдруг воскликнула, провидя будущее: «Славен, славен, а мужиком умрешь». В тот раз её выгнали из храма.

Вспоминает Н.Т.: «Сидим мы у Матушки, разговариваем. Печка уже давно прогорела, обед сварили. А.Р. показывала журнал, в котором была большая фотография М.А. Денисенко. Матушка схватила журнал, двумя пальцами ткнула ему в глаза и закричала: «У-у-у вражина, сколько горя людям ты принесёшь, сколько зла наделаешь. Волк в овечью шкуру залез! В печку его, в печку!». Скомкала журнал и бросила его в печку. Собравшиеся от неожиданности растерялись и молча сидели, слушая, как гудел в печке, догорая, журнал. Придя в себя, я спросила Матушку: «А что же будет?» Матушка улыбнулась своей широкой детской улыбкой и сказала: «Владимир будет, Владимир!». И когда произошёл в нашей церкви раскол, мы без всякого сомнения и колебания пошли за тем, кого указала нам Матушка еще года за полтора до своей смерти и почти за пять лет до событий».

Существует её пророчество и о грядущей войне. «Государства по деньгам различаться будут.

Это будет не война, а казнь народов за их гнилое состояние. Мертвые тела будут лежать горами, никто не возьмётся их хоронить. Горы, холмы распадутся, сровняются с землею.

Люди будут перебегать с места на место. Будет много бескровных мучеников, которые будут страдать за Веру Православную». «Война начнется на апостолов Петра и Павла. Будете лежать: там рука, там нога. Это случится, когда вынесут труп». Под трупом обычно понимают мавзолейного покойника. О дате «на Петра и Павла», как потом поняли, сказано было не о Дне первоверховных апостолов, что празднуется 12/29 июля. В 1987 году, по её календарю, который она называла Иерусалимским, этот день был на Преображенье – 19/6 августа.

Читайте также:  Варсонофий Великий - житие и труды, почитание и дни памяти, мощи, творчество

Ещё учила: «Когда едешь в Киеве по Крещатику – молись, потому что он провалится».

Сияние

О дне своей смерти знала, предупредила загодя. Монахиня Ф.: «В апреле 1988 года я принесла Матушке Церковный календарь, а она просит: «Посмотри, какой день будет 30 октября». Я посмотрела и говорю: «Воскресенье». Она как-то многозначительно повторила: «Воскресенье». После её кончины, мы поняли, что тогда, в апреле Матушка открыла нам день своей кончины – более чем за полгода до неё». Её похоронили на киевском Лесном кладбище, на участке Флоровского монастыря. Без паспорта и прописки – это тоже казалось чудом.

Известны документально подтверждённые случаи исцелений по молитвам к ней. По крайней мере однажды люди видели в вечернее время необыкновенное сияние вокруг её креста.

Мощи матушки были подняты и перевезены в Голосеево 18 мая 2006 года. В тот день автор этих строк по счастливой случайности оказался в Голосеево. Мощи уже были сокрыты в нижнем пределе строящегося храма «Живоносный Источник». А там, где когда-то стоял домик старицы, около символической могилки с крестом, священник начинал служить панихиду. Я поднял голову вверх. В майском голубом небе – высоко над крестом – широко сверкало тонкое солнечное кольцо, называемое учёными «гало». Видел ли кто ещё? Все молились, вверх никто не смотрел. Позже я узнал, что утром, когда в «Живоносном Источнике» служилась первая панихида, люди видели в небе светящийся крест.

