Николай Японский: житие святого, мощи и храмы, дни памяти, почитание

НИКОЛАЙ (КАСАТКИН)

Архиеп. Николай (Касаткин)

Николай (Касаткин) (1836 – 1912), архиепископ Токийский, святитель, равноапостольный

В миру Касаткин Иван Дмитриевич, равноапостольный Николай Японский родился 1 августа 1836 года в селе Берёза Бельского уезда Смоленской губернии в семье Дмитрия Ивановича, диакона сельского Вознесенского храма. Ребенка назвали в честь славного Пророка, Предтечи и Крестителя Господня. Мать, Ксения Алексеевна, скончалась когда будущему святителю было пять лет; впоследствии за детьми стала ухаживать старшая сестра. Старший брат святителя, Гавриил, умер во младенчестве; младший брат Василий (1839 – 1911) впоследствии стал протоиереем; старшая сестра Ольга (1833 – ?) вышла замуж [1].

Несмотря на крайнюю бедность, мальчика отдали учиться сначала в Бельское духовное училище, а затем в Смоленскую семинарию. В 1856 году он блестяще окончил курс семинарии и как первый ученик был на казенный счет отправлен в Санкт-Петербургскую духовную академию, где учился с 1857 до 1860 года.

В этом году Иван заметил объявление с предложением отправиться кому-нибудь из окончивших академический курс в Японию на место настоятеля Воскресенской церкви при недавно открытом русском консульстве в Хакодатэ и в тот же день во время всенощной он вдруг решил что должен принять монашество и ехать в Японию. Ректор академии, епископ Нектарий (Надеждин), благословил его порыв. Благодаря личному предсмертному ходатайству митрополита Санкт-Петербургского Григория (Постникова), будущему святителю – недоучившемуся, но подающему большие надежды студенту – не только было представлено место в Японии, но и была присвоена ученая степень кандидата богословия без предоставления соответствующего квалификационного сочинения. Однако, по целому ряду дисциплин Иван Касаткин был не аттестован, т.к. пропускал целый год обучения [2].

23 июня 1860 года был пострижен в монашество с именем в честь святителя Николая Мирликийского [3], а 30 июня он был рукоположен в иеромонаха. Постриг совершил ректор академии епископ Нектарий. Зиму 1860-1861 года он провел в Николаевске-на-Амуре, где встретился со святителем Иннокентием (Вениаминовым), просветителем Сибири и Аляски, который благословил его и посоветовал вплотную заняться изучением японского языка. Видя бедную рясу иеромонаха, святитель купил хороший бархат и сам выкроил рясу отцу Николаю, а также возложил на него свой наградной наперсный крест.

2 июля 1861 года иеромонах Николай прибыл в японский порт Хакодатэ. В условиях гражданской войны, нападений на иностранцев и строгого запрета на Христинство, молодой проповедник взялся за усердное изучение японских языка, истории, культуры и религий – буддизма, синтоизма и конфуцианства, добившись через восемь лет замечательной эрудиции даже по японским меркам.

Первым японцем обращенным в православие иеромонахом Николаем стал Такума Савабэ, бывший самурай, синтоистский жрец и превосходный фехтовальщик, принявший крещение вместе с двумя друзьями в мае 1868 года. Так как в том же году совершилась Реставрация Мэйдзи повернувшая Японию на путь реформ ориентированных на европейские модели появились надежды расширить проповедь и иеромонах Николай отправился в Россию в 1869 году испросить разрешение Святейшего Синода открыть в Японии русскую духовную миссию. В 1870 году император Александр II высочайше утвердил определение Святейшего Синода об учреждении Японской духовной миссии в ведении Камчатского епископата под началом Николая, возведенного в сан архимандрита.

В марте 1871 года архимандрит Николай вернулся в Хакодатэ. Проповедь Евангелия продолжалась столь успешно что, когда в начале 1872 года иеромонах Анатолий (Тихай) прибыл в Хакодатэ помочь в основании Миссии, архимандрит Николай переехал в Токио, столицу Японии, где он вскорости приступил к устроению штаб-квартиры Миссии. К 1875 году, когда в Японию прибыл епископ Камчатский Павел (Попов) чтобы рукоположить во священный сан рекомендуемых архимандритом Николаем кандидатов из местного населения, при Миссии в Токио действовали четыре училища – катихизаторское, семинарское, женское и причетническое, а в Хакодатэ два – для мальчиков и девочек. Во второй половине 1877 года Миссией стал регулярно издаваться журнал Кёокай хооти (Цековный вестник), а к 1878 году в Японии насчитывалось уже 4115 христиан, существовали многочисленные христианские общины. В том же году святитель обратился в Святейший Синод с просьбой прислать епископа для молодой Японской Церкви, и в ответ был сам определен на это служение.

Святейший Синод 17 марта 1880 года постановил “архимандриту Николаю быть епископом Ревельским, викарием Рижской епархии, с откомандированием в Японию”. 27 марта того же года последовало наречение, а 30 марта – хиротония во епископа. Хиротонию в Троицком соборе Александро-Невской Лавры совершали митрополиты Новгородский и Санкт-Петербургский Исидор, Киевский и Галицкий Филофей, Московский и Коломенский Макарий; епископы Вятский и Слободской Аполлос, Рязанский и Зарайский Палладий, Рижский и Митавский Филарет, Ладожский Ермоген и Выборгский Варлаам.

Будучи вызван для хиротонии в Россию, в 1879-1880 годах архимандрит Николай посетил Санкт-Петербург, Москву, Казань, Киев и Одессу, собирая добровольные пожертвования на строительство кафедрального собора в Токио. При активной поддержке из России, собор был освящен 8 марта 1891 года став одним из величайших зданий японской столицы, широко известным среди японцев как “Никорай-доо” (“храм Николая”) в честь просвятителя Японии.

Равноап. Николай Японский. Первый образ написанный по его прославлении мон. Иулианией (Соколовой)

Епископ Николай, начиная со своего прибытия в Японию и до последних дней ставил переводческую деятельность во главу угла. Еще в Хакодатэ он начал перевод Нового Завета сверяясь с греческим, латинским, славянским, русским, китайским и английским текстами Писания, а также с толкованиями святого Иоанна Златоуста. Святитель продолжал свои труды в Токио, переведя Октоих, Цветную и Постную Триоди, всё Евангелие и части Ветхого Завета необходимые для совершения годичного круга богослужений. Не доверяя инославным переводам, епископ Николай кропотливо создавал точный православный перевод, проводя ежедневно четыре часа за работой вместе со своим помощником Павлом Накаем, прекрасно образованном в конфуцианской классике и преданным православию.

В мае 1891 года совершлось покушение на цесаревича Николая Александровича во время его пребывания в Японии, но личное заступничество епископа Николая сыграло важную роль в предотвращении русско-японского столкновения. Когда Русско-Японская Война 1904-1905 года все-таки разразилась, епископ Николай, единственный из русских подданных, остался со своей паствой в Японии и организовал заботу о русских военнопленных, чье общее число достигало 73 тысяч.

Деятельность епископа Николая во время войны была высоко оценена и в Японии и в России. В Японии он стал известен всей стране и был почитаем многими как святой.

После прибытия в 1908 году епископа Сергия (Тихомирова) на новооснованную викарную Киотоскую кафедру, святитель обрел долгожданного наследника.

Отдав себя делу проповеди в Японии, архиепископ Николай горячо любил Россию, а также свою малую родину. Он находил время вести переписку с сестрой и её детьми, своими племянниками. Своему отцу он приобрел в собственность небольшой участок земли по соседству с церковной землей, которым впоследствии пользовалась сестра его с детьми. В память владыки на его родине, в деревне Коптянке была устроена, по мысли С. А. Рачинского, церковно-приходская школа на которую владыка прислал 200 рублей на устройство, а с 1902 года – столько же ежегодно на её содержание. С 1909 года состоял почетным членом общества вспомоществования нуждающимся ученикам Бельского духовного училища и время от времени присылал на нужды учеников свои жертвы [4].

