Житие Стефана Пермского – описание и история жизни, чудеса, мощи и дни памяти святого

Краткое житие, почитание и наследие святого Стефана Пермского

Краткое жизнеописание Стефана Пермского

Чтобы подробнее узнать об этом святом, кратко ознакомимся с его житием и сделаем небольшой анализ деятельности преподобного.

Святой Стефан Пермский

Родился будущий святой в Великом Устюге Вологодской области на 1345 год после рождения Христа. На севере страны тогда было мало русских поселений, а у реки Камы и вовсе о них почти ничего не знали. Здесь начиналась Великая Пермь.

Мальчик был родом из семьи церковного певчего. Отец самостоятельно занимался обучением сына и радовался, когда видел, что тому нравится познавать грамоту. Маленький Стефан много читал, уделяя особое внимание Священному Писанию. Так сформировалась его цель стать монахом и служить Господу.

Повзрослев, юноша пошел на служение в Ростовский монастырь Св. Григория Богослова, где со временем принял постриг. Настоятель Парфений, проникшись к юному иноку, принялся обучать его греческому и пермяцкому языку.

Осознав, что только он может понести Слово Божье местным язычникам, Стефан усердно изучал монастырскую библиотеку, перечитывая православные труды и работы греческих философов. Житие инока говорит, что он зачитывался Платоном, Софоклом, Аристотилем, Эсхилом.

Видео «Житие Стефана Пермского»

Из этого видео вы узнаете о житие святителя Стефана Пермского.

Миссия святителя в православии

В биографии святого указывается, что он был близким другом Сергия Радонежского. Именно с ним он делился своими мыслями и сокровенными мечтами. Одной из них было несение учения Христова народу коми.

Чтобы донести до язычников Слово Божье, святитель отрывок за отрывком перевел Евангелие на зырянский язык. Однако ему необходимо было благословение, которое поначалу не хотел давать ни один иерарх. Все они аргументировали свой отказ близким концом света, который предсказывали на 1492 год. Единственным, кто согласился благословить миссию Стефана, был епископ Коломенский.

Общаясь с уже обращенными местными жителями, святитель заметил, что на их беседы приходят другие язычники. Многие из них заинтересованно слушали, размышляли, а позже также принимали христианскую веру. Однако были и противники его учения. На Стефана несколько раз совершали нападения, а однажды даже пытались предать огню.

Бесстрашный монах, уверенный в Божьем заступничестве, продолжал уничтожать капища и разрушать символы идолопоклонничества. Как бы ни были разгневаны язычники, по традиции они не имели права нападать первыми, а потому вскоре вынуждены были отступить. Со временем Стефан построил в Усть-Выме церковь Благовещения.

Житие святителя приводит много примеров того, как вера преподобного сметала все преграды на его пути. Так, однажды к нему пришел местный волхв Пама, чтобы переубедить, что много богов лучше, чем один. Видя беспристрастность на лице собеседника, он потребовал пройти испытание водой и пламенем. Однако после согласия святого, испугавшись проверки верой, ушел со своей земли.

Скончался Стефан Пермский 26 апреля 1396 года в Москве, куда годом ранее вернулся по церковным делам. Погребен святой там же, за стенами Кремлевского монастыря.

Почитание и наследие святого

Святитель сыграл огромную роль в становлении православного христианства на пермской земле. Он даровал народу коми азбуку, которой те пользовались еще два века, чтобы делать надписи и пометки.

Автором первого жития Стефана был его друг Епифаний Премудрый. Позже, в XV веке, иеромонах Пахомий Серб написал акафист во имя святого. Далее биография преподобного постоянно пополнялась новыми фактами из его жизни.

Почитают святителя несколько раз:

Молитвы Стефану Пермскому

Молитву преподобному можно читать на церковнославянском или русском языке. Для удобства мы приведем современный перевод.

Стефан Пермский пользуется непререкаемым авторитетом в русском православии. Почтить его память приходит множество верующих, вознося молитву ему во славу и прося его поддержки.

Молитва святителю Стефану, епископу Великопермскому

О богоосвященный и равноапостольный Стефане, новый боговедения проповедниче и просветителю крещением святым великопермских, во идолопоклонстве живущих, людий, ко истинному евангельскому свету путеводителю, пастырю добрый и учителю премудрый, Духа Святаго сосуде избранный, Христоподражательный в Небесный Сион наставниче и руководителю, образ благонравия всем, благочестно жити желающим, благоискусный мысленнаго корабля, чрез море мира сего к Небесному пристанищу плавающаго, правителю, дивный во иерарсех, увенчанный Божественною благодатию, всероссийский светильниче, великий чудотворче и молитвенниче теплый! К тебе во умилении сердца моего, аз окаянный и грешный, благонадежно притекаю и вопию, прося, смиренный, помощи твоея и теплаго ко Преблагому Богу ходатайства, да твоими благоприятными молитвами испросиши ми от Него человеколюбную милость, оставление многих моих согрешений, души и телеси здравие со спасением, и яко Благ и Человеколюбец, да благоволит безбедно в мире сем ходити ми до скончания живота моего, во время же разлучения моего от жизни сея, дух мой в покаянии и мире Ангелом Своим святым милостивно прияти, да даст ми мимо мрачных и злоковарных и лютых духов демонских на воздусе проити невозбранно, и к Нему непостыдно предстати поклонитися, и безсмертныя и блаженныя жизни сподобитися со всеми святыми во веки. Аминь.

Тропарь святителя Стефана, епископа Великопермского

Божественным желанием,/ от юнаго возраста, Стефане премудре, разжегся,/ ярем Христов взял еси/ и людей оляденевшая древле неверием сердца,/ Божественное семя в них сеяв,/ евангельски духовне породил еси./ Темже преславную твою память почитающе, молим тя:/ моли, Егоже проповедал еси,/ да спасет души наша.

Кондак святителя Стефана, епископа Великопермского

Самозванен не ищущим тебе, святителю, обрелся еси,/ люди, от идольския лести свободив, ко Христове вере привел еси/ и волхва пансотника посрамил еси,/ темже и первый епископ и учитель Перми был еси./ Сего ради духовная твоя чада,/ яко тобою избавльшеся от идол, благодарная тебе возопием:/ радуйся, Стефане, учителю премудрый.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Житие Стефана Пермского – описание и история жизни, чудеса, мощи и дни памяти святого

(Стефан Пермский, икона 1909 года)

. Видя тщету мирских попечений, блаженне Стефане, отшел еси от дому родителей твоих, водворяяся с работающими Богу во иночестем житии; тем же жизнь твою не мирови, но Богу посвятил еси.

Святитель Стефан, епископ Великопермский, родился около 1346 года в Великом Устюге. Его отец Симеон служил причетчиком соборной церкви.

О матери святого известно предание, согласно которому ее, трехлетнюю девочку, однажды встретил на паперти церковной святой старец Прокопий Устюжский. Покло­нившись ей до земли, он сказал: «Вот идет мать Стефана, епископа Перм­ского, который будет великим между слугами Божьими». В детские годы святой Стефан был научен молитве и послушанию. Отданный в «научение книж­ное», он удивлял своими способностями. Свободное от занятий время мальчик любил посвящать чтению Священного Писания. Че­рез год он стал чте­цом в соборной церкви. Как и многие северные русские города, Великий Устюг был в то время богатым торговым горо­дом.

