Паисий Величковский – житие и биография старца, труды, письма и послания, почитание и дни памяти

В день памяти преподобного Паисия Величковского

В первый день Рождественского поста, 15/28 ноября, Церковь совершает память одного из выдающихся наставников монашества XVIII века – преподобного Паисия Величковского.

Канонизация преподобного Паисия состоялась на Поместном соборе Русской Православной Церкви в 1988 году, но еще задолго до официального прославления святость этого подвижника была засвидетельствована всеобщим почитанием и любовью.

Преподобный Паисий, в миру Петр, родился 21 декабря 1722 года в Полтаве в семье потомственных священнослужителей. Его отец, дед и прадед были полтавскими протопопами, а прадед по материнской линии, богатый еврейский купец. Он, отрекшись от иудаизма, принял святое крещение со всей своей семьей. В конце жизни мать преподобного Паисия принимает монашеский постриг в Покровском монастыре, настоятельницей которого была бабка святого.

Благородное происхождение и благочестивая атмосфера, царившая в семье Величковских, безусловно, отразились на характере и интересах маленького Петра. Любовь к Богу и Церкви стала отличительной чертой его личности с самого раннего детства. Довольно рано Петр полюбил читать. При этом предпочтение он отдавал Священному Писанию, житийной литературе и тем поучениям святых отцов, какие находил в родительском доме.

Более глубокое соприкосновение преподобного Паисия Величковского с книгой начинается в стенах «Киевских братских училищ», более известных нам под именем Киево-Могилянской Академии – единственном учебном заведении Малороссии, способном конкурировать с лучшими европейскими университетами того времени. Однако, качество образования, предоставляемого этой знаменитой школой, предполагало трехуровневое и весьма продолжительное обучение, при котором богословию были посвящены лишь последние курсы Академии, а первые восемь лет студенты изучали языки, математику, риторику и философию. Душа юного Петра, идеалом которого уже с детства были монахи-подвижники, все больше тяготилась изучением внешней мудрости, и он решается на побег из Академии.

Мечтой семнадцатилетнего беглеца была монашеская жизнь, которую он надеялся начать под руководством духовно опытного старца. В жизни юного подвижника начинается новый период – период долгих поисков и горьких разочарований. Идеалом Петра было то монашеское житие, представление о котором он впитал в себя с детства благодаря чтению многочисленных житий и святоотеческих поучений. Но окружавшая его реальность носила скорее только образ древнего монашества, чем его силу и дух. Будущий старец будет убеждаться в этой горькой истине на протяжении своих многолетних духовных исканий.

Отчасти, причиной оскудения духовной жизни была та секуляризация Церкви, на которую покусился в XVIII веке первый император России – Петр Великий. Одним из результатов его церковных реформ стало стремительное сокращение монастырей и, как следствие, уничтожение живого монашеского Предания, которое Господь воскресил во многом именно подвижническими усилиями преподобного Паисия Величковского. Но это произойдет значительно позже, а пока что будущему отцу монашества предстояло подвергнуться множеству искушений и сменить ни один монастырь.

Окончательно разочароваться в возможности найти духоносного старца, подобного древним великим отцам монашества, преподобному Паисию суждено было на Афоне. Но любое зло Господь силен обратить во благо. Отсутствие духоносных старцев стало причиной тщательного поиска, жадного изучения и неутомимого восстановления их рукописных творений. Вспоминая немногих ревнителей возвращения к святоотеческому опыту в ХVIII веке, таких, например, как преподобные Макарий Коринфский и Никодим Святогорец, нашему русскому святому – преподобному Паисию Величковскому – следует воздать сугубую благодарность. Ведь перед ним стояла еще более трудная задача: не только отыскать и систематизировать, но и сделать учение святых отцов доступным для русского читателя.

Первые шаги в переводческой деятельности отца Паисия были омрачены неудачей. Выверяя одни славянские книги по другим, также славянским, с большим трудом приобретаемым им на Афоне, старец в течение долгого времени пытался найти более точный текст. Но текст, полученный таким образом, нес в себе новые загадки, становился еще более непонятным, и все попытки вернуться к первоначальному смыслу оканчивались весьма плачевно. Выходом из положения стало обращение к оригиналу – к святоотеческим творениям, написанным на греческом языке. Но и здесь преподобный Паисий столкнулся с разного рода препятствиями, и отсутствие грамотных переводчиков оказалось не самым главным из них.

Общецерковное оскудение духовной жизни XVII-XVIII веков коснулось и Афона. Даже здесь, в уединенной монашеской среде, предпочтение отдавалось литературе примитивно-нравственного характера. Древние святоотеческие рукописи, содержащие высокий аскетический смысл, оставались невостребованными, а потому нередко портились и даже погибали. К великой скорби старца Паисия афониты не смогли помочь ему в поиске конкретных книг: имена многих духоносных авторов были им просто незнакомы. «И от этого я впал в глубокую печаль, – вспоминает преподобный Паисий. – Однако я все-таки молил Бога, чтобы Он, как Всемогущий, имиже весть судьбами помог мне найти искомое сокровище». Господь отвечает на молитву праведника, и после обретения греческих оригинальных текстов книжные исследования начинают приносить первые зрелые плоды.

Расцвет переводческой деятельности святого отца приходится на молдавский период его жизни. В Драгомирнском, Секульском и Нямецком монастырях он переводит и тиражирует 44 святоотеческих текста, большая часть из которых входит в знаменитое «Добротолюбие».

Перевод «Добротолюбия» на русский язык – одно из величайших событий в жизни Русской Православной Церкви. Учение отцов «Филокалии» станет тем зерном, из которого вырастет Оптинское, а затем и более близкое к нам Глинское старчество. «Добротолюбие» станет настольной книгой преподобного Серафима Саровского, святителей Игнатия Брянчанинова и Феофана Затворника. Наконец, филокалистическая традиция в лице ее лучших представителей из среды русской эмиграции оживотворит умирающий от безбожия Запад уже в ХХ веке.

Одновременно с поиском и реанимацией святоотеческой письменности, преподобный Паисий собирает вокруг себя небольшую монашескую общину. И это не случайно, поскольку и обустройство монашеской жизни, и знание святоотеческих писаний неразрывно связаны между собой. Смотря на изучение святоотеческого наследия как на единственное средство избежать ошибок и падений в духовной жизни, преподобный Паисий незаметно для себя стал живым носителем этого наследия, чем привлек, даже против своей воли, массу духовно изголодавшихся единомышленников. Это в свою очередь побудило его к еще более глубокому и более ответственному вхождению в святоотеческий опыт, а все увеличивающиеся братия стали проводниками и распространителями этого взаимообусловленного делания великого старца.