Архиепископ Николай скончался 3 февраля 1912 года. Похороны совершлись при громадном стечении народа, как христиан, так и прочих японцев и иностранцев. Даже японский император Мэйдзи прислал венок на похороны святителя, впервые оказав такую почесть иностранному миссионеру.

Святой Николай оставил после себя собор, 8 храмов, 175 церквей, 276 приходов, одного епископа, 34 иереев, 8 диаконов, 115 проповедников и 34110 человек православных верующих в Японии, заложив прочную основу Японской Православной Церкви.

Мощи и почитание

Почитание святителя началось еще при его жизни и проявилось во время беспрецедентных похорон. Щепки от его гроба сохранялись людьми как святыня. Святые мощи архиепископа были приданы земле 9 февраля 1912 года на кладбище Янака, одном из самых уважаемых кладбищ Японской столицы.

Давно почитаемый в Японии, святой равноапостольный Николай, архиепископ Японский был прославлен в лике святых Русской Православной Церковью 10 апреля 1970 года. В Русской Православной Церкви Заграницей его канонизация последовала в 1994 году [5].

Не только православные чтили память великого пастыря, но и вся Япония знала и почитала святителя. Даже через 58 лет после его кончины когда во время канонизации верующие хотели перенести его святые мощи в собор, им это не разрешили, сказав, что святой Николай принадлежит всему японскому народу, независимо от вероисповедания, и останки его должны остаться на народном кладбище [6]. Таким образом, мощи равноапостольного Николая и по сей день покоятся на кладбище Янака, но некоторые извлеченные частицы их всё же находятся в разных храмах: в Токийском соборе есть мощевик святителя Николая, икона с частицами мощей недавно появилась и в Хакодатском храме, в 2003 году митрополит Токийский Даниил передал частичку мощей миссионера приходу на его родине, в посёлке Мирном, а 17 сентября 2008 года – во Владивостокский Успенский храм. В первых числах февраля 2012 года епископ Сендайский Серафим передал частицу мощей святителя для будущего храма в Минске [7]. Частица мощей святителя также обретается в Никольском митрополичьем соборе Православной Церкви в Америке в Вашингтоне.

В каждом храме Японской Церкви за каждой литургией поется тропарь равноапостолу, в отпусте поминается его имя, а также имеется икона или фреска святого покровителя этой земли. Первым храмом освященным во имя равноапостольного Николая стал правый придел Токийского Воскресенского собора в 1970 году. С тех пор были освящены и другие престолы в Японии. На родине равноапостола, в пределах бывшей Российской империи, уже во многих храмах можно видеть фрески и иконы святого, а с 1990-х годов ему были освящены несколько храмов в России и Белоруссии. На месте родного дома святителя в Берёзе в 1998 году был поставлен поклонный крест и памятный камень, но по состоянию на середину 2012 года крест упал, а мемориал находился в запустении [8]. Музей святителя, созданный на основе материалов, которые собрали на его малой родине, был создан в поселке Оленино Тверской области.

Миссионера чтут и во многих других странах. Так, святитель Николай в православной истории Китая связан с первым китайским иереем и святым, священномучеником Митрофаном, которого владыка Николай рукоположил во пресвитера в 1882 году. В Корее вспоминают его миссионерскую помощь и обучение корейских православных пастырей в Токийской духовной семинарии под началом святителя. Православные в ЮАР и США также чтут святителя как великого миссионера, в этих странах ему также освящены храмы. В Финляндии и Болгарии были написаны иконы святого.

Николай Японский: житие святого, мощи и храмы, дни памяти, почитание

13 августа 1836 года родился Николай Касаткин, известный как Николай Японский, православный миссионер, первый архиепископ православной церкви в Японии. Через полвека после его приезда более 30000 японцев исповедовали православие.

Кто такой Такума Савабэ? Сначала – бывший самурай, синтоистский жрец, боровшийся за возвращение императору власти и выдворение всех иностранцев из Японии. Особую неприязнь испытывал он к иностранному духовенству, веря, что именно через него враги хотят сокрушить дух японцев. Поэтому в 1865 году Такума Савабэ пришел в дом Николая Касаткина с мечом, чтобы убить православного монаха.
Но Николай Японский спросил самурая: «Справедливо ли осуждать то, чего ты не знаешь?» – и предложил ему рассказать о христианстве. Мудрый самурай согласился, и так начался цикл бесед о вере во Христа, который привел к тому, что в апреле 1868 года, то есть спустя три года, Савабэ крестился, став Павлом Савабэ. Чтец Виссарион Сартов стерег в это время двери конторы консульства. Вместе с ним крестились еще два его друга. Эти люди стали первыми японцами, принявшими православие. А еще через 7 лет Савабэ стал первым японским православным священником.

Но до этих событий восемь лет Николай Касаткин изучал язык, культуру, историю и традиции Японии, чтобы постигнуть дух страны и понять, как именно в ней должна происходить христианская проповедь. «И чем больше я знакомился со страной, тем более убеждался, что очень близко время, когда слово Евангелия громко раздастся и быстро пронесется из конца в конец империи», – писал он.
Знание языка позволило Николаю позже перевести на японский язык Евангелие, части Ветхого Завета, апостольские послания, краткий молитвослов, чин крещения и присоединения иноверных, катехизис для оглашенных, Цветную и Постную Триоди, «Православное вероисповедание» святителя Дмитрия Ростовского, «Толковое Евангелие» епископа Михаила и «Нравственное богословие» митрополита Платона.
При переводе молитвы «Господи, помилуй» возник вопрос, как следует переводить слово «помилуй», часто воспринимающееся как помилование преступника. Епископ Николай говорил: «У нас таких отношений с нашим Богом нет. Мы возьмем слово «аварема». Так мать «милует» ребенка, «жалеет» в исконном древнерусском смысле».
Епископ Николай занимался переводами в течение тридцати лет ровно с 18 до 22 часов.

Служение архиепископа Николая не было гладким, он испытал и травлю: от японцев – как русского политического агента и шпиона; от русских – как деятеля, сообщающего Японии о России то, чего ей не нужно знать. Все труды архиепископа объявлялись не только бесполезными, но и вредными. Но архиепископ Николай был твердо убежден, что его работа должна стоять вне всякой связи с политикой.
Искушали его и страсти, о которых он пишет так: «Один Господь знает, сколько мне пришлось пережить мучений в эти первые годы. Все три врага: мир, плоть и диавол – со всей силою восстали на меня и по пятам следовали за мной, чтобы повергнуть меня в первом же темном, узком месте, и искушения эти были самые законные по виду: «Разве я, как всякий человек, создан не для семейной жизни? Разве не можешь в мире блистательно служить Богу и ближним? Разве, наконец, не нужны ныне люди для России более, чем для Японии?» Николай победил эти искушения, и его победа принесла обильные плоды.

Отец Николай служил в Японии полвека и выезжал всего лишь дважды из этой страны. И на его жизнь и служение выпала русско-японская война, во время которой он, конечно, находился со своей паствой в Японии. Согласно чинопоследованию и благословению самого епископа Николая, японский народ молился общественной молитвой за победу своей страны над врагом. Вот что сказал епископ своей пастве, когда началась война: «Сегодня по обычаю я служу в соборе, но отныне впредь я уже не буду принимать участия в общественных Богослужениях нашей церкви… Доселе я молился за процветание и мир Японской империи. Ныне же, раз война объявлена между Японией и моей Родиной, я, как русский подданный, не могу молиться за победу Японии над моим собственным Отечеством. Я также имею обязательства к своей Родине и именно поэтому буду счастлив видеть, что вы исполняете долг в отношении к своей стране».
Николай Японский организовал Общество духовного утешения военнопленных (а их общее число достигло 73 тысяч) и, хотя ему нельзя было видеть их, постоянно посылал им письма, иконы и книги.
Император Николай II писал епископу Николаю в конце 1905 года: «. Вы явили перед всеми, что Православная Церковь Христова, чуждая мирского владычества и всякой племенной вражды, одинаково объемлет все племена и языки. Вы, по завету Христову, не оставили вверенного Вам стада, и благодать любви и веры дала Вам силу выдержать огненное испытание брани и посреди вражды бранной удержать мир, веру и молитву в созданной вашими трудами церкви».