Вокруг него в густых лесах были расположены поселения, в которых жили языческие племе­на зырян, или западных пермяков.

«Пермская страна», обширная территория между реками Печорою и Двиною, в верховьях Камы и Вычегды, находилась в зависимости от Новгорода Великого, а по мере усиления Московского княжества — от Москвы. Занимаясь охотой, зыряне жили довольно обособлено, но вели оживленную торговлю с русскими горо­дами, в особенности с Великим Устюгом. Общаясь с зырянами, юный Сте­фан в совершенстве овладел их языком. К этому времени юноша окончательно решил оставить мирскую жизнь и посвятить себя служению Богу. Родители со слезами радости отпустили сына. По благословению Ростовского епископа Пар­фения в монастыре во имя святителя Григория Богослова, славившемся своими образованными мона­хами, в 1365 году был совершен монашеский постриг молодого послушника с наречением ему имени Стефан.

С усердием углубился инок в изучение Священного Писания. Частые беседы с кем-либо из духовно опытных, умудренных книжной ученостью монахов, за­нятия греческим языком, который он вскоре достаточно хорошо усвоил, по­мог­ли святому Стефану в его духовном возрастании и богословском образова­нии. Преподобный Епифаний Премудрый, будущий жизнеописатель святого Стефана, а в то время его собрат но монастырю, повествует о постоянных совместных беседах, посвященных толкованию Священного Писания и изъяснению творений святых отцов. В мона­стыре святой Стефан написал несколько произведений, свидетельствовавших о любви к богомыслию и глубоких знаниях автора (до наших дней не сохранились). Первым приходил святой Стефан к богослужению в храм и позже всех покидал его, подолгу молился, все более и более восходил в подвигах иноческого жития, преус­певая в добродетелях, смирении и любви.

Стремление просветить светом Христовой истины язычников-зырян, с детства жив­шее в его сердце, воодушевило святого Стефана на особый подвиг. Он создал для зырян письменность, которой они не имели, в качестве алфавита исполь­зуя зырян­ские знаки на дереве, посредством которых охотники вели свою торговлю. С по­мощью созданной азбуки (состоявшей из 24 букв) святой Стефан перевел на зы­рянский язык богослужебные книги и частично Священное Писание. К концу своего десятилетнего пребывания в монастыре (около 1375 года), чувствуя себя уже достаточно подготовленным к делу евангельской проповеди, святой Стефан отпра­вился в Москву за благословением. К тому времени святи­теля Алексия, митропо­лита Московского, особенно заботившегося о распростра­не­нии Христовой веры среди народов отдаленных окраин Руси, уже не было в живых. Управителем мит­рополии был архимандрит Симонова монастыря Михаил (Митяй). Поняв важность задуманного молодым иеродиаконом просветительс­кого дела, он испросил у вели­кого князя охранные грамоты для святого Стефана и направил его к епископу Коломенскому Герасиму. После долгих бесед со Сте­фаном преосвященный Гера­сим рукоположил его во иеромонаха и благословил на миссионерское служение. Снабженный антиминсами, миром, частицами святых мощей, а также необходимой для богослужения церковной утварью, свя­той Стефан отправился на родину, чтобы проститься с родителями. Осенью 1379 года святой Стефан отправился в Пермскую землю. Язычники-зыряне пок­ло­нялись стихиям (воде и огню), зверям и деревьям; главным их божеством была «Золотая баба» — каменный идол, которому приносилась в жертву лучшая часть добычи. Особым влиянием у зырян пользовались жрецы или волхвы, державшие в страхе и подчинении народ. Смерть ожидала каждого, кто осме­лился бы коснуться их языческих верований. Положение для проповедника ослож­нялось еще и тем, что алчные великокняжеские сборщики дани озлобили зырян, поэтому все, что исходило из Москвы, казалось зырянам враждебным. Пырас (ныне город Котлас) стал первым селением, в котором святой Стефан начал свою проповедь. Жители его чаще бывали в Устюге и общались с русскими. Когда они услышали, что инородец прекрасно говорит на их родном языке, то оказали ему гостеприимство.

Поначалу миссионерство святого Стефана не имело успеха. Непривычно и страшно было слышать зырянам, что их боги — ложные и бесполезные истуканы, созданные людьми, и что есть лишь один истинный Бог — Творец всего сущего, воплотивший­ся на земле, имя Которому Христос. Жители селения всячески старались поме­шать святому Стефану, а однажды, по наущению волхвов, пред­приняли даже попытку сжечь его. Но кротость, терпение и любовь, а также все­целая преданность воле Божией, с которыми выносил святой Стефан все испытания, тронула наконец их сердца. Покоренные его личностью, убедитель­ностью и простотой доводов в пользу новой веры, почти все жители Пыраса, кроме нескольких наиболее упорных язычников, приняли святое крещение.

Святой Стефан выбрал себе из новокрещенных зырян нескольких спутников и отправился с ними далее вверх по течению Вычегды. В каждом из селений, где останавливался и проповедовал святой Стефан, он приводил язычников
к вере Христовой. За короткое время святой Стефан крестил жителей селений от Пыраса до Усть-Гама и везде ставил кресты и часовни, как самые понятные для новообра­щенных символы. В Усть-Гаме, большом зырянском селении, где находилась главная кумирница с особо почитавшимися идолами и где преиму­щественно жили жрецы, святой Стефан подвергся наибольшей опасности. Испу­ган­ные успехами его проповеди, в которой усматривали угрозу своему могуществу, жрецы возбуди­ли в народе вражду к святому. Как только святой Стефан появил­ся в селении, навстречу ему бросилась разъяренная толпа. Но кроткое лицо и дру­желюбная речь на их родном языке обезоружили нападавших, и они невольно стали слушать, что говорил им пришелец. Святой Стефан знал, что, поклоняясь идолам, зыряне верили в существование некоего могущественного духа, который все сотворил, но которо­му они недостойны поклоняться. Это неясное верование исполь­зовал святой Стефан, чтобы как можно доходчивее объяснить зырянам осно­вы Христовой веры. Считая, что лучшим доказательством бессилия языческих богов будет уничтожение идолов и кумирниц, он поджег кумирню, где стояла так называемая «Золотая баба».

Читайте также:  Житие великомученицы Параскевы Пятницы - полное жизнеописание, чудеса и дни памяти святой

Когда жители Усть-Гама с топорами и кольями бросилися на св. Стефана, он, подняв руки к небу, со слезами молился о прозрении заблудших. Никто из зырян не решился напасть на него. Природная кротость этих людей отмечена иноком Епифанием Премудрым: «Обычай лих имать не творить начало бою». Так, сопровождаемый трудностями и опасностями, продвигался св. Стефан вглубь Пермской земли, убеждая словом, сокрушая идолов и кумирни, все новых и новых язычников обращая в христианство. Решающим моментом его мис­сионер­ской деятельности явилось стол­кновение с Памой, главным зырянским жрецом. Пытаясь поколебать у своих подопеч­ных уважение к святому Стефану, Пама предложил ему пройти сквозь огонь и тем доказать на деле существование проповедуемого им Бога. Когда же смиренный инок, помолившись, решился под­вергнуть себя жестокому испытанию и предложил Паме последовать
за ним, то Пама проявил малодушие и в страхе отступил. После этого началось обращение многочисленных зырян ко Христу: реки Вымь и Вычегда еже­дневно становились купелью для множества крещаемых.

