Симеон Новый Богослов – житие и биография праведного, почитание и дни памяти, книги и труды

СИМЕОН НОВЫЙ БОГОСЛОВ

Прп. Симеон Новый Богослов, греческая икона.

Симеон Новый Богослов (946 – 1022), игумен, преподобный

Родился в 946 году в городе Галате (Пафлагония) и получил в Константинополе основательное светское образование. Отец готовил его к придворной карьере, и некоторое время юноша занимал высокое положение при императорском дворе. Но достигнув 25 лет, он почувствовал влечение к иноческой жизни, бежал из дома и удалился в Студийский монастырь, где проходил послушание под руководством знаменитого в то время старца Симеона Благоговейного.

Студийский монастырь

Основным подвигом преподобного стала непрестанная Иисусова молитва в ее кратком виде: “Господи, помилуй!” Для большей молитвенной сосредоточенности он постоянно искал уединения, даже на литургии стоял отдельно от братии, часто оставался один на ночь в церкви; чтобы навыкнуть в памятований о смерти, проводил ночи на кладбище. Плодом его усердия были особые состояния восхищения: в эти часы Дух Святой в виде светящегося облака нисходил на него и закрывал от его глаз все окружающее. Со временем он достиг постоянной высокой духовной просветленности, что особенно обнаруживалось, когда он служил Литургию.

Монастырь святого Маманта

Примерно в 980 году преподобный Симеон был поставлен игуменом монастыря святого мученика Маманта. Был рукоположен в сан пресвитера Константинопольским патриархом Николаем II Хрисовергом.

Прп. Симеон привел в порядок запущенное хозяйство обители и благоустроил в ней храм.

Доброта сочеталась у преподобного Симеона со строгостью и неуклонным соблюдением евангельских заповедей. Так, например, когда его любимый ученик Арсений перебил ворон, которые поклевали размоченный хлеб, игумен заставил его нанизать мертвых птиц на веревку, надеть это “ожерелье” на шею и стоять на дворе. В монастыре святого Маманта замаливал грех некий епископ из Рима, нечаянно убивший юного племянника, и преподобный Симеон неизменно выказывал к нему доброту и внимание.

Строгая монашеская дисциплина, которую все время насаждал преподобный, привела к сильному недовольству среди монастырской братии. Однажды после литургии особенно раздраженные из братьев набросились на него и едва не убили. Когда же Константинопольский патриарх изгнал их из монастыря и хотел предать городским властям, преподобный вымолил для них прощение и помогал им в жизни в миру.

Около 1005 года преподобный Симеон передал игуменство Арсению, а сам поселился при монастыре на покое.

Изгнание и основание обители святой Марины

Преподобный Симеон ежегодно праздновал память своего наставника Симеона Благоговейного, составил в честь его похвальные слова, песни и каноны, написал и икону его. Патриарх Сергий Мануилит, услышав об этом, одобрил Симеона, но митрополит Стефан Никомидийский, а с ним и некоторые из приходских иереев и мирян восстали против этого обычая, находя его противным порядкам церкви и соблазнительным [2].

Для успокоения умов и удовлетворения Стефана патриарх с Синодом решили удалить Симеона из Константинополя. Он удалился на берег Босфора и в местность, принадлежащую его ученику и почитателю, патрицию Христофору Фагуру. Здесь Преподобный устроил обитель святой Марины, прожил в ней 13 лет и скончался мирно в 1022 г. [3].

Еще при жизни получил он дар чудотворения. Многочисленные чудеса были явлены и после его смерти; одно из них – чудесное обретение его образа. Житие его было написано келейником и учеником, преподобным Никитой Стифатом.

Прп. Симеон Новый Богослов, икона

Труды

Симеон Новый Богослов замечателен преимущественно как богослов-проповедник; отличительная черта его богословствования — приложение теоретического христианского учения к христианской жизни.

Из сочинений Преподобного на славянском и русском языках изданы весьма немногие. В “Добротолюбии” напечатаны: “Главы деятельные и богословские” (числом 152; в русском переводе напечатаны в “Христ. чтении”, 1823, под заглав. “Сто пятьдесят две деятельные и богословские главы”), “Слово о вере” (русский перевод в “Христ. чтении”, 1821) и “Слово о трех образах молитвы”.

В 1852 г. в Москве напечатано в славянском переводе 12 “Слов” Симеона Нового Богослова, взятых из числа 35; эти 12 “Слов” переведены на русский язык после тщательного сличения с греческою рукописью, находящейся в моск. синодальной библиотеке (М., 1869).

Другие сочинения преподобного Симеона (девяносто два “слова”, “Деятельные и богословские главы” и “Подвижническое слово старца Симеона Благоговейного”) переведены с новогреческого епископом Феофаном (“Слова преп. Симеона Нового Богослова”, М., 1879 и 1882; 2 изд., ib., 1890—92).

“Слова” преподобного Симеона отличаются простотою и сердечностью; он наставляет, внушает, умиляет; современники его, привыкшие к искусственному красноречию, находили его “слова” ненаучными и нериторичными.

Изданы также “Божественные гимны Преподобного Симеона Нового Богослова” (перевод с греческого, Москва, Сергиев Посад, типография И.И. Иванова 1917).

Церковь наименовала Симеона Новым Богословом, находя в его произведениях сходство с произведениями Григория Богослова: и тот, и другой отличались глубиной созерцания истин христианского благочестия.

Преподобный Симеон считается основателем того учения о небесном озарении души верующего, которое впоследствии привело к спору паламитов и варлаамитов.

В славянских молитвенниках печатается Симеонова молитва пред приобщением Св. Таин.

Сочинениями преподобного Симеона нередко свидетельствуется преподобный Нил Сорский (“якоже Симеон новый Богослов повелевает”; “якоже рече св. Симеон”).