Основными принципами возрождающейся духовной жизни в общине преподобного Паисия следует назвать тщательное испытание новоначального и принятие его в общину не ранее определенного времени; полная нестяжательность; отсечение своеволия и отдание себя в послушание духовному отцу; ежедневное исповедание помыслов старцу; неукоснительное и постоянное участие в монастырском богослужении, а также в трапезе, где пища была одной для всех, не исключая и самого настоятеля; обязательное изучение Священного Писания и творений святых отцов; и, наконец, пребывание в умном делании.

Особенное внимание в этом уставе следует обратить на чтение Писания и святых отцов, а также на исповедь и молитву. Это те принципы духовной жизни, которые может и должен употребить в своей жизни каждый христианин.

Говоря о монашеской практике ежедневного откровения помыслов, что совершалось в общине отца Паисия дважды в день, необходимо отличать ее от таинства покаяния, которое завершается разрешительной молитвой священника в храме. Однако и это доступное мирянам таинство, нередко отодвигается сегодня на второй план и воспринимается лишь как подготовка к Святому Причащению. Хотя само по себе это таинство дает христианину величайшую Божественную силу для борьбы с грехом, смывает с него душевную скверну и называется поэтому «вторым крещением».

Тщательное изучение Писания и святых отцов в общине преподобного Паисия Величковского было возведено до уровня обязательного и чуть ли не главного правила. «Если же отступите от внимания себе и от чтения отеческих книг, то отпадете и от мира Христова, и от любви Его, и от исполнения заповедей Его. И тогда разорится собор ваш сначала душевно, а потом и телесно», – предупреждал своих монахов отец Паисий.

С такой же ревностью преподобный заботился и о неукоснительном совершении каждым монахом Иисусовой молитвы, что на языке святых отцов называется умным деланием или поучением. При этом святой боролся против заблуждения, согласно которому умное делание доступно только опытным и совершенным. После инцидента в одном малороссийском монастыре, где под влиянием некоего монаха, называвшего умное делание ересью, братья утопили в реке все книги, в которых говорилось об умной молитве, преподобный Паисий пишет свое знаменитое сочинение в защиту Иисусовой молитвы. За это ему приходилось выслушивать немало упреков, но сама жизнь преподобного и его братства была лучшим доказательством истинности этого святоотеческого пути. Согласно соборному мнению святых отцов, внешне совершаемая молитва или богослужение – есть лишь первая ступенька на пути к подлинному молитвенному деланию христианина. Это моление дается нам Церковью по немощи и «младенчеству нашего ума». Но после того, как мы духовно окрепнем в этом внешнем молитвенном служении, необходимо идти дальше, и не оставаться на одном месте, и не гордиться количеством внешне совершаемых молитв. Вслед за святыми отцами древности, преподобный Паисий утверждает, что противостать какой-либо страсти, а тем более победить ее, возможно только на уровне умного делания, то есть теснейшего соединения с Богом. Без Иисусовой молитвы немыслим ни мир Христов, ни истинная христианская любовь. При этом святой отец никогда не уничижал уставное богослужение и всячески радел о добросовестном его совершении.

К концу жизни преподобного Паисия Величковского число его братства насчитывало 1100 человек 23-х национальностей, в основном славян. Учениками и единомышленниками преподобного было основано свыше 100 монашеских общин. Многие из последователей Паисия донесли свет этого духоносного подвижника до таких известных нам русских оплотов монашества, как Троице-Сергиева Лавра, Валаамский, Коневецкий, Кирилло-Новоезерский, Тихвинский, Голутвинский монастыри, Оптина, Давидова, Китаевская, Глинская и Саровская пустыни. Духовными нитями связано Паисиево братство и со многими монастырями современной Украины, Греции, а также западноевропейских стран. Нямецкий монастырь, где закончился земной путь святого, стал очагом возрожденной монашеской жизни и крупнейшим центром славянской культуры и образования. Традиции Паисиева братства там сохраняются и доныне.

Преподобного Паисия Величковского по праву можно назвать отцом возрождения русского старчества и духовной жизни в целом. И сегодня, когда Русская Церковь пытается оправиться от колоссального ущерба, нанесенного ей безбожным режимом ХХ века, обращение к наследию преподобного Паисия видится крайне востребованным и необходимым. Ибо истинное возрождение духовной жизни достигается не через реформирование и приспособление к миру, но через вхождение в опыт святых отцов, в двухтысячелетнюю традицию Православной Церкви.

Антон Евгеньевич Лобочков, преподаватель Саратовской Духовной Семинарии

«Паисий премудрый, старчества духовного в стране нашей возродитель»

«Крины сельные или цветы прекрасные, собранные вкратце от Божественного Писания» – так красиво, поэтично называется самая известная из книг преподобного старца Паисия Величковского (1722–1794). В ней, записанной учеником подвижника иноком-краснописцем Платоном, помещены 45 составленных старцем аскетических слов в святоотеческом подвижническом духе.

Уроженец Полтавы, выходец из священнической семьи преподобный Паисий учился в Киеве, работал в типографии Киево-Печерской лавры, с 17 лет подвизался в обителях Молдавии и Валахии, Буковины; и семь лет, с 25-летнего возраста, провел на Святой Горе Афон, где основал Свято-Ильинский скит. Завершил свой земной путь архимандрит в Нямецком монастыре (расположен к северо-западу от румынского г. Тыргу-Нямц), в коем подвижник возглавил полтыщи человек братии и поставил работу по переводу творений святых отцов с греческого языка. День памяти святого –15/28 ноября.

Одной из грандиозных заслуг преп. Паисия перед русским православием является возрождение на Руси школы старчества, которая на протяжении всего XIX в. и позднее воистину «приносила свои благодатные плоды на ниве спасения чад церковных в Глинской и Оптиной пустынях и других монастырях Русской Церкви».

Читайте также:  Житие святого Николая Чудотворца Мирликийского – полное жизнеописание и история святителя

Многочисленные ученики Паисия перенесли его писания и дух его устава вместе с учреждением монашеского старчества в Россию и тем весьма способствовали оживлению и возрождению русского монашества. Более известные из этих учеников были сами настоятелями разных монастырей или подвизались в них влиятельными иноками. Также у преп. Паисия было в России много учеников по переписке.

