Житие святителя Григория Паламы – полное жизнеописание и история, чудеса, мощи и дни памяти святого

Житие святителя Григория Паламы – полное жизнеописание и история, чудеса, мощи и дни памяти святого

Житие святого Григория Паламы, архиепископа Фессалоникийского
Память 14 ноября с.с.

Святой Григорий Палама 1 , архиепископ Фессалоникийский 2 , был родом из Константинополя и происходил от благородных и благочестивых родителей, которые старались научить его с юных лет как человеческой, так и в особенности Божественной премудрости и всякой добродетели. В ранней юности он потерял отца; мать же Григория позаботилась дать ему, равно как и всем его братьям и сестрам, разумное и доброе воспитание, в духе закона Господня и Божественного Писания. Она устроила жизнь их среди мудрых учителей, дабы сын ее научился от них премудрости; он же, отличаясь природными умственными дарованиями и прилежанием, в короткое время преуспел в изучении философских и других известных тогда наук. Но, не доверяя собственной своей памяти, он положил за правило – перед каждым уроком класть по три земных молитвенных поклона перед иконой Пресвятой Богородицы. И Пречистая споспешествовала благочестивому отроку, быстрые успехи которого обращали на себя всеобщее внимание. Сам царь принимал живое участие в святом Григории и отечески заботился о его воспитании.

Между тем Григорий с ранних лет уже возненавидел все земное, как сон обольстительный, и, исполненный пламенной любви к Богу, презрел все временные блага, стремясь всей душой прилепиться к Единому Богу, Источнику всякой премудрости и Подателю всякой благодати, и оставить мир и суетную славу его. Побуждаемый сими чувствами, он искал сближения и встреч с иноками святой горы Афонской, просил у них советов и руководства и узнавал от них образ и правила иноческой и подвижнической жизни, испытывая свои силы, – может ли он быть действительным иноком. Дорогие свои одежды Григорий заменил худым рубищем и начал мало-помалу изменять свои прежние привычки и образ внешнего поведения, оставив все условия светских приличий, что обратило на него общее внимание придворных, и многие признали его даже сумасшедшим. Так протекло несколько лет, и ни убеждения царя, ни уговоры друзей его, ни насмешки окружающих не могли остановить Григория на избранном им пути.

С успехом прошедши такой искус, Григорий на двадцатом году от рождения окончательно решил принять иноческий сан и удалиться в пустыню, о чем и возвестил своей Боголюбивой матери. Вначале она была несколько опечалена этим, но потом согласилась с его намерением, радуясь о Господе, и даже, с помощью Божией, уговорила и остальных детей своих принять иночество, дабы она могла сказать вместе с пророком: “Вот я и дети, которых дал мне Господь” (Ис. 8:18). Следуя евангельской заповеди, святой Григорий роздал все имение свое нищим и, презрев всем сердцем своим красоту, сладость и славу мира этого, пошел вослед Христа, уводя с собой на тот же путь мать свою, братьев и сестер. Мать и сестер он оставил в одном женском монастыре; братьев же привел с собой на святую гору Афонскую и вместе с ними поселился в пустынной обители Ватопедской 3 , подчинив себя в полное послушание святому, облагодатствованному старцу Никодиму, от которого и принял впоследствии иноческий постриг.

Во второй год своего пребывания у Никодима Григорий удостоен был Божественного посещения. Однажды, во время богомысленного подвига, перед ним явился светоносный и благолепный муж, в котором он узнал святого Апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Ласково взирая на Григория, апостол спросил его:

– “Почему, взывая к Богу, ты всякий раз только повторяешь: просвети тьму мою, просвети тьму мою?”

– “Чего же другого должен я просить, кроме этого, – да просвещусь и узнаю, как творить Его святую волю?”

Тогда святой евангелист сказал:

– “По воле Владычицы всех, Богородицы, с этой поры я буду с тобой неотступно”.

По смерти учителя своего, святого старца Никодима, святой Григорий удалился в великую лавру святого Афанасия 4 , где служил братии за общей трапезой, а также исполнял должность церковного певца. Прожив там несколько лет в страхе Божьем, в послушании ко всем, Григорий укротил навсегда плотские страсти, являя собой утешительный пример евангельского бесстрастия и божественной чистоты. За свое смирение, кротость и подвиги стяжал он себе всеобщую любовь и уважение братии; но, избегая славы и стремясь к еще более суровой жизни, он удалился из лавры в глубокую пустыню, в скит Глоссия, и там вручил себя руководству благоговейного старца Григория, проводя суровую созерцательную жизнь, горя безмерной любовью к Богу, Которому посвятил и душу и тело. Непрестанной молитвой победив все наветы бесовские, он сподобился благодатных даров. Погружаясь в глубину молитвенного духа и озаряясь им, доходил до такой степени умиления и плача сердечного, что слезы струями текли из очей его, как постоянный и неиссякаемый источник.

Но безмолвие Григория и его сподвижников вскоре было нарушено по причине нападений, какие делали агаряне 5 на монахов, безмолвствовавших вне монастырей. Ввиду этого Григорий, вместе с другими иноками, принужден был покинуть свою пустыню и удалиться в Фессалоники. Отсюда святой задумал отправиться в Иерусалим, для поклонения святым местам, и, если то угодно будет Богу, окончить там где-нибудь дни свои в пустынном безмолвии. Желая узнать, благоугодно ли Богу намерение их, он молился о том Богу. И вот во сне явился ему святой великомученик Димитрий, мощи которого почивали в Солуни 6 . Великомученик убедил его не оставлять Фессалоники. Тогда святой Григорий, после усиленного поста и молитвы, принял в Солуни сан священства и, в сопровождении немногочисленной братии, удалился в близлежащий скит, где и стали они подвизаться снова. Образ жизни его был таков: пять дней в неделю он и сам вовсе не выходил никуда и к себе не принимал никого; лишь в субботу и воскресенье, по совершении священнодействия и по принятии Божественных Тайн, он входил в духовное общение с братьями, назидая и утешая их своею трогательно-поучительною беседою. В сии часы, следовавшие за затвором преподобного, и особенно после литургии, на лице его был виден дивный Божественный свет. Во время священнодействия он всех приводил в слезы и умиление. Многие великие святые мужи удивлялись его добродетельной жизни, за которую он удостоился от Бога дара чудотворений и пророчествования, и называли его богоносцем и пророком 7 .

Святитель ГРИГОРИЙ ПАЛАМА, архиепископ Солунcкий (†1359)

Святитель Григорий Палама́ , архиепископ Солунcкий, защитник православного учения о Божественном свете. Палама́ стоит в самом центре православной философии. Святость всегда возможна: Присутствие Бога здесь и сейчас, а не где-нибудь в прошлом или будущем или в философских абстракциях – главная тема святителя.

Свт. Григорий Палама принадлежит к числу последних византийских богословов и Отцов Церкви, он жил незадолго до падения Константинополя под ударами турок – в конце XIII – начале XIV века.

Родился в 1296 году в Малой Азии и был первым ребенком в семье сенатора Константина Паламы. Во время турецкого нашествия семья бежала в Константинополь и нашла приют при дворе Андроника II Палеолога (1282–1328). Его отец был очень набожным человеком. Сохранились сведения, что он практиковал «умную» молитву и иногда даже во время заседаний сената погружался в нее. Рассказывают, что в одном таком случае император Андроник II сказал: «Не беспокойте его, пусть молится». После ранней смерти отца Андроник сам принял участие в воспитании и образовании осиротевшего мальчика, обладавшего прекрасными способностями и большим прилежанием. Григорий без труда освоил все предметы, составлявшие полный курс средневекового высшего образования под руководством Феодора Метохита, и завоевал репутацию блестящего знатока Аристотеля. В возрасте 17 лет он даже прочел лекцию во дворце о силлогистическом методе Аристотеля перед императором и знатными лицами. Лекция оказалась столь успешной, что в конце его учитель Метохит воскликнул: «И сам Аристотель, если бы он был здесь, не преминул бы удостоить ее похвалы».