Прп. Симеон Новый Богослов. Мозаика, Каламосский монастырь прп. Симеона Нового Богослова

Почитание

Молитвословия

Божественное озарение, Симеоне отче, / восприяв в души твоей, / светило в мире показался еси светлейшее, / разгоняя того мракобесие / и всех уверяя искати, юже погубиша, благодать Духа, / Егоже прилежно моли // даровати нам велию милость.

Ин тропарь, глас 1

Внешния мудрости пребывая непричастен, / Божественныя же преисполнен был еси последи / и Новый Богослов воистинну всеми познася, Симеоне. / Сего ради твою память, отче мудре, почитающе, тебе вопием: / слава тя прославльшему Христу, / слава тя дивна Показавшему, // слава Действующему тобою всем исцеления.

Ин тропарь, глас 4

Яко Света Трисолнечнаго зритель / и таинственнаго Богословия сказатель, / освященне Симеоне, отче наш, / испроси душам нашим просвещения свыше / и страстей отгони от нас мглу, / яко бо, служитель велий Христов, // всем подаеши полезная, преподобне.

Светом просвещен Трисолнечным, Богомудре, / Богослов явился еси Пребожественныя Троицы. / Свыше премудростию словес обогатився, / источил еси Богомудрия Божественный струй, / от нихже пиюще, вопием: // радуйся, треблаженне Симеоне Богонаученне.

Ин кондак, глас 2 (Подобен: Кровей твоих)

Яко Богослов Божий Божественнейший / и молитвенник наш велий ко Господу, / присно, Симеоне, моли даровали нам грехов прощение // и живота исправление, преподобне.

Литература

  • Епископ Феофан, “Жизнь препод. С. Нового Богослова” (“Душепол. чтение”, 1877, февраль);
  • А. Лебедев, “Византийская образованность вообще, богословская наука и литература в частности” (“Чтения в Общ. любителей духовного просвещения”, 1877, ч. II);
  • его же, “О направлениях в религиозно-умственной жизни, очерки из истории восточной церкви IX, X и XI вв.” (ib., 1878, ч. I).

Симеон Новый Богослов

Жизнеописание

Преподобный Симеон, Новый Богослов (949 – 1022) ,средневековый поэт и философ-мистик, родился в местечке Галатее в Пафлагонии (Малая Азия) от богатых и знатных родителей Василия и Феофании. Одиннадцатилетним подростком прп. Симеон был отправлен в Константинополь для обучения светским наукам. Юноша обучался на грамматических (средних) курсах, но отказался продолжать образование в риторике и философии. Тем не менее, по протекции родного дяди, занимавшего важное место при царском дворе, он был включен в число царедворцев. Перед молодым человеком открывалась блистательная карьера на государственном поприще. Однако под влиянием духовных книг юноша стремился встать на путь иночества. С большим трудом он нашел учителя. Им оказался пожилой монах Студийского монастыря прп. Симеон Благоговейный. Но только в возрасте двадцати семи лет прп. Симеон стал послушником Студийского монастыря. Его духовное подвижничество под руководством старца Симеона было настолько усердным, что вызвало недовольство братии и даже игумена монастыря. Прп. Симеон был вынужден перейти в соседнюю Ксирокеркскую обитель во имя святого мученика Маманта (Мамаса), где он и был пострижен в монашество. В 980 году прп. Симеон был рукоположен в священный сан и возведен в достоинство игумена обители патриархом Николаем II Хрисовергом. Монастырь был в полном упадке. Прп. Симеон стал вести активную деятельность по налаживанию духовной жизни в обители и восстановлению полуразрушенного храма. В конце концов, монастырь св. Маманта превратился в цветущую обитель с множеством насельников, а молодой игумен постепенно приобрел известность в столице своими проповедями, как среди простых людей, так и среди византийской аристократии. Тем не менее, призывы прп. Симеона к духовной жизни оказались не по силам многим монахам обители. Дело дошло до открытого выступления некоторых насельников монастыря против своего настоятеля. Во время утренней проповеди они набросились на прп. Симеона, желая изгнать его из монастыря, а затем подали жалобу на своего игумена Константинопольскому Патриарху Сисинию I (995 – 998). Однако Патриарх, допросив прп. Симеона, встал на его сторону и велел изгнать бунтовщиков из монастыря. Прп. Симеон простил своих недругов и сумел уговорить Патриарха вернуть заблудшее стадо в лоно родной обители. В 1005 году прп. Симеон передал полномочия своему ученику монаху Арсению, желая пребывать в непрестанной молитве и созерцании. Но его ждали новые испытания. Прп. Симеон был все же изгнан из своей обители в результате «деятельности» завистливого митрополита Никомидийского Стефана, постоянно клеветавшего Патриарху на святого. Прп. Симеон поселился при небольшом храме во имя святой Марины в пустынной местности, принадлежащей его ученику и почитателю Христофору Фагуре. Здесь, в тишине затвора, Богослов и провел остаток своих дней, всецело предаваясь творчеству. Святой оставил большое философско-богословское наследие, посвященное различным проблемам духовной жизни. Пафос учения прп. Симеона заключается в утверждении возможности ощущать, воспринимать, познавать Бога уже в этой земной жизни, в возможности обожения, духовного преображения человека, достигаемого через усыновление Богу посредством веры, надежды, любви, добрых дел, поста, покаяния, молитвы и причащения Телу и Крови Христовой. В возрасте семидесяти трех лет прп. Симеон преставился ко Господу. А спустя тридцать лет были обретены его святые нетленные мощи. Память прп. Симеона совершается 12 марта, в день его смерти, а также 12 октября, поскольку день преставления приходится на период Великого поста. Служба прп. Симеону Новому Богослову была написана прп. Никодимом Святогорцем, а переведена на церковнославянский язык профессором Московской Духовной Академии Б.А. Нелюбовым, а также епископом Левкийским Парфением. В 2004 году святому д.ф.н.,проф. П.В.Челышев составил и напечатал Акафист. В Греции, Аттике (Каламос), в честь прп. Сименона Нового Богослова действует мужской монастырь, а в Сумской Епархии Украинской Православной Церкви (Московский Патриархат) ему посвящен домовой храм Пастырско-Богословского Духовного Училища. Память преподобного Симеона Нового Богослова (949–1022) празднуется 12 марта в день его праведной кончины. Примечание: Современные богословы выдвигают разные версии относительно даты рождения и смерти преподобного Симеона. Например, утверждается, что он родился между 963 и 969 гг., а упокоился в 1041 или 1042 г.