И батюшка Серафим Саровский, и старцы Оптинские, и многие другие подвижники, имевшие учительствующим истоком преп. Паисия Величковского, оформили, по сути, новый тип христианской цивилизации, подали пример возможного спасительного пути. Главной чертой русского старчества, ставшего результатом совершенствования и развития пятнадцати столетий (!) здешней иноческо-аскетической духовной традиции, явился непостижимый синтез, казалось бы, несоединимого: уединенного подвижничества и самоотреченного общения с миром.

Старчество – это особое благодатное дарование. Старец призывается на служе­ние самим Богом, проходит святоотеческим путем тяжелый подвиг, достигает бесстрас­тия, чистоты сердечной, проникается изо­бильно Божественным светом благодати Свя­того Духа, преисполняется любовью. Он получает особый дар руководства – направлять души ко спасению и враче­вать их от страстей. От носителя этого дара требуется мудрое и любвеобильное попе­чение о вверившихся ему душах и особый та­лант, который св. апостол Павел называет даром рассуждения.

Когда-то в старце Амвросии Оптинском, ровеснике Бородинской битвы, то есть появившемся на свет через 18 лет после преставления преп. Паисия, очевидца поразила «непостижимая бездна любви». В ней-то – всё дело.

Оптинское старчество полностью утвердилось к 1840-м годам, и именно в Оптиной Введенской пустыни дух «старца древневосточного типа» Паисия проявился с особенной полнотой.

Старчество как особый духовный союз, по определению преп. Амвросия, состоит в искреннем духовном отношении и послушании духовных детей своему духовно­му отцу или старцу. Послушание старцу, отсечение своей во­ли – это не стеснение свободы, а стеснение произвола падшего человеческого разума, не понимающего воли Божией. Нравственная христианская свобода заключается не в своеволии, а в са­моограничении. Имея особый дар сострадательной, жерт­венной любви, старцы чужие горести и па­дения воспринимают как свои собственные.

Старцы – это не старые люди (к примеру, о. Амвросий стал старцем в 36 лет), а мудрые люди, которые, в простоте говоря, исцеляли, наставляли, учили, как поступать. Старчество – это и честь, оказанная братией, и подвиг, связанный с необходимостью самоотдачи, служения многим. Ну не потрясающа ли крестьянская простота: преодолеть даже тысячи миль на поклон к старцу Амвросию в Оптину и тихо, затаенно стоять у его келии среди дерев, робея? О. Амвросий, вышедший из домика-келии в редкую минуту просветления болезни, однажды услыхал от мужиков такое: «Мы прослышали, что у тебя ножки болят, и принесли тебе лапоточки мяконькие». Каковы здесь сердечность и пиетет!

Придем ли, по слову старца Зосимы из романа Достоевского «Братья Карамазовы», прообразом коего, считают, был Амвросий Оптинский, «к будущему уже великолепному единению людей, когда не слуг будет искать себе человек и не в слуг пожелает обращать себе подобных людей, как ныне, а, напро­тив, изо всех сил пожелает стать сам всем слугой по Евангелию. И неужели сие мечта, чтобы под конец человек находил свои радости лишь в подвигах просвещения и милосердия, а не в радостях жестоких, как ныне, – в объядении, блуде, чванстве, хвастовстве и завистливом превышении одного над другим?»

Отцы Оптинские, ветви от корня старца Паисия, много размышляли о гордыне и несмирении и оставили нам прямые указания. Они видели в них корень своеволья человеческого, неизбежно приводящего к страданию, если не преждевременной смерти. Преп. Макарий Оптинский сказал так: «Святые отцы… при всей их святости считали себя хуже всех и под всею тварию, и нас учат сему; и явственно показали, что где только учинилось падение, тамо предварила гордость…»

Поразительно говорил «достоевский» старец Зосима о русском иноке и о возможном значении его, ровно то же мог сказать и старец Паисий: «…от сих кротких и жаждущих уединенной молитвы выйдет, может быть, еще раз спасение земли русской! Ибо воистину приготовлены в тишине на день и час, и месяц и год. … Образ Христов хранят пока в уединении своем благолепно и неискаженно, в чистоте правды Божией, от древнейших отцов, Апостолов и мучеников и, когда надо будет, явят его поколебавшей­ся правде мира. Сия мысль великая. От востока звезда сия вос­сияет. … Провоз­гласил мир свободу, в последнее время особенно, и что же видим в этой свободе ихней: одно лишь рабство и самоубийство! Ибо мир говорит: “Имеешь потребности, а потому насыщай их, ибо имеешь права такие же, как и у знатнейших и богатейших людей. Не бой­ся насыщать их, но даже приумножай” – вот нынешнее учение мира. В этом и видят свободу. И что же выходит из сего права на приумножение потребностей? У богатых уединение и духовное самоубийство, а у бедных – зависть и убийство, ибо права-то дали, а средств насытить потребности еще не указали. Уверяют, что мир чем далее, тем более единится, слагается в братское общение тем, что сокращает расстояния, передает по воздуху мысли. Увы, не верьте таковому единению людей. Понимая свободу как приумно­жение и скорое утоление потребностей, искажают природу свою, ибо зарождают в себе много бессмысленных и глупых желаний, привычек и нелепейших выдумок. Живут лишь для зависти друг к другу, для плотоугодия и чванства. Иметь обеды, выезды, экипа­жи, чины и рабов-прислужников считается уже такою необходи­мостью, для которой жертвуют даже жизнью, честью и человеко­любием, чтоб утолить эту необходимость, и даже убивают себя, если не могут утолить ее. У тех, которые небогаты, то же самое видим, а у бедных неутоление потребностей и зависть пока заглу­шаются пьянством. Но вскоре вместо вина упьются и кровью. … В мире все более и более угасает мысль о служении человечеству, о братстве и целостности людей. … И достигли того, что вещей накопили больше, а радости стало меньше».

Окормлявшийся у оптинских старцев, как и Н. Гоголь, и Л. Толстой, Ф. Достоевский вложил эти пророческие слова в уста духоносному герою своего великого романа – словно прозревая нас нынешних. Вот венец той мысли: «Смиренные и кроткие постники и молчальники восстанут и пойдут на великое дело. От народа спасение Руси. Русский же монастырь искони был с народом… Народ встретит атеиста и поборет его, и станет единая православная Русь. Берегите же народ и оберегайте сердце его. В тишине воспитайте его. Вот ваш иноче­ский подвиг, ибо сей народ Богоносец».