Император хотел, чтобы юноша посвятил себя государственной деятельности, но Григорий в 1316 году, едва достигнув 20 лет, удалился на Афон, который к тому времени уже был крупным монашеским центром. На Афоне Григорий подвизался в келье неподалеку от Ватопеда под руководством препоподобного Никодима, от которого и принял монашеский постриг. После смерти своего наставника (ок. 1319) он переселился в Лавру святого Афанасия, где провел три года. Затем, начиная с 1323 года, он подвизался в скиту Глоссия, где проводил все свое время в бдениях и молитвах. Через год ему явился в видении святой евангелист Иоанн Богослов и обещал свое духовное покровительство. Мать Григория вместе с его сестрами также приняла монашество.

В 1325 г. Григорий вместе с другими монахами покинул Афон из-за турецких нападений. В Фессалониках принял священнический сан и основал неподалеку от Верии (городок к западу от Фессалоник, где, по преданию, проповедовал апостол Павел) монашескую общину, в которой, наряду с общими службами, практиковалась непрестанная молитва. Пять дней в неделю, затворившись в тесной келье-пещере, находившейся в зарослях на склоне скалы над горным ручьем, он предавался умной молитве. В субботу и воскресенье он выходил из своего уединения для участия в общем богослужении, совершавшегося в монастырском кафоликоне. В эти часы, следовавшие за затвором преподобного, и особенно после литургии, на лице его был виден дивный Божественный свет. Во время священнодействия он всех приводил в слезы и умиление. Многие великие святые мужи удивлялись его добродетельной жизни, за которую он удостоился от Бога дара чудотворений и пророчествования, и называли его богоносцем и пророком.

В 1331 году Григорий Палама снова вернулся на Святую Гору, где он продолжил отшельническое житие в пустыни святого Саввы на афонском предгорье над Лаврой. Эта пустынь сохранилась и до сего дня. Его даже избрали игуменом монастыря Эсфигмен. Но, несмотря на попечения, взятые им на себя, он постоянно стремился вернуться к безмолвию пустыни.

А между тем в 30-е годы XIV века в жизни Восточной Церкви назревали события, поставившие святителя Григория в ряд наиболее значительных вселенских апологетов Православия и принесшие ему известность учителя исихазма. Слово это происходит от греческого слова «исихия», означающего «тишина», «молчание». Первоначально исихастами (т.е. молчальниками) назывались монахи, ведущие одинокий созерцательный образ жизни, в отличие от монашества общежительного. Вся жизнь исихастов была посвящена исключительно молитве. Эта молитва называется «умной», так как чтобы преуспеть в ней, необходимо было целиком сосредоточить внимание на произносимых словах, отрешившись от всего окружающего. В связи с возросшим влиянием монашества традиция «умной» молитвы была знакома не только отшельникам, но считалась основным «деланием» даже среди мирян. Однако никакой теоретической базы исихазма не существовало. Святитель Григорий Палам был первым, кто сумел богословски обосновать это движение.

Когда Григорий Палама жил на Афоне, в Церкви появились люди, которые обвиняли афонских иноков в ничегонеделании и в ложном учении о молитве. Предводителем этих хулителей, извергавших потоки брани в адрес насельников Афона, был Варлаам Калабрийский, итальянский грек, воспитанник запада. По приезде в Константинополь Варлаам сделал молниеносную карьеру, став профессором богословия и советником императора. В это время вновь возобновились попытки объединить восточное и западное христианство, а Варлаам как нельзя лучше подходил для диалога с латинянами. Он был хорошо знаком с культурными особенностями двух частей когда-то единой Римской империи. Этот автор трактатов по логике и астрономии, умелый и остроумный оратор, всячески издевался над учением афонских монахов об “умной молитве” и об исихии. С издевкой Варлаам и его единомышленники называли Григория Паламу и братию афонских монастырей “исихастами”. Именно это наименование, но уже не издевательское, а благоговейное и почтительное, и закрепилось впоследствии за сторонниками афонского учения о молитве и духовной жизни христианина.

Варлаам Калабрийский

На основании догмата о непостижимости существа Божия, Варлаам объявил умное делание еретическим заблуждением и пытался доказать тварность Фаворского Света. Варлаам учил о Фаворском свете, что он был нечто вещественное, сотворенное, являвшееся в пространстве и окрашивавшее воздух, так как он был видим телесными очами людей, еще неосвещенных благодатью (апостолами на Фаворе). Таковыми же, т.е. сотворенными, он признавал все действия Божества и даже дары Святого Духа: Духа премудрости и разума и т.д., не страшась низвести Бога в разряд тварей, ниспровергая свет и блаженство праведных в Царствии Отца Небесного, силу и действие Триипостасного Божества. Таким образом, Варлаам и его последователи нечестиво рассекали одно и то же Божество на созданное и несозданное, а тех, которые этот Божественный свет и всякую силу, всякое действие с благоговением признавали не созданным, а присносущным, называли двоебожниками и многобожниками.Сам святитель Григорий без устали обличал неправоту Варлаама и полное согласие афонского учения со Священным Писанием и Преданием Церкви. По просьбе афонских монахов, он обратился к Варлааму сначала с устными увещаниями. Но, видя безуспешность подобных попыток, он письменно изложил свои богословские доводы. Так появились «Триады в защиту святых исихастов» (1338). К 1340 году афонские подвижники с участием святителя составили общий ответ на нападки Варлаама — так называемый «Святогорский томос».

Святитель писал: «Напыщенные мирской и тщетной мудростью… думают видеть в нем нечто чувственное и сотворенное. хотя Сам Просиявший Светом на Фаворе ясно показал, что этот Свет не сотворен, назвав его Царством Божиим. » (Мф. 16:28)

«Воссиял тот Неисповедимый Свет и таинственно явлен Апостолам. в то время, когда (Господь) молился; этим показано, что родительницей этого блаженного видения была молитва, что блистание происходило и являлось от соединения ума с Богом, и что оно подается всем тем, которые, при постоянном упражнении в подвигах добродетели и молитвы, устремляют ум свой к Богу. Истинную красоту свойственно созерцать только очищенным умом.»

«Мы веруем, что Он явил в Преображении не другой какой-либо свет, но только тот, который был сокрыт у Него под завесой плоти; этот же Свет был Свет Божеского естества, поэтому и Несотворенный, Божественный. »

В течение 6 лет продолжался спор Григория и Варлаама. Личная встреча обоих мужей вовсе не привела к положительному результату, но еще более обострила противоречие. На Константинопольском Соборе 1341 года в храме Святой Софии произошел спор святителя Григория Паламы с Варлаамом, сосредоточившийся на природе Фаворского Света. 27 мая 1341 года Собор принял положения святителя Григория Паламы о том, что Бог, недоступный в Своей Сущности, являет Себя в энергиях, как Фаворский Свет, которые обращены к миру и доступны восприятию, но являются не сотворенными . Варлаам и его ученики анафематствованы. Варлаам, хоть и испросил прощение, в июне того же года уехал в Италию, где принял затем римокатоличество и стал епископом Иеракским.

На втором и третьем этапе споров противниками Паламы выступили Григорий Акиндин и Никифор Григора, которые в отличие от Варлаама не критиковали образ молитвы исихастов. Спор принял богословский характер и касался вопроса Божественных энергий, благодати, нетварного света.

Второй этап спора совпадает с гражданской войной между Иоанном Кантакузином и Иоанном Палеологом и происходил между 1341 и 1347 г. Вмешательство Паламы в политическое столкновение, хоть он и не был особенно склонен к политике, привело к тому, что большую часть дальнейшей жизни он провел в заточениях и темницах.

В 1344 году Патриарх Иоанн XIV Калека, приверженец учения Варлаама, отлучил св. Григория от Церкви и заключил в темницу. В 1347 году, после смерти Иоанна XIV, св. Григорий был освобожден и возведен в сан архиепископа Солунского.