Удивительная жизнь матушки Алипии Киевской

Спасибо что зашли на наш сайт, перед тем как начать чтение вы можете подписаться на интересную православную mail рассылку, для этого вам необходимо кликнуть по этой ссылке «Подписаться»

Неканонизированная святая…Юродивая Христа ради… Просто матушка Алипия. Впервые о ней, как о чудотворице, заговорили шестьдесят лет назад, а сегодня блаженная подвижница имеет уже огромное количество почитателей. Люди едут к ней на могилку, пишут записочки с просьбами, приходят на поклон к мощам. Вот только церковь так и не причислила ее к лику святых…

Содержание страницы

Житие

Биографические сведения о ранних годах блаженной Алипии скудны и отрывочны: старица не любила рассказывать о себе. Считается, что она родилась в 1910 году, хотя некоторые источники называют днем ее рождения 1905 и 1908 годы. Родители будущей подвижницы, Тихон и Васса Авдеевы, проживали в Пензенской губернии в селе Вышелей. В святом крещении девочка получила имя Агафьи – в честь мученицы Агафьи Палермской, которую всю жизнь считала своей заступницей и покровительницей и даже носила на спине иконку святой, ни на минуту с ней не расставаясь.

Полезные материалы

Тихон Авдеев слыл на селе большим постником. В скоромные дни не брал ничего в рот, кроме сухого хлеба, который запивал отваром из соломы. Нрава был сурового, но справедливого. Мать Агафьи, наоборот, отличалась покорным и тихим характером. Очень любила раздавать милостыню руками дочери; всех привечала, всем сострадала. Агафья унаследовала от матери эти черты, точно так же, как и любовь к Богу. Точно неизвестно где именно получила образование девочка, но жизнеописания указывают, что школьные премудрости давались Агафье легко. Богослужебные книги могла читать на церковнославянском языке. Особенно любила Псалтырь.

Смерть отца с матерью

В 1917 году во время Октябрьского переворота Агафья потеряла родителей. За какой-то надобностью отлучилась к соседке, а когда вернулась, нашла маму с папой в крови, мертвыми. Их расстреляли красноармейцы. Всю ночь девочка читала над ними Псалтырь…Ее забрали с собой солдаты Буденного, но потом почему-то отпустили. С этого момента Агафья начала странствовать.

Пешком Агафья обошла множество монастырей, чудом уцелевших в разрухе гражданской войны. Жила подаянием и молитвой. Ночевала под открытым небом. Так часто видела людское горе, что стала молчаливой и задумчивой. Именно в это время в ее душе случился перелом: она решила, что отныне ее жизнь должна быть посвящена служению Богу.

Заключение в тюрьму и чудесное освобождение

Во время массовых арестов «церковных активистов» странница попала в тюрьму, по ее собственным словам «где-то на берегу моря, под Одессами». Случилось это в 1930 году. В тюремных застенках она провела десять лет. Сначала ее бросили в камеру к уголовникам. Она крикнула им: «Не подходите!» и, воздев руки к верху, стала горячо молиться. Словно стена воздвиглась между ней и присутствующими: воры, насильники, убийцы – никто не сдвинулся с места.

Полезные материалы

Прильнув к дверному глазку, коридорный охранник остолбенел, настолько неожиданна была открывшаяся ему картина. Посреди камеры стояла тоненькая девушка и молилась, а над головой ее горел ореол, похожий на нимб святого. А потом начались изматывающие бесконечные допросы, перемежающиеся побоями и пытками голодом. Ежегодно во время Пасхи Агафья отказывалась выходить на работу, за что получала вдвойне. В память об этих днях у нее остались беззубый рот и согбенная спина – физические травмы, свидетельствующие о душевной стойкости и упорстве.

Потом Агафья попала в камеру смертников. Из этого каменного мешка каждую ночь уводили по пять-шесть человек на расстрел. В основном, это были священнослужители, чья судьба была заведомо предрешена. Когда в камере осталось всего трое: Агафья, священник и его сын, мученица услышала, как батюшка сказал своему чаду: «Давай отслужим по себе панихиду, сегодня нас к рассвету заберут». А затем обернулся к Агафье: «А ты сегодня выйдешь отсюда живая». Его слова оказались пророческими. Точно неизвестно, как удалось спастись матушке, но по ее словам ей помог апостол Петр.

Из воспоминаний Марии Скидан, келейницы матушки Алипии:

Всю жизнь блаженная Алипия чтила память апостола Петра, подолгу простаивая на коленях перед иконой Петра и Павла в Демиевской церкви.