На пике своего служения Николай Касаткин был одним из самых известных людей в Японии после императора. После посещения Японии протоиерей И. Восторгов писал, что в столице не нужно было спрашивать, где православная миссия, но достаточно было сказать «Николай», и каждый рикша знал, куда доставить гостя. «И православный храм назывался “Николай», и место миссии также «Николай», даже само православие называлось именем «Николай». Путешествуя по стране в одежде русского священника, мы всегда и всюду встречали ласковые взоры, и в словах привета и разговора по поводу нас мы улавливали слухом среди непонятных слов и выражений незнакомого языка одно знакомое и дорогое: «Николай»…»

Николай Японский: житие и труды святителя

Один из самых знаменитых миссионеров 20-го столетия — святитель Николай Японский. Он был создателем и первоиерархом Японской Православной церкви, положившим все душевные и физические силы на развитие своего детища.

Автор книги о святителе А. Платонова утверждала, что каждый русский человек должен знать житие равноапостольного Николая — одного из тех, кто составляет величие и гордость России.

Детство

Будущий святитель родился в селе на Смоленщине в 1836 г., сейчас на этом месте находится деревенька Береза Тверской области. В крещении мальчика назвали Иваном в честь Иоанна Предтечи. В пятилетнем возрасте Иван потерял мать, которой на момент смерти было всего 34 года. Отец мальчика — диакон Дмитрий Касаткин — остался один с тремя детьми.

Жизнь семьи проходила в бедности и лишениях, что с детства воспитало в Иване стойкость к жизненным испытаниям. Впоследствии Николай заботится об отце до его кончины, передавая часть своего жалованья домой.

Юношеские годы и молодость

Юноша окончил Бельское училище, а затем решил продолжить обучение в Смоленской семинарии. К учебному заведению Иван шел пешком много километров, так как железной дороги не было, а на лошадь не хватало средств. Проявив недюжинные способности, юноша в 1856 г. оканчивает семинарию. На дальнейшее обучение его направляют в Петербург в Духовную Академию, где Иван учится за государственные средства.

Заканчивая Академию, молодой человек все еще не представляет своей дальнейшей судьбы, тем более не задумывается о монашеском пути.

Однажды в стенах Академии он случайно наталкивается на объявление, приглашающее к поездке в Японию с целью занять место настоятеля храма при российском посольстве. Юноша загорается желанием поехать в далекую страну для христианской проповеди.

Принятие монашества

Приняв твердое решение отправиться в Японию, причем в монашеском чине, Иван приходит к ректору с прошением. Желание юноши передали митрополиту, и вскоре благословение на отъезд было получено.

В 1860 г. Иван принимает постриг, получив новое монашеское имя — Николай.

Через несколько дней инока рукоположили в иеромонаха. Проведя несколько дней в родной деревне, Николай отправился в дорогу.

Из-за окончания навигации зиму пришлось пережить в Сибири, где он познакомился с владыкой Иннокентием. Этот архипастырь в будущем прослывет просветителем Сибири. Иннокентий напутствовал иеромонаха, советуя как можно быстрее приступить к изучению японского языка. Сшил будущему миссионеру бархатную рясу и подарил свой наградной крест. Летом 1861 г. Николай прибывает в порт Хакодате.

Зрелый возраст

При российском консульстве в Хакодате находился Воскресенский деревянный храм, который впоследствии сгорел и был заменен каменным. Его бывший настоятель – о. Василий Махов — спустя год служения заболел и вернулся в Россию.

После этого консул Гошкевич вынужден был просить у Синода нового священнослужителя, имеющего высшее духовное образование. Гошкевич быстро сдружился с Николаем, ведь их объединяли годы учебы, проведенные в Петербургской Академии.

Жизнь в Хакодате

Первое время святитель лишь проводил церковные службы для работников консульства и случайных моряков с российских кораблей, зашедших в порт. Эта скудная деятельность была обусловлена местным законом, запрещающим проповедовать христианство среди японцев.

Отношение к христианам и к иностранцам вообще было крайне негативным и враждебным.

Новая политика, открывшая страну для чужеземцев, вызвала бурю протеста у самураев. Они вели открытую борьбу с иностранным влиянием, не гнушаясь запугиванием и даже убийствами. К новому священнику местные жители отнеслись с настороженностью, считая его шпионом из Европы.

Иеромонаха постигло горькое разочарование. Он решил, что миссионерство в Японии невозможно. Кроме того, его мучила мысль о неправильно выбранном жизненном пути, чувствовалась нехватка семьи. Незнание местного языка и культуры, враждебность японцев, тоска по Родине сделали жизнь Николая невыносимой. Эти испытания длились в течение нескольких лет.

С первых дней пребывания в Японии святитель изучает сложнейший японский язык и культуру страны, на овладение языком в совершенстве ушло около 8 лет. Благодаря тяжкому и упорному труду, ежедневным занятиям по 14 часов в сутки Николай мог читать подлинники древней японской литературы.

Впоследствии пресса писала о святителе как о человеке, знающем японскую культуру и язык лучше самих японцев.

Постепенно иеромонах Николай завоевал расположение местных жителей добротой и отзывчивостью. Его стали звать в гости, появились первые друзья среди японцев. Это радушие отчасти объяснялось и тем, что святитель никогда не порицал и не высмеивал буддизм и религиозные традиции местного населения.

Церковное служение

В 1869 г. Николай испрашивает у Синода благословение на организацию русской духовной миссии, для чего он лично посещает Россию и находится там почти год. Утвержденный Александром II документ определял состав миссии, которая включала начальника и трех иеромонахов с причетником.

Святитель был определен главой миссии и возведен в сан архимандрита. На нужды миссионеров выделили средства из государственной казны и духовного ведомства. Миссия была подчинена Камчатской православной епархии и епископу.

Центры миссии находились в городах:

Прибыв обратно в Японию в 1871 г., святитель с радостью обнаружил, что количество новообращенных христиан увеличилось. Этому способствовал упорный труд православных священников-японцев, на попечение которых была оставлена паства. В 1872 г. Николай переселяется в Токио, оставив в Хакодате своего верного помощника священника Анатолия (Тихая).

В 1873 г. правительством Японии был принят декрет о прекращении гонений на христиан и отмене некоторых запретов, касающихся христианства. Это событие открыло для святителя огромные возможности в миссионерском деле. Впоследствии им была создана первая православная семинария в Японии, основан Воскресенский собор в Токио.

Военные годы

В 1900 г. неприязнь по отношению к русским снова усиливается, что сказывается также на восприятии православной церкви. После заключения союза между Англией и Японией конфликт с Россией становится практически неизбежен. В начале февраля 1904 г. происходит разрыв дипломатических отношений между странами по инициативе Японии.

Некоторые русские священники, служившие в миссии, отправляются на родину. Николай вынужден прекратить письменное общение с российскими друзьями.

Он глубоко переживает военный конфликт, перестает посещать общественные мероприятие, не желая проводить молебны за победу Японии.

После того как в Японию начинают привозить российских пленных, количество которых за всю войну составило около 73 тыс., святитель испрашивает разрешение на организацию Общества духовного утешения. Организация предназначается для христианского окормления тех, кто находится в плену.

Благодаря такту и мудрости Николая в период войны, японцы стали ценить и уважать святителя еще больше.

С российской стороны также прозвучала высокая оценка его деятельности. В 1906 г. Николая возводят в сан архиепископа Токийского.