Интересна цепочка и старческой книгоиздательской преемственности. Преп. Лев Оптинский, уроженец Орловской губ., был духовным учеником схимника Феодора, архимандрита Софрониевой пустыни Курской епархии, воспитанного Паисием. А старец Макарий Оптинский, из орловских же дворян, был духовным чадом подвизавшегося во Флорищевой и Площанской пустынях схимонаха Афанасия (Захарова), также ученика и постриженника преп. Паисия Величковского.

Макарий со Львом сблизились еще в Площанской пустыни. Именно в годы старчества отца Макария пробудился интерес к Оптиной у русской интеллигенции.

На руках у преп. Антония Оптинского и его родного брата преп. Моисея Оптинского, уроженцев Ярославщины, в 1819 г. в рославльских лесах скончался подвижник Феофан (Талунин), посещавший пустынников ради духовного общения, также ученик преп. Паисия, дело которого продолжал в Оптиной, где жил с 1800 г.

Всё удивительно едино и взаимосвязано в русском старческом духовном окормлении: супруги Киреевские, Иван и Наталия Петровна, в юности бывшая духовной дочерью преп. Серафима Саровского, стали духовными чадами старца Макария и его помощниками в книгоиздательских трудах. Это они и передали профессору Московского университета С.П. Шевыреву текст, который в 1847 г. был издан под заглавием «Житие и писания молдавского старца Паисия Величковского».

Старцы Моисей и Макарий при поступлении в Оптину привезли списки творений свв. отцов в переводах Паисия и его учеников, а также исправленные преподобным Паисием списки прежних славянских переводов святоотеческих книг. На издание этих трудов было получено благословение святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского, того самого, что возразил в стихах на знаменитое пушкинское «Дар напрасный, дар случайный»; как помним, Пушкин с благоговением и смирением принял вразумление.

Помогали о. Макарию в издании трудов преп. Паисия также отцы Амвросий (Гренков), Ювеналий (Половцев), Леонид (Кавелин). Большую помощь в качестве знатока греческого и латинского языков оказал известный ученый магистр греческой словесности К.К. Зедергольм (впоследствии – иеромонах Климент), главный письмоводитель о. Амвросия. Сын немецкого пастора, он принял Православие, постригся в монашество, был рукоположен и поселился в Оптиной. Среди других лиц, оказавших ценные услуги в этом деле, был также цензор и профессор Московской духовной академии протоиерей Ф.А. Голубинский.

И сегодня в Оптиной существует мощный издательский отдел, возглавляет который 45-летний выпускник МИФИ иеромонах Мефодий. Книги тут выпускаются – на загляденье. Красивые и нужные, как насущный хлеб.

Тропарь преподобному Паисию Величковскому, глас вторый, речет: «Странен быв на земли, Небеснаго Отечества достигл еси преподобне отче Паисие, добротолюбия подвижниче, верных научил ум к Богу возводити и сердцем к Нему взывати: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго!»

Мощам старца Паисия можно поклониться в его последней обители – в Нямецком монастыре во имя Вознесения Господня.

Если прежде считалось, что в 1910 г. были обретены лишь частицы мощей преподобного, а сами мощи оставались под спудом, то, по информации А. Власюка, главного редактора издательства «Наследие Православного Востока», совсем недавно в Нямецком монастыре во имя Вознесения Господня мощи были обретены и 15 ноября с.г. в первый раз выставлены для всеобщего почитания.

преподобный Паисий (Величковский)

преподобный Паисий (Величковский) (1722–1794)

Биография

Паисий (Петр Иванович Величковский), инок Киево-Печерской Лавры, пустынножитель на Афоне, основатель Нямецкого мон. в Молдавии. Род. 1722 г. в Полтаве, ум. 15 нояб. 1794 в Валахии, где жил с 1764.

Сын соборного протоиерея Успенской церкви, он начал книжное учение под руководством старшего брата, заступившего место отца после его смерти. Когда же умер и тот, мать их, желая удержать в своем роде протоиерейское место, постоянно занимавшееся Величковскими, отправилась в Киев с меньшим сыном, которому было в то время всего 13 лет (1734), хлопотать о сохранении за ним той же должности. Приветствованный юным Петром заранее приготовленною речью, митрополита Рафаил определил его наперед в Киевскую Духовную Академию. Однако, юноша оставался там не долго и, влекомый к иноческой жизни, пошел сперва в Любечский мон. в послушание к игум. Никифору, а затем в Медведовский, где и был пострижен в рясофор на 19-м году под именем Платона. Но самым большим желанием его было идти в Молдавию: поэтому, пробыв некоторое время после разорения названного монастыря католиками и униатами в Киево-Печерской Лавре при ее типографии, для изучения резьбы на меди у иеромон. Макария, он отправился, лишь только нашел попутчика, в Молдавский скит Трейстены. Переходя потом из одного скита в другой, он получил на св. горе Афонской мантию, вместе с именем Паисия, после чего возвратился в Валахию, в скит Мернополяну, где, уступая просьбам других пустынножителей, принял священство, будучи 25 лет от роду (1747). Испросив затем себе келью в мон. Пантократора, он приступил к основанию скита во имя святого пророка Илии, а после нападения на него Турок, получил в Яссах от господаря и митрополита монастыря Драгомирн и принял там схиму. Там же занялся он и переводом на молдавский и славянский языки — отеческих и богословских книг, которые и читал своей братии, а когда монастырь его, по заключении мира между Россиею и Турцией в 1774, отошел к Австрии, помогавшей Порте, Паисий переселился сперва в монастырь Секул, потом, по повелению князя Конст. Мурузи, в Нямец (1779), где принял наконец сан архимандрита в 1790.

Читайте также:  Николай Гурьянов - житие и биография протоиерея, чудеса и могила, пророчества и наставления, книги

Источник: Русский биографический словарь. А. А. Половцов

Тропарь преподобному Паисию Величковскому, глас 2

Странен быв на земли, / Небеснаго Отечества достигл еси / преподобне отче Паисие, / добротолюбия подвижниче, / верных научил ум к Богу возводити / и сердцем к Нему взывати: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, // помилуй мя, грешнаго.

Кондак преподобному Паисию Величковскому, глас 8

Избранный иноческаго жития ревнителю,/ яко пчела многотрудная писаньми отеческими души наша снабдил еси,/ коегождо наставляя на путь спасения, сего ради зовем ти // радуйся, Паисие премудре, старчества духовнаго в стране нашей возродителю.