В одну из его поездок в Константинополь византийская галера попала в руки турок, и святителя в течение года продавали в различных городах. В турецком плену имел беседы и споры о вере с мусульманами. В отличие от многих представителей поздневизантийской культуры, Григорий Палама сравнительно спокойно относился к перспективе турецкого завоевания, но надеялся на обращение турок в православие; поэтому его отношение к исламу — не воинственное, а миссионерское. В частности, Палама считал ислам примером естественного Богопознания, т. е. признавал Того, Кому поклоняются мусульмане, Истинным Богом.

Читайте также:  Святая Вероника: история, в чем помогает и как молиться, дни памяти

После освобождения от турок и возвращения в Фессалоники свт. Григорий продолжил пастырскую деятельность в своей епархии. Там его учеником и коллегой стал Николай Кавасила.

Накануне его преставления ему явился в видении святитель Иоанн Златоуст. Со словами “В горняя! В горняя!” святитель Григорий Палама мирно преставился к Богу 14 ноября 1359 года в возрасте 63 лет. В 1368 году, менее чем через десять лет после смерти, что бывает довольно редко, он был канонизован на Константинопольском Соборе. Патриархе Филофей, возглавлявший торжество, написал житие и службу святителю. Мощи святителя Григория были положены в кафедральном храме Святой Софии в Фессалониках. После захвата города турками и обращении храма в мечеть мощи Григория Паламы были вначале перенесены в солунский монастырь Влатадон, а затем в митрополичий собор города. С 1890 года они хранятся в новом кафедральном соборе города, освящённом в 1914 году во имя этого святого.

Рака с мощами свт. Григория Паламы

Учение свт.Григория Паламы

Учение о Божественных энергиях , как о проявлении всей Полноты Божества, — есть учение только Православной Церкви.

Изречение Тертулиана «Бог очеловечился, чтобы человек обожился» Палама выразил посредством учения о Нетварных энергиях, говоря об «обожении» человека в терминах православного богословия.

Согласно этому учению Бог по своей сущности непознаваем. Но Он пребывает всей Полнотой Своего Божества в этом мире в качестве Своих энергий и сам мир сотворён этими энергиями. Энергии Бога – это не одно из Его творений, а Он Сам, обращенный к Своему творению.

Человеческая личность – тварная. Но во Христе Человек и Божество соединены. Причащаясь Телу Христову и направляя всё своё естество к Богу, энергии человека становятся «сонаправлены» энергиям Бога также, как и во Христе. Совместное действие (энергия) Божественной воли и человеческой воли в деле спасения получило в богословии Паламы греческий термин синергия .

Таким образом, человек становится соучастником всей Полноты Божественной жизни через действие в нём нетварных Божественных энергий. Причем человек участвует не только душевно, но и физически, всей полнотой своего естества, что и вызывало особое недоумение Варлаама. Нетварным светом озаряются не только умственные, но и физические очи (вспомним случай, когда св. Серафим Саровский показывал Мотовилову этот Свет, взяв его за руку), необходимым условием чего является пребывание в молчании-исихии, иными словами – в молитве.

В итоге человек по милости Божьей всей полнотой своего существа посредством нетварных энергий усвояет Бога, «обоживается» и усвояется Богом.

Сущность учения Варлаама схожа с пониманием христианства современной западной культурой. Отвергая возможность приобщения к божественной жизни, доступного всем людям во Христе, христианский Запад видит необходимость внешнего авторитета для христианской веры. Так одни западные христиане видят его в формальном авторитете буквы Писания, другие в установлении незыблемого папского авторитета. Оба этих взгляда чужды восточному христианству.

Учение Григория Паламы не умаляет значения земного мира, а лишь показывает,что познание Бога осуществляется не столько через изучение богословских книг, сколько путем живого религиозного опыта.

“Мы — причастники Божества”, — говорит святой Григорий Палама.

Материал подготовил Сергей ШУЛЯК

для Храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах

Тропарь, глас 8
Православию наставниче, святителем украшение, Богословцем поборниче непобедимый, Григорие чудотворче, Солуню великая похвало, проповедниче благодати, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 4
Ныне время деятельное явися, при дверех суд, востанем убо постящеся, принесем слезы умиления, милостынями, зовуще: согрешихом паче песка морскаго, но ослаби, Содетелю всех, яко да приимем нетленныя венцы.

Молитва святителю Григорию Паламе, архиепископу Солунскому
О, треблаженная и честная воистину и превожделенная главо, безмолвия державо, монашествующих славо, общее богословов и отцев и учителей украшение, апостолов сподвижниче, исповедников и мучеников безкровный ревнителю и венчателю словесы и деяньми и благочестия поборниче и воеводо взбранный, божественных догматов высокий изъяснителю и учителю, прелести многоразличных ересей потребителю, всея Церкве Христовы предстателю, и страже, и избавителю! Ты и преставлься ко Христу назираеши убо и ныне стадо твое и всю Церковь свыше, болезни различныя исцеляя и словесы твоими вся управляя, и ереси изгоняя, и многообразных страстей избавляя. Приими же и наше сие моление и избави нас от страстей и искушений, и треволнений, и бед, и ослабу и мир и благоденствие нам подаждь, о Христе Иисусе Господе нашем, Емуже слава и держава подобает со безначальным Его Отцем и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. А минь.

Святитель Григорий Палама и его учение

Будущий святитель родился в 1296 году в Константинополе в семье сенатора. Получил блестящее классическое образование, изучал грамматику, риторику, физику и логику. Особенно любил греческого философа Аристотеля. В 17 лет юноша восхитил византийский двор, прочтя лекцию о сочинении «Логика» этого античного мудреца.

В 18 лет или чуть позже он принимает монашество на Афоне.

К 1332 году святитель Григорий начинает писать богословские сочинения. Он оставил после себя множество сочинений – проповеди, полемические трактаты, богословские труды, но главный его вклад в православное вероучение состоит в том, что он был защитником и практиком непрестанной молитвы, исихии (молчания), учения о нетварных энергиях и Фаворском свете. Подвижник с Божией помощью может очистить свой ум и тело от греховных мыслей и поступков настолько, чтобы удостоиться реальной встречи со Христом, увидеть нетварный фаворский свет, который было даровано увидеть апостолам на горе Преображения.

Часто идеи святителя Григория рассматривают как имеющие отношение к исключительно монашеской практике. Почтенные старцы, подобно йогам, сидят по своим келиям, овладевают особой техникой дыхания, а для большей сосредоточенности смотрят на свой пупок (так карикатурно писал об исихастах основной оппонент святителя – монах Варлаам Калабрийский из Калабрии в Италии). Но на самом деле оппонент святителя Григория ошибался. Хотя бы потому что апостол Павел заповедовал «непрестанно молиться и за все благодарить» всех христиан, а не только иноков: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе» (1 Фес 5, 16-18).

Монах Варлаам приехал в Константинополь и начал полемику с Григорием Паламой, продолжавшуюся 6 лет до 1341 года. Главное их расхождение состояло в том, что Варлаам считал невозможным реальное познание Бога или встречу с Ним в земной жизни.

По мнению же Григория Паламы, такая встреча возможна, в той мере, в какой Святой Дух может открыть человеку. При этом речь идет не о физическом видении, а о внутреннем созерцании «умными очами». Палама утверждает, что Бог непознаваем и недоступен в своей сущности. Однако человек имеет возможность приобщения к нетварной Божественной энергии, говоря о которой святитель использует образ Фаворского света. При этом эта Божественная энергия преображает все наше существо: наш ум, нашу душу и даже наше тело.

Разумеется, для этого нужны не только рациональные, умственные усилия, но и духовная жизнь, аскеза, пост и молитва. Целью этого пути является обожение, т.е. соединение человека с Богом, приобщение к Божественной жизни при помощи Божественной благодати и созерцание Божественных энергий – нетварного света.

Оппоненты же Паламы утверждали, что человек не может реально приобщиться Богу, а Его энергии являются тварными. Но если не существует нетварной благодати (Энергии), то человек или приобщается непосредственно самой Божественной сущности, что логически невозможно, или вообще не может иметь никакого реального общения с Богом.