Германский плен и побег

Она никогда не расставалась с Псалтырем. Читала его даже за колючей проволокой в концентрационном лагере, куда попала во время Великой Отечественной войны. Это было где-то в Германии, на каком-то заводе…Опять «где-то», опять «на каком-то»… Ни точных дат, ни названий мест. Говорят, что «в присутствии матушки царила такая благоговейная тишина и так было с нею хорошо, что боялись эту тишину нарушить», вот почему у старицы не спрашивали подробностей.

По мере своих сил будущая инокиня старалась помогать людям даже в нечеловеческих условиях плена. Порой ее рассказы обрастали невероятными, почти фантастическими деталями:

А еще она стала носить на шее связку ключей: больших и маленьких, латунных и железных, с прозеленью бронзы и желтизной меди…Каждый из них символизировал того, за кого она молилась и спасала. К концу жизни это было уже весьма внушительное «ожерелье», оттягивающее шею звенящей тяжестью и оставившее на коже неизгладимый рубец. Господь хранил подвижницу для будущих духовных свершений: чудесным образом ей удалось бежать из лагеря, пройти через оккупированную немцами страну и добраться до столицы Украины – Киева.

Постриг в монахини и жизнь в Киево-Печерской лавре

При немцах вновь «ожила» Киево-Печерская лавра, закрытая коммунистами. Конечно, гитлеровцы возрождали храмы не из симпатии к национальной религии порабощенного народа, а просто в противовес социалистическим установкам, пытаясь показать преимущества нового режима. Предполагалось, что лояльность немцев к православной вере сделает отношение к захватчикам более терпимым.

Киевский монастырь стал домом для Агафьи на долгих 15 лет. Здесь она приняла монашеский постриг с именем Алипия – в честь преподобного Алипия, иконописца Печерского. Духовный наставник новоиспеченной инокини, настоятель обители архимандрит Кронид благословил ее на подвиг столпничества.

Прп. Алипий. Икона. Киев. XIX в. Икона находится у раки мощей святого. Киево-Печерская Лавра.

В монастырском саду, возле колодца росла старая высохшая липа с полой сердцевиной. В это дупло и забиралась Алипия. Стоять приходилось в полусогнутом состоянии или на коленях. Выходила оттуда только, чтобы поесть.

Зимой, когда метель заметала снегом ствол дерева, а заскорузлая смерзшаяся древесина не давала выйти, настоятель сам приносил ей хлеб, увязая в сугробах и разметая снег сутаной. «Не замерзла?» — окликал он ее обычно, а когда из дупла доносился слабый голос старицы, отдавал ей сухари, сурово бросал: «Спасайся!» и уходил.

Стоять было холодно. Ноги коченели, больная спина болела, а под деревом выли голодные бродячие собаки. Единственной защитой Алипии была Иисусова молитва, которая и согревала, и ограждала от ненастья, и поддерживала силы в хрупком теле монахини.

Зима сменялась, весной, весна – засушливым летом, а лето – дождливой осенью. Три года сидела Алипия в своем дупле. Необычный подвиг столпничества продолжался до 1954 года, пока не умер духовный наставник старицы, отец Кронид. Новым поверенным ее души стал схимонах Дамиан. Ночевала под лестницей в братском корпусе – место это было стылое, продуваемое сквозняками. «

Двери в келью отца Андрея никогда не затворялись. Оттуда веяло теплом. Старец принимал всех болезных: убогих, бесноватых, калек…Позже по его примеру матушка Алипия будет поступать точно также. Она будет садиться за стол с такими оборванцами, с какими ее духовные чада стыдились даже здороваться.

Близился год 1961-й. В ходе «хрущевских» антирелигиозных кампаний монастырь был закрыт, а насельники разогнаны. Это событие стало настоящим ударом для Алипии. Очевидцы рассказывали, что она убивалась до слезных истерик: падала на колени, воздевала руки к небу и что-то громко кричала на мордовском наречии….Для нее вновь началась странническая жизнь. Без паспорта и прописки она ходила по улицам Киева, ночевать забиралась в брошенные дома, а пропитание добывала поденной работой. Было ей в то время около 50 лет.