Однако из-за тяжелого послевоенного положения иссяк поток средств, выделяемых на миссию. Это привело к закрытию катехизаторского училища. Спасло положение прибытие епископа Сергия (Тихомирова). Он сразу развернул активную миссионерскую деятельность, что послужило большим утешением святителю Николаю.

Последние годы жизни

В 1911 г. в честь пятидесятилетнего служения архипастыря в Японии собралось много священнослужителей и чад старца — своего духовного отца . После проведения торжества, приняв множество гостей, владыка Николай ощутил сильнейшее нервное перенапряжение, что обострило болезнь сердца.

В 1912 г., спустя несколько дней после праздника Рождества Христова, святитель ложится в больницу в Цукидзи. Однако через некоторое время неутомимый архипастырь добивается выписки, чтобы продолжить труды. Этой же ночью японский старец скончался.

Множество народа провожало архиепископа Николая в последний путь, за гробом шла процессия, которая растянулась на 10 км.

На могилу святителя среди прочих прощальных венков был возложен венок от японского императора — большая честь для иностранца.

Миссионерская деятельность святителя

Не зря архипастыря прославили в лике святых как равноапостольного, ведь благодаря его кипучей деятельности и неутомимым трудам примерно 40 тыс. японцев были крещены в православную веру. Святитель является создателем японской православной церкви, которая не стала копией русской, но с самого начала обладала национальными чертами.

Отец Николай не пытался русифицировать японскую церковь, адаптируя богослужение и писание под японскую культуру и традиции.

Львиную долю времени архипастырь тратил на переводческие труды, желая донести до паствы сокровищницу христианских текстов.

Особенностью миссии святителя было то, что просветительской деятельностью активно занимались сами новообращенные японцы. Они доносили до собратьев суть христианской веры, привлекая их к церкви.

Большое внимание уделялось образованию. Была создана семинария и ряд духовных специализированных школ, при миссии существовала хорошая библиотека.

Канонизация и почитание

Архиепископ Николай был канонизирован русской церковью в 1970 г., зарубежная православная русская церковь прославила святителя в 1994 г.

В Японии равноапостольного Николая стали почитать сразу же после его кончины.

Уже на похоронах архипастыря люди старались сохранить хотя бы щепку от гроба любимого пастыря, которая считалась за святыню.

В Китае чтут память Николая, связывая его со святым Митрофаном — первым священником на этой земле. Архипастырь совершил рукоположение этого китайского священномученика. Православные Кореи хранят память об окормлении своих пастырей владыкой Николаем.

Храмы во имя Николая

В Воскресенском соборе города Токио существует придел, посвященный равноапостольному Николаю — первый храм, названный в честь святого. Его освящение произошло в 1970 г., в народе эта церковь известна под именем «Николай-до». Впоследствии и в других городах Японии стали появляться храмы его имени.

В 90-е годы в России также возникают храмы, названные именем святителя. На данный момент существует 7 таких церквей в разных регионах РФ. Храмы в честь святого есть в Белоруссии, США и даже ЮАР.

История мощей святого

Святитель похоронен в Токио, на кладбище под названием Янака, где находятся захоронения многих людей, пользующихся почтением у японцев. После канонизации архипастыря духовные чада хотели забрать мощи святого и положить их в Токийском соборе. Однако власти города не дали на это разрешение, мотивируя отказ тем, что старца Николая почитают многие люди разных конфессий.

Частицы мощей владыки находятся в храмах Токио и Хакодате, в Никольской церкви города Вашингтон. В России с 2003 г. часть мощей открыты для поклонения в поселке Мирный, а с 2008 г. — в Успенском храме Владивостока.

Труды равноапостольного Николая

Архипастырь много времени уделял изучению японской истории и культуры, из-под его пера вышло немало научных статей, посвященных Японии. Однако большей любовью и популярностью у читателя пользуются письма и дневники великого миссионера.

Дневники и заметки

Около 40 лет святитель вел дневник, дошедшие до нас записи охватывают период с 1870 до 1911 гг. До 1979 г. дневники считались уничтоженными в пожаре 1923 г., начавшемся в Токийском соборе во время землетрясения. Однако тетради с дневниковыми записями были обнаружены в Ленинградском историческом архиве профессором Накамура.

Оказалось, что дневники и письма святого были переданы в Россию митрополитом Сергием (Тихомировым) еще в 1912 г., но в годы революции попали в архив и были забыты.

Дневники представляют собой изложенные на бумаге размышления архипастыря о возникновении и развитии Японской Церкви, воспоминания о поездках и общении с людьми разных чинов и слоев общества. Дневники несколько раз издавались в России, также переведены на японский язык.

Миссиология

Главным и основным делом жизни святого Николая было миссионерство. Все силы и труды архипастыря направлялись на то, чтобы как можно больше японцев узнали о Христе. Для этого требовались трудолюбивые и грамотные помощники.

Архипастырем было составлено «Положение для Русской Духовной миссии в Японии», где он изложил требования к миссионеру и его основные обязанности.

Так, например, миссионером мог стать монах не младше 33 лет, понимающий японский язык, уделяющий достаточно времени для самообразования. Одним из правил была терпимость к иным христианским конфессиям.

Главной целью российских миссионеров было подготовить катехизаторов из местного населения.

Вопросам миссии владыка посвящал многие статьи. Например, в статье под названием «В Японии жатва многа. » святитель критикует методы католической миссии, которая технические приспособления выдавала за чудеса, держа японцев в страхе.

Письма и послания

Почти всю жизнь святитель писал письма к друзьям и наставникам в России и Японии, своим духовным чадам. В письмах можно найти много интересных деталей повседневной жизни японского прихода, проблемы, с которыми столкнулся святитель в чужой стране.

В посланиях можно узнать об общении отца Николая с военнопленными в годы войны, их духовном окормлении. Многие из писем были изданы, например, книга «Видна воля Божия просветить Японию» содержит подборку наиболее интересных посланий архипастыря.

Проповеди и слова

Проповеди владыки были наполнены такими яркими образами и обладали такой силой, что неоднократно срывали аплодисменты у слушателей. Святитель с легкостью строил фразы, обладая богатым словарным запасом. Использовал в речах емкие, краткие предложения и необычные обороты.

Переводы

Около 30 лет жизни святой Николай посвятил переводам христианских текстов и Священного Писания на японский язык. Работой над переводами он занимался ежедневно по 4 часа. Вначале были переведены богослужебные книги, над которыми отец Николай работал еще в Хакодате.

Новый Завет святитель поначалу переводил с китайского языка на японский, однако вскоре заметил в китайском варианте неточности и ошибки. После этого архипастырь использовал для перевода русский текст Писания. Постепенно святитель перевел полностью Священное Писание, все тексты, необходимые для богослужения, и ряд христианской литературы для катехизации.

Молитвы и тропари

Святой Николай считается покровителем миссионеров. Ему молятся за неверующих друзей и родных, за попавших в секты, за тех, кто занимается изучением иностранных языков.

Тропарь — это краткая молитва, посвященная празднику или святому.

Этот вид молитвословия один из самых древних. В тропаре святому Николаю раскрывается его главный подвиг — просвещение Японской земли. Святитель также сравнивается с апостолами Христовыми. Тропарь часто используют при Богослужении в день памяти святого. Но его можно читать и дома в любой день наряду с другими молитвами этому подвижнику.

В молитвах, обращенных к святителю, возносятся прошения о сохранении мира и благоденствия в России и Японии, об избавлении от голода, стихии и болезней. В составе молитвы есть отдельные прошения о сохранении и спасении священства, монашества, вдов, сирот, младенцев.

Каноны и акафисты

Канон — это древний жанр молитвословия, использующийся в православном Богослужении. Состоит канон из 9 песней, а каждая песнь в свою очередь — из тропарей и ирмосов. Каноны могут быть посвящены Господу, Богородице, какому-либо празднику или святому. Чтение канонов благословляется и дома.