Молитва преподобному старцу Паисию Величковскому

О великий наставниче, ревнителю и учителю премудрый всех чающих спасения и подвига духовнаго, преподобне отче наш Паисие! Услыши нас, грешных, тебе верою и любовию призывающих, и вонми прошением нашим. Ты от юности любве ради Божия оставил еси отечество твое и в иных странах безмолвия ища, во Святей Горе Афонстей и обителех иноческих Молдовлахии небесное богатство стяжал еси. Ты великим воздержанием, в трудех, теснотах и крайнем лишении плоть твою духови покорив, стяжал еси сокрушение сердечное, трезвение, истинное безстрастие, молитву сердечную и сим обновитель древняго иночества и столп Православия показался еси; темже десница Божия учителя, наставника и чадолюбиваго отца возведе тя и благоволи собрати священный вертоград ученик твоих, иже простре отрасли своя во вся концы Российския земли.

Умоли всещедраго Бога, да сохранит святую Церковь Русскую и вся святыя Церкви Православныя в союзе единомыслия веры, мира и братския любве, паче же от расколов пагубных, междоусобных нестроений и сеющих раздоры избавит и в непоколебимем благостоянии утвердит, во спасение всех истинно исповедающих пресвятое имя Его. Испроси, угодниче Божий, отечеству и народу нашему мира и благоденствия, изобилия плодов земных и благоустроения весей и градов наших, обителем же иноческим жития богоугоднаго, да славится в них пресвятое имя Господа и Бога и обретают в них вечное спасение любящия Его.

Помози нам, в суетнем и грешнем мире сем странствующим, отче преподобне, и умоли Господа даровати нам оставление всех прегрешений и во исходе душ наших избавити нас воздушных мытарств и вечнаго мучения, да молитвами твоими, узревше неизреченную славу Христа Бога нашего, возблагодарим тя, заступника и предстателя за всех любящих и чтущих имя твое, и прославим Безначальную Единосущную и Нераздельную Троицу, Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Православная Жизнь

Ар­хи­манд­рит Ня­мец­ко­го мо­на­сты­ря в Мол­да­вии. Ро­дил­ся он в 1722 г. в го­ро­де Пол­та­ве в се­мье про­то­и­е­рея, 17-ти лет всту­пил в Лю­беч­ский мо­на­стырь, пе­ре­шел в скит Трей­сте­ны в Мол­да­вии, от­ту­да – в скит Кер­кул, от­ли­чав­ший­ся осо­бен­ной стро­го­стью мо­на­ше­ской жиз­ни.

Преподобный Паисий Величковский

За­тем пре­по­доб­ный пе­ре­се­лил­ся на Афон, где ос­но­вал осо­бую мо­на­ше­скую об­щи­ну – скит св. Илии. В 1758 г. в воз­расте 36 лет был ру­ко­по­ло­жен в свя­щен­ный сан. В 1763 г. пре­по­доб­ный Па­и­сий с 64 мо­на­ха­ми пе­ре­се­лил­ся в Мол­да­вию, в Ва­ла­хию, по прось­бе та­мош­не­го гос­по­да­ря, для луч­ше­го устрой­ства в этой стране мо­на­ше­ской жиз­ни и по­став­лен на­сто­я­те­лем мо­на­сты­ря Дра­го­мир­ны.

За три го­да чис­ло Дра­го­мирн­ской бра­тии утро­и­лось. Устро­и­тель брат­ства отец Па­и­сий на­пи­сал и ввел устав по чи­ну свв. Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, Фе­о­до­сия Ве­ли­ко­го, Фе­о­до­ра Сту­ди­та и Афон­ской Го­ры. Ос­нов­ные идеи это­го уста­ва: нес­тя­жа­тель­ность, от­се­че­ние во­ли и по­слу­ша­ние, ум­ная мо­лит­ва и чте­ние книг, непре­стан­ное ру­ко­де­лие и бы­то­вое бла­го­чи­ние (об­раз­цо­вая боль­ни­ца, стран­но­при­им­ни­ца, цер­ков­ные ху­до­же­ства и др.). Зем­ля, на ко­то­рой по­ме­щал­ся Дра­го­мирн­ский мо­на­стырь, по­сле рус­ско-ту­рец­кой вой­ны (1774 г.) ото­шла к ка­то­ли­че­ской Ав­стрии. Ав­ва Па­и­сий, не ви­дя воз­мож­но­сти ми­ра ду­хов­но­го Во­сточ­ной Церк­ви в но­вом го­су­дар­стве, ре­шил уй­ти и уве­сти за со­бой всю бра­тию – 350 че­ло­век. Гос­по­дарь Гри­го­рий Ги­ка и мит­ро­по­лит Гав­ри­ил предо­ста­ви­ли им уеди­нен­ный в го­рах бед­ный Се­куль­ский мо­на­стырь во имя Усек­но­ве­ния гла­вы Иоан­на Пред­те­чи. Ко­гда бра­тия умно­жи­лась и пре­по­доб­ный Па­и­сий стал про­сить о по­мо­щи в стро­и­тель­стве кел­лий, то ему бы­ло по­ве­ле­но пе­ре­се­лить­ся с бра­ти­ей в бо­га­тей­ший Ня­мец­кий мо­на­стырь, что он и ис­пол­нил в 1779 г., оста­вив часть бра­тии в Се­ку­ле.

Жи­тие в Ня­мец­ком мо­на­сты­ре пре­по­доб­ный Па­и­сий устро­ил по об­ра­зу Дра­го­мир­ны и Се­ку­ла – об­ще­жи­тие, ум­ная мо­лит­ва, пе­ре­пис­ка и чте­ние свя­то­оте­че­ских книг, еже­днев­ное (утром и ве­че­ром) ис­по­ве­да­ние по­мыс­лов ду­хов­ни­кам. Паства пре­по­доб­но­го умно­жи­лась, бы­ли ино­ки бо­лее чем 10 на­цио­наль­но­стей, и чис­ло их к 1790 г. воз­рос­ло до 10 тыс. че­ло­век. В то вре­мя это бы­ла са­мая мно­го­люд­ная оби­тель Во­сточ­ной Пра­во­слав­ной Церк­ви. В 1790 г. пре­по­доб­ный Па­и­сий был воз­ве­ден в сан ар­хи­манд­ри­та, про­дол­жая окорм­лять по-преж­не­му Се­кул и дру­гие окрест­ные мо­на­сты­ри и ски­ты.