Житие его написано келейником и учеником, преподобным Никитой Стифатом. См.: Челышев П.В. Преподобный Симеон Новый Богослов. Житие и акафист. М.: Храм Святого Великомученика Димитрия Солунского на Благуше, 2003. – 18 с. В брошюре приводится текст жития, взятый из Миней, но сокращенный и адаптированный к нуждам издания.

Учение преподобного Симеона Нового Богослова

Формулируя мысль Симеона кратчайшим образом, можно сказать, что главным для него в христианской вере является личный, непосредственный опыт богообщения. В этом он продолжает традицию преп. Макария Великого. Симеон, исходя из своего опыта, свидетельствует, что Бог открывается человеку и становится видимым, причём не в будущей жизни, но уже на земле.

Мистическая философия преп. Симеона предвосхищала исихазм XIV века

Симеон Новый Богослов – житие и биография праведного, почитание и дни памяти, книги и труды

Житие Преподобного и Богоносного отца нашего Симеона Нового Богослова
Память 12 марта с.с./25 марта н.с.

П реподобный Симеон, Новый Богослов, родился в 949 году в местечке Галате в Пафлагонии (Малая Азия) от богатых и знатных родителей Василия и Феофании. Большая часть жизни преподобного Симеона совпала с одним из лучших периодов византийской истории, когда царствовал император Василий II (976-1025).
Одиннадцатилетним подростком, сочетавшим в себе большие способности и кроткий, благоговейный нрав, преподобный

Симеон был отправлен в Константинополь для обучения в столице. Закончив так называемые грамматические курсы, юноша был лично представлен императору, который включил его в число царедворцев.
Перед молодым человеком открывалась блистательная карьера на государственном поприще, к которой его усердно склонял занимавший важное место при дворе родной дядя. Но к иному были направлены желания и помыслы благочестивого юноши, не прельщенного суетностью столичной жизни. Под влиянием духовных книг молодой человек стремился вступить на путь иночества. Господь послал ему в духовные руководители престарелого монаха Студийского монастыря Симеона Благоговейного.

Богомудрый старец отговорил его от поспешных решений, советуя вооружиться терпением в ожидании того момента, когда благие устремления юной натуры превратятся в глубоко осознанную внутреннюю потребность и жизненную необходимость. Внимательно наблюдая за развитием своего послушника, пребывавшего в миру, старец Симеон наставлял его в чтении духовной литературы, помогал душеполезными назиданиями и советами.
Один из таких советов стал для преподобного Симеона руководящим правилом всей его жизни: внимать и слушаться совести, которая является гласом Божиим в душе человека, внушает ему лишь то, что приближает к Богу. Вступив на путь суровой аскезы, преподобный Симеон ограничил себя хлебом и водой, все более и более углублялся в молитву во время продолжительных ночных бдений. «Слезы текли из его глаз, он умножал коленопреклонения, как если бы Господь присутствовал Сам, и молитвенно призывал Матерь Божию» — так, повествуя словно о некоем вымышленном юноше, преподобный Симеон рассказывает о своих молитвенных подвигах.

Он сподобился благодатного просветления, во время которого ощутил себя окруженным неземным светом, «перестал ощущать и себя, и все окружающее». Такого рода подвижничество редко обходится без искушений. Не избежал их и преподобный Симеон. По прошествии шести лет жизни в Константинополе и постоянного общения со своим духовным отцом ему пришлось уехать к себе на родину, где он переменил образ жизни, поддавшись многим соблазнам.

«Я был в таком состоянии, как если бы никогда не понимал или не слыхал святых слов Христовых, — писал впоследствии преподобный Симеон. — Но любовь и вера ко святому старцу осталась в моем несчастном сердце. И из-за нее, я думаю, Человеколюбивый Бог после прошествия стольких лет помиловал меня по его молитвам».

Восприняв свое избавление от пут зла как великую милость благодатного Промысла, преподобный Симеон принял твердое решение вступить на иноческий путь.
С благословения старца Симеона он стал послушником Студийского монастыря в возрасте двадцати семи лет. Здесь он следовал наставлениям своего духовного отца столь усердно, что вызвал неудовольствие со стороны игумена монастыря, который изгнал его из обители. Перейдя в соседнюю небольшую обитель во имя святого Маманта, именуемую Ксирокеркской, молодой послушник принял монашество. Предаваясь уединению, чтению и богомыслию, он целыми неделями соблюдал строгий пост, вкушал одни овощи и семена, лишь по воскресеньям присутствуя за братской трапезой.

Малое время, отведенное для сна, он проводил на полу, подстилая овчину поверх рогожи. Никогда не произносил праздных слов, хранил трезвенное самоуглубление и старался не выходить из своей кельи. Принимая священнический сан в таком благорасположении, преподобный Симеон вторично сподобился великой Благодати Божией: во время рукоположения он ощутил себя озаренным и проникнутым неземным духовным светом. Эта милость была воспринята им как знак особой ответственности, лежащей на совести пастыря стада Божиего, который «должен быть чист и телом, и тем паче душою, не запятнан никаким грехом, смиренен по внешнему нраву и сокрушен сердцем по внутреннему настроению».

По свидетельству сподвижников преподобного Симеона, во время принесения Бескровной Жертвы лицо его становилось ангелоподобным и излучало такой яркий свет, что на него трудно было смотреть. В 980 году, когда преподобному Симеону исполнился тридцать один год, монахи обители святого Маманта избрали его своим игуменом. По свидетельству Никиты Стифата, автора Жития преподобного Симеона, Нового Богослова, монастырь святого Маманта был в то время «не столько прибежищем и стадом монахов, сколько местом жительства мирских людей», что же до монахов из немногочисленной братии, то они «страдали от духовного голода».