Жизнь близ Голосеевского скита

В окрестностях Киева располагался полуразрушенный скит, принадлежащий Киево-Печерской лавре. Называлось это место Голосеевской пустынью. Из уцелевших построек – один каменный дом, служивший когда-то летней резиденцией для киевских митрополитов. В прошлом скит был славен тем, что в нем подвизались великие подвижники благочестия, один из них – Алексий Голосеевский был особенно чтим старицей.

Прибежищем Алипии в этой пустыни стал ветхий домик на краю оврага, окруженный со всех сторон лесом. Здесь начался ее долгий подвижнический труд, связанный с принятием на себя духовного наставничества. По примеру Христа ради юродивых Феофила и Паисия Киевских, (бывших насельников пустыни), старица совершала свой подвиг благочестия в условиях ставшей уже для нее привычной аскезы: много постилась и молилась, часто покидала келейку, чтобы побыть в уединении в лесу.

Круглый год она ходила в черной сутане и детской меховой шапочке – своеобразном иноческом клобуке. И вериги у нее были – связка ключей на шее и мешок с песком на спине. К ней, как к юродивой и богоугодному человеку вереницей тянулись люди: кто за исцелением, кто за духовным советом и помощью. Она никому не отказывала. Бывало, устав за день от трудов праведных, присядет на край кровати и вздохнет: «Тяжело». Ее келейница, то есть сожительница и прислужница Мария Скидан жалела монахиню, осторожно говорила, что принимать всех не обязательно. Тогда матушка Алипия отвечала:

Духовные дары

Блаженная старица обладала необычайно мягким и отзывчивым сердцем. Не только к людям проявляла доброту, но и к животным: кошечкам, собачкам, птицам…В ее маленьком доме и на подворье всегда ютилась какая-нибудь живность: гуси, куры, коты – особенно много котов. Старица говорила, что понимает язык зверей и птиц, и, глядя на то, как она разговаривает с небесными птахами, присевшими отдохнуть на скат ее крыши, люди верили, не только она понимает их, но и они ее.

Как-то раз матушка сильно захворала. Она теперь часто болела – немощное старческое тело, истощенное строгими постами и тяжелой работой, начинало сдавать. Мучилась она три недели, а потом постепенно стала вставать на ноги. И что удивительно: если до болезни матушка угощала людей их же подношениями, то теперь стала готовить пищу сама.

Ожидая особенно большое количество гостей, принималась варить фирменную кашу. В трехлитровую кастрюлю наливала молоко до самых краев, насыпала рис и сахар – каждого по килограмму, столько же сливочного масла. Затем вбивала 30 яиц. Чудно, но ничего не проливалось, не сбегало и не пригорало. А вот трапезники после этой каши избавлялись от мучавших их внутренних болезней.

Знавшие матушку люди всегда удивлялись, как много она просила у Бога за людей, и как мало за себя. Но были у блаженной старицы и недоброжелатели. С откровенной неприязнью к ней относился сосед. Раз он нанял тракториста, чтобы тот зацепил трос за бревно, торчащее из-под крыши, и сорвал бы кровлю с ее места. Свидетелями этой акции стали многие посетители старицы. Они видели, как блаженная Алипия, выбежав из дома, громко молилась святителю Николаю. И вдруг….хлынул ливень. Тракторист не стал дожидаться окончания этого потопа, так и уехал ни с чем.

Удивительная духовная сила таилась в хрупком теле старицы: никакие невзгоды не могли ее сломить, ни физические, ни моральные. Она прошла через годы «ежовщины», фашистский плен, тюремные пытки, выдержала множество лишений в годы своих странствий, но осталась незлобивой и отзывчивой. Никогда ни на кого не обижалась…Своим духовным светом, который горел внутри нее как неугасимая лампада, охотно делилась с притекающими под ее крыло людьми.

Каждый день к матушке приходили люди с просьбами о помощи

Весть о матушке как о целительнице и чудотворице разлетелась по городам и весям всей нашей необъятной родины. День за днем к ней ехали люди разных сословий и материального достатка: простые обыватели, монахи, архимандриты и даже партийные деятели. В день она принимала от 50 до 60 человек.