Напротив, Православная Церковь поддержала святителя Григория и признала его учение о нетварной энергии, которая есть Сам Бог вне Своей сущности.

После 1347 года святитель Григорий был избран епископом Фессалоникийским (как раз того города, жителей которого апостол Павел и призвал всегда молиться), год провел в плену у пиратов, ожидая выкупа за себя, после этого несколько лет управлял своей епархией и скончался 14 ноября 1359 года от болезни. Ему было чуть больше 60 лет.

Святитель Григорий Палама – ориентир для всех нас

Ректор Коломенской духовной семинарии, епископ Зарайский Константин о святителе Григории Паламе.

Личность святителя Григория Паламы, жившего в далеком XIV веке, поставлена святой Церковью ориентиром всем нам для того, чтобы мы научились чему-то очень важному в его подвиге и в его учении. Чем же важен для Церкви опыт и свидетельство великого Фессалоникийца?
Византийский аристократ, в молодости ушедший в монахи, замечательный богослов, миротворец, аскет, посвятивший свою жизнь защите и философской концептуализации мистического опыта православного монашества – святитель Григорий является одним из тех вселенских учителей Церкви, который и сам достиг вершин богопознания и смог изложить и передать нам великий опыт православного подвижничества.

Великий делатель Иисусовой молитвы, он утверждал истины о Божественном Фаворском Свете не на основе книжной учености и логических умозаключений, но на основе реального духовного опыта, опыта, укорененного в Священном Предании Церкви.

Его жизнь и богословие – это ориентир всем нам. Его пример показывает, что на пути духовного возрастания, пути покаяния, поста и молитвы, возможна реальная встреча с самим Богом и благодатное, райское пребывание с Ним.

Для всякого человека важно, чтобы в своей жизни он выбирал как ориентир и пример таких людей, которые являлись лучшими в своем деле. Для православного христианина, призванного к деятельной духовной жизни, одним из таких примеров, безусловно, является святитель Григорий Палама, искатель Бога, обретший Его и возвестивший нам о возможном для каждого из нас Рае.

Житие святителя Григория Паламы – полное жизнеописание и история, чудеса, мощи и дни памяти святого

КНИГА “СПАСИТЕЛЬ ДУШ НАШИХ”

научно-популярное издание

Автор и составитель
Кристина Кондратьева

Москва, 2016 – 240 стр

ИКОНЫ БОЛЬШИЕ
Видевшие большие иконы кузнецовского письма описывают свои ощущения как всеохватывающий трепетный восторг, словно смотрят они в окно, распахнутое в бесконечность.
ОТЗЫВЫ ОБ ИКОНАХ
«Красота дивная!», – сказал 15-й Патриарх Московский и всея Руси Алексий II
интервьюстатьивидеоотзывы
КУЗНЕЦОВСКОЕ ПИСЬМО
. иконописный стиль, разработанный Юрием Кузнецовым и зарегистрированный Российским Авторским Обществом в 2006 году

подробнее >>

экскурс в историюавтор
ИКОНОПИСЦЫ
Юрий Кузнецов
биография
выставки
награды
иконы
фото
Марина Филиппова
биография
иконы
Посмотрите все иконы кузнецовского письма
НАУКА И ФИЛОСОФИЯ
Культурный феномен «кузнецовского письма» открывается нашей интуиции
как неисчерпаемо богатый источник новой и уникальной информации, выраженной.
подробнее >>
семинарыстатьиинтересные книги
ПОДАРКИ

Дарите их по праздникам и просто так! С подарками авторской работы ваши родные и друзья получат частицу радости и любви.

КНИГА “НА ПУТИ К МЕЧТЕ”
Красочное подарочное издание в твердом переплете,
112 страниц.

Стоимость книги 1250 рублей.

КНИГА “ВРЕМЯ ВЕРЫ”
В книге описаны истории жизненного пути двух великих духовных деятелей.
Автор Игорь Оболенский.

Стоимость книги 1200 рублей.

Что такое икона?

Что такое икона? Для чего иконописцы создают иконы Богородицы, иконы святых покровителей, иконы Спасителя и другие православные иконы? Почему однажды мы непреодолимо хотим заказать икону? Хотим, чтобы икону написали лично для нас.

В дословном переводе с греческого икона – это образ. Через икону каждый человек обращается к Богу в себе, потому что он един во всех. Князь Е.Н.Трубецкой писал, что православные иконы открывают человеку «видение иной жизненной правды и иного смысла мира» 1 , отличного от борьбы за выживание. Никакие слова не в состоянии передать той силы Божественной любви и радости ощущения Божественной благодати, которая исходит от икон Божьей Матери, икон святых и икон Спасителя Иисуса Христа, написанных современным иконописцем Юрием Кузнецовым.

Как известно, иконы «обладают особым языком – системой знаков, передающих определенную информацию» 2 . Но «расшифровка» этих символов может быть осуществима только сердцем. Для человека, который хотел бы заказать икону, важно, обретение не просто иконы с изображением Спасителя Иисуса Христа, Божьей Матери, или святых, но за православной иконой должно быть «обнаружение святого, место его мистического присутствия. Икона – визуальное звено в диалоге между молящейся душой и святым: христианин молится не иконе, а через икону тому, кто изображен на ней» 3 . Испытать на себе силу Божественной любви, исходящей от иконы Юрия Кузнецова, может даже человек неверующий. Особенное впечатление производит икона Богородицы Умиление Радуйся Невесто Неневестная.

Конечно «…искусство церковное имеет свои особые, ему одному свойственные, черты и потому ставит художника в особое положение: художник должен уяснить себе предъявляемые им требования. Он должен дать не обыкновенную реальную картину, не копию со случайно попавшегося под руку образца, не праздный вымысел фантазии, не освященный ясным религиозным сознанием, но икону, соответствующую ее высокому назначению» 4 . И если молящийся, созерцая иконы Божьей Матери, иконы святых, иконы Спасителя Иисуса Христа или другие православные иконы испытает пронзающее душу чувство реальности духовного мира. Если икона вдруг открывается как светлое, проливающее свет видение, которое сознается превышающим все окружающее, пребывающим в ином, своем пространстве и в вечности, то утихает горение страстей и суета мира, ощущение Бога сознается превыше-мирным, качественно превосходящим мир и из своей области действующим тут, среди нас 5 .

Все вышеописанное было пережито мной лично и многими людьми, хранящими в своем доме иконы «кузнецовского письма». У каждого в доме икона его святого покровителя.

Икона, будь то Казанская икона Божьей Матери, икона Богородицы Всецарица, икона святого покровителя, Спасителя Иисуса Христа или другая православная икона – это «Церковное Предание и благодать Божия, проявляемая через линии и краски, как через цветовые письмена. Сила иконы свидетельствует о том, что этот мир [духовный прим. КК] близ нас, что сама душа – частица этого мира» 6 .

Отец Иоанн Кронштадтский писал о необходимости икон в доме: «Иконы в церкви, в домах необходимы, между прочим и для того, что они напоминают о бессмертии святых, живи суть (Лк. 20, 38), как говорит Господь, что они в Боге видят нас, слышат нас и помогают нам» (Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе. С-Пб. 2005, с. 468). Через икону святого, икону Божьей Матери или икону Спасителя Иисуса Христа мы приобщаемся к его жизни и как будто совместно проживаем ее. Вместе с иконой Богородицы «Аз есмь с Вами и никтоже на Вы» молящийся утверждается в своей вере. Дословно название иконы звучит как – «Я всегда нахожусь с Вами и никто Вас не обидит».