В своем первом Огласительном слове «О любви», адресованном братии монастыря, преподобный Симеон призвал монахов положить начало новой жизни в совершенной любви к Господу и людям. Приступив со страхом и благоговением к исполнению своих игуменских обязанностей, преподобный Симеон сделал предметом своих постоянных забот не только духовную, но и хозяйственную жизнь обители. Монастырь святого Маманта нуждался в то время в серьезных восстановительных работах, ибо большая часть монастырских зданий пришла в негодность.
В конце концов обитель была обновлена, монастырская церковь отремонтирована, в ней был постлан мраморный пол, стены украшены иконами, а для богослужебных нужд была приобретена вся необходимая утварь. Улучшена была и монастырская трапеза. Со временем преподобному Симеону удалось превратить монастырь святого Маманта в цветущую обитель с многократно увеличенным числом насельников. Имя преподобного Симеона приобрело известность среди жителей Константинополя.

За духовным руководством к нему обращались многие высокопоставленные лица. Однако нововведения преподобного Симеона, требовавшего неукоснительного соблюдения строгого монашеского устава, оказались не по силам для некоторой части насельников святой обители. Дело дошло до открытого выступления тридцати монахов, дерзнувших подать жалобу на своего игумена Патриарху Константинопольскому Сисинию II (996-999). Внимательно во всем разобравшись, Патриарх распорядился наказать жалобщиков изгнанием из монастыря и полностью поддержал преподобного Симеона, который, однако, по великой доброте своей простил своих недругов и сумел уговорить Патриарха вернуть заблудшее стадо в лоно родной обители. Через несколько лет, в 1005 году, преподобный Симеон передал игуменство своему ученику монаху Арсению, а сам поселился в одинокой келье при монастыре для неотлучного пребывания с Богом в молитве и богомыслии.

С этого времени начался новый этап в жизни святого подвижника. Дар учительства, который прежде выражался в частных и церковных поучениях, раскрылся теперь во всей своей полноте в многочисленных писаниях, дошедших до нас под общим названием «Слова преподобного Симеона, Нового Богослова». В это же время он приступает к написанию своих замечательных «Гимнов», законченных уже позже, в период своего изгнания. Изгнание преподобного Симеона из возрожденной им обители святого Маманта явилось результатом двухлетних преследований со стороны митрополита Никомидийского Стефана, человека хотя и образованного, но завистливого, весьма ревниво относившегося к славе богомудрого затворника. После тщетных попыток обнаружить что-либо предосудительное в писаниях и жизни преподобного Симеона митрополит Стефан придрался к установленному преподобным обычаю праздновать память своего духовного наставника Симеона Благоговейного.
Сочтя этот обычай чрезмерно торжественным и необоснованным, митрополит Стефан, заручившись поддержкой отдельных архиереев, поднял кампанию против преподобного с такой шумихой, что в дело пришлось вмешаться самому Патриарху. Последний не усмотрел ничего зазорного в почитании преподобным Симеоном своего учителя, но, желая положить конец смуте, предложил ему найти себе место для жизни подальше от Константинополя. Так преподобный Симеон оказался в пустынной местности, принадлежавшей одному из его почитателей, Христофору Фагуре, который предоставил ему возможность жить при небольшом храме во имя святой Марины. Он же выделил необходимые средства для основания обители, в которой преподобный Симеон собрал новое братство, установил в нем строгий устав и вновь удалился в молитвенное уединение. Здесь в тишине затвора, изредка нарушаемой приходящими за духовным наставлением, преподобный Симеон всецело предался богословскому и поэтическому творчеству.

Молитвенные гимны, воплощенные им в стихотворной форме, охватывают широкий круг богословских тем, таких, как Святая Евхаристия и другие Таинства, монашество и мир, сознательный мистический опыт просветления и обожения, тайна спасения, учение о Пресвятой Троице и многие другие. Основной пафос и главная отличительная особенность богословского учения преподобного Симеона, Нового Богослова, заключаются в утверждении возможности ощутить и воспринять Бога еще в этой жизни — обожения, достигаемого посредством покаяния и причащения Телу и Крови Христовой. «Не говорите, — пишет он, — что невозможно принять Божественный Дух, не говориґте, что без Него возможно спастись, не говорите, что кто-нибудь причастен Ему, сам того не зная, не говорите, что Бог невидим людям, не говорите, что люди не видят Божественного света или что это невозможно в настоящие времена! Это никогда не быґвает невозможным, друзья! Но очень даже возможно желающим» (Гимн 27-й).
С особенной силой преподобный Симеон призывал своих братьев следовать за Христом, Который есть «путь и истина и жизнь» (Ин.14:6). Но это невозможно без созидания в себе сокрушенного и смиренного сердца. Смирение является «главной чертой христианина», мерой его близости к Богу, точно так же, как гордость есть мера удаленности от Бога. «Пусть некто возьмет все свое имущество, — пишет Симеон, Новый Богослов, — и раздаст бедным, пусть постится, совершает бдения, спит на голой земле, творит молитвы день и ночь, а не взыщет от Бога стяжать себе сердце сокрушенное и смиренное, такой не получит никакой пользы от трудов своих» (Слово 31-е).

Вся жизнь преподобного Симеона, Нового Богослова, явила яркий пример стяжания смиренного и сокрушенного сердца. Последние тринадцать лет жизни в изгнании были отмечены исполнением многочисленных предсказаний и исцелениями по молитвам преподобного, советовавшего помазывать болящих елеем из лампады, теплившейся перед образом святой Марины. 12 марта 1022 года в возрасте семидесяти трех лет преподобный Симеон преставился ко Господу. Автор его жизнеописания Никита Стифат свидетельствует, что день кончины преподобного был заранее им предсказан. Тридцать лет спустя были обретены святые мощи преподобного Симеона.