На про­тя­же­нии все­го вре­ме­ни стар­че­ских по­дви­гов в мол­дав­ских мо­на­сты­рях ав­ва Па­и­сий учил бра­тию ум­ной мо­лит­ве, про­дол­жая еди­ную ли­нию от­цов Доб­ро­то­лю­бия пре­по­доб­но­го Гри­го­рия Си­на­и­та, свя­ти­те­ля Гри­го­рия Па­ла­мы и пре­по­доб­но­го Ни­ла Сор­ско­го. Пре­по­доб­ный Па­и­сий при­во­дил мно­го­чис­лен­ные до­ка­за­тель­ства и сви­де­тель­ства свя­то­оте­че­ско­го по­чи­та­ния ум­ной мо­лит­вы: «Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Бо­жий, по­ми­луй мя», ко­то­рая есть и мо­ле­ние, и ис­по­ве­да­ние ве­ры. «Ум­но-сер­деч­ная мо­лит­ва – для пре­успе­ва­ю­щих, для сред­них – пе­ние, то есть обыч­ные цер­ков­ные пес­но­пе­ния, для но­во­на­чаль­ных – по­слу­ша­ние и труд», – по­учал ста­рец.

Мно­го­труд­ная жизнь стар­ца под­хо­ди­ла к сво­е­му зем­но­му кон­цу. По­болев пе­ред кон­чи­ной, он с ми­ром пре­ста­вил­ся в 1794 г., 15 но­яб­ря, по­жив 72 го­да. Пре­по­доб­ный Па­и­сий был по­гре­бен в Ня­мец­ком мо­на­сты­ре в со­бор­ном хра­ме Воз­не­се­ния Гос­под­ня.

Его пе­ре­во­ды с гре­че­ско­го на рус­ский язык свя­то­оте­че­ских тво­ре­ний, дол­го быв­шие един­ствен­ны­ми в рус­ской ли­те­ра­ту­ре, чи­та­лись по­всю­ду. Так, им из­да­ны: «Доб­ро­то­лю­бие», со­чи­не­ния пре­по­доб­но­го Иса­а­ка Си­ри­на, пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра Сту­ди­та, пре­по­доб­но­го Вар­со­но­фия, свя­ти­те­ля Гри­го­рия Па­ла­мы, пре­по­доб­но­го Мак­си­ма Ис­по­вед­ни­ка, «Вос­торг­ну­тые кла­сы» – сбор­ник из тво­ре­ний свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста и мно­гое дру­гое. Пре­по­доб­ный Па­и­сий яв­ля­ет­ся воз­ро­ди­те­лем на Ру­си, по­сле пре­по­доб­но­го Сер­гия, шко­лы стар­че­ства, ко­то­рая на про­тя­же­нии все­го XIX ве­ка и позд­нее при­но­си­ла свои бла­го­дат­ные пло­ды на ни­ве спа­се­ния чад цер­ков­ных в Глин­ской и Оп­ти­ной пу­сты­нях и дру­гих мо­на­сты­рях.

Молитвы

Тропарь преподобному Паисию Величковскому, глас 2

Стpа́нен быв на земли́, Небе́снаго Оте́чества дости́гл еси́/ пpеподо́бне о́тче Паи́сие,/ добpотолю́бия подви́жниче,/ ве́pных научи́л еси́ ум к Бо́гу возводи́ти/ и се́pдцем к Нему́ взыва́ти:/ Го́споди Иису́се Хpисте́, Сы́не Бо́жий,// поми́луй мя, гpе́шнаго.

Кондак преподобному Паисию Величковскому, глас 8

Избра́нный и́ноческаго жития́ ревни́телю,/ я́ко пчела́ многотру́дная,/ писа́ньми оте́ческими ду́ши на́ша снабди́л еси́,/ коего́ждо наставля́я на путь спасе́ния, сего́ ра́ди зове́м ти:// ра́дуйся, Паи́сие прему́дре, ста́рчества духо́внаго в стране́ на́шей возроди́телю.

Паисий Величковский – житие и биография старца, труды, письма и послания, почитание и дни памяти

Житие преподобного Паисия Молдавского (Величковского)
Память 15 ноября с.с.

Предисловие

Побуждением к составлению жизнеописания Старца Паисия было прежде всего его собственное желание. В собственноручной его повести написано следующее: „Коль желательно будет чадам моим духовным, истинную ко мне по Бозе любовь стяжавшим, поне частно услышавшим о моем рождении и воспитании и из мира изшествии, и в монашестем образе пребывании!“ К этим словам старца жизнеописатель присовокупилъ: явно ради того, чтобы подражать ревности твоей и Богоугодным подвигам, в особенности же глубокому твоему смиренномудрию. А вместе это будет на общую пользу и всем ревнителям благочестия христианам.

Но не тотчас после кончины Старца Паисия приступлено было к составлению его жизнеописания. Более двадцати лет после того прошло в молчании, если не сказать — в небрежении. Наконец согрел Господь сердца старейших и преданнейших учеников блаженнаго Старца дабы непременно написать житие его. И поручили это дело одному из старейших учеников старца Паисия, схимонаху Митрофану, который собрав о нем сведения, написал жизнь старца на славянском языке, но по старости и слабости сил, в особенности же по слабости зрения исправить не мог. — По кончине о. Митрофана, схимник Иоанн, видя жизнеописание старца, составленное Митрофаном, неисправленным, сам, по совету других духовных отцев, поревновал вновь составить его жизнеописание, и составил обширнее прежняго на молдавском языке. Но только эти два жизнеописания были несходны между собою, и сходились только в главнейших частях. Кроме того читателям не нравилось составленное о. Иоанном жизнеописание за его длинноту. И потому братия монастыря Нямца упросили жившаго в то время в Нямецком монастыре иеродиакона Григория (бывшаго впоследствии митрополитом г. Букурешта и всей Валахии) составить краткое жизнеописание старца Паисия, — что он и исполнил. Труд иеродиакона Григория прочтен был Ясскому Митрополиту Вениамину и бывшему тогда Князю, и с их дозволения напечатан в монастыре Нямце и разошелся во множестве экземпляров.

Впоследствии братия монастыря Нямца стали скорбеть о разногласии двух жизнеописаний старца Паисия; и потому, разсмотрев их тщательно и держась более составленнаго схимонахом Митрофаном жизнеописания, и собрав в одно более важное и нужное, определили напечатать жизнеописание старца Паисия вторым изданием на славянском и молдавском языках.

Теперь это жизнеописание издается Оптиною Введенскою Пустынью на русском языке с самыми незначительными изменениями.

I. От рождения до водворения Старца Паисия на Афоне.

Великий Старец, схимонах, Архимандрит Паисий в мире Петр Величковский, родился в Малороссии, в г. Полтаве, в 1722 году, от благочестивых родителей отца протоиерея соборной Успенской церкви Иоанна и матери Ирины Величковских. В четвертый год, по рождении Петра, родитель его скончался; и отрок остался на попечении своей матери и старшаго родного брата Иоанна, который, по кончине отца, был на его месте тоже настоятелем соборной церкви, где прежде и дед и прадед его священствовали.