Неоценимы заслуги святого Стефана в строительстве Божиих храмов на Перм­ской земле. Первой построенной им церковью стал храм в честь Благовеще­ния Пресвя­той Богородицы в устье реки Выми. Затем в селе Усть-Выми были построены еще два храма во имя святителя Николая Чудотворца и во имя Ар­хан­гела Михаила. Храмы обыкновенно возводились святым Стефаном на тех местах, где ранее стояли языческие идолы и кумирни. Придавая большое значение благолепию храмов, святой Стефан украшал их иконами, часть которых была написана им самим. Во всех построенных им храмах богослужение совершалось на зырянском языке. Святой Стефан учил крещаемых созданной им грамоте, с помощью которой они читали Евангелие, Псалтирь, Часослов и другие переведенные на зырянский язык книги. При храме Благовещения было учреждено училище, где занимались буду­щие пастыри — зыряне. Таким образом, вместе со светом Христова учения местные жители приобщались к культуре и просвещению. Жители Великого Устюга, узнав об успехах апостольской пропове­ди их земляка, вкладывали пожертвования на строительство храмов, а некоторые священнослужители становились помощниками пермского просветителя. По истечении четырех лет миссионерской деятельности иеромонах Стефан отпра­вился в Москву, чтобы решить вопрос о епископе для зырян.

Собор русских архипастырей и великий князь Димитрий Иоаннович Донской (+1389) постановили, что первым архиереем новообращенной Пермской земли должен стать сам святой Стефан. Зимой 1383 года во Владимире-на-Клязьме мит­ро­по­литом Пиме­ном была совершена епископская хиротония святого Стефана. Возвратившись в Усть-Вымь, святитель Стефан учредил при соборном храме Благовещения архиерейскую кафедру и первый в тех краях монастырь, получивший название Архангельского. Впоследствии им были построены еще три монастыря и несколько странноприимных домов Своей епископской властью святитель Стефан защищал местное население от частых нашествии новго­родских «ушкуйников». В 1386 году он предпринял поездку в Новгород, где содействовал прекращению нападений на зырян. Спустя четыре года святи­тель Стефан вновь отправился в Москву, где получил у великого князя Василия Ди­митриевича льготы для Пермской земли, пострадавшей от неурожая.

Святителя Стефана связывала духовная дружба с преподобным Сергием Ра­донежским. Святитель Стефан с благоговением относился к Радонежскому под­вижнику и очень желал повидаться с ним на пути из Пермской земли, но не смог исполнить своего желания из-за недостатка времени. Находясь в 10-ти верстах от монастыря преподобного Сергия, святитель Стефан обратился в сторону обители и с молитвой и поклоном произнес: «Мир тебе, духовный брате!» Преподобный Сергий, сидевший вместе с братией за трапезой, встал, помо­лился и, поклонившись в ту сторону, где проезжал святитель, ответил: «Ра­дуйся и ты, пастырю стада Христова, и мир Божий да пребывает с тобой!» Об этой глубокой духовной связи святителя Стефана Пермского и преподобного Сергия Радо­нежского свидетельствует совершаемая и ныне особая повседневная молитва к ним на братской трапезе в Троице-Сергиевой лавре. Богословская образованность Пермского епископа и его выдающиеся личные качества создали ему высокий авторитет в Русской Православной Церкви. Несмотря на отдален­ность его епархии, великие князья и митрополиты часто вызывали его в Москву для совета или участия в церковных Соборах. В начале 1396 года, по приглашению святого митрополита Московского Киприана, святи­тель Стефан вновь отпра­вился в Москву. Здесь он заболел: здоровье его было подлом­лено 18-летними изнурительными трудами и подвигами, и, хотя ему было всего пятьдесят лет, выглядел он значительно старше своего возраста. 26 апреля 1396 года святитель Стефан мирно скончался. Он был погребен в Кремлевской великокняжеской обители, в соборе Спаса на Бору. В XVI столетии Русская Православная Церковь причислила епископа Пермского Стефана к лику святых.

Святитель Стефа ́ н (Великопермский) , епископ Пермский

Дни памяти

16 февраля (переходящая) – Собор святых Пермской митрополии

5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

28 июня (переходящая) – Собор Вологодских святых

19 июля – Собор Радонежских святых

6 сентября (переходящая) – Собор Московских святых

Житие

Свя­ти­тель Сте­фан, про­све­ти­тель Пер­ми, апо­стол зы­рян, ро­дил­ся око­ло 1340 го­да в се­мье устюж­ско­го при­чет­ни­ка Си­мео­на. Под вли­я­ни­ем сво­ей бла­го­че­сти­вой ма­те­ри Ма­рии, об­ла­дая боль­ши­ми спо­соб­но­стя­ми, он с юных лет про­яв­лял необык­но­вен­ное усер­дие к слу­же­нию Церк­ви: в один год вы­учил­ся чи­тать свя­щен­ные кни­ги и по­мо­гал от­цу в церк­ви при бо­го­слу­же­нии, ис­пол­няя долж­ность ка­но­нар­ха и чте­ца.

В мо­ло­до­сти свя­той при­нял ино­че­ство в мо­на­сты­ре в честь свя­ти­те­ля Гри­го­рия Бо­го­сло­ва в Ро­сто­ве. Мо­на­стырь сла­вил­ся бо­га­тым книж­ным со­бра­ни­ем. Свя­той Сте­фан хо­тел чи­тать свя­тых от­цов в под­лин­ни­ке и для это­го изу­чал гре­че­ский язык. В юно­сти, по­мо­гая от­цу в церк­ви, он ча­сто бе­се­до­вал с зы­ря­на­ми. Те­перь, овла­дев бо­га­той цер­ков­ной куль­ту­рой, свя­той Сте­фан го­рел же­ла­ни­ем об­ра­тить зы­рян ко Хри­сту.

Для про­све­ще­ния зы­рян он со­ста­вил аз­бу­ку их язы­ка и пе­ре­вел на него несколько цер­ков­ных книг. За по­дви­ги бла­го­че­стия Ро­стов­ский епи­скоп Ар­се­ний (1374–1380) по­свя­тил его в сан иеро­ди­а­ко­на. При­го­то­вив се­бя к мис­си­о­нер­ской де­я­тель­но­сти, свя­ти­тель Сте­фан явил­ся в Моск­ву (1379 г.) к Ко­ло­мен­ско­му епи­ско­пу Ге­ра­си­му, ко­то­рый управ­лял то­гда де­ла­ми мит­ро­по­лии, и про­сил его: “Бла­го­сло­ви ме­ня, Вла­ды­ко, ид­ти в стра­ну язы­че­скую – Пермь. Хо­чу учить свя­той ве­ре невер­ных лю­дей. Я ре­шил­ся или при­ве­сти их ко Хри­сту, или сло­жить у них за Хри­ста го­ло­ву”. Епи­скоп с ра­до­стью бла­го­сло­вил его и по­свя­тил в сан иеро­мо­на­ха. Он снаб­дил его ан­ти­мин­са­ми, свя­тым ми­ром и бо­го­слу­жеб­ны­ми кни­га­ми, а ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич дал ему охран­ные гра­мо­ты.