Память его совершается 12 марта, в день преставления, а также 12 октября, так как день преставления приходится на период Великого поста.

Тропарь, глас 4

Яко Света Трисолнечнаго зритель и таинственнаго Богословия сказатель, освящение Симеоне, отче наш, испроси душам нашим просвещения свыше и страстей отгони от нас мглу, яко бо, служитель велий Христов, всем подаеши полезная, преподобие.

Кондак, глас 2

Яко Богослов Божий Божественнейший и молитвенник наш велий ко Господу, присно, Симеоне, моли даровати нам грехов прощение и живота исправление, преподобие.

Источник: isihazm.ru

Православные иконы и молитвы

Информационный сайт про иконы, молитвы, православные традиции.

Преподобный Симеон Новый Богослов

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм Господи, Спаси и Сохрани † – https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ . В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях. Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

Преданность служению Господу Симеона Богослова была описана во многих его трудах. Не всегда они были понятны духовенству того времени. Но он никогда не отходил от законов Божьих, а старался обернуть в христианство как можно больше иноверцев.

Житие святого

Рожден он был в 40 годах 10 века в городе Галате. Отец хотел, чтобы мальчик служил при дворе. Именно поэтому его послали в Константинополь для получения должного образования. После окончания обучения ему был преподнесен достаточно высокий пост при императоре. В 25 лет житие Симеона Нового Богослова полностью изменилось. Он стал тяготеть к служению Господу и отправился в Студийский монастырь.

Считают, что самым основным подвигом его стала молитва Иисуса в кратком ее виде «Господи, помилуй!», которую он постоянно повторял. Святой любил пребывать в одиночестве. Замечалось, что он мог стоять поодаль от братства во время службы или оставался сам в церкви на всю ночь. Для того, чтобы помнить о том, что смерть может настигнуть в любой момент, он ходил на кладбища. Из-за таких усердных служений Богу он достиг высшей просветленности.

Заметно это становилось во время служения им Литургии. В 980 году его назначили игуменом в Мамантском монастыре. За 25 лет его службы оно значительно приумножило и разрослось. Доброта в нем соседствовала со строгостью следования Божьих заповедей. Такие строгие требования вызывали недовольство. Однажды они чуть не забили его по окончанию службы.

Труды святителя Симеона

После передачи власти своему восприемнику создавал не покладая рук преподобный Симеон Новый Богослов творения. Он говорил в них о:

  • необходимости внутренней брани, которая нужна для совершенствования;
  • противостоянии страстям;
  • отрешении от греховных помыслов.

Ему принадлежат также поучения для монахов. Но некоторые его сочинения вызывали протесты и никак не принимались высшим духовенством. Именно это привело к конфликту и его изгнанию. Именно поэтому он переехал на берега Босфора, где основал обитель святой Марины.

Умер он от болезни желудка в 1022 году. Мощи Симеона Нового Богослова были обретены спустя 30 лет.

О чем молятся у иконы святого

Еще при жизни за следование всем правилам, ему было даровано способность творения чудес. Немало есть упоминаний и записей о них. Случались они не только при жизни святого, но и после его смерти. Чаще всего свои прошения люди направляют к нему для:

  • исцеления от недугов;
  • улучшения материальной составляющей;
  • наставления на правильный путь;
  • очищения для греховных мыслей и прочего.

Важно помнить, что святой – это только проводник между нами и Господом. Он просто просит за нас перед ним. В этом деле важную роль играет вера в Бога. Именно от нее зависит исполнение нашего прошения.

Вот такие молитвенные слова читают у святого лика Симеона:

«О богоно́сный и христоно́сный и духоно́сный о́тче Симео́не, Но́вый Богосло́ве, преподо́бных похвало́, иерее́в сла́во, богосло́вов услажде́ние, моли́твы у́мныя учи́телю, Бо́га просла́вльший и от Бо́га просла́вленный в житии́ твое́м, па́че же по сме́рти, земны́й а́нгеле и небе́сный челове́че, ра́досте духо́вная и душе́вное весе́лие нам, смире́нным твои́м рабо́м и недосто́йным твои́м сыно́м, со благогове́нием и любо́вию пра́зднующим свяще́нную и светоно́сную па́мять твою! Приими́ песнь сию́, ю́же прино́сим ти я́ко да́р ничто́жный и мале́йший, за вели́кия благода́тныя да́ры, и́хже вси́ наслади́хомся, прие́мше я́ от тебе́, из кни́ги свяще́нных слове́с твои́х, и не отве́ржи сию́, я́ко твоего́ великоле́пия недосто́йну: отню́д бо не́мощни есмы́, е́же досто́йно восхвали́ти тя, толи́каго богосло́ва ве́лия. И в житии́ сем сохраня́й нас моли́твами твои́ми от вся́каго вре́да душе́внаго и теле́снаго, ви́димых же и неви́димых враг, моля́ непреста́нно И́же в Тро́ице Бо́га, да сподо́бит и нас, смире́нных, та́инственно ощути́ти посреде́ се́рдца на́шего у́мная де́йства боже́ственныя благода́ти Свята́го Ду́ха, ю́же погуби́хом, увы! нераде́нием на́шим и страстьми́; в бу́дущем же ве́це изба́ви ны твои́ми си́льными хода́тайствы от стра́шнаго осужде́ния и му́ки ве́чныя, и сподо́би на́с ве́чнаго блаже́нства во Христе́ Иису́се, Го́споде на́шем, Ему́же подоба́ет вся́кая сла́ва, че́сть и поклоне́ние, со безнача́льным Его́ Отце́м и Пресвяты́м и Животворя́щим Его́ Ду́хом, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Аминь.»