Мать озаботилась обучить отрока грамоте. При помощи Божией, чрез два года с небольшим, он навык читать букварь, часослов и псалтирь. Выучился от старшаго же своего брата и писать. С того времени он уже свободно стал читать книги и отчасти разумевать. С великим прилежанием прочитывал он книги Божественнаго писания ветхаго и в особенности новаго заветов, жития святых, поучения преподобных отцев Ефрема и Дорофея, св. Иоанна Златоуста Маргарит и прочия. От чтения таковых книг, и преимущественно житий преподобных отцев наших, в монашеском чине просиявших, начала появляться и в душе отрока Петра ревность к оставлению мира и восприятию святаго монашескаго, ангельскаго образа. Почему он и уединялся, и ненасытно занимался чтением. И так любил он молчание, что даже самая мать его редко слышала его говорящим; ибо он был кроток, весьма стыдлив и сдержан не только в отношении к людям посторонним, но и к своим. Таково было усердие к Богу в этом дивном еще десятилетнем отроке! Все видевшие и слышавшие о нем люди благоразумные удивлялись его добронравию, ревности и усердию, и прославляли Бога, говоря: слава Тебе, Христе Боже, что возносишь избраннаго от людей Своихъ!

Читайте также:  Симеон Афонский - житие и биография монаха, книги и цитаты, помощь

На тринадцатом году от роду Петр лишился и старшаго брата своего Иоанна, который преставился ко Господу, прослужив священником только пять лет. В следствии сего нужда заставила мать отрока, захватив его с собою, пойдти в Киев к Архипастырю Рафаилу и просить его о зачислении за сыном отцовскаго места в вышеупомянутой соборной церкви. Она снабжена была и просительным письмом ко Владыке о сем деле со стороны крестнаго отца мальчика, Полтавскаго полковника, и почтенных граждан. Это было в 1734 году. Когда же Петр, став пред святителем, толково и с подобающею почтительностию произнес приготовленные к сему случаю одним ученым мужем стихи, Владыка обрадовался, благословил его, и сказалъ: быть тебе наследником (родительскаго места). Выдал матери его грамоту, и повелев отдать отрока в Киевское училище, отпустил их с благословением. Возвратившись домой, мать немедленно отправила сына своего в Киев ради школьнаго обучения, где он проучился только четыре года. С горячим усердием упражнялся он в это время более в чтении духовных книг. От чего в нем более укреплялось непременное намерение быть монахом.

К тому еще у него были единомысленные друзья, также имевшие одинаковое желание монашества. По вечерам они собирались в какое-либо потаенное и уединенное место, и во всю ночь до утренняго звона разсуждали как бы им удобнее было осуществить свое намерение, и где бы можно было найдти такое место, в котором, при помощи Божией, постригшись в иночество, они по истине могли бы проводить жизнь свою согласно с монашескими обетами. После многократных совещаний, при тщательном разсмотрении, они такое положили в душах своих твердое и непременное намерение: ради отречения от мира и пострижения монашескаго не поступать в такия обители, где проводят жизнь в сладкопитании, в возможном телесном удовольствии, покое и славе. В подтверждение этого своего намерения они указывали на святыя писания всех древних святых, проводивших в нищете жизнь монашескую, и на св. Симеона Новаго Богослова, который говорит такъ: „Имея в намерении удалиться от мира, смотри — не вдавай души своей в плотския утешения,“и проч. Ибо если нам, говорили они, принять постриг в таких обителях, то неудобно будет, по обету монашескому, подражать нищете Христовой и проводить жизнь воздержную т. е. в скудости нужных потребностей и во всяком телесном злострадании, ради душевнаго спасения. Но по причине еще нашей немощи и удобопреклоннаго произволения и нетвердаго неустановившагося душевнаго усердия, а более от суеты и общения с другими, нам по неволе придется уклониться от теснаго пути, вводящаго в жизнь вечную и заблудить в широкий, который, по слову Господню, ведет в погибель. В таком случае они думали, что уж лучше оставаться в миру, нежели, отрекшись мира и всего мирскаго проводить жизнь во всяком покое и довольстве ради угождения плоти, на соблазн миру и поношение монашескаго образа и на вечное осуждение душ своих в день судный.

Преподобный Паисий Величковский

Преподобный Паисий (в миру Петр Величковский) родился 21 декабря 1722 года на Украине в глубоко религиозной семье потомственных священников. Весь род Величковских и по мужской, и по женской линии служил Богу. С раннего возраста Паисий был человеком книжного духа. В доме настоятеля Успенского собора Полтавы было много духовных книг. Мальчик рано начал читать Священное Писание и святых отцов. Древние подвижники, о которых Паисий узнавал из житийной литературы, стали его героями. Им он хотел подражать, их путем идти во след Христу.

Поступив в 13 лет в Киевскую Академию, Паисий с радостью начал учиться, не забывая при этом о главном – о душе. Написав для себя короткое правило, мальчик стремился неукоснительно его соблюдать: не осуждать своих братьев даже тогда, когда собственными глазами видел их согрешения, никогда ни к кому не иметь ненависти и от всего сердца прощать ближним их согрешения.

С первых дней учебы Паисий мечтал о монашеской жизни. Посещая в свободное время Киево-Печерскую Лавру, он непременно бывал в святых пещерах, пропитанных благодатным духом первых русских иноков. Паисий мечтал принять монашеский постриг непременно в бедной, удаленной от мирского шума обители.

Все больше недовольный уровнем преподавания в Академии в 17 лет Паисий бежит из Академии, чтобы, наконец, осуществить свою тайную мечту – начать иноческую жизнь под руководством старца. Паисий, юноша из знатной семьи, становится одним из нищих странников, бродивших в то время по бесконечным просторам России в поисках истинного духовного руководства.

Духовная жизнь послепетровской империи находилась в глубоком кризисе. Церковная реформа не пощадила никого. Начав с упразднения патриаршества, превратив священнослужителей в чиновничий класс, царь Петр обрушился и на монахов. В стране резко сократилось число монастырей. Многие из них были отданы под казармы и дома инвалидов. К середине века иноческая жизнь, лишенная старческого руководства, совершенно оскудела даже в прославленных обителях.