Из Устю­га свя­той Сте­фан спу­стил­ся по Се­вер­ной Двине до впа­де­ния в нее Вы­че­гды, от­ку­да на­чи­на­лись по­се­ле­ния зы­рян. Мно­го тру­дов, борь­бы, ли­ше­ний и скор­бей вы­тер­пел про­по­вед­ник ве­ры Хри­сто­вой, жи­вя сре­ди языч­ни­ков, по­кло­няв­ших­ся идо­лам, “ог­ню, во­де, де­ре­вьям, кам­ню и зо­ло­той ба­бе, и ку­дес­ни­ком, и волх­вом, и дре­вью”.

Осо­бо бла­го­го­ве­ли зы­ряне пе­ред так на­зы­ва­е­мой “про­куд­ли­вой бе­ре­зой”. Гро­мад­ная по тол­щине и вы­шине бе­ре­за рос­ла на воз­вы­шен­ном ме­сте. Зы­ряне со­би­ра­лись к ней и при­но­си­ли в жерт­ву до­бы­тых зве­рей. Свя­той Сте­фан по­ста­вил свою кел­лию невда­ле­ке от бе­ре­зы и ис­поль­зо­вал со­бра­ния суе­вер­ных языч­ни­ков у де­ре­ва, чтобы учить их свя­той ис­тине. За­тем свя­той Сте­фан сру­бил и сжег бе­ре­зу для ис­ко­ре­не­ния суе­ве­рия. Зы­ряне со­би­ра­лись убить его. Свя­той об­ра­тил­ся к ним с про­по­ве­дью: “Су­ди­те са­ми, силь­ны ли бо­ги ва­ши, ко­гда они не мо­гут за­щи­тить се­бя от ог­ня? Бо­ги ли они, ко­гда так немощ­ны, да и не име­ют не толь­ко смыс­ла, но и слу­ха и зре­ния? И от ме­ня, сла­бо­го, не су­ме­ло за­щи­тить се­бя ва­ше бо­же­ство. Не та­ко­вы же ли и все дру­гие бо­ги ва­ши? Не та­ков Бог Хри­сти­ан­ский. Он ви­дит все, все зна­ет и Все­мо­гущ, ибо со­здал весь мир и о всем про­мыш­ля­ет. И как Он благ, осо­бен­но к зна­ю­щим Его! Я же­лаю вам добра, про­по­ве­дуя вам Ис­тин­но­го Бо­га. Он бу­дет лю­бить вас, бу­дет бла­го­тво­рить вам, ко­гда ста­не­те чтить Его ис­кренне”. На ме­сте “про­куд­ли­вой бе­ре­зы” свя­той Сте­фан по­стро­ил храм в честь Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла, низ­ло­жи­те­ля ду­хов тьмы.

Кре­стив­ши­е­ся зы­ряне са­ми ста­ли ис­треб­лять то, че­му рань­ше по­кло­ня­лись: ру­би­ли свя­щен­ные де­ре­вья, со­кру­ша­ли идо­лов; бо­га­тые да­ры, пред­на­зна­чен­ные для язы­че­ских жерт­вен­ни­ков, они при­но­си­ли свя­то­му Сте­фа­ну. Он ве­лел слу­жив­ше­му при нем зы­ря­ни­ну Мат­фею все пре­да­вать ог­ню и лишь доз­во­лял упо­треб­лять по­лот­но на об­вер­ты­ва­ние ног.

Но окон­ча­тель­ный пе­ре­лом в зы­ря­нах про­изо­шел по­сле то­го, как свя­той Сте­фан по­сра­мил их глав­но­го жре­ца Па­му, ко­то­рый вос­стал про­тив рас­про­стра­не­ния свя­той ве­ры. Жрец всту­пил в спор со свя­тым Сте­фа­ном. “У вас, хри­сти­ан, – го­во­рил Па­ма, – один Бог, а у нас мно­го по­мощ­ни­ков и на су­ше, и на во­де, по­да­ю­щих нам счаст­ли­вую лов­лю в ле­сах и ее из­быт­ка­ми снаб­жа­ю­щих Моск­ву, ор­ду и даль­ние стра­ны; они со­об­ща­ют нам в волх­во­ва­нии тай­ны, недо­ступ­ные вам”. Свя­той Сте­фан от­ве­чал, что Ис­тин­ный Бог – один; все­мо­гу­ще­ство – од­но, а бес­си­лие бо­гов-идо­лов оче­вид­но по опы­ту. По­сле дол­гих спо­ров жрец Па­ма в оправ­да­ние сво­ей ве­ры вы­звал­ся прой­ти сквозь огонь и во­ду и то­го же по­тре­бо­вал от свя­то­го Сте­фа­на. “Я не по­веле­ваю сти­хи­я­ми, – сми­рен­но от­ве­чал свя­той Сте­фан, – но Хри­сти­ан­ский Бог ве­лик: иду с то­бой” и, помолившись, взял Паму за руку, чтобы идти в огонь. Па­ма за­тре­пе­тал и мо­лил из­ба­вить его от вер­ной смер­ти. “Вы сви­де­те­ли, – ска­зал свя­той Сте­фан со­брав­ше­му­ся на­ро­ду, – сам он по­тре­бо­вал ре­шить спор о ве­ре ог­нем и во­дой и, од­на­ко, не хо­чет кре­стить­ся. За ко­го счи­тать те­перь Па­му? Что с ним де­лать?”. “Об­ман­щи­ка пре­дать смер­ти, – от­ве­тил на­род, – ес­ли от­пу­стить Па­му, он на­де­ла­ет те­бе па­ко­стей”. “Нет, – от­ве­тил свя­той, – Хри­стос ме­ня по­слал не пре­да­вать ко­го-ли­бо смер­ти, а учить. Па­ма не хо­чет при­нять спа­си­тель­ной ве­ры, пусть его упор­ство на­ка­жет его, но не я”. Па­ма был вы­гнан. В бла­го­дар­ность Гос­по­ду за по­бе­ду над гла­вой языч­ни­ков свя­той Сте­фан по­стро­ил на Ви­ше­ре храм в честь свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. По­сле это­го про­по­ведь свя­то­го о Хри­сте ста­ла ид­ти все успеш­нее.

В 1383 го­ду свя­той Сте­фан был по­став­лен епи­ско­пом Ма­лой Пер­ми. Как люб­ве­обиль­ный отец он неустан­но за­бо­тил­ся о сво­ей пастве. Для утвер­жде­ния в ве­ре но­во­об­ра­щен­ных свя­ти­тель Сте­фан при хра­мах от­кры­вал учи­ли­ща, где свя­щен­ные кни­ги изу­ча­лись на перм­ском язы­ке. Свя­ти­тель при­смат­ри­вал­ся к уча­щим­ся, учи­ты­вал их спо­соб­но­сти с тем, чтобы из них ста­вить свя­щен­ни­ков и диа­ко­нов. Неко­то­рых уче­ни­ков свя­ти­тель Сте­фан на­учил пи­сать по-перм­ски. Свя­ти­тель стро­ил церк­ви, в ко­то­рых ста­вил свя­щен­ни­ков из зы­рян, ввел бо­го­слу­же­ние на зы­рян­ском язы­ке.