В каноне святому равноапостольному Николаю проводится параллель между его подвигами просвещения японского народа и подвигами ветхозаветных праведников, вспоминаются самые значимые события из его жизни.

Акафист — это хвалебное молитвословие, состоящее из 24 кратких частей ( икосов и кондаков).

Акафисты обычно не входят в Богослужебный цикл, их читают на водосвятных молебнах или дома.

Если каноны могут быть покаянными или молебными, то акафисты носят радостный и благодарственный характер.

Акафист святителю раскрывает перед читателем житие подвижника, восхваляя его христианские добродетели и добрые дела.

Видео

О роли святителя в развитии борьбы самбо смотрите в этом видеоролике.

Равноапостольный Николай Японский (Касаткин), архиепископ

Дни памяти

9 августа (переходящая) – Собор Смоленских святых

Житие

Свя­той рав­ноап­о­столь­ный Ни­ко­лай, ар­хи­епи­скоп Япон­ский, в ми­ру Иван Ди­мит­ри­е­вич Ка­сат­кин, ро­дил­ся 1 ав­гу­ста 1836 го­да в Бе­ре­зов­ском по­го­сте, Воль­ско­го уез­да, Смо­лен­ской гу­бер­нии, где его отец слу­жил диа­ко­ном. Пя­ти лет он по­те­рял мать. Окон­чив Бель­ское ду­хов­ное учи­ли­ще, а за­тем Смо­лен­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию, в 1857 го­ду Иван Ка­сат­кин по­сту­пил в Санкт-Пе­тер­бург­скую ду­хов­ную ака­де­мию. 24 июня 1860 го­да в ака­де­ми­че­ском хра­ме Две­на­дца­ти Апо­сто­лов епи­скоп Нек­та­рий со­вер­шил по­стри­же­ние его в мо­на­ше­ство с на­ре­че­ни­ем име­ни Ни­ко­лай. В день па­мя­ти пер­во­вер­хов­ных апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла, 29 июня, инок Ни­ко­лай был по­свя­щен во иеро­ди­а­ко­на, а 30 июня – в пре­столь­ный празд­ник ака­де­ми­че­ско­го хра­ма – в сан иеро­мо­на­ха. За­тем по его же­ла­нию отец Ни­ко­лай был на­зна­чен в Япо­нию на­сто­я­те­лем кон­суль­ско­го хра­ма го­ро­да Ха­ко­да­те.

Сна­ча­ла про­по­ведь Еван­ге­лия в Япо­нии ка­за­лась со­вер­шен­но немыс­ли­мой. По сло­вам са­мо­го от­ца Ни­ко­лая, “то­гдаш­ние япон­цы смот­ре­ли на ино­стран­цев как на зве­рей, а на хри­сти­ан­ство как на зло­дей­скую цер­ковь, к ко­то­рой мо­гут при­над­ле­жать толь­ко отъ­яв­лен­ные зло­деи и ча­ро­деи”. Во­семь лет ушло на то, чтобы изу­чить стра­ну, на­род, язык, нра­вы, обы­чаи тех, сре­ди ко­го пред­сто­я­ло про­по­ве­до­вать, и к 1868 го­ду паства от­ца Ни­ко­лая на­счи­ты­ва­ла уже око­ло два­дца­ти япон­цев. В кон­це 1869 го­да иеро­мо­нах Ни­ко­лай в Пе­тер­бур­ге до­ло­жил Си­но­ду о ре­зуль­та­тах сво­ей ра­бо­ты. Бы­ло при­ня­то ре­ше­ние: “Об­ра­зо­вать для про­по­ве­ди меж­ду япон­ски­ми языч­ни­ка­ми Сло­ва Бо­жия осо­бую Рос­сий­скую Ду­хов­ную Мис­сию”. Отец Ни­ко­лай был воз­ве­ден в сан ар­хи­манд­ри­та и на­зна­чен на­чаль­ни­ком этой Мис­сии. Вер­нув­шись в Япо­нию, бу­ду­щий свя­ти­тель пе­ре­дал Ха­ко­дат­скую паст­ву иеро­мо­на­ху Ана­то­лию, а сам пе­ре­нес центр Мис­сии в То­кио. В 1871 го­ду в стране на­ча­лось го­не­ние на хри­сти­ан, мно­гие под­вер­га­лись пре­сле­до­ва­ни­ям (в том чис­ле пер­вый пра­во­слав­ный япо­нец, зна­ме­ни­тый впо­след­ствии мис­си­о­нер-свя­щен­ник Па­вел Са­ва­бе). Толь­ко к 1873 го­ду го­не­ния несколь­ко пре­кра­ти­лись, и ста­ла воз­мож­на сво­бод­ная про­по­ведь хри­сти­ан­ства.

В тот же год ар­хи­манд­рит Ни­ко­лай при­сту­пил к стро­и­тель­ству в То­кио церк­ви и шко­лы на пять­де­сят че­ло­век, а за­тем и ду­хов­но­го учи­ли­ща, ко­то­рое в 1878 го­ду бы­ло пре­об­ра­зо­ва­но в се­ми­на­рию.

В 1874 го­ду в То­кио при­был прео­свя­щен­ный Па­вел, епи­скоп Кам­чат­ский, чтобы ру­ко­по­ло­жить во свя­щен­ный сан ре­ко­мен­ду­е­мых ар­хи­манд­ри­том Ни­ко­ла­ем кан­ди­да­тов из мест­но­го на­се­ле­ния. К это­му вре­ме­ни при Мис­сии в То­кио дей­ство­ва­ли че­ты­ре учи­ли­ща – ка­те­хи­за­тор­ское, се­ми­нар­ское, жен­ское, при­чет­ни­че­ское, а в Ха­ко­да­те два – для маль­чи­ков и де­во­чек. Во вто­рой по­ло­вине 1877 го­да Мис­си­ей стал ре­гу­ляр­но из­да­вать­ся жур­нал “Цер­ков­ный вест­ник”. К 1878 го­ду в Япо­нии на­счи­ты­ва­лось уже 4115 хри­сти­ан, су­ще­ство­ва­ли мно­го­чис­лен­ные хри­сти­ан­ские об­щи­ны. Бо­го­слу­же­ние и пре­по­да­ва­ние на род­ном язы­ке, из­да­ние книг ре­ли­ги­оз­но-нрав­ствен­но­го со­дер­жа­ния – вот сред­ства, ко­то­рые поз­во­ли­ли Мис­сии до­бить­ся за ко­рот­кий срок столь зна­чи­тель­ных ре­зуль­та­тов.

30 мар­та 1880 го­да в Тро­иц­ком со­бо­ре Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры со­сто­я­лась хи­ро­то­ния ар­хи­манд­ри­та Ни­ко­лая во епи­ско­па. Вер­нув­шись в Япо­нию, свя­ти­тель с еще боль­шим усер­ди­ем стал про­дол­жать свои апо­столь­ские тру­ды: за­вер­шил стро­и­тель­ство со­бо­ра Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва в То­кио, при­нял­ся за но­вый пе­ре­вод бо­го­слу­жеб­ных книг, со­ста­вил на япон­ском язы­ке осо­бый пра­во­слав­ный бо­го­слов­ский сло­варь.

Боль­шие ис­пы­та­ния вы­па­ли на до­лю свя­ти­те­ля и его паст­вы в пе­ри­од рус­ско-япон­ской вой­ны. За свои по­движ­ни­че­ские тру­ды в эти тя­же­лые го­ды он был удо­сто­ен воз­ве­де­ния в сан ар­хи­епи­ско­па.