Паисий долго странствовал из страны в страну, но нигде не находил мудрого и опытного наставника. Приняв постриг в одном из украинских монастырей, прожив некоторое время в молдавских скитах, Паисий решился покинуть родину, идти на Афон, полагая там, в знаменитом монашеском царстве, достичь желаемой цели.

Испытав великую радость от соприкосновения с древними святынями Афона, Паисий вскоре пережил и огромное разочарование. Святая Гора была уже не тем царством духа, о котором мечтал 24-летний инок. Афон находился во владениях инославных турков, которые всячески притесняли монахов, из-за чего монастыри беднели и входили в неоплатные долги. Монахи расходились из своих обителей. Многое из богатой монашеской традиции было утеряно. Паисий не нашел и на Святой Горе духоносного наставника.

Поселившись в убогой келии, питаясь хлебом и водой, да и то через день, Паисий провел четыре года в одиночестве и безмолвии. Его утешением и путеводной звездой становятся рукописи святоотеческих писаний, которые он находит в монастырских библиотеках болгарских и сербских обителей. Впитывая в себя опыт древних подвижников, Паисий постепенно превращается в мудрого наставника.

Когда в его одинокую келью пришел юный Виссарион, Паисию уже было что сказать новоначальному иноку. Через несколько лет рядом с первыми учениками жило уже 50 монахов. Уступая просьбе братии, Паисий принял сан священника, и стал настоятелем славяно-молдавского братства в Ильинском скиту. Евангельский дух любви прочно соединил разных по возрасту и языку иноков: молдаване, украинцы и русские жили единой душой и единым сердцем.

Отец Паисий ввел в жизнь Ильинского скита забытую многими на Афоне практику «умного делания». Монахи трудились, читали святых отцов, беспрекословно слушаясь старца и непрестанно повторяя Иисусову молитву.

Сопоставляя славянские рукописи разного времени, Паисий обнаружил в текстах массу неточностей, что привело его в недоумение. Пытаясь внести необходимые поправки в славянские рукописи по другим славянским рукописям, Паисий вскоре оставил бесполезный труд. Он понял, что в деле исправления древних славянских переводов святоотеческих писаний ему нужны греческие оригиналы, но их нет ни в одной из известных библиотек Афона.

28 ноября – память преподобного Паисия ВеличковскогоСтарец Паисий ясно сознавал, что без опоры на святоотеческий духовный опыт идти незаблудным путем ко спасению и вести за собой многочисленную братию, вверившуюся ему, не представлялось возможным. Тогда подвижник обращается к Богу с пламенной молитвой. И Господь пришел на помощь. Неожиданно в отдаленном ските во имя святителя Василия Великого отец Паисий обнаружил множество греческих первоисточников. Радость обретения бесценных сокровищ оказалась столь велика, что никакие бытовые трудности не смогли поколебать решимости Паисия собирать древнегреческие рукописи святоотеческих писаний и идти вглубь духовного опыта древних отцов Восточной Церкви.

Испытав многократные притеснения со стороны инославных и узнав о значительном повышении арендной платы турецкими чиновниками отец Паисий принял мужественное решение вернуться в Молдавию. Митрополит Молдавии радушно встретил переселенцев, предоставив Паисию уникальную возможность организовать свой монастырь в Драгомирне – в Богохранимой и православной земле Молдовлахии.

На новом месте все радует и вдохновляет 42-летнего подвижника. В монастыре Святого Духа, живописно расположенном в Карпатских горах, Паисий написал устав, в котором мирно соседствует жизнь трудолюбивая и жизнь созерцательная. Так Паисий поставил последнюю точку в мучительном и трагическом споре «стяжателей» и «нестяжателей», приведшем в XVI веке к разгрому старчества, последствия которого были сокрушительными для всей монашеской и духовной жизни России. Восхищаясь устройством монашеской жизни в греческом монастыре Симеона Нового Богослова, погружаясь в богатейший духовный опыт русского старца Нила Сорского, отец Паисий сделал главный упор на внутреннем устроении души каждого инока. Он непрестанно делился с учениками своим молитвенным опытом, после вечерней трапезы вел беседы с братией, читал им и комментировал святоотеческие труды.

Материалом для поучительных занятий с братией преподобному Паисию служат богодухновенные писания святых отцов Восточной Церкви. Старец исправляет старые славянские переводы святоотеческих писаний и вновь переводит некоторые из них с древнегреческого языка. Со временем он организовал настоящую переводческую школу, плодом работ которой явились переводы многих святых отцов на славянский и румынский языки, разошедшиеся в многочисленных списках по обителям Молдавии, Румынии, Украины, России и Афона. Постепенно огромными совместными усилиями составилась целая библиотека, наиболее известным трудом которой явился сборник древних Отцов Церкви «Филокалия», более известный на русском языке как «Добротолюбие».

До конца своей жизни Паисий не прекращал переводческого труда, хотя трижды ему приходилось начинать свою деятельность на новом месте. Начавшаяся Русско-турецкая война и переход Драгомирнского монастыря вместе с частью Карпат во владение католической Австрии, вынудили монахов покинуть любимую обитель и переселиться в Секульский монастырь.

Когда число братии в новом монастыре достигло трехсот человек, живших в крайней нищете и стеснении, и не было возможности принимать новых братий, правитель Молдавии принудил Паисия вновь переехать. Старец, всю свою жизнь стремившийся к уединению, со слезами на глазах навсегда покинул и эту тихую обитель. Последние 15 лет он прожил в самом большом и знаменитом молдавском Нямецком монастыре.

700 монахов, многочисленные мастерские, сельскохозяйственные угодия, больница, дом для паломников – таково новое обширное хозяйство настоятеля и очень не просто управлять таким монастырем, а тем более довести его до идеала духовной жизни. Но Паисий был не одинок – рядом с ним находились его многочисленные ученики, ставшие опытными наставниками.

15 ноября (28 ноября) 1794 года, на 72 году, старец тихо скончался, не назвав своего преемника, ибо знал, что преемников будет много.

Многочисленные ученики и сподвижники старца понесли живую веру во многие монастыри Молдавии, Украины, России, Греции. Более ста русских монастырей возродились к активной монашеской жизни. Поднялись и достигли расцвета древние северные обители – Валаам и Коневец, прославились на всю страну Оптина и Глинская пустыни, возродилась Троице-Сергиева Лавра.

Восстанавливая утраченные традиции в конце 20 века, Русская Православная Церковь в 1988 году – спустя 200 лет – причислила старца Паисия к лику святых. Преподобный Паисий вновь вошел в жизнь современного монашества, повторяя за Спасителем вечные слова: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам».

Ссылка на основную публикацию