Свя­ти­тель Сте­фан пе­ре­вел на зы­рян­ский язык Ча­со­слов, Псал­тирь, из­бран­ные чте­ния из Еван­ге­лия и Апо­сто­ла, Па­ре­мий­ник, Сти­хи­рарь, Ок­то­их, несколь­ко празд­нич­ных служб и Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию.

Во вре­мя неуро­жая свя­ти­тель снаб­жал зы­рян хле­бом, мно­го раз из­бав­лял их от на­си­лия и взя­ток ти­унов, об­лег­чал им по­да­ти, за­щи­щал от на­па­де­ний дру­гих пле­мен, хо­да­тай­ствуя за них в Москве. Пло­дом его по­дви­гов и доб­ро­де­те­лей ста­ло об­ра­ще­ние всей об­шир­ной Перм­ской зем­ли к хри­сти­ан­ству. Это ве­ли­кое де­ло бы­ло со­вер­ше­но си­лой ве­ры и хри­сти­ан­ской люб­ви. Жизнь свя­ти­те­ля – это по­бе­да ве­ры над неве­ри­ем, люб­ви и кро­то­сти – над зло­бой и нече­сти­ем.

Уми­ли­тель­но “за­оч­ное сви­да­ние” свя­ти­те­ля Сте­фа­на Перм­ско­го с пре­по­доб­ным Сер­ги­ем Ра­до­неж­ским, быв­шее в 1390 го­ду во вре­мя пу­те­ше­ствия свя­ти­те­ля в Моск­ву по цер­ков­ным де­лам. Свя­ти­тель Сте­фан го­ря­чо лю­бил Ра­до­неж­ско­го по­движ­ни­ка и очень же­лал по­ви­дать­ся с ним на пу­ти из Перм­ской зем­ли, но не мог ис­пол­нить это­го из-за недо­стат­ка вре­ме­ни. На­хо­дясь в 10 вер­стах от мо­на­сты­ря пре­по­доб­но­го Сер­гия, свя­ти­тель Сте­фан, по­мо­лив­шись, об­ра­тил­ся в сто­ро­ну оби­те­ли и с по­кло­ном про­из­нес: “Мир те­бе, ду­хов­ный бра­те!”. Пре­по­доб­ный Сер­гий, ко­то­рый си­дел вме­сте с бра­ти­ей за тра­пе­зой, встал, по­мо­лил­ся и, по­кло­нив­шись в ту сто­ро­ну, где про­ез­жал свя­ти­тель, от­ве­тил: “Ра­дуй­ся и ты, пас­ты­рю ста­да Хри­сто­ва, и мир Бо­жий да пре­бы­ва­ет с то­бой!”.

О глу­бо­кой ду­хов­ной свя­зи свя­ти­те­ля Сте­фа­на Перм­ско­го и пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го сви­де­тель­ству­ет и ныне осо­бая по­все­днев­ная мо­лит­ва к ним на брат­ской тра­пе­зе.

Кро­ме устрой­ства церк­вей, свя­ти­тель Сте­фан ос­но­вал для зы­рян и несколь­ко мо­на­сты­рей: Спас­скую Улья­нов­скую пу­стынь в 165 вер­стах от Усть-Сы­соль­ска, Сте­фа­нов­скую – в 60 вер­стах от Усть-Сы­соль­ска, Усть-Вым­скую Ар­хан­гель­скую, Яренг­скую Ар­хан­гель­скую.

Читайте также:  Житие святого Николая Чудотворца Мирликийского – полное жизнеописание и история святителя

В 1395 го­ду свя­ти­тель Сте­фан сно­ва от­пра­вил­ся в Моск­ву по де­лам паст­вы и здесь скон­чал­ся. Те­ло его бы­ло по­ло­же­но в мо­на­сты­ре “Спа­са за сте­ною” (в хра­ме на Бо­ру в честь Спа­си­те­ля) в Мос­ков­ском Крем­ле. Горь­ко опла­ки­ва­ли зы­ряне кон­чи­ну сво­е­го апо­сто­ла. Они уси­лен­но упра­ши­ва­ли Мос­ков­ско­го кня­зя и мит­ро­по­ли­та от­пу­стить в Пермь те­ло их на­став­ни­ка, но Москва не хо­те­ла рас­стать­ся с остан­ка­ми ве­ли­ко­го свя­ти­те­ля.

Про­слав­ле­ние свя­ти­те­ля Сте­фа­на на­ча­лось еще в на­ча­ле XV ве­ка. Жи­тие бы­ло на­пи­са­но вско­ре по­сле смер­ти свя­ти­те­ля в 1472 го­ду. Служ­бу ему со­ста­вил иеро­мо­нах Па­хо­мий Серб с иеро­мо­на­хом Епи­фа­ни­ем Пре­муд­рым, уче­ни­ком пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, ко­то­рый хо­ро­шо знал свя­ти­те­ля и лю­бил с ним бе­се­до­вать.

«Чудеса» Стефана Великопермского

До знакомства с работами академика Н.В. Левашова я и сам искренне верил тому, что вещает православная церковь. Причём, не просто регулярно посещал храм, но, в отличие от многих, был также постоянным читателем Ижевской епархиальной библиотеки. Так что, за несколько лет данную тему узнал достаточно хорошо.

Тогда при изучении истории православной церкви, меня удивил тот факт, что святых (в том числе и местночтимых) в Прикамье достаточно мало. Среди них особо выделялся Стефан Великопермский. В отличие от остальных, ему одному приписывались чудотворения при жизни и звание равноапостольного. Сообщалось что он вступал в противостояние с местными идолами, жрецами и побеждал их «с божьей помощью».

Этот яркий образ хорошо запоминается. Каково же было удивление, когда мне стала доступна книга «Святитель Стефан Великопермский», под авторством Протоирея Е. Попова, изданная в Перми в 1885 г. (далее – «старое житие»). Создан был этот труд на основании рукописи некого Епифания, и был интересен мне в первую очередь, как кладезь случайных ссылок на государство Великая Пермь. Ведь мало кто замечает, особенно из верующих, что Стефан зовётся не Великим Пермским, а именно Великопермским.

Книга пестрила неожиданными подробностями и интересными фактами. Для того, чтобы увидеть, как церковью создавалась иллюзия святости, я приведу здесь сравнения между выдержками из вышеуказанной старой книги и другой, современной, которая называется «Все святые молите Бога о нас. Чудеса и краткие жития всех святых», издательство «Сибирская благозвонница», 2004 г. (далее – «новое житие»).

Эта современная книга имеет объём в 821 страницу и является, хотя и краткой, но достаточно доступной для верующих. Полные же описания житий святых составляют многие тома, и их мало кто читает.

Итак, «новое житие» гласит: «…св. Стефан решил осуществить своё давнее намерение – просветить светом Христовой веры язычников-зырян. Он создал для них письменность и перевёл на зырянский язык богослужебные книги и частично Св. Писание».

А вот в «старом житии» написано: «Стефан составляет для жителей «этой страны Перми», в которой не было в то время никакой грамотности , азбуку. По обыкновению если новокрещёному народу передавалась азбука, то туда добавлялись особые буквы из языка некрещёных. Так и св. Стефан для составления зырянской азбуки пользуется денежными значками у зырян, которые зыряне вырезали на тонких четвероугольных палочках (пасы) и которые служили им вместо книг , понятных только им одним (было это в 1375 г., – авт.). Даже и теперь ещё не вывелись из употребления у Зырян «пасы». Пасами они делают годовые расчёты и приметы минувшего года в хозяйственном отношении».