«Икона начинается с линии, а линия начинается из сердца; она не имеет другого основания, или обуславливающей ее причины. Сердце в святоотеческом понимании – это место пребывания духа человека или сам дух. Поэтому исходная точка иконы лежит в невидимом мире, а затем появляется и проявляется, как бы нисходит на плоскость иконы; она не повторение линии образца, с которого пишется икона» 7 . Представьте себе тонкую серебряную нить, идущую из сердца, и каждое мгновение жизни окрашивает ее в соответствующий цвет, так получается многоцветный, сотканный из эпизодов жизни ковер. В этом суть икон «кузнецовского письма». Иконы Божьей Матери, иконы святых, иконы Спасителя Иисуса Христа или другие православные иконы пишутся Юрием Кузнецовым по этому принципу: каждая точка – эпизод жизни святого. Если воспринимать икону не логически, а духом, то в орнаменте Владимирской иконы Божией Матери можно увидеть, что эта икона была завезена из Византии в Россию в начале XII века, как подарок Юрию Долгорукому от Константинопольского Патриарха Луки Хризоверха. Икону поставили в женском монастыре Вышгорода, недалеко от Киева, слух о ее чудотворениях дошел до сына Юрия Долгорукого, князя Андрея Боголюбского, который и решил перевезти икону на север.

Такое понимание и прочтение Владимирской иконы Божией Матери возможно, потому что «линия на иконе – это прорез в духовный мир, это просвет в мире костной и, поэтому, в существе своем, затемненной материи – материю просветить может только благодать» 8 . Прорез в иконах «кузнецовского письма» – это орнамент, лежащий в его основе. Орнамент круглится, так как линия в иконе «не должна быть заостренной и угловатой, как бы сломанной (угловатость, судорожность, изломы, заостренные концы относятся к изображению темной силы). Окружность и округленность, естественное движение линии – это жизнь линии…» 9 . Вариации орнамента меняются в зависимости от того пишется ли икона Божьей Матери, икона святых или другая православная икона или икона Спасителя Иисуса Христа.

В процессе иконописания очень важен «мистический опыт общения с Небесной Церковью и переживание духовных реалий» 10 , именно этот опыт дает истинное содержание иконе.

Каноническую форму и историческую достоверность православной иконе дает образец, с которого снимается список. Между списком и копией с иконы Божьей Матери, иконы святых или иконы Спасителя Иисуса Христа есть принципиальная разница. «Список – близость к личности, копия – схожесть, или даже визуальное совпадение с иконографическим образом» 11 . «Чтобы сделать список, надо внутренне пережить икону, прочесть ее смысловой текст, а затем написать его своим почерком» 12 .

Иконы XXI века – это сайт, созданный специально для популяризации и пропаганды творчества иконописца Юрия Кузнецова, а также для возрождения и восстановления православия в России, для возвращения людей на путь радости, любви и доброты. У нас Вы можете заказать икону «кузнецовского» письма, познакомиться с историями обретения православных икон, узнать про земную жизнь святых и их почитание, прочитать о смысле и содержании праздников православного календаря.

Иконы Божьей Матери, святых покровителей, Спасителя Иисуса Христа и другие православные иконы создаются по старинным монастырским технологиям темперой на липовой доске.

Прежде чем заказать икону, мы предлагаем Вам узнать наши рекомендации. Если Вы хотите икону для себя, икону, которая будет вместе с Вами на протяжении всей жизни, то это может быть именная икона, то есть икона с изображением соименного с Вами святого. Выбрать соответствующий образ можно из предлагаемого списка уже написанных именных икон. Если Вашего имени не оказалось в списке, то это не значит, что вы не сможете заказать именную икону, напишите нам или позвоните и мы подберем для Вас святой образ. Личная икона не обязательно должна быть именной. Это может быть икона Божьей Матери, икона святого, икона Спасителя или другая православная икона.

Особенность икон «кузнецовского письма» в том, что иконописец Юрий Кузнецов обладая очень чутким восприятием человека, пишет для него образ, соответствующий именно его духу. Икона авторского письма, написанная специально для конкретного человека, на протяжении всей жизни будет укреплять его в вере и поддерживать в трудные минуты жизни. При написании святого образа для иконописца очень важно понимать жизненный путь человека, для которого он являет святой образ, так как после написания иконы человек и святой будут связаны. Поэтому личную икону: икону Божьей Матери, икону святого, именную икону, икону Спасителя, семейную икону или другую православную икону, написанную специально для Вас ни в коем случае нельзя продавать или отдавать другому человеку.

После того, как Вы определитесь с образом, для того, чтобы заказать икону, нужно будет выбрать ее размер. Юрий Кузнецов пишет иконы святых в основном 2-х размеров: большие – 75х100 см и маленькие – 35х40 см.

В каком случае лучше заказать большую икону, а в каком маленькую? Большая икона позволяет иконописцу с помощью орнамента и цвета более подробно передать историю жизни святого и его духовный подвиг. Маленькая икона более келейная, удобна в транспортировке. Конечно, возможно выбрать икону и другого формата, но нужно учитывать, что для этого понадобится дополнительное время на изготовление основы под икону. «Икона есть и путь, и средство; она – сама молитва» 13 . Цель иконы, будь то иконы Божьей Матери, иконы святых или другие православные иконы или иконы Спасителя Иисуса Христа – «направить все наши чувства, так же как и ум и всю нашу человеческую природу к ее истинной цели – на путь преображения» 14 .

_____________________________________________________________________
1 Трубецкой Е.Н. Умозрение в красках / Иконы России. М., 2008. с. 117
2 Л.В.Абрамова. Семиотика иконы. Саранск, 2006, С. 4
3 Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 79
4 Н.В.Покровский. Новое церковное искусство и церковная старина/ Богословие образа. Икона и иконописцы. М., 2002, с. 267
5 Флоренский П. Иконостас. М., 2009. С. 36
6 Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 60
7 Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 66-67
8 Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 63
9 Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 71
10 Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 60
11 Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 67
12 Архимандрит Рафаил (Карелин). О языке православной иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 67
13 Леонид Успенский. Смысл и содержание иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 111
14 Леонид Успенский. Смысл и содержание иконы/ Православная икона. Канон и стиль. М., 1998, с. 111

Житие Святитель Григорий Палама

святитель Григорий Палама (

Дни памяти: 14(27) ноября

Путь к монашеству

Святитель Григорий Палама происходил из известного аристократического рода (в конце XII века предки святителя переселились в Константинополь с территории Малой Азии). Приблизительной датой его рождения считается 1296-й год.

Отец Григория, Константин Палама, влиятельный сенатор, входил в число знати, приближенной к императорскому двору. На предсмертном одре, раскаявшись во грехах, он принял монашеский постриг. После его преставления в 1301 году, правящий император, Андроник II, взял его сына, Григория Паламу, под личную опеку и покровительство.

В тот период времени между осиротевшим Григорием и Андроником III, будущим императором, завязались дружественные отношения, настолько близкие, насколько допускали правила субординации. Впоследствии Андроник неоднократно оказывал ему помощь и содействие.

Согласно социальному статусу, Григорий получил прекрасное образование. Имея возможность учиться в императорском университете, он овладел такими дисциплинами как грамматика, риторика, физика, логика. Учитывая положение в обществе, в котором находился Григорий, перед ним могла открыться завидная карьера, но он предпочел светскому благополучию духовную жизнь.

Когда именно он всерьёз задумался о монашестве, сказать трудно. Известно лишь, что во время обучения он имел общение со святогорскими монахами. Это общение сказалось на нём самым положительным образом: он изменил отношение к жизни, перестроил модель поведения.

Ангельский образ

По разным оценкам, к возрасту 18–20 лет Григорий, решив отложиться от светских соблазнов и связать свою жизнь с аскетическим подвигом, отправился на Афон.

При этом он отказался от имущества, унаследованного от отца, и убедил свою мать и других членов семьи, а также некоторых слуг оставить ничего не значащую суету, отречься от благ мира сего и поступить в Константинопольские обители.

Император смотрел на замысел Григория без особой радости и сочувствия. То ли не до конца сознавая серьёзность его намерений, то ли не желая терять верного и перспективного подданного, Григория он отпускать не хотел. Но тот был настойчив и в результате добился своего.