А также есть и специальная молитва перед исповедью Симеона Нового Богослова. Ее советуют использовать для того, чтобы настроится на нужный лад, а также сказать правильные слова при покаянии. Вот так она выглядит:

«Боже и Господи всех! Всякого дыхания, и души имый власть, един исцелити мя могий, услыши моление мя окаяннаго, и гнездящагося во мне змия наитием Всесвятаго и Животворящаго Духа умертвив потреби. И мене, нища и нага всякия добродетели суща, к ногам святаго моего отца (духовнаго) со слезами припасти сподоби, и святую его душу к милосердию, еже миловати мя, привлецы. И даждь, Господи, в сердце моем смирение и помыслы благи, подобающие грешнику, согласившемуся Тебе каятися, и да не в конец оставиши душу едину, сочетавшуюся Тебе и исповедавшую Тя, и вместо мира избравшую и предпочетшую Тя: вем бо, Господи, яко хощу спастися, аще и лукавый мой обычай препятствием бывает: но возможна Тебе, Владыко, суть вся, елика невозможно суть от человека. Аминь.»

Лик святого Симеона

Его советуют иметь в каждом доме. Это связано с тем, что икона Симеона Нового Богослова может производить большое количество чудесных творений. Ее можно дарить в качестве подарка для тех, кто длительное время не может исцелится от заболевания. Оно может быть связано не только с телом, но и с душой.

Чтение священных текстов перед ней поможет значительно улучшить состояние. Делать это могут и близкие больного. Важно проговаривать все слова от чистого сердца и с добрыми помыслами. Постоянно верьте в положительный конечный результат. Только так Вы сможете его достигнуть.

Многие считают, что молитвы в день памяти святого имеют большую силу. Для него эти дни выпадают на:

  • 25 марта;
  • 25 октября.

Не отчаивайтесь, что желаемое может быть получено не сразу. Если искренно верить, то слова мольбы будут услышаны небесами.

Храни Вас Господь!

Вам будет интересно посмотреть еще и видео рассказ о святом Симеоне:

Флоровский Г., прот. Житие Преподобного Симеона Нового Богослова. Журнал “Путь” №16

/Un grand mystique byzantin. — Vie de Symeon le Nouveau Théologien (949-1022) par Nicétas Stéthatos. Texte grec inédit, publié avec introduiction et notes critiques par le P. Irinée Hausherr, S. J, et traduction française en collaboration avec le P. Gabriel Horn, S. J. — Orientalia Christiana, vol. XII, № 45, Roma, 1928, pp. XCV + 255/.

О преп. Симеоне спорили уже современники. И как справедливо указывает издатель, издаваемое теперь житие есть скорее полемический или защитительный трактат, нежели бесхитростное сказание о подвигах и жизни. В нем чувствуется волнение борьбы. Его списатель, студийский инок Никита Сти-

тат, принадлежал к числу ближайших последователей и ревнителей памяти преподобного. Он собрал его «Божественные гимны» и сопроводил их своим вступлением, в котором тоже слышатся отголоски спора. Житие он писал лет тридцать спустя после кончины великого старца. Преп. Симеон принадлежит к тому роду подвижников, у которых ярче и выразительнее внутренняя биография, а не внешняя. Такую биографию оставил нам сам преподобный в своих молитвенных гимнах. К ним житие мало что прибавляет. Но в нем пред нами открывается эпоха. В нем вскрывается столкновение и борьба двух религиозных стилей, двух богословских направлений. Преп. Симеон был прежде всего подвижник, молитвенник, созерцатель. Но не напрасно Церковь запомнила о нем, как о Новом Богослове. У него была воля к богословию, и духовный подвиг и созерцательную молитву он утверждал, как путь богомыслия и богословия. От богослова он требовал прежде всего духовного помазания; и с гневом и часто не без насмешки говорил о тех, кто дерзает богословствовать без внутреннего искуса, без духовного опыта. Сам преподобный говорил о том, что видел и богословствовал, молясь, и в молитве богословствовал и песнословил — от полноты восторженного сердца. Житие сохранило нам имя главного противника преподобного. Это был патриарший синкелл Стефан Никомидийский, человек выдающийся по знаниям и по дару слова, с темпераментом общественного деятеля и дипломата. Это был полигистор и компилятор, хранивший предания, но не умевшей оживотворять их в собственном внутреннем опыте. Для людей такого типа и склада духовный свет, лучившийся из преп. Симеона, был нестерпимо ярок. Он резал их непривычный глаз. Духовное дерзание преподобного казалось им горделивым притязанием. Их беспокоила возвышенная богословская лирика духоносного созерцателя, их смущала его молитвенная откровенность и самое обилие духовных даров, которые он знал и при всем своем смирении признавал за собою. Они дорожили диалектикой больше духовного опыта, предпочитали чеканку понятий. Так в спорах преп. Симеона с его противниками был поставлен и решался вопрос о путях и задачах богословия. В сущности вокруг этого вопроса разгоралась борьба между паламитами и варлаамитами в XIV-м веке. Через всю историю Византии можно проследить этот спор между представителями духовного и школьного, или созерцательного и дискурсивного богословия. Последним проявлением этого противоборства было столкновение Марка Ефесского и Виссариона во времена Флорентийского собора. Не трудно