И в том же месте: «Грамота редкость в России в то время. Случалось лица и государственные едва могли подписывать своё имя. Зачастую и духовенство не знало больше начальной грамоты».

Вот это называется – просвещение тёмных народов! Судя по всему, пермяки, (нынешние «коми») в 14 веке были достаточно грамотны, и сохранили элементы этой грамотности аж до 19 века. Оговорка о необразованности государственных чиновников и церковников в России того времени, тоже говорит не в пользу Стефана и его «света Христовой веры».

Очевидно, что «Пасы» у коми по своему употреблению имеют значение именно письменности. Ведь последовательность меток нельзя считать книгой. И если простыми метками можно производить вычисления, то самыми грамотными счетоводами следует признать собак и кошек. Те свои «годовые расчёты» на каждом столбе оставляют. Жаль профессор Валерий Алексеевич Чудинов до фино-угорских «пасов» пока не добрался. Они местами поразительно на руницу походят.

Неудивительно, что современные авторы-корректоры не обмолвились об этих неудобных фактах ни словом.

Дальше в новом житии читаем: «Сопровождаемый трудностями и опасностями продвигался святой в глубь Пермской земли, убеждая словом, сокрушая идолов и кумирни».

Интересно, а что за трудности и опасности сопровождали нашего героя в пути. Наверное, разбойники и людоеды-дикари? Оказывается, нет! Встречали его по всем законам гостеприимства, край был населённый и обжитой. А трудности Стефана всегда происходили от его навязчивой миссионерской деятельности, тесно связанной с более полным, духовным закабалением пермян.

В «старом житии» об этом сказано так: «Великий же князь Ростовский видел в его (Стефана, – авт.) решимости лучшее будущее Перми в гражданском отношении, как вместе с тем приобретение всему русскому царству нового и богатого края. Поэтому со своей стороны наделил его охранной грамотой против обид ему в дальней стране».

Грамота эта видимо имела немалую силу, потому как убеждала зырян-язычников гораздо сильнее божьего слова. Это становится очевидным при описании первого же эпизода крещения, когда наш проповедник пришёл в ближайшее зырянское селение и сходу заявил, что старых богов надо уничтожить.

Местные жители, видимо, представляли во что им выльется такое крещение и гостеприимство тут же отступило на второй план. В старом житии это описывается так: «И – вот уже Стефан был окутан соломой! Но вдруг опустились у всех руки: никто не посмел подойти к нему с зажжённой лучиной (видимо в этот момент и была предъявлена охранная грамота, – авт.). Его кроткий вид его бесстрашие в виду смерти, а также опасение ответственности за насильственную ему смерть перед княжеством московским , вразумили неистовых…».

Так вот, это было первое «ЧУДО» Стефана Великопермского! При описании данного «чуда» теперь, охранная грамота редко упоминается. Упор делается на бесстрашие и кроткий вид святителя. Ну да ладно, не будем слишком строги к нему. Первый блин комом. Может быть, дальше святой дух проявит себя сильнее, чем княжеские угрозы.

Стефан продолжал досаждать жителям окрестных селений назойливыми предложениями креститься. Везде, как путник, он пользовался зырянским радушием и гостеприимством, пугая затем пермяков своими миссионерскими речами, и не забывая помахать заветной грамотой, например: «…он приветствовал собрание такою речью, что пришёл к ним проповедать истинного Бога, что от души желает каждому из них счастья и спасения, что о путешествиях его среди их знает и великий князь московский, от которого он даже имеет на это грамоту… Обратившихся (вероятно слабонервных, – авт.) он крестил, а людям упорным угрожал вечной погибелью, и снова убеждал их познать истину».

Видя что его боятся убить, но зыряне так и не спешат креститься, Стефан стал сильно злоупотреблять гостеприимством. В частности, в очередном селении он поджёг кумирницу, которую почитала вся округа: «Стал он выжидать время, когда бы не было никого из зырян у кумирницы. Настало такое время, и вот он подложил под неё огня. Кумирница (она была деревянная ) тотчас запылала…

Сбежались люди. Стефан не прячется. И опять никто не делает ему решительного удара. Одни останавливались такой мыслью: как поднять руки на того, кого и боги не посмели тронуть? Других сдерживал местный обычай не нападать на странника, коли он сам не начинает боя. Третьи опасались казни от князя московского . На этот раз более всего боялись жрецы; потому что на них преимущественно пала бы ответственность за жизнь святого проповедника. Жрецам и желательно было только изгнать его из Перми».

Но современные православные писатели, конечно, считают, что «дикарей» напугало и вразумило бесстрашие святителя и бессилие старых богов. Это было второе «ЧУДО» Стефана и проявление через него «божьей благодати»!

Есть и третий чудесный подвиг. Хотя в цитируемом новом житии этот момент и сократили, но он достаточно известен из других церковных источников. Срубление Стефаном прокудливой (проказливой) берёзы. Этот подвиг очень интересен тем, как автор старого жития рассказывает о пророчествах, творимых берёзой, тут же обвиняя местных жрецов в подлоге. Дескать, это не дерево говорило, и даже не бесы, а жрецы, прятавшиеся в ветвях ради поддержки берёзового авторитета.

Итак, Стефан продолжал испытывать терпение пермяков: «…он и здесь пришёл к мысли уничтожить идола… Стефан в одно утро и приступил с топором к обоготворяемому дереву… На третий день поддалось дерево».

Разные церковные предания беззастенчиво гласят о том, что недорубленная берёза к утру зарастала, и Стефану приходилось всё начинать заново, однако старое житие ничего такого не говорит. Просто ствол у берёзы был в три обхвата, и всё. Напротив, в языческом фольклоре есть истории о недорубленном и зарастающем к утру мировом дереве. Это образы грядущей гибели мироздания, и они никакого отношения к Стефану не имеют, поскольку намного древнее 14 века.

Однако, тут же в «старом житии» говорится, что срубаемая Стефаном берёза просила его на разные голоса не делать этого. Интересно, не ушиблись ли при падении срубленного дерева хитрые жрецы, судя по подозрениям автора старого жития, предостерегавшие 3 дня из ветвей, пока святитель топором махал.

И на этот раз Стефана защитила от негодования зырян надёжная «крыша» в лице Московского князя. Но в этом подвиге нынешние православные сказочники делают упор именно на чудесные свойства берёзы, подчёркивая этим самым, как «божья благодать» действовала через святителя и помогала ему в противостоянии с языческим волшебством. Впрочем, если здесь и было чудо, то оно исходило точно не от Стефана, и даже не от Бога, а от языческой берёзы.

Венцом же апостольской деятельности Стефана, а равно и его главным чудом , считается состязание святителя с зырянским жрецом Памом-сотником. По условиям состязания необходимо было с божьей помощью войти в горящую избу (а всё-таки не в землянках в прикамье в 13 веке жили, – авт.), а затем пройти через реку из одной проруби в другую подо льдом.