По дороге к Афону, куда Григорий отправился вместе с двумя братьями, Феодосием и Макарием, все трое остановились на горе Папикон. Промыслом Божьим они провели в тех местах несколько месяцев. Существует предание, что когда Григорий вступил в полемику с местными богомилами (по поводу молитвы) его чуть было не отравили.

Добравшись, наконец, до Афона, Григорий встал под духовное руководство мудрого и опытного подвижника, преподобного Никодима Ватопедского. После двухлетнего испытания послушанием, монастырскими трудностями, искушениями, он принял монашеский постриг.

После блаженной кончины своего наставника, преподобного Никодима, Григорий, с благословения начальства, поступил в Лавру святого Афанасия. Игумен обители определил его к певчим. В этой Лавре, в посте, послушании и молитве, он подвизался на протяжении трёх лет, а затем, руководствуясь лучшими соображениями, удалился для подвигов в пустыню Глоссия. Здесь его духовным наставником был известный Божий угодник, Григорий Дримис.

Спустя пару лет (приблизительно около 1325 года), дабы избежать последствий турецкого разбоя, Григорий вместе с одиннадцатью другими монахами переселился в Фессалонику. Оттуда братия планировали перебраться в Иерусалим. Но в дело вмешался Господь: друзей удержало на месте явление покровителя Фессалоники, великомученика Димитрия.

Священническое служение

Оставшись на месте, Григорий, к радости братий, был удостоен возведения в сан иерея.

Около 1326 года он удалился на гору, располагавшуюся недалеко от Веррии. Там он жил жизнью аскета, занимался молитвенным деланием, предавался трудам, бдению и постам; по субботним и воскресным дням выходил к местным пустынникам.

Смерть матери побудила Григория прервать уединение. В 1331 году он отбыл в Константинополь. Прибыв в столицу, встретившись с сестрами — монахинями — он имел с ними серьёзную беседу, а затем, к общей радости, забрал их с собой в Веррию. Через некоторое время старшая из сестёр, Епихарида, умерла.

Вероятно, что ещё до отъезда в Византийскую столицу отец Григорий познакомился с Акиндином, преподавателем грамматики. Есть основания считать, что какое-то время отец Григорий был его наставником, и что именно он поспособствовал ему сделать выбор в пользу монашества.

В 1331 году Григорий Палама вернулся на Святую Гору и поселился в пустыне святого Саввы. В этот период он занимался писательской деятельностью.

Существует свидетельство, что некоторое время отец Григорий исполнял обязанности игумена в обители Эсфигмен.

Споры по поводу Божественного света

Во второй половине 30-х годов XIV века Православная Церковь столкнулась с очередным лжеучением. Его авторство принадлежало Варлааму Калабрийскому. Непосредственным поводом, подтолкнувшим его к формированию ереси, послужили беседы с фессалоникскими монахами-исихастами, свидетельствовавшими, что во время глубокой сосредоточенной молитвы возможно созерцать Божественный свет.

Варлаам, никогда не испытывавший ничего подобного (что вполне соответствовало уровню его духовного возраста), отнёсся к этим свидетельствам с недоверием и даже насмешкой. Монахов он обвинил в ереси мессалианства, не сознавая, что покусился на самое ценное в их аскетическом опыте: на опыт встреч и общения с Богом (сторонники мессалианства тоже созерцали видения, однако не Божественного, а демонического характера).

Не ограничиваясь критикой монахов, Варлаам стал критиковать и некоторые святоотеческие сочинения. Разгоревшиеся споры дошли до Патриарха, и тот, во избежание нарушения церковного порядка, повелел Варлааму не докучать монахам своими «обличениями».

В 1337 году прибывший в Фессалонику Григорий Палама попытался в личном общении вразумить Варлаама, побудить его отказаться от богохульства. Но Варлаам и не думал отказываться. Напротив, он стал излагать свои мысли в письменных трактатах, желая посвятить в них как можно большее количество людей.

Результатом развития этого лжеучения стало отрицание того неоспоримого факта, что в Боге различаются сущность и энергии. Поскольку Божественная сущность невидима, и никакая тварь не может соединиться с Богом по сущности, постольку, по версии еретиков, получалось, что Бога нельзя созерцать ни в свете ни как-либо ещё, и что соединение с Ним невозможно в принципе. И это притом, что соединение с Богом в Царстве Небесном является главным предметом христианской надежды.

Не желая мириться с таким положением вещей, отец Григорий написал против учения Варлаама ряд ответных сочинений. В этих работах он доказал правоту созерцателей Божественного света и разоблачил еретика.

В 1341 году по данному поводу в Константинополе состоялся Собор. Григорий Палама, присутствовавший на Соборе, раскрыл и обосновал свою точку зрения. Его учение было признано верным, а учение Варлаама осуждено (хотя сам он не был анафематствован).

Вскоре в Константинополе состоялось ещё одно Соборное заседание, на котором присутствовал Григорий Акиндин. Поначалу он участвовал в разгоревшихся спорах как примиритель, но затем принял сторону Варлаама. На Соборе же он находился в качестве обвиняемого. Несмотря на его сопротивление и заявление о насилии над совестью, он был осужден.

После названных событий отец Григорий какое-то время оставался в столице. Это было обусловлено трудностями, возникшими в сфере государственного управления после смерти Андроника III. Помимо сановников, в эту ситуацию были втянуты представители высшего духовенства, в том числе Патриарх Иоанн Калека.

Участие в происходящем не соответствовало монашеским устремлениям Григория Паламы. В конце года он отстранился от этих политических событий и удалился в обитель святого Михаила Сосфенийского.

Патриарх, раздосадованный нежеланием Григория поддерживать его политические амбиции, стал действовать против «обидчика». Словно в отместку, он изменил отношение к Акиндину и предоставил ему возможность распространять осужденное на Соборе учение.

В 1342 году Иоанн Калека созвал против святого Григория Синод. Это заседание не имело серьёзных последствий, тем не менее тучи сгущались. Через несколько месяцев Григорий Палама был доставлен в Константинополь, где его заключили под стражу в монастырь. Заточение длилось недолго, и вскоре страдальца перевели в другую обитель.

Некоторое время спустя, Григорий покинул монастырь. Прибыв в храм Святой Софии, он использовал его как более или менее безопасное убежище, оставаясь там, вместе с учениками, в продолжении двух месяцев. Затем Патриарх всё же вынудил Григория покинуть храм, после чего его заточили в дворцовой темнице.

В 1344 году созванный Патриархом Синод постановил отлучить святого Григория от Церкви. Это определение подтвердили главы Иерусалимской и Антиохийской Поместных Церквей.

В том же году, несмотря на осуждение Акиндина (в 1341 г.), Патриарх, к удивлению многих, посвятил его в сан диакона, а затем возвёл во священника. Окрыленный высокой поддержкой и принадлежностью к иерархическому званию, Акиндин с ещё большим ожесточением стал противодействовать Григорию Паламе в борьбе с ересью.

Вскоре Патриарх попал под опалу императорского двора, и ему напомнили о хиротонии еретика. В 1347 году состоялся Собор, низложивший его с патриаршего престола. Собор снял обвинения с Григория Паламы и осудил его идейных противников. Вскоре решение об осуждении Акиндина было подкреплено авторитетом императорской власти.

Избранный на патриаршую кафедру Исидор рукоположил из числа сторонников Григория Паламы несколько епископов, а его самого возвёл на митрополичью кафедру в Фессалонику.

Святительская деятельность

В Фессалонику святитель Григорий попал лишь через несколько лет, после подавления разгоревшихся там мятежных волнений и восстановления надлежащего административного порядка.

Между тем, в высших кругах духовенства зрело недовольство поставлением на Патриаршую кафедру Исидора и реабилитацией Григория Паламы. На святителя вновь стали сыпаться обвинения.

В целях предосторожности оппозиционеры дистанцировались от Акиндина, однако не отказались от его ложных идей. Вновь вспыхнули споры. На этот раз роль ведущего полемиста со стороны противников Григория Паламы досталась Никифору Григоре. Он составил против святителя довольно резкое сочинение, но святитель умело разоблачил его доводы.