В 1911 го­ду ис­пол­ни­лось пол­ве­ка с тех пор, как мо­ло­дой иеро­мо­нах Ни­ко­лай впер­вые сту­пил на япон­скую зем­лю. К то­му вре­ме­ни в 266 об­щи­нах Япон­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви бы­ло 33017 хри­сти­ан, 1 ар­хи­епи­скоп, 1 епи­скоп, 35 свя­щен­ни­ков, 6 диа­ко­нов, 14 учи­те­лей пе­ния, 116 про­по­вед­ни­ков-ка­те­хи­за­то­ров.

3 фев­ра­ля 1912 го­да, на 76-м го­ду жиз­ни, про­све­ти­тель Япо­нии ар­хи­епи­скоп Ни­ко­лай мир­но ото­шел ко Гос­по­ду. Свя­щен­ный Си­нод Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 10 ап­ре­ля 1970 го­да вы­нес акт о про­слав­ле­нии свя­ти­те­ля в ли­ке рав­ноап­о­сто­лов, ибо в Япо­нии свя­той уже дав­но был чтим как ве­ли­кий пра­вед­ник и мо­лит­вен­ник пред Гос­по­дом.

Приход храма Михаила Архангела г. Иркутск

официальный сайт

16 февраля день памяти Святителя Николая Японского.

Святой равноапостольный Николай, архиепископ Японский — третий русский святой за всю историю христианства в России, прославленный в лике равноапостольных — после святых князей Ольги и Владимира. Основал и был первым иерархом Православной Церкви в Японии.

Не было человека в Японии, после императора, который пользовался бы в стране такою известностью. Достаточно было сказать одно слово «Николай» и буквально каждый рикша в Токио сразу знал, куда нужно было доставить гостя. О нем писали, что знать о нем как можно более подробно — долг всякого русского человека, потому что такие люди, как архиепископ Николай, — гордость и украшение своей страны.

Святой равноапостольный Николай (в миру Иван Дмитриевич Касаткин) родился 1 августа 1836 года в Березовском погосте Бельского уезда Смоленской губернии в семье бедного диакона Димитрия Ивановича Касаткина. Мать умерла, когда мальчику было пять лет. Святитель очень любил своего отца, благодарно вспоминал его и до самой смерти родителя посылал ему часть своего жалованья.

Блестяще окончив Бельское духовное училище и Смоленскую духовную семинарию, он в 1857 году в числе лучших учеников был принят в Санкт-Петербургскую духовную академию на казённый кошт (содержание).

В 1860 году, случайно прочитав приглашение занять место настоятеля домовой церкви при русском консульстве в Хакодатэ в Японии, он, 26-летний юноша, совершенно неожиданно для себя решает отправиться в Японию для проповеди христианства. Тогда же в 1860 году в день памяти первоверховных апостолов Петра и Павла он был пострижен в монашество с именем Николай. «Я много мечтал о своей Японии, — вспоминал он позднее. — Она рисовалась в моем воображении как невеста, поджидавшая меня с букетом в руках. Вот пронесется в ее тьме весть о Христе, и все обновится».

По дороге в Японию святитель зазимовал в Сибири, где состоялась его встреча с прославленным миссионером — архиепископом Иннокентием (впоследствии митрополитом Московским, апостолом Америки и Сибири), который ласково принял его и благословил. Видя бедную рясу иеромонаха, епископ Иннокентий купил хороший бархат и сам выкроил из него рясу отцу Николаю. Также он возложил на отца Николая наперсный бронзовый крест, полученный за участие в Крымской кампании.

2 июля 1861 года иеромонах Николай прибыл в Хакодатэ (о.Хоккайдо). Но начать миссионерскую деятельность молодому иноку было чрезвычайно трудно. С одной стороны его одолевали сомнения в правильности избранного пути. Мысли о семейной жизни и о возвращении в Россию неотступно преследовали его. «Один Господь знает, сколько мне пришлось пережить мучений в эти первые годы. Все три врага: мир, плоть и диавол — со всей силою восстали на меня и по пятам следовали за мной, чтобы повергнуть меня в первом же темном, узком месте».

С другой стороны и политическая обстановка была довольно острой. Позднее святитель вспоминал: “Тогдашние японцы смотрели на иностранцев как на зверей, а на христианство как на злодейскую секту, к которой могут принадлежать только отъявленные злодеи и чародеи”. Исповедание христианской религии было запрещено под страхом смертной казни.

Святитель Николай стал изучать японский, по его выражению «варварский язык, положительно труднейший на свете, так как он состоит из двух: природного японского и китайского, перемешанных между собою, но отнюдь не слившихся в один». Он занимался по 14 часов в сутки, посещал литературные собрания и языческие храмы и через восемь лет упорных трудов достиг того, что стал как бы природным японцем, отлично знающим историю и всю японскую литературу, как древнюю, так и новую, основательно изучив буддизм, синтоизм и конфуцианство.

Понемногу святитель Божий стал сеять семена христианского учения. Первым обращенным в православие японцем стал бывший самурай и жрец Такума Савабе (1835-1913), превосходный фехтовальщик, член тайного общества, враждебного к иностранцам. Однажды он зашел к святителю, чтобы, высказать свое презрение и ненависть к христианской вере. Однако через неделю таких бесед Савабе сделался в душе своей христианином, затем принял православие, получив в святом Крещении имя Павла. На Савабе тут же обрушились тяжкие испытания. Его жена сошла с ума и через несколько месяцев в припадке болезни сожгла собственный дом. Тогда же он был заключен темницу. Но испытания лишь укрепили ревность Павла, и в 1875 году он был рукоположен в священника.

Иерей Павел Савабе

Спустя год Савабе привел к отцу Николаю своего друга, врача Сакаи. Еще через год к ним присоединился врач Урано. Много позже, при крещении (отец Николай не спешил с ним, давая своим ученикам возможность лучше усвоить истины новой веры), они получили имена апостолов: Павел, Иаков, Иоанн.

Вдохновленный успехом проповеди, а также учитывая позитивные перемены в политической жизни страны, отец Николай решает ходатайствовать перед Святейшим Синодом об открытии в Японии Русской духовной православной миссии. В апреле 1870 года распоряжением Святейшего Синода в Японии была открыта православная миссиия в составе начальника, трех иеромонахов и причетника. Иеромонах Николай был назначен начальником миссии с возведением в сан архимандрита.

Церковь Христова, основанная тайно в Хакодатэ, стала расти и крепнуть по всей Японии. Начали строиться храмы, совершаться богослужения, устраиваться публичные диспуты и собеседования, образовываться христианские общины, открываться школы и семинарии. В признание заслуг архимандрита Николая Святейший Синод 30 марта 1880 года в Петербурге рукоположил его в епископа Японского.

Оставив хакодатскую церковь на прибывшего из России иеромонаха Анатолия (Тихай), 4 февраля 1872 года Святитель Николай перебрался в Токио. Посреди японской столицы на холме Суругадай, который был куплен Россией для Русской миссии, возвели кафедральный Воскресенский собор, который получил в народе имя Сейдоо-Никорай (храм Николай). Рядомрасполагались духовная семинария, женское училище, миссионерское управление, типография, жилище архиепископа и ближайших его помощников. К этому времени в Японии уже насчитывалось 216 православных общин, а число обращенных в христианство приближалось к 19 тысячам.

Главным делом святителя, начатым еще в Хакодате, был перевод на японский язык Священного Писания и богослужебных книг. Тридцать лет с великим усердием святитель Николай трудился над переводом. Это была кропотливейшая работа. За 4-5 часов работы ему удавалось перевести не более 15 стихов. Им переведены почти весь Ветхий Завет, весь Новый Завет, весь круг богослужебных книг, а также Православное вероисповедание” святителя Димитрия Ростовского, катехизис, “Краткая Священная история” и многое другое.

Библия на японском

Из бывших студентов семинарии составился целый коллектив переводчиков, работавших над переводом не только русской богословской, но и русской художественной литературы. Святитель писал: «Пусть переводят и читают. Узнав русскую литературу, узнав Пушкина, Лермонтова, графа Толстых, Достоевского, нельзя не полюбить России.» Кроме того святитель устроил прекрасную православную библиотеку. Одних европейских книг в ней насчитывалось свыше 12 тысяч названий (на английском, французском, немецком языках, но более всего на русском).