До льда дело так и не дошло, а вот с огнём интересная штука вышла. В новом житии сказано: «Смиренный инок помолившись пошёл в огонь, предложив и Паме следовать за ним, но кудесник отступил. Святой вышел из огня невредим».

Вот это чудо, так чудо! Я ту историю хорошо помнил, и с волнением ожидал, как об этом поведает старое житие. Дохожу до момента, когда Стефану пора идти в огонь и читаю:

«Стефан обратился к Паме и сказал: “Теперь пойдём же вместе, взявшись об руку как условились”. Пама увидел перед собой могилу и стал отступать назад. Стефан крепко схватывает его за одежду и влечёт его к огню. Уже оба они довольно отделились от народа и приблизились к пылающему костру. Пама упирается изо всей силы, ищет за что бы ухватиться и падает на землю. Весь народ взволновался: все требовали, чтоб кудесник шёл в огонь, как было решено.

Св. Стефан голосом обличителя говорит к нему: “Ведь сам же ты хотел искусить живого Бога требованием чуда, сам поставил это условие для испытания веры: за чем теперь отказываешься и хочешь бежать”? Пама изменил своей гордости, пал к ногам человека Божия и сознался перед всеми, что хотел только запугать Стефана, что в самом деле боится идти в огонь, в котором сгорит, как сено или как горсть соломы.

Стефан ещё сказал ему: “Если не в огонь, то пойдём хоть в прорубь”. Пама отказался и от другой верной могилы. После всего этого Св. Стефан спрашивает его: “Теперь ты побеждён; хочешь ли уверовать во Христа и креститься”? Пама упорно ответил: “Нет не хочу”».

Вот и всё! Никто не входил в огонь и не выходил!

Нет, сцена конечно драматичная, слов нет, но чуда-таки не было! Значит, современная освящённая книга, изданная тиражом 5000 экземпляров, купленная мной лично в церковной лавке, осенённая благословением архиепископа Тернопольского и Кременецкого Сергия, откровенно ВРЁТ ! Такое может пошатнуть веру.

Читайте также:  Житие Анастасии Узорешительницы - описание и история жизни, чудеса, мощи и дни памяти святой

Таким образом, по сообщению «старого жития» Стефан крестил за 3 года всего от 700 до 1000 человек. Почему считается, что он окрестил Великую Пермь, непонятно. Ведь и потом до самой смерти святителя количество новообращённых несущественно увеличивалось. Напомню, что территория государства Великая Пермь во времена его расцвета была сопоставима с Европой, но и в 13 веке, оно всё ещё было значительно больше бассейна реки Вычегды, где орудовал святитель.

За какие же заслуги его превозносят?

Заслуги становятся понятны, если сравнить жизнь зырян до и после деятельности Стефана. На момент крещения зыряне жили вполне самодостаточно в культурном и экономическом отношении. Они были свободными людьми, имели своё княжение, лишь были принуждены платить подати Московскому князю. Ну и что? В своё время Византия платила дань Киевской Руси.

В «старом житии» говорится: «Стефану никто не сопутствовал, так как «велик был страх у всех пойти к идолопоклонникам и среди них странствовать (вероятно, имелось в виду проповедовать, вспомните зырянские законы гостеприимства, – авт.)». Правда, у них жили же московские чиновники для сбора податей; но те и знали одно дело – собирать подати, а не касались веры туземцев».

Нельзя не заметить, что зыряне весьма опасались вооружённой карательной экспедиции со стороны Московского княжества. Причиной этому были недавние военные походы удельного московского князя Ивана Калиты в северо-восточные земли. Достоверно известно, что он обложил данью область северной Двины в 1337 г., и распоряжался землями на Печоре. Было это как раз лет за 30-40 до Стефановой проповеди. Не исключено, что многие зыряне, жившие и на Вычегде, ещё помнили остроту княжеских мечей.

А вот что произошло после: «Князь московский пожертвовал Стефану в качестве вотчины всю Усть-вымскую волость с её богатыми пашнями и лугами, предоставил его волости право беспошлинной торговли в своём месте и ему же отдал ту торговую дань, которая собиралась с купцов и промышленников, приезжавших в Пермь, и которая должна бы поступать в казну великокняжескую, наконец – предоставил ему особенные преимущества при управлении епархией в делах судных».

Проще можно выразиться так: «Что крестил – то твоё. Бери и распоряжайся, как хочешь» . И зыряне, которым не повезло там жить, стали подневольными. Ведь по определению, вотчина – это земельное владение, принадлежащее феодалу потомственно (от слова «отец») с правом продажи, залога, дарения. Вотчина составляла комплекс, состоящий из земельной собственности (земли, построек и инвентаря) и прав на зависимых крестьян. Не зря пермяки креститься не хотели.

А вы бы как реагировали на их месте?

Вот в чём главная «заслуга» Стефана Великопермского! Он не побоялся пройти по грани и нахрапом, под угрозой военного вмешательства духовно закабалить пусть часть, но Великой Перми. Потом за ним пришли другие. Чудесами здесь и не пахнет, а вот талантов много надо иметь. Достойный продолжатель традиций греческой религии.

Нынешним жителям Прикамья жизненно необходимо понимать, кто совершил перелом в их духовном и физическом порабощении. В день Св. Стефана Великопермского, отмечаемый церковью 9 мая, нам надо помнить об этом.

Стефан Пермский: житие святителя, факты и видео

😉 Приветствую постоянных и новых читателей! В статье «Стефан Пермский: житие, интересные факты и видео»- краткое повествование о жизни епископа Русской православной церкви.

Святитель Стефан (1345 -1396), отказавшись от жизни в Ростовском монастыре, в одиночку решился идти в леса, населенные отнюдь не дружественными коми-пермяками.

Он шел к этим людям, выучив их язык, для того чтобы дать им не только новую веру, но и письменность. Он не рассчитывал получить за это благодарность, наоборот, был готов даже к мученической смерти.

Житие Стефана Пермского

Стефан родился в городе Великий Устюг. Это город в Вологодской области на севере России. В XIV веке русские города здесь были островками в коми-зырянском окружении. На эти земли претендовали, с одной стороны, Новгород, с другой — Москва.

Дальше к востоку, у реки Камы, начиналась Пермь Великая. Жившие там лишь по слухам знали о русских людях. Это была чужая сторона.

Стефан был сыном певчего в церкви Симеона. Возможно, отец и обучил сына грамоте, и тот весьма преуспел в учении. Много времени мальчик посвящал чтению Священного Писания, чем и сформировал свой аскетический образ жизни. Родителям стало понятно, что сыну одна дорога — в монахи.

Юноша отправился в Ростов, где постригся в монастыре Святого Григория Богослова, настоятелем которого был грек Парфений. У него Стефан научился греческому языку. Вряд ли в Северо-Восточной Руси в то время были другие люди, владевшие греческим и пермяцким языками.

Только Стефан мог всю греческую ученую премудрость передать язычникам коми. Причем в библиотеке он читал не только богословскую литературу, но и труды философов Платона и Аристотеля, трагедии Эсхила и Софокла.

Миссия святителя

Стефан часто бывал у своего друга Сергия Радонежского и подолгу беседовал с ним. Возможно, только ему поведал Стефан о своей сокровенной мечте — просвещении народа коми. Стефан не только мечтал, но и активно действовал. На основе рунических знаков он составил азбуку и перевел на зырянский язык часть Библии.