В 1351 году был созван очередной Собор, подтвердивший ортодоксальность Григория Паламы. Результатом работы Собора стало окончательное утверждение догматического учения о различии в Боге сущности и энергий, о нетварном происхождении Божественного света; подписан патриархом Каллистом Константинопольским и (тогда митрополитами) Григорием Паламой и Филофеем Коккиным «Соборный томос против единомышленников Варлаама и Акиндина». Также был пополнен «Синодик Торжества Православия».

Осенью того же года Григорий Палама добрался до своей кафедры, но управлял ею ненадолго. Способствуя урегулированию вспыхнувшей внутриполитической борьбы, он отбыл в Константинополь. По пути его и сопровождавших его лиц захватили турки. Он пробыл в плену несколько месяцев (по некоторым сведениям, около года), пока его не освободили за выкуп.

В период с 1355 по 1357 год святитель Григорий занимался делами во вверенной ему епархии. Сообщают, что по его молитвам Бог совершал исцеления.

Блаженная кончина святителя случилась 14 ноября 1357-го (по другим данным, 1359-го) года, когда ему было 63 года. Его прославление было совершено в 1368 году, менее чем через десять лет после кончины.

Творческое наследие

Святитель Григорий оставил в назидание верующим обширное наследие. Его по праву считают богословом нетварного света. Между тем, палитра его сочинений куда более обширна. Традиционно их делят на следующие группы.

Догматико-полемические: Святогорский томос в защиту священнобезмолвствующих, Трактат [О том], что Варлаам и Акиндин поистине нечестиво и безбожно разделяют единое Божество на два неравных божества, Триады в защиту священно-безмолвствующих, О Божественных энергиях и их причастии, О Божественном соединении и разделении, Исповедание Православной веры, Собеседование православного с варлаамитом, Антирретики против Акиндина, Сто пятьдесят глав, посвященных вопросам естественнонаучным, богословским и нравственным, Собеседование православного Феофана с возвратившимся от варлаамитов Феотимом, О Божественном и обоживающем Причастии, или о Божественной и сверхъестественной простоте, Диспут с хионами, Омилии и др.

Нравственно-аскетические: Изъяснение десяти заповедей, О том, что всем вообще христианам надлежит непрестанно молиться, К Ксении о страстях и добродетелях, Десятословие по Христианскому Законоположению, Слово на житие прп. Петра Афонского, Ответ Павлу Асеню и пр.

Письма: Письмо своей Церкви, Письмо к Акиндину, посланное из Фессалоники прежде соборного осуждения Варлаама и Акиндина и др.

Молитвы: Молитва ко Пресвятей Богородице.

Тропарь святителю Григорию Паламе, архиепископу Фессалонитскому, глас 8

Православия светильниче, / Церкве утверждение и учителю, монахов доброто, / богословов поборниче непреоборимый, Григорие чудотворче, / Фессалонитская похвало, проповедниче благодати, // молися выну спастися душам нашим.

Ин тропарь святителю Григорию Паламе, архиепископу Фессалонитскому, глас 8

Православия наставниче, святителем украшение, / Богословцем поборниче непобедимый, Григорие чудотворче, / Солуню великая похвало, проповедниче благодати, // моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 8:

Прему́дрости свяще́нный и Боже́ственный орга́н, / богосло́вия све́тлую согла́сно трубу́, / воспева́ем тя Григо́рие богоглаго́льниче: / но я́ко ум Уму́ пе́рвому предстоя́й, / к Нему́ ум наш о́тче наста́ви, да зове́м: // ра́дуйся пропове́дниче благода́ти.

Молитва

О треблаженная и честная воистину и превожделенная главо, безмолвия державо, монашествующих славо, общее богословов и отцев и учителей украшение, апостолов сподвижниче, исповедников и мучеников безкровный ревнителю и венчателю словесы и деяньми и благочестия поборниче и воеводо взбранный, божественных догматов высокий изъяснителю и учителю, прелести многоразличных ересей потребителю, всея Церкве Христовы предстателю, и страже, и избавителю! Ты и преставлься ко Христу назираеши убо и ныне стадо твое и всю Церковь свыше, болезни различныя исцеляя и словесы твоими вся управляя, и ереси изгоняя, и многообразных страстей избавляя. Приими же и наше сие моление и избави нас от страстей и искушений, и треволнений, и бед, и ослабу и мир и благоденствие нам подаждь, о Христе Иисусе Господе нашем, Емуже слава и держава подобает со безначальным Его Отцем и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва святителю Григорию Паламе, архиепископу Солунскому

О, всехвальный святителю Христов и чудотворче Григорие! Приими сие малое моление от нас грешных к тебе прибегающих и теплым твоим предстательством умоли Господа Бога нашего Иисуса Христа, яко да, призрев на ны милостивно, дарует нам согрешений наших вольных и невольных прощение, и по велицей Своей милости избавит нас от бед, печалей, скорби и болезней душевных и телесных, обдержащих нас; да подаст земли плодоносие, и вся, яже на пользу настоящаго жития нашего потребная; да дарует нам скончати житие сие привременное в покаянии, и да сподобит нас грешных и недостойных Небеснаго Царствия Своего, со всеми святыми славити Его безконечное милосердие, со Безначальным Его Отцем и Святым и Животворящим Его Духом, во веки веков. Аминь.

Молитва (иная)святителю Григорию Паламе, архиепископу Солунскому

Всех православных наставниче и Церкви сияние, отче Григорие, всякаго обстояния нас избави, божественной иконе твоей препадающе верою, свобождая от навождения на нас вражия, ты бо помощник наш являешися и исполняешися и исполняеши присно прошения светло ублажающих тя, на всяко время моляся Трисиянной Троице, Ейже подобает велия слава, честь и поклонение Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Неделя вторая поста, святителя Григория Паламы

Святитель Григорий в истории Церкви известен, прежде всего, как выразитель православного учения о Благодати. Мы часто очень плохо знаем сокровища православной веры и православного богословия. Это касается даже основных христианских догматических истин. Тем более это касается учения святителя Григория о нетварных энергиях. Между тем его учение чрезвычайно важно не только для православного богословия, но и для понимания практической цели христианской жизни. Учение о Благодати самым принципиальным образом отличает нашу Церковь от Церквей неправославных, и, прежде всего, от западного христианства. Не приняв это учение, западное христианство утратило понимание истинной цели и смысла христианского пути. Православная же Церковь сохранила ясное понимание этого смысла до настоящего времени. И этим мы во многом обязаны именно святителю Григорию Паламе.

Святитель Григорий жил в XIV веке в Константинополе и происходил из очень богатой и знатной семьи. Отец его был сенатором, близким другом и советником византийского императора Андроника II Палеолога. Несмотря на свое высокое положение, сенатор Палама был совершенно равнодушен к земной славе, богатству и почестям. Проводя чистую христианскую жизнь, он был делателем непрестанной молитвы Иисусовой. Нередко случалось, что даже и на заседаниях сената он был полностью погружен в нее. Известен такой случай. На одном из государственных собраний император обратился к Паламе с каким-то вопросом. Однако тот не услышал его и никак на вопрос не реагировал. Тогда Андроник, поняв, что он погружен в молитву, сказал придворным: «Не беспокойте Паламу, пусть он молится».

Таким был этот благочестивый муж, и, конечно, в духе православного благочестия и непривязанности к мирским благам он воспитал своих детей. Это видно хотя бы из того, что после смерти отца все члены семьи – мать, две дочери и два сына – в том числе и сам Григорий, приняли монашеский постриг в разных монастырях. Григорию было в то время около двадцати лет. Вместе со своим братом он удалился на святую гору Афон и поселился в известном монастыре Ватопед, где под руководством старца Никодима положил начало своей монашеской жизни. Позже он подвизался и во многих других монастырях и скитах, а также в отшельническом уединении.