По свидетельству японцев-христиан преосвященный Николай служил живым образом миссионерского самоотвержения. Все свои материальные средства он отдавал на нужды Церкви, покрывая тем самым недостатки в содержании школ, редакций, проповедников. Он не отказывался жертвовать на постройку новых молитвенных домов и на случайные нужды бедных христиан, на обеспечение бедных семейств после пожаров и землетрясений, столь частых в Японии. При этом сам владыка не имел подчас самого простого и необходимого: например, дома его можно было увидеть одетым, подобно какому-нибудь пустыннику, в грубый, местами заплатанный подрясник, а на улице идущим пешком с тростью в руке.

Почти полвека апостольского служения в Японии, святитель Николай подвергался преследованиям и клеветам, его даже называли русским шпионом.

Русско-японская война стала для отца Николая самым скорбным и тяжелым периодом — это была вражда между его родиной и той страной, которой он отдал все свои силы. Он не забыл первой и не отрекся от последней, оставшись со своей паствой в Японии.

Русско-японская война 1904-1905гг.

Однако в общественных богослужениях он участия не принимал, так как согласно чинопоследованию богослужений (и благословению самого свт. Николая Японского), японские христиане молились о победе своей страны над Россией: «Ныне же, раз война объявлена между Японией и моей родиной, я, как русский подданный, не могу молиться за победу Японии над моим собственным отечеством. Я также имею обязательства к своей родине и именно поэтому буду счастлив видеть, что вы исполняете долг в отношении к своей стране.» Прекратив всяческую переписку с Россией, он всецело посвятил себя переводческой работе.

С согласия японского правительства святитель образовал Общество духовного утешения военнопленных, для окормления которых им были отобраны пять священников, владевших русским языком. Каждого пленного, прибывшего в Японию (общее их число достигало 73 тысяч), японская церковь благословила серебряным крестиком. Пленные снабжались иконами и книгами, им помогали материально. В местах погребения наших воинов при содействии святителя сооружались храмы и памятники.

Редкий такт и мудрость, проявленные святителем Николаем в годы войны, еще более повысили его престиж в глазах не только японского народа, но и правительства и самого императора. В 1911 году 50-летие его апостольского служения было оценено как споспешествовавшее развитию цивилизации в Японии. К этому времени было уже 266 общин Японской Православной Церкви, в состав которых входило 33 017 православных мирян, 1 архиепископ, 1 епископ, 35 иереев, 6 диаконов, 14 учителей пения, 116 проповедников-катехизаторов.

Нервное напряжение и переутомление обострили сердечную астму, которой страдал владыка. Силы его стали быстро таять. В январе 1912 года владыку поместили в госпиталь, где он 3 февраля, на 76 году жизни, мирно отошел ко Господу. Отпевание, проходившее в соборе Воскресения Христова, совершалось главным образом, по-японски. Среди прочих венков выделялся венок от императора Японии — этой чести иностранцы удостаивались исключительно редко.

Его могила и теперь остается в Японии святыней народной и общецерковной, а сам святитель Николай почитается как великий праведник и особый молитвенный предстатель пред Господом.

Тропарь, глас 4
Апостолов единонравне и сопрестольне, служителю Христов верный и Богомудрый, цевнице избранная Божественного Духа, сосуде преизливающийся любве Христовы, Японския земли просветителю, святый Николае, иерарше равноапостольне, молися Живоначальной Троице о всем твоем стаде и о всем мире.

Кондак, глас 4
Странника и пришельца прият тя страна Японская, равноапостольне святителю Николае, в ней же исперва познал еси себе яко чуждаго, обаче теплоту и свет Христов источая, прелагал еси враги твоя в сыны духовныя, имже раздая благодать Божию, созидал еси Церковь Христову, о ней же ныне молися, и тебе бо сынове ея и дщери взывают: радуйся пастырю добрый наш.

Япония конца XIX — начала XX вв. в фотографиях и картинках

Фотографии Японии конца XIX века.

Токио в конце XIX века

Японские гравюры и живопись конца XIX века

Японские самураи

Японские простолюдины

Японки конца XIX века

Русско-японская война 1904-1905гг.

Крейсер «Варяг»

Экипировка времен Русско-Японской войны 1904-1905

Святитель Николай Японский: жизнь и равноапостольное служение

Спасибо что зашли на наш сайт, перед тем как начать чтение вы можете подписаться на интересную православную mail рассылку, для этого вам необходимо кликнуть по этой ссылке «Подписаться»

Япония вплоть до начала XX века была настроена враждебно по отношению ко всему чужеземному. С особенной настороженностью японцы смотрели на веру в Христа. Серьезную роль в этом сыграло первое столкновение «страны Ниппон» с религией Христа, которое произошло в XVI веке через португальских и испанских иезуитов. Однако, появился человек, который не только сумел примирить Страну Восходящего Солнца с христианством, но и обратить в православие более 30 тысяч ее жителей. Этот подвижник – святой равноапостольный Николай, архиепископ Японский (до пострига Иван Дмитриевич Касаткин).

Николай, архиепископ Токийский и Японский

Содержание страницы

Детство и юность

Иван Дмитриевич родился под Смоленском. Его отцом был деревенский дьякон. Произошло это в 1836 году. Родители его были небогатыми людьми, но смогли дать сыну хорошее образование. Духовное училище, семинария, и, наконец, Петербургская духовная академия.

Полезные материалы

В 1862 году, когда молодой человек уже завершал курс в академии, появилось извещение, что в церковь при русском консульстве в Японии приглашается батюшка. Юноша, до этого и не помышлявший о Стране Восходящего Солнца, принял решение ехать туда. Это случилось во время всенощной. Он явился к своему начальству с заявлением о желании стать настоятелем храма в городе Хакодате и с просьбой о монашеском постриге.

Сначала состоялся постриг, через несколько дней инока Николая рукоположили в иподиаконы, а затем и в иеромонахи. Отцу Николаю в то время было 26 лет.

Приезд в Японию

Приехав в Японию, отец Николай обнаружил там мир, совершенно непохожий на все то, с чем он сталкивался ранее, культуру древнюю, своеобразную, по-своему очень красивую и глубокую, но во многом антагоничную ко всему иноземному, и в особенности, к христианству.

В письмах он упоминал о том, что японцы смеются над ним и даже бросают в него камнями, когда он в облачении проходит по улице. Однако, молодой священник не ограничился службами в храме при консульстве, а решил посвятить себя делу, на первый взгляд, совершенно немыслимому – проповеди православия среди японцев. А для этого нужно было перестать быть для здешних жителей чужим. И отец Николай стал обучаться языку, постигать островные обычаи.

На это ушло пять лет.

Он старательно вникал в особенности этикета японцев, их бытовое поведение, словом, делал все, для того, чтобы лучше понимать этот народ, стать для японцев если не своим полностью, то, хотя бы, не совсем чужим. Только в этом случае он считал возможным приступить к проповеди православной веры на японских островах.

Первые крещения

Деятельность и молитвы отца Николая не прошли даром и в Японии стали появляться христиане. Первым из жителей, кого окрестил отец Николай, стал самурай Такума Савабе, вначале – его злейший враг, впоследствии – верный последователь и продолжатель дела.

Савабе-сан был выходцем из старинного и воинственного рода, в доме русского консула он бывал, чтобы учить фехтованию сына консула. Кроме того, он был жрецом одного из синтоистских храмов Хакодате. Неудивительно, что он был приверженцем традиционной культуры японских островов и очень не любил все иноземное, в особенности – христианскую веру.

Встречаясь с русским священником в консульстве, он смотрел на него с неприкрытой злобой. И как-то отец Николай обратился к нему с вопросом:

Рассудив, что и в самом деле, глупо ненавидеть то, о чем не имеешь представления, Такума Савабе стал слушать объяснения русского иеромонаха и задавать вопросы.