Он и не думал об обрусении зырян — он нес им Священное Писание на их национальном языке. Оставалось получить благословение иерархов церкви и начать миссионерскую деятельность.

Стефан Пермский. Альбом изображений святых икон издания хромолитографии Е.И.Фесенко в Одессе. Конец XIX-го века

Как только стало известно об идее Стефана, так сразу же у нее появилось множество противников. Основной их довод состоял в том, что незачем обращать в веру Христову новый народ, когда все равно не за горами конец света.

Светопреставления ожидали в 1492 году от Рождества Христова. Все же епископ Коломенский, бывший к тому же и заместителем митрополита всей Руси, дал свое благословение Стефану на его миссионерскую деятельность.

Поначалу миссионер оказался в кругу недавно обращенных коми. Они приходили к проповеднику, садились вокруг него и задавали вопросы. Приходили и их некрещеные друзья, тоже спрашивали, слушали, думали.

Не все были настроены столь добродушно. Некоторые приходили с дубинами и кольями, грозили святителя убить. А один раз даже попытались его сжечь. Но чего бояться христианину, с ним Божья сила и Его заступничество.

Стефан же начал уничтожать кумирни, которые представляли собой нежилые избы, где были лишь звериные шкуры. Ударом топора разбивал в прах и трухлявых идолов. Зыряне собрались большой толпой и готовы были растерзать миссионера, но… согласно древнему обычаю, они не начинали бой первыми. Язычники отступили.

Церковь Благовещения

А стараниями святителя и его немногочисленных друзей в «столице» зырян, селении Усть-Выме, была возведена церковь Благовещения. Церковь была очень красивой. А раз есть церковь, то и миссионерская деятельность пошла успешнее.

Церковь, основанная Стефаном Пермским в Усть-Выме

Взрослые, а еще больше дети, приходили не только для того, чтобы полюбоваться красотой храма, им интересно было, чем в нем занимается святитель Стефан Пермский. Деятельность миссионера привлекла внимание местного волхва по имени Пама.

Пама говорил, что у христиан Бог один, а у коми — много. Мол, каждый должен понимать: чем больше богов, тем лучше. Потом, увидев, что его не слушают, он потребовал, чтобы Стефан прошел с ним через огонь и воду.

А когда тот согласился, Пама испугался испытания веры. Зыряне хотели предать смерти обманщика, но по заступничеству святителя всего лишь выгнали Паму из своей земли.

Видео

В этой подборке видео дополнительная информация «Стефан Пермский: житие святителя»

😉 Если вам понравилась статья «Стефан Пермский: житие святителя», поделитесь с друзьями в социальных сетях. До новых встреч! Заходите, впереди много историй.

СТЕФАН ПЕРМСКИЙ

Святитель, проповедник христианства среди коми-зырян, первый епископ Пермский (1383-1396).

Стефан Пермский стоит в одном ряду с главными деятелями русской церкви XIV века – Сергием Радонежским и митрополитом Алексеем.

Детство и юность

Стефан родился около 1340 года в Устюге, находившемся под властью ростовских князей. Здесь также было сильно новгородское влияние. Рядом с Устюгом начинались земли, населенные северными языческими народами «пермичей» (коми) и «вогуличей» (манси).

Отец будущего проповедника был клириком Успенского собора в Устюге. Выучившись грамоте, маленький Стефан читал на клиросе во время богослужений, пел в церковном хоре. Мальчик очень полюбил чтение.

Отправившись в Ростов, Стефан был пострижен в монахи в Григорьевском монастыре. Там он начал осваивать книжное собрание обители, изучил греческий язык, стал настоящим знатоком Священного Писания и трудов Отцов церкви.

Миссионерская деятельность

Желая послужить церкви, Стефан избрал для себя миссионерское поприще. С юности зная язык пермичей, чьи земли начинались за Устюгом, проповедник составил для этого бесписьменного народа азбуку. С ее помощью он перевел на местное наречие важнейшие части Священного Писания. Но это была только часть дела – Стефан мечтал привести к вере всех пермичей-язычников.

Для этого ему нужна была поддержка московского князя Дмитрия Ивановича Донского (в 1360-е годы Устюг, а также «пермские места» перешли под власть Москвы). В начале 1379 года он приехал в Москву и сумел убедить князя и митрополита в серьезности намеченного им дела. Коломенский епископ Герасим поставил его в сан священника, также Стефан был снабжен всем необходимым для освещения церквей.

Он начал свою проповедь в низовьях Вычегды, продвигаясь выше по ее течению, вглубь Пермской земли. Центром его деятельности стало село Усть-Вымь. Здесь Стефан сжег языческую кумирню и построил Благовещенскую церковь.

Проповедник вызвал ненависть языческих жрецов, боявшихся однако его убить, опасаясь реакции московского князя. Главным противником Стефана был старейшина Пам. В борьбе с ним миссионер решил прибегнуть к крайнему средству – «Божьему суду», испытанию огнем и водой. Оба они должны были войти в горящую клеть, а затем, нырнув в воду, вынырнуть в другой клети. Этот поединок должен был показать, чья вера истинна. Но когда Стефан решительно направился в огненную клеть, Пам испугался, за что чуть не был убит местными жителями. Стефан защитил его, взяв клятву более не хулить православную веру.

После этого эпизода проповедническая деятельность Стефана пошла успешнее. Он крестил зырян, учил их основам веры, уничтожал кумирни. Кроме того, он устроил школу, в которой готовил священников из числа местных. Ему приписывали даже написание икон для зырян. Одна из них, получившая название «Зырянской Троицы», имела надпись на древнем варианте коми-зырянского языка, которая была выполнена стефановским письмом. Достоверно авторство Стефана не установлено, однако вряд ли кто-то другой в то время мог сделать перевод на пермский язык.

В 1383 году миссионер отправился в Москву с просьбой об открытии новой – Пермской – епархии. Князь Дмитрий Иванович и митрополит Пимен решили сделать первым пермским епископом самого Стефана. Вернувшись в Усть-Вымь, тот основал Михайловский монастырь, ставший его епископской резиденцией.

В 1386 году Стефан Пермский ездил в Новгород, чтобы добиться прекращения набегов ушкуйников на земли зырян. В этом и не только проявлялось его внимание к своей пастве. Он стремился защитить пермичей не только от ушкуйников, но и соседей-язычников – вогуличей. Он доставлял в Пермь хлеб в голодные годы, старался уменьшить налоги. При этом Стефан был суров и абсолютно нетерпим к тем, кто тайно придерживался языческой веры (современники даже наградили его прозвищем Храп, что означало «яростный», «неистовый»).

Интересно, что крестя пермичей, Стефан не стремился к их русификации и к отказу ими от родного языка.

Весной 1396 года епископ в очередной раз отправился в Москву. Здесь он занемог и вскоре скончался. По распоряжению князя Василия Дмитриевича его похоронили в пределе церкви Спаса на Бору, рядом с могилами членов Московского княжеского дома.

Во второй половине XV века на основе «Жития Стефана Пермского», написанного Епифанием Премудрым, который лично знал епископа, была создана Служба святителю (ее автор – Пахомий Логофет). В XVII веке почитание святителя Стефана стало общерусским.

Память святителя совершается 26 апреля (9 мая).

Ссылка на основную публикацию