Из воспоминаний Анны К.:

Из воспоминаний духовной дочери блаженной старицы Алипии Нины:

Свою знаменитую мазь старица делала из земляники. Что еще она в нее добавляла никто не знал. Лечила людей кашей, компотом и прочей собственноручно приготовленной пищей. Конечно, все понимали, что дело не в снеди, а в святых молитвах блаженной старицы. И была у Алипии одна особенность: никогда, никогда она не благословляла людей на операции.

Какой была блаженная по воспоминаниям знавших ее людей

Знакомые матушки Липы (так ее ласково называли почти все, даже те, кто был моложе старицы) всегда удивлялись, как ей удается выглядеть опрятно и чисто при ее образе жизни. И пахло от нее хорошо, а не так как от бездомных. Все, кто встречал ее на службе в Киево-Печерской лавре, отмечали особенный взгляд светло-серых глаз: теплый, ласковый, любящий…Рядом с матушкой и чувства испытывали особенные: как будто в самом деле рядом с родной матерью, такой заботой и вниманием веяло от старицы.

Когда Алипия не имела еще собственного крова, то ходила стирать белье на речку. Непонятно как она перебивалась, когда одежда сушилась, ведь из всех вещей у монахини была одна убогая котомка за плечами, но на людях Алипия появлялась всегда ухоженной. Платье не мятое, длинные каштановые волосы заплетены сзади в «корзинку»…

Протоиерей Анатолий Городинский, который часто обращался к Алипии за советом и благословением, вспоминал, что «по пути в церковь она всегда заходила в магазин и покупала много хлеба и булочек». Все это предназначалось для поминального стола. Очень часто повторяла она следующие слова: «Всегда имейте при себе кусочек хлеба» и «Моих людей Господь не оставит, где-нибудь для них да найдется кусочек хлеба».

У матушки был чудной выговор. Она часто употребляла мордовскую речь, перемежая ее русскими словами. Себя поминала исключительно в мужском роде: «я пошел», «я видел» и т.д. Позже это породило ряд дискуссий. Кто говорил, что матушка говорит так неосознанно, потому что долгое время прожила при мужских монастырях и, плохо зная русский язык, переняла все глагольные формы в неприсущих для ее женского пола выражениях.

Кто настаивал на том, что Алипия настолько отреклась от своей сущности, что стала как бы существом бесполым, являя собой материально воплощение апостольских слов:

А кто был убежден, что речевые странности Алипии проистекают от ее душевной травмы, которую получила в дни своих скитаний.

Как бы там ни было, матушку любили. С каждым годом у нее прибавлялось духовных чад, и за каждого она надевал на шею очередной крестик…

Предсказания старицы

Известно, что при жизни блаженная старица обладала даром прозорливости и предсказала много событий, которые свершились.

Матушка Алипия знала о том, что 26 апреля 1986 года произойдет авария на Чернобыльской АЭС. Не называя точной даты, она впадала вдруг в беспокойство и, пугая окружающих, кричала:

Предвидела старица и раскол УПЦ, который начался « благодаря» митрополиту Филарету (Денисенко). Журналы с изображением митрополита она сжигала в печи, а его самого ругала «вражиной» и «волком в овечье шкуре».

Предсказывала людям их гибель, увидела и свою собственную смерть.

Наставления

  • Никогда не осуждай и спасешься!
  • Терпи! Ох, как тяжело будет — все терпи! Не плачь, а молись Богу.
  • Венчанным грех разводиться. Нельзя топтать венец.
  • Кто животных кормит, тот голодной смертью не умрет. Животных убивать грех. Душа даром не пропадает.
  • Будущим священникам: бери только то, что тебе положено. Церковные деньги — это угли, горящие на головы.
  • А с зарплаты — Богу дай.
  • Когда тебе будет плохо или какая-то нужда — приди на могилку и скажи мне.

За две недели до своей смерти матушка Алипия приказала:

Ссылка на основную публикацию