Он стал часто приходить к нему для разговоров на духовные темы, и приводил с собой еще двоих, ищущих истины – Сакаи Ацунори и Урано. Эти люди и стали первыми последователями отца Николая на Японских островах. В 1868 году святитель окрестил их. Савабе стал Павлом, Урано – Иаковом, Сакаи – Иоанном.

Сделано все было в глубоком секрете, поскольку в тогда в Японии христианам было запрещено осуществлять миссионерскую деятельность. Это было время, когда Япония была раздираема гражданской смутой, и нужно было соблюдать максимальную осторожность, чтобы не вызвать всплеска фанатизма среди поборников старых традиций.

Создание духовной миссии

Через полгода после крещения первых новообращенных, гражданская смута закончилась. Япония повернулась лицом к Западу, к переменам и прогрессу. Это была так называемая эпоха Мэйдзи. Прекратились и гонения на последователей веры в Христа. Отец Николай поехал в столицу Российской империи с прошением о создании в Японии русской духовной миссии. Это предложение было поддержано Святейшим Синодом и государем.

Вновь созданная миссия поступила под начало епископа Камчатского. Ее опорные пункты расположились в Киото, Токио, Хакодате и Нагасаки. Главой миссии был назначен отец Николай, уже в сане архимандрита. В 1871 году архимандрит Николай вернулся на острова, а вслед за ним потянулись еще священники. Через год начальник русской православной миссии в Японии с перебрался в Токио, поручив храм в Хакодате своему заместителю.

Главной задачей святителя отныне становится перевод Евангелия и других христианских текстов на японский язык. Он начал этот труд еще будучи в Хакодате, а теперь посвятил ему все свои силы и все время.

Первоначально богослужения в православных храмах Страны Восходящего Солнца шли на церковнославянском языке, по-японски произносились лишь «Верую», «Отче наш», «Господи, помилуй» и некоторые другие молитвы. Но в традиции православия служить на родном языке прихожан. Поэтому владыка Николай принялся за этот титанический труд, который стал подвигом всей его жизни.

Для того, чтобы перевести Новый Завет, ему пришлось обращаться, при помощи переводчиков, к китайскому, английскому вариантам текста, а так же сверяться с Септуагинтой (Septuaginta – первый греческий перевод Ветхого Завета, сделанный в течение III-II вв. до н.э. Ветхий Завет в этом переводе сыграл огромную роль для Церкви.) , Вульгатой ( лат. Biblia Vulgata «Общепринятая Библия» — латинский перевод Священного Писания, основанный на трудах Иеронима Стридонского) .

30 лет отец Николай и его помощники из новообращенных христиан, среди которых было очень много образованных людей, знающих языки, трудились над переводами священных текстов.

Во время войны

Когда грянула русско-японская война, многие православные священники покинули острова и вернулись в Россию. Но отца Николая, который к тому времени получил уже сан епископа, его многочисленная к тому времени паства просила не покидать их. И он принял непростое решение остаться со своими духовными детьми, несмотря на то, что его государство воевало с Японией.

Он занялся исключительно одними лишь переводами, прервав общение с Россией, и участие в богослужениях. Причина была простая – во время службы возносятся молитвы за страну и воинство, а святитель не мог себе позволить публично молиться за Россию в стране, которая вела с ней войну. Его прихожане могли быть поставлены этим в сложное положение. В то же время он отправил во все приходы послания, в которых благословлял православных японцев молиться за Японию и японскую армию.

Когда на острова начали привозить русских военнопленных, епископ делал все, чтобы облегчить их участь. Было создано специальное общество для помощи военнопленным. Самого отца Николая к ним не допускали, но к пленникам приходили его ученики и прихожане, и приносили им продукты, лекарства и пастырские наставления и слова поддержки от владыки.

Поведение отца Николая в период военных действий, его мудрость и мужество были высоко оценены и японским обществом, и в российских правительственных кругах.

Кончина святителя

Николай Японский умер в 1912 году, окруженный учениками, последователями и почитателями. За год до смерти он успел отпраздновать пятидесятилетие своего служения на японской земле. Он был окружен исключительным уважением и почитанием местного населения, не только православных японцев, но и тех, кто хранил приверженность традиционным культам.

Миссию он передал в надежные руки своих последователей и умер со спокойным сердцем за дело своей жизни. В день его похорон среди моря цветов и венков можно было видеть венок от императора – редчайший знак уважения, которого иностранцы никогда не удостаивались.

Сейчас есть храмы во имя святого равноапостольного Николая Японского. Один из них возведен в поселке Мирном Тверской области. Недавно организованный приход с новым храмом Николая Японского имеется в Минске. Там же находится его икона.Память святого чтят 16 февраля.

Не меньшим, если не большим почтением, чем у нас, имя святителя окружено в Японии. Благодаря его трудам в этой стране было очень много сделано для укрепления православия:

  • в столице страны выстроен кафедральный собор и несколько церквей в других городах;
  • организовано 276 приходов;
  • число прихожан пдостигло 34000;
  • святитель Николай воспитал 8 диаконов, 34 священника и одного епископа.

И настоящее время среди японских христиан 36 тысяч составляют православные. В большинстве своем – это потомки тех, кто был окрещен при жизни отца Николая.

Наследие Николая Японского

Николай Японский известен не только как миссионер. Его справедливо считают одним из выдающихся востоковедов, японистов двадцатого столетия. Собрание трудов отца Николая достигает 10 томов. Это не только переводы и обращения к прихожанам, но и дневники, имеющие немалую ценность. Он вел их всю жизнь.

Самые ранние из дошедших до нас датированы 1870 годом, последние – 1911-м. В них были отражены и период, когда святитель жил в России, и первые его впечатления о Японии, и рассказы о первых опытах переводов, размышления по поводу начала миссионерской деятельности, а так же содержались рассказы о периоде войны между Россией и Японией, и о многом другом, что пережил и видел святитель за годы своего апостольского служения.

Считалось, что эти записи были утрачены, когда в кафедральном соборе Токио вспыхнул огонь. Это произошло в начале 20-х годов прошлого века в результате мощного землетрясения. Не было бы ничего странного, если бы в суматохе такой катастрофы погибли бы тетради. Однако, произошло все иначе.

В семидесятых годах XX века филолог из Японии Кэнноске Никамура занимался изысканиями творчества Достоевского. С этой целью он приехал в СССР и работал в ЦГИА. Здесь совершенно случайно он наткнулся на дневники Николая Японского.

Так уж случилось, что во время своего недолгого пребывания в России, владыка встречался с Федором Михайловичем Достоевским, было это накануне произнесения писателем речи по поводу столетия Александра Пушкина. Этот эпизод был зафиксирован в одном из писем Достоевского. Поэтому, производя изыскания о Достоевском, русист из Страны Восходящего Солнца и обнаружил записи Николая Японского, имя которого было ему хорошо известно.

В Центральном государственном историческом архиве эти «утерянные» бумаги оказались после событий 1917 года, когда в ЦГИА перешли все архивы Святейшего Синода, и долгое время лежали там неразобранными. Оказывается, один из преемников владыки Николая сразу после его ухода из жизни передал 30 тетрадей, содержащих записи святителя, в Священный Синод.

Это и стало причиной того, что впервые дневники великого православного подвижника увидели свет в Японии. Это событие имело место в 1994 году. Относительно недавно эти записи владыки Николая были опубликованы и в России. Они представляют собой пять томов, почти по 800 страниц каждый.
В целом же наследие отца Николая, как уже говорилось, насчитывает 10 томов.
Жизнь святителя Николая навсегда останется ярчайшим образцом беззаветного апостольского служения.

Читайте также:  Матушка Сепфора - житие и биография схимонахини, пророчества и чудеса, могила, дни памяти, книги
Ссылка на основную публикацию