После долгих лет монашеского подвига Григорий достиг духовного совершенства и сподобился благодатных даров от Бога. Многие строгие подвижники Афона удивлялись его святой жизни. Молитва его была непрестанной, умиление и сердечный плач достигали такой глубины, что слезы непрерывно текли из его глаз. Когда по временам он выходил к братии из уединения, то все видели, что лицо его светилось каким-то особенным небесным светом. Он имел дар чудотворения и прозорливости, исцелял больных, изгонял бесов из одержимых и сподобился многочисленных явлений святых. Ему являлась Сама Матерь Божия. В житии также описаны явления ему святого великомученика Димитрия Солунского, преподобного Антония Великого, святителя Иоанна Златоуста и апостола Иоанна Богослова. Апостол Иоанн, беседуя с ним, кроме прочего сказал: «По воле Владычицы всех, Богородицы, с этого времени я буду с тобой неотступно». Исполнение этих слов можно видеть в том, что, как и апостол Иоанн, святитель Григорий явился выразителем глубокого и чистейшего православного богословия, которое и сделало его известным в истории Церкви.

Нелишним здесь будет вспомнить и о том, как писали святые отцы свои сочинения. Не нужно думать, что они писали их из одного только своего ума, как, например, пишут научные труды профессора и ученые. Нет, святые писали не просто мысли и умозаключения, но выражали на человеческом языке то, что было открыто им Богом. Будучи движимы Духом Святым, они ясно видели те Божественные тайны и смыслы, которые, находясь в естественном состоянии, человек не видит. Старец Иосиф Исихаст говорит об этом следующее: «Человек, очистивший сердце, получает Благодать и просвещение ведения. Он становится весь – светом, весь – умом, весь – сиянием. И источает богословие, так что если трое будут писать за ним, то не будут успевать». Отсюда видно, что писания святых отцов – это слова откровения, слова Святого Духа. Совершенно бесспорно, что к этой категории принадлежат и творения святителя Григория Паламы. Тем более что писать их он начал не по своей воле, а по прямому повелению Ангела, как и повествуется об этом в его житии.

Итак, проводя подвижническую жизнь, святой Григорий уже не думал ни о чем другом, как только чтобы в удалении от мира и пустынном безмолвии достойно завершить свой монашеский путь. Однако Бог судил иначе и Своим непостижимым Промыслом призвал его совсем к другой деятельности и другому подвигу.

В то время в Церкви возникли очень бурные споры о природе фаворского света, или, по-другому, о природе Благодати. Вопрос стоял следующий: был ли свет, осиявший апостолов во время Преображения Христа, обычным физическим светом, или же он имел какую-то другую природу? Православное богословие утверждало, что фаворский свет был светом нетварной, то есть несотворенной природы. Обычный солнечный свет имеет тварную природу, он есть одно из творений Бога. Тогда как свет Преображения – это совершенно особый свет, которого в сотворенном мире нигде нет. Это свет, исходящий от Бога, он другой природы по сравнению с чем что бы то ни было в нашем мире. Этот свет часто называется в Священном Писании словом «Благодать», а богословы еще называют его нетварной энергией Божества.

Фаворский свет, или Благодать, человек может принимать в себя, и, когда это происходит, естество человека преображается, подобно тому как преобразился Христос и апостолы на Фаворе. Человек тогда становится новым творением – святым, совершенным, богоподобным. Отцы Церкви даже употребляют термин «обожение», который означает, что тот, кто изнутри осиян этим светом, становится как бы богом по Благодати. Так учат святые отцы и православное богословие.

Однако с этим мнением были не согласны еретики, во главе которых стоял некто Варлаам. Это был грек итальянского происхождения, очень ученый, профессор, монах. Он приехал в Византию из Западной Европы и преподавал богословие в Константинопольском университете. Когда возникли споры о природе Благодати, он стал утверждать, что фаворский свет имеет обычную природу, как, например, солнечный или любой другой свет, видимый физическим зрением.

Из учения Варлаама вытекало, что апостолы на Фаворе стали причастниками всего лишь обычного физического света. Ну, может быть, более яркого, более сильного, но все равно естественного и земного. Поэтому ни о каком реальном их соединении с Богом не могло быть и речи. Если же апостолы не соединялись с Богом, то, конечно, и святые не соединялись с Ним, а значит, и для остальных людей это тем более невозможно. Если же соединение с Богом невозможно, то уничтожается главный смысл христианства, который как раз и заключается в таком соединении.

У Варлаама нашлись влиятельные покровители, и лжеучение стало быстро набирать силу. В Церкви начались споры, разделения и смута. Вот тогда и был как бы самим временем, самим историческим моментом востребован святой подвижник и богослов Григорий Палама.

Еще и еще раз следует подчеркнуть, братия и сестры, что православное учение о Благодати имеет огромное значение для нашего спасения и для всей христианской жизни. Можно даже утверждать, что без него христианство вообще невозможно и что если бы ересь Варлаама восторжествовала, то оно было бы ниспровергнуто. Ведь в споре с Варлаамом вопрос фактически стоял так: доступно ли для человека реальное, живое, опытное соединение с Богом или нет. Святитель Григорий говорил: да, такое соединение доступно, – его получили апостолы на горе Фавор, будучи осияны исходящим от Бога нетварным светом. Этот же свет и это соединение получили и прочие святые угодники Божии. Также и мы можем его получить, и именно в этом заключается смысл христианской жизни. Вот что утверждал святой Григорий.

Та несомненная истина, что христианство невозможно без православного учения о Благодати, очень хорошо видна на примере западной Церкви. После того как на Западе отвергли учение святителя Григория, там быстро начинает набирать силу так называемое Возрождение. Между прочим, очень символично, что Варлаам, уехав на Запад, стал там учителем поэта Франческо Петрарки, по праву считающегося родоначальником эпохи Возрождения и Гуманизма. Именно с этой эпохи набирает силу катастрофический процесс падения христианства на Западе, приведший за истекшие века к полному забвению веры, бездуховности и атеизму.

Что же касается Православной Церкви, то она, по милости Божией, избежала такого падения, и обязаны мы этим святителю Григорию Паламе, который все свои силы посвятил борьбе с лжеучением Варлаама. Борьба эта не была быстрой и легкой, она продолжалась около четверти века, до самой смерти святителя. У Варлаама имелось много сторонников среди высокопоставленных церковных и государственных людей. Даже Патриарх Константинопольский Иоанн поддерживал его лжеучение. В борьбе с еретиками святителю Григорию пришлось пережить много скорбного, много гонений и преследований. Пережил он и тюремное заключение и, самое страшное из всего, – отлучение от Церкви. Однако итогом его многолетней борьбы стало полное торжество истины. На нескольких созванных церковных соборах богословие святителя Григория было признано истинным и православным, а учение Варлаама осуждено как ересь и предано анафеме. Варлаам с позором уехал из Константинополя в Италию, где римский папа сделал его католическим епископом. Святой же Григорий был возведен на архиепископскую кафедру города Фессалоники, где продолжал писать сочинения в защиту православия до самой смерти.

Кончина святого была блаженной. В житии повествуется, что за день до смерти, когда Церковь праздновала память святителя Иоанна Златоуста, ему явился сам святитель, который с любовью, как своего друга, звал его к себе. Узнав от него, что на следующий день он перейдет в вечность, Григорий созвал своих учеников, чтобы дать им последнее благословение. Когда он умирал, ученики видели, что уста его что-то шепчут, но не смогли всего разобрать, а расслышали только: «В горняя! В горняя!» С этими словами он предал свою душу Богу. Когда это произошло, лицо его просветилось и вся комната озарилась светом. Кончина святителя Григория последовала 14 ноября 1359 года, в день, предсказанный Иоанном Златоустом. Спустя девять лет он был причислен к лику святых на Константинопольском соборе при Патриархе Филофее, который написал житие и службу святителю. Память его Церковь совершает в день преставления, а также во второй воскресный день Великого поста, который иногда называют вторым торжеством православия.

Из книги проповедей священника Иоанна Павлова «В начале было Слово»

Ссылка на основную публикацию