разгадать смысл этого векового спора: это была защита отеческих преданий от духа схоластики. Были известные основания для беспокойства и у представителей школьного богословия. То верно, что школьный и дискурсивный путь в богословии редко бывает творческим и созидательным. Но не слишком ли много от каждого требовать «стяжания Духа», и требовать от каждого богослова «благодатного дара новых языков»? Не преувеличивается ли при этом значение личного вдохновения за счет безличных, и потому более надежных и устойчивых, преданий? И все эти вопросы сливаются в один основной и острый вопрос — о пределах и смысле «харизматической», «профетической» стихии в Церкви. Иначе сказать, это вопрос о творчестве в Церкви. Преп. Симеон требовал от каждого творческого дерзновения. И в этом с ним согласна вся восточная аскетика. Можно сказать, монашество есть харизматический путь для мирян. И это ставит вопрос о месте монашества в иерархическом строе Церкви, который не раз болезненно вскрывался в истории. С этим вопросом связан и основной внешний факт жизни преп. Симеона. Он богослужебно чтил и прославлял память своего наставника и старца, преп. Симеона Благоговейного, и видел в нем равноапостольного носителя духовных дарований. И отказывался подчиняться патриаршим запретам во имя послушания, хотя и почившему уже, своему духовному отцу. По существу он не был неправ, даже и канонически, ибо в Византии в Х-м веке, не было «канонизационного процесса» и почитание угодников Божиих, как и древле, устанавливалось силою факта, опознанного и скрепленного церковным сознанием. «Канонизация святых» всегда есть свидетельство о ставшем бесспорным и очевидным факте и завершает собою местное почитание; она не устанавливает, но свидетельствует святость. Преп. Симеон о своем наставнике и старце свидетельствовал то, что стало для него очевидным, и настаивал на бесспорности своего свидетельства. Но по этому частному поводу у преподобного с его противниками развивался принципиальный спор. Достаточны ли канонические формы, как таковые, сами по себе, без действительной духовной жизни, и должна ли духовная жизнь во всяком случае склоняться перед внешним каноническим авторитетом? Преп. Симеон считал самоочевидным отрицательный ответ, — не потому, конечно, что он отрицал каноны, но потому, что он не считал канон самодовлеющим. Жизнь и история свидетельствуют, что не всегда канон и святость совпадают. Не потому, что святость бывает неканоничной, но потому, что каноническое не само собою свято. Канон есть только форма , живая и оживаю –

щая только чрез сверхканоническое и неформальное содержание, чрез свои сверхканонические основы. Мера Духа и каноническое положение не всегда совпадают, это бесспорный факт. Острота этого вопроса усиливается тем, что и самый канонический или иерархический строй есть богоустановленный и непреложный орган духовной жизни и роста Церкви, что живет она в таинствах, а таинства ограничены строгою рамкой канона, обряда и власти. Восток не дал окончательного ответа на этот вопрос в слове. Вряд ли его можно дать. Здесь мы касаемся тайны Церкви, как становящегося Тела Христова. Быть может, следует сказать — в Церкви два средоточия: каноническое и мистическое, и высшего цветения Церковь достигает в святости, а не во власти. Житие преп. Симеона ставит пред нами общие и основные вопросы. Это заметил и почувствовал автор лучшего исследования о преподобном, протестантский историк Карл Голль. Но он торопился с ответами и произвольными сопоставлениями только запутал церковно-историческую перспективу. Жизнь преп. Симеона требует тщательного историко-богословского истолкования. Странным образом, до сих пор мы еще не владеем его литературным наследием. В подлиннике его творения еще не изданы, за исключением только его «Гимнов Божественной любви». Остальные его творения в печати известны только в переводах: в неполном и неисправном латинском и в новогреческом конца XVIII-гo века; с новогреческого переводил по-русски еп. Феофан. В этом чувствуется какая-то забывчивость. Творения преподобного издавна были и до сих пор остаются любимым монашеским чтением, — об этом свидетельствует множество разновременных списков, и греческих, и славянских. На Востоке в нем всегда видели великого тайнозрителя, великого учителя созерцательного подвига, богомыслия и духовной жизни. Но его духовный опыт в должной мере еще не учтен в православном богословском синтезе. Это связано с тем тягостным псевдоморфозом, в который впадает православная богословская мысль со времени крушения Византии. Расторгается связь между богословием и духовной жизнью, и складывается подражательная восточная схоластика, часто и по языку латинская. В глубинах не нарушается духовное единство и преемство, но богословская мысль перестает видеть и отражать эти глубины. Притупляется отеческая память. Для современного православного сознания Византия стала забытым прошлым, о котором нужно вспоминать, к которому нужно возвращаться. Нужно сознаться, Византию открывают вновь на Западе. И открывая, соблазняются о ней. В свое время знаменитый Ком –

бефиз отговорил балландистов издавать житие преп. Симеона. Он видел в нем предтечу Паламы. На Западе в преп. Симеоне давно узнали и признали величайшего из мистиков Византии. Но его духовный опыт кажется соблазнительным, смущает дерзновение его созерцаний. До сих пор византийское благочестие для католического богословия остается под подозрением и вопросом. И подозрение это касается самого существа духовной жизни Востока и прежде всего того типа восточного благочестия, образцом и памятником которого является «Добротолюбие». Plenum ineptiae cum pari impietate, – так отзывался Комбефиз об умной молитве. Запад остро ставит Востоку вопрос о смысле византийского православия. При нашей исторической безпамятности ответить на него нелегко. Ответить на него можно только целостной и философской историей византийского богословия, — со времен преп. Максима и до Григория Паламы и Марка Ефесского. В этой истории преп. Симеону принадлежит одно из первых мест. И ответить — для нас это не только исторический и не только богословский, но духовный долг.

Преподобный Симео ́ н Новый Богослов, игумен

День памяти

Житие

Пре­по­доб­ный Си­ме­он Но­вый Бо­го­слов ро­дил­ся в 946 го­ду в го­ро­де Га­ла­те (Па­фла­го­ния) и по­лу­чил в Кон­стан­ти­но­по­ле ос­но­ва­тель­ное свет­ское об­ра­зо­ва­ние. Отец го­то­вил его к при­двор­ной ка­рье­ре, и неко­то­рое вре­мя юно­ша за­ни­мал вы­со­кое по­ло­же­ние при им­пе­ра­тор­ском дво­ре. Но до­стиг­нув 25 лет, он по­чув­ство­вал вле­че­ние к ино­че­ской жиз­ни, бе­жал из до­ма и уда­лил­ся в Сту­дий­ский мо­на­стырь, где про­хо­дил по­слу­ша­ние под ру­ко­вод­ством зна­ме­ни­то­го в то вре­мя стар­ца Си­мео­на Бла­го­го­вей­но­го. Ос­нов­ным по­дви­гом пре­по­доб­но­го ста­ла непре­стан­ная Иису­со­ва мо­лит­ва в ее крат­ком ви­де: “Гос­по­ди, по­ми­луй!” Для боль­шей мо­лит­вен­ной со­сре­до­то­чен­но­сти он по­сто­ян­но ис­кал уеди­не­ния, да­же на ли­тур­гии сто­ял от­дель­но от бра­тии, ча­сто оста­вал­ся один на ночь в церк­ви; чтобы на­вык­нуть в па­мя­то­ва­нии о смер­ти, про­во­дил но­чи на клад­би­ще. Пло­дом его усер­дия бы­ли осо­бые со­сто­я­ния вос­хи­ще­ния: в эти ча­сы Дух Свя­той в ви­де све­тя­ще­го­ся об­ла­ка нис­хо­дил на него и за­кры­вал от его глаз все окру­жа­ю­щее. Со вре­ме­нем он до­стиг по­сто­ян­ной вы­со­кой ду­хов­ной про­свет­лен­но­сти, что осо­бен­но об­на­ру­жи­ва­лось, ко­гда он слу­жил Ли­тур­гию.

При­мер­но в 980 го­ду пре­по­доб­ный Си­ме­он был по­став­лен игу­ме­ном мо­на­сты­ря свя­то­го Ма­ман­та и про­был в этом сане 25 лет. Он при­вел в по­ря­док за­пу­щен­ное хо­зяй­ство оби­те­ли и бла­го­устро­ил в ней храм.

Доб­ро­та со­че­та­лась у пре­по­доб­но­го Си­мео­на со стро­го­стью и неуклон­ным со­блю­де­ни­ем Еван­гель­ских за­по­ве­дей. Так, на­при­мер, ко­гда его лю­би­мый уче­ник Ар­се­ний пе­ре­бил во­рон, ко­то­рые по­кле­ва­ли раз­мо­чен­ный хлеб, игу­мен за­ста­вил его на­ни­зать мерт­вых птиц на ве­рев­ку, на­деть это “оже­ре­лье” на шею и сто­ять на дво­ре. В мо­на­сты­ре свя­то­го Ма­ман­та за­ма­ли­вал грех некий епи­скоп из Ри­ма, неча­ян­но убив­ший юно­го пле­мян­ни­ка, и пре­по­доб­ный Си­ме­он неиз­мен­но вы­ка­зы­вал к нему доб­ро­ту и вни­ма­ние.

Стро­гая мо­на­ше­ская дис­ци­пли­на, ко­то­рую все вре­мя на­саж­дал пре­по­доб­ный, при­ве­ла к силь­но­му недо­воль­ству сре­ди мо­на­стыр­ской бра­тии. Од­на­жды по­сле ли­тур­гии осо­бен­но раз­дра­жен­ные из бра­тьев на­бро­си­лись на него и ед­ва не уби­ли. Ко­гда же Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх из­гнал их из мо­на­сты­ря и хо­тел пре­дать го­род­ским вла­стям, Пре­по­доб­ный вы­мо­лил для них про­ще­ние и по­мо­гал им в жиз­ни в ми­ру.

Око­ло 1005 го­да пре­по­доб­ный Си­ме­он пе­ре­дал игу­мен­ство Ар­се­нию, а сам по­се­лил­ся при мо­на­сты­ре на по­кое. Там он со­здал свои бо­го­слов­ские тру­ды, от­рыв­ки из ко­то­рых во­шли в 5-й том “Доб­ро­то­лю­бия”. Глав­ная те­ма его тво­ре­ния – со­кро­вен­ное де­ла­ние во Хри­сте. Пре­по­доб­ный Си­ме­он учит внут­рен­ней бра­ни, спо­со­бам ду­хов­но­го со­вер­шен­ство­ва­ния, борь­бе про­тив стра­стей и гре­хов­ных по­мыс­лов. Он на­пи­сал по­уче­ния для мо­на­хов, “Де­я­тель­ные Бо­го­слов­ские гла­вы”, “Сло­во о трех об­ра­зах мо­лит­вы”, “Сло­во о ве­ре”. Кро­ме то­го, пре­по­доб­ный Си­ме­он был вы­да­ю­щим­ся цер­ков­ным по­этом. Ему при­над­ле­жат “Гим­ны Бо­же­ствен­ной люб­ви” – око­ло 70 по­эм, пол­ных глу­бо­ких мо­лит­вен­ных раз­мыш­ле­ний.

Уче­ние пре­по­доб­но­го Си­мео­на о но­вом че­ло­ве­ке, об “обо­же­нии пло­ти”, ко­то­рым он хо­тел за­ме­нить уче­ние об “умерщ­вле­нии пло­ти” (за что его и на­зва­ли Но­вым Бо­го­сло­вом), при­ни­ма­лось совре­мен­ни­ка­ми с тру­дом. Мно­гие его по­уче­ния зву­ча­ли для них непо­нят­но и чуж­до. Это при­ве­ло к кон­флик­ту с выс­шим кон­стан­ти­но­поль­ским ду­хо­вен­ством, и пре­по­доб­ный Си­ме­он под­верг­ся из­гна­нию. Он уда­лил­ся на бе­рег Бос­фо­ра и ос­но­вал там оби­тель свя­той Ма­ри­ны.

Свя­той мир­но пре­ста­вил­ся к Бо­гу в 1021 го­ду. Еще при жиз­ни по­лу­чил он дар чу­до­тво­ре­ния. Мно­го­чис­лен­ные чу­де­са бы­ли яв­ле­ны и по­сле его смер­ти; од­но из них – чу­дес­ное об­ре­те­ние его об­ра­за. Жи­тие его на­пи­са­но ке­лей­ни­ком и уче­ни­ком, пре­по­доб­ным Ни­ки­той Сти­фа­том.

Читайте также:  Артемий Веркольский: житие и биография праведного, день памяти и мощи
Ссылка на основную публикацию